Электронная библиотека азбогаведаю.рф

:: Сайт Бородина А.Н. http://азбогаведаю.рф:: АЗ БОГА ВЕДАЮ! :: Электронная библиотека аудиокниг, электронных книг, видеоролики, фильмы, книги, музыка, стихи, программа,Ник Перумов,Гибель богов, Книга Хагена,азбогаведаю.рф



— Тревожные вести с Гнипахеллира, мой тан.
Лошади брели по самой кромке прибоя. Волны лениво лизали край отлогой каменистой осыпи; за ней круто уходили в поднебесье серые тела скал. Камень иссекли трещины, где уже успели укорениться карликовые сосны. Острые каменные клыки, излюбленное оружие Океана, тут и там торчали над водой, то покрываемые волнами, то вновь обнажавшиеся. Пахло гнилыми водорослями, в воздухе парили чайки.
Шестеро всадников в плотных серых плащах из грубой шерсти ехали парами вдоль берега. Четверо — с длинными мечами на левом боку, у пятого клинок был закреплен за спиной и рукоять торчала над правым плечом; шестой довольствовался здоровенной сучковатой дубиной. Головы путников покрывали одинаковые валяные шапки, подобные тем, что носят кузнецы, чтобы не подпалить волосы. По лицам никто бы не смог определить их звания и занятия; все, как один, были загорелыми мужами в расцвете сил; привычкой к оружию они напоминали королевских гвардейцев Видрира, покроем одежды и обращением между собой — свободных общинников с окраин Железного леса, конскими седлами и сбруей — табунщиков Рогхейма.

— Тревожные вести с Гнипахеллира, мой тан, — вполголоса произнёс один из всадников, обращаясь к спутнику с притороченным за плечами мечом. Воин с клинком на спине только что присоединился к остальным; он коротко кивнул, давая заговорившему знак продолжать.
— Карлы Рёдульсфьёлля вновь жгут леса Ялини. Дым застлал северное небо, и птицы, обезумев, разбиваются о скалы во тьме. Гарь достигла жилища Гарма. Он пробудился.
Недобрые слова отзвучали. Тот, кого говоривший назвал таном, выслушал известие молча, только голова его едва заметно склонилась.
— Что слышно ещё? — отрывисто бросил он.
— Нестроение в Химинвагаре, — сказал другой всадник. — Владетель Хьёрлейв пошёл войной на Видрира.
— На Видрира? — Предводитель поднял бровь. — Вот уж не ждал такого от Хьёрлейва! Он, оказывается, отчаянный смельчак!
— Был слух, — понижая голос, продолжал человек, — неверный и смутный, его разносили Ночные Всадницы… Слух, что к Хьёрлейву прибыл тайный посол с острова Брандей!
— Остров Чёрных Магов — страх всей земли, — пробормотал тан. — Что они там унюхали, пожиратели падали, хотел бы я знать? Но продолжай! Была ли уже битва?
— Когда мы выезжали из Эрвасунда, Видрир лишь начинал собирать полки. Хьёрлейв перешёл реку Хатор на северной границе Хранимого Королевства.
— Ясно, — уронил тан и замолчал, нахмурясь. Его спутники терпеливо ждали, пока он размышлял.
— Лодин! Канут! Исунг! Вон за той скалой вы повернёте по тропе к бору Балле и дальше, трактом, — к мысу Ставнес. Туда гномы должны доставить оружие. Примите по счету — им уже заплачено вперёд. «Драконы» подойдут к мысу через три дня, считая от этого. Грузите оружие и уходите на Хединсей. Фроди и Гудмунд! Вы проводите меня до Живых скал. Оттуда повернете к Рёдульсфьёллю. Ищите Хранителей Покрывала Ялини! Предупредите их о проснувшемся Гарме. Когда исполните это — идите на запад к заливу Унавагар. Там селение. Не жалея золота, купите ладью и выходите в море. Вам нужно достичь Хединсея, пока буря не разразилась. Ждите меня на острове до следующей луны. Если я не вернусь — забирайте Ильвинг… и — ищите себе и дружине новые земли. Слушайте моего Учителя… Помните, все вы поклялись Восемью Железными Гвоздями Врат Нифльхеля, что будете служить моему сыну!
— Мы помним, о тан, — глухо сказал один из всадников по имени Фроди, державший поперек седла могучую палицу. — Мы сдержим клятву или пойдём в Хель, презираемые всеми. Но, мой тан, мы никогда не задаем вопросов, однако сейчас дерзну спросить: зачем ты ищешь верной смерти у Живых скал? Оттуда не возвращаются.
— Выполняй приказ, Фроди, и вы все тоже! — жестко ответил тан, обрывая разговор. Он тронул поводья; заметно помрачневшие всадники двинулись следом.

На востоке едва-едва начинали появляться лишь самые первые признаки рассвета, повсюду — в оврагах, ложбинах и распадках — ещё лежала ночь. Невысокая стройная фигурка бесшумно пробиралась между деревьями, спускаясь к чуть журчащему ручью. У самой воды она остановилась, нагнулась над руслом, опустив в поток две узкие ладони. Ноги в мягких кожаных полусапожках бесшумно ступали по прелой хвое. Губы безостановочно, едва слышно произносили слова, слова складывались во фразы, и с каждой новой строфой мерно падающих двустиший на дно глубокого, заросшего молодым лесом оврага словно вновь возвращалась Тьма. Очертания корней, стволов, сучьев дрожали и расплывались, будто подернувшись туманом; ручей журчал всё глуше и глуше, точно погружаясь в сон; узкие ладони медленно двигались над глиняной чашей, полной до краёв только что зачерпнутой воды.
Герои давнишних дней, сражавшиеся против ратей молодых богов в битве на Боргильдовом поле, знали, как поступить, увидь они девушку в овраге; Маги острова Брандей оказали бы ей покровительство.
Человек в сером, со скрытым мягкой маской лицом молча и неподвижно следил за происходящим. Его рука держала четырёх лучевую стальную звёздочку с острыми, как у меча, краями. Он не шептал заклятий, веря более своему оружию, чем Силам Дальним и Древним. Он не умел понять многого из того, что видел глазами, слышал ушами и постигал разумом, — и потому не боялся. Ему было интересно. Он медлил.
Вода в чаше подёрнулась ледком, раздалось змеиное шипение. Корни зашевелились, извиваясь, точно пытались вырваться прочь из земли; девушка мелкими-мелкими шажками двинулась вокруг сосуда. Руки раскинулись в стороны, слетела грубая, бесформенная шапка, рассыпались густые, коротко и неровно подрезанные тёмно-русые волосы. Каждое двустишье падало, как удар молота. Лёд начал багроветь, словно по нему потекла человеческая кровь.
Человеку в сером пришлось сжать волю в кулак, чтобы не поддаться внезапно нахлынувшему страху. Ему казалось, что в глаза попала вода: окружающее вдруг расплылось и стало нерезким. Всё шло, как и описывал Настоятель. А он говорил, что ждать конца обряда нельзя ни в коем случае.
С коротким и резким выдохом-вскриком девушка ударила кулаком правой руки в чашу. Лед треснул, вверх взметнулись багровые брызги. Тонкое тело изогнулось дугой от боли, голова запрокинулась, казалось, она теперь ничего не видит и не слышит.
Воин в сером коротко взмахнул рукой — и смертельная звёздочка полетела прямо в открывшееся белое горло.
Но ещё быстрее оказались нежные узкие ладони; зачерпнув из чаши огненную влагу, они плеснули её навстречу летящему убийственному оружию. Металл вспыхнул, точно тонкая бумага, мгновенно рассыпавшись незримым пеплом.
Раздался жуткий хохот. Никакой человек, даже самый грубый или злобный, не смог бы так рассмеяться. Воин в сером окаменел, даже не взявшись за эфес короткого кривого меча у пояса. Из чаши прянул поток жидкого пламени, тут же охвативший человека с головы до пят. Он упал безмолвно — и огонь, повинуясь властному жесту тонкой белой кисти, тотчас исчез, скрывшись обратно в чашу.
Смеявшаяся наклонилась над поверженным. Руки с неженской силой вертели тяжёлое тело, однако на нём не нашлось ни знаков, ни гербов, ни амулетов. Кривой меч, окинув кратким взглядом, отбросили в сторону — ничем не примечательный клинок, людское изделие. Однако, после того как не ответивший ни на что труп швырнули в сердцах оземь, меч вновь подобрали. Едва касаясь стали, нежные пальцы легко пробежали по клинку раз, другой, третий… Дрогнули губы; повинуясь Словам Силы, в чаше вскипел и забурлил жидкий огонь. Клинок погрузили в пламя, однако он не растаял и не расплавился, как любое иное человеческое оружие; его внезапно залила густая чернота — так на допросе молчит сильный духом, надменно отворачиваясь от палачей.
Но и этого оказалось достаточно. Глаза полыхнули несдерживаемой ненавистью; ногти впились в ладони. Теперь она знала. Голова вновь запрокинулась, на шее набухла синяя жила, из горла вырвался полный смертной угрозы вой — так волчица клянется отомстить за своих щенков. Движение руки — и чаша затянулась плотной коркой, похожей на запекшуюся человеческую кровь. Сосуд с огнём скрылся в заплечном мешке, и кусты с лёгким шорохом сомкнулись за ушедшей. Ночная Всадница взяла след. Он приведёт прямо к оплоту врагов её госпожи и наставницы.

Фроди и Гудмунд горячили коней, спеша на северо-восток, где за невысокой цепью старых, полустёртых водой и ветром гор лежали области Рёдульсфьёлля, цветущего сада Ялини, Властительницы Зелёного Мира. Когда-то унылая и бесплодная земля превратилась в символ могущества богини, покрывшись за десятилетия её упорного труда прекрасными, невиданными, растущими только здесь деревьями, кустами и травами. Обо всём этом и о борьбе Ялини с упрямыми карликами, твердолобо и угрюмо отстаивавшими своё право жить на исконно принадлежащих им землях по законам и обычаям предков, подробно рассказано в «Оживлении Рёдульсфьёлля».
За много миль до границы заповедных краев воины уже видели заткавшие всё небо облака дыма. Низкие, подпитываемые тысячами и тысячами поднимавшихся ввысь серо-чёрных столбов, облака эти нависали недоброй завесой, стремящейся навсегда скрыть солнце от мира. Ветер рвал в клочья их края, однако снизу подпирали новые клубы, и бреши тотчас заполнялись. Фроди и Гудмунд переглянулись и пришпорили лошадей.
Им оставалось миновать последнюю лесистую долину — ворота в Рёдульсфьёлль, и они решили не останавливаться на ночлег. В этих диких краях, среди редких людских поселений, бродили существа древние, могучие и недолюбливавшие пришлых, а потому рисковать не стоило. В случае чего — днём добрые кони вынесут.
Дорога делала крутой поворот. Всадники послали лошадей по её внешнему краю, чтобы невзначай не столкнуться с кем не надо нос к носу. Миновали ольшаник — и глазам их открылась странная компания, усевшаяся прямо на поваленное поперёк дороги дерево.
Болтая ногами, обутыми в сапоги красной кожи, оживлённо переговаривались между собой пятеро низеньких древесных гномов; на коленях у каждого лежал лук. Что-то бормоча себе под носи вращая круглыми жёлтыми, как у совы, глазами, мохнатой грудой возвышался болотный тролль; устало уронив на колени длинные натруженные руки с плоскими мозолистыми ладонями, молча сидел кобольд; и у самого края замер, напряжённый и прямой, эльф в дивных лазоревых доспехах, державший наперевес узкий и длинный клинок, играющий всеми цветами радуги. За его спиной виднелся альв;[1] его одежду покрывали десятки, даже сотни искусно нашитых стальных оперённых игл, рядом лежал заряженный одной из них самострел.
С подобным обществом ещё ни разу не сталкивался ни один из воинов тана Хагена; должно было случиться нечто невероятное, чтобы все эти существа собрались вместе. Фроди и Гудмунд натянули поводья.
— Позвольте пройти нам, почтенные! — произнёс Фроди на принятом в общении между людьми и нелюдьми языке, смешанном из словечек самых разных рас. Разумеется, он не питал никакого почтения к болотному кровопийце-троллю, да и к шкодливым древесным гномам тоже, не в пример их дальним горным сородичам, великим искусникам и мастерам.
— Вам туда прохода нету, — проворчал в ответ кобольд. — Свара там идет нешуточная. Магию в дело пустили. Мы тут для того и сидим — путников оберегать.
Ясно, что главенствовал здесь не кобольд; и Фроди, спешившись, с поклоном обратился к эльфу. Разумеется, он не знал и не мог знать тайных эльфийских наречий, да и самого Перворождённого видел лишь третий раз в жизни — они крайне редко появлялись в людских областях, а где жили сами — то знало лишь малое число Мудрых.
— Мы явились сюда не праздно, — говорил Фроди. — Нам нужно отыскать Хранителей Покрывала Ялини. (Вся компания встрепенулась и тотчас насторожилась.) У нас важные вести для них. Разреши же нам проехать!
Эльф поднял большие, затуманенные тяжёлой думой глаза. Коротко взглянул на воина — как ножом пронзил — и снова отвёл взгляд.
— Ты служишь тану Хагену, — не то спросил, не то оповестил остальных своих спутников эльф. — Хорошо… можете продолжать путь. Но в Рёдульсфьёлле война… рассчитывайте только на себя.
Он вдруг замолк на середине фразы: в лесу заполошно взволновались сороки, а спустя секунду из кустов упругим комком выкатился ещё один гном.
— Идёт! Идёт! Идёт! Прямо сюда! Идёт! — завизжал он, едва переводя дыхание.
— Думаю, вам лучше сейчас же уехать. — Глаза эльфа холодно блеснули. Его разношерстный отряд уже успел рассыпаться и затаиться. Альв — судя по всему, из Преданных — медлил, держа наготове самострел и ожидающе смотря на эльфа.
— Если вы в опасности, долг наш — сражаться рядом с вами, — твёрдо ответил Гудмунд, обнажая меч.
— Глупец! — потеряв терпение, возвысил голос эльф. — Мы караулим вставшую на след Ночную Всадницу! Вы здесь — помеха, а не помощь! Уходите, и да хранит вас Ямерт!
Мелодичному, исполненному могучей силы голосу, повелительному взгляду синих, как море, глаз невозможно было не повиноваться. Что-то магическое содержали в себе слова Перворождённого; Фроди покорно кивнул и повел коня в обход поваленной лесины, хотя в жизни своей он не склонялся ни перед кем, кроме тана Хагена, которого сам добровольно признал сильнейшим.
Однако уехать они не успели. Словно соткавшись из воздушных слоев, на дороге беззвучно возникла окутанная зелёным плащом стройная фигурка; капюшон был откинут, и воины Хагена окаменели: какая же это Ночная Всадница — милая, кроткого вида, разрумянившаяся девушка, совсем молоденькая, с короткими тёмно-русыми прядями. Только вот откуда этот странный кривой меч у пояса?
Сверху бесшумно упала плотная сеть двойной вязки, однако, прежде чем она накрыла ту, кого эльф назвал Ночной Всадницей или, попросту говоря, ведьмой, та успела поднять над головой Чашу, тотчас исторгшую из себя поток огня. Верёвки вспыхнули, в один миг обратясь в пепел.
И тут же чистый и мощный голос эльфа произнёс заклинание. Фроди услышал в нем гул сокрушающих преграды горных потоков, рокот катящихся вниз лавин, рёв беснующихся штормовых валов; заклинание рухнуло на Ночную Всадницу, как при землетрясении падает крыша дома на ничего не подозревающих обитателей.
Ни Фроди, ни Гудмунд не знали, почему Ночная Всадница так легко приняла этот неравный бой — ведь теперь, после Окружающего Заклятья, она уже не могла из него выйти, — вместо того чтобы спокойно обойти преграду лесом и продолжить путь, как поступили бы они, бывалые воины.
Капли жидкого огня, бестрепетно зачерпнутого узкой ладонью, полетели во все стороны, и там, где они падали, тотчас же взвивались рыжие языки пламени. Только теперь Фроди сообразил, что сейчас они видят нечто совершенно немыслимое — все Ночные Всадницы боялись Жгущего, изначально чистого божественного начала, а эта… Как, во имя милосердного Ямбрена, она овладела Огнём?
Гудмунду показалось, что те мгновения он думал именно так; на самом же деле изумление пришло много позже. Они с Фроди едва успели броситься ничком на землю, как вокруг них всё заполыхало — счастье ещё, что капли струящегося пламени не попали на одежду или доспехи.
Из-за дыма воины Хагена не увидели, что произошло дальше. Слышался многоголосый рев, вой и визг, хлопали тетивы; затем всё неожиданно стихло.
Ошарашенный Фроди поднял голову. Как под сильным ливнем, огонь быстро угасал, словно повинуясь беззвучной команде; синеющие уголья злобно шипели. Весь отряд охотников тоже оказался здесь. Обугленной грудой лежал мёртвый тролль — морда вниз, лапы раскинуты: подле него — гномы, обгоревшие, похожие на уродливые головешки. Кобольд сполз в канаву, словно прячась, и там испустил дух. А прямо перед ещё дымящимся стволом дерева, которое перегораживало дорогу, лежали рядом эльф и альв — на вид целые и невредимые, словно спящие; однако и они были мертвы — или умирали; рука альва ещё сжимала разряженный самострел.
Фроди склонился над эльфом. На теле Перворождённого он не увидел ни единой раны — и всё же тот погибал. В растерянности, не зная, чем и как помочь, люди застыли над ним.
Эльф медленно поднял веки. Глаза по-прежнему смотрели пронзительно и строго, но с каждым мигом жизнь уходила из них; неосознанно Гудмунд приблизил ухо к едва заметно шевелившимся губам.
— Кто-нибудь… доберитесь до долины Бруневагар. Там — собрание. Предупредите… настоятеля…
Эльф едва слышно вздохнул и отошёл. Ночная Всадница исчезла.
Смертный грех для истинного воина оставить без погребения тело храбро сражавшегося — Фроди и Гудмунд задержались. Неузнаваемые, дочерна обгоревшие тела гномов забрала их плачущая родня — несколько десятков лесных обитателей; они же помогли дотащить тролля к его упокоищу — глубокой болотной яме среди гиблой трясины, где он обитал; кобольда приняли в себя скалы — крошечная пещерка, наглухо замурованная после этого. Эльфа же и альва воины Хагена положили на поспешно сколоченный плот и пустили его по тихой лесной речке. Таков был закон: где бы ни настигла Перворождённого гибель — упокой его в ладье или просто на плоту и доверь этот скорбный груз даже самому крошечному ручью — вода пронесёт эту ношу через все извивы и коряги, доставит к морским побережьям, откуда, говорят, эльфы уходят невидимками на Закат, вслед за своими телами, чтобы там, в дивных незнаемых землях, родиться вновь.
— Где это — Бруневагар? — мрачно спросил у спутника Фроди.
— Семь или восемь дней пути отсюда на восток, — откликнулся Гудмунд. — Я слыхал о тех местах. «Собрание» — это скорее всего монастырь, который там стоит ещё со времен Второго Вторжения Ракота.
— А, вспомнил! — хлопнул себя по лбу Фроди. — Но это… странный край.
— Странный, и чужаков там не любят; и всё же их надо предупредить. Не люблю я этих Всадниц, что бы тан ни говорил.
— Да, он не велит их убивать — только защищаться, — кивнул Фроди. — Но у нас приказ. Забыл про Хранителей?
— Не забыл! Но сдаётся мне — эта пламенная чаша ещё натворит бед… Вот что, друг, — разделимся! Я еду в монастырь. Не возражай! Перед таном я отвечу сам.
Фроди только крякнул: он знал, что отговаривать своего спутника бесполезно. Гудмунд повернул коня к Восходу.

Я стоял, опершись на узорные серебряные перила, и молча смотрел вниз, где виднелись смутные очертания Мира, подёрнутые облачной дымкой. В этот миг там, подо мной, в пределах Смертных земель, вдали от ажурных парапетов Замка Всех Древних, что на самой вершине Столпа Титанов, в жалкой лачуге нищего рождался мой Ученик.
За спиной чуть слышно даже для моего уха перезванивались тонкие хрустальные колокольчики — Жребий брошен, человеческая судьба выпадала из предначертанного прочим Смертным круга. Мой Ученик! Я ждал долгие десять веков — пока остальные делили власть. Но Закон Жребия неумолим — Маг не может не иметь Учеников, орудий для познания им Мира и для своего влияния на Мир. Совет Поколения может лишь отлучить его — на время. Я получил наивысший срок. Думаю, Макран и Эстери охотно покончили бы со мной — не будь убийство Мага Магом невозможным по Заветам Древних, обходить которые пока не научился ни один из волшебников моего Поколения… Всё, что смогли сделать эти двое, — побудить Совет осудить и отлучить меня. Однако срок изгнания истёк, и я вернулся, став куда сильнее, чем они ожидали. Пройдя змеиными тропами и мышиными норами, воздушными путями стрекоз и незримыми трактами духов, побывав на Восходе и на Закате, говоря с альвами и карликами, гномами и эльфами, людьми и гоблинами, троллями и гарридами, хедами и кобольдами, вступив даже в запретные области Призраков, я вернулся обратно — со Знаниями. В источающих смертельную заразу болотах Юга бескостные серые существа открывали мне тайны своего происхождения; дальние потомки Лунного Зверя, лунные волки, долгими ночами в усеянных костями ущельях Бьёрсвердена выдавали мне секреты своих преображений; чёрные, схожие с исполинскими червями создания в бездонных провалах Морайи, шипя, повествовали о путях в Хель, о Законах Чёрного Тракта. Я беседовал с мертвецами, лишёнными покоя, с колдунами и шаманами Смертных, которым немало открыли в своих откровениях Древние. Мои собственные сородичи закрыли мне пути к Тайному — я поневоле отыскивал иные дороги. Я узнал многое. Я стал иным. Поняли ли это остальные?
В извивах неба родился ветер, пронёсся над башнями Замка, играя прихотливыми флюгерами. Затихая, всё ещё переговаривались колокольцы. Плыли внизу облака…
Кто-то бесшумно появился у меня за спиной, и я тотчас напрягся, не торопясь оборачиваться. Проклятье, она, опять она! Что ей нужно на этот раз? Новая игра?..
— Поздравляю, Хедин, — услышал я ее голос, мягкий, обволакивающий и в то же время настолько открытый, что, казалось, им невозможно было лгать. Она радовалась за меня? Приложив столько усилий к тому, чтобы похоронить без остатка все мои прежние начинания?
— Если бы это сделал кто-то иной, не я, ты забыл бы обо всём в жажде отомстить, — негромко заметила она, не скрывая, что прочла мои мысли — забывшись, я думал не таясь, как человек. — Я надеялась, что мне ты мстить не станешь… или, по крайней мере, начнёшь не сразу, а, остыв, поймёшь, что никому из Совета — и мне в том числе — твоё безрассудство не оставило иного выхода.
— Сигрлинн! — Признаюсь, я с трудом выговорил её имя. Однако теперь она уже ничего не могла прочесть у меня в сознании. — Давай не будем о прошлом. Что сделано, то сделано, и никто не сможет изменить минувшее. Я не раскаялся, не забывай.
— Неужто ты думаешь, что я стала бы говорить с тобой, отрекись ты от самого себя? Ты таков, какой есть.
Волшебница Сигрлинн. Одна из самых могущественных среди нашего Поколения. Глубоко проникшая в тайны Высшей Магии; одна из четырнадцати, что составляют Совет Поколения… и — в прошлом мой главный противник, которая повергла во прах твердыню моих Учеников, взорвала так долго создававшуюся мной Ночную Империю; а на руинах моего детища она воздвигла своё любимое Хранимое Королевство.
А когда-то, на самой заре нашего Поколения, Сигрлинн была моей возлюбленной.
— Так что же дальше? — не выдержал я. — О чём пойдёт у нас речь? Вспомним, как возводили Голубой Город и не знали, что такое раздор? Или, быть может, побеседуем о чем-нибудь не столько отдаленном? У меня есть что порассказать! Например, как выжить среди вечных льдов Хверьелунда, волею справедливого Совета оставшись без власти над Огнём! Послушай — глядишь, пригодится…
Она остановила меня жестом, но не гневным, не презрительным, а показавшимся мне исполненным сожаления.
— Зачем ты говоришь так, Хедин? — Она укоризненно склонила набок голову. — Скажи лучше, что будет с этим твоим Учеником? Ты ведь наверняка измыслил для него нечто необычайное!
По Закону Древних ни один Маг не смеет вмешиваться в дела между другим Магом и его Учениками; даже Совет не имел на это права.
Я не мог понять, зачем ей нужен этот разговор.
— Не молчи, — вдруг попросила она. — Ты закрылся, я не знаю, о чем ты сейчас думаешь, но все твои ссылки на Кодекс Золотого Круга я могу привести и сама. Давай оставим все эти законы и уложения! Мне просто интересно; и ты ведь знаешь: я никогда не предавала тебя и не била в спину. Я послала тебе вызов по всем канонам Древних — за двадцать один день до войны. И до этого…
— До этого! Какое это теперь имеет значение! — Наверное, я не сдержал горечи и тотчас заметил в глазах Сигрлинн нечто вроде удовлетворения. Похоже, она забавлялась отыскиванием прорех в броне моего спокойствия.
И тут мое терпение лопнуло. Я пошёл вперёд с открытым забралом, как в былые годы.
— У меня будет Ученик, — медленно сказал я, глядя ей прямо в глаза. — Ученик, который оставит далеко позади всех прочих. Я дам ему то, чего не давал ещё никому; он станет великим воином, знатоком боевых и магических искусств; я научу его чувствовать жажду познания и утолять её; и он воздвигнет Царство, невиданное в истории Смертных!
Моя горячая тирада была прервана гримасой разочарования на лице Сигрлинн. Я осёкся, как осекался и раньше, едва замечая малейшие признаки её неудовольствия. Она покачала головой, отводя взгляд.
— И это всё? — разочарованно протянула она. — Я не услышала ничего нового; я ждала большего, Хедин! Неужели у тебя в голове одна только война?
Я прекрасно знал, что Сигрлинн имеет в виду.
— А что ещё, кроме войны, может служить достойным занятием мужчины? — поддразнил я её, изо всех сил стараясь, чтобы каждое слово казалось прорвавшейся наконец на поверхность, давно вынашиваемой тайной мыслью. — Война есть вершина человеческого духа и судьбы! И я уж постараюсь, чтобы на сей раз ничто не помешало бы моему Ученику подняться к вершинам славы! А какая мне от этого будет польза — это, прости, пока секрет. Хоть ты и послала мне вызов, но, сама понимаешь…
— В чем твоя сила, — неожиданно спокойно произнесла она, — никогда не поймёшь, говоришь ли ты серьезно или шутишь. Но неужели прошлое тебя ничему не научило? Ты создавал бойцов, могучих и сильных, они одерживали победы — но затем всё кончалось ужасными разгромами и реками крови твоих последователей!
Здесь она ошиблась — взяла неверный тон. Я терпеть не могу слушать поучения.
— Предоставь решать это мне, — огрызнулся я. — Почему все женщины вообще — и волшебницы в частности — так любят совать свой нос в чужие дела? Я не я буду, если не подскажу моему Ученику держаться подальше от вашей сестры!
— Уж не потому ли ты собираешься сделать отданного тебе аскетом, что сам не больно-то снискал успеха у нашей, как ты выразился, сестры?
Удар ниже пояса.
— Я не вмешиваюсь в то, как и чему ты учишь своих воспитанников, — закипая, ответил я. На скулах против воли вспухли и затвердели желваки. — Так что и ты оставь меня в покое!
— Я-то оставлю, Хедин, — отчего-то грустно ответила она. — Другие вот не оставят…
— С другими я сам разберусь! — отрезал я.
— И уйдёшь в изгнание, как в прошлый раз? Смотри, Мерлин может пойти и на большее… Разве когда-нибудь она допускала, чтобы последнее слово в споре оставалось не за ней?..

Сигрлинн исчезла — то ли растворилась в воздухе, как она любила делать, отправляясь на землю, то ли избрала иной, неведомый мне путь; я так и не понял, куда она делась, во всяком случае, на Совете ее уже не было.
Я постепенно успокаивался. Сигрлинн — кто она теперь? Бывший враг, который даёт понять, что не против прекратить вражду? Старый друг, пытающийся не дать мне совершить роковую ошибку?.. Однако тут грянул Большой Замковый Колокол, и все посторонние мысли мигом вылетели у меня из головы.
Ожил колокол, отлитый в века столь давние, что даже Древним события тех времён казались одной лишь сказкой. Сколько же лет я не слышал этих гордых и властных созвучий, плывущих в беспредельности Срединного Неба! Я совсем забыл об их действии на таких, как я: голову сжали тиски тупой, давящей боли — Совет ещё не до конца снял с меня вердикт виновности. Если бы я приблизился к Замку в дни изгнания, до истечения его срока, звуки Колокола просто свели бы меня с ума.
Кровавая муть, застлавшая мне глаза, отступала медленно, точно нехотя. Меня согнуло в три погибели, лицо заливал пот. Без телесной оболочки Магу не обойтись: но, Великий Дух, сколько же от неё порой неудобств!.. Впрочем, равно как и удовольствий.
— Хедин, Познавший Тьму! — раздался идущий отовсюду и ниоткуда холодный голос, впервые за тысячу лет поименовавший меня вместе с титулом. Великий Мерлин, Глава Совета Поколения. Точно так же, без всякого чувства, он произносил слова приговора в злые дни моего разгрома. С силой Мерлина я при всём желании не мог здесь бороться. Пока не мог.
Каменные плиты разошлись. Я увидел знакомый до мелочей, ни в чем не изменившийся Зал Совета: огромный стол чёрного дерева в середине; тканные золотом и серебром гобелены с гербами членов Совета на стенах; хрустальный Шар Жребия на мраморном постаменте в глубине; и тринадцать пар глаз, в упор смотревших на меня. Лишь тринадцать, потому что четырнадцатой, Сигрлинн, не было на Совете.
Я сжал зубы. Противостояние началось — а ведь я ещё не перешагнул порога.
Ни один из них не верил мне. Они не могли изменить скрепленного Печатью Вечности решения — только поэтому я стоял здесь, а не висел, прикованный, в одной из Нижних Земель… Второй раз они не остановятся и перед этим, понял я. Пошлют Астрального Вестника к самому чертогу Предвечных Владык за разрешением — так они уже расправились с Ракотом.
Но пусть не я первым нарушу этот мир, хотя бы и худой! Повинуясь строгому этикету, я поклонился, коснувшись правой рукой сердца. Под ногами вспыхнула серебристая дорожка — от порога к самому Шару Жребия.
Я сделал несколько первых шагов. Отчего-то они оказались очень трудны, голова кружилась, в виски толчками билась кровь. Я всеми силами заставлял себя держаться прямо, и уже где-то глубоко внутри начинала закипать шалая, неистовая радость, постепенно пробиваясь в верхние слои сознания, — я словно выходил из затхлого болота миражей на твёрдые камни реального мира. Ученик! Для меня это слово гудело мириадами органных труб, полыхало всеми пламенами Вселенной и Светом Обетованного. Я вновь вернулся к жизни, я жил!
Тринадцать пар очень спокойных, бесстрастных глаз ловили каждое моё движение; я ощущал сильное давление чужих мысленных взглядов. Пришлось закрыться — хоть я и знал, что это лишь усилит подозрения. Вдобавок если за дело возьмется сам Мерлин… Конечно, я мог здесь оборониться и от него, но в этом случае секрет моей новой защиты стал бы известен и ему; нельзя недооценивать силы Великого Мага. И хотя я чувствовал его внимание, чувствовал его острый, проникавший всё глубже и глубже в меня взор, я ограничился обычной нашей магической обороной, что против Мерлина — как замок на двери давно заброшенного дома от настоящих воров.
— Познавший Тьму, срок определённого тебе наказания истёк, — не вставая, говорил Мерлин, глядя мне прямо в глаза, так что едва хватало сил не отводить взгляда. — Более лишать тебя права учить мы не можем. Я не слишком надеюсь на твоё исправление и говорю об этом открыто, во всеуслышание. Должен предупредить тебя: если ты вновь вернёшься к старому, то против тебя выступит уже не только одна Сигрлинн. Я пойду сам и не пожалею сил для посылки Астрального Вестника за разрешением на должную кару — если ты вновь взбунтуешься. Не советовал бы тебе следовать путем Ракота. А сейчас, — даже теперь Мерлин, в нарушение всех обычаев и традиций, не поднялся, чтобы вместе со мной достать Зерно Судьбы из Шара Жребия, а, напротив, демонстративно поёрзал в кресле, устраиваясь поудобнее, — иди и возьми принадлежащее тебе по Закону Древних! Клянусь Лунным Зверем, если бы не этот Закон — ты не стоял бы здесь.
Мерлин никогда не унижался до обманов, засад и внезапных нападений из-за угла. Я не удивлялся его злым словам, хотя они тоже звучали сейчас дико: наказания, и достаточно суровые, бывали у нас и раньше; но по истечении их срока все — и Мерлин в числе первых — старались обращаться с оступившимся как можно сердечнее и теплее, ни словом, ни взглядом не напоминая о прошлом. Мне, как я уже сказал, дивиться не приходилось. Мерлин не зря носил титул Великого. Он знал то, до чего ещё долго не сможет додуматься ни один из сидящих сейчас за Столом Совета, — что я не успокоюсь, пока не займу — как самое меньшее — его собственное место или пока не окажусь извергнут из пределов этого Мира.
Мне нужно осуществить слишком многое; задумано небывалое, и для этого мне — как первая ступенька — нелишне было бы место Главы Совета. И если бы Мерлин не произнёс только что прозвучавших слов — мне было бы нелегко поднять на него оружие. Теперь наоборот. Война объявлена. Тринадцать, составляющих Совет, оповестили меня, что не допустят ни одного моего шага в сторону от общепринятого для Мага. Ну и отлично! Попробуйте остановить меня на сей раз!
Я храбрился, зная сам, что до поры до времени на все мои начинания хватит двух-трех членов Совета, правда, им придётся изрядно повозиться; но если Мерлин сам покинет свой Авалон, мне несдобровать. Странное дело — все эти мысли вспыхнули в сознании тотчас, как будто я долго и упорно размышлял об этом, а ведь, ступив на плиты Воздушной Пристани Замка Всех Древних, я был убежден, что с Советом враждовать не придется, разве что с Макраном и Эстери. Но лгать себе — последнее дело, и тогда я подумал так:
«Ты всегда понимал, что, несмотря на возвращение из изгнания, тебя уже никогда не простят. Понимал, но не признавался себе в этом. Что ж, лучше поздно, чем никогда».
И тотчас же мне пришлось погасить все мысли об этом — потому что бесцеремонно пробирающийся к моему сознанию Мерлин уже почти одолел последние барьеры моей защиты. Но я недаром так долго странствовал среди Смертных. Люди, словно в возмещение за краткость их земного пути, порой наделяются странными талантами, один из них — искусство внутреннего молчания и молниеносной смены мыслей. Я прибег к нему, сохраняя свой заветный секрет новой защиты на черный день, и Великий Мерлин если что и прочитал в моем сознании — так лишь досаду на чересчур назойливое внимание.
Я остановился перед Шаром Жребия. Зерно Судьбы Ученика, назначенного мне Предвечными, багрово светилось. Оно уютно лежало в своём хрустальном гнезде, пульсируя в такт сердцу нерождённого, ещё не вышедшего из материнской утробы. Я вгляделся в Зерно: никогда ещё его цвет не был так схож с цветом крови. Это будет воин, великий воин, понял я. Хозяева Судьбы ничего не скрывали. Но, Всемогущие Древние, сколько же в нём от рождения жестокости! Это хорошо. Это значит, что он сразу воспримет мои уроки — поскольку они ответят его внутренней потребности. Трудно пожелать себе лучшего Ученика для задуманного мной Дела.
Колокольчики умолкли окончательно. Выбор сделан, осталось взять Зерно. Я медленно протянул к нему руку, сосредоточенно вспоминая, как всё это происходило в последний раз. Но тогда мне помогал Мерлин, как и положено, а сейчас Глава Совета лишь холодно и отстранённо наблюдал.
И тут меня осенило. Я понял: они хотят, чтобы я погубил своего Ученика прямо при его рождении! И всё пойдёт по Закону — Маг, не сумевший взять Зерно, на достаточно долгий срок лишался права взять следующее. Конечно, это время показалось бы весьма незначительным по сравнению с моим изгнанием — что такое сто лет рядом с тысячью?
Что ж, я принял вызов. Ничего иного мне не оставалось. Медленно, очень медленно я коснулся Зерна — и у женщины-нищенки в полуразвалившейся хижине начались родовые схватки.
Всеми силами сознания я потянулся туда — и тотчас увидел жалкий, сколоченный из обрезков горбыля колченогий стол и выщербленную, потрескавшуюся утварь, постель — груду невообразимо грязного тряпья — и женщину, стонущую на этом тряпье. Рядом с ней никого не было.
Я не имел времени досадовать на Жребий или проклинать Мерлина; когда рождаются Ученики Магов, людские роды неизменно тяжелы и многократно опаснее обычных, зачастую матери погибают — а вместе с ними нередко и дети.
Всеми своими силами я постарался пригасить зловещее сверкание Зерна, разгоравшегося внутренним огнём, и мне это удалось, хотя чувство было такое, словно я голыми руками хватался за докрасна накалённый металл. Женщине на время полегчало.
Но этим я выиграл только несколько минут; задача по-прежнему оставалась нерешенной, и никаких путей к её решению я тоже не видел. Оставалось только одно, запретное средство — запретное не только для меня, но и вообще для всех нас, даже для Мерлина. Оно пускалось в ход считаные разы, и обязательно нужна была помощь всего Совета, собравшегося в Замке Древних, чтобы от применения этого средства не встал бы на дыбы весь Мир.
Несмотря на все свои силы и знания, Маг не может прямо, непосредственно защитить кого-то от физической гибели отсюда, из Замка Древних; приходится прибегать к посредникам, появляющимся в нужном месте и в нужное время.
Я зажмурился. Очень чётко, как с высоты птичьего полёта, я видел хижину, окружающие её поля, покосы и огороды, заборы, сараи, другие дома, дороги — и, собирая в кулак всю волю, прожигая её в холодном огне Замкового Очага, я, подобно пылающему небесному болиду, низринулся на Мир, огнистым клинком вспарывая слои Реальности, заставляя бурлить и клокотать Реку Времени; и я властно сдвинул Пласты Бытия друг относительно друга, щедро черпая силы в запасённом Всеми Древними арсенале. Вокруг Замка забушевал огненный смерч, тугая волна ударила в кажущиеся несокрушимыми контрфорсы; я ежесекундно впитывал в себя новые и новые потоки небывалых видений, в поисках того, кто мог бы спасти моего Ученика.
И прежде чем выпущенные мной на волю призрачные Драконы Времени, живущие в его бескрайних волнах, впились в Мировую Твердь, я нашёл наконец того, кого искал. И, рассекая и разрубая мешающее, я устремился прямо к нему…
У купца слегка закружилась голова, а когда спустя миг всё прошло, мнительный торговец всё же решил спаса ради передохнуть. Караван свернул с тракта; почти тотчас и приказчики, и сам купец увидели бедную покосившуюся избушку, откуда доносились чьи-то тяжкие стоны; стонала явно женщина.
— Посмотрел бы, что там, — велел купец подручному. Тот не без брезгливости просунул голову в дверную щель.
— Баба рожает, ваше степенство, — крикнул он, оборачиваясь. — Мучается, видать!..
— Ансельм, помогите ей, — распорядился негоциант, в сущности, вовсе не злой и не чёрствый человек. Один из его спутников, в плаще и шапочке врача, поспешно поклонился и скрылся в хижине.

Стены Замка сотрясал невиданный шторм. Незримые валы сошедших с ума Сил перекатывались через него, грозя вот-вот слизнуть совсем, выдернуть гвоздь, крепящий всю совокупность наших пластов Реальности. Весь Совет во главе с Мерлином вскочил на ноги, образовав широкое кольцо. Если они сейчас не утихомирят вызванное мной миротрясение, Замок Всех Древних распадется в пыль. Предотвратить это трудно, но не невозможно.
А я, не давая себе и мига передышки, осторожно тянул Зерно Судьбы вверх из его нежного хрустального вместилища. Бушующая в Реальности и Межреальности буря сейчас мало занимала меня. Огонёк Зерна пульсировал между моими ладонями; осторожно, стараясь не качнуть и не дернуть, затаив дыхание, я тянул Зерно к себе. Мерлин что-то громко выкрикнул, стоя над пылающим Замковым Очагом; и даже будучи всецело поглощен добыванием Зерна, я не мог не поразиться той исполинской мощи, которую он вложил в это заклинание. Приведённые им в действие силы способны были справиться со средних размеров Темной Армией.
И одновременно со словами Мерлинова могущественного заклятья я наконец достал свою бесценную добычу. Зерно Судьбы лежало у меня на ладони.
А доктор Ансельм держал на руках сморщенный красный комок, тотчас же разразившийся злым криком.
После заклятия Мерлина буря стала утихать, дрожь пола и стен мало-помалу ослабла. Я ощутил согласованные, мощные удары соединенных сил Магов Совета; сдвинутые, перемешанные мной Пласты Мироздания постепенно возвращались на прежние места. Зерно Судьбы я спрятал в ладанку на груди и тотчас ощутил идущее от неё тепло. Больше дел в Замке у меня не оставалось, как я думал тогда сгоряча; я даже не зашёл в свои здешние покои, раскланиваться с кем-либо также не имело смысла. Ни на кого не глядя, я пошёл прочь. И до самого парапета я чувствовал спиной холодный взгляд Великого Мерлина.

Оставив немного денег и еды пришедшей в себя после тяжких родов женщине, добросердечный купец дал команду двигаться дальше. Доктор Ансельм, оседлав свою смирную лошадку, казался чем-то чрезвычайно взволнованным, едва ли не испуганным.
— Вы как будто не в себе, добрый мой Ансельм, — заметил купец, внезапно позабывший о своём желании где-либо передохнуть. — Что вас так удивило?
— Удивило, патрон? — оглянувшись и нагибаясь к уху купца, горячо зашептал доктор. — Скажите лучше — ужаснуло! Я принял немало родов — но я никогда не видел младенцев с глазами проживших долгую жизнь старцев!
— Ну уж прямо? — усомнился купец, отличавшийся большим здравомыслием.
— Я совершенно уверен, патрон, — закивал головой Ансельм. — Это были глаза недоброго старика, долго живущего и много повидавшего. А потом — мне показалось, что я схожу с ума, — эти жуткие глаза внезапно уменьшились, изменились, обессмыслились, став как у обычного новорождённого. Бр-р! Светлый Ямерт, убереги нас от лживых видений Мрака! — Ансельм сделал оберегающий жест. Купец повторил его, но без особой набожности. Заметно было, что рассказ молодого доктора не произвёл на него особо сильного впечатления. Караван постепенно скрылся за поворотом.

Я проводил их взглядом, плотнее завертываясь в серый нищенский плащ. Что ж… место неплохое, чистое, рядом источник. Селение в полумиле, неподалёку лес, река. Теперь посмотрим, где можно будет устроиться. Пожалуй, вот здесь, за пригорком, чтобы не так тянуло от воды… Я развязал котомку и достал остро отточенный плотницкий топор. Через час у меня получился вполне сносный шатёр-балаган, на первое время, пока не обзаведусь жилищем попристойнее. И вообще, с мыслью о дворцах, перинах и подушках придётся на время расстаться. Я кое-как разложил свои нехитрые пожитки и отправился в хижину через дорогу.
— Можно войти? — Я осторожно постучал посохом о косяк. Вопрос мой задавался исключительно из вежливости: рассохшаяся и потрескавшаяся дверь всё равно стояла приоткрытой.
— Кого там тьма несёт? — ответил мне хриплый и слабый голос, лишь отдалённо напоминающий женский.
— Слышал я, ты родила сегодня, зашёл узнать, не надо ли чего, — пояснил я, не ступая за порог. — Воды там или дров… Я твой новый сосед буду.
— Ну, дела, — зло усмехнулись в темноте лачуги. («И откуда у неё только силы берутся?» — удивился я.) — Всю жизнь только били да пинали, слова доброго никто не сказал, а сегодня один за одним жалеть начали. Ну, ладно, заходи, посмотрим, какой ты там, жалельщик.
Из темноты раздался резкий и злой крик ребенка.

Селение, возле которого стояли наши хижины, звалось Йоль; чтобы поселиться в нём, новоприбывшему требовалось уплатить пошлину; кто не мог — не имел права обосновываться ближе полумили от крайних домов. Со Свавой, матерью моего Ученика, мы поладили быстро. Насколько я понял, настоящей нищенкой она никогда не была, о прошлом говорила неохотно, а я не допытывался и не старался вызнать своими средствами — что мне в нём! Вскоре она уже не могла без меня обходиться: у неё — мальчишка исходил криком, даже поев, в моих же руках — замолкал мгновенно и мирно засыпал. Вдобавок я нашёл общий язык с олдерменом Йоля, став пользовать за гроши людей и скотину. Потом предсказал погоду, посрамив деревенских знатоков, и к весне мы со Свавой уже могли бы жить в селении, но она отказывалась, не могла забыть оскорблений, а главное — такое положение входило в мои планы. Чем меньше свидетелей, тем лучше.
Надо признать: Свава оказалась никуда не годной матерью. Она настолько привыкла к моей помощи, что несколько месяцев спустя уже не то что просила — требовала деньги на хмельное. Я давал, чтобы иметь возможность возиться с Хагеном, названным так в честь погибшего у меня на глазах другого моего Ученика — Хагена из Тронье, приближённого королей Вормса, о чьей страшной кончине уже сложено немало песен. Вскоре мальчишка оказался всецело на моём попечении.
Прошёл год, богатый и изобильный, за ним другой… Хаген рос, вскоре начал называть меня «дедом», донимать бесконечными «почему», а затем, в один поистине прекрасный для меня день, когда ему только-только стукнуло шесть, заявил, что хочет уметь драться.
Я смог мысленно утереть честный трудовой пот — и начал учить его.
Спустя полгода Хагена уже боялись все деревенские мальчишки до четырнадцати лет включительно.
Когда ему исполнилось восемь, он взял жизнь своего первого врага — матерого волка, оказавшись против него с одним-единственным детским ножом. А ещё через три года деревню сожгли за недоимки.
Пьяный стражник походя рубанул мечом Сваву, вцепившуюся в мешок с мукой, но и сам тотчас свалился, потому что Хаген рысью прыгнул ему на плечи с потолочной балки, без тени сомнения ударив воина пониже уха острым ножом. Я же всё это время пролежал как бы без чувств, прикидываясь, что лишился сознания, сбитый с ног стражником, когда тот врывался в хижину. Я молча наблюдал за Хагеном.
И он не подвёл меня. Его руки трясли мои плечи, он звал меня изо всех сил, но растерянность его длилась лишь секунды. Он схватил нужное снадобье из моего мешка — и я «пришёл в себя».
— Ты живой? Тебя не сломали?
Он стоял передо мной со свежей кровью убитого им человека на руках и злыми слезами в глазах.
— Слегка сломали, Хаген. Но это ничего, я поправлюсь. А ты — молодец.
— Как бы мы им дали, если бы ты не упал!
— Ничего, Хаген. Ещё дадим, отплатим за всё и за твою мать тоже. Но для этого надо учиться.
— Я буду! Буду! А ты… ты научишь меня?
— Конечно, Хаген.

Расставшись с Фроди и Гудмундом, Хаген поехал на юг. Если, пробираясь к Рёдульсфьёллю, его воины ещё встречали людские поселения, то ему не попадалось не то что деревень, но и ни единого живого существа. Только изуродованные чахлые сосны лепились по каменистым склонам глубокого ущелья, которым шагал его конь. Вороной жеребец хоть и повиновался наезднику, но временами начинал испуганно храпеть и упираться, и тогда Хагену приходилось спешиваться, успокаивая скакуна. Несмотря на немилосердно палящее солнце, тан не расставался с доспехами. Уже не один час его настойчиво преследовал чей-то враждебный и нечеловеческий взгляд. Чувствуя его, Хаген тем не менее не оборачивался. Нелюдь нападает либо сразу, либо не нападает вообще. В окрестностях Живых скал не встречались ни гарриды, ни хеды. Лишь морматы, людоеды-одиночки, кошмарные порождения Ракота времен расцвета его могущества, полуспруты-полуптицы, временами забредали сюда — забыться чёрным сном в Пламенной Котловине. И обитало здесь ещё одно существо, которое и искал Хаген. Конечно, насчёт Гарма было бы лучше всего посоветоваться с Учителем, но тот отправился в одно из своих загадочных путешествий, и до его возвращения — а он никогда не опаздывал — оставалось ещё два месяца.
С Псом, вскормленным в Хеле мясом мертвецов, необходимо управиться немедленно! Иначе… Волшебник говорил, что тогда Боги могут сойти с небес до Срока, а это означает крушение всех, с таким трудом осуществляемых замыслов! И пока вести не достигли Престолов Владык, он, Хаген из Йоля, тан Хединсея, должен в одиночку одолеть чудовище. Но кто же, однако, так упорно пялится ему в спину? Знают же, что к Живым скалам люди так просто не ходят — царящий в этом месте страх погонит назад любого, кроме лишь того, кто, как и сам Хаген, умеет Управлять и Подчинять. А нагло таращиться в спину владеющего этими умениями вот уже столько времени — зачем? Что за странная слежка — если это слежка? Или нашёлся какой-то молодой и глупый любитель человечины?
Тан выразительно попробовал лишний раз, хорошо ли вынимается меч из ножен; знаменитая голубая сталь не могла не остеречь преследователя. Её знали все, даже самые глупые гарриды и безмозглые хеды. Не говоря уж о Ночных Всадницах.
Однако упрямо упертый в спину чужой взгляд не исчез; Хагену оставалось лишь пожать плечами. Ладно, хочет смотреть — пусть пока смотрит. Взять крадущегося сзади нелюдя — можно, но тяжело, да и зачем? Вряд ли кто-то дерзнёт связываться со Старым Хрофтом, к которому и лежал путь тана. О Хрофте знали все, но мало кто осмеливался появляться в его владениях. Болтали, что у него какие-то дела с Орлангуром и Демогоргоном; эту же пару всё живое — исключая, конечно, Мудрых — боялось пуще смерти и позора: считалось, что они властвуют и над тем, и над другим. Потому-то Хрофт и имел дело со многими, со всеми, с кем хотел, а вот иметь дело с ним не отваживался почти никто. Хаген сильно подозревал — да и Учитель намекал, — что силы Живых скал подчиняются именно Хрофту. Долгими усилиями тот сумел создать себе небольшой уголок, в пределах которого оказался почти всевластен.
Ущелье превратилось в узкий каменный жёлоб, сырой и холодный. Под конскими копытами внезапно что-то заурчало, с кручи свалилось несколько камней. Последнее предупреждение безумцу, сумевшему добраться до самых Ворот. Нужно останавливаться, пока не появились Каменные Стражи. Интересно, как управится с ними тот, что за спиной?
Хаген достал из седельной сумки запасной плащ, замотал голову жеребцу. Снял с перевязи меч, отложил колчан с луком. Против Каменных Стражей оружие бессильно, даже такое, как у него. Только голые руки, больше ничего. Кроме воли, конечно.
Сверху скатилась здоровенная глыба, с треском и искрами врезалась в другой валун. Стражи неподалёку, а тот, следящий, по-прежнему здесь и, судя по всему, никуда не торопится. Личность эта уже начинала занимать Хагена ничуть не меньше предстоящего свидания с Хрофтом.
Скала справа от тана с громом и грохотом лопнула, точно перезревший плод. Ливень острых осколков осыпал всё окрест, однако Хаген успел произнести в нужное мгновение заклятье Отражения, и их с конём не задело. А потом из развороченных каменных руин поднялось существо, один вид которого заставил бы упасть без чувств любого, даже безрассудно храброго человека. Огромная голова существа моталась из стороны в сторону на тонкой змеиной шее, мощное туловище поддерживали четыре колоннообразные ноги, оно мчалось, угрожающе вытянув вперёд длинные когтистые лапы, перевитые толстыми жгутами мускулов. Точнее, это очень напоминало мускулы, ведь на самом деле всё тело Каменного Стража состояло из мелких и средних валунов.
Хаген мгновенно напряг и распустил мышцы. Только Смертные, не прошедшие Посвящений, выходят на подобное с подобным. Меч отражают мечом, слово — словом (разумеется, до времени). Против каменного чудища они тоже наверняка бы схватились за булыжник. Мудрые учат по-иному. В Природе ель произрастает от ели, у волка появляются волчата, всё живое рождает подобное себе. В Магии же нечто, как правило, дает начало своей противоположности. Скалу не расколешь подобранным голышом, но на это способна человеческая рука, лишённая стальной оболочки. И поэтому Хаген мог встретить Каменного Стража одними лишь кулаками, словно тот был его противником в молодецком честном бою.
Однако Каменный Страж не обратил на молодого тана никакого внимания. Он промчался мимо, рыча, как сотня голодных львов, преследующих добычу. Хаген оторопел. Такого он не видел, о таком он не слышал, такое не могло даже прийти ему в голову. Чудовищная Сущность, порождение Живых скал, Каменный Страж устремился не на него, тварь из плоти и крови, а на его неведомого преследователя.
«Ложись!» — прежде чем сознание Хагена восприняло этот пришедший извне яростный крик-приказ, тело уже выполнило его — и вовремя. Тот, кто преследовал тана, видимо, прекрасно знал, кто такие Каменные Стражи и на что они способны, если рассвирепеют, и потому использовал свой шанс, попытавшись достать человека. Сверкающий стальной Диск срезал прядь волос на затылке тана и с визгом вонзился в камень. Раздался омерзительный скрежет, метательное оружие дрожало в щели, окружённое мелкими облачками каменной крошки.
Хаген похолодел. Против него применили вещь настолько смертоносную и легендарную, что даже Учитель мог припомнить лишь два случая, когда людям удавалось спастись от неё. Диск Ямерта! Учитель рассказывал о великом Храме Солнца в столице Хранимого Королевства, где на высоких террасах, открытых лучам дневного Светила, в хрустальных кубках, как величайшие святыни, хранятся пять таких Дисков. Жрецы Ямерта повелевают могущественными силами, ими закляты и им подвластны многие и многие магические существа — но почему Храм Солнца вдруг решил уничтожить его, Хагена?
А тем временем Каменный Страж добежал наконец до тех кустов, где таился метнувший в тана Диск посланец Света. Хаген услышал утробный рев чудовища, а затем — полный ненависти и гнева боевой крик-выдох, с каким воины наносят врагу последний удар; и крик этот был женским. В ответ Страж оглушительно взрыкнул — и там началась схватка. Однако следить за ней Хаген не мог — он смотрел на Диск, и только на него.
Скрыться от этого оружия невозможно: брошенное, оно непременно найдёт цель само. В тех редчайших случаях, когда жертве удастся увернуться в первый момент, застряв в камне, земле, дереве, утонув в реке, Диск Ямерта сам выберется на волю и вновь обрушится на того, кого бросивший избрал мишенью. Диску нипочем любые доспехи, он режет железо, как тонкий холст. И лишь отведав в крови жертвы, он успокоится и вернётся в руку пославшего.
Содрогаясь и издавая лёгкое гудение, Диск Ямерта мало-помалу вытаскивал сам себя из глубокой щели в камне. Второй раз Хагену уклониться не удастся. Сейчас, сейчас… осталось уже совсем немного…
Хаген с маху полоснул себя ножом по левому запястью. Теплые тяжёлые струйки алой крови побежали в подставленную ковшом ладонь. Быстро, быстро… но и Диску осталось преодолеть последний дюйм. Не дожидаясь, пока горсть наполнится, Хаген поспешно нагнулся к чудо-оружию, аккуратно выплеснув на него всю набежавшую кровь.
В тот же миг смертоносный сверкающий кругляш вырвался наконец из камня — и замер, сбитый с толку кровью того, кого послан был уничтожить.
Хаген поспешил плеснуть ещё.
Диск с лёгким звоном покатился по камням обратно к кустам, откуда был брошен. Поверил.
Задыхаясь, Хаген упал спиной на камни, в запале даже не ощутив боли. Обманул.
Однако недаром он был Учеником Мага. В следующее мгновение его правая рука уже затянула холстиной рассечённое запястье; а затем он прыжками ринулся вслед Диску, на бегу выхватывая меч. Времени оставалось очень мало — мгновения, пока Диск не вернулся в руки бросившего. Хаген бежал, как учили, — лишь не по-людски зоркий глаз смог бы разглядеть его тень, стремительно мелькавшую в просветах между валунами. Бежать так очень тяжело, кроме Слов Силы, нужно также знать, как сделать, чтобы они подействовали.
А тем временем между Каменным Стражем и неведомым преследователем Хагена продолжался жестокий бой. Что-то тонко свистело, рассекая воздух, но не сталь, а, скорее, короткий хлыст; свист то и дело перекрывался яростным рёвом Стража.
Что же это за противник, кому оказалось по силам противостоять почти непобедимому врагу? Сам тан, готовясь к столкновению, не рассчитывал на победу, Каменный Страж должен был увидеть в нём своего… Детище Живых Скал никогда не атаковало бы его с такой ненавистью, и, если следивший за Хагеном настолько силён, как с ним управиться?..
Неожиданно Каменный Страж дико взвыл в смертной муке, взвыл и умолк, лишённый жизни, с грохотом валясь на землю; и, едва затих шум падения, ухо Хагена уловило короткий предсмертный стон, негромкий и жалобный, полный какой-то недоуменной, почти детской обиды.
Голова Каменного Стража рассыпалась мелкими каменьями; а чуть выше, среди изломанных, втоптанных в землю кустов, тан увидел тонкое девичье тело, — остекленевшие глаза уставились вверх, серый плащ Ночной Всадницы запятнан кровью, правая рука неестественно выгнута…
Окажись здесь Фроди и Гудмунд, они сочли бы убитую родной сестрой повстречавшейся им колдуньи, что расправилась с устроенной на её пути засадой, и оказались бы близки к истине.
Хаген пристально осмотрел мёртвую. На первый взгляд в ней не было ничего общего с обычными Ночными Всадницами, кроме одного лишь неизменного вертикального зрачка, как у хищных птиц. Уроки не прошли даром. Хаген смотрел на погибшую лишь как на некий предмет, который нужно исследовать, не более. Не колеблясь, он обшарил тело.
Диск Ямерта смирно лежал рядом с трупом, но Хаген даже не протянул к нему руки. Учитель-то сумел бы взять его, а он, Хаген, знает пока недостаточно. Сейчас оружию придёт приказ вернуться в Храм — и сверкающий круг отправится в дальний путь; горе тому, кто осмелится схватить его!
Никакого иного оружия при Ночной Всаднице не оказалось. Хаген нашёл только один замысловатый ключ от замка гномьей работы и спрятал вещицу в карман, надеясь разобраться позднее. Гораздо больше занимала его ещё не угасшая тень сознания юной колдуньи. Слишком много необычного для Ночной Всадницы виделось Хагену, опустившему веки и простершему руки над головой погибшей. Однотонная у людей и однозначно серая у простых ведьм, здесь тень сознания оказалась многокрасочной, серое и чёрное чередовалось с голубым и зелёным, а на самом краю едва заметно светилась, угасая, тонкая золотая ниточка. Учитель говорил о такой… это же знак связи с магическими силами!
Что бы сказал Хаген, узнай он, что в тени его собственного сознания тоже есть точно такая же золотая нить — как и у всех остальных Смертных, которые стали Учениками Магов?

Тан торопился, понукая жеребца, неуверенно ступавшего по острым камням. До жилища Старого Хрофта оставалось ещё несколько лиг, а ночь близилась; и с ней близилось время, когда все силы Живых скал обратятся против него одного — иссушат, сожгут мозг, и он рухнет с пустыми, вытекшими глазницами… Каменный Страж погиб, Хаген не добыл от него заклятье Прохода и остался для Живых скал лишь ненавистной ходячей тварью с тёплой кровью. Зайдёт Солнце, поднимется бледная губительница Луна, и скалы обретут свою истинную силу. Тогда ему несдобровать, если он не успеет добраться до Хрофта.
«Вот ещё одна задача, — думал Хаген. — Кто-то очень могущественный всерьёз решил покончить со мной. Кто и зачем?» Тан попробовал было сосчитать тех людей, кто может желать его смерти и пока ещё не отправленных в Хель, но тотчас сбился. Кто же из них стоит достаточно высоко, чтобы убедить самих жрецов Ямерта выступить против Хагена? А может, мелькнула тревожная мысль, это кто-то из недругов Учителя?
Однако не имело смысла попусту ломать голову, и Хаген бросил бесплодное гадание. Учитель говорит — сосредоточиться на выполнимом. Сейчас выполнимое — оказаться под крышей Хрофтова обиталища, об этом и подумаем.
Тан успел. На серых телах гор ещё не угас пламень вечерней зари, а взору его уже открылась круглая котловина; напротив выхода из ущелья, которым ехал Хаген, к её склону прислонилось жилище Старого Хрофта, сложенное из невообразимо древних брёвен, каждое толщиной не меньше чем в три обхвата; две длинные стены, отведённые от склона горы, замыкал довольно узкий фасад с единственным окном и дверью, низкой и широкой. Чуть в стороне стоял сарай с коновязью.
Хаген накинул повод своего жеребца на крюк, задал ему овса и громко постучал рукоятью меча в окованные бронзой двери.
— Входи, кто ни есть! — пробасил в ответ очень низкий голос, почти рык. — Входи, не заперто!
Хаген толкнул дверь и вошёл, низко поклонившись притолоке.
В просторных сенях стоял полумрак, вкусно пахли пучки густо развешанных по стенам трав. (И откуда только Хрофт их берёт? Пустыня же вокруг!..) Вторую дверь навстречу гостю отворил уже сам хозяин.
Старый Хрофт был и высок ростом, и широк в плечах, а годы так и не смогли согнуть его спину. Он имел истинно царственную осанку; рассечённое глубокими морщинами лицо с орлиным носом, широким и плавным изгибом-разлётом бровей было лицом воина, много повидавшего, претерпевшего всё, но так никем и никогда не покорённого. Его можно было бы принять за очень знатного ярла или короля Южных берегов. Глаза его горели таким огнём, что выдержать этот взгляд могли лишь очень немногие. Маг Хедин, например.
Хрофт носил простую одежду из серого холста, зато на его широком узорчатом поясе висел короткий и широкий меч в прозрачных ножнах, словно сделанных из хрусталя. Клинок казался выкованным из чистого золота; от меча исходило сияние — чуть приглушённого густого цвета осенних кленовых листьев.
— А, Хаген! — расхохотался хозяин, хлопая гостя по плечу. — Давненько не заглядывал, совсем забыл старика! Ну, заходи, заходи, мне двери запереть надо, а то вечер близко. — Он вновь хохотнул, и Хаген улыбнулся шутке — кто ж не знал, что к этому жилищу ни Смертные, ни Бессмертные, ни Рождённые, ни Сотворенные не осмеливаются приближаться с недобрым.
— Заходи, у меня эль как раз поспел, — продолжал говорить Хрофт, ведя гостя по длинной горнице с двумя очагами — одним возле самых дверей и вторым в глубине, около широченной постели, крытой мехами. — Садись, бери кружку да рассказывай, с чем пожаловал. Как почтенный Хедин?
После первых же слов молодого тана Хрофт разом отбросил всё шутовство. Он впился в собеседника огненным взглядом, точно намеревался прожечь в нем пару дыр; узловатые, очень сильные пальцы вцепились в стол.
— Давненько я не слыхал ничего хуже… — проворчал Хрофт, когда Хаген замолчал, поднеся к губам здоровенную кружку с пенным тёмным элем. — И дело даже не в Гарме; с ним-то управиться можно, что он — пес, да и только, хоть и большой. А вот твоя преследовательница тревожит меня гораздо сильнее. С Хедином надо бы поговорить… — закончил он уже тише, потирая лоб и погружаясь в раздумье. Брови его сошлись к переносице.
Несколько минут Хрофт размышлял, затем решительно хлопнул ладонью по столешнице.
— Ладно! Что мы тут с тобой надумаем… всё, глядишь, так и так по-иному повернётся. Поэтому сейчас спи, утром я тебе скажу, что с Гармом делать. Всадницей этой я сам займусь… после того, как потолкую с твоим Учителем. Спи! И что бы ты этой ночью ни увидел и ни услышал — не удивляйся, не пугайся и не шевелись! Пока это ещё не твоё дело — хотя ты быстро растёшь.
Хаген знал, что здесь надо повиноваться без разговоров. И он повиновался, он умел это, ибо без умения подчиняться не будет и умения повелевать — так говорил Учитель.
— Твои слова звучат так, будто Гарм — это вовсе не угроза?
— Ты не совсем понял меня, — покачал головой Хрофт. — В одиночку — нет, не угроза. Его час далёк, только в назначенный день битвы при Рагнаради обретёт он власть пожирать и разрывать на куски Богов. Но ты прав, его пробуждение может вызвать появление здесь непрошеных гостей… — Хрофт скрипнул зубами, зло прищуриваясь. Ясно было, что у него дальние счёты с теми, кто может для усмирения Пса явиться сюда с Высоких Престолов. — Конечно, вырвись Гарм сейчас на волю, он причинит немало зла Смертным, а Боги любят их, и им придётся вступиться. А если здесь появятся вестники Ямерта… лучше бы нам избежать этого. Так что спи! Утро вечера хоть и не мудренее, но на свежую голову легче думается.
— А как же с Каменным Стражем?
— Что да как… — недовольно проворчал Хрофт. — Сотворю нового, посильнее.
— Чем его убили?
— Чья-то воля превзошла мою, — нехотя процедил Хрофт сквозь зубы. — У этой Ночной Всадницы невесть откуда взялось в руках Белое Лезвие! И получить его она могла только от кого-то из Магов… Ладно! — Он поднялся, прерывая разговор. — Мне недосуг тут с тобой забалтываться. — Хозяин набросил на плечи толстый чёрный плащ с громадным, свисающим до поясницы капюшоном, перепоясался мечом, в правую руку взял увесистый посох. — Сиди здесь! — распорядился он. — Хлеб на столе, эль в жбане, окорок на балке. Долго не тяни; ни к чему тебе видеть, чем я тут заниматься стану.
— Как будет угодно хозяину, — наклонил голову Хаген.

Не имело смысла лукавить с владыкою Живых скал, пытаться подсмотреть или подслушать. С теми, кто сильнее тебя, слово блюди свято. Хрофт появился только под утро, усталый и мрачный. Стены его жилища сотрясались всю ночь, по потолку гуляли бледные отсветы, во мраке за стенами перекликались холодные голоса — но понять, какие силы сошлись на зов Хрофта, Хаген так и не смог.
Хозяин жадно опростал полувёдерную кружку пива, крякнул, закусил и повернулся к Хагену. Глаза Хрофта горели мрачным огнём, недобрым и решительным.
— Поел? Тогда слушай внимательно и запоминай правильно. Про преследовавшую тебя ведьму пока забудь — сперва встретишься с Хедином. Забыть забудь, но иди очень осторожно. На ночь устраиваешься — не ленись, окружай себя зачарованной Чертой. Путь тебе — на самый Ут-нордри, к Полю Гнипахеллир. — Хрофт остро взглянул в лицо Хагену — не дрогнул ли тот? Тан оставался совершенно спокоен. — Оттуда — ты должен знать — берёт своё начало Чёрный тракт. Путь в Ближний Нифльхель. Там, под землёй, логово Гарма. Слуги Нижнего Мира постоянно таскают Псу на прокорм достающиеся им тела мертвецов — трусов, предателей, клятвопреступников, кого не принимает Небо. И, не просыпаясь, Пес пожирает всё это. Оказавшись там, ты должен будешь добавить макового отвара в пищу Гарма. — Хрофт протянул Хагену небольшую флягу. — Не смотри, что его мало, — человека убьёт одна капля этого зелья, а Псу едва-едва хватит, чтобы снова задремать. Хедин велел поторапливаться — есть другие неотложные дела, а это он считает для тебя несложным. Ты сумеешь, говорил он, сладить с первой заставой Стерегущих Тёмный путь; это проще, ведь нападать будешь ты. Нужно проскользнуть к Ут-нордри незамеченным и как можно скорее. Поэтому я дам тебе проводника. В трёх днях пути отсюда, посредине между Восходом и Полуночью, в Бастеровой дебри живёт Бран Сухая Рука. Он доведёт тебя до самого Гнипахеллира. Обычным порядком — это месяц или полтора пути, но Бран знает вход в Лесной Коридор.
— Лесной Коридор? — встрепенулся Хаген. Учитель упоминал об этом. Лес — это ведь не просто беспорядочно торчащие из земли сосны да ёлки. Это огромное, но вместе с тем единое существо, с невообразимо сложными и труднопостижимыми языком и сознанием, обладающее огромными силами. Одно из чудес его — Лесной Коридор. Человек ли, гном, или эльф, короче, тот, кого Лес признал своим, может, попросив о помощи, особыми заклинаниями открыть себе дорогу по тайным тропам, да таким, что за день пути покроет расстояние, которое по самым лучшим дорогам отнимет месяц. Таков Лесной Коридор, Путь Насквозь.
— Да-да, именно он, — кивнул Хрофт. — Там свои опасности — те же морматы, например, или пущевые хеды. Зато быстро, и Ночные Всадницы за тобой не уследят. Брану, чтоб он знал, от кого ты и зачем, передай вот это. — Хозяин Живых скал протянул Хагену небольшой клочок пергамента с несколькими замысловатыми рунами. Значение каждой из них в отдельности Хаген понимал, но все вместе они складывались в совершенную, на его взгляд, бессмыслицу. К записке Хрофт присовокупил складной нож причудливой формы, работы явно подгорных мастеров. — Скажешь, это от меня, в подарок. Бран, он хорошие ножи любит. И ты сам знай: хочешь сделать Сухой Руке приятное — подари кинжал.
— А кто он такой, этот Бран? — полюбопытствовал Хаген.
— Человек, — ответил Хрофт. — Такой же, как и ты, Смертный, но владеющий кое-каким Знанием, хотя его, в отличие от тебя, никто никогда не учил, кроме Леса да Говорящей Земли.
— Он владеет искусством слушать Говорящую Землю? — поднял брови тан.
— Нет. Он не извлекает из неё никаких магических секретов, что не преминул бы сделать ты, Ученик Хедина. Для этого нужно особое умение, ты прав. Он же слушает её так же, как обычный человек внимает музыке ветра и моря или чуть шумящего ночного бора… И если Бран что-то и умеет — то неосознанно. Скорее всего он просто уснул как-то раз на клочке Говорящей Земли; обычному путнику это могло бы стоить рассудка, но Сухая Рука-то всю жизнь в Лесу! Тот, верно, и помог ему в первый раз. Одним словом, присмотрись к нему; будь с ним честен — и он, глядишь, тебе в чем-нибудь поможет.
— Но я бы хотел знать… — начал Хаген.
— Как я мог говорить с Хедином, что он мне сказал, где он и когда вы с ним увидитесь? — опередил его Хрофт. — Отвечу. Говорил при помощи Эритового Обруча, который он сам дал мне давным-давно; это своего рода ключ в Астрал, ты знаешь. Человеку, увы, им не воспользоваться, точнее — Хедин пока не нашёл способа. Что он мне сказал — то вещи пока тебе во многом недоступные. Недоступные оттого, что узнай ты о них — и твоя уязвимость возрастёт многократно. Вот сейчас, когда некоему Магу пришло на ум покончить с тобой, он… или она… вынуждены послать кого-то по твоему следу, прибегать к услугам столь грубых по их понятиям вещей, как сталь или яд. А если ты узнаешь нечто, обсуждавшееся сегодня нами с Хедином, то твоим врагам будет достаточно совершить некие действия — и ты умрёшь от непонятной болезни и никак не сможешь защитить себя. Ты избегнул Диска Ямерта — но то, что могут бросить против тебя Маги, во сто крат смертоноснее… Теперь о том, когда ты увидишь Хедина, — как только справишься с Псом. Встретитесь вы здесь, у меня. Сухая Рука проведёт. Твой Учитель вынужден прервать своё странствие. Дела наши неважны.
— А что происходит в Хранимом Королевстве?
— Видрир повёл первые полки городских ополчений Приморья и свои дружины наперерез Хьёрлейву. Они встретятся дня через четыре. Видрир скорее всего одержит верх, но это обойдётся ему недёшево.

Простившись с Хрофтом, Хаген двинулся дальше. Срок, который он назначил своим людям — до следующей луны, — заставлял его торопиться. Он жалел коня, но не себя. Помня слова хозяина Живых скал, ехал осторожно — и не напрасно. Дважды видел морматов, но сумел укрыться, серые бестии не заметили его. К вечеру первого дня он спустился с гор, заночевав уже в чистом ельнике. Долго прислушивался, приглядывался — не ползёт ли кто, не крадётся или не летит, — однако не заметил ничего подозрительного.
А на следующий день лес внезапно сгустился, вздыбился непроходимыми дебрями, преградил дорогу глубокими оврагами, бесчисленными ручьями с заболоченными берегами, ощетинился высокими непролазными буреломами… Однако опытный глаз тана нет-нет да и замечал то едва различимый старый затёс, то обрубленные еловые лапы, то пенёк недавно срезанного гриба. В лесу есть люди, и они неподалёку; но отыскать их — поди, попробуй! Сколько ни озирайся, даже взобравшись на вершину самого высокого дерева, — всюду одно и то же: зелёный ковёр без конца и без края, и прогалин не видно. Смерть в таком лесу избалованному солнцем и просторами южанину, не знающему, куда податься среди бескрайних, заросших кривыми сосенками моховых болот, как отыскать укрытие и пропитание… Северный лес необитаем только на первый взгляд, на самом же деле он кишит жизнью. Проказливые древесные гномы прокладывают свои неприметные стёжки; угрюмые тролли, заброшенные всеми, даже когда-то создавшим их Отцом Ночи, кое-как мастерят себе логовища в самом сердце глухих трясин; к древесным гномам приезжают покупать брёвна и доски их соседи, деловитые карлики-купцы; горные гномы-кователи наведываются целыми обозами за крепёжным лесом и чистым берёзовым углем для горнов. Гурры бродят в поисках добычи, мрачные хеды таятся от жгучих людских стрел да устраивают порой свои жуткие колдовские сборища… Это те, кого можно встретить телесно, — если, конечно, ты знаешь, как это сделать; но не меньше и тех, кого судьба обделила оболочкой, оставив один бесплотный дух. Много в лесу Хозяев. Так повелось исстари: их зовут Хозяевами, хотя в древесном царстве распоряжаются совсем не они, а люди, эльфы, гномы… Но у каждого болота, у каждого ельника имеется свой Хозяин. Они таятся под корягами, корнями, в сплетениях ветвей; их непросто увидеть, а уж говорить с ними могут и вовсе немногие. Все эти духи — подданные и слуги Ялини, Предвечной Хозяйки Зелёного Мира. Жизнь всех растущих созданий — под их неусыпным надзором, и если какой-нибудь глупый мужик станет попусту махать в лесу топором, то не пройдёт и недели, как у него либо волки корову задерут, либо огород зарастёт лебедой, либо хорёк найдёт лазейку в курятник… Лесные Хозяева знают всё. Не упадёт ни одна шишка, не засохнет ни одна былинка так, чтобы это осталось им неведомо. Хозяева вроде бы и правят Лесом, а в то же время и он ими, и не поймёшь, кто над кем у них…
В глубокой расщелине старого горелого пня Хаген приметил — благодаря урокам Учителя — едва видимые огоньки бледно-зелёных глаз. Он спешился, погасил посторонние мысли и мерно прочёл своё собственное заклятье, предмет его гордости, пусть и не очень сильное, но в таких случаях безотказное. Никуда теперь не деться мелкому лесному духу.
— Я тебя знаю, — объявил тот, поневоле выбравшись из своего укрытия. — Ты Хаген, Ученик Мага Хедина, прозванного Познавшим Тьму. Ты произнёс Слова Силы. Что ж, спрашивай, я отвечу.
Хаген стиснул зубы. Дурной признак. Лесные обитатели, случается, мстительны, им не следует знать имени обратившегося к ним с вопросом. Могут навести на след… и навредить сотней иных известных им способов. А кроме того, они любят поговорить, заклинание их не столько сдерживает, сколько даёт возможность слушающему понять их; но уж если дух говорит тебе «спрашивай — отвечу», значит, беседовать с тобой он совершенно не расположен и лишь подчиняется силе. Что ж, ладно, спросим по-другому.
— Как мне пробраться в Рёдульсфьёлль? — задал Хаген совсем не тот вопрос, что хотел вначале.
— И всего-то? Стоило меня беспокоить… — ворчливо заметил дух, но тут же одёрнулся. Заклинание обязывало его отвечать на вопрос и говорить правду. — Ступай на Полночь. Вечером второго дня минешь дом Брана Сухой Руки. Затем… — И дух погрузился в довольно пространное описание пути в Рёдульсфьёлль, и без того прекрасно известного Хагену. А когда он закончил, тан спросил в упор:
— Отчего ты не хочешь говорить со мной по доброй воле? Хорошо духам — не краснеют, не смущаются.
— Ты — враг, — бесхитростно ответил полупрозрачный собеседник тана. — Ты и твой Учитель.
— Чьи мы враги?! — рявкнул Хаген, забывая, что перед ним не человек.
Однако дух ничего не ответил. Это лежало уже вне пределов действия заклинания, произнесённого Хагеном. Понимая, что больше он здесь ничего не добьётся, тан со злостью хлестнул жеребца.
Теперь предстояло путать следы, сбивая с толку лесных обитателей, и выходить к жилищу Сухой Руки тайно, ибо Ялини хоть сама и кротка, но имеет могущественных слуг… Тут и Хрофт не поможет.
Началась тяжёлая работа. В разные стороны поскакали сотворенные Хагеном фантомы — его точные призрачные двойники; а он сам, закрываясь, как щитом-невидимкой, всеми известными ему заклинаниями, пробирался к подворью Сухой Руки. По-настоящему, конечно, он не должен был идти туда — кто знает, потеряли его след возможные соглядатаи или нет, но выбора уже не оставалось.
Неужто Зелёные Маги объединились против него и Учителя? Эта Ночная Всадница, как-то связанная сними, получившая от кого-то из них Белое Лезвие и Диск Ямерта; лесные духи, слуги Ялини… А Ялини — Хозяйка Лесов — младшая, любимая сестра владыки Солнечного Света… И если дело действительно дошло до носителей Высших Сил, то ополчились они наверняка не против него, Хагена, смертного человека, а против Мага Хедина, его Учителя. А он — так, сбоку припека. Привычная острая злость быстрыми толчками погнала кровь по жилам. Погодите, трупоеды, дайте только покончить с Гармом! Будь вы хоть трижды Боги…
Однако тан не позволил пряному чувству овладеть собой. Злость — плохая помощница при произнесении Слов Силы; лишь на миг ослабил он усилия, чтобы остаться под прикрытием магического щита, — и тотчас явственно ощутил, как почуяли это и те мелкие лесные бестии, что остались у него позади. Вдобавок как манит зверя запах свежей крови, так притягивает чужая ненависть. Поэтому ему нельзя сейчас больше думать о затеявших эту охоту. В своё время он займётся ими, а пока нужно добраться до Сухой Руки… и тут его внезапно охватило сомнение. Бран — плоть от плоти Леса, он не может не подчиняться или хотя бы не чтить Ялини, Лесную Владычицу. Уж не передан ли и ему соответствующий приказ?
Хаген напряжённо размышлял, делая широкие петли по зарослям. Из того, что Хрофт советовал ему идти с Браном, ещё ничего не следовало. Если дело дошло до войны Магов в Реальности, обстановка станет меняться быстрее, чем на поле самой жестокой сечи. Он, тан Хединсея, к двадцати с небольшим годам взявший приступом не один город, вырвется из любой подстроенной людьми ловушки… почти из любой, а вот колдовская западня — другое дело. Его передернуло. Если под ударом Учитель — из него, Хагена, из Ученика мятежного Мага, постараются выжать всё до последней капли. Хедин немало рассказывал о нравах и обычаях Магов; недаром он и сам ушёл от них.
Но всё-таки другого выхода Хаген не находил. Провести его к Гнипахеллиру Лесным Коридором сможет только Бран — и, значит, будь он хоть трижды врагом, нужно заставить его сделать то, что нужно. Сухая Рука понимает язык Говорящей Земли — что ж, тем лучше, достойный соперник, если сумеет пустить в ход всё то, чего он там наслушался. Хаген ещё раз очистил сознание, добился, чтобы все мысли вытеснила серая звенящая пустота, и постарался дотянуться до своего вероятного проводника. Несколько раз у него получалось подобное, и тогда он умел угадать, друг или враг ждет его впереди. Однако теперь он не ощутил вообще никакого отклика. Там, куда он шёл, к подобным вещам были равнодушны.
Это уж лучше, подумал Хаген, оставив бесплодные попытки. Ни да ни нет — тоже ответ. Будем считать это беспристрастием. Постараемся сделать Сухую Руку союзником… хотя бы на время похода, а там видно будет. Тан слегка тронул каблуками бока жеребца, посылая его вперёд.
Всё, что мог, он уже сделал. Отвлекающие обманные фантомы, непроницаемые для духов пологи новосозданного тумана, под которыми крались он и конь… Лоб и щёки Хагена покрывал пот — но вот лес наконец раздвинулся, тан миновал заплот из жердей — чтобы скотина не забрела далеко, — и посреди неширокого круга полей, под тремя могучими вязами, он увидел небольшой аккуратный бревенчатый дом, целую усадьбу, обнесённую частоколом. Виднелись высокий журавель над колодцем, крытые серым тёсом крыши сараев. Залаяли собаки, чувствуя приближение чужака, хотя ветер и дул в лицо Хагена. Тан спешился и постучал массивным железным кольцом о калитку, открывавшуюся, конечно же, только наружу, чтобы её можно было высадить, лишь сорвав запоры и петли. Нападавшим пришлось бы разносить в щепу толстенные дубовые доски. Бран строил с толком.
За высокой изгородью заливались лаем псы. Затем щёлкнул отодвинутый засов, тан потянул калитку на себя — в щель тотчас выскочили две пушистые, остроухие собаки с причудливо закрученными полуторным бубликом хвостами; псы немедленно насели с двух сторон на пришельца. За мохнатыми сторожами появился и сам хозяин.
По возрасту он годился Хагену в отцы. В волосах хватало седины, лоб иссекли глубокие морщины, лицо обветрено, обожжено солнцем, глаза же спокойные — не таящие коварства. Ростом он оказался лишь на три или четыре пальца ниже тана, считавшегося очень высоким. В правой руке он сжимал почти готовую охотничью стрелу; левая же рука оказалась действительно сухой, подвернутой, Бран держал её, прижимая к боку, кисть касалась груди. На широком поясе висел кинжал, и Хаген удивился: оружие словно специально было помещено так, чтобы до него могла дотянуться не здоровая правая рука, бугрящаяся могучими мышцами, а именно изуродованная левая.
— Мир дому сему, хозяин! — учтиво склонил голову Хаген. — Я к тебе от Хрофта, с делом и даром. — Он протянул Брану нож, данный ему владыкой Живых скал. При виде дорогого клинка глаза Брана потеплели.
— Здравствуй и ты, спасибо почтенному Хрофту за честь. Входи. — Он посторонился. — Входи, будь гостем. Как тебя зовут? Чей ты сын? Какое у тебя ко мне дело?
Хаген назвал себя. Бран и бровью не повёл, не выказав никакого почтения к титулу тана.
— Поднимемся, — сказал он гостю. — На пороге толковать не пристало.

Под проливным дождём мы с Хагеном шли прочь от обглоданных пламенем руин Йоля — по следам большого отряда всадников, хорошо выполнивших жестокий приказ ярла Свиора. Мой Ученик держался неплохо, не подумаешь, что ему всего десять с половиной лет. Ему предстояло трудное дело — трудное не тем, что предстояло ночью вскрыть горло трём десяткам опытных воинов, а потому что Хагену ещё не доводилось ступать по крови и убивать безоружных. Я не сомневался, что ничьи глаза не смогут заметить моего Ученика, но как бы он не поддался всему остальному. Испытание проходил я, а не он — так ли и тому ли учил я его? Прежде чем взяться за магические науки, ему необходимо было постичь человеческие умения. Одно из них — способность бестрепетно исполнить задуманное. Неосуществлённое рождает чуму, подтачивает силы. Следуй своим желаниям — и ты будешь всегда прав.
Впереди уже виднелись окраинные строения деревни, где остановился на ночлег отряд всадников, и тут из косых крутящихся завес ливня внезапно выступила тонкая, окутанная плащом фигура, не узнать которую я не мог.
— Сигрлинн, вот так встреча! — любезно, даже весело произнёс я, внутренне сжимаясь и готовясь к бою. — Какими судьбами? Что ты делаешь здесь в такой дождь?
— Остановись, Познавший Тьму! — Она не приняла моего тона. Сейчас она очень сильно и неприятно напоминала ту, что диктовала мне условия сдачи. И Хаген, молодчина, тоже тотчас почувствовал угрозу.
— Чего ей надо, что она тут нас держит? — прохныкал он, словно от обиды, ловко поворачиваясь к волшебнице боком и незаметно от неё запуская руку под плащ, где висел его крепкий кривой нож. Я успокаивающе положил руку ему на плечо.
— Познавший Тьму, Совет предупреждает тебя первый и последний раз. Если ты ослушаешься, тебя ждёт участь Ракота и даже ещё худшая. Ты затеваешь войну и готовишь к ней этого мальчика!..
— Какой я тебе мальчик! — окрысился Хаген. — Счас как дам, враз поймёшь… Выдумала тоже, мальчик! Я воин!
— Хедин, Мерлин не спускает с тебя глаз, — вдруг горячо заговорила Сигрлинн, хорошо знакомым мне жестом очерчивая Отражающий Круг. — Он уверен, что ты метишь на его место; Совет по закону обязан предупредить тебя, меня послали за этим… Остановись, иначе не миновать беды! Если не жалеешь себя — пожалей вот хотя бы его, — она указала на Хагена, — или… или меня!
Она говорила искренне — и это окончательно сбило меня с толку. Что значит «пожалей хотя бы меня»?.. Давно, давным-давно не слыхал я от неё подобных слов… Против воли ожили воспоминания, от которых я отгораживался столько лет: Голубой Город, Сигрлинн и я, днями и ночами творящие вместе, молодые, неразделимые, счастливые…
— Ну хорошо, ты пришла передать мне предупреждение Совета, — с трудом выговорил я, усилием воли отгоняя непрошеные мысли. — Ты передала его. Что дальше? Что ты хочешь? Хочешь, чтобы я поверил, что ты на моей стороне и готова рассказывать мне обо всех намерениях Мерлина, касающихся меня? Хочешь, чтобы я забыл, как мы сражались?
— Ты не меняешься, Хедин, — жестко усмехнулась она, — ты не можешь не искать ловушек, не можешь не подозревать меня в каких-то коварных замыслах… Ты же наверняка не поверишь мне, если я скажу, что мне дорога память о том, что у нас было, и сюда меня привела жалость — и к тебе, бедный безумец, и к твоему Ученику, этому ребёнку.
И тут в наш разговор внезапно вмешался Хаген. Он попросту запустил в Сигрлинн комком размокшей дорожной глины.
— Уходи! Проваливай, что ты от нас хочешь?! — Я отшатнулся назад.
Глаза Хагена горели, в правой руке блестел нож; он походил на ощетинившегося и готового к бою волчонка.
У Сигрлинн дрогнул уголок тонкого, идеально очерченного рта; и я уже приготовился отразить заклинание, с помощью которого она не преминула бы наказать дерзкого, но… она лишь протянула Хагену раскрытую правую ладонь неожиданно мягким жестом.
— Ты готов отдать за него жизнь, не так ли? — без тени усмешки обратилась она к моему Ученику. — Он для тебя теперь всё?..
Хаген опешил. Надо признаться, я тоже. Я ничего не понимал в происходящем. Мелькнула мысль, что, если мы выпутаемся из этой передряги, мне придётся ещё многому научить мальчика; сейчас он растерян, и это плохо — надо уметь ненавидеть своих врагов вне зависимости от того, что они говорят.
— Так вот, я скажу тебе, — тем же мягким и доверительным голосом продолжала Сигрлинн, — твой Учитель в большой опасности. Живущие там, на небе, — она указала точёным пальцем вверх, — сильно на него разгневались. Он хочет убить их, захватить их престолы, а ты — лишь орудие, которое он создаёт для этого. Если вы не остановитесь, они вас сметут. Вот о чем я хотела предупредить, но, похоже, лишь зря старалась. — Её глаза уже метали молнии, она с трудом сдерживалась.
— Мы пойдём, извини, — сказал я, касаясь головы Хагена. — И так уже все вымокли.
— Ну и пропадай тогда, несчастный ты глупец! — в ярости топнула ногой Сигрлинн. С её пальцев сорвались две серебристые молнии, ударили в лужу, вода тотчас вскипела и забурлила, повалил пар. — Пропади ты пропадом! Не стану больше тебя выгораживать! Выкручивайся как знаешь!
Сейчас она одновременно и ужасала, и потрясала, и завораживала. Со времён Голубого Города я не видел её столь восхитительной — она всегда хорошела в гневе: вокруг неё плясали прозрачные языки бледно-радужно го пламени, с концов намокших прядей струился водопад голубых искр, от пол плаща поднималось алое свечение.
— Спасибо за предупреждение, — сказал я. — Не сердись так и давай не ссориться. Но пойду я всё же своим собственным путём. Если сверну — перестану быть собой. Не ты ли говорила, что не стала бы знаться со мной, раскайся я на Совете?
— Хедин. — Она подняла руки, точно удерживая невидимый, но тяжёлый груз. — Тебя убьют.
— Что-что? — переспросил я. Это звучало настолько дико, что я решил, будто ослышался.
— Мерлин нашёл способ обойти Закон Древних, — устало, без малейшей рисовки бросила Сигрлинн. — Он посылал Астрального Вестника.
— Мерлин нашёл или Мерлину сообщили? — тупо спросил я, не придумав в тот миг ничего лучшего.
— Мерлин получил право карать небытием того, кто нарушает Равновесие Мира, — отчеканила Сигрлинн. — Приговор выносится большинством Совета.
— Что же случилось, что Мерлин сперва сподобился послать Вестника, а потом получил эту невиданную власть? Я ничего не почувствовал.
— Мерлин не распространялся о причинах своего решения. Он сам создал Вестника, и никто не знает, какое послание было положено к подножиям тронов Обетованного. Можно только гадать. Разве что это как-то связано с Ракотом?
— С Ракотом?! — воскликнул я. — А что может быть с ним связано? Он же скован и заточён!
Сигрлинн пожала плечами.
— Но теперь ты, быть может, всё-таки призадумаешься? — вместо ответа спросила она чуть ли не с робкой надеждой в голосе. Точнее, мне послышалась эта надежда, но я тотчас отмел все эти смешные мысли. Сигрлинн не заговорила бы так даже в предсмертном бреду.
— Совет никогда не пойдёт на это, — ответил я с недёшево обошедшейся улыбкой. — Даже Макран и Эстери, как бы сильно они меня ни ненавидели, прекрасно понимают, что если я стану первым — за мной могут последовать и другие. Что именно может считаться вредоносным нарушением Равновесия? Да вся жизнь Мага — одно сплошное нарушение!
— Всё, больше не могу! — вдруг простонала Сигрлинн, уронив руки, и в тот же миг исчезла. Осталась только дымящаяся лужа, основательно подогретая её молниями.
— Погоди с расспросами, Хаген, — остановил я своего Ученика, уже дрожавшего от нетерпения. — Сначала сделаем дело.
Остаток пути мы прошли в молчании. Сигрлинн обрушила на меня целую лавину вестей, но я заставил себя на время забыть о них. Сейчас главное — Хаген.
Я помог ему вскарабкаться на крышу постоялого двора — и на этом моё участие в отмщении кончилось. Он прекрасно справился сам. Правда, выбравшись наружу, он был бледен, и его шатало, но это быстро прошло. Мои уроки он усвоил твёрдо. Ни одного лишнего движения, ни скрипа, ни стона; отточенный, как бритва, нож разил бесшумно и безошибочно.
— Страшно было? — спросил я его, но Хаген только дёрнул плечом и обрушил на меня давно заготовленный град вопросов.
Я отвечал на них весь следующий день, пока мы пережидали в укромном овраге поднявшуюся в деревне с самого утра сумятицу. Хозяин постоялого двора нашёл тела воинов Свиора, и началось форменное светопреставление. Наспех похватав вилы и топоры, мужики рыскали по окрестностям — но не столько ловили неведомых убийц, перед которыми сами трепетали, сколько пытались заслужить прощение ярла. Из-за его крутого нрава деревню вполне могли сровнять с землей, как случилось до этого с Йолем.
И пока незадачливые поимщики суматошно перекликались где-то неподалёку, я рассказывал Хагену о том, что оставалось в тени. Мне пришлось изложить ему всю ведомую мне историю Ордена Магов, чтобы он понял, кто такие Сигрлинн и Мерлин.
— А она красивая, Учитель, — вдруг совсем по-взрослому заявил он прямо посреди моего рассказа. — Но злая. Не хочет, чтобы ты меня учил.
Я промолчал. Кто знает, может, для Хагена это и обернулось бы к лучшему — не достанься мне Зерно его Судьбы?
О Богах и прочих Великих Силах, как Древних, так и Дальних, я упомянул вскользь. Хватит с него пока Мерлина. Хаген тотчас уловил, что он-то и есть сейчас наиглавнейший враг. Впрочем, пришлось потратить немало трудов, чтобы замять разговор о Ракоте, — лгать своему Ученику я не хотел, а правды говорить пока не мог. Наконец он уморился и сонно засопел, уткнувшись носом мне в сгиб локтя; я прикрыл его плащом и только теперь, переведя дух, смог задуматься над сказанным Сигрлинн.
Право карать небытием — как это? Какие бездны знания открылись Мерлину — или были открыты ему Предвечными Владыками, — чтобы Верховному Магу стало доступно доселе совершенно невозможное? Всё, что я знал, говорило о том, что Закон Древних нерушим. Это значило, что Мерлин достиг совершенно нового уровня знаний… Ведь жизнь Мага не связана напрямую с телом. Тело можно изранить, изрубить на куски, вовсе сжечь — но самого Мага этим не убьёшь. Какой же исполинской мощи оружие вложили Силы Мира в руки Мерлина! И что же, они настолько наивны, они настолько уверены, что он не повернёт его против них самих?
Но допустим, всё это правда. Мерлин действительно может уничтожить меня. Но вот вопрос — только ли по приговору Совета или же просто по собственному желанию, поставив остальных перед уже свершившимся? И что для этого нужно? Признаться, мне стало очень и очень не по себе: что, если я вот сейчас исчезну, не успев ни охнуть, ни вздохнуть, растворюсь в безбрежном океане?.. Меня прошиб холодный пот.
«Погоди, — сказал я себе. — Успокойся. Если бы Мерлин действительно хотел покончить со мной, имея для этого средства — он уже сделал бы это. Что-то его удерживает… Надо как можно скорее разузнать всё, что смогу, об этом оружии; и что такое Сигрлинн толковала о Ракоте?»
Тут мои мысли неожиданно для меня самого приняли иное направление; вместо того чтобы думать о невероятной способности Главы Совета Поколения убирать со своего пути неугодных при помощи более действенных средств, чем ссылки и заточения, я не мог отрешиться от прозвучавшего грозного имени Ракота.
Зловещий смысл сказанного моей былой возлюбленной только теперь стал доходить до моего сознания. Случайно или намеренно было произнесено это? Слишком уж близко к одной из частей моего столь тщательно хранимого Плана!
Ракот. Ракот. Узурпатор… Владыка Мрака… трижды штурмовавший со своими Тёмными Армиями сам Замок Древних и однажды осадивший даже Обетованное! Низвергнутый и заточённый… И — мой друг. Мой единственный друг за все долгие века моего пути. Мы начинали вместе — оттого у меня титул тоже связан с Тёмными Силами. Однако затем он повёл себя немудро, возжаждав всевластия: обретя огромные знания, не доступные никому, кроме него, он потратил всего себя на сотворение неисчислимых Чёрных Легионов и Царств Сумерек: он пошёл войной на самих Предвечных Владык, надеясь управиться с ними обычным оружием. Я пытался его остановить… однако он не послушался моих советов, и мы поссорились. Я не пришёл ему на помощь, когда его армии гибли одна за другой под яростным натиском Молодых Богов и их блистающих ратей, — и это моё предательство, не важно, вольное или невольное, жгло меня, и спастись от самого себя я мог лишь одним способом.
Победители стёрли в пыль твердыни Ракота, его самого пленили. Потом был суд… Я не помог другу, но и не присоединился к Богам, как всё без исключения Маги моего Поколения. В наказание меня заставили зачитывать Ракоту приговор… Этого унижения я не забыл и не забуду до конца своих дней. Скованный и частично развоплощённый Ракот канул в безвестность, а я… я стал создавать Ночную Империю. Потом произошло ещё великое множество разнообразных событий; шло время, и приближался день, когда я смогу вернуть долги всем и каждому, в том числе и Ракоту. Но на этом скользком пути так легко потерять равновесие! А тут ещё Сигрлинн со своими туманными словами… Я поймал себя на том, что давно уже не могу предсказать ни одного её поступка. Подослали ли её ко мне, или она пришла сама? Не выдумка ли всё это? И с кем посоветоваться?
И тут я вспомнил о Хрофте.
Я не видел его более десяти лет — с самого возвращения из изгнания, полностью поглощённый вознёй с Хагеном. Теперь, похоже, наступило время для новой встречи, да и моего Ученика обязательно следовало представить ему. Мы отправились в путь.
От страны ярлов старым торговым трактом мимо владений баронов, через земли свободных пахарей к окраинам степей Рогхейма и затем на север, единственным более или менее безопасным путём через страну дубрав, подальше от жуткого Железного леса — соваться туда было ещё рановато для Хагена, — мы добрались до Живых скал.
Старый Хрофт… Он был стар уже в дни моей юности. На нём лежала неизгладимая Печать Гнева Предвечных Владык, и потому все избегали его. Веление Богов почиталось свято — однако так случилось, что я первым из Поколения нарушил их приказ — отчасти из любопытства, отчасти из чувства противоречия… Меня всегда притягивала эта мощная, невесть откуда взявшаяся в нашем Мире магическая личность, не принадлежавшая ни к Богам, ни к Древним, вдобавок совершенно, абсолютно одинокая. Он не имел ни учеников, ни последователей; он казался изгоем. И, наверное, оттого он так несказанно удивился, когда молодой Маг из только-только вставшего на ноги Поколения дерзнул пойти против уложений Богов, появившись у него на пороге. Мне показалось, что он обрадовался, хотя и стремился скрыть это всеми силами; он едва не выставил меня за двери. Но потом, смягчившись и поняв, что я не лазутчик (меня тогда страшно поразила такая подозрительность!), он стал очень откровенен; и от него-то я и узнал всё то, что заставило меня повернуться спиной к Свету и заняться пристальным изучением Тьмы.
Мы с Хрофтом не стали друзьями. Нельзя также сказать, что Хрофт был моим Учителем, хотя дал мне немало; нечто иное, куда сильнее привязанностей и обязательств Ученичества, сближало нас. Мы чувствовали, что не можем обойтись друг без друга — в деле исполнения наших сокровенных желаний. Я оказался единственной надеждой Хрофта, он — единственным для меня источником поистине бесценного Знания. Можно сказать, именно он перевернул все мои представления о Реальности, Межреальности, Богах, Демонах и прочих Магических Существах, о Светлом и Тёмном в пределах этого Мира. До встречи с Хрофтом бытие хоть и представлялось мне полным волнующих тайн и невероятных приключений, но в моих глазах оно походило на цветущий луг между двумя грозными крепостями, белой и чёрной, и я твёрдо знал, на какой я стороне и кто я сам. Хрофт раскрыл мне глаза на великое разнообразие Сил, Древних и Дальних; и я навсегда запомнил день, когда наконец понял, кто он такой и почему Владыки наложили на него запрет.
Меня всегда удивляло, почему этот могучий дух, это гордое сердце и глубокий ум мирятся с жалким положением изгоя, который проводит недели и месяцы в мрачном ничегонеделании, молча и безвылазно сидя в хижине и неумеренно потребляя самый грубый и крепкий эль, какой только можно было достать. Предстояло кануть в ничто ещё многим и многим векам, прежде чем прозвучали слова «слава павшему величию!», но, клянусь Лунным Зверем, они как нельзя лучше подходили к Хрофту. Я довольно быстро понял, что он не принадлежал к числу Древних, предыдущему Поколению Магов, на смену которым пришли мы; кто он и откуда взялся — долгое время оставалось для меня загадкой. И однажды, когда он был особенно сумрачен, а жбан с элем уже показывал дно, в его речи замелькали слова «радужный мост», «серединный мир» и другие, значение которых я не понимал. И тогда я решился спросить.
— Откуда я? — прищурился Хрофт. — А ты ещё не догадался?.. Да, было время, когда я сидел на золотом троне, окружённый верными друзьями, было время, когда я повелевал и вершил суд; и все склонялись передо мной! А кто я? Пойдём!
И он потащил меня в конюшню. Там, понуро опустив голову, стоял дивный жеребец, подобного которому я не видел нигде и никогда. Но удивили меня отнюдь не его редкостные стать, сила и красота, а восемь тонких, но мускулистых ног.
Только один такой конь существовал в пределах Реальности.
И только одного наездника терпел он на своей спине.
— До часа Рагнаради оставались ещё немереные бездны времени, — уставившись невидящим взглядом в стену, проговорил Хрофт. — Но Они пришли раньше, неожиданно и неведомо откуда. Мы дали бой и… не устояли. Потом, говорят, пали и остальные… Убийца Бели, сын Фьёргун, брат Бюллейста, все остальные, все наши жёны — все, все погибли… Я остался один. Так у Мира появились новые хозяева. И вот я здесь, а высокие стены моих чертогов пожрал огонь… Силы растрачены в битве, ныне могу лишь малую часть из того, на что был способен прежде…
Туманные предания и намеки, кое-где передаваемые среди гномов — самой древней и мудрой расы Смертных, которые я собирал долго и жадно, разом обрели плоть. Множество разрозненных мелочей встали по местам. Были те, кто владел Миром до прихода в него Молодых Богов; и старые повелители не устояли перед натиском пришельцев.
— И ты… — Я запнулся, но Хрофт лишь махнул рукой.
— Не надо титулов, они пусты, как череп труса, катаемый прибоем! Понимаю, что ты хотел спросить. Нет, я больше не пытался. Потому что не знаю, как бороться, — но сделаю всё, чтобы узнать. Если хочешь — будь со мной, но предупреждаю: если ты вздумаешь предать меня… — Его брови сошлись, глаза полыхнули, и мне представился прежний, грозный Отец Дружин, скачущий во главе могучего войска на великую битву.
Началось мое собственное Ученичество у Хрофта. Странное, ничуть не похожее на все прежние. Очень быстро я понял, что почти всё, чем владеет Хрофт, доступно и мне, а вот ему оказалось не по силам повторить то, что умел я. Он щедро делился со мной иным знанием — не заклинаниями и боевыми магическими искусствами, а правдивой историей Мира и подробными сведениями о различных Силах, действующих в нём. Их оказалось куда больше, чем я тогда считал…
И вот настал день, когда моё Ученичество как-то незаметно уступило место союзу, а затем — по мере того, как росли мои собственные силы, — Старый Хрофт стал всё более внимательно выслушивать меня, следовать моим советам, а потом и выполнять мои просьбы. Он признал, что я сильнее его; понимая, что в будущем старыми запасами не обойдёшься, Хрофт жадно учился сам — однако Магия нового времени давалась ему с трудом. Впрочем, торопиться ему было некуда. Победители, изгнав Хрофта и перебив всех его соратников, для чего-то сохранили ему жизнь (я полагал, что не последнюю роль тут сыграло знаменитое мягкосердечие Ялини, ненавидящей кровопролитие), лишь учинив над ним постоянный надзор. Я сразу же ощутил присутствие Недреманного Ока; однако стража занимал лишь сам Хрофт, а не его окружение.
Отец Дружин не скрывал своих целей. Он хотел, чтобы всё стало по-прежнему, а если не удастся — то отомстить. Он не требовал от меня, чтобы я сражался с ним рука об руку; ведь я в те дни ещё не знал собственных желаний. Тем не менее я помогал ему — потому что уже тогда понимал, что с Молодыми Богами мне не по пути. Голубой Город и Сигрлинн остались в прошлом, Ракот отдалился, готовя своё Первое Восстание, и я метался, не зная, чего же, в сущности, хочу.
Потом вихрь сотрясших всю Реальность войн всосал меня в свою исполинскую воронку; я составил свой собственный План, начал воплощать его и с великим изумлением в конце концов увидел огромного чёрного Замкового Ворона, вестника войны, на окне своего покоя в цитадели столицы Ночной Империи. Ворона из Замка Всех Древних, принёсшего мне вызов Сигрлинн.
В злые века изгнания моим единственным другом остался именно Хрофт. Заточённый Ракот навсегда, как я тогда думал, выпал из нашего Мира; и Хрофт действительно не жалел сил, помогал мне. Он даже не раз покидал своё единственное убежище в Живых скалах, отправляясь со мной в далёкие и рискованные путешествия — как, например, к мёртвым храмовым городам Юга, где воет ветер над полуразбитыми алтарями сгинувших богов, откуда я бы никогда не выбрался, если бы не Хрофт.
Мы с Хагеном направились к Живым скалам. Ещё несколько лет — и мой Ученик вступит в полную силу воина. Мы начнём с танства, а потом…
Каменный Страж едва не покалечил бесстрашно, но и безрассудно бросившегося ему наперерез Хагена; однако мальчишка сумел увернуться, и моя помощь не понадобилась, хотя мой Ученик и был здорово потрясён — я не сказал ему ни слова о том, что ждёт его в Скалах.
Хрофт моим Учеником остался доволен. Мы прожили у него полных четыре года, и, наверное, это были мои лучшие четыре года. А потом… Пятнадцатилетний Хаген — уже не мальчик, но мужчина — и я покинули надёжное убежище и двинулись на юго-запад, в населённые людьми области. Наступило время разбрасывать камни, как скажет впоследствии один незадачливый последователь Мерлина…
Оружие моему Ученику ковали гномы. Несмотря ни на что, Хрофт пользовался у них отменным уважением, и они с охотой исполнили его просьбу. Конечно, Хагену для наших последующих дел требовалось что-нибудь из работы по крайней мере Древних Магов, а ещё лучше — Древних Богов, но подобраться к их тайным запасам без гномьего клинка тоже было невозможно. Я не пожалел золота, и мастера Кольчужной Горы приняли его — но трудились они всё же не ради богатства. Гномы — странная раса, они с равной страстью и созидают, и разрушают. Но их грозный хирд — несокрушимый боевой строй — уже давным-давно не видели на поверхности, с людьми они жили мирно, целиком уйдя в работу. Однако в сердцах их навечно возжжён мрачный огонь, Жар Творящий и Пожирающий, и оттого гномы всегда с таким желанием куют мечи и вообще любую военную справу. Принимая от нас с Хагеном заказ, Дрони, старый гном, непроизносимый титул которого передавался человеческим языком как нечто вроде «тот-кто-делает-сверкающие-убивающие-рассекающие-шипы-ран», вполголоса сказал мне, внимательно глядя на моего Ученика:
— Для такого наслаждение работать… Он найдёт мечу должное применение! Сталь должна вдоволь пить крови… — И при этом его глаза сверкнули так свирепо, что от неожиданности я едва не отшатнулся.
Никто не знает, сколько раз перековывалась стальная полоса будущего меча, сколько миллионов слоев сплавились в горниле подземной кузни. Старые слухи о чудесной силе оружия, откованного в лунном свете, оставались для меня не больше чем слухами. Я больше верил мастерству гномов, чем туманным намёкам Сигрлинн — она же никогда всерьёз не занималась простыми железными игрушками. Наш с ней поединок вёлся совсем иными средствами.
Хаген прижал сверкающее лезвие к груди, его глаза горели. Он низко поклонился старому мастеру, и Дрони довольно ухмыльнулся.
— Не забывай почаще давать ему дышать, — посоветовал он. — Меч, он, знаешь, не любит без дела дремать в ножнах. Может утратить силу…
Распрямившись, Хаген резко взмахнул рукой. Клинок с лёгким шипением прочертил в воздухе жемчужное полукружье, снеся под корень молодую сосну толщиной в сильную мужскую руку. Гномы знали своё дело.
Дрони сделал для моего Ученика также шлем, кольчугу, щит и прочие необходимые доспехи. Теперь мы могли выступать на юг.
Там, за Дубравами, лежали горы Апьвланда, и без особой нужды туда никто не совался. К западу от них молодое и алчное королевство Химиивагар хищно протягивало жадные руки многочисленных и хорошо вооружённых полков ко всем незащищённым землям. К юго-западу от него тянулись на десятки лиг оборонительные валы Хранимого Королевства, хотя все и знали, что его оберегают силы куда могущественнее людских мечей и копий. А ещё дальше к югу, от границ владений Видрира до самого пролива, отделявшего Восточный Хьёрвард от южного материка, лежали владения бондов. Эти жили каждая область по-своему. Иные решали всё, даже самые мелкие вопросы, кулачными потасовками на вече, иные приглашали князей — как предводителей ополчения и беспристрастных судей. Между общинами никогда не существовало прочного мира.
К востоку от поселений бондов земли принадлежали баронам — мелким независимым правителям своих крошечных государств. Эти проводили всё время в рыцарских забавах; пиры сменялись турнирами, а турниры — пирами. Бароны враждовали с ярлами — последние всё время стремились прибрать к рукам новые земли с данниками, а бароны настойчиво пытались осуществить свою заветную мечту — заполучить выход к морю… Сами же ярлы гнездились ещё дальше к востоку, на морском побережье, где вода дошла до оголившихся древних костей Земли, до старых гор Осора. Море врезалось в глубь суши длинными языками-заливами, извилистыми фиордами, удобными для того, чтобы прятать узкие боевые «драконы». Подле одного из таких фиордов лежал и достопамятный Йоль, теперь уже, наверное, вновь отстроенный с муравьиным упрямством.
А как раз на полпути между владениями ярлов и свободными землями бондов раскинулся Хедебю — столица вольной торговой республики, перекрёсток путей из Восточного и Южного, Северного и Западного Хьёрварда. Туда стекались потоки людей и товаров со всего света, там замышлялись самые безумные и рискованные предприятия, там находили убежище и применение себе все, кого выталкивали старые земли, где народ цепко держался за закон неделимости одаля, согласно которому вся земля переходила старшему сыну, а младшим оставалось или идти под руку брата, или же бросить всё и искать удачи в иных странах. На богатство Хедебю давно уже зарились и ярлы, и жадные вожаки бондских общин — но торговая республика могла нанять лучших бойцов. Триста золотых поясов, самые зажиточные купцы города не скупились.
Я хотел показать Хагену этот город, провести его сквозь все призрачные соблазны вкусной еды и красивых вещей, обольстительных и доступных женщин — чтобы, познав всё, он смог бы это осознанно отринуть. И кроме того — ему нужно было собирать вокруг себя людей, последователей и соратников. Нам предстояло бросить вызов мощи Хранимого Королевства, и победить в своей первой войне он обязан был сам, без моей помощи — исключая совет, разумеется.
Примерно в дне плавания при попутном ветре от входа в залив Видвагар, на берегах которого лежала столица королевства Видрира, в море высились утёсистые громады прибрежных скал острова Хединсей. Моего острова. Когда-то давным-давно именно там основал я столицу Ночной Империи, а потом ураган войны стёр в ничто все плоды моих трудов. Остров попал в руки Сигрлинн, а она отдала его своим Ученикам, создавшим на месте моего государства Хранимое Королевство, послушное Молодым Богам. С тех пор этот остров так и стоял необитаемым, хотя внутри кольца высоких и обрывистых скал, ограждавшего его со всех сторон, было вдоволь и лугов, и полей, и ручьёв. Именно этим он и привлёк меня в своё время — его земля могла прокормить немало народу. Для порядка Видрир, нынешний правитель Хранимого Королевства, всё же держал там небольшой гарнизон.
Между рубежом Хранимого Королевства и собственно бондскими областями широкой полосой тянулись владения свободных танов — вассалов Видрира; им принадлежали и несколько островов, расположенных в море подле Хединсея. В отличие от ярлов, таны редко предпринимали дальние военные экспедиции; основой их богатства оставалась земля, обрабатываемая арендаторами. Время от времени таны оказывались вовлечёнными в мелкие стычки между общинами бондов или же, объединившись, отправлялись в набег на области Химинвагара, на что правители Хранимого Королевства смотрели сквозь пальцы, и редко, очень редко дружина какого-нибудь уж совсем отчаянного тана присоединялась к ярлам, хаживавшим далеко на юг и на восток.
Так или иначе, но Хединсей ждал нас, и нужно было спешить — я не мог поручиться, что для выполнения всего задуманного мной хватит человеческой жизни Хагена, а лишать его покоя посмертия казалось мне самым чудовищным предательством, какое может совершить Маг-Учитель по отношению к своему Ученику; к подобному частенько прибегал Макран, и одного этого уже было достаточно, даже если просто не брать в расчёт моих принципов.
Мы двигались на юг. Леса остались позади; вздыбились горные кручи Альвланда, и Хаген, наслушавшись множества историй об этих существах, не сводил с вершин взгляда. Я всегда с большой осторожностью относился к Перворождённым; пусть они и почти покинули населённые людьми пределы всех четырёх частей Большого Хьёрварда, но те, которые остались, владели грозными силами, время от времени властно вмешиваясь в события и всегда стремясь прекратить войны и дать земле покой на возможно большее время. Магов они недолюбливали, но никогда не выступали против них в открытую.
Аль вы же всегда занимали меня чрезвычайно. В ряде случаев они могли оказаться очень полезными, почти что незаменимыми. И они всегда готовы были прийти на помощь, правда, никогда не забывая потребовать плату — Знанием; признаюсь, порой меня забавляло, как с поистине детской непосредственностью они пытались выведать у меня заклятья, всегда относимые Советом Поколения к Тайным: как пробуждать Драконов и повелевать ими, как открывать ворота в Нижние Земли и черпать там силы, как опутать незримой сетью Мага и лишить его свободы.
Леса упёрлись в серо-коричневые склоны предгорий. Прямо перед нами распахнуло зев широкое ущелье, почти долина; видно было, как чётко проведена граница земли альвов — несколько сотен саженей безжизненной глины и камня, а затем склоны ущелья вновь покрывает трава, но уже не совсем похожая на обычную, растущую в иных местах: здесь она имела голубоватый цвет. Дно ущелья скрывали деревья, какие тоже можно было увидеть только здесь — низкие, но с очень толстыми стволами и широкими, разлапистыми листьями густо-зелен ого цвета, немного похожими на кленовые, только раза в два больше. Сделанные из этих стволов брёвна не гнили, очень плохо горели и потому весьма ценились и ярлами, и бондами как материал для крепостных стен. С обеих сторон ущелья на выдававшихся вперёд утёсах, вознёсшихся над нашими головами на добрые полсотни саженей, стояли две сторожевые башни, сложенные из голубоватого камня. Изящные, стройные, с ажурной каменной резьбой, эти башни никак не походили на настоящие укрепления; альвы, ушедшие от своих творцов, тем не менее неосознанно подражали былым наставникам, хотя, конечно же, их постройки не могли тягаться красотой с творениями эльфийских мастеров, с Серебряным Кором — одной из эльфийских столиц Восточного Хьёрварда, куда за все долгие века его существования находило дорогу лишь несколько Смертных, считанных на пальцах одной руки. Я был там один раз и запомнил это зрелище навсегда.
В обращенном к нам высоком окне левой башни мелькнул быстрый голубой проблеск. Слишком быстрый, чтобы его могли заметить праздные глаза случайного странника.
— Что это было? — мгновенно напрягся Хаген, пригибаясь и заученно перебрасывая со спины щит.
— Нас спросили, достойны ли мы внимания хозяев, — ответил я, складывая руки перед грудью.
До того чтобы сделать что-нибудь, истинному Магу нет нужды произносить какие-то слова. Маги, подобно Орлангуру и Демогоргону, — есть Великий Предел между светлой и тёмной половинами мироздания. Поворачивая весь мир вокруг себя, Маг обретает силы. Заклятья же — лишь устоявшаяся форма, помогающая в работе, особенно с существами, созданными не из одной лишь косной материи.
Между моими ладонями, сложенными лодочкой, появился неяркий оранжево-рыжий огонёк, быстро вытянувшийся в острый луч высотой почти в рост человека; я ответил на вопрос стражей — альвов.
Сперва, я помню, Хагена поражали не сложные, истинно магические наши дела — спуск в Нижние Миры, вызывание мёртвых и тому подобное, — а вот эти простейшие вещи, вроде той, что я проделал только что. Я долго пытался объяснить ему, что для Мага зажечь такой огонь на ладони — всё равно что человеку, скажем, свернуть язык трубочкой или пошевелить ушами. Получается далеко не у всех, а тот, у кого выходит, всё равно не может объяснить, как он это делает. Не может объяснить и не может, конечно же, никого этому научить. Я, понятное дело, долго растолковывал Хагену учение о Магическом Огне, об изначальной Искре, что Творец вдохнул в наш Мир ещё до того, как в него вступили Молодые Боги, что в каждом Маге горит частичка этого незримого пламени и что ей можно придать множество форм, — но объяснить, какие же именно действия я предпринимаю, чтобы зажечь свой огонёк, я так и не сумел.
Теперь голубые проблески появились в бойницах и правой башне. Нас приветствовали и приглашали войти. Так мы с Хагеном пересекли границу Альвланда.

Шёл четвёртый день, как Гудмунд, расставшись с Фроди, без устали скакал и скакал на восток. Долина Бруневагар лежала между двумя старыми, оплывшими и заросшими лесом горами. Когда-то они были частью могучей горной цепи, одной из величественнейших в Восточном Хьёрварде; тогда, впрочем, не существовало и самого понятия «Восточный Хьёрвард», а был один великий материк — до наступления Первого Дня Гнева, о котором ныне не сохранилось вообще никаких свидетельств, кроме лишь одного: сгинули все люди, что жили тогда на земле. В час Ярости Сил изменились пути ветров и вод, сместились громады континентов, Земной Щит исполосовало трещинами, волны мирового океана хлынули в образовавшиеся разломы, возникли новые моря; старые горы стёрло почти до основания, сорвало с них броню гранитов, оставив на поживу медленно глодающим добычу дождям мягкие нутряные слои. Но дух этих старых гор — а они были воистину стары, во всём Восточном Хьёрварде сними мог сравниться возрастом разве лишь Хрофт, да ещё Орлангур с Демогоргоном, но эти принадлежали всему Миру, — дух этих старых гор был ещё жив, и, наверное, поэтому странный, известный среди Перворождённых монастырь был основан именно в этом месте.
Всё это Гудмунд вспоминал дорогой; он многое узнал из рассказов тана, которого воин уважал не только за удачливость в боях, но и за то, что порой тот выручал их всех или находил необычайно ценную добычу именно благодаря своему Знанию, куда как отличному от всего, что довелось слышать Гудмунду. Младший сын в семье обедневшего, захудалого тана на пограничье Хранимого Королевства, он давно уже ушёл из дому — сразу после смерти матери и вторичной женитьбы отца. Был стражником у богатых бондов, потом судьба забросила его в Торговую Республику, в Хедебю; голодный, но гибкий и свирепый, он пробился сквозь сито придирчивого отбора и стал городовым стражем. А потом его встретил тан — вернее, тогда он ещё не успел стать таном, а был просто Хагеном. Из детских времен Гудмунд вынес тягу к знаниям, не очень-то широко распространённую среди бродяг, искателей удачи; именно за это Хаген в своё время и выделил его среди прочих, а потом одобрил Хедин, таинственный Учитель тана…
И сейчас воин мчался к монастырю, прекрасно понимая, что этим, быть может, положил конец своей службе у Хагена, — тан не прощал неповиновения; но, едва перед глазами Гудмунда вставало лицо умирающего эльфа, глаза Перворожденного, все сомнения, сожаления и страхи отлетали прочь. Старшие братья людской расы никогда не лгали младшим, и, если эльф просил передать кому-то известие, это нужно было сделать во что бы то ни стало.
Мало-помалу сгустился вечер. Местность, через которую ехал Гудмунд, люди, похоже, покинули давным-давно — опытный глаз ещё угадывал в попадающихся пятнах мелколесья старые поля, проглоченные диким бором. Сохранились и какие-то подобия дорог, превратившиеся в узенькие тропки, — одной из них и скакал Гудмунд, низко пригибаясь к шее коня. Всё время пути его не переставало терзать беспокойство — что, если та неведомая Ночная Всадница направлялась туда же, куда и он сам, и смысл поручения эльфа состоял именно в том, чтобы в монастыре успели приготовиться к отпору? Что, если эта странная, необычайно опасная ведьма устроит засаду ему самому, каким-нибудь колдовским способом обнаружив за собой погоню? Гудмунд не слишком надеялся обогнать свою страшную противницу — Ночные Всадницы потому и прозывались Всадницами, что и пешком они запросто могли потягаться с любым конником. Ведьм Гудмунд боялся и ненавидел. Ненавидел и боялся с самого детства: накрепко засело в голове убеждение, что именно от ведьминого колдовства умерла его мать — она отказалась дать капризной и своенравной особе, заявившейся в её дом, своё последнее нарядное платье, память о более счастливых временах, в уплату за снятие коровьего мора, который, как никто не сомневался, эта же колдунья и наслала. Ведьма ушла, напоследок прошипев прямо в лицо матери Гудмунда что-то злобно-неразборчивое; мать вздрогнула, как от удара, а спустя несколько месяцев умерла от странной болезни, с которой не смог справиться ни один из местных знахарей. Воин Хагена ещё не знал, что Ночные Всадницы не похожи одна на другую, и не задумывался, за кем охотится эта; такому человеку — или нечеловеку — он готов был стать союзником.
Его спасло то, что устроившая на него засаду оказалась слишком любопытна. Тонкая, почти невидимая верёвка внезапно выпрыгнула из травы под копытами коня, лошадь споткнулась, и воин кубарем покатился по земле. В последнее мгновение он каким-то чудом успел заметить подозрительное мельтешение в зарослях и сумел упасть на руки. Перекатившись через голову, воин оказался куда дальше от кустов, чем рассчитывал бросившийся из зарослей поимщик. Вторым прыжком он-таки дотянулся до Гудмунда, набрасывая на тога ловчую сеть, но воин Хагена уже выхватил короткий и толстый кинжал с двойным лезвием — от основного, прямого, у самой крестовины отходило второе, загнутое наподобие серпа; оружие напоминало обычный багор, только стоило больше, чем, наверное, все багры Восточного Хьёрварда, вместе взятые, потому что выковали его руки мастеров Кольчужной Горы; никакой сработанный людской рукой клинок не смог бы разрезать эти кажущиеся такими тонкими, но необычайно прочные верёвки ловчего снаряда Ночной Всадницы.
Со скрежетом, словно рассекая металл, нож проделал в сети длинную прорезь; извернувшись, Гудмунд вскочил на ноги — в ловкости он лишь немногим уступал своей противнице.
Конечно же, ему было бы несдобровать, имей Ночная Всадница под рукой свою Огненосную Чашу. Но ей, видно, понадобился живой, способный говорить пленник, и жуткое оружие осталось в кустах.
Ведьма отбросила прочь прорезанную сеть. Её тонкую фигуру обтягивал тёмно-зелёный плащ, плотно схваченный несколькими ремнями; Гудмунд и глазом моргнуть не успел, как один из этих ремней оказался в руках у его противницы.
Воин выхватил меч и замахнулся, стремясь покончить дело одним ударом, но Ночная Всадница вдруг как-то удивительно ловко отскочила в сторону, ременная петля охватила кисть Гудмунда, сжимавшую эфес, и от резкой боли в руке он выпустил оружие, чем и спасся вновь, сам о том не зная, — петля соскользнула, и он сумел отпрыгнуть.
Ведьма нарочито-неторопливо подобрала клинок и молча двинулась вперёд. Тяжёлый меч, как влитой, лежал в её небольшой, изящной ладони, и незаметно было, что он для неё слишком велик.
Гудмунд похолодел. Его обезоружили играючи; в запасе оставался только нож-крюк. Им воин владел великолепно, и сейчас у него оставался только один выход — удивить свою противницу.
Он взмахнул рукой. Сверкнув, хитроумное изделие гномов полетело вперёд; из рукояти с лёгким шелестом разматывалась тонкая цепочка, другой конец которой Гудмунд крепко сжимал в кулаке. Благодаря особой работе, нож всегда летел острием вперёд и крюком вниз; он был нацелен в лицо Ночной Всаднице, та было отклонилась, лезвие свистнуло у нее подле уха, и тут Гудмунд резко рванул цепь.
Остро отточенный, загнутый подобно орлиному клюву клинок-крюк впился в плечо Всадницы и, раздирая плоть, выставил наружу окровавленное остриё. Прекрасный враг Гудмунда тонко вскрикнул, рот ведьмы искривился в муке; но даже боль не замутила её рассудка. Она внезапно прыгнула вперёд, так что туго натянутая цепь провисла, и вытолкнула клинок Гудмунда из раны назад, себе за спину. Воин вновь дёрнул за цепочку, и верное оружие словно само прыгнуло ему в руку.
Не теряя ни секунды, Гудмунд снова метнул нож-крюк, но Ночная Всадница не попадалась дважды на одну уловку; несмотря на рану, вокруг которой по плащу быстро расползалось тёмное пятно, она смогла уклониться — стальной клюв лишь впустую чиркнул по земле. Однако и сама начать атаку ведьма явно не могла; закусив губу, она шажок за шажком медленно отступала к кустам, прижимая левую руку к ране, а в правой по-прежнему держа меч Гудмунда.
Хищно изогнутое лезвие крюка зловеще шелестело, рассекая воздух; воин крутил оружие над головой, выделывая им запутанные восьмёрки и петли, и одновременно прикидывал, как ударить, чтобы сразу — наверняка.
Однако он забыл, что ему противостоит не обычный боец, пусть и хорошо обученный разным трюкам. У Ночной Всадницы имелись в запасе и более сильные средства. Отбив мечом очередной удар крюка, она внезапно воткнула клинок в землю, сжала плечи, её локти сошлись, плотно прижатые к телу; в полураскрытых ладонях она словно держала нечто похожее на шар. Её лицо стало снежно-белым, глаза широко раскрылись, а между узких ладоней заклубился плотный сизый туман. Она накладывала заклятье.
Однако никакой Маг не может сотворить волшбу молниеносно; чем менее искусен налагающий и чем меньше у нега сил, тем больше потребно времени. Именно поэтому Гудмунда встретила простая верёвка поперёк дороги, — очевидно, ведьма опережала его совсем ненамного и не успела соорудить сложную магическую ловушку; от простого же заклятья конный воин ушёл бы легко. Во время Наложения все движения очень важны — Ночная Всадница не могла сейчас даже защищаться, однако она точно рассчитала необходимые мгновения. Гудмунду нужно было вновь принять в руку отбитый ведьмой и врезавшийся в землю крюк и затем снова замахнуться; смертоносное лезвие уже летело в цель, когда малое заклятье Сна начало действовать. Гудмунд зашатался, его взор обессмыслился, ноги подкосились.
Будь здесь Хедин, он смог бы увидеть, как ведьма словно бы плеснула чем-то сероватым на незримого астрального двойника Гудмунда, самую низшую из астральных Теней Души. Это заклятие Сна очень просто, действует оно недолго, но ведьме хватило бы и нескольких секунд.
Воин чувствовал, как сознание заливает липкая серая пелена, как отказываются повиноваться ноги; он упал на четвереньки, нож-крюк, бесполезный, валялся в десяти шагах от него; в левой руке Гудмунд ещё держал цепь, но не имел сил даже пошевелить пальцами. Сон одолевал его, ещё немного — и веки смежатся…
Ночная Всадница выдернула меч из земли и, подойдя к Гудмунду, стала прицеливаться, намереваясь оглушить воина ударом эфеса по затылку.
И всё же что-то мешало заклятью ведьмы подействовать до конца. Гудмунд скользил по самому краю бездны забытья, так и не проваливаясь в неё. Он внезапно увидел перед собой лицо матери — и сотрясшая его ненависть помогла душе удержаться на узком карнизе, под которым во мглу бесконечности уходила бездонная пропасть… Воину кое-как повиновалась лишь правая рука, и он, прижимая её к земле, сумел незаметным движением повернуть крошечный рычажок на оковывавшей кисть латной рукавице. Раздался лёгкий щелчок.
На воина упала тень — ведьма подошла вплотную; и в ту же секунду, когда она замахнулась, Гудмунд потратил последние силы на один стремительный опережающий удар. Четырехдюймовый острый шип, высунувшийся из его железной перчатки, вонзился в ногу ведьме. Раздался истошный крик, и в тот же миг заклятье рухнуло. Одолевая тошноту, Гудмунд вскочил, ударом ноги вышиб из рук ведьмы свой меч и вновь занёс крюк, впрыгнувший ему обратно в руку.
И тут Ночная Всадница сочла за лучшее прекратить бой. Ей попался странный противник, с которым нужно было сражаться совсем по-иному, и она выбрала отступление.
У Гудмунда хватило рассудительности не броситься очертя голову в погоню. Там, в зарослях, его бы настигла внезапная смерть от вылетевшей невесть откуда крошечной отравленной иглы; и потому, едва Ночная Всадница скрылась, он подобрал меч, поспешно вскочил в седло и погнал коня что было сил. Теперь каждый поворот, каждый куст мог грозить гибелью — он хорошо помнил Огненную Чашу, стершую с лица земли целую засаду!
«Итак, эльф был прав, — думал воин. — Ведьма идёт к монастырю. Она «стала на след»… хотел бы я знать, на чей, и не завидую тому, за кем она охотится… Остаётся только надеяться, что до монастыря я доберусь раньше, чем она, — я всё же её слегка задел».
Ночью он не останавливался, шёл пешком, давая отдых коню, — страх всё равно не позволил бы ему смежить веки. Тем временем местность вокруг него вновь стала меняться. Теперь Гудмунд ехал среди длинных, пологих склонов старых-престарых гор. Кое-где виднелись безлесные вершины. Исчезли привычные ели, сосны, пихты, лиственницы; их место заняли торжественные, странные деревья, застывшие, словно воины в боевом порядке, очень прямые и необычайно высокие; их вершины уходили к самым облакам. Землю у их подножий покрывал толстенный слой мха; и даже слышавшиеся здесь птичьи голоса совсем не походили на пение обычных крылатых обитателей Восточного Хьёрварда. Гудмунд перевёл дух: устроить в таком чистом и далеко просматриваемом лесу засаду — не по умению Ночной Всадницы.
Зато нашлись другие.
Из-за древесного ствола толщиной в добрую крепостную башню прямо перед мордой лошади Гудмунда появился одетый в тёмно-синее юноша, худощавый и бледный, с длинными тёмными волосами до плеч и глубоко посаженными тёмными же глазами. В руке он держал посох, заканчивавшийся странным навершием — причудливым переплетением то ли пяти, то ли шести тонких заострённых отростков; если смотреть на них спереди, их рисунок напоминал руну Аол — «Начало» в алфавите великанов, что правили Хьёрвардом задолго до Первого Дня Гнева. Гудмунду эти руны как-то показал Хедин, Великий Учитель, сказав при этом:
— Ныне они почти не в ходу. Маги пользуются Тайнописью Феанора, люди — новым звуковым алфавитом, что создал Мерлин. Лишь гномы в своих секретных трактатах по кузнечному делу ещё пишут изначальными рунами…
Тёмные глаза властно смотрели на Гудмунда. Понимая, что достиг цели, воин натянул поводья и спешился. Юноша, по-прежнему не произнося ни слова и пристально глядя на приезжего, направил на него вершину своего посоха. Гудмунд начал было заготовленную речь, однако его прервал энергично-досадливый жест сухой ладони. Недоумевая, воин умолк.
Юноша смотрел на него ещё с полминуты, а затем, так и не произнеся ни слова, сделал какой-то быстрый жест, и направленные на Гудмунда отполированные деревянные отростки на посохе внезапно ожили, бросившись вперёд с быстротой атакующих змей; да что там змей! Бывалый воин Хагена сумел бы увернуться от гадов; здесь же его оплели в долю секунды, он оказался туго связан по рукам и ногам, не в силах пошевелиться. Его рука застыла, намертво прикрученная к эфесу.
— Эй, что за шутки, спали вас Ямерт?! — яростно заорал Гудмунд, дёргаясь в тщетных попытках ослабить путы. — Я же сюда не просто так!
Не слушая воплей, юноша задумчиво окинул пленника взглядом, почесал подбородок и, вроде оставшись довольным, легко поднял посох за противоположный конец и понёс перед собой, помахивая им, точно веточкой. Гудмунд продолжал изощряться в ужасных проклятиях и вдруг ощутил резкую боль в губе — острый конец одного из оплетших его отростков весьма деловито пытался проделать дыру в губе воина с явным намерением зашить ему рот в самом прямом смысле слова. Поперхнувшись от ужаса, Гудмунд замолчал — и отросток тоже отступил.
«И сюда я мчался сломя голову, дрался с Ночной Всадницей, едва остался жив!.. — ошарашенно думал воин. — Но, быть может, это просто привратник, который встречает так всех нежданных гостей? Но какая силища!»
Гудмунд не мог смотреть по сторонам, перед его глазами мелькал лишь один мох; однако шли они недолга. Гудмунд услыхал лёгкий скрип открываемых ворот, его внесли внутрь, поставили на ноги, и тут путы исчезли.
Воин быстро огляделся. Он стоял в углу довольно просторного двора, окружённого с трёх сторон одноэтажными бревенчатыми строениями вполне обычного вида, с окнами и дверьми. За его спиной между двух таких домов были ворота, на противоположной же стороне, вдоль пологого ската горы, вытянулось длинное трехэтажное здание. Его фасад был словно выпилен из цельного куска исполинского дерева — искусство мастеров сохранило бесчисленные годовые кольца.
Больше ничего странного или запоминающегося Гудмунд вокруг себя не увидел. Дома как дома, совсем простые — глаз не мог зацепиться ни за резной наличник, ни за расписную ставню…
Рядом с Гудмундом стояло четверо. Притащивший его сюда юноша со столь необычным посохом; молодой мужчина с лёгкой бородкой, в таком же, как у юноши, плотном тёмно-синем плаще и с таким же посохом в руках; на шее у него висел кусочек тёмно-коричневого отполированного дерева. Третьим был грузный, с большим животом, уже пожилой человек с двойным подбородком и красноватым носом; он тоже носил на груди кусок древесины, но уже много светлее. Четвёртым же стоял очень прямой и очень сухой старик с орлиным носом. Лицо его казалось коричневым; в руках старика воин Хагена увидел не посох, как у остальных, а лишь тонкую веточку. И кусочек дерева у него на шее был совершенно бел.
— Послушайте, — начал Гудмунд. — Я издалека. Мне очень нужно поговорить с настоятелем!.. У меня срочные известия! И почему надо было тащить меня сюда таким способом?!
— Во владениях Дальних Сил ваши смешные правила не действуют, человече, — безразлично сказал молодой мужчина. — А всё, что ты мог сказать, мы и так знаем.
— Умирающий эльф просил меня обязательно добраться до долины Бруневагар, где стоит монастырь, — отчеканил Гудмунд, глядя в упор на старика, судя по всему, бывшего здесь главным. — Отыскать настоятеля этого монастыря и предупредить его, что одна очень ловкая Ночная Всадница встала на чей-то след, с помощью Извергающей Огонь Чаши истребила целую засевшую у неё на пути засаду и теперь направляется прямиком сюда! Вот что должен был передать я, и, клянусь вековечной тьмой, я не заслужил подобного приёма!
На него вновь посмотрели, как на докучливого ребёнка, а затем вдруг заговорил толстяк:
— А кому ты служишь?
Природная осторожность заставила Гудмунда солгать:
— Я наёмник, солдат удачи.
Толстяк бросил быстрый взгляд на старика с орлиным носом, всем видом своим выражая: «Ну, что я вам говорил?»
— Ты лжёшь, червь, — холодно бросил старик. — Ты — воин тана Хагена, Ученика Мага по имени Хедин. Я прочёл это в твоих мыслях. И намерения этого Мага нам слишком хорошо известны, чтобы отпустить тебя. В яму его! — распорядился орлиноносый, теряя всякий интерес к воину и поворачиваясь к нему спиной.
— Если ты читаешь мысли, неужто ты не видишь, что я просто хотел вам помочь! — извиваясь в жестоких объятиях вновь оплётших его отростков посоха, крикнул Гудмунд. — Я ненавижу ведьм! И убиваю их при первой возможности! Остановитесь!
С таким же успехом он мог взывать к мерно наступающему на берег приливу.
Его оттащили в угол двора, доски в стене расползлись сами собой, открылся тёмный, наклонно уходящий вглубь проход. Юноша неторопливо обезоружил Гудмунда, а потом резко взмахнул своим посохом, точно хозяйка, стряхивающая веник, и воин кубарем покатился вниз, успев всё же послать наверх самое чёрное, подсердечное проклятие.
Он очутился в тесной, полутёмной каморке, с крошечным зарешеченным оконцем под самым потолком. Стены были обшиты досками — пропустив Гудмунда, они сразу же, точно живые, закрылись за ним. В его тюрьме не оказалось ничего, кроме голых стен; выругавшись самым замысловатым образом, Гудмунд почти рухнул на пол и замер, закрыв лицо руками. В голове у него всё смешалось. Эльфы никогда не стали бы водить дружбу со злодеями и мучителями; тогда почему же его швырнули сюда? Может, они в союзе с Перворождёнными, но во вражде с Учителем Хедином?!
Однако Гудмунд ничего не знал о Дальних Силах; вскоре он прекратил бесплодные попытки. «Если не убили сразу — значит, зачем-то ещё могу понадобиться. Или меня заточили здесь пожизненно?»
Однако не прошло и часа, как там, наверху, поднялся какой-то переполох — шум пробился даже в Гудмундово узилище. Сперва воин услышал крики, потом — низкий, басовитый рык; он сменился грохотом, от которого у воина оледенело сердце и едва не остановилось дыхание — в кого-то на поверхности направлено было невероятно мощное заклятье. Однако и после этого шум не утихал; к крикам, вою, визгу прибавилось ещё какое-то шипение, а затем Гудмунд увидел, как серый свет, пробивавшийся из узкого оконца его камеры, сменился багряным. Наверху пылал пожар, и он не мог ошибиться в его причине, раз увидав в действии Огненосную Чашу. Ночная Всадница добралась до тех, по чьему следу шла. И, видит милосердная Ялини, в тот миг Гудмунд, при всей своей ненависти к ведьмам, испытал нечто вроде мстительного удовлетворения. Тем временем пожар наверху всё ширился, звуки боя становились всё громче; в окно пополз едкий дым. Воин закашлялся и, быть может, так и окончил бы свои дни, задохнувшись, но тут над его головой точно лопнула молния, пол содрогнулся так, что он не устоял на ногах; над ним пронеслась клубящаяся струя огня, пылающие брёвна и доски разлетелись в разные стороны, и воин увидел над собой небо. Вокруг мгновенно стало невыносимо жарко; прикрывая голову плащом, Гудмунд бросился прочь из горящих развалин; только выбравшись из полыхающего дома, он огляделся.
Половины строений, ограждавших двор, уже не было — на их месте громоздились груды обугленных брёвен и стропил. Изглоданные огнём ворота тоже валялись на земле, а подле них лежал на спине, широко раскинув руки и ноги, тот самый юноша, что встретил Гудмунда в лесу. Около убитого воин увидел всё своё оружие — очевидно, тот так и не успел с ним расстаться. Больше во дворе никого и ничего не было, ни живых, ни мёртвых, а вот из длинного трехэтажного здания, которое Гудмунд определил для себя как главное в монастыре, доносился тяжкий грохот, дикие крики, время от времени раздавался звон стали, из окон то и дело вырывались языки огня или струи дыма, но загораться это строение решительно не желало.
Очевидно, решил Гудмунд, ведьме удалось каким-то образом сломить сопротивление здесь, во дворе, и теперь бой шёл уже внутри; кстати, мёртвый юноша тоже не имел ожогов, как и погибший эльф, он казался лишь спящим.
Гудмунд обнажил меч, взял на изготовку в левую руку нож-крюк… но все эти действия так и не подсказали ему, что делать дальше. Осторожность и благоразумие требовали, чтобы он, воспользовавшись случаем, поспешил бы убраться восвояси, но, с другой стороны, если у Учителя объявились какие-то новые враги, следовало во что бы то ни стало разузнать о них как можно больше. Гудмунд поколебался ещё несколько мгновений, с сожалением взглянул на окружавшие монастырь прекрасные лесные исполины, вздохнул, поудобнее перехватил меч и решительно зашагал к дверям главного здания.
Он толкнул тяжёлые створки, вошёл внутрь… увидел на полу ещё одно мёртвое тело — на почти полностью сгоревшем посохе ещё шевелились обугленные отростки — и осторожно двинулся в глубь дома, туда, где слышались рёв, свист и вой.
Вряд ли Гудмунд смог бы многое рассказать об убранстве комнат, которыми он шёл, — здесь основательно погулял огонь. Воин обнаружил какие-то изломанные, полусожжённые скамьи, шкафы, сундуки; несколько раз ему под ноги попались остатки толстых старых книг.
Он поднялся на второй этаж, там была та же картина. Но вот слева от нега открылся широкий проход, ведущий в просторный зал — деревянные стены дома здесь плавно смыкались с каменными сводами огромной пещеры, — и, заглянув туда, Гудмунд увидел схватку.
Воистину, на это стоило посмотреть! Тонкая фигурка в обгоревшем по краям плаще, с Огненосной Чашей в правой руке и чёрным кривым мечом в левой — против полутора десятков мужчин, одетых в синее, среди которых Гудмунд разглядел давешнего орлиноносого старика. По залу катились незримые валы заклинаний, от мощи которых сотрясались стены и откалывались камни от скальных сводов; посохи старались опутать ведьму своими отростками, но она с непостижимой ловкостью или рубила их своим Чёрным Мечом, или опаляла струями огня из Чаши, или останавливала каким-то заклятьем; на защитников монастыря низвергались потоки пламени, но старик вскидывал руки, и упругие воронки вихрей отбрасывали смертоносный жар в стороны. У нескольких бойцов в синем Гудмунд заметил в руках длинные серебристые мечи, от которых расходился неяркий свет. Эти клинки легко рубили в клочья огненные струи, но, сталкиваясь с Чёрным Мечом, лишь выбрасывали огромные снопы искр.
Гудмунд застыл, поглощённый невероятным зрелищем; ведьма залечила оставленную его крюком рану, свободно сражаясь сейчас обеими руками.
Ночной Всаднице удался ловкий приём — один из мечников неудачно встретил нацеленную в него струю огня, меч с державшей его рукой исчез в рыжих клубах; и пламенная река тут же словно взорвалась изнутри мертвенно-бледными вспышками. Шум боя перекрыл дикий, тонкий визг, разорванное напополам мёртвое тело рухнуло на пол, от меча остался только огарок эфеса. Видно, это оружие могло противостоять огню, только если пламя не захватило руку державшего клинок.
Но тут и саму Всадницу настиг крутящийся, упругий вихрь, посланный стариком — про себя Гудмунд считал его настоятелем. Удар швырнул ведьму на камни; издав торжествующий клич, на неё кинулись несколько монастырских бойцов, с посохами и мечами наперевес; настоятель воздел руки, готовя новое заклятье, — но Ночная Всадница, хоть и потрясённая падением, сумела откатиться в сторону и опалила насмерть ещё одного врага. Пол, где она только что лежала, взорвался чёрными брызгами камня, раздробленного заклятьем, — но ведьма уже стояла на ногах.
Гудмунд не мог понять, чего добивается его былая противница. Не похоже было, что она сражалась только за свою жизнь, — путь к отступлению оставался: нет, она настойчиво, шаг за шагом пробивалась куда-то в глубь тёмной пещеры, куда её отчаянно пытались не пропустить настоятель со своими молодцами. Гудмунд не понимал ни смысла, ни целей, ни причин этого боя — и колебался, не зная, как поступить.
А тем временем дела Ночной Всадницы шли всё хуже и хуже. Скользнувший меч оставил на левом предплечье длинный кровавый рубец за миг до того, как сам нанёсший удар превратился в груду пепла; одно из заклинаний настоятеля пустило на ведьму дождь из кипящего масла — она увернулась, но часть капель всё же попала на лицо; потом толстяк, преодолев защиту Чёрного Меча, со страшной силой ударил ведьму в бок торцом своего посоха, и она с тяжёлым стоном упала на одно колено. Она сумела зарубить ещё одного противника, но Гудмунд видел, что Всадница теряет силы, сдерживая магические атаки, нанося ответные и не переставая при этом поливать огнём всё вокруг себя.
Гудмунд ни на миг не терял осторожности, и всё же его заметили, когда капли жидкого пламени упали прямо около того места, где он прятался. Один из бойцов в синем крикнул, указывая на него настоятелю, и, держа посох в правой руке, бросился прямо на Гудмунда. Воин встретил его цепью от своего крюка-ножа: её длинный свободный конец, брошенный умелой рукой, обмотался вокруг ног бежавшего, тот упал — однако, тотчас вскочив, вновь ринулся вперёд. Убедившись, что драки не избежать, воин Хагена метнул загнутое клювом лезвие. Железо вошло в шею; тело дёрнулось и замерло.
Так, против собственной воли, Гудмунд оказался втянут в схватку, да ещё на стороне той, вместе с кем он не стал бы сражаться ни под каким видом, имей он возможность выбирать.
Ночная Всадница оглянулась, и воин Хагена содрогнулся, встретив её безумный взгляд. Ведьма с удвоенной силой атаковала своих противников; защитники монастыря вынужденно попятились. Мечущиеся пятна света проникли глубже в заповедный подгорный полумрак, и Гудмунд разглядел где-то на самой границе темноты странные зеленоватые сполохи, играющие на сотнях и тысячах тонких граней, — там угадывалась огромная глыба какого-то неведомого кристалла поистине невероятных размеров.
Пока Гудмунд гадал, что это может быть такое, Ночная Всадница на миг оторвалась от наседавших на неё, и огнистые потоки потекли по гладкому полу прямо к загадочному зеленоватому мерцанию. На камнях заплясали языки пламени — свет вырвал из небытия огромный зеленоватый алтарь, вырезанный из цельной глыбы не известного Гудмунду прозрачного чистейшего самоцвета. В его глубине угадывались смутные контуры какого-то очень высокого существа, облачённого в длинный прямой балахон; больше воин ничего не сумел разглядеть, потому что камень вдруг полыхнул неистовым зелёным огнём; потоки непереносимо яркого света хлынули с высоты, и Гудмунд невольно рухнул на колено — этот свет лишал его сил и воли к борьбе; пол под ногами затрясло.
Скорчившаяся фигурка Ночной Всадницы почти исчезла под бросившимися на неё бойцами монастыря; один из воинов с размаху отшиб мечом в сторону поднявшийся было навстречу чёрный клинок; в спину жреца словно ввинчивалась толстая спираль ослепительно яркого зелёного свечения, тем же огнём пылало и лезвие его оружия. Он нанёс удар, Гудмунд вновь услыхал стон, но взметнулись рыжие пламенные клубы, и удачливый воин монастыря исчез в огненном вихре.
Зажимая широкую рану на боку, из груды тел вырвалась Ночная Всадница; сзади на петле беспомощно волочился Чёрный Меч; Чашу она плотно прижимала к боку левой рукой. Настоятель сделал несколько шагав ей вдогонку; он взмахнул рукой, словно метнув копьё вслед убегающей; и тут, повинуясь странному наитию, Гудмунд тоже метнул свой верный крюк — туда, где могло бы быть это копьё, окажись оно видимо…
В воздухе словно расцвёл цветок, огнистый и многоцветный. Вихрясь во все стороны, брызнули струи ярких переливающихся капель пламени; стены начали рушиться. Гудмунд рванул цепь обратно и едва вытерпел ожог — настолько горяч был его нож; клинок приобрёл странный зеленоватый оттенок.
В руку воина вцепились сухие, тонкие пальцы — и он увидел умоляющий взор ведьмы. Глубоко-глубоко, прямо в душу Гудмунда смотрели эти глаза и… кто до конца поймёт мужской рассудок? Он подхватил своего бывшего врага и со всей быстротой, на какую оказался способен, потащил её прочь по коридорам и лестницам, слыша за спиной вопли погони, через наполовину выжженный двор, через пустой проём ворот… Позади них несколько раз всё вспыхивало — Ночная Всадница, собирая последние силы, прикрывала их отступление.
Когда они оказались за пределами монастыря, Гудмунд изо всех сил свистнул — и услышал ответное ржание своего верного коня; у воина отлегло от сердца. Он едва успел вскинуть Ночную Всадницу в седло и вскочить сам, как из ворот выбежали догоняющие. Гудмунд дал шпоры коню, позади него вновь вспыхнуло пламя, скакун рванул галопом, замелькали необъятные древесные стволы исполинских зелёных башен; Гудмунд остановился, лишь когда начал шататься вконец загнанный конь.
Вокруг уже стоял обычный северный лес; погоня, если она и была, наверное, отстала; Гудмунд и Ночная Всадница сидели друг против друга. Только теперь воин смог разглядеть, какие жуткие следы оставил на ведьме этот бой. Пять длинных рубцов от удара мечами; правый бок проткнут, плащ задубел от крови, прилипнув к большой ране; одна часть лица жестоко обожжена, другая являла собой сплошной кровоподтёк. С трудом двигалась правая рука, лоб пересекал глубокий порез.
Сидели молча: Гудмунд был совсем сбит с толку, а о чём могла думать Ночная Всадница — кто же сможет сказать? Тан Хаген нет-нет да и прибегал к услугам ведьм — порой от них можно было вызнать поистине бесценные вещи; и сейчас Гудмунду надлежало как следует расспросить её — кто, откуда, за кем охотилась, почему напала на него, почему — на монастырь; узнать также всё, что возможно, и о самом монастыре — почему его связали и заточили, что за кристаллический алтарь и всё прочее…
— Прощай, воин, — вдруг шёпотом, одними губами произнесла ведьма. Она неожиданно поднялась и, несмотря на свои раны, явно собиралась дальше идти в одиночку.
— Погоди! — воскликнул Гудмунд. — Неужели ты ничего не расскажешь мне? Что значил этот бой?
Ночная Всадница чуть заметно усмехнулась изуродованным лицом:
— Не тебе допрашивать меня, Смертный; радуйся, что я оставляю тебя в живых. — Огненосная Чаша была выразительно направлена на Гудмунда. Он замер, обездвиженный; нож-крюк был под рукой, но ведьма всё равно опередила бы его. — Но запомни, — продолжала Ночная Всадница, — придёт день, и твои хозяева горько пожалеют, что зелёный камень в Бруневагарском монастыре всё-таки уцелел… А теперь прощай!
— Я ведь спас тебя, — глядя прямо в глаза с вертикальным зрачком, сказал Гудмунд. — Даже дикий зверь знает, что такое благодарность.
— Ты спас меня? А может, это я прикрывала тебе спину?
Гудмунд опешил; а ведьма, сделав ещё несколько шагов, исчезла в зарослях — бесшумно, как это принято у её племени.

Бран привёл тана Хагена наверх, в высокую и чистую горницу, где пол устилали мягкие домотканые половики, молча пододвинул к столу тяжёлую лавку, поставил жбан с пивом и две глиняные кружки. Тан сел; Бран же, по-прежнему не произнося ни слова, ловко развернул одной рукой послание Хрофта и стал пристально его разглядывать. Хаген терпеливо ждал.
— Идёшь усыпить Пса? — полувопросительно, полуутвердительно сказал наконец Бран, поднимая глаза на гостя.
«Интересно, это Хрофт ему написал или он сам догадался?» — подумал Хаген и кивнул головой.
— Опасное дело, — прищурился Бран. — Ты сам-то бывал на Гнипахеллире? Нет? Жуткое место. Гиблое. Ни еды, ни воды — одна отрава. Да ещё всякие страхи там от века копятся. Не знаю, не знаю… стоит ли мне туда соваться. Что ещё жена скажет. — Он глянул через плечо на дверь, словно ожидая немедленного появления супруги.
— Разве может воин оглядываться на женщин? — поднял бровь тан.
— Я не воин, — равнодушно бросил в ответ Бран; казалось, он о чём-то сосредоточенно размышляет. — Однако, славный клинок! — Здоровая рука хозяина взяла со стола подаренный Хрофтом нож. Бран повертел его и так и эдак, пристраивая за поясом.
— Ты понимаешь, что случится, если Пёс вырвется? — зашёл с другой стороны Хаген.
— Понимаю, — прищурился Бран. — Это я понимаю… Неясно мне только, отчего это именно ты взялся за это дело; почему Хрофт выбрал именно тебя?
Любого, дерзнувшего бы так заговорить с таном где-нибудь в Хедебю или Химинвагаре, не говоря уж о землях ярлов, танов и бондов, Хаген просто разрубил бы одним ударом от плеча до поясницы; но здесь… Ученик Хедина лишь молча пожал плечами и сделал добрый глоток оказавшегося превосходным пива. Однако Бран продолжал молча ждать, явно не удовлетворившись этим.
— Я давно знаю почтенного Хрофта, — произнёс Хаген. — И совсем недавно мне случилось побывать у него вновь. Он рассказал мне о пробудившемся Псе и посоветовал обратиться к тебе. Неужели он мог ошибиться?
— Да нет, конечно же, нет, — успокаивающе вытянул руку Бран. — Просто далеко не каждому открыта дорога к Хрофтову жилью… вот я и спросил, так что ты не серчай.
— А ты сам бывал у него? — в свою очередь переходя в наступление, в упор спросил Хаген.
— Бывал… — отозвался Бран и в свою очередь омочил в пиве усы. Распространяться на эту тему он не стал и, прежде чем Хаген задал ещё вопрос, заговорил сам:
— К Псу идти, конечно, надо… это будет славный поход! — Он коротко засмеялся. — Ладно, тан Хаген! Странный ты человек, и не понял я тебя до конца — ну да ничего. Ты хоть и молод, но, я вижу, в переделках побывал; так что, с лесной помощью, доведу я тебя до Гнипахеллира — а там видно будет. По рукам?
— Доведёшь до Гнипахеллира, а что дальше? — пристально глядя на Сухую Руку, произнёс Хаген. — С Псом я управлюсь сам, а как насчёт обратной дороги?
— Ох, не веришь ты людям, — потемнел лицом Бран. — Я ж сказал тебе — там видно будет! Не очень Лес любит, когда его Коридорами вперёд-назад шастают, как до колодца!
Этого Хаген не знал.
— Хорошо, — холодно сказал он. — Доведи меня до Гнипахеллира Лесным Коридором. Мне нужно добраться до Пса как можно быстрее!
— Вообще-то негоже людям во все эти колдовские дела лезть, — ворчливо заметил Бран, — но да уж ладно… почтенный Хрофт просит… Что ж, молодой тан, посиди пока, мне собраться надо.
Сборы оказались долгими. Бран достал целую груду разнообразного охотничьего снаряжения, чистую, хоть и застиранную одежду, потом развёл в печи большой огонь и стал готовить густой отвар из хвои и листьев; от котла повалил густой пар, а Сухая Рука, разложив всю свою справу на деревянной решётке, вдвинул её в самые плотные слои остро пахнущих испарений. Когда же отвар остыл, он тщательно им натерся.
— Что смотришь? Давай, делай, как я, — бросил он удивленно глядевшему на него Хагену. — Когда идёшь в гости к другу, ты же приводишь себя в порядок?
Тан пожал плечами, но подчинился; наконец, когда всё было закончено, Бран повернулся к гостю:
— Сейчас, я жене сказать должен. Жди здесь. — Он шагнул к двери, но тут она сама распахнулась ему навстречу.
— И куда это ты собрался, хотела бы я знать? — послышался из тёмного проёма высокий женский голос. — Видано ль такое — на старости лет да все по лесам шастает, ровно тать! Дом в забросе, дрова кончаются, в колодце бревно раскрошилось, в курятнике дыра — того и гляди лиса повадится, а он, гляди-ка, снова в лес! И кто же это тебя, старого, опять с толку-то сбил, какой гость незваный?! — В продолжение этой речи Бран, слегка присев и разведя руки, медленно пятился назад, словно загораживая тана; Хаген же медленно поднялся; его душило бешенство: какая-то простолюдинка дерзает своими воплями вмешиваться в его дело! Что ж, она сейчас замолчит… Если её не заставит умолкнуть Сухая Рука, он, Хаген, сделает это сам.
Однако не похоже было, что Бран в состоянии утихомирить свою жену. Он лишь растерянно бормотал что-то, виновато глядя на неё — маленькую, чуть полноватую, с закатанными до локтя рукавами рабочего скромного платья. Сухая Рука даже втянул голову в плечи — а его жена продолжала осыпать мужа отборной бранью, долго и нудно перечисляя не сделанную по дому работу, поминая свою жизнь, без сомнения, навсегда погубленную из-за этого лесного бродяги; видя, что Бран бездействует, тан наконец вмешался.
— Послушай, это важнейшее дело, и в нём никак не обойтись без твоего мужа, — произнёс он, борясь с желанием просто заткнуть ей глотку. — Быть может, вот это как-то скрасит тебе несколько дней его отсутствия? — Он достал из сумки серебряную брошь.
Жена Сухой Руки бросила на вещицу подозрительный взгляд.
— А почём я знаю, может, ты её с девки какой сорвал! — глядя исподлобья, огрызнулась она. Хаген стиснул зубы, выругавшись про себя самыми чёрными словами. Этот Бран — тряпка! Ишь, стоит с постной рожей, я-де, мол, тут ни при чём, это всё она; разве может позволить мужчина, чтобы при нём жена так задирала нос, понося гостя! Хотя по Сухой Руке и видно, что он готов от стыда сквозь пол провалиться…
— Клянусь тебе мукой Нифльхеля, — мрачно произнёс Хаген, поднимая правую руку, — эта вещь честно куплена в Хедебю!
Жена Брана ойкнула и зажала рот ладонью — клятва мукой Нифльхеля нерушима. Самый отчаянный злодей, самая чёрная душа во всём Хьёрварде не осмелится солгать, дав её, — иначе в посмертии его ждёт участь столь горькая, что рядом с ней и сама смерть — лишь мелкое неудобство.
Женщина, словно колеблясь, смотрела то на брошь, то на Брана, то на Хагена; тут впервые заговорил сам Сухая Рука:
— Послушай, это ненадолго… дней пять-шесть — и я уже дома, а без меня гостю нашему никак туда не добраться…
Усадьбу Брана двое путников покинули только под вечер.
Хагена трясло от злости. Уже после того, как жена Брана согласилась взять брошь и отпустила мужа, им пришлось выслушивать её длиннейшие наставления, словно они были малыми детьми. Хаген ни от кого не терпел поучений; даже Учитель, объясняя ему что-то новое, всегда вёл разговор так, что Хаген словно бы сам приходил к новым выводам.
Лошадей они вели в поводу, лес вокруг усадьбы Брана оказался настолько густым, что ехать верхом было невозможно. Сухая Рука уверенно шагал прямо на север, оставив закатный пламень по левую руку. Хаген всё ждал, когда же начнется этот самый Лесной Коридор, но вокруг них ничего не менялось.
Над лесом уже поднялась луна, когда путники выбрались из чащобы на небольшую полянку, обросшую молодыми невысокими ёлками. Посреди валялась здоровенная коряга, и Бран указал на неё тану:
— Посиди пока, коней подержи, — он пристегнул к узде длинный ремень, — а я тут… того… займусь, значит. Сиди и на меня не зыркай.
«Что Хрофт, что этот — все, кто хоть что-то умеет, от чужих глаз своё умение пуще золота прячут», — мелькнуло у Хагена. Однако он, не возражая, принял у Брана лошадь и уселся на тёплую сухую лесину.
У него за спиной завозился Бран — что-то забормотал неразборчиво; произнеся Заклятье Слуха, тан легко мог бы разобрать каждое слово, но не стал это делать. Кто его знает, этого Сухую Руку, ещё почует да взъярится…
Хагену пришлось ждать довольно долго. Бран развёл костерок; запахло дымком. Бормотание становилось мало-помалу всё глуше и глуше, и, странное дело, умолкло и потрескивание костерка, и поскрипывание деревьев под ветром, и отголоски лесных шорохов; мягкая, внимательная тишина обволакивала поляну, и вот в ней неожиданно прозвучал негромкий хрипловатый голос Сухой Руки:
— Стало быть, нам сюда указывает… Вставай, садись в седло!
Хаген оглянулся. Бран стоял, расправив плечи и прижимая к сердцу правую ладонь; у его ног беззвучно горел странным зеленоватым пламенем небольшой костерок; и, хотя на поляне царило полное безветрие, очень сильно наклоненная струйка голубого дымка тянула прямо в просвет между молодыми елями. Тан мог дать голову на отсечение, что этого просвета не было, когда они въехали на поляну.
— Нам сюда, — глухо повторил Бран.
Тан заглянул в проём, свесившись с седла. Там, однако, не было ничего необычного — череда коричневатых стволов, мох да опавшая хвоя; и всё же чувствовалось нечто трудноуловимое, глубокое, первобытное — простое. Это были не хитроумные построения Высшей Магии, коими так гордились Учитель и другие из его рода; эта вещь казалась сродни восходу или закату.
— Ну, что замер? Вперёд, пока ворота открыты. — В голосе Брана слышалось нетерпение. Хаген тронул коня.
За воротами Лесного Коридора тана ждало некоторое разочарование. Они ехали по самой обыкновенной тропе, правда довольно широкой, сухой и удобной. Между деревьями виднелось небо, луна, высыпавшие уже звёзды; вновь послышались обычные звуки ночного леса. По левую руку деревья поредели, тропа повела путников краем обширного мохового болота; словно пятна тьмы, виднелись в отдалении высокие лесистые островины. Как ни старался Хаген, он не смог заметить и малейших признаков того, что каждый его шаг стал здесь в десятки раз шире.
Волчье Солнце уже успело высоко вскарабкаться по крутой небесной тропе, когда Бран скомандовал привал.
— Здесь недоброе место, — помолчав, негромко сказал Хаген.
— Ты тоже чувствуешь? Да, духов вокруг многовато шастает; Лесной Коридор — их излюбленные тропы. Но ничего. Огородимся… как сумеем, а может, и ты что-нибудь подбавишь, мне неведомое?
Бран тщательно выбрал сухой моховый бугорок, подобрал какую-то веточку, что-то приговаривая, обошёл с ней в руках вокруг места ночлега. Хаген прислушался: Сухая Рука накладывал даже не заклятье, а какой-то очень простой, странный, но и прочный наговор, причём делал это, видно, не слишком понимая, отчего он так делает и почему его защита должна работать. Тан никогда не слышал от Учителя ни о чём подобном.
Закончив, Бран выжидательно глянул на Хагена. Тану не хотелось показывать сейчас всё, на что он был способен, — что-то в Сухой Руке настораживало его, нечто коренным образом отличающее этого странного человека от всех прочих. Хаген никогда и ни в ком не чувствовал похожего раньше, и это тревожило, как и всякая неизвестность. Поэтому Ученик Хедина ограничился самым простым охранным квадратом, как бы заимствуя частицу мощи Четырёх Вечных Ветров. Разные формы этого заклятья известны многим колдунам, и Хаген надеялся, что Сухая Рука не заметит в этом ничего странного. Однако место действительно было дурное — тан ощущал холодные и пристальные взгляды невидимых глаз, направленных на него. Духов на земле существует великое множество; многие безвредны, но есть и такие, от кого нужно обороняться, и притом очень мощными заклятьями. Помня об этом, Хаген тем не менее очертил ещё один круг — тонкий, сигнальный; он надеялся, что для Брана это осталось незамеченным.
Улеглись уже в полном мраке; луну поглотили наплывшие с севера тучи. Бран захрапел, едва повалившись на лапник; Хагену же не спалось. Здесь, в Лесном Коридоре, сейчас творились странные вещи. Он ощущал себя словно бы центром, вокруг которого вращается весь мир; он словно проносился над неведомыми землями, и каждая его минута была часами в иных местах…
Костёр мало-помалу потух; тан плотнее закутался в плащ, и постепенно лёгкий, чуткий сон сморил его.
Хаген проснулся от тонкого звона где-то в самой глубине сознания: его Охранное заклинание сработало. Однако он не пошевелился. «Кому-то из Бесплотных стало очень любопытно, что это мы тут делаем; что ж, давай иди поближе; сейчас я тебя угощу…»
Тан не чувствовал страха — Учитель много раз объяснял ему, как следует поступать в таких случаях, да и сам Хаген несколько раз сталкивался с Пожирателями Душ. Неудачи не могло быть.
Приближающаяся к ним сущность давала знать о себе мертвенным холодом и помрачением рассудка; она преодолела наговор Брана, хоть и с большим трудом; и тут Хаген вскочил на ноги, распрямившись подобно отпущенному луку. Тан увидел очерченный Сухой Рукой круг, холодно светящийся зелёным, и на фоне этого зеленоватого свечения — тёмное пятно, чернее ночи, чернее угля — словно дыра в сумерках. В Хагена ударил холодный поток леденящей мощи, в глазах его взвихрился рой разноцветных кругов: это приближался один из Пожирателей Душ, но редкостной силы и свирепости. Не медля больше ни секунды, тан ударил по нему давно припасённым могучим заклинанием.
Маги и люди — две разные расы, но у людей бывают врождённые способности, и Хаген как раз имел их; а Учитель очень сильно развил природные задатки. Понятно, что Хаген не мог сам составлять Высшие, Тайные заклятья; при острой нужде, как сейчас, он пользовался теми, что ему передал Маг Хедин. И сейчас он использовал простое, но очень мощное магическое средство.
Со стороны это выглядело, как потоки огня, со всех сторон устремившегося на чёрное пятно; бледный мертвенный свет осветил всё вокруг. Словно в муке, пятно судорожно дёрнулось — дёрнулось и исчезло, только пылали, медленно тускнея, охранный квадрат Хагена да наговорный круг Брана.
Сухая Рука поднял голову.
— Здорово ты его, — прохрипел он. — Я уж думал — конец нам… он же все наши обереги одолел! Что это за страшилище?
— Пожиратель Душ, — коротко промолвил тан, вытирая пот и чувствуя неодолимую слабость — заклинание отняло почти все силы.
— Кто-кто? — удивился Бран. — Сроду с таким не сталкивался, хотя по Лесным Коридорам издавна хаживаю. Что-то не так здесь… А как это ты его прогнал? Всё засияло, заполыхало…
— Слушай, давай спать! — не желая вторгаться в опасную область, резковато ответил Хаген. — Умею, вот и прогнал. Больше не явится. Спалил я его. Давай проводи свой круг наново…
Бран ничего не ответил.
Остаток ночи прошёл спокойно, и поутру они двинулись дальше. Тропа временами петляла, огибая бескрайние моховые болота, вела их сухими, заросшими соснами увалами, ныряла в мокрые чернолесья. Хаген заметил, что, если извивы их пути становились уж очень частыми, Сухая Рука подбирал с земли какую-нибудь ветку, надламывал и осторожно прислонял к стволу дерева подле тропы. «Вешки ставит, что ли? — подумал Ученик Хедина. — Но вот только зачем?»
Ответ вскоре нашёлся. Сделав несколько петель, тропа вдруг исчезла; Бран напрягся, поднял руку, молча приказывая тану остановиться, спешился сам, пригнулся и стал что-то внимательно высматривать; спустя минуту он вздохнул, как показалось Хагену, с облегчением, вновь сел в седло и тронул коня, направив его чуть в сторону. Проезжая мимо ближайшего дерева, тан заметил у его корней аккуратно прислонённую надломленную ветку, ошибиться в происхождении которой он никак не мог. Видно, были места, где Лесной Коридор начинал петлять, и там легко было сбиться. Однако Хаген не мог сказать, видел ли он старую вешку или поставленную совсем недавно.
Они ехали молча, почти не переговариваясь. Бран казался сумрачным и озабоченным, но Хаген приписал это ночному происшествию и вообще трудностям пути; сам же тан по-прежнему не замечал глазами ничего, что могло бы подтвердить те удивительные свойства Лесного Коридора, о которых он был так наслышан.
Вечером путь вновь вывел их к краю болота; от обширного, выстеленного мхом пространства их отделяла только узкая полоска молодого, но полусухого и редковатого леса. Между деревцами мелькало заходящее солнце, и Хагену вдруг показалось, что он видит человеческую фигуру, пробиравшуюся самым краем болота с той же быстротой, что и он сам. Он ощутил присутствие чужого уголками глаз; резко повернувшись, Хаген, однако, ничего не заметил. Мысленно пожав плечами, Тан послал коня вперёд, и ощущение, что краем леса шагах в десяти от него скачет ещё один призрачный всадник, тотчас вернулось.
— Бран! — громким шёпотом окликнул Сухую Руку Хаген. — Тут кто-то есть!
— А, ты заметил? Да, Вечерний Спутник с нами, — в тон ему отозвался проводник. — Не бойся, это Болотный Хозяин свой дозор выслал… Они безвредные, если на них не нападать. Не обращай внимания, да и всё!..
И всё же в тот вечер они остановились на ночлег необычно рано. Бран выбрал странное место — голую вершину высокого, поросшего лесом холма, заваленную громадными замшелыми валунами, покрытыми нитями камнеломки. Хаген долго и недоверчиво осматривал место, не понимая, почему бы не проехать ну хотя бы вон до тех приятных сосен, где — он чувствовал отсюда — всё чисто и ночь точно будет спокойной?
Он сказал об этом Брану. Тот пожал плечами, буркнув, что, мол, дескать, завтра уже будем на месте, так что нечего ломаться, потом силы все до капли понадобятся; но Хаген был уверен, что Сухая Рука хитрит. Тан несколько раз из конца в конец прошёлся по вершине холма, коснувшись каждого камня. Место явно попалось необычное, но в чём тут дело — Ученик Хедина догадаться не мог. Окружающее не таило прямой угрозы, но всё же, всё же… ощущалось что-то, разлитое в воздухе, холодное, ясное, бодрящее и в то же время — способствующее предельной ясности рассудка. А вдобавок сегодня было полнолуние…
— Не бойся, — успокаивающе проворчал Бран, возясь с костром. — Место проверенное, хорошее.
— А ты сам-то бывал здесь? Ночевал? — спросил его Хаген. Бран как-то странно улыбнулся:
— Бывал, конечно же, отчего же не бывать? Холм Теней — его, знаешь ли, не минуешь, если Коридором на север идти.
— Холм Теней? Что это значит? — насторожился тан.
— Да что ты, как баба, от всего шарахаешься? Название такое, уж и не ведаю, откуда пошло… Если хочешь знать, его так сам почтенный Хрофт называет.
— Я тебе не баба, и вообще ты со словами-то полегче, — холодно произнёс Хаген. — А осторожен я оттого, что нечисть в округе бродит, и, кабы не я, прошлой ночью лихо б тебе пришлось!
— В самом деле? — по обыкновению хитро прищурился Бран. — А быть может, не будь тебя со мной, так и никакие гости бы не пожаловали?
Хаген скрипнул зубами. К сожалению, слова Сухой Руки могли оказаться очень близки к истине — если принять во внимание, что за ним, Учеником Хедина, и так идёт настоящая охота.
— Это всё пустые умствования, — вслух заявил он. — Ничего и никого я не боялся и не боюсь, но лезть на рожон по твоей милости тоже не собираюсь.
— Ладно, ладно, не кипятись, молодой тан, — примирительно поднял руку Бран. — Сегодня нам нужно заночевать здесь. Завтра к полудню ты будешь уже на Гнипахеллире.
Вечер полнолуния выдался тихим; небо неожиданно очистилось, молча глянуло вниз мириадами бесчисленных, бездонных очей. Тихо поскрипывали сосны, костёр догорел и потух.
Этот вечер оказался воистину удивительным. Хаген давно уже научился искусству сосредоточения, когда ты идёшь к цели и никакие иные раздумья и мысли не отвлекают тебя, а сегодня его вдруг потянуло на такие рассуждения, так что самому вдруг стало не по себе. Правилен ли его путь; что значит в его судьбе встреча с Учителем; какова вообще его дальнейшая цель… Эти мысли лишали Хагена покоя; однако он чувствовал, что Бран внимательно наблюдает за ним, и на лице тана ничего не отразилось.
Вместе с Сухой Рукой они набрали лапника для подстилки и вернулись к угасшему костру. Луна светила прямо в лицо Хагену, свет её показался тану непривычно ярким — приходилось чуть ли не жмуриться. Он бросил охапку веток на землю, повернулся… и замер.
Он отбрасывал две тени!
Две совершенно одинаковые, расходящиеся под небольшим углом друг к другу, слегка перекрывающиеся, совершенно чёткие тени, словно позади него горели две ярких масляных лампы. Разумеется, никаких ламп на Холме Теней не было; Хаген подавил невольное желание обернуться и вгляделся пристальнее. Одна тень лежала совершенно неподвижно, как и положено, вторая же, напротив, чуть заметно колыхалась, временами по ней словно пробегала лёгкая рябь. Хаген медленно опустился на груду лапника — тени повторили его движение. Тан не ощущал никакой угрозы; тем не менее внутри у него всё напряглось и оледенело. Раньше он никогда не слышал о подобном и, признаться, сейчас не знал, как поступить.
— Эй, Бран, — не шевелясь, одними губами окликнул спутника Хаген.
— Что? — заполошно вскинулся тот, по-видимому, успев задремать. — А… две тени… Да…
— Что это? Откуда? Это опасно? У тебя было? — единым духом выпалил Хаген.
— Что это — не знаю, — обстоятельно принялся отвечать Сухая Рука, усевшись поудобнее. Хаген вгляделся и увидел, что мощное тело Брана, как и положено, имело лишь одну нормальную, неподвижную тень. — Тут ведь Холм теней — не зря, видать, его так величают. Но вреда от этого никакого. Здесь просто тебе показывают, каков ты есть, — я так думаю. Если в полнолуние подняться на этот холм, странные вещи тут тени выделывают… Ты не пугайся, у меня, когда я здесь впервые при полной луне оказался, тоже две тени обнаружилось.
— И что же?!
— Что «что же»… Не по нраву мне это пришлось. Словно ущербность какую в себе заметил. От Богов положено нам одну тень иметь — никак не две. А тогда я тоже метался, как и ты сейчас… сны в лесу престранные видел… И вот сидел я на этом самом месте, прямо вот где и ты, и меня ровно кольнуло что-то — раз это место две тени высвечивает, так, может, оно этот непорядок и уберёт? И вот взял я по наитию веточку во-он с того куста… да и принялся одну тень эдак вот сметать, ну, как пол метут. А она возьми да исчезни! И с тех пор тень у меня, где бы я ни был, — только одна.
— Ты стёр свою тень? — поразился Хаген. — А как ты выбрал, которую… э… стирать?
— Да всё так же, по наитию, — ответил Сухая Рука. — Чем-то одна из них мне не понравилась, я и смёл её, недолго думая. И с тех пор живу спокойно.
— А что изменилось в тебе? — облизнул пересохшие губы тан.
— Что изменилось? — задумался Бран. — Трудно сказать… но как-то жизнь моя наладилась после этого. Стал я, как все, брать то, что человеку положено, а на нечеловеческое не замахиваться… А то по молодости заносило… куда не следует. Как видишь, остался я цел и невредим; а рука ещё задолго до этого… — Он умолк и опустил голову.
— И что ты мне советуешь?
— Что я тебе советую? Кто ж за тебя может решить, человече! Но вот подумал бы ты — да и смёл бы одну из этих теней прочь…
Хаген тяжело задумался. Магический холм… высветивший у него вдруг эту вторую тень…
— Бран, а у других людей, с кем ты бывал на этом месте, вторая тень появлялась?
— Нет. У тебя первого.
Тан сосредоточился. Он чувствовал, что стоит на пороге, быть может, самого важного шага в своей жизни. Странные силы, скорее всего — Дальние, предлагали тут Смертному выбор. Если у тебя две тени — что это может значить? Стоп! Для того чтобы появилась тень, нужно, чтобы нечто встало на пути света. Значит, есть в нём, Хагене, как было и в Бране, нечто помимо костного тела. Странно, правда, как это можно, — счистив одну тень, избавиться и от этой иной сущности в себе, ну да ладно, от Дальних Сил можно ожидать всего. И вот тебе предлагается выбор — преодолей разобщенность в самом себе! Твердо вступив на одну из двух лежащих перед тобой дорог… Может, это так, а быть может, и нет. Интересно только, что означают эти две тени? Два каких пути? Поговорить бы сейчас с Учителем… или хотя бы со Старым Хрофтом…
А ведь жуткий этот холм, страшненький. Вот так вот, вслепую, ничего толком не понимая, одним взмахом веточки — раз — и изменить всю свою жизнь, а потом грызть локти… «Нет, не стану я ничего трогать, — подумал Хаген. — Пусть всё идёт, как идёт. Расскажу Учителю… Посмотрим, что он скажет».
Только теперь погруженный в раздумья Хаген заметил устремлённый на него напряжённый и пристальный взгляд Брана. Ишь, уставился… Думает, что если он отказался от части себя, то и другие должны.
— Ну, что сидим-то? Давай спать, сам же говорил — завтра все силы понадобятся, — как ни в чём не бывало сказал Хаген, поудобнее устраиваясь на лапнике.
В лунном свете Хаген заметил, однако, удивление, мелькнувшее на лице Брана, но Сухая Рука ничего не сказал. Усилием воли тан заставил себя выкинуть из головы эти две тени и быстро уснул. Завтра их ждал Гнипахеллир, а остальное всё — не важно!

Два почтительных, немногословных альва вели нас с Хагеном в глубь страны. Хедин Ундардемолто — Дарующий Знание — звали меня здесь; но на сей раз я пришёл не за тем, чтобы учить — а чтобы тут кое-чему научился мой Хаген. Он в изумлении пялил глаза на тонкие и высокие белые башни, серебристые крыши, сады и диковинные машины, придуманные альвами, которые качают воду из глубоких скважин на ажурные крылья акведуков, тянущиеся ко всем равнинным селениям. Альвы не выращивали хлеба; зерно и мясо им заменяли удивительные плоды на чудных деревьях — всю страну покрывали бесконечные сады, разбитые буквально на каждом клочке пригодной для этого земли; многие из этих деревьев были моей платой за помощь альвов. Они унаследовали от эльфов огромные знания, но сами не знали, как ими распорядиться. История всегда казалась им совершенно излишней, а я, например, по одному только сохранившемуся в альвийских хрониках рассказу о странном вторжении Заморских Южан в Восточный Хьёрвард отыскал магическую Дверь в Нижние Миры, доступную не только для Магов, разгадал опутывавшее её заклятье, наложенное ещё кем-то из Древних, и оставил своё собственное. Через эту дверь прошло немало храбрых и преданных мне воинов — лишь для того, чтобы сложить головы на руины Ночной Империи.
Но пока мы были гостями Альвланда, и Хаген жадно впитывал новую для себя премудрость. Альвы — великие искусники; они уступают лишь гномам в умении работать по металлу и строить подземные чертоги; а вот дворцы у альвов получаются не в пример лучше. Хагена учили свойствам составляющих Землю элементов, учили, как из одного их сочетания можно получить другое с совершенно иными свойствами и тому подобному. В Альвланде мы провели целый год.
А потом настал черёд расставаться и с этой страной. За эти месяцы мой Ученик сделал большие успехи. Меч в его руке казался продолжением тела; перед ним отступали лучшие альвы-фехтовальщики. Он старательно постигал и магические науки, и ему уже стали доступны кое-какие несложные заклятья.
Покинув гористую страну, мы вышли на древний, хорошо наезженный тракт, что шёл от степей Рогхейма в Хедебю, столицу Торговой Республики, кампанию за возврат Хединсея я хотел начать оттуда.
Наступила зима — не столь суровая здесь, на крайней южной оконечности Восточного Хьёрварда, но тоже с морозами и даже с метелями. Все странствующие и путешествующие стремились укрыться в тепле; народу в Хедебю зимой прибавлялось почти вдвое против летнего времени.
Но вот впереди поднялись толстенные, широкие и приземистые башни городских стен Хедебю, и Хаген только скорчил презрительную гримасу — куда было этим уродливым раскорякам до точёных башен альвийских городков! Я понимал своего Ученика, но не мешало ему знать и другое…
— Крепость выдержала за последние сто лет шесть или даже семь страшных осад, — сказал я. — Хедебю штурмовали и с суши, и с моря, но ни разу не смогли взять. Эти стены не поддались никаким таранам!
— Почему? — сразу же спросил Хаген.
— Клавшие их гномы думали о прочности, а не о красоте.
Узкие и кривые улочки разросшегося торгового города явно прокладывались как придётся; зато почти в каждом доме — лавка, харчевня или гостиница. На площадях кипели богатые рынки, где продавалось и покупалось всё со всего света. Отдельную площадь занимал Оружейный рынок, отдельную — Суконный, Крупяной, Лесной, Рабский, Скобяной… Сосчитать торговые ряды никто не мог. Здесь, в бурлящем котле большого города, моему Ученику предстояло отыскать тех людей, что пойдут с ним на первый приступ крепости Хранимого Королевства, крепости на острове Хединсей.
Я не забывал о последней встрече с Сигрлинн и о её странных словах. Давно следовало наведаться если не в Джибулистан, то, по крайней мере, в Замок Всех Древних. Формально я был чист перед Советом, и ничто не мешало мне задать прямой вопрос Главе Поколения — но всякий раз меня что-то удерживало. Замок Всех Древних — вотчина Мерлина; сильнее, чем там, он только на своём Авалоне. Этому увлечению — сооружать себе где-то в Реальности или же в Междумирье зримые символы собственного могущества — отдали дань все из нашего Поколения, кроме меня одного. Я предпочитал сохранять силу при себе, а не вкладывать её в мёртвый камень или же колдовской огонь. Несколько раз за эти годы я пытался вызвать Сигрлинн, поговорить с ней при помощи Эритового Обруча, но безуспешно. Скорее всего она просто не бывала в покоях ослепительного дворца, воздвигнутого под ласковым небом Джибулистана, рукотворной страны Магов, созданной совместными трудами всего нашего Поколения в пору минувшей молодости; там, в Джибулистане, остался и Голубой Город, любовно сооружённый мной и Сигрлинн… Молчание Сигрлинн удивило меня — раньше она проводила в своём дворце немало времени.
Совет же совсем не напоминал о себе. Тоже странно. Раньше обязательны были достаточно редкие, но всё же регулярные встречи-пиры всего Поколения в Замке Всех Древних; я слышал о таких пирах всё время своего изгнания.
И тогда я решил, что меня попросту решили держать в отдалении от всех дел, общих для остальных Магов. За всем этим явно проглядывали козни Макрана и Эстери, но на них я махнул рукой. Куда больше занимало меня загадочное молчание Мерлина. Чем он занят, великий затворщик? Бродя по Земле десять веков своего наказания, я не раз ощущал на самом пределе оставленных мне чувств проносящиеся где-то в глубинах эфира отзвуки невероятных по мощи и изощрённости заклятий Главы Совета Поколений. А сейчас, когда ко мне вернулась вся острота восприятия, я окреп и обрёл новые силы, — всё словно бы вымерло. И я махнул рукой — ничего иного мне не оставалось. Пока План не пройдёт определённые стадии, я всё равно не смогу противостоять объединённой мощи всего Совета. Я решил ждать. В этом, собственно, и состояла моя первая цель — заставить тех, кто против меня, действовать.
Мы переходили из одной таверны Хедебю в другую, подсаживались к длинным столам, слушая разноголосую речь. Похвалялись своими подвигами и добычей на богатом Западе воины ярлов, большей частью зимующих в Хедебю, где тебя ни о чём не спрашивают — лишь бы ты исправно платил по счёту. Встречались бежавшие от танов арендаторы, младшие сыновья богатых бондов, пришедших в Торговую Республику за счастьем… Время от времени попадался и торговый гость из Хранимого Королевства — эти держались гордо и отстранённо.
Перед нами проходили чередой десятки лиц; сами мы носили личины богатого купца и его молодого подручного, ищущих надёжную охрану для далёкого и рискованного похода. Мы видели молодых и уже достигших расцвета; бывалых рубак и только-только выучившихся держать меч; побывавших в набегах во всех четырёх частях Хьёрварда и только вчера покинувших родной дом.
Мало-помалу складывалась дружина — у Хагена от рождения оказалось удивительное чутьё на нужных людей. Среди прочих прибились к нам и мрачноватый великан Фроди, и стремительный, порывистый Гудмунд, и иные — Лодин, Канут, Исунг; все отчаянные сорвиголовы, такие, кто разочарованно морщил лоб, услыхав, что речь идёт всего-навсего о какой-то торговой экспедиции, и у кого вспыхивали глаза, едва они узнавали, что на самом деле мы идём пощупать мечом, огнём и стрелой мягкое подбрюшье Хранимого Королевства. За каждым оставался памятный след: убийство в случайной трактирной ссоре; игорный долг, многократно превышающий стоимость всего жалкого имущества проигравшегося; лихой ночной грабеж…
Мастера-корабелы строили по моему заказу два быстроходных воинских «дракона», оружейники без устали ковали доспехи и прочую справу. Зима проходила в беспрерывных трудах. Хаген, упорный, непобедимый в схватках, несмотря на молодость, успел стать настоящим вожаком — мои уроки не пропали зря. Ему охотно повиновались, и до многого в повелевании людьми он дошёл сам, без всякой моей помощи. В Хедебю сбивание подобных дружин и ватажек зимой — обычное дело; на нас никто из людей не обратил внимания, однако вот нелюди… Как-то под вечер явился сумрачный гоблин. Как он пробрался в город — осталось загадкой. Здесь его на каждом перекрёстке подстерегала жестокая смерть, открой городская стража, кто он; однако же гоблин прошёл и теперь просил взять его.
— Имя великого Хедина, Познавшего Тьму, в почёте среди Ночного Народа, — тихо и хрипло говорил он, стоя передо мной на коленях, — имя друга Того, чьё прозванье мы вечно будем произносить с великим благоговением. Нас осталось мало, мы прячемся по тёмным недоступным местам, наша жизнь лишена смысла… Мы хотим вновь обрести его.
— Где это ты выучился так складно говорить? — удивился я.
— Говорят, мой далёкий предок командовал гоблинскими ратями нашего Отца, Ракота Благословенного. От Него самого тот гоблин получил знания. Большая часть утрачена, но кое-что удалось сохранить…
Мне стоило немало усилий мягко убедить этого гоблина не присоединяться пока к отряду Хагена, а исподволь собирать силы, чтобы, когда возникнет нужда, я смог бы призвать их.
Гоблин растворился в вечерних сумерках, а я ещё долго после этого сидел в раздумьях. Конечно же, Ночной Народ ничего не знал ни о моём Ученике, ни о составленном мной Плане, но, наделённые от рождения удивительным чутьём на подвижки Равновесия, эти создания забеспокоились, хотя сами не могли объяснить причин своей тревоги. Слишком низко опустилась светлая чаша весов — объяснили бы мне в молодости; теперь-то я знал, что это совсем не так. Мне припомнились слова Сигрлинн: «Началось какое-то шевеление у самой Черты Мира… и это как-то связано с Ракотом». Быть может, связанный пытается освободиться или, по крайней мере, ощутить самоё себя после очень, очень долгого развоплощения? Так или иначе, появление этого гоблина — косвенное свидетельство того, что Ракот действительно шевельнулся, что и почувствовали его прежние верные слуги.
К весне дружина Хагена уже насчитывала двести восемьдесят мечей. Неудивительно — для большинства ярлов год оказался неудачен. На Западе окрепли несколько прибрежных королевств, опытные предводители возглавили по-новому вооружённые и получившие кое-какое обучение отряды богатых городов, служивших главной целью походов эльдрингов Восточного Хьёрварда. На Юге свирепствовала засуха, многие береговые поселения обезлюдели; добыча существенно уменьшилась — и первыми стали искать лучшей доли наиболее отчаянные. Доселе никому из морских волков даже не приходило в голову попытать счастья в Хранимом Королевстве.
Мастера закончили работы на наших «драконах». Хаген закупил необходимый провиант, и вот настал яркий весенний день, когда воду гавани Хедебю вспенили мощные удары длинных вёсел. Мы шли на Хединсей.
Это был первый морской переход Хагена, но держался он так, словно провёл на узкой палубе «дракона» всю жизнь — мой Ученик прочно усваивал уроки. День сменялся ночью, мы плыли на запад вдоль пологих, уже начинающих зеленеть берегов; встречные купеческие суда спешили отвернуть, едва завидев наши чёрные паруса.
— Учитель, но после захвата острова воины захотят добычи, — вполголоса сказал мне Хаген как-то вечером. — Я ещё не знаю, что скажу им после штурма! Напасть на материковые города Хранимого Королевства? Но хватит ли сил? Ведь у нас всего три неполных сотни!
— И это говорит мой Ученик! — Я в шутливом ужасе воздел руки. — Мечей у тебя действительно не много. Значит, найди цель по силам. Это же так просто понять!
Хаген задумался, его глаза сузились.
— Малый Храм Солнца в Эриваге!
Мысленно я возликовал. Хаген принял единственно верное решение.
— Ты надеешься так просто управиться с жрецами? — тем не менее сказал я вслух.
— Ударим ночью; там четверо ворот, будем прорываться только через одни и бесшумно, — горячо ответил Хаген.
— Верно, а как найти дорогу к сокровищнице?

— Найдём, у кого спросить так, чтобы правдиво ответил. — Хаген мрачно ухмыльнулся. «Драконы» миновали изгиб берега и теперь плыли на север. Сменился ветер, пришлось взяться за вёсла. Здесь, в близких к Хранимому Королевству водах, с ветрами вечно творилось что-то непонятное. Для судов Королевства они всегда были попутными, а вот другим приходилось что есть сил бороться с упругой стихией. Я намеренно не вмешивался. Незачем давать знать о себе жрецам Главного Храма Ямерта в столице.
После недели тяжелых трудов из воды поднялись отвесные кручи прибрежных скал Хединсея.
Тёмной ночью, когда луну проглотили низкие тучи, хищные тени «драконов» устремились на приступ. Впереди, в единственной доступной гавани острова, в сторожевой башне на краю волнолома мигал красный огонёк; и там нас, конечно же, ждала натянутая под водой цепь. Носы кораблей ударились в камень; дружинники Хагена молча хлынули на парапеты. Дверь в башню оказалась заперта, а из обросшего зеленоватой морской травой окошка у самой воды и впрямь вытягивалась толстенная цепь, пропадая в волнах.
Тишину нарушило лишь короткое звяканье кошки с длинной верёвкой, зацепившейся за карниз башни. Тёмные фигурки одна за другой полезли вверх. Бойницы были слишком узки; короткие и толстые ломики впились в крытую железом крышу.
Алый огонёк в щели боевой башни тревожно замигал — и ему тотчас отозвался другой, в глубине гавани. Из бойницы швырнули вниз факел, а спустя минуту полетели стрелы. Дружинники Хагена подняли щиты; лучники стали отвечать, но тут как раз поддалась кровля; выхватывая мечи, наши воины стали пробираться внутрь. Вскоре я услыхал звон стали и крики.
Хаген был там. Он первым прыгнул на камни вражеской крепости, первым полез на крышу; и я был уверен — сейчас он рубится в первых рядах. Воины должны увидеть своего вожака в деле.
Очень скоро в башне всё стихло: Хаген распахнул её дверь и, стоя на пороге с окровавленным мечом в руке, стал деловито отдавать команды своим людям: кому раскручивать тяжёлый барабан, чтобы открыть «драконам» дорогу в гавань, кому захватить вторую дозорную башню, стоявшую в конце волнолома, кому возвращаться на корабли.
Не прошло и нескольких минут, как цепь провисла, «драконы» благополучно миновали первую преграду. Гребцы налегли на вёсла; все знали, что сейчас к пирсам бегут тяжеловооружённые панцирники Видрира, готовятся стрелометы, катапульты и баллисты, из погребов достаются тяжёлые глиняные горшки с жидким огнём…
Я неподвижно сидел на корме корабля. Командовал Хаген, и нечего было мне вмешиваться в его дела. Пока всё шло как по писаному.
На пристани вспыхнули смоляные бочки. Я увидел мечущихся людей; несколько десятков лучников готовились встретить нас, дальше от берега темнели ряды сбивающихся вместе копейщиков.
Неожиданно Хаген скомандовал поворот. «Драконы» расходились, нацеливаясь на пустые и тёмные участки причалов. Это было рискованно, но так все высыпавшие нам навстречу вояки Видрира оказывались в клещах. Наши лучники выпустили первые стрелы; крюки впились в пристани, дружинники Хагена стремительно бросились в атаку…
Мой Ученик рассчитал правильно. Воины Видрира смешались; плотный строй копейщиков засыпали стрелами, развернули одну баллисту и всадили тяжёлое бревно с заострённым окованным концом прямо в их гущу — стена щитов рассыпалась, дружинники Хагена с лихими криками врубились в их ряды.
Тут подоспел ещё один отряд, посланный моим Учеником занять дальнюю сторожевую башню, и воины Хранимого Королевства не выдержали — часть бросила оружие, часть разбежалась; а Хаген, собрав почти не уменьшившуюся дружину, скорым шагом повел её в глубь острова, где на фоне неба едва заметно выделялись чёрные стены небольшого охранного замка. Я последовал за ними.
Замок содержался в большом небрежении. Ров заплыл, механизм подъемного моста и вовсе отказал от старости. Ворота оборонявшие закрыли, но разве это могло остановить бывалых вояк, бравших приступом не один богатый город Западного Хьёрварда?
На невысокие стены оказалось совсем легко забросить верёвки с крюками; защитники пытались пускать стрелы, бросали даже корчаги с жидким огнём; однако воины Хагена перемахнули через стену сразу в пяти местах. Мой Ученик вновь оказался первым. Вскоре ворота открылись, главные силы нашего отряда ворвались внутрь, и спустя ещё несколько минут всё было кончено. Мы владели Хединсеем.
Предупреждая недовольство воинов малой добычей, Хаген объяснил им, что мы одолели лишь первую стену. Предстояло взять и вторую. Загнав в подземелья замка всех уцелевших воинов Видрира и надёжно заперев их, мы покинули остров. Никого невозможно было заставить остаться для его охраны.
Весь следующий день мы шли на вёслах к Эривагу — одинокому мысу, где по милости Видрира вознеслись синие стены Малого Храма. Ступенчатые террасы начинались прямо от черты прибоя, а выше, на плато, среди извивов прихотливо выгнутых стен, прятались те единственные четыре входа в Храм, которыми мы могли воспользоваться. Я знал, что там имелось ещё не меньше десятка потайных — но опять-таки не хотел до времени открывать свою причастность к этим событиям, взламывая секретные двери.
Прибрежные воды Хранимого Королевства бороздят десятки и сотни больших и малых кораблей, судов, судёнышек; мы взяли южнее, но всё равно не избегли встречи. Пришлось задержаться и переправить содержимое трюмов незадачливого купца в наши собственные, а посудину — затопить. Людей мы связали и присоединили к добыче.
Под вечер мы высадились в пустынной и диковатой местности, где обычно и сооружались Храмы в Хранимом Королевстве. Считалось, что человеческое жильё недостойно соседствовать с величественными священными постройками, воздвигнутыми во славу Молодых Богов.
Выстроившись в цепь, воины Хагена двинулись к виднеющемуся в отдалении Храму. На сей раз я шёл вместе с ними. Жрецы Ямерта и Ямбрена могли встретить находников кое-чем поострее стрел и копий.
Мы видели длинные процессии паломников, вливавшихся в широко распахнутые храмовые ворота; они проведут ночь в молениях, а утром торжественной службой и гимнами встретят зарю.
Свечерело; иссяк тянувшийся по дороге людской поток, тяжёлые створки закрылись, лишь в бесчисленных окнах ярко горели огни — тьма не допускалась туда, в главные залы Храма Ямерта, Владыки Солнечного Света.
Когда мрак окончательно сгустился, Хаген двинул людей вперёд. Воины бесшумно сжались в два упругих клубка по обе стороны ворот. А потом мой Ученик громко постучал.
Долгое время ничего не происходило; потом наконец в воротах приоткрылось небольшое окошечко, и голос стражника не слишком любезно осведомился, известно ли почтенным паломникам, что они опоздали к сегодняшнему молению?
Хаген принялся упрашивать стража, напирая на то, что ночевать им негде, в округе ни воды, ни крова.
— Нет, не могу, таков закон, — отрезал упрямый привратник.
— Ну тогда хоть несколько кувшинов воды! Умираем от жажды!
— Непорядок это… но ладно уж. Сейчас.
Хаген умел быть благодарным. Толстого стражника, высунувшегося с двумя большими кувшинами воды, не убили, а лишь оглушили и оттащили в сторону. Принесённое питьё оказалось кстати; на ходу утирая рты, дружинники устремились в узкий проход. Из караульни заполошно выскочило несколько храмовых стражников с широкими и кривыми клинками. Первого проткнул Хаген, остальных зарубили следовавшие за ними воины — всё молча, быстро, бесшумно; перед ними открылся широкий коридор, но он вёл к главным помещениям, к огромным молельным залам; Хаген свернул в неприметный отвод, где круто уходили вверх ступени спиральной лестницы. Я не последовал за ними — мне предстояло отвлечь на себя жрецов, и я зашагал по главному тракту храма.
Он постепенно расширялся, в стенах появлялись ниши с застывшими в них статуями; я чувствовал, как незрячие глаза впиваются в меня пустыми, мертвенными взглядами. Что ж, смотрите! Смотрите на меня, смотрите, в иные места вам глядеть нечего.
Открылся огромный зал, первый в анфиладе, — ярко освещенный, с белоснежными стенами, с бесчисленными друзами горного хрусталя, в которых дробился и играл свет бесчисленных светильников. В восточной части зала возвышалась статуя из светло-жёлтого камня. Могучий Ямерт щедрым жестом протягивал людям широко раскрытые ладони.
Подножие статуи окружала цепочка жрецов: жёлтые одежды, руки воздеты, звучит медленное, переливающееся песнопение, и все собравшееся в зале многолюдство опускается на одно колено и подхватывает напев…
Я остановился в некотором замешательстве. Хозяева Храма пока не обратили на меня никакого внимания — не заметили? Да, я ни разу не пустил в ход магию, действие которой они тотчас бы учуяли. Что ж, подождём. Я повернулся и зашагал обратно, к той узкой лестнице, по которой Хаген повёл своих бойцов. Неужели я так ошибся, переоценив здешних жрецов?
Вот и нужный проём — я начал подниматься по гладким ступеням. Всё вокруг оставалось мертвенно тихо и спокойно — лишь издали доносилось мерное пение паломников. Лестница вывела меня в неширокий коридор второго яруса, и тут я увидел тело. Храмовый воин со своим устрашающим с виду, но таким неудобным в настоящем бою мечом. Я знал, что воины Ямерта не ходят поодиночке, — значит, второй либо убежал, либо схвачен и сейчас ведёт отряд Хагена к кладовым…
По-прежнему не пуская в ход колдовство, я наугад двинулся по коридору, выбрав направление в глубь Храма. Пока всё получалось, как и на Хединсее, что-то уж слишком просто; я даже начал тревожиться — Судьба любит играть в кошки-мышки, обольщая призраком лёгкой удачи.
Коридор начал ветвиться, и на стенах появились стрелы, грубо намалёванные чем-то красным. Я шёл по ним. Еще один труп… другой, со стрелой в горле… третий, перерубленный пополам… четвёртый, с размозжённой головой — работа дубины Фроди. Тут я услыхал дальнее и слабое эхо, впереди вновь звенели клинки. Не теряя ни секунды, я бросился вперёд.
Но когда я подоспел к месту схватки, там уже всё кончилось. Хаген с гордостью указал мне на открытую дверь одной из кладовых.
— Сейчас очистим эту и двинемся дальше!
— Нет! — вдруг вырвалось у меня. — Это засада! Берите, что сможете унести, — и прочь отсюда!
Не знаю, почему подобная мысль пришла тогда мне в голову, но слишком уж легко и просто всё сегодня удавалось нам. Показным невниманием и деланием вида, что они ничего не замечают, жрецы пытались заманить нас в ловушку и сейчас уже наверняка перекрывают выходы!..
Сгибаясь под тяжестью мешков с драгоценной утварью, тканями, украшениями, воины Хагена рысью двинулись в обратный путь — а я уловил знакомый ветерок, холодноватый и не ощутимый другими, — там, ниже и позади нас, начали плестись сети заклинаний.
— Хаген! — Я схватил Ученика за плечо. — Постарайся прорваться на одних мечах. Пусть думают, что вы — обычные грабители!
— Понял, Учитель, всё сделаю, — шёпотом, очень серьёзно ответил Хаген, вытер окровавленный меч и скомандовал своим приготовиться.
Первый заслон ждал нас у лестницы. Коридор перегородили храмовые стражники с огромными, выше человеческого роста, священными луками Ямерта — их стрелы должны были изображать солнечные лучи — и десяток жрецов в жёлтом. В лица воинов Хагена брызнул ослепительный свет, к которому прибавились длинные желтооперённые стрелы. Дружинники с яростным рыком сбили плотнее ряды, выставили щиты, бросили на лица низкие забрала с узкими прорезями; несколько воинов Хагена упали, но остальные, одним махом преодолев пространство, разделявшее их и храмовых бойцов, пустили в ход мечи, топоры и секиры. Заслон рухнул, точно стенка из песка, возведённая ребёнком на морском берегу, под ударом штормовой волны. Жрецы промедлили с заклинаниями, неправильно рассчитав время, — впрочем, откуда же им набраться боевого опыта, если на их Храм никто и никогда не нападал!..
Где-то за нашими спинами, в самой глубине Храма раздался негромкий, но заполняющий всё вокруг звук — мощное и гордое гудение тяжёлого бронзового била; у меня лишь слегка кольнуло в висках, но многие воины, корчась от невыносимой боли, упали на каменные плиты. Хаген остался на ногах, хотя лицо под откинутым забралом стало белее мела и глаза на мгновение закатились. Те дружинники, что оказались покрепче, помогали подняться другим; не мешкая, мы бросились вниз по лестнице.
— Быстрее! — крикнул Хаген. — Пока не стихло, они не ударят вновь! Под ногами вилась тугая спираль узкой лестницы. Вниз, вниз, вниз!
Внезапно стены вздрогнули, во все стороны брызнули мелкие каменные осколки, в лица нам задул, яростно завывая, леденящий ветер. Нас ждали, и, судя по всему, это были более расторопные противники. И вновь — стрелы, стрелы, стрелы и слепящий, жгучий свет, содрогание стен и ступеней, словно под чьими-то очень тяжёлыми шагами. Готовился мощный магический удар — я чувствовал стягивающиеся в упругий клубок силы Четырёх Ветров; ползущие вверх из земных недр незримые вихри тех судорог, что называются землетрясениями; ощущалось и приближение живых существ из иного, Верхнего Мира — радужное мерцание, видимое пока лишь мне одному, предвещало открытие двери между слоями Реальности. Владыка Ямерт вкупе со своим братцем Ямбреном, Хозяином Ветров, дали своим жрецам и адептам немалые силы — открыть Дверь для прохода кого-то ещё, кроме себя самого, могли только Маги, заклинание это считалось одним из наиболее тайных…
И вся мощь бросалась против небольшой шайки дерзких грабителей; во мне вновь ожили сомнения. Храм содержал по меньшей мере пять или шесть тысяч стражников. На каждого воина Хагена приходилось два десятка врагов. Для чего же будить очень могущественные, но и крайне опасные силы, чтобы расправиться с незначительной кучкой грабителей? Что-то здесь было не так. Неужели меня здесь ждали?! Дали спокойно войти, сделали вид, будто ничего не заметили, а теперь… Пока я не ощущал ничьего присутствия — я имею в виду присутствие Магов моего Поколения. Не заметно было и тех сугубо наших средств, кои использовались в магических поединках. Однако я точно знал, на чей замысел всё это очень похоже. Знал, потому что помнил и не сомневался, что мои противники не случайно прибегли именно к этим средствам, словно напоминая мне дни моего разгрома и пленения.
Я стиснул зубы. Впереди меня, внизу, Хаген, что-то грозно и неразборчиво рыча, уже сцепился во главе самых стойких и неистовых своих бойцов с храмовыми стражниками; вовсю звенели мечи, раздавались вопли и стоны, а я всё ещё постыдно колебался. Неужели мои противники так быстро поняли, что я здесь? Неужели я не заметил постоянного надзора за собой и, как рябчик в силок, угодил в простейшую западню, рассчитанную в лучшем случае на какого-нибудь деревенского колдуна?!
Тем временем Хаген и его отряд, сжавшийся наподобие железного ежа, потеснили храмовых стражников. Не знаю, как дружине моего Ученика удалось это, — они сражались в окружении, лучники Храма в упор выпускали стрелы, от которых на таком расстоянии могли защитить только доспехи гномьей работы — а такие в отряде Хагена имели лишь два или три десятка дружинников. Однако мой Ученик сумел по вражеским трупам проложить себе дорогу к самым воротам; он рубился уже подле створок, а накопленная огромная магическая сила так и оставалась в бездействии, словно арбалет, хранимый на случай самой крайней опасности. Мне бы очень хотелось думать, что дело обстоит именно так, но с каждой секундой я всё больше и больше убеждался в обратном. Я до сих пор не совершил ни единого магического действия, даже самого простого, храня тайну своего появления здесь; но стоило ли таиться, если мне, как нашкодившему мальчишке, грозят пальцем, давая понять, что его шалость уже давно замечена?! Да, именно такими средствами Сигрлинн сметала с лица земли рати моей Ночной Империи, и я долго не мог найти заклятий противодействия. Потом нашёл — но уже в изгнании.
Но, быть может, она сейчас помогала мне? Помогала, давая понять, что я под неусыпным и постоянным наблюдением, причём так ловко устроенным, сплетённым из столь тонкой вязи заклинаний, что я до последнего момента пребывал в полном неведении, несмотря на всю свою осторожность и общеизвестное умение избавляться от подобного чересчур назойливого внимания.
Мои стремительные раздумья нарушила настойчиво пробивающаяся ко мне в сознание мысль-послание Хагена: «Учитель, помоги, нас отжимают от ворот!»
Делать нечего. Придётся помочь; но мой Ученик должен одержать свою вторую победу без вмешательства моей магии. Пришло время поработать мечом и этому уже немолодому, долго и верно служащему мне телу. Я выдернул свой клинок — конечно, из чёрного металла; каким же ещё мог быть прощальный подарок Ракота?
— А ну, поднажми! Навались, напри! — скомандовал я дружинникам; они медленно пятились под натиском храмовых воинов. Чёрный Меч, описав дугу, отбил две стрелы, летевшие прямо в стоящих около меня воинов Хагена; следующим поворотом клинок надвое разрубил кривой ятаган, подставленный воином Храма; новым взмахом снёс шлем ещё с одного противника.
Мы, Маги, не имеем права убивать Смертных.
Воспрявшие дружинники легко покончили с обезоруженными мною стражниками; ворота заметно приблизились. Так мы и добрались до них — я прикрывал спину отряда, а Хаген рубил всех, кто пытался преградить нам дорогу. Дружинники моего Ученика не бросили ни одного мешка с добычей и вынесли на себе всех до единого наших убитых и раненых.
Я оставил Храм последним; но стоило мне шагнуть за порог, как давно ждавшая этого момента сила наконец нанесла удар.
Это было грандиозно. Непредставимо. Неописуемо. Всё, как и в те далекие дни моего разгрома. Небо полыхало яростным белым светом, звёзды исчезли, словно провалившись в бездонные колодцы кристальных сфер; земля тяжело и гулко заскрипела, по сухой поверхности побежали длинные трещины, из них тотчас повалил удушливый чёрный дым. Ветер задул со всех четырёх сторон одновременно, воздух вдруг стал необычайно плотным, через него приходилось продираться, прикладывая все силы. А над нашими головами всё ярче и ярче разгоралось переливчатое зарево открывающейся Двери между слоями Реальности.
Да, Сигрлинн… Хранимое Королевство — твоя вотчина: я знал это и всё же недооценил тебя — или же самого Великого Мерлина. Я очень хорошо помнил, что последует за этим. Хагену и всему его отряду оставалось жить считаные минуты, если я или не вмешаюсь, или… не найду способ вывести их отсюда, не прибегая к магии.
Земля стала лопаться прямо под ногами дружинников Хагена; подняв глаза, я увидел, что воины с лихорадочной поспешностью обвязываются верёвками, составляя длинные связки. Ветер валил с ног, не позволяя сделать ни одного шага в сторону.
Сверху донесся мелодичный хрустальный перезвон. Его было отлично слышно, несмотря на завывания ветра и скрипы расползающейся и рушащейся земли. Дверь распахнулась, воители, осенённые радужными призрачными знаменами, двинулись прямо на нас. Не похоже было, чтобы ветер как-то мешал им, а трещины на их пути молниеносно затягивались.
Хаген хрипло заорал, указывая мечом на новую опасность. Спустившиеся через дверь воины были вооружены длинными и тонкими мечами с радужными лезвиями на очень вытянутых гладких деревянных рукоятках; больше они ничего не имели — ни доспехов, ни копий, ни луков, — но я слишком хорошо знал эти поистине смертоносные клинки, лишь немногим уступающие зачарованным Дискам Ямерта, что хранятся в Главном Храме Королевства…
Бесполезны были луки — ветер останавливал стрелы. Радужные воины приближались — воители и воительницы, все высокие, с длинными распущенными волосами. А вдобавок от Храма к нам двигалось ещё одно существо — двуногое и шестирукое, всё опоясанное блистающими жёлтыми зрачками, в свободных золотистых одеяниях. Его голову скрывал огромный шлем, чёрный с алым; и росту в этом создании было не меньше двадцати футов. Старый знакомый. Один из хранителей дворца Сигрлинн в Джибулистане. Ловкий, хитрый, умелый, отважный… Хотя она почти никогда не использовала их как воинов…
Ждать больше было нельзя. Меч словно сам прыгнул мне в руку.
— Постарайся пробиться к кораблям! — крикнул я на бегу Хагену. Ветер, валивший людей с ног, всё же был слабоват для меня.
Я бросился наперерез зофару, прислужнику Сигрлинн. Одно из двух: или волшебница основательно изменила своим привычкам, или замыслившие это действо постарались устроить всё так, чтобы я подумал именно на неё. Зофар должен был в этом случае стать последним, завершающим штрихом, после которого у меня не осталось бы никаких сомнений.
Верный слуга моей былой… э… приятельницы приближался к нам, забавно раскачиваясь при ходьбе. В каждой из шести громадных рук он держал по длинному широкому клинку характерной, придуманной самой Сигрлинн формы — с острым загибом на конце лезвия. Увидев меня, он издал странный звук — нечто вроде подавленного стона ужаса, но продолжал переть мне навстречу. Узнал, что ли? Но зофары никогда не имели никаких способностей к магии; не могли они и ощущать её присутствие. Это были отличные воины, настоящие бойцы, но не более. И кто это вздумал напялить на него эти нелепые жёлтые простыни, словно на храмового жреца? Цвета Сигрлинн всегда были иными…
Мы сошлись. Все мои размышления, наверное, заняли немало места в изложении — на самом же деле прошли секунды.
Ух, как свистнули, сливаясь в сплошном сверкающем смерче, у меня над головой все шесть мечей зофара! Как стонал нещадно рассекаемый воздух, как рвались в клочья тончайшие тела наполняющих его эфирных созданий, ни в чём не повинных и не имеющих никакого отношения к нашим сварам! Взгляд жёлтых зрачков полнило безумие, и я тотчас ощутил наложенное на зофара заклятье. Оно было слишком сложным, чтобы моментально распутать причудливо скрученные токи сил и энергий, и на первый взгляд по почерку похоже на употреблявшиеся Сигрлинн формы… хотя я ощутил и некие малозаметные отличия, но… не разбираться же в этом сейчас!
Я так и не узнал, кто ковал зофару его шесть мечей — но, надо сказать, выковали их ему из рук вон плохо. Мой Чёрный Меч даже не ломал — он резал эти клинки, точно серп — колосья; железные обломки один за другим падали на землю. Оставшись безоружным, зофар с совершенно несвойственными ему тупостью и растерянностью уставился на свои руки, сжимавшие бесполезные теперь эфесы.
Я ухватился за одну из замерших толстенных рук, подтянулся, перехватил, подтянулся вновь и оказался возле громадного уха. Зофар вяло попытался схватить меня; двигался он почему-то замедленно, совсем не так, как только что работал мечами, — видно, наложенное на него заклятье оказалось слишком узкого действия. Шаг в сторону — и он растерялся; а ведь зофары как раз и создавались Сигрлинн с расчётом на совершенно непредвиденные случаи, были умны, хитры, сообразительны и уж ни при каких обстоятельствах не позволили бы врагу вскарабкаться по ним, как по дереву, и стукнуть себя чуть выше и правее уха тяжёлым эфесом Чёрного Меча, выкованного самим Ракотом.
Оглушённый гигант беззвучно распростёрся на земле; я бросился обратно, где дружинники Хагена уже отбивались от наседавших на них радужных воинов. Бойцам моего Ученика приходилось туго, уже примерно половина провалилась в трещины, и от гибели их спасали только верёвки, обвязанные вокруг груди.
Держать в руках меч и бороться с ветром могли всего три или четыре десятка дружинников Хагена, самых сильных и выносливых. Я видел, как Хаген сшибся с вырвавшимся вперёд предводителем радужных воинов, как столкнулись сработанный мастерами Кольчужной Горы клинок и узкая радужная полоса, прошедшая девяносто девять горнил Верхних Миров, — столкнулись и отлетели, окутавшись быстро растаявшим дымком. Я перевёл дух — изделие гномов оправдало заплаченную за него непомерную цену. А потом подобрал с земли первый попавшийся камень и со всей силы запустил им туда, в завораживающее мерцание над головой.
Были дни, когда от отчаяния я катался по опалённому песку и до крови прокусывал губы, не зная, как справиться с такими вот магическими дверями. Пробовал против них десятки и сотни разнообразных заклинаний — ничто не помогало. Шли и шли сквозь них радужные воины, ведомые прекрасной Сигрлинн, и в моих дружинах не находилось равного им по силам и умению. И лишь шесть веков спустя, читая альвийские хроники, я нашёл ответ столь же парадоксальный, сколь и простой.
Некое войско, повествовала хроника, осаждало некий город. Осада шла уже не один месяц, защищавшиеся стойко отбивали все штурмы, армия нападавших начала роптать. И тогда предводитель этого войска — какой-то принц, король или кто-то в этом роде — приказал своему колдуну сделать так, чтобы город пал. Колдун, разумеется, и до этого получал подобные приказания, но все его усилия парировались контрударами городского чародея. И тогда колдун нападавших сотворил самое могучее из ведомых ему заклятий, едва оставшись при этом жив. Небеса разверзлись, и диковинные воины пошли с мечами наголо на казавшийся уже обречённым город. Магия не остановила их, и тогда командир одной из башен в отчаянии приказал развернуть катапульту да и всадил тяжёлое каменное ядро прямо в это проклятущее мерцание — отчего оное мерцание и исчезло, вместе со всеми появившимися было странными воинами. Это навело меня на мысль, которую я сперва отбросил как заведомо нелепую. Дверь между Мирами закрывается от попадания в её створ самого простого камня! Потом я потратил немало времени, чтобы строго доказать это, и в конце концов добился своего. Не представляю себе, знали ли об этом остальные Маги моего Поколения, знал ли об этом Мерлин… если не знали, то, право же, я сейчас отдавал в их руки бесценное сокровище.
Мой крошечный камешек сработал, как ему и было положено. Ряды воинов в радужных одеждах заколебались, остановились и внезапно устремились назад, растворяясь в сияющих облаках, спустившихся к самой земле. Хаген и его дружинники провожали своих противников ошеломлёнными взглядами.
Оставались ветер и распадающаяся под ногами земля, и тут без магии я уже ничего не мог сделать.
— Хаген! Можете идти? — крикнул я, перекрывая свист ветра.
— Я — да, и кое-кто ещё, а остальные — нет! — донесся его ответ.
— Иди, не стой! Иди к кораблям! Я останусь здесь!
Мой Ученик подчинился без колебаний и рассуждений. За ним потянулись те четыре десятка воинов, что могли стоять на ногах. Сотрясавшие землю вихри превратили то место, где задержался запертый ветрами в ловушку отряд Хагена, в глубокую и широкую яму, дно которой проваливалось всё ниже и ниже. По откосам, отчаянно цепляясь за осыпающиеся склоны, ползли дружинники, пытаясь удержать раненых и мешки с добычей. Но постепенно содрогания земли стали слабеть — часть противостоявших нам слепых сил обратилась против Хагена и его людей, упорно пробивавшихся к «драконам». Ветер взвыл, словно в растерянности; круг, к которому прикладывалась вся его мощь, становился всё шире, соответственно слабел и напор. Внезапно неведомые управляющие всем этим магическим безобразием, словно спохватившись, вообще бросили основную часть отряда, направив всю накопленную мощь против Хагена, сочтя его наиболее опасным. Остальные воины смогли наконец выбраться из провалов и трещин.
— К берегу! Рассыпаться! — скомандовал я. — Бегом!
Ветер, казалось, совсем сбился с толку. Порывы его то валили с ног, то вдруг воцарялась полная тишина. Трещины потянулись к нам, точно змеи, но бегущие к мокрым камням дружинники перепрыгивали через них, чёрные провалы преследовали воинов, но не могли поглотить сразу столько живой добычи; наконец кто-то из распоряжавшихся подземными вихрями сообразил, в чём дело, и погнал всех их рыть глубокий ров, отрезавший нас от берега; зато стало легче Хагену.
— Влево! Сомкнуться!
Мы вновь смогли обмануть и ветер, и землетрясение. Они опять бросились в погоню за нами, и Хаген со своими покрыл одним броском почти всё отделявшее его от кораблей расстояние. Борющиеся с нами силы снова кинулись на него, и теперь уже пришла наша очередь изо всех сил рваться к кораблям.
Оказавшись на береговых камнях, дружинники прыгали в воду, схватившись за предусмотрительно разложенные здесь куски брёвен. Силачи Хагена, первыми добравшиеся до кораблей, метали подплывающим ременные петли. Ветер стихал, чудовищные судороги перестали сотрясать землю; выглядело это так, будто наши неведомые противники признали своё поражение. Правда, ветер всё равно дул в нос «драконам», но это был обычный для прибрежных вод Хранимого Королевства случай. И я ещё больше укрепился в своих сомнениях — действительно ли Сигрлинн противостояла мне сегодня или кто-то тщательно подделывающийся под неё? Будь это она, неминуемо было бы снято заклятье с берегового ветра, и борьба продолжалась бы уже на морских просторах. Я знал это заклятье. Его Сигрлинн плела очень долго и весьма им гордилась — она одна могла снять или изменить его. Неужто Макран и Эстери, подумалось мне. Всё может быть… может, всё-таки Сигрлинн… не пустив в ход колдовство, ничего наверняка не выяснишь… но сейчас прежде всего — раненые.
Вздымались и опускались вёсла. Гребцы хриплыми голосами тянули древнюю победную песнь эльдрингов, громко славя своего тана — как они тотчас стали прозывать Хагена, присвоив вожаку ещё не принадлежащий ему титул. Добыча была выше самых смелых их мечтаний; конечно, в бою пришлось хлебнуть лиха, но теперь всё позади, они одолели колдовство и идут домой. Хединсей они невольно уже называли домом…
Мы обосновались в охранном замке острова, хотя я и видел его многочисленные уязвимые места. Выдержать в нём серьёзный штурм можно было лишь ценой тяжких потерь. Ничего, потом выстроим получше.
Хаген уже ждал меня, и взор его был полон укоризны. Отчего я не вмешался? Что вообще произошло после того, как мы выбрались из Храма? Что это за страшилище в жёлтом, как мне удалось его уложить? Он задал мне ещё добрую сотню подобных вопросов.
— Мы угодили в засаду, Хаген, — ответил я. — Кто-то из моих сородичей следил всё это время либо за мной, либо за тобой. Вряд ли за мной — я все же льщу себя надеждой, что не до конца ослеп и оглох, и хочется верить, что я заметил бы наблюдение. Потом, когда мы захватили добычу, по нам ударили, причём мы тоже, видно, сбили их с толку. Наверное, они ждали, что мы станем громить Храм, выжигать молельные залы — а мы лишь очистили одну из кладовых. Потом они всё время старались выяснить, здесь ли я. Они пытались вызвать меня на любое, сколь угодно незначительное магическое действие, которое тотчас бы выдало меня с головой. Поэтому я работал не волшбой, а мечом — и оттого ничем не мог помочь тебе, мой мальчик. Но ты держался потрясающе!.. И ты выбрал себе правильных спутников. Чтобы из двухсот восьмидесяти целых сорок смогли бы противостоять мощи четырёх Останавливающих Ветров!..
Но это ещё не всё. Помнишь, я рассказывал тебе о волшебнице Сигрлинн? В которую ты ещё запустил комом грязи на дороге от Йоля? — Это я, в общем-то, сказал зря. Хаген никогда не забывал ни ту ночь, ни ту прекрасную женщину, явившуюся нам под проливным дождём и отговаривавшую его идти путём моего Ученика…
— Так вот, — продолжал я. — Кому-то очень хотелось, чтобы я решил, будто эту атаку устроила именно Сигрлинн, но… — И я рассказал Хагену о своих сомнениях. — Конечно, быть может, это всё-таки была именно она, — закончил я, — но это я не проверял.
Хаген озабоченно тёр лоб.
— А если они ударят по нам здесь, на острове? — хмуро спросил он.
— На острове — пусть себе. Тут у меня найдётся, чем им ответить. Другое дело — нападение на Храм Ямерта!.. — Я умолчал о том, что Мерлин мог счесть это тем самым пресловутым «нарушением Равновесия» и привести в действие своё новое карательное заклятье, если, конечно, Сигрлинн сказала мне правду.
— И зачем это могло быть нужно — чтобы ты, Учитель, подумал на эту волшебницу?
— Понятия не имею, Хаген. Может, Маги моего Поколения опять выясняют отношения в настоящей Магической Войне, о которой я расскажу тебе много больше, когда придёт время, и всё случившееся как-то связано с их борьбой за власть. Гораздо хуже… если здесь окажется рука Мерлина. Но обычно я узнаю его заклятья — а эти опознать никак не мог. Впрочем, хватит об этом. Вскорости нам надо ждать гостей из Хранимого Королевства.
— Я как раз хотел поговорить об этом, — отозвался Хаген, склоняясь над принесённой им картой. — Они ведь будут штурмовать порт?
— Другой дороги им нет, — кивнул я. — Если только нет тайного пути через скалы. Ты…
— Я уже послал четыре конных дозора, — быстро договорил за меня Хаген. — Велел искать признаки тропы к морю, а также проверять все подозрительные пещеры. Если они нападут на порт, мы отобьёмся…
«Отобьёмся, — подумал я, — если они не пустят в ход Диски Ямерта».
— …Я думаю поставить пять десятков на пирсах… — продолжал говорить Хаген, но я остановил его, подняв руку.
— Ты уже достаточно опытен, мой мальчик, чтобы обойтись в этом деле без моих советов. Но не забывай, что нашей целью было не развязывать войну с двумястами пятьюдесятью мечами против многих десятков тысяч, что под рукой у Видрира!..
— Я помню, Учитель, — наклонил голову Хаген. — Надо добиться от них нужного нам мира — на наших условиях.
— Да!.. Обещай вернуть кое-что из драгоценной утвари Храма — из твоей доли добычи. Напирай на то, что они ничего не выиграют, начни Хранимое Королевство войну с тобой.
— Я им скажу, — с усмешкой протянул Хаген. — Я уж постараюсь попугать этих лежебок!..
— Не сомневаюсь, Хаген. Поэтому я и оставлю тебя здесь одного на некоторое время. Понимаю, это рискованно, но произошло слишком много странных событий. Кое в каких из них я не смогу разобраться, находясь здесь. Придётся предпринять небольшое путешествие.
— Я не боюсь никого, кто явится сюда с простым мечом, — угрюмовато проговорил Хаген. — Но что, если вновь навалятся те, кто чуть не прикончил нас после того, как мы вышли из Храма?
— Сам ветер и сами трещины не могли убить вас, — ответил я. — Ты забыл один из главных законов, по которым живёт наше Поколение?
— Конечно же, нет!
— Так вот, если всё начнётся снова, постарайся выбраться из того места, в которое будет направлена мощь ветра. Если начнёт открываться Дверь, ты увидишь радужное мерцание. Что нужно делать, чтобы закрыть её?
— Да, Учитель, ты прав, прости меня… — Хаген вновь наклонил голову. — Я всё помню и всё сделаю. Ты можешь быть спокоен. Когда ты вернёшься, над Хединсеем будет наше знамя! — напыщенно закончил он, вновь гордо поднимая голову.
— Надеюсь, — заметил я. — Не теряй головы. Оборона должна быть в полной готовности самое позднее завтра к утру — раньше галеры Видрира всё равно не успеют, несмотря на попутный ветер. Но… будет лучше, если большую часть работ вы закончите за первую половину ночи. Те, кто помогают Хранимому Королевству, могут и подхлестнуть Толкателей Судов. Жди меня, Хаген, и не отлучайся с острова. До встречи!
— До встречи, Учитель, — сказал мой Ученик, поклонившись и отступая в сторону. Я начал сотворять заклятье Перемещения. Предстояла большая работа. Прежде всего меня ждал Замок Всех Древних.

— Ну, вот он, твой Гнипахеллир, — ворчливо промолвил Бран Сухая Рука. Они с Хагеном стояли на самом краю невысокого, прореженного морозами сосняка. Лесной Коридор кончился.
Хаген молча смотрел на унылую, безжизненную, серую равнину, что тянулась до самого горизонта. Лишь там, вдали, его острые глаза различили нечто вроде холмистой гряды. Нигде ни деревца, ни кустика — небо да земля, голая, каменистая, лишь кое-где цеплялись за неё узкие полоски серебристого мха. С небосводом тоже не всё было в порядке: откуда-то по нему тянулись с юго-запада длинные, размазанные полосы дыма. В воздухе ощутимо пахло гарью. По расчётам Сухой Руки, сейчас должен быть полдень, но солнце скрыли тяжёлые дымные облака, вокруг царили мглистые сумерки, и тан не мог с уверенностью сказать, действительно ли он рассмотрел холмы там, у края видимых земель, или же это были, скажем, купы очень высоких деревьев.
— Спасибо тебе, Бран, — повернулся к спутнику Хаген. — Я не зову тебя идти дальше. Ты исполнил первую часть своего обещания. Будешь ли ты ожидать меня здесь или же назначишь иное место?
— Я пойду с тобой, — просто ответил Сухая Рука. — Вместе вышли, вместе и придём, — закончил он не слишком понятной фразой.
— Что ты там собрался делать? — удивился Хаген. — Я намерен усыпить Пса и после этого убраться оттуда как можно скорее. А что тебя туда тянет?
— Хочу посмотреть на это диво, — коротко ответил Бран. — Ну, тронулись, что ли, молодой тан? Долго ещё стоять-то здесь будем? Теперь ты меня поведёшь, я далеко в эти края не заходил, леса держался…
— Как знаешь, — кивнул Хаген. — Не скрою, рад, что пойду не один!..
Они погнали коней прямо на север. Путь в этом месте был только один. Гнипахеллир напоминал гигантскую воронку, все дороги здесь вели только к Чёрному Тракту, а по нему Хаген мог добраться идо Пса.
Минул час, другой, третий… вокруг, не сгущаясь и не рассеиваясь, царил всё тот же серый полумрак. Пока на их пути не попадалось ни единого живого существа, даже духи, что толклись вокруг них всё время в Лесном Коридоре, куда-то исчезли.
— Мёртво-то как, — пробормотал Сухая Рука, насторожённо озираясь. — Мертвее некуда…
— Нам-то что? — спросил Хаген. — Чем меньше тварей встретим, тем лучше. Или по Пожирателям Душ соскучился?
— Где дух ютится, там и человеку место, глядишь, сыщется, — возразил Бран. — А вот где духов вовсе нет, там, говорят, и люди долго не выдержат. Смотри, молодой тан! Не пропасть бы нам здесь — не от меча, а от Незримой Смерти!
— Не повторяй бабьи сказки, Бран, — поморщился Хаген. — Я их порядком наслушался, аж тошнит. Нет на Гнипахеллире никакой Незримой Смерти. Её гнездо далеко на юге, за проливом… и потом ещё нужно много дней идти через пустыню и леса, совсем не такие, как наши, чтобы попасть в области, где она царит…
— Может, оно и так, — уныло согласился Бран.
Они поехали дальше: спокойный и сосредоточенный Хаген и Бран, нахмуренный и, как показалось тану, несколько напуганный. «Непривычно, видать, вдали от леса», — подумал Хаген и выбросил это из головы.
Солнце и не думало закатываться, день, казалось, будет длиться вечно. Тан знал, что на севере ночи короткие, но чтобы их совсем не было…
— Что ж ты хочешь? — Бран хрипло усмехнулся, облизнул пересохшие губы. — Гнипахеллир — это, молодой тан, куда севернее, чем все населённые людьми земли. Наше счастье, что сейчас лето, — иначе заледенели бы в момент, и конец.
— Ладно, останавливаемся, — натянул поводья Хаген.
Они едва успели разбить небольшой лагерь в узкой, едва приметной с расстояния ложбине, как Хаген понял, что значили слова «Гарм пробудился», доселе остававшиеся для него лишь неким грозным символом.
Неистовое низкое рычание донеслось откуда-то спереди и снизу, из-под земли, из неглубоких её каверн, и всё вокруг затряслось, заходило ходуном, заскрипело и застонало. Тан бросился ничком, прижав к холодной почве ухо и пытаясь понять — далеко ли они от цели; Бран только скривился.
— Конечно, будешь зол, — ни к селу ни к городу произнёс он задумчиво, — если тебя посреди ночи растолкают, а потом заснуть не дадут…
За первыми раскатами рыка последовали новые; их полнила дикая, кровожадная, исступлённая ненависть ко всему живому и к тем, кто до сих пор держит на привязи его, великого бойцового Пса Смерти, не давая ему вырваться на волю и всласть напиться тёплой крови живых, а не этой мерзкой холодной жижи, что он находил в бросаемых ему трупах… И уж на что твёрд был Ученик Хедина, повстречавший в своей жизни немало страшилищ, но содрогнулся и он. Хаген легко мог представить себе, как рвутся ещё сдерживающие Пса путы, фонтаном устремляется в небо волна развороченной земли и из исполинского провала поднимается чудовищная голова с горящими глазами и вечно ненасытной пастью.
Тан встряхнулся, отгоняя кошмарное видение. Бран стоял рядом, сжав губы и сдвинув брови; лицо его, однако, осталось спокойно, и Хаген невольно устыдился своей, как ему показалось, слабости.
— Да-а, крепкая зверюга, — с оттенком уважения проговорил Сухая Рука. — Лучше бы ему ещё поспать. С удовольствием пожелаю ему приятных сновидений!..
Гарм утих; тан и Сухая Рука устроились на ночлег. Поев, они завернулись в одеяла. Бран тотчас уснул; Хагену же не спалось. В ушах тана стоял рык Пса.
Сперва ему показалось, что он дремлет и грезит, но потом в сознание, как всегда внезапно и быстро, одним толчком ворвалось новое чувство. Хаген слышал тонкий писк, похожий на комариный, на самом пределе, что разбирает человеческий слух. «Мошкара, что ли?» — мелькнуло у него, но в следующее мгновение он уже оказался у края ложбины, опустив забрало и держа в руках меч. Рядом лежал небольшой заряженный арбалет.
По равнине медленно двигалась длинная цепочка бледных, размазанных огоньков. Неяркие, они напоминали болотных светлячков. А потом подле каждого огонька Хаген разглядел и смутно белеющие в полумраке фигуры; очертаниями они напоминали человеческие, только размытые и безликие. Впереди же этой процессии шагал некто высокий, весь в сером и чёрном: Хаген различал заостренный кверху шлем, широкое лезвие несомого наперевес странного клинка; от этого существа волнами расходилась сила, мрачная и безжалостная, но в то же время и равнодушная.
Высокий воин поравнялся с ложбиной, где лежал Хаген. Остановился. Неспешно повернул голову в сторону замершего тана — и Хаген ощутил, как мощные незримые руки начинают отдирать его от спасительной земли. В ворота рассудка колотился обезумевший ужас — вскочить, бежать!..
Пальцы Хагена легли на точёную рукоять арбалета. Движение, совершенно бессмысленное сейчас; замереть, распластаться, пусть эти холодные ладони загребут пустой песок!
И тут тану показалось, что он действительно сходит с ума. Перед самыми его глазами был край ложбины, неровная линия слежавшегося песка и мелких камней; внезапно на эту картину наложилась другая: он словно бы вставал, в то же время оставаясь лежать. Ледяные тиски боли стиснули сердце, помутилось сознание…
«Сейчас, — лихорадочно, как показалось Хагену, подумал он. — Как я мог… это же Яргохор, Водитель Мёртвых… Тот, кто извергает души… Заклятье! Заклятье… заклятье…»
Прежде чем память подсказала Хагену подходящее заклинание, его рука взметнулась сама собой и сделала единственное, что могла, — разрядила самострел прямо под обрез высокого чёрного шлема, где могла оказаться роковая для смертного воина щель в доспехах.
Никто и никогда не посягал с оружием на могучего Яргохора, не зря носившего имя Водителя Мёртвых. Век за веком унылые караваны душ, недостойных иного посмертия, тащились через безжизненные поля Гнипахеллира к печальному пути без возврата, к Чёрному Тракту, к дороге в Хель. Редко, очень редко живые осмеливались углубляться в Гнипахеллир, но, если они встречались Яргохору, он делал с ними то, что привык, — исторгал души, уволакивал их с собой в бездны Нифльхеля. Когда-то Водитель Мёртвых носил иное имя, ныне совсем забытое… Маг Хедин мог бы многое рассказать о том, как переусердствовал этот самый юный из Молодых Богов в Первый День Гнева и был наказан суровым, но справедливым Ямертом — лишён сил, богатства памяти и поставлен провожатым мрачных процессий. Давным-давно Хедин, движимый частично любопытством, частично — сочувствием к претерпевшему от Молодых Богов, побывал здесь и видел Яргохора; однако Учителя Хагена тогда ждало разочарование. Водитель Мёртвых не стал вступать в разговор, а попросту потянулся незримыми когтями, как он делал всегда, встречая живого… Хедин воздвиг барьер могучих Охранных заклятий, и когти убрались, однако Маг не мог точно сказать — подействовали на Яргохора колдовские преграды или Водитель Мёртвых просто понял, что перед ним не простой Смертный…
Короткая и толстая арбалетная стрела высекла сноп искр из брони Яргохора; тёмная фигура его внезапно пошатнулась, и мир в глазах Хагена перестал двоиться.
Яргохор застыл, словно колеблясь; Хаген тоже оцепенел, оставив даже попытки вспомнить слова магической обороны. Действовали лишь его руки — причём сам он не давал никакого приказа, они двигались как бы помимо его воли, поспешно перезаряжая арбалет.
Вокруг ложбины замкнулось кольцо бледных безжизненных огней. Мёртвые терпеливо ждали, им спешить было некуда, впереди их ждала почти что вечность.
Яргохор стал угрожающе поднимать длинный меч и шагнул к Хагену, словно простой воин; тан не мог ни о чём думать, он просто выстрелил вторично.
В свете короткой вспышки Хаген увидел, что из тела Водителя Мёртвых торчит первая арбалетная стрела, ушедшая почти на всю длину; Яргохор вновь остановился, и тану показалось, что он слегка пошатнулся.
Бредовая, безумная сцена разыгрывалась в полном молчании; Хаген даже отдалённо не мог представить себе, что делать дальше. О борьбе со столь могущественным слугой Молодых Богов, каким оставался Яргохор, они с Учителем пока ещё не говорили.
Высокая фигура со страшным мечом сделала ещё один шаг вперёд, но теперь уже очень неуверенно. Хаген вновь ощутил касание невидимых жёстких когтей и поспешил сотворить Ограждающее заклятье. Клыки вошли в стремительно уплотнявшуюся туманную защиту тана, как холодный нож в ещё более холодный кусок масла, — с трудом, явно увязая; но тут Ученик Хедина выстрелил в третий раз, и ловчие снасти Водителя Мёртвых убрались прочь.
Яргохор повернулся, опуская оружие, неспешно провёл рукой по груди, и все три арбалетных дротика с лёгким звоном упали на землю — это оказался единственный звук, нарушивший сгустившуюся над ним давящую тишину; в безмолвствии Гнипахеллира он прозвучал подобно колоколу.
Не обращая более никакого внимания на Хагена, Водитель Мёртвых взмахом меча велел мертвецам следовать за собой и зашагал прочь. Хаген смотрел им вслед, не в силах пошевелиться, пока марево и сумрак не скрыли их.
Придя в себя, тан яростно затряс Брана.
— Э, в чём дело?.. Уже вставать? — сонно забормотал тот.
— Да очнись, лежебока! — гаркнул тан. — Мы с тобой оба едва не отправились в Нифльхель, пока ты тут дрых!
— Так мы ж туда и собирались, что ж не отправились-то?
— Тут был Яргохор, — раздельно выговорил Хаген. — Водитель Мёртвых. Со своим караваном. Слыхал о таком?
— Ну и что? — искренне удивился Бран. — Знаю я о нём и видел даже раза три в молодости.
— Ты трижды видел Яргохора? — Глаза Хагена полезли на лоб.
— Да, а что же тут странного? — пожал плечами Бран.
— Тогда почему ты до сих пор жив?! — страшным голосом рявкнул Хаген. — Яргохор исторгает души всех Смертных, что попадаются у него на пути! Как ты мог уцелеть?!
— Что-что? — Сухая Рука казался страшно озадаченным. — Исторгает души?! Впервые слышу! Это верно?
— Да уж можешь мне поверить, — ядовито сказал Хаген. — Я выстрелил в него трижды из арбалета, поставил одно несложное Охранное заклинание… Не думаю, что его остановило именно это — по крайней мере, мои дротики он вынул из себя и отбросил в сторону, и не заметно, чтобы они нанесли ему хоть какие-то раны, но, так или иначе, он остановился, а потом пошёл своей дорогой. Ты можешь это объяснить, если встречался с ним трижды?
— А может, он бы так и прошёл себе мимо, даже если б ты и не выстрелил…
— Нет, — содрогнулся Хаген. — Моя душа… она начала покидать тело… врагу не пожелаю такого…
— Ничего не понимаю, — развёл руками Бран. — Я-то сейчас спал себе и ничего не чувствовал…
«Вот и ещё одна загадка, — подумал Хаген. — Каким секретом владеет этот Сухая Рука, что Яргохор не замечает его? А может, Бран вообще бессмертен?! Да нет, это глупости…»
— Да, и неясно, почему он вдруг оставил тебя, молодой тан, если уж начал, по твоим словам, исторгать душу…
— Ладно, всё это обдумаем позже, — мрачно махнул рукой Хаген. — Сейчас у нас есть дело, и с ним надо покончить. Давай соснём ещё — а потом в дорогу.

Пока пробивался к монастырю Гудмунд, беседовал сперва с Хрофтом, а затем с Браном Хаген — Фроди выполнял полученный от тана приказ. Он тоже пробирался на север, к Рёдульсфьёлльским горам, разыскивая Хранителей Покрывала Ялини. Он тоже видел затканное бесчисленными дымами небо; видел спасавшихся от распространяющегося пожара птиц, зверей и прочих мелких лесных обитателей, вроде Цветочных Дев… Один раз мимо него промчался даже мормат-страшилище, Фроди отпрянул, подняв дубину, но кошмарная тварь не обратила на него никакого внимания — тащила прочь двух своих детёнышей.
Размытые горы, границы Северного Сада Ялини, были уже рядом. Фроди ехал по широкой, густо заросшей долине, вдоль берега небольшой речки, на редкость чистой и ласково журчащей. Грубоватый и сильный воин редко прислушивался к музыке вод, но сейчас час за часом ехал словно заворожённый — так чист, звонок и переливчив был голос скользящего по многоцветным камням неглубокого потока. Когда Фроди нагибался, чтобы напиться, ему казалось, что от воды исходит некий слабый, едва чувствующийся аромат — не пропитай всё вокруг отвратительный запах гари, он смог бы разобрать его. Когда он подносил ко рту сложенные горстью ладони, ему казалось, что он держит изысканнейший кубок с драгоценным вином; и вкус этой воды Фроди не мог описать никакими словами.
Под стать воде оказалось и остальное в этой долине. Исчезли мрачные ели, тонкие сосны, унылые серые мхи; склоны покрывали неведомые Фроди кусты, деревья и травы, в чем-то похожие на привычные человеку севера, но и очень существенно от них отличавшиеся. Он не видел колючих чащ или непролазных буреломов, гниющего валежника или упавшего сушняка. Золотистые стволы взносили к самому поднебесью клубящиеся облака крон; хвойные деревья не щетинились колючками, их иглы стали длинными, мягкими и источали слабый зеленоватый свет, не видимый при солнце, но хорошо заметный в сумерках. Яркие не по-северному цветы причудливо сочетались со строгостью линий ветвей. Здесь не было безумного кипения бесконечно пожирающего друг друга скопища растущих и двигающихся существ, коим полны южные леса. Фроди видел плоды — точнее, громадные шишки с удивительно вкусными и сочными орехами под чешуей, — эти шишки валялись повсюду, и он просто подбирал попадавшиеся.
Однако потом он увидел отвратительную проплешину, выеденную огнём в роскошном зелёном ковре, — обугленные костяки деревьев, кусты, сглоданные до самых корней, выжженная трава… Здесь с пламенем справились довольно быстро: пепел давно остыл. Фроди поехал дальше уже наугад — он миновал долину и въехал в сам Рёдульсфьёлль.
Здесь леса стали ещё прекраснее, ещё величественнее; высоко вверху смыкались зеленовато-золотистые перемычки ветвей, листья и иглы сплетались в причудливые венки. Окажись здесь Гудмунд, он нашёл бы эти деревья напоминающими те исполины, что окружали загадочный монастырь, хотя и несколько пониже; зато здесь лес был не в пример богаче жизнью.
Наугад Фроди пришлось ехать недолго. Порыв ветра принёс запах недальнего дыма, и воин Хагена поспешил повернуть коня.
Вскоре воздух посерел, между деревьев потянулись дымные полосы, затем Фроди увидел и проблеск огня; но тут к треску и гудению пламени внезапно примешались ещё какие-то крики, затем внезапно грянул гром, и лес задрожал, пронесся холодный вихрь, а Фроди едва не свалился с лошади — перед глазами вспыхнули кровавые круги. Он не разбирался в магии, но почувствовать заклятье мог. Там, впереди, неведомые противники обменивались колдовскими ударами.
Возле самой черты огня, где Фроди приходилось закрываться плащом и отворачивать лицо от нестерпимого жара, стояло несколько облачённых в зелёное фигур, невысоких, но очень стройных и изящных; они казались неподвижными, в то время как на них напирало несколько десятков странных существ, похожих на гномов, только ещё ниже, и вдобавок — поголовно горбатых, в мрачных чёрно-коричневых кафтанах.
Карлики Рёдульсфьёлля умели колдовать, это знали все. Но то, что они дерзнут в открытую помериться силами с Хранителями Покрывала, наверное, не пришло бы на ум даже Магу — исключая Хедина, конечно же.
Карлы дрались с мрачным ожесточением. Фроди не мог разобраться в колдовской части боя, зато оценил, насколько ловко они управляются с пращами и луками. Хотя четверо Хранителей отклоняли стрелы внезапными порывами ветра, от наиболее тяжёлых камней им приходилось просто увертываться. В то время как трое сдерживали натиск толпы карликов, один что-то делал, и спустя некоторое время с небес на огненные языки низвергся тугой и мощный ливень; из леса вырвались два коротких смерча, принявшихся сбивать летевшие далеко в стороны, горящие ветви и сучья.
Пламя зашипело, появился пар; колдовской дождь отвесной стеной падал в двух шагах от Фроди, но тот оставался сухим. Тем временем один из круживших вокруг пожарища смерчей прошёлся по толпе карлов, разметал их и раскидал в разные стороны; оставшиеся на виду с визгами и бранью бежали.
Четверо в зелёных одеяниях молча сложили руки перед грудью, склонили головы и бесшумно двинулись прочь. Казалось, они плывут над обгорелыми кочками — Фроди не видел, чтобы их одежда колыхалась в такт шагам.
— Эй, постойте! — зычно окликнул их воин, выйдя из-за своего укрытия.
Уходящие замерли. Теперь он мог ближе рассмотреть их — стройные тела, неширокие плечи, изящные ладони. В тупик воина Хагена поставили их лица — не мужские и не женские, что-то среднее, без бород и усов, со смягчёнными чертами и гладкой, лишённой морщин кожей.
Ученик Хедина тотчас стал бы вспоминать, не упоминал ли о таких существах его Учитель, а если упоминал, то как о друзьях или о врагах. Фроди не знал всех этих высоких материй, он не стал ломать себе голову над тем, мужчин или женщин он видит перед собой, он просто прижал правую руку к сердцу и произнёс, поклонившись:
— Привет вам, не Хранителей ли Покрывала Ялини я вижу сейчас?
— Их самых, — последовал учтиво-холодный ответ.
— Тогда узнайте же! — И Фроди одним духом выпалил то, что поручал ему передать тан. После его слов все четверо в зелёном молча воззрились на него.

— Что следует из сказанного тобой? — мелодичным, но всё-таки не женским голосом вымолвил один из них.
— Что следует?.. — удивился Фроди. — Не знаю! Мне лишь велели предупредить вас. Я сделал это. А что следует из моих слов — вам судить, верно?
— А что бы ты сделал? — последовал новый вопрос.
— Я бы постарался загасить все пожары в ваших лесах, — произнёс вслух первое пришедшее на ум Фроди. — Изменил бы, может, ветры — чтобы не несли гарь на Гарма…
Хранители Покрывала встали в тесный кружок и принялись о чем-то совещаться. Фроди терпеливо ждал.
— Хорошо, посланец, — услышал он наконец. — Мы слышали твои слова. Будь нашим гостем сегодня — ты нуждаешься в отдыхе, и обратный путь тебе предстоит долгий… Море отсюда неблизко.
«Откуда, сожри меня дракон, они взяли, что я собираюсь идти к морю?» — удивился воин Хагена.
Его долго вели сквозь самые прекрасные леса, какие ему только доводилось видеть. По невысоким холмам и неглубоким распадкам на десятки лиг тянулся Сад Ялини, и не родилось ещё такого Смертного, кто остался бы равнодушен к его красотам. К его ярким и чистым краскам, цветам и листьям, алым и серебряным, голубым и тёмно-зелёным; стройным багряным стволам и золотистым кронам, источавшим завораживающий медвяный аромат. Кусты состязались друг с другом в изяществе соцветий, деревья — в величине и вкусе плодов. Гирлянды распустившихся многоцветных венчиков перевивали густую зелень облаков листвы. Удивительное чувство соразмерности царило в этом лесу — и в то же время полной свободы всего живого. Милосердная Ялини не терпела кровопролития и принуждения.
Их путь пересекали хрустальные ручейки; в каменных чашах на груди прозрачных вод колыхались розоватые кувшинки. Неумолчное птичье пение сопровождало их всю дорогу, и не верилось, что эта цветущая страна лежит у самых пределов Гнипахеллира — мрачного царства смерти.
Извилистая тропа привела их в округлую неглубокую котловину, её дно покрывали мягкая высокая трава и отдельные кусты; по краям, точно стены, росли деревья, специально сплетшие ветви над головами пришедших. Это был настоящий лесной торжественный зал.
Казалось, звёзды спустились с небес, чтобы, заключенными в хрустальные росные шары, мягким серебристым светом освещать зал; всеми цветами радуги — только приглушёнными, неяркими — светились листья и цветы на кустах. Зеленеющий травянистый дёрн служил столом, на котором ловкие руки Хранителей расставили деревянные чаши с напитками да несколько блюд с плодами и орехами — и Фроди мог поклясться, что ни до, ни после ему не доводилось пробовать столь восхитительно вкусной еды, а питьё оставляло далеко позади все прославленные вина населённых людьми земель.
— Ты видишь, как прекрасен Сад Ялини? — тихо спросил у ошеломлённого всем этим великолепием Фроди один из Хранителей.
— О да, прекрасен и удивителен! — с набитым ртом ответил воин Хагена. — Никогда не видел ничего подобного!
— И не увидишь, — заверил его Хранитель. — Всё это создала милосердная Ялини, против которой ты по недомыслию борешься, уподобляясь тем карликам, которых нам пришлось рассеять этим днём!
Фроди поперхнулся орехом.
— Боремся против Ялини?! Что за чушь, мой тан сам отправил меня сюда! Стал бы он делать это, враждуй мы с вами!
— С нами он действительно не враждует. Мы с ним — тоже; по природе нашей, по заветам милосердной Ялини мы ни с кем не враждуем, и даже этих карлов, которые жгут наши леса, мы никогда не убиваем.
— Это отчего же? — удивился Фроди.
— Владычица Ялини никогда бы не вынесла и единственной капли крови живого существа, пролитой её слугами и её именем. Ей не нужны поля, дымящиеся от крови невинных жертв. Даже злейшим врагам, покушающимся на её Сад, мы не причиняем никакого вреда. Но мы отвлеклись. Твой тан, которому ты служишь, хорошо известен нам, как и его Учитель, маг Хедин. Этот Маг и борется против нашей Владычицы, и нам больно, что столь сильные и мужественные люди оказываются среди служащих Познавшему Тьму, — те, чья доблесть нужна в борьбе с иным, настоящим злом!
Фроди почти ничего не понял из обращенной к нему горячей речи; он нахмурился, сдвинул брови, потёр лоб один раз, потом другой, кашлянул, но придумать нужных слов так и не смог. Голова никогда не была его сильным местом. Он уразумел только одно: эти непонятные Хранители что-то имеют против его тана и почитаемого всеми воинами Хагена, его Учителя; об этом следовало как можно скорее рассказать им.
— А на кой вы мне всё это говорите? — наконец выдавил из себя Фроди. — Подумали ж такое… Чтобы мой тан был против Владычицы Ялини!
— Не впрямую, но тем не менее он — против, — продолжал мягко внушать воину собеседник. — Всё зло — от Учителя твоего тана. Вы для него — ничто, пыль на обочине дороги, муравьи или мухи, которых можно смахнуть одним движением и после этого навсегда забыть об их существовании. Титул «Познавший Тьму» так просто не даётся. Подумай об этом, воин. Почему бы не остаться тебе здесь? Ведь сердцем твоим, не отягчённым злодействами и разбоем, ты уже полюбил эти места и не прочь бы жить в этих краях, стать одним из нас, оберегающих и приумножающих их великую красоту по предначертаниям Владычицы Ялини…
— Что-то ты такое городишь, что у меня голова кружится, — прижал ладони к вискам Фроди. — На Учителя наговариваешь… пугаешь… недобры твои речи, Хранитель!
— Мои речи не могут быть недобры, — мягко возразил тот. — Мы не враги никому на этой земле. Приди сюда Маг Хедин — мы не поднимем на него оружия, если только он не попытается причинить ущерб нашим лесам; но даже если он и попытается, мы станем бороться с его действиями — не с ним самим; его мы в лучшем случае сможем пленить и отослать куда-нибудь подальше от наших пределов, не причинив ему ни малейшего вреда, живым и здоровым. Теперь ты понял? Подумай, ведь зов леса Ялини силён в твоем сердце — останься с нами, стань одним из нас, говорю тебе вновь!
От ароматов у Фроди всё плыло перед глазами, но чутьё опытного воина уже предупредило об опасности, и с этого момента он лишь прикидывался захмелевшим и расслабившимся, на самом деле незаметными движениями проверяя оружие и перекладывая его поудобнее. Отполированная рукоять любимой дубины как бы случайно уже лежала в его ладони.
И тем не менее на миг острая тоска овладела сердцем — как хорошо в самом деле было бы навсегда поселиться в этих сказочных местах, грудью защищая их от всех опасностей… каждый день приходить в этот лесной дворец… пить воду из этих родников… вдыхать запах этих цветов. И забыть навсегда о неимоверно тяжких днях его убийственно-невыносимого труда, что выпадает на долю любого ратника, когда закладывается фундамент будущих побед.
А потом наваждение исчезло, как унесённое ветром. Он услыхал скрип вёсел «дракона», когда все до единого гребцы наваливаются на деревянные плавники рукотворного морского зверя, идущего наперерез врагу; скрежет стали своего меча, пробившего доспех противника и обагрённого чужой, но взятой в честном бою кровью; резкие команды тана, поворачивающего их небольшой панцирный отряд навстречу новой угрозе, как всегда вовремя, ни минутой позже и ни минутой раньше, чем нужно; и тихий голос Учителя, волшебника Хедина, долгими зимними вечерами на Хединсее, в зале у большого камина рассказывающего всем, кто хотел его слушать, чудесные истории из былых дней Хьёрварда, словно сплетая удивительную сказку…
— Ну, мне пора, — поднялся Фроди и, не удержавшись, сделал последний прощальный глоток из чаши, осушив её до дна. — …Сами же говорили — до моря неблизко. — Он свистом подозвал коня и стал осёдлывать его.
— Ты отказываешься… — медленно произнёс, печально кивая головой, обращавшийся к Фроди Хранитель. — Что ж, иного я и не ждал. Ты ещё осознаешь свою ошибку, но будет уже поздно…
— Может, и пожалею, — пожал плечами Фроди. — Мало ли о чём может пожалеть человек! Только это всё равно не важно, пожалею я или нет. — Он уже затягивал подпругу.
— Мы предупредили тебя, — в упор глядя на воина прозрачными зеленоватыми глазами, сказал Хранитель. — Предупредили тебя, а значит, и твоего тана, и его Учителя. Милосердная Ялини не хочет новой войны. Мы выполняем её волю, и не только — мы тоже ненавидим любую войну и всякое насилие и верим, что настанет день, когда они сгинут без следа с этой земли.
Фроди мог лишь пожать плечами в ответ на это велеречивое рассуждение. Он не мог спорить с Хранителем. Гудмунд, ускакавший друг-приятель, наверное, нашёл бы что сказать — он всё же умел читать и немало знал; а Фроди был простым сыном деревенского кузнеца в приморской деревне бондов и отроду не задумывался ни о чём подобном. От мыслей у него всегда начиналось гудение в голове и колотье в висках. Куда приятнее было работать дубиной!
Взошла луна, ехать по гладкой и утоптанной тропе оказалось легко. Не дожидаясь рассвета, Фроди покинул Рёдульсфьёлль, навсегда унося в глубинах памяти тоску по его недоступным красотам. Воину Хагена предстояла долгая дорога к побережью Унавагара, к единственному бедному рыбацкому селению в тех диких краях, где он намеревался ждать Гудмунда. Мысль, что друг может и не вернуться, даже не пришла ему на ум.
На одном из поворотов тропы конь отпрянул и испуганно заржал. Фроди несколько раз похлопал его по шее, успокаивая, и тронулся дальше, не заметив выскользнувшую из-за кустов низкорослую темную тень, двинувшуюся по его следу.

Хаген хмуро озирался по сторонам. Уже второй день они с Браном ехали по диким полям Гнипахеллира; с востока и запада поднялись тёмные массивы Предельных гор; прямо перед путниками открывался широкий вход в горную долину, постепенно сужавшуюся в отдалении, пустую, сухую и безжизненную — лишь красноватая земля да угрюмый тёмно-серый камень утёсов. Обычные горы испещрены мириадами трещин, то тут, то там, если это не слишком высоко, упрямо цепляются за скалу корнями ползучие травы; видны следы когда-то бежавших вниз по склонам ручьёв, промоины, ложбины, ущельица; здесь же горы казались возведёнными чьей-то рукой крепостными стенами. Они начинались не с плавно повышающихся холмистых предгорий, а сразу же вставали мрачными, вознёсшимися к поднебесью бастионами. Отвесные кручи поднимались вверх на тысячи и тысячи футов, чтобы окончиться там острыми, точно наконечники копий, вершинами. Предельные горы — и что за ними, ведомо одним Магам; даже птицы никогда не осмеливаются залетать за чётко обозначенную их линией границу, установленную Молодыми Богами в незапамятные времена после Первого Дня Гнева.
Хаген, однако, знал, что скрывается за этими насупившимися громадами, — Учитель не раз рассказывал об этом. Противоположные склоны Предельных гор омывает вечно скованное здесь льдами море. Белая пустыня тянется до самого Кругового океана, чёрным кольцом своих вечнотекущих вод опоясывающего весь плоский Мир. В этих льдах никто не живёт — не встретишь здесь ни белых медведей, ни тюленей, обычных для более западных областей. Здесь владения Ялвэна — Распорядителя Холодов, Управителя Вьюг и Ключаря Снежных Кладовых. По приказам своего старшего брата Ямбрена, Владыки Ветров, когда наступают в Восточном Хьёрварде зимние месяцы и лик Ямерта склоняется над иной, южной половиной этого Мира, Ялвэн отворяет свои исполинские ледяные палаты, и ветра Ямбрена щедро черпают в них запасы холода и снега, чтобы выбелить поля и рощи Хьёрварда, дать отдых лону земли, хранительнице её плодородия Ятане, старшей сестре кроткой Ялини, Хозяйки Зелёного Мира. Сам Ялвэн развлекается, слагая бесчисленные орнаменты из льдин и снежных кирпичей, подчиняя их бесконечно вьющиеся цепи сложнейшим закономерностям. Говорят, что именно от него люди в давние времена научились счёту, более сложному, чем простое сложение и вычитание. Когда-то Ялвэн частенько пускался в странствия — особенно летними месяцами, когда его амбары запирал огромный колдовской замок. Теперь подобного не бывает. Ялвэн потерял интерес к окружающему миру, с головой уйдя в мир числовых отвлечённых законов, люди и их дела стали не интересны ему, и он, похоже, сам забыл о том, что прежде искал, бывало, применения открытому им правилу или закону. Но числа, не подвластные никаким Богам — не важно, Молодым или Старым, — окончательно пленили его, и вот тянутся по бескрайним ледяным пустыням Окраинного моря овеществлённые законы числового счёта, выложенные из кусков застывшей воды, законы столь сложные, что не родился ещё ни один Маг, способный разобраться в них…
Все это Хаген дорогой рассказывал Брану. Сухая Рука слушал его с некоторым ехидным сомнением — уж слишком смахивало на сказку! Тана, ожидавшего, что Бран будет внимать его словам с открытым от удивления ртом, несколько задела эта ирония, хотя он сам старался не признаваться себе в этом.
— Человеку это всё без надобности, — наконец махнул рукой Бран. — Боги, Маги, чудеса… А по-моему, так есть своя жизнь и своё, людское дело, которое ты и рождён выполнять. Отгонять нежить — конечно же, надо, и голову для этого на плечах иметь тоже желательно, да хорошо бы ещё и знать кое-что об этой нежити — но вмешиваться вдела всего этого племени нелюдей — нечего. Себя только потеряешь.
Хаген не стал спорить со своим спутником. В конце концов, он хоть и знает вход в Лесной Коридор и, быть может, скоро вновь понадобится, нечего обращать внимание на его излияния. Пусть говорит, что хочет. У него, у Хагена, дело и так есть. У него и у его Учителя. Великое и небывалое… И одна из частей их дела — усыпить этого так некстати проснувшегося Пса. Хаген невольно коснулся ладонью фляги с маковым отваром, которую дал ему Старый Хрофт.
— Ну, так где же вход? — с любопытством спросил Бран, меняя тему разговора. — Горы, глядишь, скоро уж и сойдутся, а ворот всё не видно!
— Нам ещё предстоит одолеть первую заставу стражей Чёрного Тракта, — проворчал Хаген. — Так что говори потише — у них уши лучше собачьих.
— Хочешь биться? — прищурился Сухая Рука.
— С ними не очень-то побьёшься, — вновь проворчал Хаген, не слишком расположенный сейчас к беседе. Великаны могли появиться в любой миг, а тут Бран с ненужными разговорами!
— Не бойся, — вдруг усмехнулся Сухая Рука, словно прочитав мысли тана. — На лигу от нас никого нет. Дальше я опасности, увы, ощущать не умею, но уж ближе — точно не ошибусь. Проверял не раз.
— Как это ты делаешь?
— А как рыба дождь чует? Слушай Лес, он тебя и не такому научит. — И Бран тронул коня. Озадаченный Хаген последовал за ним.
Лигу или полторы они действительно проехали спокойно; долина превратилась в узкое ущелье, залитое полумраком. Тропа пошла под уклон; начинался спуск к Преддверию Нифльхеля.
Первого великана на их пути заметил всё-таки Хаген. Заметил, применяя Заклятье Слуха и уловив в отдалении тяжёлые шаги прислужника мрачного Яэта, Подземного Владыки. В его обширных владениях обитали души трусов, неверных мужей и жен, совратителей и соблазнительниц и прочих, кто не удостаивался подняться в посмертии к иным, сверкающим Верхним Мирам, к самому Оку Ямерта. «Когда делили Молодые Боги Мир, — рассказывал своему Ученику Хедин, — долго не могли они решить, кому же достанется бывшее царство Хель. Никому не хотелось владычествовать там, хотя владыка таких мёртвых душ и получал большое могущество. Сперва хотели метать жребий; потом решили присматривать за Хелем по очереди, исключая лишь светлого Ямерта; но так беспорядок ещё больше усилился, и тогда вызвался Яэт. Ему наскучила к тому времени бурная жизнь Молодых Богов, он искал уединённого места для раздумий и отвлечённых размышлений. Ему и поручили надзор. С тех пор владыка Хеля и получил прозвище Размышляющего Бога, хотя, над чем он может ломать голову столько тысячелетий, я никак не возьму в толк!»
Великан этот действительно оказался великаном двенадцати футов роста.
— Ну и страшилище! — с интересом разглядывая грузно топающего по тропе гиганта, заметил Бран. — Железа-то сколько на нём наворочено… От кого они тут защищаются?
Хаген пожал плечами и вновь сделал Брану знак молчать. Рука тана сжимала арбалет, хотя он и знал, что стрелять бессмысленно. Воина Чёрного Тракта могло убить лишь особое оружие; когда-то такое мастерили Древние для своих странных, никому ныне не ведомых целей. Хедин не первое десятилетие бился над секретом таких клинков, был близок к успеху, но… пока на боку его Ученика висел меч, отлично убивавший людей и колдунов, Ночных Всадниц и сумрачных хедов, разящий наповал троллей и драконов, могущий лишить телесной оболочки даже Мага — но беспомощный здесь, как будто его выковали не молоты мастеров подгорного племени, а полупьяный кузнечный подмастерье где-нибудь в области бондов…
Железа доспехов на великане действительно хватало. Рогатый шлем с чешуйчатой «бородой», спускавшейся до середины груди, стальная сплошная кираса, из-под которой торчат рукава и полы длинной кольчуги, поножи и поручни, окованные шипастыми пластинками железа сапоги неимоверного размера. В одной руке великан держал железную палицу, в другой — треугольный короткий щит, вроде тех, что надевают для одиночных схваток мечники.
Великан шумно сопел, втягивая воздух широченными, словно вывернутыми наизнанку ноздрями. Что-то взволновало его, он глухо порыкивал, вертя головой.
Бран смотрел на страшилище совершенно спокойно, с обычным своим задумчивым прищуром; Хаген же, не сводя глаз с приближающегося великана, достал из складок одежды короткую трубку и крошечный кисет с едким чёрным порошком. Сухая Рука не без интереса наблюдал за его действиями.
Ветер внезапно переменился, дунув по направлению от них к стражу Чёрного Тракта. Тот грозно взревел, поднял дубину и кинулся вперёд, прямо к тем камням, за которыми укрывались тан и его спутник.
— Учуял, — флегматично заметил Бран. — И что теперь будем делать?
— Сейчас увидишь, — буркнул тан, поднося к губам заряженную чёрным порошком трубку.
Топот и громкое всхрапывание раздались совсем близко. Две здоровенные ручищи в кольчужных рукавицах ухватились за край камня, потом над острой гранитной гранью появился шлем размером с добрый бочонок. Даже в темноте узкой смотровой щели можно было разглядеть красный блеск глаз гиганта; и тотчас же Хаген, подавшись вперёд, приставил свою трубку чуть ли не к самому забралу великана и резко дунул.
Раздавшийся рёв вполне мог бы сравниться с ворчанием Гарма; гигант закружился на месте, вслепую цепляя лапищами воздух, бросив и щит, и дубину, а потом стал срывать с себя шлем.
— Этого ему надолго хватит, — бросил Хаген.
Обойдя вопящего и воющего великана, они поехали дальше.
— Ловко, — одобрил Сухая Рука. — Не люблю зряшных убийств.
— Посмотрим, что будет дальше, — прервал его Хаген.
Дальше их ждала пещера. Сначала стены ущелья сошлись почти вплотную, путь замкнула высокая чёрная арка входа. За ней царила непроглядная тьма. — Что мы там разглядим, факелов-то не запасли, — заметил Бран.
— Не ворчи! Найдется кое-что получше, — отрезал Хаген.
Лошади упирались, не желая идти внутрь; Ученик Хедина поднял правую руку, шепнул несколько слов, и на ладони его появился голубоватый светящийся шар. Одно из первых заклятий, которым Маги учат своих подопечных.
— А болтали-то об этом Преддверии Нифльхеля! — вполголоса заметил Бран. — Пещера как пещера, большая, правда…
— Здесь же всё пропитано смертью, ты разве не чувствуешь? — сквозь зубы прошипел Хаген. На него уже обрушился кошмарный поток безумных видений; из-за пределов узкого круга света, отбрасываемого его шаром, на них с невыразимой словами ненавистью смотрели глаза тысяч и тысяч бестелесных и облачённых в плоть существ, каждое из которых желало только одного — забыться, напившись их горячей крови. Почему Сухая Рука не чувствует этого?! Хагену приходилось напрягать все силы, чтобы не поддаться приступу страха; у него было чувство, что он спускается в собственную могилу.
Тем временем эхо от конских копыт утихло — стены разошлись настолько далеко, что звуки их не достигали. Впереди во мраке зажглись алые точки чьих-то глаз, наверху зашуршали невидимые крылья — какие-то твари носились над самыми их головами.
— Ты опасаешься этих, молодой тан. — Сухая Рука кивком указал на багровые огоньки глаз. — Опомнись! Ты же человек, а люди всегда сильнее нежити. Они берут нас нашими же страхами и неуверенностью.
— То-то Пожиратель Душ тобой едва не занялся, — прохрипел Хаген.
— То — нежить особая, — назидательно заметил Бран. — Специальная, только для того и сотворенная… чтоб тому, кто их создал!.. А здесь — здесь их вотчина, вот и всё.
— Чья вотчина, что ты несёшь? — обливаясь холодным потом, выдавил Хаген. — Ничего не понимаю…
— Здесь вообще родина нежити, — охотно пояснил Бран. — Гнипахеллир и пещера эта — их исконные владения. Что ж дивиться тому, что их здесь много? Только я ещё вот что скажу. Те из нежити, для кого люди — пища, здесь не обитают, им тут делать нечего…
Его речь прервали страшный рёв и грохот, земля затряслась, заходила ходуном, лошадь тана с жалобным ржанием упала, Бран поспешно спрыгнул сам; где-то невдалеке что-то рушилось, раскалывалось и обваливалось, в лица им ударил жаркий зловонный ветер… Это вновь подал голос проснувшийся Гарм. А потом всё вновь стихло, и они молча продолжили путь.
Постепенно вокруг них становилось светлее, вскоре уже они могли различить землю под ногами коней; Хаген погасил свой шар и, как оказалось, напрасно — что-то моментально упало на него сверху, когти вцепились в доспехи, острые зубы попытались прокусить плотную стальную вязь хауберка; выручил Бран, рассекший тварь надвое ударом небольшого обоюдоострого топорика-секиры. Одновременно надвинулись и призраки — их тан не видел, но чувствовал — по холодным, кажущимся липкими прикосновениям, от которых мутилось сознание. Он поспешил вновь засветить свой колдовской огонь и, не удержавшись, прибавил несколько охранных заклятий.
— Убедился? — тяжело дыша, бросил он Сухой Руке.
— В чём? Этот крылатый вампир ведь напал на тебя, а не на меня…
— Случайность!
— Нет, — вздохнул Бран. — И скоро ты сам убедишься в этом.
Они двигались наугад, всё глубже и глубже под землю, и вскоре встретили одну из процессий Яргохора, но уже без самого Водителя Мёртвых. Бледные светящиеся фигуры медленно тянулись по единственной оставшейся им дороге — к логову Пса и далее, через Великие Врата, в бездны Хель.
Обогнав длинные ряды привидений, они достигли мест, где было уже почти так же светло, как в летнюю ночь в Хьёрварде. Впереди угадывались ещё большие каверны — и оттуда несло жутким смрадом.
— Логово Пса близко, — одними губами произнёс Хаген.
Призраки, крылатые и иные существа по-прежнему следовали за ними по пятам; мерзко шипя, что-то шевелилось на земле; наконец их кони окончательно вышли из повиновения и уперлись, не желая ступить вперёд и шагу.
— Подержи. — Тан сунул поводья Брану.
— А ты куда?!
— Вон за теми камнями — логово Пса. Мне нужно добраться до него, разве не ясно?! Сухая Рука ничего не ответил.
Хаген пробирался между торчащими из земли острыми и высокими каменными клыками в сопровождении целого сонмища кошмарных тварей, живших остатками ужасных трапез Гарма. Извивающиеся, семенящие, ковыляющие, источающие гнилостное зловоние, они не дерзали приблизиться к Ученику Хедина, но и не отставали ни на шаг; на Хагена были устремлены тысячи алчных взоров. Тан не смог удержаться от того, чтобы не окружить себя магической защитой. Каждое заклятье отнимало силы, шаги становились всё более и более короткими. В руке Хаген сжимал эфес обнажённого меча, но от него сейчас было мало толку. Все надежды его заключались в небольшой фляге, лежавшей в левой ладони.
Он уже почти добрался до каменной гряды, когда Пес приподнял голову и злобно рыкнул, чуя странных пришельцев.
Над изломанной линией гранитных клыков поднялась аспидно-чёрная морда с белыми, кажущимися незрячими глазами и кроваво-огненной распахнутой пастью. Гарма недаром откармливали здесь, в ближнем Нифльхеле, мясом мертвецов — Пес был величиной с добрый городской дом, где-нибудь в Хедебю или Бирке… Белые, без зрачков, глаза уставились на замершего тана — а затем рык швырнул Хагена на землю, и Пес, захлебываясь от ярости, рванулся с цепи что есть мочи: перед ним предстал Живой!
Вся нечисть, сопровождавшая тана, тотчас бросилась на него, упавшего, вгрызлась в доспехи… Омерзение оказалось сильнее страха, он вскочил на ноги, клинок описал широкий полукруг — и на камни брызнула чёрная кровь нападавших, оказавшихся недостаточно проворными. Светящийся шар давно погас, охранные барьеры слабели — ведь Хаген всё-таки не был настоящим Магом, а всего лишь Учеником, хоть и очень прилежным.
Пес хрипел и рвался с цепи, безумный взгляд белых глазниц ни на миг не отпускал Хагена. Тан уже видел громадное тело, исполинские когти налитых мощью чудовищных лап и груду тел возле окровавленного провала пасти. Истерзанные трупы громоздились настоящей горой; Ученику Хедина оставалось одолеть последнюю сотню шагов.
И он одолел её, отдав все силы. Чьи-то когти и клыки цепляли его, он наугад отмахивался мечом. Цепь Пса напряглась, как струна. Хаген видел трещины — длинные, чёрные, змеящиеся по стене, к которой были прикреплены звенья; казалось, привязь продержится ещё очень недолго. И всё-таки он дошёл и, широко размахнувшись, вылил содержимое фляги на холодные, разорванные человеческие останки перед самым носом Гарма. И тут сознание оставило его, ибо Пес неистово зарычал прямо в лицо Хагену; последнее, что чувствовал тан, была волна ужаснейшего зловония, от которого в голове его окончательно помутилось.
Раскинув руки, Ученик Хедина бессильно распластался на трупах.

Молочный туман, сгустившийся вокруг меня несколькими мгновениями раньше, медленно рассеивался. Заклятье Перемещения больше не действовало, я оказался где-то возле Замка Всех Древних. Где-то возле — потому что заклятье Перемещения никогда не доставит тебя точно в желаемое место, а лишь в его ближайшие окрестности. У Сигрлинн это всегда получалось лучше, а вот мне точность Перемещения никак не давалась.
Столп и венчавший его Замок Всех Древних казались сейчас тёмным посохом Мага, навершье которого горит волшебным огнём. По странному капризу строивших его Магов Первого Поколения Замок мог принимать любой цвет — и сегодня он сиял подобно алмазу, внутрь которого неведомыми заклинаниями поместили зажжённую свечу.
Воздух Срединного Неба сам сгустился у меня под ногами; твёрдая невидимая дорожка протянулась к ажурным парапетам Замка. Как давно я не заглядывал сюда! Внешне ничего не изменилось, но что-то встретит меня внутри?
Я медленно шёл к балюстраде, кольцом опоясывавшей Замок. Вызвать Сигрлинн на разговор по Эритовому Обручу я не смог — её вновь не оказалось в Джибулистане. Кстати, этого я в ней тоже не понимал: почему она бросала обруч, точно безделушку, в своих покоях, вместо того чтобы всегда иметь при себе — ведь при помощи Эритового Обруча Маг в любой миг может поговорить с другим Магом, если только у того Обруч тоже был под рукой. Со своим я не расставался никогда.
Если Эритовый Обруч оказывался бессилен для того, чтобы вызвать на разговор нужного тебе мага, необходимо было оказаться в Замке Всех Древних, где имелся особый зал.
Я миновал двери Совета. Вот у этих самых перил стоял я в тот день, когда Хаген появился на свет в забытом Богами и людьми Йоле; перешагивал через этот самый порог, направляясь к Шару Жребия…
Что-то вдруг потянуло меня вновь войти в Зал Совета. У меня не было там никаких дел, я намеревался любой ценой услышать Сигрлинн, но… рука моя уже толкала створки.
Зал пустовал, как ему и полагалось; лишь на своём месте сидел, спокойно глядя на меня холодным взором, Мерлин, Великий Мерлин, Глава Совета Поколения.
Я чуть было не отшатнулся. Что он тут делает?! Но…
— Хедин, Познавший Тьму, приветствует Главу Совета и кланяется ему, — произнёс кто-то внутри меня дружелюбным голосом положенную этикетом фразу.
Высокий, худой, похожий на аиста Мерлин приподнялся и наклонил голову в отточенном ответном поклоне.
— Мерлин принимает поклон Познавшего Тьму, — ответил он в тон мне, строго по канонам Древних.
Признаться, я замешкался. Он ждал меня? Или оказался в Зале Совета случайно? Вообще-то он предпочитал Замку Всех Древних свой любимый Авалон, но ведь многое могло и измениться за ту тысячу лет, что я провёл в изгнании!
Мерлин смотрел на меня и ждал; на лице его начинало появляться то хорошо знакомое мне лёгкое раздражение, когда его отрывали по пустякам от важных дел.
— У тебя ко мне дело? — наконец нарушил он затянувшееся молчание; говорил он весьма холодно. — Так не молчи тогда!..
— Да, у меня есть к тебе дело, — вдруг решился я на дерзкую атаку. — До меня дошли слухи, что изменился один из краеугольных Законов Древних; будто Совет получил право карать Мага небытием? Это правда? И если это правда — почему об этом я должен узнавать совершенно случайно, а не на Собрании Поколения, как положено бы?
— Ну и ну! — усмехнулся Мерлин, ничуть не удивившись — по крайней мере, внешне — ни моим словам, ни моей осведомленности. — Я вижу, изгнание подействовало на тебя благотворно, Познавший Тьму, — ты стал ревнителем закона, большим, чем даже Глава Совета!.. Ты, который раньше ни во что не ставил эти законы и нарушил почти все, какие мог?
— Но это не ответ, — упорствовал я, однако что-то не давало мне взглянуть в глаза Мерлину; я уже начинал поднимать голову и вдруг, словно испугавшись чего-то, вновь ронял её и продолжал смотреть в пол. — Как полноправный член Поколения я могу обратиться к тебе как к Главе Совета с подобным вопросом.
— Можешь, — кивнул Мерлин. — И вот что я отвечу тебе, Познавший Тьму. Я не скажу тебе ни да, ни нет, потому что, хоть ты и можешь требовать от меня ответа, нигде не сказано, что я обязан отвечать тебе. Ты, как я считаю, ещё не заслужил подобного права.
Это было прямое оскорбление, вызов, пощёчина — назвать можно по-разному, суть остаётся прежней.
— Ты хочешь поединка, Мерлин? — произнёс я, поспешно окружая свои мысли всеми возможными защитными барьерами, хотя пока и не ощутил попыток Главы Совета проникнуть в моё сознание.
— Поединка? — Мерлин чуть-чуть растянул тонкие губы в подобии улыбки. — Что ж, вызови меня, если есть желание…
И я лишний раз убедился в том, что по-прежнему ничего не могу сказать о намерениях Мерлина. Оскорблял ли он меня сознательно, рассчитывая взять надо мной верх в честном поединке, вновь изгнать и лишить Ученика? Или он действительно считал, что я ещё недостаточно загладил свои предшествующие прегрешения? Как бы то ни было, час нашей встречи с Мерлином ещё не наступил, я знал это и потому в ответ на его последние слова лишь пожал плечами.
— Нет, — ответил я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно более бесстрастно. — Даже если ты, Мерлин, будешь напрашиваться на дуэль, я не доставлю тебе этого удовольствия — если для тебя это действительно удовольствие.
Я закрыл за собой двери Зала Совета.
Похоже, они все здесь сговорились, думал я, отрешённо шагая дальше по балюстраде. Сговорились и теперь сбивают меня с толку. Что было нужно Мерлину? Он ведь ничего не делает зря. А с другой стороны — все настолько привыкли видеть в каждом его слове или поступке глубокий смысл, что не воспользовался ли он сейчас этим всеобщим поверьем? Может, рассчитывал заставить меня метаться, наделать ошибок и глупостей, после чего — вырвать-таки у Совета смертный приговор мне или же вечное заключение, подобное плену Ракота…
Однако мне пришлось оставить Мерлина в покое. Я пришёл сюда не за этим. Вскоре по правую руку от меня показалась ещё одна широкая, украшенная роскошной резьбой и инкрустациями дверь, и я толкнул её. Открывшаяся винтовая лестница вела вверх, к замковой библиотеке и личным покоям Магов. Да, каждый из нас имел несколько собственных комнат в Замке Всех Древних, и один из секретов этого строения заключался в том, что места в нём всегда хватало на всех. Мои давно пустовали; когда-то считалось совершенно невозможным в отсутствие хозяина зайти в его покои, и потому никто никогда не ставил на дверях замков, ни простых, ни магических; но, быть может, теперь всё не так? Когда-то твои комнаты в Замке Всех Древних служили самым надёжным тайником, и ещё со времен моего Ученичества у Старого Хрофта я оставил там нечто, что могло теперь очень пригодиться, — теперь, когда запахло новой войной Магов, если только не всеобщей астральной…
Спираль лестницы вывела меня в широкий коридор, выходивший окнами во внутренний двор Замка. Ноги несли меня сами, они помнили всё, хотя я не ходил этой дорогой более тысячи лет…
Я повернул мягко подавшуюся серебряную ручку двери. Невольно зажмурился и шагнул через порог. Знакомый, знакомый до боли, едва ощутимый запах своего жилья; он не выветрился, несмотря ни на что…
Да, здесь ничего не изменилось. Подле широкого окна во всю стену — сделанные из древних древесных пней три кресла, подарок лесных троллей времен ещё до их одичания, овальный стол в середине, в углу — стойка с мечами и копьями, арбалетами и шлемами — клинки матово поблёскивают, словно вчера начищенные, и те же книги на полках, написанные мной и мной собранные. Всё как было, и не скажешь, что прошло столько времени, даже пыли нигде нет.
Неужели всё осталось в целости? Я и думать забыл об оставленных здесь когда-то мной вещах. В молодости часто делаешь что-нибудь, сам не зная зачем, из чистого любопытства, а потом твои создания неожиданно оказываются наделёнными совершенно неожиданными свойствами…
Вдобавок мне тогда помогали Ракот и Мерлин, да и Сигрлинн не оставалась в стороне. Потом я надолго забыл о них; вспомнил лишь в дни Первого Восстания Ракота, но было уже поздно. Они могли бы помочь Поверженному продержаться дольше… но всё равно бы не спасли. Потом, когда я начал исполнять свой собственный План, они должны были понадобиться мне лишь на позднейших этапах, и я не мог тогда привлекать к себе внимание таким образом. Но пустить их в ход я так и не успел. Последовал вызов Сигрлинн… а остальное известно. Когда же срок ссылки истек, всё моё внимание оказалось поглощено Хагеном, и я был полностью уверен, что мои изделия, конечно же, не остались незамеченными Советом и прежде всего Мерлином; и я представить не мог, что они могли уцелеть. И опять-таки то новое, что родилось в моем разуме за долгие десять веков, не требовало для своего воплощения этих предметов. Я не хотел проявлять своего интереса к тому, лежат ли они, где я их оставил, или нет, опасаясь навлечь на себя подозрения раньше срока.
Я подошёл к своему рабочему столу, огромному, сделанному из половины толстенного ствола исполинской секвойи; стол выглядел так, словно я оставил начатую работу лишь несколько минут назад и уже вернулся. Разбросаны были инструменты, стояли горелки, посуда, лежало несколько алхимических трактатов… Я сосчитал в уме до десяти и открыл один из ящиков.
И ничуть не удивился тому, что стол оказался пуст. Пал ещё один из Законов Древних, однако к этому я уже начинал, похоже, привыкать, как бы нелепо это ни звучало.
Итак, Мерлин похозяйничал здесь. Быть может, по моим комнатам шарил и не он сам… нет, он никому бы не доверил мое наследство, прекрасно понимая, какую опасность таят в себе невиннейшие на первый взгляд магические игрушки. Великий Мерлин оттого и стал зваться Великим, что ни разу не ошибся в том, когда дело можно перепоручить, а когда нужно засучивать рукава самому.
Итак, Законы Древних рушились один за другим. Меня учили, что на этих Законах основывается Равновесие Мира, нарушь их — и всё пойдёт прахом. Это оказалось не так; но, быть может, Молодые Боги сами изменили ограничивающие нас условия, о чем пока знает один только Мерлин? Погоди, сказал я себе. Неприкосновенность личных покоев в Замке Всех Древних — это не Закон, это лишь неуклонно соблюдавшийся на протяжении тысячелетий обычай. Можно, послав Астрального Вестника, побудить владык Обетованного изменить Мир — но, чтобы изменить слывший нерушимым обычай, нужно прежде всего измениться самому. Мерлин изменился. Что для него теперь Поколение, его неписаные законы и традиции? Пустой звук? Или он, напротив, свято убеждён, что действует на благо большинства? Я терялся в догадках…
Однако я не мог задерживаться здесь долго. Ничего из того, что осталось в моих комнатах, более не было мне нужно, и я, отчего-то пятясь, вышел на порог и прикрыл дверь. Пусть ждёт более располагающих к отдыху времён.
Я двинулся дальше, прямо к покоям Сигрлинн. Прежде чем вызвать её из Зала Слов, формально следовало убедиться, что её вообще нет в Замке.
Её дверь казалась сотканной из тончайших, точно паутинки, окаменевших кружев; неосознанно боясь повредить это великолепие, я громко постучал о косяк эфесом меча — подарком Ракота, и — о чудо из чудес! — дверь с нежным мелодичным перезвоном невидимых колокольчиков отворилась. Хозяйка была дома.
Сердце сделало попытку взволнованно трепыхнуться, когда я вошёл внутрь, но я тотчас подавил это безобразие. Разговор пойдёт о серьёзных вещах, и примешивать к нему сладкие или, напротив, горькие воспоминания я, само собой, считал величайшей глупостью.
Мне открылась небольшая анфилада, убранная голубым и зелёным; пол покрывал мягкий однотонный ковер цвета морской травы, по стенам, почти полностью покрывая каменную кладку, вился вьюн, и вообще всё свободное место занимали цветы и растения, небольшие пальмы и особые карликовые сосны… Сигрлинн, в тёмно-зелёном платье, сидела возле окна, у ног её извивалась лиана, рядом лежало несколько книг. Хозяйка подняла на меня глаза:
— Привет, Познавший Тьму.
— Ты уже вторая, кто сегодня почему-то называет меня этим давно забытым прозвищем, но это не важно, здравствуй.
— Вот как? И кто же опередил меня?
— Ты не догадываешься? Мерлин, конечно!
На секунду она наморщила лоб и прижала палец к виску, словно о чём-то задумавшись.
— Но ты же, я уверена, пришёл не просто так?
Мы оба играли в странную игру, оба знали это и знали, что сидящий напротив собеседник тоже знает — и тем не менее продолжали, закрыв свои мысли наглухо. Пожалуй, я бы мог прорваться сквозь её защиту, но пока этого делать не стоило. Если Сигрлинн тогда действительно предупреждала меня, искренне стараясь остеречь и спасти, следовало попытаться сохранить расположение.
— Нет, но мне хотелось повидать тебя, — ответил я истинной правдой. — И для того, чтобы поговорить о делах, и просто так…
— О делах? — подняла она брови. — По-моему, у нас с тобой никаких дел до сего момента не было.
— Ошибаешься, — возразил я. — Много лет назад ты предупредила меня, что Мерлин наделён теперь особыми правами и силами; ты опасалась, что я могу вызвать его гнев и он приведёт в действие свой неведомый механизм уничтожения; следовательно, у нас уже возникло общее дело — сохранение меня в живых, хотя я не знаю, почему тебе понадобилось спасать своего вчерашнего противника.
— Я не обязана объясняться тебе в причинах моих поступков! — ответила она чуть-чуть более резковато, чем следовало при той игре, что мы вели. — А если тебе уж так хочется знать — считай это моим капризом. — Она с вызовом глянула мне в глаза.
— Говори, говори, — подхватил я, стараясь не упустить выгодного момента. — И что же случилось дальше?
— Ничего не случилось, — пожала она плечами, но разыграть равнодушие ей снова не удалось, и это показалось мне странным. Сигрлинн могла изобразить всё, что угодно, и, только проникнув под несколько слоев ложных мыслей, можно было понять, что в действительности у неё на уме. — Один не слишком умный Маг с мальчишкой-Учеником предпочли вновь бросить вызов непобедимому противнику. После этого моё терпение лопнуло. — Она выразительно умолкла.
— Что сие значит?
— Выкручивайся сам, Хедин. — Она отвернулась. — Я сказала это тебе ещё там, на дороге, и теперь могу лишь повторить. У меня нет желания отправляться из-за тебя в изгнание. — Голос её звучал сухо. — А если ты сейчас ударишься в воспоминания, клянусь Лунным Зверем, я пошлю тебе вызов немедленно! — И я впервые в жизни увидел, как у Сигрлинн дрогнули губы.
— Сильно сказано, — медленно выговорил я. — Хорошо, я выкручусь сам, скажи только из чего? И, кстати, отчего твой Эритовый Обруч вечно валяется где-то, а не при тебе?
— А вот чтобы поменьше отвлекали, — огрызнулась она.
— Ты сейчас держишься не лучше какой-нибудь разобиженной придворной дамы из Смертных, — покачал я головой. — Ответь на мой единственный вопрос — и больше я тебя не стану беспокоить.
— Не отвечу, — холодно бросила Сигрлинн, поднимаясь. — Ни ради будущего, ни даже ради прошлого — не отвечу, Хедин.
— Тогда прикончи моё тело сама, — сказал я. — Ведь если я не выкручусь, конец мой окажется незавидным. Но любопытно, что же ты станешь делать, когда меня не станет.
— А ты жил в убеждении, что всё-всё моё существование — это ты? — Она холодно рассмеялась. — Мои дела и мои Ученики останутся при мне, как и раньше, так что ничего не изменится, не льсти себе, Познавший Тьму.
По спине внезапно пробежал холодок, и я понял, что сейчас она говорит истинную правду. — Хорошо, я постараюсь, — ответил я. — Тогда скажи хоть, как там дела в твоём Хранимом Королевстве? Тебе не надоело ещё возиться с ним?
— Как дела? — Она прищурилась. — Так вот из-за чего ты затеял весь этот разговор…
— Из-за чего? — Собрав все силы, я как можно натуральнее изобразил удивление.
— На один из Храмов совершили нападение, — небрежно произнесла она. — Для тебя это новость? Или твой Ученик больше не предупреждает своего Учителя, когда дерзает атаковать святилище Солнца?
— А с чего это ты взяла, что напал именно мой Ученик?
— Всемогущий Творец! Хедин, я лишусь когда-нибудь терпения! — Она вскочила, уже раскрасневшись от гнева. — Ты думал, его не опознают?
— Опознают? — теперь уже без всякого притворства изумился я. Сигрлинн вздохнула.
— Не понимаю, зачем я всё ещё веду этот разговор, — сообщила она. — Мне следовало бы выставить тебя за порог сразу же!..
— Однако ты не выставила, — заметил я. — Так что это за слухи насчёт моего Ученика?
— Клянусь Властителями Ночи, ты стал поистине невыносим! Твой Ученик грабит Храм Ямерта в моём Хранимом Королевстве, а я ещё веду с тобой долгие вежливые беседы! — вновь взорвалась Сигрлинн. — Я не знаю, зачем тебе это понадобилось, но ты сунул голову в пасть льва, как сказал бы Смертный! Мерлин очень разгневан, учти это! И я не знаю, что решит Совет Поколения! И я уже сделать ничего не могу! Конечно, милосердие Ялини велико, но…
— Что-то ты вспомнила Ялини? Уж не от неё ли всё это великолепие? — Я кивком указал на настоящий лес в углах комнаты.
— Не твоё дело! — отрезала она. — Не пытайся больше ничего вытянуть из меня! И вообще — лучше бы тебе уйти. Я и так сделала для тебя слишком много в день нападения на Храм.
Я молча поклонился и пошёл прочь.
Вернувшись к себе, я почти рухнул в одно из тролличьих кресел и попытался привести в порядок суматошно скачущие мысли. Что значила вся эта странная беседа? Чего хотела добиться в ней Сигрлинн? Что в действительности известно о нашем налёте на храм в Эриваге?
Итак, всё по порядку. Сигрлинн заявляет, что мой Ученик — не я! — напал на Храм, где его «опознали». Возможно? Вполне! В Бирке и Хедебю всегда хватало шпионов всех мастей: Хагена могли увидеть вместе со мной… или даже ещё раньше… Но соглядатай мог запомнить моего Ученика, только хорошо зная меня. В итоге — Хагена видят среди напавших на Храм, а меня — нет! Что-то не то. Или нас там видели и узнали обоих, или не узнали никого. Если предположить, что в Храме нашёлся некто, кто знал в лицо Хагена и не знал меня… или не заметил меня… тогда придётся признать, что у Мерлина и Сигрлинн или даже самих Молодых Богов никуда не годные прознатчики, — но я знал, что это не так. Ведь в конце, когда мы уже дрались у ворот, и потом — я всё время оставался на виду… правда, не пользовался магией; следовательно формально Совет не мог обвинить меня… Так кто же мог видеть Хагена и не видеть меня?!
Конечно, нельзя исключить и такое — меня видели, узнали, но, поскольку от меня не дождались ни одного заклятья, решили свести дело к «самовольству» моего Ученика, попутно вновь — не в последний ли раз — предупреждая меня? Ай нет, что я прячусь за спасительными выдумками!..
Погоди, подумал я тогда. А что, если там никого не видели — ни меня, ни Хагена? Тогда зачем Сигрлинн понадобился весь этот розыгрыш? И многозначительные ссылки на Совет Поколения? И почему я ни слова не услышал об этом от Мерлина?.. Ведь он как Глава Совета связан особыми узами с самим Ямертом, с чьим Храмом мы обошлись столь невежливо! Хотя Мерлин мог и всё знать, и, несмотря ни на что, молчать, если того требовали его таинственные планы. И потом — что значила последняя фраза Сигрлинн насчёт того, что она «и так слишком много сделала для меня в тот день»? Неужели зофар действительно был знаком мне, знаком, который я так и не понял? А сейчас она не могла — или не хотела — открыто говорить об этом в Замке? Быть может, она получила приказ расправиться со мной и выполнила его — формально, сделав всё, чтобы я уцелел? Тогда понятно, почему вся мощь Останавливающих Ветров вкупе с подземными вихрями так и не смогла одолеть моего Ученика…
И, если все эти мои рассуждения справедливы, Сигрлинн давала мне понять, что я под постоянным надзором, да таким, что всего моего умения недостаёт его не только избегнуть, но даже почувствовать. Ну что ж, это придётся проверить.
С некоторым унынием я подумал, что главный вопрос, над которым я бился раньше, — кто организовал ту магическую атаку, едва не стоившую жизни моему Ученику и всему его отряду подле Малого Храма в Эриваге, — так и остался без ответа. Я не получил ни единого прямого указания — одни лишь косвенные. Что ж, будем продолжать изыскания, но уже в другом месте.
Порой невольно поблагодаришь Мерлина и моих судей за долгое изгнание. Я вернулся к самым корням, освоил такие пути, о которых если когда-то и знали, то давным-давно забыли за ненадобностью.
Наш Мир не един и состоит из множества земель. Только Маги умеют открывать ворота между ними, зато на других землях живут существа, куда могущественнее нас в чём-то одном, и эти их качества при надлежащем умении можно использовать. Я намеревался отправиться в Нижние Миры, где обитает странная раса, наделённая способностью чувствовать заклятья. Они страшно педантичны и ведут подробнейшие летописи — мне не удалось понять зачем. Прежде всего предстояло точно узнать, что было применено против нас в тот день подле Храма. Я открыл этих существ ещё до изгнания, потом Ворота Миров надолго закрылись для меня — и вот теперь следовало воспользоваться вновь обретёнными правами.
Я покинул Замок Всех Древних и постарался оказаться отделённым от него возможно большим количеством лиг.
Я очутился среди причудливых гор, в узком ущелье, но сейчас это меня не интересовало. Дождавшись, пока уляжется круговерть в голове после очень дальнего Перемещения, начал потихоньку открывать дверь на заветную дорогу. Вскоре передо мной закачалось неярко переливающееся всеми цветами радуги облако; я плотнее запахнулся в плащ, лишний раз проверил, как вытаскивается меч, и шагнул вперёд. Врата Миров поглотили меня.
Перед глазами мелькали дикие пейзажи странных областей, меня словно несло могучее течение быстрой реки; конечно, я бы мог сдвинуть пласты Реальности, скользнуть меж ними, как в день рождения Хагена в Замке Всех Древних, — но тогда для любого Мага проследить мой путь не составило бы никакого труда. Можно, конечно, обнаружить и открытие Ворот, но после моего стремительного перемещения к самым пределам земли сделать это было бы трудновато даже Мерлину.
А когда увлекавший меня поток наконец разжал свои могучие объятия, я обнаружил себя стоящим на самом краю коричневого утеса; от самых ног уходил вниз бездонный обрыв; далеко-далеко подо мной коричневая стена исчезала в волнах синеватой дымки. Из щелей камня росли низкие деревья, с очень толстыми, изогнутыми, точно ползущие змеи, стволами и ветвями, с длинными листьями, остроконечными и коричневатыми; из их гущи на меня смотрели большие фиолетовые немигающие глаза. За секунду до броска стремительного чешуйчатого тела и щелчка усеянных зубами челюстей я произнёс Отклоняющее заклятье, и тварь с диким визгом сорвалась в пропасть. Я потёр виски. В этом мире все существа умеют колдовать. Простого Смертного, даже очень сильного воина, или не достигшего высот колдуна здесь ждала бы печальная участь.
Я долго брёл по путаным тропинкам в этом коричневом горном лесу, помогая себе Охранными и Открывающими пути заклинаниями. Наконец заросли кончились, последний зубастый змей клацнул пастью у меня над плечом и, корчась, повалился с выжженными внутренностями; мне открылась широкая долина, затянутая туманами, сквозь которые смутно проглядывали очертания каких-то островерхих строений. У меня никогда не доставало времени как следует изучить этот мир; я знал в нём дороги лишь к нескольким центрам силы. Один из них лежал передо мной.
Я спустился по отлогому склону, тут же погрузившись в волны промозглого тумана. Под ногами появилось нечто вроде мостовой. Я шёл по вечно меняющейся дороге, никогда не остававшейся такой же, как в мой прошлый приход; меня вела чужая сила, и я шагал на неё, как на незримый для других огонь.
Брусчатка кончилась, передо мной открылся проём, затканный непроницаемой тьмой. Я остановился, вынул меч Ракота и сплеча рубанул по этой завесе, поспешно зажмурившись. В глаза брызнул показавшийся нестерпимо ярким свет; прикрываясь ладонью, я вошёл внутрь.
В огромных прозрачных шарах, подвешенных к потолку, сиял сгущённый Эфир, мировая субстанция, хранящая в себе следы всех до единого деяний любого живого существа. И хозяин этого странного места умел по мельчайшим изменениям в своих сияющих сосудах читать наши заклинания, произнесённые в совсем ином мире. Я долго искал пути к этому существу, терпеливо пытаясь понять его язык и узнать, в чём он может нуждаться, чтобы впоследствии предложить ему сделку. Однако хозяин помогать помогал, но брать плату отказывался, лишь загадочно говоря, что настанет день, когда он по-настоящему попросит у меня помощи, и всякий раз брал с меня нерушимую клятву Мага, клятву кровью Всех Древних, что я исполню его желание, если только окажусь в силах. Мне это не нравилось, я чувствовал подвох, но сейчас у меня не оставалось выбора.
В углу, за кругом безжалостного света, что-то шевельнулось; ко мне потянулась длинная тень, изломанная и угловатая. Я ощутил холодное касание чужих мыслей и, как и всякий раз, внутренне содрогнулся. К этому я никак не мог привыкнуть.
Я коротко изложил своё дело. Узнать, кто и как колдовал в такой-то и такой-то области Магического Мира — так здешние обитатели именовали Большой Хьёрвард.
— Ты должен подтвердить свою клятву, — проскрипел в моём сознании сухой и ледяной нечеловеческий голос.
Мне пришлось поднять правую руку и произнести все положенные слова; только после этого тень двинулась к блистающим вместилищам Эфира и замерла перед ними.
Разорви меня Лунный Зверь, если я понимал, как они это делают; все мои усилия разобраться в их системе колдовства пропали втуне. Я не принадлежал к их миру и мог лишь порадоваться, что у здешних обитателей Творцом навсегда отнята возможность открывать Врата Миров.
В одном из шаров, перед которым скорчилась тень, вдруг возникло несколько тёмных прожилок, от них ответвлялись всё новые и новые отростки, сплетаясь в сложную сеть. Я ощутил биение огромной силы, окутавшей этот шар, и невольно сделал шаг назад, потому что существо манипулировало с мощью, многократно превосходившей все способности Мерлина. Как хозяева этой земли овладели искусством вопрошать Эфир и понимать его ответы? Слишком много пробелов постепенно обнаруживалось в том, чему нас учили, а ведь мы покидали стены Замка Всех Древних, уверенные в том, что владеем всеми секретами мира…
Бдение существа у эфирного вместилища продолжалось довольно долго; чёрная сеть посреди белого сияния менялась, то разрастаясь и заполняя собой почти весь шар, то почти полностью исчезая; я терпеливо ждал. Здешний хозяин никогда не ошибался — я имел возможность не один раз проверить на деле его слова. Но на сей раз он явно задерживался.
Прошло почти вдвое больше времени, чем обычно, когда шар внезапно полыхнул так, что я едва уберёг глаза; тень отшатнулась, словно в испуге, и подползла ко мне.
— Я освобождаю тебя от твоей сегодняшней клятвы, — проскрипело оно. — Я ничего не могу сказать. Всё очень искусно укрыто. Я не знаю даже, сколько было накладывавших заклятье. Они позаботились запутать всё так, что никто из нас, живущих здесь, не сможет разобраться. Они знали о нас и знали, как укрыть от нас свою волшбу. Я освобождаю тебя от клятвы за этот случай.
Признаться, я вновь оказался сбит с толку и изумлён вне всякой меры; такое со мной случилось впервые. Но я не собирался так просто сдаваться.
— Я вновь дам тебе клятву, — сказал я, — если ты правдиво расскажешь мне обо всём, что тебе удалось хотя бы почувствовать, и если ты поделишься со мной соображениями насчёт того, кто мог так спрятать концы своего заклинания и что ему требовалось для этого знать о вас…
— Хорошо, — ответил голос в моём сознании. — Ты повторишь клятву — и я скажу тебе, что ты просишь… — и после того, как я сделал всё, что нужно, начал: — Во-первых, колдовавший должен был знать, что мы вообще существуем и ведём летописи волшебных дел Магического Мира. Во-вторых, он должен был иметь власть над ближним Эфиром, чтобы до неузнаваемости исказить следы своих заклятий в нём; в-третьих, он должен был уметь творить образы Магов так, чтобы нам казалось, что колдует не один, а бесчисленное множество… Против тех, кого они хотели уничтожить, была брошена лишь незначительная часть их сил — гораздо больше было потрачено, чтобы спрятать концы. Наверное, поэтому наложившим это заклятье и не удалось достичь цели — они вынуждены были разрываться, следя за слишком многим сразу… И скажу ещё, это были не те, кого ты называл Богами. Мы чувствуем их очень хорошо. Они почти никогда ничего не скрывают, и деяния их так же отличаются от дел тебе подобных, как нападение зубастого змея от укуса насекомого. Тебе не слишком приятно слышать такое, но это правда.
— Значит, это некто из числа подобных мне? — живо спросил я. Это было уже кое-что, по крайней мере, можно было не опасаться прямого вмешательства кого-то из Молодых Богов.
— Не могу утверждать, — проскрипел голос. — Не могу. Уж очень необычна была защита. Никто и никогда из подобных тебе еще не совершал такого. Для этого нужны иные силы. Ты бы не смог возмутить Эфир.
Про себя мне пришлось признать, что и это правда.
Мы говорили ещё долго, но мне не удалось найти ни одного прямого следа. Хозяин не мог сказать, приходил ли кто-то из «подобных мне» — то есть из нашего Поколения — в их мир; по крайней мере, Врата Миров не открывал никто, кроме меня.
Я последовательно вызывал в сознании образы всех Магов Поколения; конечно, сразу же возникла мысль, что на такие вещи, как подчинение себе Эфира, способен лишь Мерлин; но этому тоже следовало получить хотя бы косвенное подтверждение.
— Я же сказал: я не смогу опознать никого из подобных тебе, — ворчало существо. Оно отвергло всех, включая и Главу Совета Поколения. Круг замкнулся.
— Но это ещё ничего не значит, — закончил мой собеседник. — Если не смог ответить я — ищи разгадки у Великого Орлангура или у его брата, Демогоргона. Кроме них, никто не ответит.
С таким же успехом он мог бы посоветовать спросить у Творца.

Врата Миров раскрылись, меня окружило привычное радужное сияние; спустя несколько мгновений я уже стоял на твёрдой земле родного для нас с Хагеном Мира. Я вернулся, почти ничего не узнав.
Неужто на моём пути появилось нечто совершенно новое? Но эту мысль я отбросил как заведомо ложную. Что ж, утро вечера хоть и не мудренее, как говаривал Хрофт, но на свежую голову легче думается; и, добавлю ещё, среди своих.
Заклятье Перемещения швырнуло меня к самой Бирке; мне предстояло добираться до Хединсея кораблём, слишком мал был остров, чтобы попасть на него, а не оказаться в ледяной воде где-нибудь в лиге от берега. Подобное меня не прельщало, и я предпочёл палубу ходкого «дракона».
Ярл, взявший меня на борт за немалую плату, шёл в Химинвагар; узнав, что один из островов Хранимого Королевства в руках морских удальцов, он сперва лишился дара речи, а затем спросил, что за храбрец командовал ими… Я постарался удовлетворить его любопытство, а заодно и команды. Через месяц, я не сомневался, у моего Ученика прибавится добрых бойцов.
Появлению Хединсея предшествовал столб дыма, поднявшегося высоко над островом. Гребцы поспешили вооружиться; ярл сперва заупрямился, не желая приближаться к гавани; мне пришлось поднять плату почти вдвое. Глаза говорили, что можно ожидать самого худшего, однако внутренне я оставался спокоен, будучи твёрдо уверен, что Хедин сей выстоял. Одно из маленьких преимуществ Мага — порой знать многое наперёд, хотя и не можешь объяснить, откуда пришло это знание…
Мои предчувствия меня не обманули. У входа в гавань, беспомощно уткнувшись обугленными боевыми мостиками и бронзовыми таранами в серые тела волноломов, дымились, догорая, остовы пяти галер Видрира; на самих волноломах, подле дозорной башни, густо лежали тела панцирников Хранимого Королевства. Гребцы изумлённо взирали на открывшуюся им картину побоища, медленными движениями вёсел толкая «дракона» к пристани. Я скрестил руки и засветил колдовской огонёк, чтобы мой Ученик под горячую руку не отправил на дно и этот корабль.
В хединсейской гавани поднялась суматоха, и я мог лишь усмехнуться про себя, проходя мимо выстроившегося почётного караула — пяти десятков усталых после ночного боя воинов — мне, принимавшему парады многосоттысячных армад!
Хаген быстро шагнул навстречу мне с дальнего фланга строя, с достоинством поклонился — это потом, наедине, он взахлёб, размахивая руками и подпрыгивая, как мальчишка, будет рассказывать мне об атаке флота Видрира, а сейчас он продолжал оставаться удачливым предводителем шайки морских удальцов, совершивших, как казалось, невозможное.

— Добро пожаловать на Хедин сей, Учитель, — поклонился он.
Я узнал, что сразу после моего ухода мой Ученик отправил к Видриру гонцов из числа пленных с предложением мира. Ответа не последовало, точнее, ответ появился вместе с десятком боевых галер Хранимого Королевства. Хаген встретил их давно заготовленными баллистами и катапультами, успевшими пристреляться буквально по каждому буйку, что во множестве были расставлены моим Учеником перед входом в гавань. Глиняные ядра с жидким огнём внутри подожгли две галеры ещё на дальних подступах к волноломам, но воины Видрира всё-таки высадились у дозорной башни, где помещался механизм подъёма и опускания запиравшей гавань цепи. Панцирников встретили лучники и арбалетчики, спрятанные на подвесных беседках и плотах по другую сторону волнолома. Одна за другой загорелись еще три галеры, тяжёлые доспехи тянули сорвавшихся с палуб и молов панцирников на дно — и нападавшие затрубили отход.
— А тебе удалось узнать, кто ударил по нам возле Храма, Учитель? — окончив свой рассказ, спросил меня Хаген.
Я рассказал ему о своих приключениях, чуть-чуть изменив в нескольких местах повествование, чтобы страх не отнял у моего Ученика силы. Я верил в Хагена, но осторожность не помешает. Ему ни к чему было знать, что ясновидящий из Нижнего Мира твердил, будто против нас выступил некто совершенно мне не известный!..
— Одним словом, мы узнали немногое, — закончил я. — Волшебница Сигрлинн скорее всего в этом нападении не участвовала. — И с некоторым неприятным и неожиданным для себя испугом увидел, что лицо напрягшегося было Хагена заметно просветлело.
— Если не она, то кто же? — спросил он, оживившись.
— Скорее всего — Макран и Эстери, быть может, не без помощи Мерлина, — ответил я медленно, ещё не совсем придя в себя после увиденного. — Но на наш План это не повлияет. Делай, как мы решили!..
Положение наше оставалось крайне неясным и запутанным, почти во всём, кроме одного: Видрир повёл себя, как я и предугадывал. После неудачи он сам послал на остров парламентёров. Обычная его манера: если не удалось силой — возьмём хитростью. Правитель предлагал Хагену поступить вместе со всеми своими людьми к нему на службу. Чего и требовалось добиться.
Хаген держался молодцом — надменно и уверенно, но в то же время намёками, вскользь, давая понять, что он вовсе не прочь принять предложение. Столковались на устроившей обе стороны цене: Хаген получает титул наследственного тана, Хединсей становится его доменом; взамен он обязуется выступать по приказу Видрира в составе его войска, охранять побережье от пиратов и прочее, и прочее, и прочее. Доказать, что именно Хаген напал на Храм в Эриваге, Видрир пока не мог.
Флот Хранимого Королевства отошёл от острова; Хаген отпустил всех до одного пленных, весьма удивлённых хорошим обращением с ними… Первая, самая малая и лёгкая часть моего Плана оказалась выполнена.

Хаген приходил в себя медленно и мучительно, тело сотрясала рвота. Чьи-то руки обмывали ему лицо, подносили к губам терпкое и горячее питьё, приносившее облегчение и вновь погружавшее его в спасительное, хранящее от боли забытьё глубокого сна. Кошмарные видения чудовищ Нифльхеля мало-помалу вытеснила серая пелена; а потом тан увидел над собой низкое серое небо, боком почувствовал идущее от костра тепло и услыхал спокойный голос Брана Сухой Руки:
— Ну и разобрало ж тебя, молодой тан! Честно говоря, думал я — не выдюжишь, мало кто может вынести дыхание Гарма. Однако ж ты куда как крепок! Где ты рос?
— Что… с Псом? — прохрипел Хаген.
— Мирно спит — что ж ему ещё осталось после Хрофтова питья, — ответил Бран.
— Я… должен увидеть это сам! — Хаген скривился от усилий подняться на ноги; Сухая Рука почти что силой заставил его снова лечь.
— Что ты скачешь!.. Куда ты пойдёшь?! Снова к этой нечисти? Да она втрое злее станет, когда Пёс-то спать будет! Я не для того тебя вытаскивал, чтобы ты теперь сам на себе петлю затянул!
— А для чего ж? — выдавил тан. Говорить он мог по-прежнему лишь с трудом. Казалось, Бран на мгновение смутился.
— Об этом не думаешь, когда тащишь полумёртвого, — отрезал он.
— И всё-таки мне придётся идти к Гарму, — тихо, но непреклонно проговорил Хаген, и Сухая Рука лишь скрипнул зубами.
— Тебя не переспоришь… Только знай — я второй раз туда не полезу. Иди один, если уж так хочется, — проворчал Бран. — Провожу тебя до ворот, молодой тан…
На сей раз им никто не встретился; ослеплённый ими великан куда-то исчез, его собратья не показывались. Путники без помех миновали ущелье, и у самой чёрной арки подземных ворот Бран остановился.
— Дальше я не пойду, — тяжело глядя в глаза Хагену, обронил он. — И ты — не ходил бы, а? — Последняя фраза в иных устах могла бы показаться просительной, Бран же придал ей почти угрожающий характер.
— Бран, я никогда не объясняю своих намерений, но на сей раз всё же попытаюсь, — не отводя взора, ответил тан. — Я не могу явиться к Старому Хрофту, не увидев спящего Пса собственными глазами, понимаешь? И дело не в том, что я не верю тебе; просто я не могу иначе.
— Как сильно тянет тебя во тьму твоя вторая тень, — раздельно выговаривая слова, тихо произнёс Бран. — Ты оставил её… и вот теперь расплачиваешься.
— Я не понимаю тебя, — устало покачал головой Хаген. — Когда я вернусь, ты объяснишь мне подробнее. До встречи! — И он шагнул в темноту.
Несмотря на светящийся шар и непрестанно обновляемые колдовские защитные барьеры, тан едва добрался до логова Пса живым. Нечисть бросилась в атаку с утроенной яростью; его меч до самого эфеса покрылся тёмной кровью, а твари и не помышляли об отступлении. И все же Хаген пробился, увидел огромную голову, бессильно уроненную на груду трупов, плотно закрытые морщинистыми веками глазищи, услыхал ровное дыхание чудовища, облегчённо вздохнул и повернул храпящего коня.
И тотчас же осадил, потому что по пещере внезапно разлился мягкий зеленоватый свет, образовав прямо перед ним нечто вроде светящейся арки, и в ней возникла стройная тень человеческой фигуры.
Он узнал её тотчас — и приготовился к бою. Драгоценный Меч Юга серебристо-голубоватым взблеском вылетел из ножен — подобно стремительной рыбе на крутом речном перекате; тан бросил было коня в галоп, но животное совсем потеряло голову и, бешено заржав, поднялось на дыбы, вместо того чтобы рвануться вперёд. Хаген выпрыгнул из седла, он видел, чувствовал, что всех страшилищ вокруг него точно ветром сдуло, и, не колеблясь больше, с мечом наперевес пошёл прямо к светящейся арке.
— Тогда была грязь — теперь металл, о Ученик Хедина? — прозвучал мелодичный голос, чуть ниже обычного для женщины. — Остановись, я ведь не сделала тебе ничего плохого. Опусти меч, успокойся, и давай поговорим. Ты не против?
— О чём мне говорить с тобой, о волшебница Сигрлинн, Зелёная Колдунья? — прохрипел Хаген. — Дай мне дорогу, я хочу выйти отсюда!
— Разве не мечтал ты все долгие годы своего Ученичества вновь встретить меня? — услыхал он. — Ты был мальчишкой, но вот ты вырос, а я… поверь, я не изменилась!
— Сойди с дороги, о Долгоживущая, — с мрачной обречённостью проговорил Хаген, усилием воли выталкивая звуки из горла. Он понимал, что произносит пустые слова, но сдаться без боя было выше его сил. Нечто сильнее позора, боли и смерти, горькая гордость и странное упрямство, что владеют порой человеком в минуты крайней, неминуемой опасности, гнали его вперёд.
— Узнаю школу Хедина. — Лицо волшебницы по-прежнему скрывала темнота, но Хаген слышал насмешку в голосе и знал, что губы её скривились в гримасе презрения. — Лучше смерть, чем позор плена; руби первым, а там видно будет и так далее… — Она вздохнула. — Знакомо! Знакомо, поверь, и уже совсем неинтересно. Он повторяется, он не может придумать ничего нового… мне жаль тебя, человече.
Хаген не отвечал — налегая плечом, он прорывался сквозь тенета ставшего вдруг очень густым и вязким воздуха. Он знал, что отвечать здесь нельзя. Он просто шёл к арке.
— Молчишь… — продолжала Сигрлинн. — Да, ты горд, смел, силён, ты отдал всё за силу и возможность властвовать, но цена оказалась чересчур высока. Тебе не заплатить её.
— Я не понимаю тебя, — выдавил Хаген, хотя и знал, что нужно молчать. — Цена чего?
— Цена твоего танства, твоих собирающихся ратей, твоего вожделенного трона — в будущем, твоей королевской мантии — при самой большой удаче. Ты прольёшь реки крови для удовлетворения тщеславия своего Учителя, и мне страшно даже подумать, что станет с тобой за чертой смерти. Боги гневны, тан Хаген. Берегись их кары!
— Пугать меня — пустое дело! — рявкнул тан, странным образом черпая силы в собственном крике.
— Да, я знаю, — с оттенком грусти сказала волшебница. — И потому я хочу предложить тебе выход — из уважения к твоей отваге.
— Выход?! Выйти я хочу прежде всего отсюда! — вороном каркнул тан, у которого горло, казалось, сейчас начнёт трескаться от сухости. — Не заслоняй мне для начала этот, а потом уже говори об остальных!
Конечно же, он понимал, что допускает ошибку. Состязаться в красноречии с Магом — пустое занятие. Но и молчать он не мог.
— Боюсь, я смогу выполнить твоё желание, лишь только если ты примешь мои условия, — жёстко произнесла Сигрлинн. Воздух перед таном сжался до крепкости слежавшегося снега.
— Это… какие? — Арка маячила совсем близко, но последние шаги давались Ученику Хедина с превеликим трудом.
— Ты оставишь своего Учителя и пойдёшь со мной, — произнесла волшебница, роняя слова, точно льдинки. — Я возьму тебя с собой, в Замок Магов, мы называем его ещё Замком Всех Древних. Ты предстанешь перед троном Великого Мерлина, посредством Астрального Вестника ты сможешь сам просить о милости и снисхождении Молодых Богов; добросердечная Ялини, Хозяйка Зелёного Мира, вступится за тебя — я имею перед ней кое-какие заслуги, — ты получишь прощение, и судьба твоя будет отделена от судеб прочих Смертных. Ты даже представить себе не можешь, сколь велика та честь, которую тебе предлагают; за всю долгую историю Поколений Магов лишь двое людей до тебя удостаивались подобного!
— Я могу быть только первым — или мне вовсе не надо таких почестей! — отрезал Хаген. Воздух с трудом, но поддавался, вдобавок идти становилось легче, если держать меч острием вверх отвесно перед грудью — он словно резал невидимую преграду.
— Это не почести — это судьба! — в тон ему с силой произнесла Сигрлинн. — Не тебе бороться с роком, Смертный! Даже мы, Маги, подчиняемся ему, как подчиняются и все прочие живые и неживые существа. Ты выйдешь отсюда вместе со мной — или вообще не выйдешь.
— Ты нарушаешь Закон Древних! — выкрикнул Хаген. — Никто не вправе посягать на чужого Ученика!
— На свете нет ничего неизменного, даже Законы Древних меняются, — мягко произнесла Сигрлинн. — Или… их меняют, когда сохранение старого уложения начинает угрожать Равновесию Мира. У тебя нет ни выхода, ни выбора. Я не хочу принуждать тебя грубой силой, хотя мне ничего не стоит связать тебя и забрать с собой.
— Не грози мне, волшебница. — Хагену осталось одолеть последние несколько шагов, они оказались куда труднее, чем были завершающие футы пути к Гарму. — Ты могущественна, ты можешь скрутить меня, но не покорить.
— А вот это мы ещё посмотрим, — промурлыкала Сигрлинн. Где-нибудь в уединённом покое, среди шелков, бархата и золота, перед уютно потрескивающим камином, когда в руках бокал терпкого вина, эти слова и то, как они были сказаны, возможно, и не оказались бы бессильны — но в мрачной пещере, среди сонма кошмарных порождений мира мертвецов, они подействовали на Хагена, как красный плащ на быка. Никогда не терявший в схватках хладнокровия, всегда бившийся обдуманно и точно, он бросился вперёд с глазами, застланными кровавым туманом, всё существо его взорвалось единым порывом, который смёл все прочие мысли и рассуждения. Он видел лишь изящную тень на фоне зеленоватого свечения и сотрясался от ненависти, никогда ещё не владевшей им с такой силой.
Если Сигрлинн и была готова к этому его броску, то, надо признать, она недооценивала тана. Его меч запылал, рассекая незримые преграды, в одно мгновение Хаген оказался у светящейся арки, выбросив вперёд руку в глубоком выпаде…
Клинок распорол полу лёгкого плаща волшебницы, едва успевшей отпрянуть в сторону. Хаген не оставил ей и той доли мгновения, что нужна даже самому сильному Магу для сотворения заклятья. Второй взмах меча перерубил правую опору светящейся арки, и она тотчас исчезла. Звериное чутье на единственный выход, ещё более усиленное занятиями с Хедином, бросило тана вперёд, в непроглядный мрак, за которым таилась спасительная дверь в мир живых. Уже на бегу Хаген что есть силы свистнул, подзывая коня. Он понимал, что этим выдаёт себя, но без лошади он вряд ли смог бы миновать полчища кровожадных тварей, бросившихся к нему со всех сторон.
Верный конь почти тотчас оказался рядом, храпя, ударом копыта разбил, судя по звуку, череп подвернувшемуся то ли вампиру, то ли какой-то иной твари, и Хаген взлетел в седло. Он знал, что Сигрлинн не замедлит привести в действие все заготовленные ею магические средства.
Он не стал ограждать себя колдовскими барьерами — против истинного Мага они бессмысленны. Он не мог даже осветить себе путь волшебным огоньком и потому предоставил лошади самой выбирать дорогу, полагаясь на её чутьё.
Несмотря на удары копыт о камень, Хаген своим изощрённым слухом легко угадывал приближение чудовищ, осмелевших от отсутствия света; на пути к Гарму он не замечал за собой этой способности. Меч свистел, рассекая воздух то справа, то слева от Ученика Хедина; быстрое шипение сменялось хряском разрубаемой плоти и костей, и ещё один враг оставался позади бездыханным.
«Что же она медлит?» — недоумённо подумал тан, когда впереди замаячил серый просвет ворот. Он проскакал уже почти весь путь до выхода, а Сигрлинн даже не попыталась остановить его!
И, разумеется, она тотчас сделала это. Наткнувшись на невидимое препятствие, конь споткнулся и повалился; тан с трудом успел соскочить. Тотчас раздался звук, словно десятки хриплых глоток дружно произнесли «пуффф», из-за камней появилось несколько призрачных серых сетей; двигаясь, словно в руках невидимых искусных рыболовов, они загородили дорогу Хагену.
Бросок! Тан едва уклонился от многоузлового переплетения серых канатов (он не мог понять — живые ли перед ним существа, призраки, или эти сети действительно держат в руках великаны-невидимки?), с ожесточением и отвращением задел сверкающим полукружьем размаха кажущуюся живой сеть, и она отпрянула, согнувшись и перекрутясь, точно от боли; один из канатов лопнул, по клинку медленно растеклось ярко светящееся красное пятно…
Проскользнув между сходящимися краями сетей, Хаген со всех ног бросился к выходу — и тотчас в спину ему ударил мягкий, но неимоверно сильный кулак; тана швырнуло на камни, позади раздалось дикое ржание, почти человеческий крик ужаса — сети опутывали коня Хагена.
«Хотел бы я знать, действует ли ещё Закон Древних, запрещающий Магу собственноручно или посредством магии убивать Смертного?» — подумал Ученик Хедина, с трудом поднимаясь на ноги. От сотрясения перед глазами всё плыло, но меч он из рук не выпустил.
Сети вновь надвигались на него с трёх сторон, но на сей раз Хаген, поняв, что его видят как при свете, так и в темноте, не поскупился вложить свои жизненные силы в заклятье Огня. Редко, очень редко и только способнейшим из Учеников давали Маги это заклинание. Вокруг тана закружился пламенный вихрь; гудящая стена пламени поднялась высоко-высоко, почти достигнув потолка исполинской пещеры; во все стороны хлынули огненные реки.
Хедин научил своего подопечного этому заклинанию — кстати, одному из самых близких к настоящим, Великим заклятьям — как крайнему, последнему из последних средств, когда исчерпаны все прочие способы обороны, — огонь пожирает самую жизнь Смертного, сотворившего это заклятье, так же легко, как сухую траву. Очень недолго может бушевать, обращая в пепел всех видимых и невидимых твоих врагов, эта могучая огненная стена. Лишние мгновения — и ты расстаёшься с жизнью.
Тану удалось достичь выхода, прежде чем пламя опало. Он миновал ворота, угодив прямо в объятия Сухой Руки, встревоженно всматривающегося во вновь сгустившуюся за спиной Хагена темноту.
— Эй, что там за шутки? — начал было Бран, но тут с неистовым ржанием из мрака вылетел обезумевший конь Хагена, каким-то чудом освободившийся и оставшийся в живых; пальцы тана намертво вцепились в поводья.
— Скачи! — не то прохрипел, не то прошептал он. — Скачи, иначе нам конец! Обоим!.. Скачи же! — И сам дал волю коню, не заботясь более, следует за ним Бран или нет.
Однако же тот последовал. Навстречу им неслось угрюмое Гнипахеллирское ущелье, горы постепенно раздвигались, отходя всё дальше и дальше; погони они не заметили. Хаген не тешил себя надеждой, что расправился со всеми врагами посредством Огненного заклятья, и гадал сейчас, что предпримет Сигрлинн? У могучей волшебницы достанет средств остановить их… но неужто у неё не нашлось ничего получше каких-то там живых сетей? Она могла — и Хаген твёрдо знал это — выпить все его силы, превратив его в недвижный чурбак. Могла заставить замереть его ноги, отказать глаза… Она не сделала этого. Почему, если ей было так важно увести его с собой?
«И что же с моими людьми? — мрачно подумал он. — Если за нами следили от самого побережья… могли взяться и за них, когда я приказал разделиться… Хорошо, если Гудмунд не бросился очертя голову в какое-нибудь предприятие… Надеюсь, Фроди удержал его от безрассудств… Но как все складывается! Сначала та ведьма — с Белым Лезвием и Диском Ямерта; потом — Пожиратель Душ, но это могло быть и случайностью, вдобавок он для меня слабоват, это бы учли… И наконец, сама Сигрлинн! Но, если это придумывала одна голова, какой смысл разговаривать со мной, если меня должен был разрубить надвое Диск Ямерта у Живых скал? Что-то очень сложное задумано… Скорее, скорее повидать Учителя — если только сумею прорваться!»
— А горело-то позади тебя как! — услыхал наконец Хаген голос Брана, говорившего уже с минуту.
— Да, пришлось пламенем от чудовищ отгораживаться, — небрежно ответил Хаген, словно творить Огненные заклятья было для него обычным делом.
— От чудовищ ли только? — прищурился Бран. — Видел бы ты себя, когда из этой пещеры вылетел! Краше в домовину кладут… Кого же ты там встретил, молодой тан?
— Не твоё дело, — не слишком вежливо буркнул Хаген. — Держись от этого подальше, Бран. Это моя война; держись подальше, что тебе в ней! Хлопнут по мне, а тебя заденут — и даже потом не раскаются!
— Нечего сказать, пошёл по Лесному Коридору пройтись! — в свою очередь заворчал Бран. — Ладно, если хочешь молчать — молчи, я и без тебя чувствую, что человеку нечего в эти дела вмешиваться… но так и знай, к почтенному Хрофту я всё равно схожу и сам с ним потолкую. Сдается мне, есть у тебя и ещё какие-то дела с Сильными, кроме как Пса подземного усыплять…
— Ну а что изменится, если я тебе расскажу? — бросил спутнику Хаген. — На мою сторону ты не встанешь… Пойдёшь против? Так что ж мне тогда себе во вред говорить?
— А если не с тобой и не против тебя, а других от беды сохраняя? — в упор спросил Сухая Рука.
— Ну и что? — угрюмо отозвался Хаген. — Себе во вред я говорить не буду, я же сказал!
— Я клянусь тебе Вратами Нифльхеля, что не пойду против тебя до тех пор, пока ты не тронешь невинных и оставишь в покое непричастных! — серьёзно и даже несколько торжественно произнёс Бран.
— Ты не пойдёшь против меня? — вытаращил глаза Хаген. — Да кто ты такой, в конце концов? Король? Властитель? Колдун? И как это ты собрался меня судить?
— Я не король, — устало, как показалось тану, ответил Сухая Рука. — Я не властитель, никогда им не был и никогда не стану. А как буду судить… пока не запылают подожжённые твоими воинами мирные деревни, пока людей не погонят, как скот, на продажу, пока пираты с прибрежий под твоими знаменами не предадут мечу и разору торговые города, — до тех пор не жди от Брана Сухой Руки зла.
— Я запомню, — спокойно ответил Хаген. — Я запомню твои слова, Сухая Рука. Но я запомню также и то, что ты помогал мне и спас меня, вытащив из логова Гарма… Однако давай оставим эти высокие материи! Нам ещё скакать и скакать, пока до леса не доберёмся, — а ну как опять Водителя Мёртвых встретим!
Однако минуло два дня, а они без всяких происшествий достигли края Гнипахеллира; не теряя ни минуты, Бран развёл свой костёр и стал искать вход в Лесной Коридор.
Верный, не знающий предательства Зелёный Мир, живущий по собственным законам, в чем-то согласным, а в чём-то и расходящимся с уложениями Ялини, молча распахнул перед двумя путниками свою тайную тропу. Только теперь Хаген смог вздохнуть с некоторым облегчением — он надеялся, что отыскать его здесь Сигрлинн будет не так просто.
Неожиданно Бран резко осадил коня и соскочил на землю. Напрягшись, Хаген вторым своим зрением заметил бледно-зелёные глазки под корнями трухлявого пня. Лесной мелкий дух, такой же, как и тот, что назвал врагами его самого и его Учителя. Но что это собрался делать Бран?..
Тот отвязал от пояса тёмно-коричневую деревянную флягу, открыл её и вылил несколько капель остро пахнущей жидкости; пень тотчас окутался облачком бледно-зелёной пыли и с тихим «умх-х-ф-ф…» исчез, оставив после себя лишь пятно горелой земли.
— Что это ты? — начал поражённый Хаген. — Зачем…
— Ты мне не всё говоришь — и я тебе всего не скажу, — отмолвил Бран, лицо его при этом стало хмуро и жестко. — Скажу лишь, что не люблю я вот этих… которые надеются пересидеть время под пнём, как тетерев дождь под ёлкой…
Объяснить подробно он отказался наотрез.
— Мы пойдём через Холм Двух Теней? — спросил Хаген своего провожатого.
— Не знаю, но вряд ли нас туда теперь выведет, — с оттенком печали, как показалось Хагену, ответил Бран. — Один раз ты отказался — и кто знает, когда лес даст тебе второй шанс?
— Разве это решает лес, а не ты? — спросил удивлённый Хаген.
— Да, и это он ведёт нас по своим путям, — ответил Бран. — Я только следую его знакам. Я могу лишь примерно сказать, как повернёт тропа.
Нет нужды рассказывать об их обратном пути. Толпились вечером подле их костра разнообразные духи, но Пожиратель Душ более не появлялся, и они благополучно добрались до уединённого жилища Сухой Руки. У ограды хлопотала его жена; увидев приближающихся воинов, она опустила свою поклажу и выпрямилась, уперев кулаки в бока; даже издали вид она имела крайне воинственный.
Бран помрачнел, осадил коня и повернулся к Хагену.
— Ну, прощай, молодой тан, — проговорил он с некоторой торопливостью. — Иди, да не забудь передать от меня поклон почтенному Хрофту, если увидишь его. — Он повернул лошадь, направившись к воротам своей усадьбы.
Тан несколько мгновений смотрел ему вслед, потом пожал плечами и тронул поводья. Он решил направиться к Живым скалам.
Смеркалось, когда он через три дня подъехал к жилищу Старого Хрофта; в окошке длинного дома мерцал неяркий свет, при виде которого у Хагена тотчас заколотилось сердце — этот свет мог испускать лишь колдовской огонёк, обычно зажигаемый его Учителем!
Однако он позволил себе постучать в дверь не раньше, чем сделал всё необходимое для своего скакуна; при первом же его ударе дверь открылась, и Хаген увидел стоящего на пороге Мага Хедина.
— Учитель!.. — выдохнул тан, склоняясь в почтительном поклоне; он никак не мог отучиться от этого, сколько ни корил его Маг, не любивший подобных знаков преклонения.
Жесткие сильные ладони Хедина легли Хагену на плечи; на миг Учитель притянул своего Ученика к груди.
— Входи, мой мальчик, — негромко произнёс он. — Нам нужно о многом поговорить.
— Входи, входи, странник, — пророкотал из-за спины Хедина голос Хрофта. — Входи и рассказывай, только сначала ты отведаешь моей копчёной оленины, и солёных грибов, и эля…
— И всего, что найдётся в твоих погребах, Хрофт, — улыбнулся Хедин. — Я знаю, что ты никогда не позволишь усталому путнику начинать долгие повествования без доброго обеда или ужина. Хорошо, будь по-твоему, хотя время, скажу прямо, тяжёлое, и нам, быть может, дорог каждый час.
Хаген, Хрофт и Хедин устроились за длинным столом, уставленным мисками и кувшинами. Хозяин первым делом осушил полувёдерную кружку тёмного эля.
— Ты ведь усыпил Пса, Хаген?
— Да, — с набитым ртом промычал тан. Ему пришлось всё время прерывать свой рассказ едой, потому что и Хедин, и Хрофт всё время говорили ему: «Ну ладно, ладно, об этом позже, ты ешь» — и тотчас вновь принимались забрасывать его вопросами. Хаген рассказывал как мог подробно; он заметил, что его Учитель вздрогнул, когда речь дошла до появления Сигрлинн.
— Я должен увидеть это, — сумрачно проговорил Хедин. — Ты позволишь?
— Конечно, Учитель, — отозвался Хаген.
Маг несколько мгновений пристально вглядывался в своего Ученика, потом поднял сложенные лодочкой ладони, в которых трепетал голубой огонёк. Он приближался к замершему тану, приближался, подходил всё ближе, и вот уже свет магического огонька заполнил взор Хагена…
Очнулся он спустя несколько минут: дрова в очаге осели ненамного, и пива на столе совсем не убавилось. Хрофт сидел, положив огромные кулачищи на столешницу; Хедин, плотно сжав губы, быстро ходил взад-вперёд, задумчиво опустив голову.
— Нам надо немедленно возвращаться на Хединсей, — проговорил он, обращаясь к пришедшему в себя тану. Маг на краткое время слился с памятью Хагена и увидел все случившееся подле логова Гарма так, как это представало перед глазами его Ученика.
— Дело куда хуже, чем ты думаешь, — продолжал Хедин. — Я не знаю — пока не знаю, — было ли случайностью пробуждение Гарма. Карлики Рёдульсфьёлля пускают огненные палы в Садах Ялини уже не в первый раз, однако раньше Пёс на это не обращал внимания… Теперь с этой Ночной Всадницей…
— Да, откуда у неё Белое Лезвие, хотел бы я знать? — мрачно вставил Хрофт. — Эти бестии никогда не имели доступа к магическому оружию!
— Если Хаген не ошибся, а он не ошибся, я уверен, — повернулся к нему Хедин, — мы имеем дело с чьей-то Ученицей. Золотая нить в тени сознания! Тут не может быть ошибки. Но тогда это небывалое дело! Никто и никогда из Магов нашего Поколения не брал себе Учеников из этого рода! Законы Древних не запрещали этого впрямую, но…
— У них глаза, как у стервятников, — проворчал Хрофт. — Моя ошибка. Я когда-то недоглядел. Кое-кто из людей поднабрался колдовства у великанов, у настоящих, первородных великанов, не нынешним чета, — и пошло. Не успели обернуться — нате вам: Ночные Всадницы!..
— Теперь это уже не важно — откуда пошёл этот род, — терпеливо выслушав, сказал Хедин. — Убитая твоим Каменным Стражем ведьма была чьей-то Ученицей — и её Учитель достаточно влиятелен, чтобы добиться для неё у жрецов Ямерта священного Диска и Белого Лезвия в придачу! Добиться у жрецов Хранимого Королевства… — Он склонил голову и замолчал, погрузившись в раздумье.
— Твое Поколение совсем потеряло разум, Хедин, — вновь проворчал Хрофт. — В былые времена я сказал бы им — идите к Источнику Мимира, добейтесь благосклонности Хранителя, пусть он позволит вам испить Воды Мудрости! Они губят себя, попомни мои слова, Маг!
— Постараюсь отойти от них подальше, — кратко молвил Учитель Хагена.
— Это ещё не война, — заметил тан. — Зачем им было отпускать меня? Это больше смахивает на последнее предупреждение. Законы Древних рушатся один за другим…
— Да, это похоже на Сигрлинн… — отозвался Учитель. — Ах, волшебница, волшебница! Я предпочёл бы выйти один против всей небесной силы, чем разгадывать твои причуды и намерения! Но кто же, во имя Лунного Зверя, дерзнул приобщить Ночных Всадниц к Высокой Магии?
— А что изменится, если ты это узнаешь? — возразил Хрофт. — Ты знаешь, как обойти Закон и биться со своим противником Магом насмерть? И ты уверен, что возьмёшь верх?
— Если не уверен — на бой не выходи, — бросил Хедин. — Да я и не хочу никого убивать. Это не по мне. Грубо и грязно, для слабых и трусливых, пытающихся заглушить собственную трусость чужой кровью… Нас стиснули, когда наши силы ещё не так велики, и там, — он ткнул пальцем в сторону востока, — это прекрасно знают. Однако же вызова не присылают тоже! Это странно… Хотя… Если действительно Мерлин добился изменения Законов Древних… пойдёт игра без правил. Из того, что произошло в пещере, я могу понять немногое. Сигрлинн использовала самое действенное ловчее средство — эти живые сети, Хаген, опутали бы тебя в один миг, и не помог бы даже твой меч, встреть ты их в обычном мире. Похоже, подле Нифльхеля заклинания слабеют… Так что это не тебя выпустили — а ты вырвался, использовав один-единственный шанс. Но пленить чужого Ученика… без вызова, переданного Замковым Вороном… о Творец-Всесоздатель, все каноны отброшены! И это Сигрлинн! — Он обхватил голову руками и как-то весь поник.
Хрофт поднялся и неловко положил тяжёлую руку на плечо Мага.
— Что жалеть о случившемся, которого уже не изменишь! — глухо проговорил он. — Надо думать, что делать дальше. Если твою силу теперь ничто не ограничивает…
— Этого-то я и не знаю! — вскричал Хедин. — Быть может, тут и сокрыта ловушка Мерлина! Он мог послать Астрального Вестника, выговорить себе временное отступление от правил и подтолкнуть тем самым меня самого нарушить их! Подлый прием, но действенный. Стоит мне по неведению нарушить действующий Закон… Древние умели карать! И Законы эти составлены и скреплены так, что магия не поможет мне узнать, который из них действует, а который уже отброшен!
Наступило молчание. Затем Хедин заговорил вновь:
— Нужно было бы обсудить ещё многое… Мне неясно, что за силы у этого Брана Сухой Руки — если над ним не властен сам Яргохор, Водитель Мёртвых? Ты можешь что-нибудь сказать, почтеннейший Хрофт?
— У меня есть одно объяснение, хотя, боюсь, вам оно не понравится, — ответил Отец Дружин. — Проще всего было бы приписать всё тому, что Брану помогает какая-то из Древних или же Дальних Сил, — но, по-моему, это не так. Дух его…
Хедин метнул на Хрофта быстрый взгляд, и настолько молниеносный, что даже Хаген его не заметил; и Хрофт закончил фразу довольно странно:
— Дух его, наверное, может замирать, подобно дикому зверю в зарослях, когда вокруг рыщут охотники…
— И что это за Холм Двух Теней, на который Бран меня притащил? — напомнил Хаген. — Откуда могла взяться эта вторая тень? Почему там можно смести одну из них с себя, точно сор?
Хедин и Хрофт переглянулись.
— Говорят, Холм Двух Теней с незапамятных времен посвящен Дальним Силам, — ответил Маг. — Быть может, две тени — это суть два Начала в тебе — собственно человеческое и магическое. Счистить, стереть одну из теней — значит, по мысли Брана, избавиться от одного из противоборствующих Начал… Хотя, по-моему, ничто после этого, конечно же, не исчезнет. Просто ты сделаешь выбор. Бран уверен, что он — обычный человек… хотя, разумеется, может он существенно больше.
— Впрочем, Браном мы займёмся позже, — закончил Хедин. — Нам пора в дорогу. До Хединсея неблизко, а все твои люди, Хаген, наверное, уже давно в дороге. Времени терять нельзя, осуществим Перемещение. Иди, твой конь, должен быть готов.
За Хагеном закрылась дверь, и тогда Хедин с упреком взглянул на Хрофта:
— Разве можно говорить «дух его свободен» при моём Ученике? Зачем смущать его лишний раз? И, кстати, ты уверен в своих словах?
— А как же ещё объяснить то, что Водитель Мертвых не в силах исторгнуть из него душу? — ответил Хрофт. — Только одним: дух Брана свободен от страха. Он отринул служение какой бы то ни было силе. Он сам по себе. Смерть властна над ним — но не Исторгатель Душ! Не знаю, как он достиг этого, кто научил его… скорее всего — он понял всё сам. Задумайся над этим, Хедин: Смертному, человеку оказалось по плечу то, на что способны лишь Маги!
— Ладно, об этом я поразмыслю позже, — поднялся Учитель Хагена. — Нам пора. Придётся начинать несколько раньше, чем мне хотелось бы, но если ударят первыми они — тогда всё пропало. Я даром погублю все плоды многолетних трудов.
— Никогда не спрашивал у тебя об этом, но сейчас… — Хрофт взглянул прямо в глаза Магу. — Ты идёшь победить? Или…
— Не гадай, почтеннейший, — чуть заметно усмехнулся Хедин. — Всё равно ты вряд ли поймёшь меня. Для тебя есть только два исхода — победить или умереть… Считай, что это разведка. — С этими словами волшебник скрылся за дверью.
— Собирается поставить на дыбы весь мир и называет это разведкой! — покачал головой Хрофт и налил себе ещё эля.

Хотя Хедин и старался, чтобы заклятье Перемещения отправило его и Хагена поближе к Хединсею, их почему-то зашвырнуло далеко на юг, к самой Торговой Республике. Маг с недоумением взглянул на зубчатые стены Хедебю и покачал головой.
— Так сильно я не ошибался, даже когда сам был Учеником, — пробормотал он. — Делать нечего, пошли в город… Завтра, когда у меня прибавится сил, попробуем ещё раз…
Они устроились на ночлег. Хаген тщательно осмотрел все замки и засовы — Учитель не хотел прибегать к колдовской защите, не желая, чтобы их обнаружили другие Маги.
— Проклятье, — пробормотал Хедин, устраиваясь на узкой кровати, — нужно поднимать Ночной Народ, а весть им никак не подашь!
— Учитель… — начал было Хаген, но Маг только махнул рукой.
— Потом все расспросы, потом! На Хединсее. Там у тебя будет много работы. Пользуйся моментом, пусть ничто не занимает твоё сознание… Спи!
Однако спать им не дали. В глухой час, между Собакой и Волком, когда все постояльцы и служители таверны спали крепким сном без сновидений, тяжёлый кованый засов, открываясь, медленно пополз в своих гнёздах, движимый незримой рукой. Дверь бесшумно приоткрылась, на пороге тихой гостиницы возникла закутанная в зеленоватый плащ фигура с кривым чёрным мечом у пояса.
Ученик Хедина беспокойно пошевелился во сне, Маг же ничего не слышал и не чувствовал — он странствовал далеко, в полях бесформенного Астрала.
Ночная Всадница быстро поднялась по лестнице; коридор вёл к комнатам; она медленно двинулась вперёд, на миг задерживаясь возле каждой двери.
В сон Хагена ворвалась струя ледяного ветра; он глухо зарычал и проснулся. Всё было тихо, но раз появившаяся тревога не исчезала. Учитель лежал на спине, скрестив руки, и, казалось, вообще не дышал. Понимая, что его сейчас не дозовёшься, Хаген быстро, но без спешки проверил доспехи и оружие. Враг был рядом, чтобы знать это, сейчас не требовалось никакой магии.
Ночная Всадница остановилась против дверей той комнаты, что занимали Маг и его Ученик. Достала из складок плаща какой-то круглый, завернутый в тряпицу предмет, сняла покров…
Хаген подумал, что неплохо бы встать справа от двери, открывавшейся вовнутрь, чтобы рубить сразу, ещё на пороге, но затем остановился — это его решение напрашивалось и, если у пришедшего есть нечто получше обычных мечей и копий…
Он застыл на месте, а стену там, куда он только что хотел встать, вспорол хорошо знакомый Хагену сверкающий белый Диск. Оружие Ямерта играючи проходило сквозь толстые брёвна; Диск трижды пронзил стену, исчез и больше не появлялся. До слуха тана донеслись лёгкие шаги сделавшего дело и уже не таящегося человека.
Весь в холодном поту, Хаген рухнул на кровать. Шаги метавшего Диск удалялись; тан прильнул к окну.
Ночная Всадница, не таясь, вышла из дверей таверны, огляделась и неспешно зашагала прочь.
Тан несколькими словами отменил Заклятье Ночного Зрения и скрипнул зубами от ярости. Их не хотели убивать. Им лишь дали понять, что, по крайней мере, его, Хагена, могут убить в любой момент. До утра тан уже не сомкнул глаз, а едва взошло солнце и пошевелился вышедший из транса Учитель, поспешил рассказать ему обо всем. Хедин помолчал, взглянул на три аккуратных щели в толстенных бревнах и только молча сжал кулаки.
— Сколько они ещё будут предупреждать нас? — прошипел он. — Я уверен, что нас закинуло сюда не случайно!
Второе Перемещение — и они оказались уже существенно ближе к Хединсею; в рыбачьем поселке они добыли баркас. Борясь с противным ветром, меняя галсы, они пробрались к острову и вскоре увидели его остроконечные вершины, превращенные гномами в крепостные башни, увенчанные зубчатыми коронами; из бойниц, знал Хаген, на них сейчас смотрели десятки зорких и внимательных глаз. Затем им открылся порт, и замершие в готовности у пирсов три десятка «драконов», нацеленные на узкое горло гавани каменные укрытия катапульт и баллист, снующие на пристани воины… Вид крепости приободрил Хагена; однако Маг остался сумрачен.
Тана и его Учителя приветствовали громкими криками и ударами мечей о щиты; Хаген и Маг прошли через ворота во двор перестроенного до неузнаваемости замка, ставшего, благодаря труду всё тех же гномов, неприступной цитаделью. Бастионы вздымались на двести футов: ещё выше были вершины боевых башен. Крытые галереи и подземные ходы тянулись ко всем малым фортам на берегах острова; в глубине Хединсея паслись стада и выращивали хлеб.
Ещё на пристани Хаген справился, вернулись ли его люди, и, получив утвердительный ответ, велел немедленно звать всех к нему.
В высоком покое Главной Башни Хединсея, окружённой плотными слоями магической защиты, чтобы никто не смог подслушать их разговор, собрались все пятеро воинов, сопровождавших тана две недели назад; шестым был Хаген, седьмым — Маг.
Лодину и его спутникам рассказывать особенно много не пришлось. Без всяких происшествий они достигли условленного места, куда гномы доставили оружие, приняли, несколько раз пересчитали и благополучно переправили ценный груз на Хединсей. Зато истории Фроди и Гудмунда длились долго. Хедин поминутно останавливал их, переспрашивал, просил вернуться к уже рассказанному… Его интересовали мельчайшие подробности, особенно — приключений Гудмунда.
— Ты нарушил мой приказ, — строго сказал воину Хаген, которому его Учитель подал незаметный для остальных знак, — но я прощаю тебя — в первый и последний раз! — ради тех сведений, что ты принёс…
Когда за его бойцами закрылась дверь — они ушли, щедро награждённые, особенно Гудмунд, — Хаген повернулся к Учителю. Его брови гневно сошлись, глаза сверкали.
— Мастер, ждать больше нельзя. Мы обложены со всех сторон, и нам ясно дали это понять! Я думаю, в дело вмешалась сама Ялини! А где она — там и её царственные братья, Ямбрен и Ямерт! Не оттуда ли и Белое Лезвие, и Диск их Храма Солнца?!
— Ты неплохо рассуждаешь, — кивнул Маг. — Да, нужно начинать. После рассказа твоих людей мне многое стало ясно. Судя по тому, как похожи были одна на другую две Ночные Всадницы, встретившиеся тебе и Гудмунду с Фроди, их явно учила одна и та же рука. Какая — нам пока не важно; гадать я не хочу. Может, это Макран. Может, Эстери. Может, кто-то ещё из не питающих ко мне дружеских чувств членов Совета. Может, за этим стоит сам Мерлин. Мы разберёмся с этим, но чуть позже. И даже хорошо, что в дело вмешались Дальние Силы, хотя это и едва не стоило Гудмунду жизни. Дальние Силы я не могу назвать иначе как «капризными». Они очень… гм… необычно понимают Великое Равновесие, если только к ним приложимо само слово «понимание».
Великое Равновесие, как учили нас, — это якобы основа основ всего миробытия; хотя я сам так не думаю. Но для Дальних Сил, похоже, это Равновесие стало чем-то священным. Они вмешивались всегда внезапно и непредсказуемо. Мы пока не знаем, что вывело Ночную Всадницу на след, приведший её в монастырь, — хотя мне приходилось слышать, что там готовят великолепных бойцов, истребителей всего, что несогласно с воззрениями их наставников… а наставники черпают свои догматы из откровений Дальних… кто знает, может, они поссорились с Учителем — или Учительницей — тех странных ведьм?
— Тогда обитатели монастыря могут оказаться нашими друзьями, — заметил Хаген.
— Это вряд ли, — покачал головой Маг. — Они ведь тоже объявили нас врагами, и сумеем ли договориться, кто знает? Связываться с Дальними Силами очень опасно даже для Мага. Говоря откровенно, Гудмунд может исчезнуть в любую минуту, и даже я не смогу ничем помочь ему. Они умеют мстить, так же как Древние — карать.
— А почему против этой Ночной Всадницы собралась такая странная компания — эльфы, древесные гномы, даже кобольд и тролль? — спросил Учителя Хаген. — Этого я никак не возьму в толк.
— Я ж не Творец, откуда мне знать, — пожал плечами Хедин. — Собрал всех, ясное дело, эльф. Все прочие нелюди подчиняются им, кроме самых злобных, конечно, вроде морматов. Те же тролли — разбойники и порой даже людоеды, но эльфов боятся до смерти. А Перворождённые — на то и Перворождённые, чтобы шагать за окоём мира и видеть и слышать куда больше того, что открыто людям. Эльфийские твердыни в Восточном Хьёрварде держатся во многом благодаря поддержке Дальних Сил. Молодые Боги эльфов, по-моему, просто побаиваются — ведь это Дети самого Творца!
— А мы, люди, — разве нет? — удивился Хаген.
— Разумеется, и вы тоже, — успокаивающе поднял руку Маг. — Но эльфов Он творил сам, можно сказать — собственноручно, хотя, ясное дело, никогда не имел никаких рук. А людей по его замыслу и под его Оком довершали Молодые Боги — тогда ещё не помышлявшие о том, чтобы ворваться в этот мир и стать его правителями… Но есть на земле расы, — Хедин понизил голос до шёпота, — к которым ни Молодые, ни Старые Боги, ни даже сам Творец не имеют отношения.
— Ну да, Маги, конечно же, — кивнул Хаген. — Ты не раз говорил мне об этом. В ответ Хедин только загадочно покачал головой и ничего не ответил.
Они продолжали обсуждать положение. Спустя некоторое время их разговор вернулся к случаю с Гудмундом — в истории оставалось всё же слишком много «белых пятен».
— Почему они напали на него? — говорил Хаген. — Ведь это же совершенно бессмысленно. Он принёс важные известия, предупредил об опасности! Прежде чем сажать в яму такого гонца, я бы долго всё взвешивал!
— И это говоришь ты, мой Ученик? — поморщился Хедин. — Они узнали всё, что хотели, в первые же секунды, но, будучи слишком самоуверенными, не придали известию значения. Дальние Силы, быть может, как и Мерлин, сочли нас нарушителями этого самого пресловутого Равновесия — и готово!
Хаген покраснел, застыдившись ошибки.
— Не думай об этом, — нагнулся ближе к нему Маг. — Завтра у нас начнётся трудное время. Владетель Хьёрлейв несколько облегчил нам дело, хотя, признаться, это оказалось нелегко! Скольких ты потерял в Химинвагаре?
— Восьмерых, пока девятый не смог найти доступ к советникам Хьёрлейва, — отозвался Хаген. — Но исход всего дела стоил потерь. У меня подпрыгнуло сердце, когда я услышал, что химинвагарцы перешли рубеж королевства!
— Перейти-то они его перешли, но вот сколько им ещё удастся уклоняться от боя? — с сомнением произнёс Хедин. — Я помогал им как мог с погодой и ночными страхами для Видрировой рати… Впрочем, оставим это. Твой План — он прежний?
— Нет. Кое-что после разведки пришлось изменить. — Хаген потянулся к свитку карт и расстелил на столе несколько листов, изображавших серединную часть Восточного Хьёрварда. — Появилось несколько новых застав и укреплённых лагерей — здесь, здесь и здесь… — Они вдвоём склонились над картой.
Глубокой ночью закрывавшие луну тучи внезапно, словно по чьему-то велению, разошлись над Хединсеем. В башнях и на бастионах колокола ударили тревогу; вспыхнули масляные лампы, дороги заполнили стремительно появившиеся отряды воинов в полном вооружении. Не блестело оружие, не звякало железо; упругим волчьим шагом бойцы Хагена шли на пирсы, к «драконам». Давно подготавливаемый Хедином день наступил.

Я, Хедин, Познавший Тьму, со стыдом признаюсь, что после разговора с Сигрлинн и встречи с Читающим Заклятья мне всё же стало очень не по себе. Я не давал никаких клятв или обетов, ничто, кроме моей воли, не могло заставить меня продолжать исполнять задуманное — так не отказаться ли, в самом деле, пока Мерлин действительно не прибег к своему новому праву? Но я сам прекрасно понимал и то, что отказаться от Плана — это отречься от самого себя. Существование потеряет цель и смысл.
И поэтому, засучив рукава, я взялся за работу, как будто того боя возле Храма никогда не было. Несколько удачных походов за море, в Западный Хьёрвард, принесли Хагену славу самого удачливого и щедрого к дружинникам предводителя. Другие ярлы терпели неудачу за неудачей — не без моего участия, конечно; я держал под неусыпным надзором все их начинания, и мне всякий раз удавалось расстроить собравшийся было большой союз или послать на пути их кораблей такую непогоду, что им приходилось уносить ноги несолоно хлебавши; и лишь в редких случаях я прибегал к вещим снам, посылая их защитникам городов Западного Хьёрварда, их колдунам и прорицателям; благодаря этому почти все нападения ярлов удавалось отбить. Лишь немногие могли похвастаться удачами, и первым среди них был Хаген.
Я не помогал ему в боях. Его «драконы» точно так же боролись со штормами и встречными ветрами; точно так же, как и других, его встречали закованные в сталь отряды тяжёлой конницы и панцирной пехоты, на его собственные плечи и плечи его воинов точно так же опрокидывались ковши с кипятком или горячей смолой, в грудь летели стрелы и камни… Он брал города не магией, но доблестью, а ещё — постоянно удивлявшим меня в нем трезвым расчётом. Всегда, когда это было возможно, он избегал кровавых штурмов и кошмаров всеобщего грабежа. Он держал себя не как грубый находник, движимый одной лишь мыслью о добыче, но как разумный и отважный король, созидающий новое государство. Заняв какой-нибудь город, он прежде всего обещал жителям всяческие вольности и льготы, свободы от баронских поборов, что процветали тогда в межграничье нескольких более или менее крупных королевств Западного Хьёрварда; обещал он и защиту от набегов других ярлов, и это действовало лучше всего.
Хединсей быстро отстраивался — на его стенах и бастионах день и ночь трудились горные гномы, превращая окружающие остров утёсы в сложную систему неприступных укреплений; и к моему Ученику непрерывно вереницей шли люди. Под его знамена собрались лучшие бойцы Хьёрварда; через три года дружина Хагена выросла с двухсот пятидесяти до шести тысяч семисот мечей. На стапелях спешно закладывались всё новые и новые «драконы»; мало-помалу мой Ученик стал прибирать к рукам не только безлюдные доселе острова или опустошенные междуусобными войнами области Хьёрварда Западного, но и земли нашего Восточного. Первыми его жёсткую длань ощутили на себе свободные ярлы. Нет, до большой войны дело не дошло; дав хороший урок двум-трем упрямцам, Хаген сразу же внушил остальным должное почтение к себе. Теперь без него не обходился ни один большой поход, где он почти всегда предводительствовал. Многие ярлы стали сами искать случая поступить к нему на службу — наиболее слабые и неумные и, как ни странно, самые хитрые и дальновидные. За землями ярлов пришёл черёд бондских областей, но тут уже пришлось действовать тоньше. Хаген держал в руках изрядную долю морской торговли, в которой крайне нуждались земледельцы. «Золотые Пояса» Торговой Республики возмущались столь бесцеремонным посягательством на их промысел, слали гонцов в Хранимое Королевство, но Хаген и ухом не вёл. Он исправно нес службу у Видрира, являясь на сборные пункты первым, с самым надёжным, многочисленным и хорошо вооружённым войском. Нам довелось сражаться в рядах рати Хранимого Королевства, когда дикие кочевники Рогхейма, объединившись с пиратами Южного Хьёрварда, решили испробовать крепость Видрировых мечей…
Легкоконные стрелки, перевезённые пиратами с побережья Южного Материка, смяли первую линию пехоты Видрира, расстреляв её из луков и заставив смешать ряды, а затем взяли их на копья, но, как льдина о камень, разбились о строй щитоносцев Хагена. Дружина Хединсея удержала центр, и только благодаря им Видрир смог вырвать в конце концов победу…
А потом настало время Ильвинг. Женщины долго оставались для моего Ученика чем-то незначащим, так, игрушкой и усладой мужчин после победных битв; когда мы в первый раз появились в Хедебю, я постарался провести его по всем кругам порока. Он прошёл их — без интереса, чуть ли не по обязанности — и надолго забыл о грубых радостях плоти. Надолго, но не навсегда. Только пока не встретил Ильвинг.
Её отец дольше всех ярлов сопротивлялся моему Ученику. Дольше всех пытался противостоять неизбежности; со всего лишь четырьмя кораблями, оставшимися у него после неудачного набега на Западный Хьёрвард, и пятью сотнями дружинников он попытался бросить Хагену вызов, послав его по всей форме древнего вежества морских скитальцев, и уже одним этим завоевал моё уважение — кстати, и Хагена тоже.
Я помню тот хмурый и вьюжный зимний вечер, когда редко кто отваживается выбираться в открытое море. Сторожевые посты заметили входящий в гавань чужой «дракон» с многочисленными факелами, закреплёнными на носу, бортах и мачте; на палубе вдобавок звонко били в колокол.
Два наших дозорных судна, каждое в полтора раза крупнее пришельца, тотчас взяли его на абордаж; однако появившиеся и не думали сражаться, заявив, что они — послы к почтенному Хагену, покорителю Заката.
Старый воин, со спускающимися на грудь белыми усами, с тёмным, почти коричневым лицом, выдубленным ветрами и солью всех двенадцати морей Большого Хьёрварда, стоял в главном покое Замка и медленно ронял полные презрения слова.
Он обвинял Хагена, что тот предал святую свободу морских дружин, что вступил в союз с отвратительными чародеями Запада, что хочет сделать всех своими рабами… ну, и прочее, и прочее, и прочее. Посол закончил всё это вызовом на поединок.
— Я стёр бы тебя в порошок за дерзость, — медленно выговорил в ответ Хаген. — Тебя не защитил бы даже твой ранг. Радуйся, что я не дерусь со стариками! А ярлу своему передай вот что: я буду на указанном месте в нужное время, и буду один.
Мой Ученик исполнил обещание — он не дал сопровождать себя даже мне. Конечно, я следил за схваткой; Хаген мало-помалу вытеснил старого ярла за небольшую скалу, подальше от глаз прибывшей с его противником свиты, в рядах которой стояла и белокурая дочь упрямца, и лишь там показал, как в действительности владеет мечом. Одним из моих излюбленных приёмов он вышиб оружие из рук противника и сам опустил клинок.
— В этом бою нет смысла, — спокойно сказал мой Ученик. — Он нечестен — мы неравны. Ты не знаешь, кто учил меня сражаться. Я предлагаю тебе почётный мир. Знаю, ты гордо откажешься, и ты не боишься смерти — но подумай о своих дружинниках и о тех, кто живёт на твоих землях! Ты в ответе за них, если хоть чего-нибудь стоишь как правитель. Опустим мечи и объявим о нашем решении прекратить глупую ссору. Я ничего не сделаю тебе, лишь поклянись Вечной Мукой Нифльхеля не выступать против меня.
Не знаю уж, о чем подумал в тот момент безоружный ярл — быть может, о дочери, — но месяц спустя его с почётом приняли на Хединсее. Мой Ученик предложил ярлу союз… а вскоре я заметил, что Хаген всё больше и больше времени проводит на востоке, во владениях своего недавнего противника. На третий раз он вернулся оттуда мрачнее тучи. Я взглянул ему в глаза; он неожиданно покраснел и внезапно выложил мне всё.
И, слушая его горячий и сбивчивый рассказ, совершенно не похожий на чёткую и гладкую речь Хагена, когда он говорил о походах, осадах и сражениях, я с горечью подумал, что именно в этом, где он, похоже, сильнее всего жаждет моего совета и помощи, я не могу помочь ему ничем. Ничем, кроме собственных горьких воспоминаний.
Гордая и своенравная дочь ярла воистину околдовала его, не имея ни малейшего понятия о магии. Наверное, она мягко и ненавязчиво предложила ему то, что никак не мог дать я, — сочувствие и жалость…
Я не знал, как шли дела между этой парой до самой их свадьбы, пышно отмеченной в Хедебю, на полпути между владениями Хагена и его тестя. Вскоре на Хединсее появилась новая хозяйка. Сперва она боялась и сторонилась меня; мы с Учеником посмеялись, но я принял меры — стал осторожно беседовать с Ильвинг, рассказывать ей сказки, до которых она оказалась большая охотница, потом подарил несколько редких безделушек, дал кое-какие ценные советы… Мало-помалу она оттаяла и больше не шарахалась в сторону, едва завидев меня где-нибудь в коридоре.
Ильвинг прочно и властно взяла в свои небольшие, но крепкие ручки всё хозяйство Хединсея. Она завела многочисленных слуг, строго приглядывала за ними, и суровый быт постоянно готовой к осаде крепости совершенно переменился. Зазеленели огороды, умножились стада, появились свежие молоко, творог, сыр… Перечислять можно долго.
Мой Ученик, как я заметил, по-настоящему крепко привязался к ней. И — самое главное — за этой привязанностью я безошибочно угадывал потаённое от всех глубокое чувство и не мог в чем-то не завидовать своему Ученику.
Тем временем среди моих собратьев по Поколению творились удивительные вещи. Я ждал продолжения магических атак, теперь уже — на занятый нами остров; между тем с того самого дня, как я вернулся на Хединсей после встречи с Читающим Заклятья, никто не тронул нас даже в малом. Нам ни в чём не препятствовали; но я, обратившись к одной из самых тёмных сторон нового Знания, обретённого за годы изгнания, открыл нечто весьма для нас неприятное…
Далеко на востоке Хьёрварда, за Железным лесом и степями Рогхейма, за горами Номара, есть области глухих и гнилых болот. На десятки лиг протянулись там мертвенные пустоши зыбучих трясин, перевитые, точно жилами, голубыми и синими лентами мелких ручьёв и речек. Там нет людей, почти нет зверей и птиц — и туда уходят порой на отдых, переходящий в смерть, самые старые и мудрые болотные тролли, чьи зубы стесаны до дёсен, кто сумел выжить, избегнув и людских копий, и эльфийских стрел, и гномьих топоров. В большинстве своём тролли не могут похвастаться умом; но и среди них есть древние роды, ревностно хранящие секреты кое-какой необычной магии, почти никогда не прибегающие к ней. Эта магия странна и загадочна, как загадочно и само возникновение диковинного и угрюмого племени троллей. Они повелевают Медленной Водой, как тролли называют её; это не поворот Мира вокруг себя, в чем черпают силу Маги; это именно разлитая в Реальности сила медленно текущей, дающей приют тысячам и тысячам малых жизней, неспешной болотной воды. Давным-давно, наверное, ещё в первые часы Творения, искры Творящего Пламени коснулись только что родившихся, новосотворённых болот и, угасая, отдали им свою часть вложенной в них Творцом мощи. Долгие, долгие годы никто из Мудрых об этом не знал. Наконец Древние докопались до сути, но изменить положение дел уже не смогли — им открылось жуткое пророчество: если кто-то вознамерится стереть с лица земли последнего тролля, последнее слово того сотрёт и весь видимый Мир. По странному капризу Создатель не захотел отбирать у троллей эту силу; но, надо признать, они очень разумно распорядились ею. Они не пытались бороться за власть или богатство — они лишь добились для себя некоторой безопасности, став очень опасными врагами для любого, кто отважится поохотиться на них. В годы изгнания они помогали мне и словом и делом; мало-помалу, ведомый их туманными намёками, я добрался до заповедных болот. Там мне была открыта Магия Медленной Воды — мощная, мрачная и не очень-то добрая. Я хранил её в глубокой тайне, но теперь пришёл и её час.
Издавна тролли совершенствовались в искусстве обнаруживать слежку за собой и сбивать погони со следа; я многому научился от них. Останавливало меня лишь то, что Магия Медленной Воды вовлекает в действие могучие, обычно дремлющие древние существа — там, в тех Нижних Мирах, что именуются порой Великими Болотищами. Под толстыми слоями неведомых на нашей земле мхов и странных растений, сплошным ковром покрывающих мелкие теплые озёра, живут удивительные создания — Хозяева Медленной Воды. К ним взывает прибегнувший к этому колдовству, и они, способные видеть сквозь Миры, отдают ему остроту своего зрения, но, пробуждённые от сна, начинают терзаться ужасным голодом; и разбудивший их должен послать им еды. Тролли превращали в кладбища целые деревни, чтобы расплатиться за спасение от больших облав…
Магия Медленной Воды не только в этом. Отражение твоих врагов запоминают текучие воды; следящий за тобой может отразиться в крошечной росинке, и вода запомнит это. Магия Медленной Воды — раздел исполинской Магии Воды, которая, в свою очередь, является одной из частей необъятной Стихийной Волшбы; её долго держали в тайне от нас. Ею владеют лишь ближайшие сподвижники Молодых Богов и… такие странные существа, как, скажем, тролли, гномы, кобольды…
Медленно и осторожно я начал поиск. Я остерегался будить болотных хозяев, сперва идя обычными Водными Путями. Что-то заметили глаза на мгновение показавшегося из воды жука, что-то отразилось в больших зарастающих старицах, что-то видели другие обитатели трясин…
Повсюду пусто. Пусто, но именно эта пустота и не давала мне покоя. Меня не могли оставить в полном одиночестве! Пусть старый и неявный, но хоть какой-то след не мог не остаться! Неужели мои надсмотрщики укрылись настолько хорошо, что против них бессильна эта часть Болотной Магии? Неужели придётся будить Болотных Видящих?
Я долго колебался, прежде чем решился на это. Долго готовил плату. Непросто оказалось собрать из разных Миров великое множество скота, но это было только полдела. Требовалась ещё и человечина. Тролли не колебались, они шли самым простым путем, а мне пришлось долго биться над этой загадкой. Согласился уйти кое-кто из безнадежно больных — в обмен на богатство для семьи; смерть их была быстрой, тихой и безболезненной — во время сна, а потом мне пришлось ещё сражаться за счастливое посмертие для них… Нелегко обмануть Яргохора, но я сделал это и тем самым ещё более увеличил свой долг Молодым Богам. Я уже потерял счёт нарушенным мною их уложениям.
Наконец все долгие и многотрудные приготовления были закончены. Груды туш скота и дремлющие люди — они должны были отойти лишь в последний момент, перед самой пастью монстра, но я сделал так, чтобы они погрузились в благодатный сон и ничего не видели и не слышали. Я переправил всё потребное в тот Мир и начал плести сеть причудливых заклинаний.
А потом на меня снизошло откровение. Впервые я смотрел глазами дремлющего в тине существа, но чей взгляд пронзал всю мировую толщу. Это оказалось болезненно — всё время страшно хотелось моргнуть, но глаза, которыми я смотрел, оказались лишены век.
И я действительно увидел причудливо выгнутые складки Реальности, так сказать, «над» тем местом, где располагался Хединсей. Говорю «так сказать», потому что на самом деле они располагались и под, и над, и вокруг, но, с точки зрения стоящего на острове смертного наблюдателя, они находились «сверху». А в складках этих уютно устроились несколько странных, непохожих одна на другую фигур. Одну из них я с трудом, но все-таки узнал — кто-то из Белых Бойцов Эстери, слуг и воинов, подобных зофарам Сигрлинн, только несколько менее тщательно сработанных — насколько хватило умения у хозяйки. Трое других до времени оставались мне неизвестны, хотя сразу же отметил про себя, что все они наделены небывалой для слуг колдовской силой. Не составило труда увидеть и незримые, тщательно укрытые от всех мыслимых взглядов нити, тянущиеся от висящей над Хединсеем сети туда, к слоям Межреальности, к моим караульным. Каждое моё движение тотчас становилось известно… Кому? Эстери скорее всего и почти наверняка — Сигрлинн и Мерлину. Верховный Маг Поколения не мог не нуждаться в последних новостях о том, чем занят давний смутьян…
Болотные ящеры ответили мне и ещё на один вопрос: когда над Хединсеем нависла сеть неусыпного надзора? Оказалось, что сразу же после нашего нападения на Храм в Эриваге — то есть у Совета по-прежнему не было ни единой настоящей улики против меня.
Не составляло труда догадаться, что ждали скрытые от всего и всех соглядатаи. Теперь я был уверен, что Мерлину нужен лишь предлог, чтобы покончить со мной, и что он ждёт этого предлога с самого первого дня моего возвращения из ссылки. Только ему под силу было так изогнуть слои Реальности и закрепить могучими заклятиями этот изгиб. Верховный Маг ждал своего часа, ни на миг не сводя с меня глаз.
По-прежнему неясна оставалась для меня роль Сигрлинн. Что она делает во всей этой истории? Она для чего-то вступила в свиту Ялини — хотя трудно было бы найти более различные меж собой характеры. За этим шагом моей былой возлюбленной я смутно угадывал некий план; но направлен ли он против меня, или же она преследует только свои, неведомые мне цели?
Вдобавок я узнал, что все Храмы Молодых Богов в Восточном Хьёрварде спешно умножают число стражников, заводят новые и новые боевые дружины; не требовалось помощи Читающего Заклятья, чтобы ощутить копящееся в Храмах напряжение подвластных жрецам низших магических сил. «Задумывают поход на Хединсей? — подумал я тогда. — Вряд ли, никогда ещё Храмы не превращались в воинские ордена. Впрочем, всё, происходящее в нашем Мире, когда-то да случалось впервые…»
Старый Хрофт тоже не терял времени. Глубоко под землёй послушные его воле гномы день и ночь ковали оружие. Они сохранили верность Отцу Дружин, пробудившему их к жизни в те невообразимо далёкие времена, когда никто и слыхом не слыхивал о Молодых Богах. Целые горы мечей, щитов, шлемов укрывались до времени в надёжных местах; после того как я обнаружил наблюдение за собой, я старался особо не выдавать размах нашей подготовки. Мерлин знал, что в прошлом мои Ученики не очень сильно отличались один от другого — воины и короли, созидатели царств и империй. Наверняка он ждал чего-то подобного от меня и на этот раз. Быть может, мог рассуждать он, Хедин постарается захватить области бондов, Торговую Республику, тем более что за земли ярлов он взялся уже сейчас. Ну а если он полезет на Хранимое Королевство — чего ему не избежать, — Маги и Сигрлинн, уже одержавшая над ним победу, дадут ему бой. Он не сможет противостоять всему Поколению. Проигрывая в отчаянных надеждах спастись, он неминуемо пустит в ход силы, нарушающие Законы Древних — то есть Великое Равновесие Мира. И тогда ничто уже не помешает Мерлину покончить с ним. Порядок будет восстановлен.
Я не стал пытаться оказывать противодействия наблюдавшим. Если они не обнаружили пробуждения болотных монстров, пусть думают, что я ничего не заприметили. Изменения на Хединсее должны накапливаться постепенно, чтобы их не заметили слишком скоро; когда же увидят, у них уже не останется времени ответить чем-либо серьёзным.
В эти годы я продолжал восстанавливать связи с Ночным Народом. Все остатки тёмных армий Ракота, разбежавшиеся в свое время и попрятавшиеся по дальним закоулкам этого и ряда близлежащих Миров, следовало вновь поставить в строй. В старых гномьих выработках зашевелились гоблины. Кобольды, созданные когда-то в противовес гномам, остававшимся тогда нейтральными, доставали из тайников бережно хранимое заветное оружие с рунами Тёмной Магии Металла. Вили новые тетивы гарриды, ожили даже пущевые хеды, не говоря уже о троллях.
Мой Ученик преуспевал. Его дружина достигла десяти тысяч мечей; Ильвинг родила сына; во многих уставших от беззакония землях и Западного и Восточного Хьёрварда Хагена в открытую называли правителем и всё настойчивее звали принять корону. Он, как и следовало, отвечал туманными намёками, не отказываясь, но и не соглашаясь впрямую. Эти годы, так быстро минувшие, теперь кажутся настоящим счастьем. Я упорно работал, пробиваясь в глубь тайных пластов Стихийного Колдовства. В решающий час я должен был приготовить достойную встречу Молодым Богам. Ведь силы их небеспредельны; всеобъемлющ лишь Творец, а все его Дети лишь части созданного им Мира. Никакая часть не может превзойти мощью целое. Молодые Боги могли сокрушить Древних Богов, которые до них правили Миром Магов, но справиться со всей Природой не под силу даже им. И потому, кроме Стихийной Волшбы, я настойчиво искал доступа к Средоточиям, Столпам Третьей Силы нашего Мира — к Великим Орлангуру и Демогоргону. Их царством была вся всеобщность — Реальность и Межреальность, Астрал и области Вечного Мрака, все бесчисленные Земли и Небеса и даже Звёздные Пределы. Эти двое царили повсюду и везде — царили, но не правили. Никто не знал их целей и желаний. Они не нуждались в храмах, поклонении и почитании. Они существовали сами по себе. И исчезни завтра весь Мир — они всё равно остались бы. Собственно, на них и держалось все пресловутое Равновесие. Иногда они помогали, если сумеешь добраться до них со своей просьбой, иногда нет. Никто не мог понять, чем вызвано то или иное их решение. Рассчитывать на их помощь, помощь Духов Абсолютного Знания и Соборной Мировой Души, строить на этом какие-то планы было бы безумием с моей стороны. Никто не мог ожидать от меня подобного, и если всё задуманное исполнится…
Но прежде чем самому вступить в смертельную схватку с обитателями Обетованного, мне предстояло совершить ещё очень и очень многое; немало выпадало и на долю Хагена, ему было не избегнуть встреч с противниками — не-людьми, а для этого требовался меч, сработанный более могучими руками, чем даже руки искусников-гномов. Я давно держал на примете одну далёкую жаркую страну среди диких девственных лесов и жёлтых плоскогорий Южного Хьёрварда…
Это было странное место. Здесь и слыхом не слыхивали о Молодых Богах. За века изгнания я исходил все дороги Большого Хьёрварда и могу сказать: только там по неведомому капризу новых правителей Мира сохранились в неприкосновенности, живые и не лишённые сил, Древние Южные Боги. Я ощутил сгустившуюся предо мной грубую, как дерюга, магическую силу, едва только тропа скитальца привела меня в те края.
Там не виданные в Восточном Хьёрварде деревья мочили длиннолистные ветки в чёрной воде лесных рек. Удивительные звери, косматые ящеры, безволосые волки, многоглавые змеи сводили друг с другом счёты в непроглядном зелёном тумане листвы, гибких лиан и непроходимого кустарника. Среди лесов, на почтительном отдалении от рек, стояли селения, окружённые полями. Близко к рекам люди не подходили — в мрачных водах хватало зубастых любителей полакомиться человечиной. К полям вели оросительные каналы, перегороженные толстыми деревянными решётками.
А ещё — из каждой деревни была видна Гора, как её называли тамошние жители. Увенчанная белой короной вечных снегов серая громада с молчаливым презрением взирала на мельтешившую у её подножия жизнь. Там, в глубоких каменных недрах, гнездилась жестокая и старая сила, правившая этими землями. Туда, к широким воротам, тянулись длинные караваны с припасами и товарами, вереницы рабов; там, под мрачными сводами, совершались отвратительные обряды, описывать которые отказывается моё перо; там угрюмое эхо, постепенно слабея, несло по переходам и галереям последние вопли растянутых на алтарях, истекающих кровью под жертвенными ножами. В человеческих муках и страхе черпал силы правивший здесь Бог, так непохожий на Хрофта, хотя и одного с ним происхождения. Отец Дружин предпочёл крах всего своего царства, всей державы спасению подобной гнусной ценой.
Жители этой страны не отличались гостеприимством. В первой же деревне, куда я забрёл, несколько откормленных дюжих ратников набросились на меня, повалили и связали, после чего стали допрашивать, перемежая вопросы ударами бича. Я старательно изображал боль… — мне хватило оставленных Советом сил задерживать кнут в долях дюйма от тела. Выяснилось, что я брожу без разрешения какого-то начальника округи и, как злостный нарушитель установленных законов, подлежу немедленной отправке в Гору. Когда селяне слушали приговор, на лицах их я читал нескрываемую радость. Я не винил их за это — ведь странный и опасный чужак занимал место жертвы, которую они обязаны были избрать из своего числа. Жребий мог пасть на любого — друга, жену, соседа, мать, ребёнка…
Я решил не сопротивляться. Мне надели на шею тяжёлую колодку, приковали короткой цепью к более длинной, на которой, как гроздь ягод, уже были «нанизаны» десятка полтора угрюмых людей, так же, как и я, предназначенных в жертву кровожадному владыке Горы. Во взглядах большинства я читал лишь животный ужас; мало в ком ещё не угасли ярость и жажда борьбы.
Караван тронулся в путь. Мы шли богатой и благодатной страной, где земля давала по три урожая в год и где люди могли бы процветать, прикладывая куда меньше усилий, чем на каменистых равнинах моего родного Восточного Хьёрварда, — но повсюду царила бедность. Причина её открылась мне очень быстро — очень, очень многое поглощала ненасытная утроба Горы. Пределом мечтаний любого в этой стране было стать прислужником в главном капище, стражником или хотя бы метельщиком — там всегда был обеспечен жирный кусок. А что при этом нужно было обращаться со своими же соплеменниками и сородичами, как со скотом, похоже, мало кого здесь волновало. На бунтарей доносили поспешно и с охотой.
Но здешний народ в большинстве своём мало занимал меня. Куда больше интересовала меня Гора и её таинственный хозяин. Причём не столько его природа — все Древние Боги, в сущности, одинаковы по происхождению, — а силы, которыми он располагает, и то, как ему удается противостоять Молодым Богам. Тогда я ещё ничего не знал об ужасных обрядах, творимых в подземельях Горы… Причём я, Хедин, Познавший Тьму, понял тогда, что незаслуженно ношу свой титул. Мне открылись такие её глубины и такие способы черпать из неё силы, что, будь я даже на самом краю гибели, я никогда бы не прибег к ним, потому что за ними могло последовать нечто хуже гибели — что и ждало, затаясь до времени, обезумевшего хозяина Горы.
Наш караван в свой час добрался до первых длинных отрогов Горы, оттянувшихся далеко в стороны. Рабы, обречённые на смерть, шагали, уронив головы, молчаливые и безучастные ко всему. Я постарался как можно лучше изобразить простого Смертного; я хотел побольше увидеть и понять, найти ответы на свои вопросы до того, как здешний Бог поймёт, что его сети захватили слишком крупную и зубастую для них рыбу.
Все дороги, приводившие из отдалённых частей страны, сливались на огромной пыльной площади у исполинских ворот. И за этими воротами клубилась темнота, изредка пронзаемая багровыми и голубыми молниями, выдыхающая клубы удушливого желтоватого дыма, — ветер, сухой и горячий, нёс этот дым прямо на заполнившее площадь людское скопище, но никто не осмеливался даже утереть беспрерывно льющиеся из глаз слезы. Стражники в глухих масках, которым этот дым, похоже, нисколько не вредил, с шипастыми палицами прохаживались всё время по рядам, строго следя за съеживавшимися под их холодными взглядами людьми; и стоило кому-нибудь чихнуть или закашляться, как его тотчас хватали сами соседи; несчастного богохульника немедля передавали в руки воинов и, несмотря на его истошные вопли, поспешно уволакивали во тьму за воротами.
Мы долго стояли на солнцепёке, пока не появился некто в жёлтом балахоне, толстый и вальяжный, хотя и изрядно пропыленный, в сопровождении восьми стражников. Презрительно оттопырив губу, он наугад ткнул пальцем в нескольких приговоренных, в том числе и в меня. Нас оказалось пятеро; трое тотчас рухнули в пыль, визжа и пуская слюни; один, могучего телосложения оливковокожий бородач, явно уроженец северной части Южного Хьёрварда, стиснул кулаки и глухо зарычал с несдерживаемой яростью и рванулся было на толстяка в жёлтом, но тот благоразумно держался подальше, прекрасно зная длину цепи приговорённого…
Нас повели через ворота. Тупая сила здешнего хозяина давила на виски, словно в них было уперто по колу, на каждый из которых налегло десять сильных мужчин. Я не видел обычным зрением ни стен, ни потолка тоннеля, по которому мы шли. Одна клубящаяся тьма, прошитая огнистыми молниями и размытыми сполохами. По-над головами прокатывался то и дело мощный гул, дрожала земля, навстречу неслись клубы жёлтых ядовитых испарений.
Троих потерявших сердце и рассудок рабов стражники почти тащили волоком; оливковокожий шёл сам, оскаля рот и хрипя; я тоже что-то кричал, чтобы не слишком привлекать внимание своим спокойствием.
Подготовка к обрядам длилась долго. Нас вели через залы с рядами горячих котлов, полных курящихся, едва не кипящих ключом жидкостей, странных ароматных масел и иных веществ, названий которых я тогда не знал. Один из четырех невольных моих товарищей умер, не выдержав ожогов, — его проводили завистливыми взглядами.
Не стану описывать крики, терзавшие меня, когда стражники сталкивали людей в огромные медные котлы, как потом, вытащив, для забавы прикладывали к обожжённым телам тлеющие головни, выхваченные из костров… Меня постоянно так и тянуло показать хоть малую часть ещё доступной мне боевой магии, но я сдерживался. Что-то очень важное ждало меня впереди… в неясном и мутном облаке начала вырисовываться некая чёткая сердцевина.
Потом было ещё гнуснее и отвратительнее. Не стану говорить, что они делали с женщинами, — этого не выдержит и самый прочный пергамент. Они отдавали их на поругание — нет, даже не людям, а… нет, нет, лучше не вспоминать об этом!
Нас ввели в центральный зал. Хозяин Горы постарался на славу, не пожалев сил на всякого рода огненные потехи, неописуемые и многокрасочные. Но я не смотрел на них — мой взгляд был прикован к высокому чёрному трону в дальнем конце, который от той двери, через которую нас ввели, казался совсем крошечным; на нём, едва заметно шевелясь, сидела некая фигура, словно подёрнутая туманной дымкой; я никак не мог разглядеть её. У подножия была разбита огромная арена, посыпанная песком; слева и справа от неё — ещё две такие же, но поменьше. В общем, я не увидел ничего сверхъестественного — обычные, не слишком изобретательные признаки Власти, Силы и Жестокости.
Но я похолодел, и волосы мои встали дыбом, когда я понял, зачем вся эта череда бесконечных кровавых жертв, ужасная бойня, разворачивавшаяся передо мной. Людей топтали ноги ящеров; оплетали и выпивали кровь тонкие, но очень прожорливые змееподобные существа с алыми пастями; размалывали жернова исполинских мельниц, причём каменные круги и острозубчатые шестерни двигались нарочито медленно. Кровь воистину текла реками…
Сначала я ничего не понял, поражённый и потрясённый. Лишь несколько секунд спустя я взглянул на этот зал иным, нечеловеческим зрением…
Лёгкий зеленоватый дымок рвался из раскрытых в немом вопле, изломанных мукой человеческих ртов. Он был знаком мне — исход Страдания, Ужаса и Боли. Как пар над полыньёй, он поднимался вверх, и странные невидимые летучие существа с большими кожистыми крыльями ловили его у самого потолка огромными прозрачными мешками. Наполнив их, они скрывались в отверстиях ходов, что были в дальней стене. Я смог проследить и их дальнейший путь: пузыри невыразимого людского горя и отчаяния крылатые прислужники изверга опускали вниз, куда стекала по бесчисленным желобам кровь замученных. Там за дело принимались иные создания, многорукие и многоглазые; кипела на медленном огне человеческая кровь, сквозь неё прогонялась в огромных прозрачных сосудах эманация людского страдания, всё это смешивалось, изменялось, сгущалось… А получившееся подавали в огромных чашах устроившемуся на троне хозяину Горы. Он выпивал их, и на время слепящий огонь его четырех глаз становился просто нестерпимым; и рабов, и стражников, и палачей, и жертв начинала бить крупная дрожь, сотрясались стены, содрогались недра… Бог получал новую порцию силы.
Однако был в этом зале и ещё один центр мощи — истинный, не нуждающийся в подобной поддержке. В каменную щель справа от трона был воткнут недлинный меч голубой стали; от него волнами расходилась неколебимая, ровная сила. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять: делали эту вещь не гномы и не Маги, быть может, кто-то из правивших здесь до прихода Молодых Богов… Вложенная в оружие мощь совсем не походила на ту, что я встречал в знаменитых магических мечах моей молодости, зрелости и изгнания. Что-то непередаваемо спокойное чувствовалось в этом мече; его ковали без темных мыслей о мести или о завоевании; сотворившие его руки просто любовались своим искусством — так показалось мне. И ещё одно я понял тотчас же: вот оно, то оружие для моего будущего Ученика, которое я искал для него так долго.
Тем временем меня стали всё настойчивее подталкивать к огромной мельнице, между чьих окровавленных жерновов уже исчезло трое приговорённых; рядом со мной стоял, глухо рыча и дико вращая глазами, один лишь светлокожий чужак.
Я не стал прибегать к магии, а просто выхватил из рук ближайшего стражника копье, древком отбросил его в сторону; потом, взявшись за колодку обеими руками, сломал её так же легко, как будь бы она из сухой соломы; бросившегося на меня воина я швырнул прямо в медленно перетирающие добычу жернова, потом освободил и оливковокожего; махнув ему рукой — «давай за мной!», — я быстрым, но ровным шагом пошёл прочь из зала пыток.
Наше бегство осталось незамеченным — слишком много людей стонало и выло, проклиная судьбу, чтобы в этом жутком гаме был услышан вопль второго стражника. Прежде чем заправлявшие там поняли, в чём дело, и снарядили погоню, мы достигли ворот. Я имел право на убийство, будучи как бы лишён на время своего звания Мага; но умение моё осталось при мне, и я рубился с наслаждением, всласть. По счастью, у воинов не оказалось луков; оставив за собой семь или восемь тел, я со своим невольным спутником выбрался на привратную площадь и быстро затерялся в толпе.
Прошли десятилетия; изгнание кончилось, План исполнялся; пришло время Хагену взять в руки достойный меч. И добыть его он обязан был сам, сам должен был положить руку на сжатое камнями оружие. Самое большее, что мог сделать я, — это на короткое время отвлечь хозяина Горы. Сила его была очень велика, вдобавок собрана в один кулак — он, похоже, всё время ждал нападения Молодых Богов.
Заклятье Перемещения отправило меня, Хагена и три тысячи воинов к привратной площади. Ещё не осело облако желтой пыли, как светловолосые и светлоглазые воины моего Ученика, гиганты по сравнению с местными жителями, построившись тесным клином, пошли на приступ.
Этого хозяин Горы никак не ожидал. Он готовился отразить магическую атаку; его же стражники хороши были только против безоружных. Жалкая попытка сопротивления в воротах стоила жизни трём десяткам наиболее храбрых из них; дружинники Хагена — а среди них были и те, кто брал эривагский Храм, — не теряя строя, быстрым шагом двинулись вглубь.
Из боковых проходов с воплями выскакивали защитники Горы, чтобы тотчас же погибнуть под мечами и стрелами воинов Хагена. Мы смяли второй заслон у самого входа в главный зал, и, когда сверкающий доспехами строй показал тупую голову из черного проёма широкого тоннеля, в зале разом всё стихло. Стражники, палачи и пытаемые замерли, разинув рты и уставившись на небывалое многорукое и многоногое чудище, ощетинившееся копьями и мечами, что стремительно накатывалось на них.
Я с наслаждением рубил мечом Ракота механизмы чудовищных мельниц; по залу заметались сотворенные мной призраки, тонкие нити колдовского огня неслись вверх, поражая крылатых сборщиков людских мучений; бросавшиеся ко мне стражники Горы падали с ног под ударами невидимых волн Эфира, которые я посылал во всех направлениях вокруг себя; вся ведомая мне боевая магия пошла в ход — я чувствовал небывалое освобождение. Однако от моей руки не погиб ни один Смертный.
А Хаген, убивая всех на своём пути, шел напрямик — к трону.
Хозяин Горы вскочил на ноги. Разинул оказавшуюся вдруг очень широкой пасть. Выдохнул клуб сине-рыжего пламени — длинная струя, сжигая и обращая в пепел всё, оказавшееся у неё на дороге, понеслась ко мне, и я возблагодарил судьбу — самая рискованная часть нашего замысла удалась, потому что времени для нового удара у Древнего Бога уже не должно было остаться.
Я встретил пламя сотканным из тьмы щитом, отразил его поток, направил неугасшие волны огня в разные стороны; прикрывая отряд Хагена, взвились крутящиеся дымные столбы. Мои призраки сработали, хозяин Горы принял меня за главного своего врага…
Хаген уже мчался вверх по ступеням трона — мчался один, потому что все остальные его бойцы остались внизу: из каких-то тайников набежала пропасть стражников Горы, безжалостно брошенных на убой её хозяином, их пришлось задержать обычными мечами.
Только теперь Древний Бог соизволил обратить внимание на бегущую прямо к нему человеческую фигурку. По залу раскатился жуткий хохот, более похожий на клёкот исполинской птицы; хозяин Горы выпрямился, он в три раза превосходил Хагена ростом; огромная палица поднялась вверх.
Только теперь я смог как следует разглядеть нашего противника. Он действительно имел почти восемнадцать футов росту, но тело его казалось жуткой мешаниной костей, гниющей, свисающей обрывками плоти и каких-то мелких шевелящихся существ, вроде жуков или муравьев. На огромном голом и шишковатом черепе выделялись круглые иссиня-чёрные глаза без белков и зрачков и длинный тонкогубый рот… Меня передёрнуло от омерзения.
А ведь когда-то этот Бог был красив, весел, беззаботен, бродил по прекрасным южным лесам, затевая на редких прогалинах игры с их обитателями; следил за чередой дождливых и солнечных дней, когда надо — пускал суховеи, а когда — влажные морские ветры… Наверное, в крошечных подлесных деревнях ставили тогда в его честь погосты, его изображения украшались в положенное время цветами… Был он благ или, по крайней мере, не зол; и во что же превратился? Страшное чудовище, готовое истребить всё живое в собственной стране, чтобы прожить лишний день… И виной этому Молодые Боги.
Палица Бога взлетела и упала; брызнул камень раздробленных ступеней. Хаген уклонился, и его клинок с размаху врезался в чудовищную ногу хозяина Горы.
Я ждал этого мига, чтобы в свою очередь нанести удар. Вся собранная мощь выплеснулась в одном-единственном порыве, мир несся вокруг меня с такой быстротой, что в глазах всё сливалось. Пасть Бога была уже открыта, поток огня уже хлынул на моего Ученика — применять более изощренные виды магии наш противник не стал; но тут пущенная мной невидимая стрела достигла цели.
Сквозь внезапно сделавшуюся прозрачной крышу зала, сквозь всю толщу Горы, превратившейся в хрустальный слиток, глянул вниз Дракон Времени, оскаливая бесчисленные зубы. Его глаза пылали чистым цветом глубокого моря, огромная пасть щерилась в кошмарной усмешке…
Бог забыл на мгновение о Хагене. Пораженный, он поднял голову; этого хватило моей стреле, чтобы долететь до него, а Хагену — вырвать Голубой Меч из стискивающих оружие каменных челюстей.
От удара моей стрелы, рассыпавшейся мириадами оранжевых искр, Бог нелепо взмахнул руками и пошатнулся, издав странный курлыкающий не то стон, не то крик. Его трон пылал, камень плавился и стекал вниз ослепительно белыми ручьями; за спиной хозяина Горы была пропасть, он оказался на самом краю; я замер, всё решалось сейчас: мне не удалось сбросить его, а сил на новый удар не было.
Однако Хаген не растерялся. Его новообретённый клинок короткой молнией блеснул среди багряных сполохов и выставил оставшееся столь же чистым лезвие из бедра Древнего Бога.
От раздавшегося истошного крика дикой боли стены зашатались и покрылись трещинами; Хаген ударил вновь — и хозяин кулем повалился на бок, его правая нога была перерублена. Он дернулся раз, другой, хватаясь за обрубок, источающий темную кровь, и внезапно перевалился через край пропасти. Визгливый крик замер где-то в глубинах; вверх из расщелины ударила струя дыма. Мой Ученик скомандовал своим отступление.
Конечно, не могло быть и речи о том, чтобы убить хозяина. Боги не погибают от рук Смертных. Вдвоём мы могли бы покончить с ним, но я чувствовал, что в Древнем Боге ещё оставалось слишком много сил. Он лишился тела — но скоро на отстроенном троне в сердце Горы обоснуется бесплотный Дух, ещё более кровожадный и беспощадный, чем ранее, если только Молодые Боги — или Мерлин — не воспользуются удобным случаем, чтобы добить его…
Так Хаген добыл свой Голубой Меч, очень быстро прославившийся во всех четырёх частях Большого Хьёрварда.
Я немало времени провел над этим клинком. Знакомые гномы только разводили руками: оружие выковали из неведомого металла. Сперва я подумал о Дарах — иногда падающих на землю железных камнях с неба, но мастера Подгорного Народа разубедили меня. Я оставил эту загадку неразгаданной и занялся магией этого меча. Она оказалась очень запутанной — тут обнаружилась и несколько знакомая мне Древняя Магия Металла, и — невесть откуда — Магия Камня; в остальном я разобраться с налёту не смог, и недоставало времени для долгой и кропотливой работы над разбором сложной сети заклятий…
Многое ещё приключилось с нами, но все эти приключения были теми или иными столкновениями с людьми или иными Смертными. Мои сородичи, Маги моего Поколения, хранили полное молчание. Наблюдение за Хединсеем продолжалось, но никаких действий против нас никто не предпринимал. Я попытался ещё раз поговорить с Сигрлинн — безуспешно. Замок Всех Древних был пуст, пуст и её дворец в Джибулистане; мой Эритовый Обруч словно оглох и ослеп — я не мог поговорить ни с одним Магом. Я ощущал стягивающееся кольцо; оно становилось всё туже, времени у меня оставалось всё меньше — но пункты Плана выполнялись один за другим, мне надо было продержаться ещё совсем немного… когда меня достигла посланная Хрофтом весть о пробуждении Гарма.
Хаген поступил совершенно правильно — Пса нужно было усыпить до появления в нашем Мире Молодых Богов; другое дело, что после всего приключившегося с ним и его людьми нам пришлось начинать немедленно. Сигрлинн подняла руку на моего Ученика — и, следовательно, все запреты и кодексы чести были отброшены. Больше мы не могли ждать, хотя мои магические арсеналы и не наполнились до намеченного уровня, но иного выхода у нас не было. Если мы не нанесём первый удар, если мы не заставим врагов метаться, разбрасывая силы, — нас неминуемо уничтожат.
Колокола Хединсея били тревогу. Дружинники рассаживались на отполированных скамьях «драконов». Хаген со щелчком вогнал в ножны Голубой Меч и склонился передо мной в прощальном поклоне. Мы шли штурмовать весь Мир.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Флотилия Хединсея не успела удалиться от острова, как луна исчезла в косматых лапах ночи. Попутный ветер сменился встречным, тугая волна толкнула левые скулы «драконов». С каждой минутой ветер напирал всё сильнее, дружинники поспешили убрать парус; все взялись за вёсла.
Хаген взобрался на резной нос головного корабля и устроился на оскаленной морде неведомого морского чудища. Его кормчие вели суда почти вслепую, полагаясь лишь на своё отличное знание местных ветров и течений; сам же он, сотворив заклятье Ночного Зрения, неотрывно вглядывался в темноту, невольно вытащив меч из ножен до половины. «Сколько нам дадут пройти? — шевелилась где-то глубоко в сознании неотвязная мысль. — Наверное, все наши хитрости и уловки давно раскрыты, с нами продолжают играть…» Он был готов ко всему, вплоть до того, что воды сейчас разверзнутся и на поверхности появится сам Мировой Змей.
— Сойди вниз, почтенный тан! — надрываясь, крикнул кормчий. — Волна крута! Сойди!
Не стоило испытывать терпение воинов, идущих в дерзкий и опасный рейд, пустой, зряшной храбростью. Хаген соскользнул по чешуйчатой шее деревянного зверя на палубу, снимая силы с заклятья Зрения. Горизонт пуст; если удар и будет нанесён, то скорее всего из-под воды или с небес. Нас наверняка заметили!..
Однако он оставался таном, бывалым предводителем морских походов, и сейчас не переставал бдительно следить за правильной сменой гребцов на вёслах и чтобы никто не пропускал свою очередь для сна…
К утру они уже достигли берегов Хранимого Королевства. Море было пустынно; оно сильно волновалось, солнце по-прежнему тонуло в плотных серых облаках. «Драконы» нацелились на небольшую бухточку, кое-как защищенную от волн телом выдававшейся далеко в море скалы.
Дружинники прыгали в мелкую воду; «драконы» спешили отойти прочь. Хаген поспешно повёл четырехтысячный отряд прочь от берега — за неширокой полоской приплюснутых береговых скал виднелась тёмно-зелёная стена леса. Десятки и сотни ног молча попирали гранит, не оставляя следов — их не сразу заметят люди, не сразу учуют собаки, отряду удастся уйти далеко…
Над пустынной каменистой окраиной Хранимого Королевства медленно разгорался день; цепочки дружинников Хагена скорым шагом спешили к лесу. Приблизившись к границе деревьев, шедший рядом с таном Лодин по-особому сложил ладони у рта и несколько раз вскрикнул сойкой. Пронзительный звук утонул в безмолвной зелёной стене; прошли несколько показавшихся Хагену долгими мгновений — и до них донёсся ответный сигнал.
— Ночной Народ здесь, мой тан, — повернулся к предводителю Лодин.
Отряд сотня за сотней исчезал под плотным лесным покровом; вскоре равнина опустела, и ничто не напоминало о только что высадившемся здесь войске.
На крошечной прогалине, окружённой со всех сторон вековыми соснами, лицом к лицу стояли четверо. Двое из них были людьми — высокие, в темных доспехах, с длинными прямыми мечами, у одного, стоявшего чуть впереди, меч был закреплен за спиной, рукоять торчала над правым плечом. Двое их собеседников могли бы сойти за людей лишь издали — они, скорее, напоминали гномов, лишь несколько выше и не столь кряжисты. Длинные руки их почти достигали колен, из-под низких коричневых клепаных шлемов выбивались длинные зеленоватые волосы. Они одевались в грубо выделанные воловьи кожи, крашенные чёрной краской, на широких поясах висели иззубренные кривые ятаганы.
Гоблины.
— Приветствуем почтенного тана Хагена, Ученика высокомудрого Мага, Познавшего Тьму, каковой Маг есть друг нашего Отца! — кланяясь, хриплым рыком произнёс вожак гоблинов. Его лицо, в отличие от более похожих на звериные морды физиономий пришедших с ним, было довольно правильным, из-под губ не торчали клыки, пальцы рук оканчивались ногтями — у других росли настоящие когти.
— Я привёл всех. — Вожак мотнул круглой головой, указывая на лес позади себя. — Четыре тысячи — все, кто хочет сражаться. Мы готовы.
— Отлично, — произнёс Хаген. Уроки Хедина лишили его присущих почти всем людям брезгливости и страха перед гоблинами.
— У нас мало времени, придётся идти весь день и всю ночь. Отставших ждать не станем. Телег у нас нет. Укрыться в Хранимом Королевстве негде. Если нас одолеют — лучше бы нам тогда было не рождаться на свет. Ты объяснил это своим? Они понимают?
— Они понимают, — пробасил вожак. — Они понимают. Это те, кто не хочет больше скрываться по лесам, чтобы люди охотились на них, точно на диких зверей; мы хотим основать своё собственное небольшое владение где-нибудь в отдалённых местах Хьёрварда и зажить наконец как обычный народ. Здесь те, кто отверг ужасный дар нашего Отца, — мы не употребляем человеческую плоть в пищу. Я, Орк, сказал, а ты, почтенный тан, услышал, — гордо закончил гоблин.
— Орк? Странное имя… Так называют всех подобных тебе в Западном Хьёрварде… — заметил Хаген.
— Ничего странного, — усмехнулся вожак. — Люди забыли, что на языке нашего Отца, в своё время владевшего всем Западным Хьёрвардом, «орк» значит всего-навсего «свободный».
— Ясно… А остальные из твоего племени? Остальной Ночной Народ?
— Все, кто ещё не одичал окончательно, готовы. Пусть эта война станет последней войной между нами и людьми! Мы тоже хотим жить…
— Эта война не между вами и людьми, — строго произнёс Хаген, сурово взглянув на гоблина. — Это война между теми, кто предпочитает жить в рабстве, и теми, кто предпочитает умереть свободными. Мы бросаем вызов Молодым Богам, погубителям вашего Отца. Им, и только им, и сражаемся с их прислужниками — и людьми, и нелюдьми. Будет хорошо, если по пути ты объяснишь это своим. А теперь — вперёд! Выслать дозоры! И забудьте об отдыхе! Помните, отставших не ждём!
Избегая дорог, выбирая самые глухие буреломы и овраги, войско Хагена поспешно продвигалось на северо-восток, напрямик к Столице Хранимого Королевства. Отставших не оказалось — Лодин выбрал для этого похода самых выносливых бойцов; похоже, так же поступил и предводитель орков. Над отрядами чувствовалась рука Хедина — его Ученику на пути не встретилось ни одного, даже самого мелкого лесного духа или иного прислужника Ялини. Чащобы точно вымерли.
— Не нравится мне это, — проворчал Фроди шагавшему рядом с ним Гудмунду. — Злая тишина. Сколько нас ещё терпеть здесь будут?
— Не каркай! — оборвал его Гудмунд. — Идём пока — и хорошо. Однако Фроди лишь пробормотал себе под нос что-то унылое.
Наступил вечер; сгустилась ночь; а они всё шли и шли мимо сливающихся в сплошную стену стволов, одолевая ручьи, оставляя позади тихие лесные озерки, обходя далеко стороной случайные подлесные деревни. И лишь когда рассвет вызеленил восточный край неба, Хаген, неутомимо гнавший воинов вперёд, скомандовал наконец привал.
Люди и гоблины вперемешку молча попадали на траву. Тан довёл их до глубокой ложбины с заросшими кустарником склонами; по дну журчал ручей.
— Здесь… спокойно… — шумно принюхиваясь, удивлённо проговорил Орк. — Пока мы шли — всюду разлито… чующее… нас словно выглядывал кто-то, да никак углядеть не мог… А тут…
— Потому здесь и остановились, — отозвался Хаген. Он уселся на зелёную кочку подле чуть-чуть выступающего пласта дёрна с несколько пожухлой травой. Отбросил травяную крышку и опустил руку в открывшееся глубокое и узкое тёмное отверстие в земле.
— А ну, всё, отойдите подальше! — Он повысил голос. Лодин, Гудмунд и Орк поспешно отскочили. Хаген медленно вытащил измазанный землёй мешочек. Это всё, что сумели сделать гарриды. Пронести амулет Хедина дальше, в глубь Хранимого Королевства, не смог бы никто.
— Отдыхаем, — бросил тан, пряча мешочек за пазуху.
Долина казалась заполненной мёртвыми телами. Восемь тысяч бойцов покрыли её сплошным живым ковром. А у сердца Хагена с каждым часом становился всё холоднее бывший сначала почти раскалённым амулет Хедина. Когда тан окончательно перестанет ощущать его тепло, это значит, что они больше ничем не укрыты и спустя самое большее несколько часов о них узнают в ставке Видрира, гоняющегося сейчас где-то на востоке за дерзкой армией Хьёрлейва. А быть может, жрецы столицы и Маги, им помогающие, — Сигрлинн, например, — и не станут ждать правителя, а решат сами разделаться с дерзкими. Хаген содрогнулся при одном воспоминании о Диске Ямерта.
Солнцу ещё оставалось далеко до зенита, как тан вновь поднял на ноги своё войско. Им предстоял последний переход. К вечеру они должны были достичь столицы Королевства.
Леса кончились, лишь небольшие их обрывки ещё таились по неудобьям и распадкам. Куда ни бросишь взгляд — поля, пажити, покосы, дороги, амбары, хутора, деревни… И повсюду — люди. Что ж, вперёд, пока ещё есть сила в амулете Познавшего Тьму!
Не таясь, длинная колонна полилась из лесного полумрака. Духи уже смогли бы увидеть их, но владения Бесплотных остались позади, в чащобах. А от людских глаз они укрыты… пока ещё укрыты.
Они шагали обочинами, краями лугов, чтобы на них, прикрытых плащом невидимости, не налетел какой-нибудь селянин. Шли со скоростью рысящей лошади, не глядя по сторонам, придерживая на всякий случай оружие, чтобы не звякнула ни одна железка. Обогнули два небольших городка, встретившихся на пути, — и вот, когда минул полдень и светило начало клониться к западному горизонту, они увидели впереди исполинские башни и бастионы главного города Королевства.
Всё это время Хаген шёл молча, низко опустив голову, погрузившись в размышления. Его сотники и тысячники не нуждались в постоянных подсказках, тан мог обдумать дальнейшие действия. Пока всё шло в точности по задуманному Учителем Плану; и беспокоило Хагена совсем иное — слова, которыми Хедин проводил его.
«Ты спешишь, ты рвешься в бой, — произнёс Маг, сурово глядя в глаза отчего-то смутившемуся Ученику. — Ты любишь сражаться, я знаю. Ты не знал неудач. И, похоже, это несколько тебя испортило. Я чувствую, что ты возомнил себя непобедимым!.. Да, ты ловко владеешь мечом и воображаешь, что среди Смертных тебе нет равного, — однако это может погубить тебя в столице. Пойми, там тебя будут ждать не мелкие короли Западного Хьёрварда и не раскормленные храмовые стражники Южного. В столице ты наверняка встретишься с Учениками других Магов, и этого я страшусь больше всего. Я дал тебе всё, что мог, из своего умения владеть оружием — и ты, увы, слишком уж сильно стал доверять своему клинку! Хранимое Королевство может выставить против тебя мастеров ничуть не хуже. Есть в этом Мире те, кто получше Магов умеет управляться с железными игрушками вроде твоего меча. Молодые Боги!.. Хранимое Королевство не зря зовётся так. Смири свою гордыню! Опасность будет грозить не войску — оно лучше тех полков, что охраняют столицу, — а тебе самому! Не сомневайся: когда вы втянетесь в дело, жрецы очень быстро поймут, кто главный у нападающих, и уж постараются выслать против тебя самых лучших, кого только смогут найти. А ты настолько уверен в своём превосходстве, что можешь потерять осторожность!..»
«Я не потеряю осторожность, Учитель, обещаю тебе, — подумал Хаген. — За мной восемь тысяч мечей, и я нужен не себе, а им. Поэтому я лучше прослыву трусом, чем брошусь очертя голову куда не надо…»
— Мой тан! — раздался у него над ухом быстрый шёпот. Лицо Лодин а покрывал пот, в глазах была тревога. — Похоже, нас сейчас увидят. Там, впереди, — смотрите!..
Возле дороги стоял аккуратный двухэтажный серый дом, сложенный из тщательно обтёсанного камня. У калитки палисадника, опершись на посох, неподвижно застыл высокий худой старик в широком сером плаще, с длинным благообразным лицом. Он встревоженно озирался по сторонам, точно отыскивая кого-то взглядом, от волнения даже прикусив губу. Тану бросился в глаза фронтон дома — крупно выведенный алой краской, там красовался прекрасно ему известный, ненавистный герб Гильдии Волшебников Хранимого Королевства.[2]
— Проклятье! — прохрипел Хаген, чувствуя, как быстро стал остывать амулет у тела. Напряженное внимание глаз сведущего в чародействе быстро высасывало из изделия Хедина последние силы. Пока ещё войско Хагена было укрыто плащом-невидимкой, но невидимость вот-вот должна была исчезнуть.
Краем глаза Хаген заметил, как Гудмунд вскинул свой верный нож-крюк на изготовку, и едва успел схватить воина за руку; его яростные глаза и сжавшиеся, побелевшие губы были красноречивее любых слов. Гудмунд поспешно опустил оружие.
— Вперёд! — подал знак тан. — Бегом!
Оказаться как можно ближе к городским воротам, когда колдун увидит их! Но ему, Хагену, нужно задержаться здесь, чтобы остановить этого проклятого старикашку, так некстати подвернувшегося под ноги.
— Лодин, веди дружину, — коротко приказал тан и двинулся прямо к колдуну.
Чародей медленно поднимал посох; белый резной набалдашник неторопливо клонился вниз, пока не замер, указывая прямо на Хагена, застывшего в пяти шагах от старика. Тепло амулета уже почти не чувствовалось; Ученик Хедина с лихорадочной поспешностью плел заклятье Сна. Однако неразумно было бы возлагать все надежды только на него; одновременно вторым слоем мыслей Хаген творил Заклятье Тьмы — ещё одно из Великих Заклятий.
Волшебник же, по-прежнему держа посох указывающим на тана, левой рукой начал какой-то вычурный колдовской жест. Силы амулета иссякли, и Хаген, не желая более рисковать, нанес первый удар.
На колдуна уже глазели; следовало торопиться. Седовласая голова дрогнула, опустилась, клонясь на грудь, морщинистые веки смежились, и рука, сжимавшая посох, внезапно утратила твёрдость. Волшебник зашатался, точно пьяный; кто-то из соседей тревожно вскрикнул, и к колдуну бросилось несколько человек. Хаген чувствовал их страх и стремление помочь — очевидно, чародей пользовался уважением и любовью своих односельчан. Его астральный двойник уже затуманился, опутанный заклятьем Хагена, — но подхватившие обмякшее тело руки соседей, казалось, влили в него новые силы. Опираясь на подоспевших к нему людей, колдун с некоторым трудом, но всё же приподнялся.
Его губы зашевелились, и тан тотчас почувствовал, как вокруг него начинает уплотняться воздух. Несложное волшебство, но сейчас он не имел времени для магического поединка. Эти чары помогали увидеть невидимое; утром, в долине, где Хаген выкопал амулет, это заклятье оказалось бы недостаточно сильным, но сейчас оно вполне могло уничтожить всю закрывавшую дружинников завесу невидимости. А войско всё шло и шло за спиной тана, тяжело ударяли в пыль кованые башмаки гоблинов, голова отряда, ведомого Лодином, ушла уже далеко вперёд, далеко, но все же недостаточно. От ворот их отделяло не менее лиги, и само войско растянулось почти на столько же.
Волшебник оправился. Он повелительно взмахнул рукой — и под ударом простого, но действенного заклятья амулет Хагена покинули последние остатки тепла. Завеса невидимости пропала — но за миг до этого Хаген ответил Великим заклятьем Тьмы.
Непроглядный мрак залил всё пространство перед воротами Столицы. Густая, чернильная темнота, где не видишь собственной руки, даже поднесённой к лицу; раздались пронзительные крики людей.
«Всё, мы обнаружены», — мелькнуло в голове Хагена. Ясно, что пятно мрака у самых городских ворот не останется незамеченным жрецами столичных храмов. Хаген бегом бросился вперёд, вдогонку за последними шеренгами своего войска. А там, впереди, уже раздался лязг железа и нестройные крики сражающихся.
Тан обгонял одну свою сотню за другой; он бежал в сером полумраке, заполнявшем изнутри иссиня-чёрное снаружи облако выпущенной им темноты. Заволновались, загомонили гоблины, напирая друг на друга и стараясь заглянуть вперёд, где быстро разгорался бой. Стража у ворот держалась стойко, шум и звон мечей не стихали.
Не удалась одна из самых важных частей плана Хедина — проникнуть в столицу незамеченными. «Теперь придётся прокладывать себе дорогу клинками», — с досадой подумал Хаген.
Однако, когда тан подоспел к огромным воротам, Лодину уже удалось справиться с их защитниками. На камнях лежали беспорядочно разбросанные тела, валялось окровавленное оружие; Хаген с гневом подумал, что его дружинников полегло слишком много для первого препятствия. Недопустимо много. Его войско платило двумя за трёх — небывало высокую цену.
— Тут стояли крепкие, — заметил тан, кивком указывая на мёртвого воина Хранимого Королевства.
— Да, и мы потеряли тридцать человек, мой тан, хотя у нас были и луки, и арбалеты, — мрачно ответил подошедший Лодин. Тысячник тяжело дышал, из-под глухого шлема с откинутым забралом по лицу стекал пот.
— Подобрать убитых, — глухо распорядился Хаген. — Вперёд, да поможет нам… — Он не закончил. За воротами мощённые чисто отмытым камнем улицы столицы заливал яркий свет; здесь кончалась сотворенная Хагеном завеса темноты, и навстречу ему быстро шагали несколько жрецов Ямерта, а за ними спешили многочисленные копейщики.
— А-а-а! — закричал Хаген, поднимая меч. У него оставалось несколько секунд, чтобы успеть встретить новых противников.
Железнотелая змея воинского строя полилась вслед за своим предводителем. Тан не оглядывался, слыша дружный и слитый топот сотен ног у себя за спиной. Он оказался в самом первом ряду войска, волею судьбы открывая этот бой. Не более десятка шагов разделяли тана и жрецов Ямерта, когда один из них громко и грозно воскликнул, величественным жестом воздевая руки:
— Остановитесь, несчастные! Гнев всемогущего Солнца, его владыки, пресветлого Ямерта, испепелит вас, если сделаете вы ещё хоть шаг по священным камням столицы Хранимого Королевства! Вековечная Тьма станет вашим обиталищем, Драконы Времени пожрут ваши души, недостойные за подобное святотатство иного посмертия!
«У него под хламидой небось Диск Ямерта!» — мелькнуло в голове Хагена; он замешкался, и вперёд вырвался Лодин. Одним прыжком он покрыл отделявшее его от жрецов расстояние и размахнулся мечом…
Если бы его встретило какое угодно оружие: меч, топор, кинжал — Лодин отразил бы удар; но жрец только сделал слабое движение пальцами правой руки — и испытанный тысячник Хагена распростерся на камнях.
Всё это заняло доли секунды; тан вышел из своего оцепенения. Через широко открытые ворота в город врывалось его войско, стремительно заполняя привратную площадь; дрались и в башнях, и на гребне стены; позади вопили гоблины, требуя своей доли боя.
Голубой Меч целился острием в голову жреца, спокойно скрестившего на груди руки; ну, давай же, покажи, на что ты ещё способен!..
Тан вышел на этот поединок в глухих воронёных доспехах; сплошное забрало скрывало лицо, однако он не сомневался, что жрец узнает его, и оказался прав. Он видел, как глаза старшего из служителей Ямерта изумлённо округлились, рот приоткрылся — и он что-то воскликнул, указывая на Хагена своим спутникам. Ученик Хедина ощутил, как скапливающаяся где-то впереди враждебная сила зашевелилась, пробуждённая от сна его появлением здесь; он понял, что предстоит магический поединок — причём куда раньше, чем рассчитывали они с Учителем. Предполагалось, что Хаген сможет преодолеть первый рубеж с обычным мечом.
Тем временем сотники тана уже вели стремительно развертывающиеся отряды в глубь боковых улиц; копейщики Видрира не дрогнули, бой вспыхнул в узких окраинных проулках, в тесных дворах, на крышах — повсюду, где можно было встать и размахнуться мечом. Закаленные многими походами и сражениями воины Хагена, искушенные в одиночных схватках, мало-помалу начали теснить защитников столицы; однако на главной улице, широкой и просторной, путь по-прежнему загораживали жрецы Ямерта, а за их спинами стояла сплошная стена тяжёлой пехоты Видрира, ощетинившаяся стальными копьями.
На бегу Хаген быстро, кто только мог, возвел вокруг себя защитный колдовской круг — он мог предохранить от некоторых простых боевых заклятий, обычных для низших жрецов и колдунов; и одновременно тан готовил свою собственную магическую атаку. Он не мог, ясное дело, повернуть вокруг себя весь Мир, как это делали истинные Маги; он мог лишь воспользоваться остатками подобного поворота, выполненного кем-то из истинной Магической Расы, и, поскольку в любую секунду где-то в Мире хотя бы один да творил подобное колдовство, силы для чародеев-людей и им подобных находились всегда.
Хаген ударил по своим противникам гудящей мощью крутящегося вихря, внезапно протянувшего к земле хищное засасывающее щупальце, и тотчас же его самого охватил страшный жар. Он очутился словно в самом сердце раскалённого кузнечного горна; глаза застлало золотистое, нестерпимо яркое сияние. Ответный удар жрецов Храма Солнца пробил его защиту.
Однако они не успели. Мгновеньем раньше, чем низринувшийся с небес по их приказу яростный пламень испепелил тана, посланный Хагеном вихрь разбросал жрецов в разные стороны. Тела в развевающихся оранжевых одеяниях с размаху швырнуло на камни мостовой, ударило об стены… Жрецы так и оставались лежать неправдоподобно яркими плоскими пятнами на фоне серых камней. Устояла лишь одна фигура — старший служитель Ямерта, но и он, чтобы удержаться, вынужден был остановить льющийся на Хагена поток уничтожительного пламени.
Каждое движение обожжённого тела сопровождалось жуткой болью, но тан, сцепив зубы, всё же прошёл эти несколько последних шагов. И, с последним порывом вихря, нанёс свой удар. Он видел, как побелел жрец, как попытался в последние мгновения, борясь со смерчем, задержать врага ещё хоть на мгновение — но не смог. Голубой Меч прорезал воздух, и тело в оранжевой хламиде распалось надвое. В тени его гаснущего сознания Хаген увидел широкую шафранную полосу с крохотными золотыми прожилками, признав Ученика одного из Молодых Богов, — и только тогда упал, лишившись сознания от боли.
Спустя ещё мгновение до него докатилась волна его дружинников; «Жрецы убили тана, смерть им всем!» — закричал кто-то; тела служителей Солнца, в которых ещё теплилась жизнь, изрубили в мелкое крошево и сцепились с подавшимися было назад копейщиками Видрира.
Хаген открыл глаза. Это оказалось непереносимо больно, однако он всё же поднял веки — и склонившиеся над ним Гудмунд с Канутом первыми дико завопили от восторга: «Он жив! Тан жив! Вперёд!»
Всё тело Ученика Хедина покрылось волдырями, каждое движение отзывалось сполохами боли и цветными кругами в глазах — однако же тан поднялся. Силы, более могущественные, чем боль, гнали его вперёд, и он не смог бы остановиться, если б даже и захотел.
Он не творил снимающих боль заклятий. Внезапно он ощутил, что силы и спокойствие вливаются в него извне, словно кто-то очень могущественный поднёс к губам его астрального двойника чашу с целительным звёздным питьём. «Учитель…» — благодарно подумал Хаген, без посторонней помощи поднимаясь на ноги.
— Хвала всем силам, тан цел! — воскликнул Канут.
— Цел, цел, и нечего тут толпиться! — рявкнул тан. — Пошли-и!..
Действительно, ему пора было вмешаться. Копейщики Видрира отступили лишь на несколько шагов; вся улица покрылась убитыми и ранеными дружинниками — длинные копья разили наверняка, и не каждая кольчуга выдерживала их удар. Хаген поудобнее перехватил Голубой Меч и чуть развалистым мягким боевым шагом двинулся к стене вражеских щитов.
— Тан с нами! — прокатился мощный всеобщий крик; воспрянувшие духом воины Хагена навалились дружнее.
Тем временем подоспели Орк и гоблины, в ход пошли выломанные из стен и мостовой камни. Летели стрелы: лучники и арбалетчики спешили опустошить колчаны. Короткие чёрные болты, выпущенные в упор, пронзали кольчуги и бахтерцы, пробивали шлемы; воины Видрира падали, однако всякий раз лишь плотнее сдвигали ряды над погибшими. Между ними и дружинниками Хагена образовалась пустота — тан вышел вперёд первым. О гномье забрало сломалась стрела, пущенная откуда-то из задних рядов врага; временами морщась от утихавших, но ещё ощутимых ожогов, он с одним мечом шёл прямо на выстроившийся перед ним целый лес копий.
Мелькнул зазубренный наконечник; сильные руки копьеносца выбросили оружие вперёд на всю длину древка. В ответ тускло блеснул Голубой Меч. Лёгкое, неуловимое глазом движение — наконечник копья срублен, в руках у воина осталась бесполезная палка.
Прежде чем ещё три копья ударили в то место, где бы должен был стоять Хаген, он уже проскользнул к самым щитам врагов. Видна узкая щель между высоким заострённым шлемом врага и краем его доспех а — отбросив в сторону поднявшийся для защиты клинок, меч Хагена погружается в тело противника, разрубив при этом верхние ряды колец хауберка. Прежде чем успевает заполниться щель в строю, подле Хагена оказывается Гудмунд, его клинок отражает удар, нацеленный в тана, и тот сражает ещё одного…
Ратники Хагена, дружно хлынув вперёд вслед за предводителем, ворвались в появившуюся брешь. Теперь бой шёл на равных, и начинало сказываться преимущество воинов Хагена в одиночных поединках.
Копейщики Видрира ещё могли бы повернуть исход сражения в свою пользу, если бы успели быстро отойти назад, оторваться от наседающих дружинников Хагена и восстановить стену щитов; и они попытались это сделать, однако строй нарушился, отход превратился в паническое бегство; вслед за ними, разрывая последние кучки сопротивляющихся, что сбивались то здесь, то там, воины Хагена с торжествующим рёвом устремились в глубь Столицы. Не увлекаясь преследованием, Ученик Хедина тут же послал несколько свежих сотен на помощь тем, кто пробивался другими улицами.
Уменьшившись в числе, но рассеяв всех защитников столицы, отряды Хагена с разных концов приближались к Главному Храму Ямерта. То тут, то там на их пути вспыхивали пожары.
Тан уже считал дорогу к центру столицы открытой и удивлялся легкости прорыва, когда наконец начались давно ожидавшиеся неприятности. Из верхних окон двух- и трёхэтажных каменных домов полетели стрелы, копья, камни, тяжёлая домашняя утварь; под ногами бежавшего рядом с Хагеном дружинника внезапно повернулась каменная плита, и он исчез в жадной бездонной черноте. В стене одного из строений бесшумно разошлись две массивные гранитные плиты, из образовавшегося проёма хлестнули увесистыми глиняными ядрами пращники; подобные тайники стали открываться на всем пути войска: словно из-под земли появившиеся вооруженные люди выпускали несколько стрел, метали два-три дротика, и каменные стены вновь сходились. Тана еле догнал запыхавшийся от долгого бега вестник — из открывшихся подземных галерей воины Видрира атакуют отряд, оставленный у городских ворот. Войско Хагена оказалось в окружении.
Однако это было ещё полбеды. Дружинники справились бы с противником, вооружённым обычным оружием, но, оправившись от первой неудачи, в дело вновь вступили жрецы Храма. Нет, никто из них не преградил дорогу тану; просто на самой вершине Храма что-то ярко блеснуло. Широкий белый круг света упал на камни мостовой прямо перед Хагеном — и гранит тотчас задымился. Ученик Хедина успел остановить своих; испепеляющий круг погас, и тан тотчас приказал ломать, пока не поздно, все двери и окна ближайших домов. Он сам успел проскользнуть внутрь одним из последних, а трое замешкавшихся гоблинов в один миг превратились в небольшие кучки серого пепла.
Ученик Хедина поспешил послать гонцов с предупреждениями ко всем остальным тысячникам, лихорадочно обдумывая, что противопоставить этой новой угрозе. Там, позади, прикрывавшие тыл войска охранные сотни схватились с вынырнувшими из-под земли отрядами панцирников Видрира; враг штурмовал ворота. Удерживавшие их полтысячи дружинников и гоблинов сопротивлялись отчаянно, но, теснимые со всех сторон, шаг за шагом отходили к привратным башням. Спереди, на высоких террасах Храма, появились десятки небольших, облачённых в оранжевое фигурок; они стояли открыто и не двигались. И по-прежнему что-то сверкало на самой вершине храмовой громады.
Ломая стены, пробираясь крышами, дворами и чердаками, дружинники Хагена вновь двинулись вперёд. В спины им летели стрелы обитателей столицы, на глазах у тана какая-то старуха плеснула кипятком прямо в глаза воину и была тотчас изрублена на куски его подоспевшими товарищами. И она не была единственной. Чем глубже проникали вторгшиеся, тем отчаянней и ожесточённей становилось сражение; дикие схватки разыгрывались в узких коридорах, в тесных двориках, на низких чердаках, где не размахнуться мечом и не прикрыть друга. Жители столицы схватились за топоры и ухваты, за кочерги и кухонные ножи; дружинников Хагена били из-за угла поленьями, им на головы сталкивали мебель, на их пути поджигали всё, что могло гореть; воины Хагена в ответ убивали всё живое, даже кошек и собак, которые клыками и когтями встречали чужаков.
Сколь бы ни было изначально велико ворвавшееся в город войско, в хаосе уличных боев оно не столько тает, сколько рассеивается, мелкие отряды схватываются и застревают то тут, то там; кто-то встречает на пути более сильное сопротивление, кто-то натыкается на богатые лавки и, забыв обо всём, кидается делить добычу… Когда Хаген прорубился наконец к огромной площади перед Храмом Солнца, он вёл за собой немногим более трёх сотен человек, остальные отстали, и не было времени дожидаться их для согласованного штурма.
Хаген оглянулся, стоя на кровле горевшего с одной стороны дома. Перед ним тянулся бесконечный ряд разноцветных крыш, над многими поднимались дымные клубы; вглядевшись, тан рассмотрел вдали ворота, над которыми по-прежнему развевалось знамя Хранимого Королевства, только перевёрнутое вверх ногами — знак того, что привратные башни и пути отхода по-прежнему в руках его дружинников.
А Храм стоял, сверкая в солнечных лучах отполированными контрфорсами и кристаллическими колоннами из цельных глыб горного хрусталя, за немыслимые деньги купленных прапрапрадедом Видрира у гномов Северного Хьёрварда. Гигантская ступенчатая пирамида поднималась высоко в небо, крылья колоннад тянулись к каждому ряду террас, простираясь далеко в стороны; неподвижно стояли сотни и сотни жрецов, молча глядя на жалкую кучку дерзких, выбравшихся на Храмовую площадь.
Хаген понимал, что стоять на виду нельзя. Он должен был или скомандовать отступление, или вести свои три сотни на отчаянный, почти безнадежный штурм. Он не был уверен, что сможет дождаться подхода своих главных сил, пробивавшихся сейчас через огненный хаос у него за спиной и отражавших беспрестанные нападения уцелевших воинов Видрира и вооружённых горожан.
Из мучительного колебания его вывел беззвучно вспыхнувший совсем рядом с ним круг испепеляющего храмового пламени. Черные доспехи Хагена, судя по всему, остались незамеченными, зато пятеро застигнутых врасплох его воинов бесшумно и молниеносно сгорели. Оставаться тут было безумием, против магии тан считал действенной только магию. Собравшись с силами, он вторично за сегодняшний день произнёс Великое Заклятье Тьмы.
Бесформенные обрывки серого тумана, боязливо жмущиеся по углам обширной площади, по-прежнему залитой ярким солнцем, — вот и всё, чего он сумел добиться. Здесь, у Храма, все иные заемные магические силы не могли соперничать с мощью грозного Ямерта. Тьма отступала перед Светом, ведь здесь было царство вечного Дня.
«Так я и знал», — горько подумал Хаген. Учитель ничего не говорил об этом страшном оружии храмовых жрецов; и ведь они наверняка имели в запасе что-нибудь ещё!
— Какие будут приказы, мой тан? — прорычал над самым ухом Хагена хриплый голос Орка. — Позади нас всё чисто. Мои парни стерегут весь путь до самых ворот, но я велел им подтягиваться сюда. Если мы одолеем, выход и так найдётся, если нас положат — отступать ни к чему.
— Где остальные отряды? — сумрачно произнёс Хаген, неожиданно ощутивший обиду от того, что гоблины, уступавшие его дружине и вооружением, и выучкой, тем не менее пробились к Храму раньше остального его войска.
— Скоро будут здесь, почтенный тан, — ответил вожак гоблинов. — По крайней мере полутора тысячам из них оставалось не более четверти часа ходу. Перед ними уже не сопротивляются.
— Хорошо, действуй, как и решили раньше, — распорядился Хаген. — Занимай своё место на северной стороне Храма и жди сигнала; и скажи своим, пусть не высовываются, из Храма пускают незримый огонь…
Гоблин поклонился и загрохотал, затопал тяжеленными сапожищами вниз по полуразрушенной лестнице, на короткое время Хаген остался один.
— Ты все-таки пошёл на это… — неожиданно произнёс за спиной тана знакомый голос, исполненный невыразимой и неописуемой горечи. Именно горечи, обиды и досады, а вовсе не гнева или благой ярости.
Хаген резко повернулся. Голубой Меч, оружие Древнего Бога, мгновенно оказался в руке. Неподвластный чарам Магов этого Поколения, только он ещё мог спасти Ученика Хедина. Смешно было бы состязаться в искусстве волшбы с Сигрлинн — хотя однажды он и смог вырваться, отгородившись от неё непроницаемым Огненным заклятьем.
Волшебница стояла у выбитого окна, опершись обеими руками на подоконник. Она смотрела в пол, неторопливо собирая носком сафьянового зелёного сапожка в кучку осколки разбитого стекла. Ее стройное тело облегало длинное тёмно-зелёное платье, дивные волосы ниспадали волной на плечи и спину; она не имела при себе никакого оружия — казалось, её оторвали от праздничного пиршественного стола.
Красота этой не принадлежащей к людскому роду женщины всегда завораживала Хагена. Она была врагом, он твердо знал это; врагом его Учителя и, значит, его, Хагена, злейшим врагом. Она пыталась захватить его, он сражался с ней изо всех сил, он убил бы её в запале боя, если бы смог, — но сейчас всё это как-то сразу забылось. Он видел лишь её глаза, полные печального укора, глубокие и понимающие; кто угодно мог стоять сейчас перед ним — тан не поднял бы на него меча, такое умиротворение нес в себе этот пристальный взгляд.
— Бедный мой, глупый мальчик… — негромко произнесла она. — Ты всё-таки пошёл на это, несмотря на все предостережения. А я так старалась! Я так хотела, чтобы ты понял наконец, какой исполинской и непобедимой силе вы бросаете вызов. Вы правильно поняли мои предупреждения, но вот выводы, которые вы из них сделали… — Она вновь вздохнула и покачала головой. — Я вела себя глупо, там, в пещере Нифльхеля, стремясь остановить тебя, и прошу у тебя прощения. Даруешь ли ты его мне? — Она подняла на Хагена кроткий взор.
Никогда ещё Маг не просил прощения у Смертного; каким-то образом эта мысль вошла в сознание Хагена, и неожиданно для самого себя он уверовал, что это — истина.
У него сжалось горло, слова застряли в зубах. Он хотел ответить — и не мог, думая в тот миг лишь об одном: теперь-то всё пропало, и он погиб окончательно.
— Так ты прощаешь меня? — чуть настойчивее повторила Сигрлинн.
Хаген не отвечал. Рука сжимала эфес — но меч оставался в ножнах. Нет, он не в силах причинить ей вред, что бы ни говорил Учитель!
— Молчишь… — задумчиво проговорила волшебница. — Что ж, это твое право. Ладно, будь по-твоему. Ты будешь слушать, а я стану говорить. Надеюсь, у тебя в голове что-нибудь да останется.
Как ты думаешь, мой мальчик, для чего развязана вся эта война, в которой ты — не более чем одно из тысяч и тысяч заготовленных бессловесных орудий, которые должны выполнить свою задачу и погибнуть? Знаешь ли ты, что ничем не отличаешься от обыкновенного меча или, скажем, дротика? Тебе были обещаны величие и власть, и ты, словно мормат, одержимый жаждой крови, кинулся войной на своих же соплеменников, вся вина которых в том, что они желали жить по-своему, а не как это виделось Магу по имени Хедин! Ты бредишь властью, мечтаешь о собственной Империи… я скажу тебе, что один раз такая Империя уже была создана. От Железного леса и Рогхейма до Кольчужной горы и того места, где ныне Хедебю, простиралась она, и Хединсей был её сердцем. Ты мнишь могучими и несокрушимыми те стены, что ныне охраняют твой остров; но скажу тебе, что это лишь жалкое подобие тех исполинских бастионов, что когда-то возносились над Хединсеем. Они вздымались до самых туч, и бесчисленное войско несло неусыпную стражу… Огнём, мечом и страхом правил хозяин Хединсея, а точнее, его Учитель — Маг по имени Хедин. Злодеяния его неисчислимы. Если бы сложить в гору одни лишь черепа погубленных Ночной Империей (так звалось это государство) людей, то её вершина достигла бы Замка Всех Древних, недостижимого Столпа Титанов! Слезы, пролитые матерями, женами, дочерьми, заставили бы Великое Море выйти из берегов и затопить всю сушу! И терпение Магов иссякло. Мы объявили Хедину войну. Я сама объявила её, думаю, тебе об этом прекрасно известно. Ведь когда-то твой Учитель любил меня, — голос её упал до шёпота, затем вновь возвысился, — и потом, когда наши пути разошлись, он не переставал из ревности и мести противодействовать всему, что я начинала делать; он находил в этом странное удовлетворение… Я созидала — он разрушал. Ночная Империя заняла почти весь Восточный Хьёрвард и, не вмешайся я с остальными Магами, захватила бы и остальное.
Но она пала, и твоего Учителя мы отправили в изгнание. Это было всё, что мы могли с ним сделать. Я надеялась, что, испытав на себе тяготы и невзгоды Смертных, он задумается… но я ошиблась. Он лишь ожесточился и, когда пришёл его черёд обрести Ученика… не знаю отчего, но Жребий распорядился странным образом. Он послал Хедину тебя — прирожденного воина и завоевателя, решительного и жестокого. И он использовал тебя — использовал до конца, а теперь послал на верную смерть, потому что ещё никому и никогда не удавалось взять приступом столицу охраняемого мною Королевства.
Но тебя мне жаль. Жаль тебя и всех тех несчастных, которых ты тянешь за собой в пропасть. Я содрогаюсь при одной мысли о том посмертии, которое ждёт вас! Послушай, — она протянула ему руку, — ещё не поздно всё исправить. Я не стану угрожать тебе — это бессмысленно. Я взываю к твоему разуму — разве не считал ты в глубине души, не осмеливаясь произнести это вслух, что идёшь навстречу неминуемой гибели? Ты же опытный военачальник — разве ты ослеп? Через несколько дней на тебя обрушится вся мощь Видрира и магических ратей; через несколько дней, часов или даже минут — в зависимости от того, что ты станешь делать; само войско Хранимого Королевства подоспеет через три-четыре дня, но и до этого у жрецов найдётся чем ответить тебе. Не желая излишних смертей невинных, обманутых тобой людей и гоблинов, Храм не показывал своей мощи; берегись, если они всё-таки пустят её в дело всю, без остатка. Пока не поздно — откажись от штурма. Собери своих, уведи их из города. Тебе никто не станет препятствовать. Никто из твоих воинов не понесёт никакого наказания. А тебе… тебе Великим Мерлином, Главою Совета Поколения, предложена на выбор высокая участь — или стать его Учеником и помощником на далёком волшебном Авалоне, или, если ты предпочитаешь земли Смертных, последовать за мной и принять от меня иное знание — знание Мира и Созидания, какое при всем желании не мог дать тебе Хедин, Познавший Тьму. Итак, я сказала всё, что хотела, теперь тебе предстоит решить. — Она выпрямилась, касаясь подоконника кончиками длинных изящных пальцев.
— Мой тан, подошли тысячи Берда и Фреара! — всунулся в комнату посыльный. Выпалил это — и замер с открытым ртом, увидев неподвижно застывшую волшебницу.
— Я… сейчас, — с трудом произнёс Хаген. — Ступай…
Тан чувствовал лишь опустошение и усталость. Невыносимую усталость от самого существования, ставшего вдруг совершенно бессмысленным. Он не смотрел на Сигрлинн и не видел, что волшебница сама настойчиво ищет его взгляда; он должен был решиться на что-то, соглашаться ли, нет, отводить ли своих от Храма или, быть может, рубить мечом былую подругу своего Учителя; он должен был сделать очень многое, но не мог ни пошевелиться, ни вымолвить хотя бы слово. Слова Сигрлинн прошли мимо его сознания; он запомнил их, но сейчас ничего из сказанного ею не имело значения. Она сама, а не сказанное ею действовало сильнее всего. В эти мгновения тан не помнил об Ильвинг.
На лестнице вновь раздался топот, в комнату ворвались Гудмунд, Фроди, тысячник Берд и Орк. Гоблин извернулся с непостижимой для его грузной фигуры ловкостью; глаза выкачены, на губах проступила пена. Из его глотки рвался неистово-яростный рык, он бросился прямо на Сигрлинн, замахиваясь окровавленным ятаганом; Гудмунд, готовясь, крутанул над головой свой верный нож-крюк.
Сигрлинн взглянула на них с лёгким неудовольствием, с которым взрослый смотрит на докучающего своими шалостями малыша, и небрежным жестом подняла руку…
— Нет! — выкрикнул Хаген. Он понял, что сейчас его верные соратники превратятся в нечто, уже не способное помешать волшебнице, и, пытаясь упредить её, выдернул наконец меч из ножен и кинулся на неё, точно безумный.
Он стоял слишком близко, и простое, молниеносное заклятье Сна не успело бы остановить его. Хаген действовал, охваченный странным отчаянием: ведь секунду назад он и помыслить не мог, чтобы поднять на неё оружие, и то, что его вынудили это сделать, сводило с ума.
Конечно же, он не успел. Голубой Меч встретил бледно-алую полосу пламени, рванувшегося из правой руки волшебницы. Человеческая или гномья сталь не выдержала бы встречи с волшебным огнём, выкованное руками Смертных оружие распалось бы надвое — но сотворенный Древним Богом меч устоял.
Сигрлинн отбросило — настолько велика была сила, с которой сшиблись клинки; Хаген тоже не удержался на ногах, но волшебнице пришлось хуже: перевалившись через подоконник, она с криком сорвалась вниз. Ученик Хедина бросился к проему, глянул, свесившись, во двор — там никого не было. Спасаясь, Сигрлинн пришлось спешно открывать двери в иной Мир; теперь требовалось некоторое время, самое меньшее несколько часов, прежде чем она снова смогла бы добраться до Хагена.
Тан тяжело дышал, обводя стоявших рядом с ним воинов диким взором.
— Не ждём больше никого, — произнёс он неожиданно безжизненным, надтреснутым голосом. — Храм штурмовать немедля, и я пойду первым.

В гавани Хединсея последние «драконы» отваливали от пирсов — флотилия Хедина шла штурмовать столицу Хранимого Королевства. Я долго провожал их взглядом, стоя на самой вершине главной крепостной башни. Мне предстояло много работы — прикрывать щитом-невидимкой ушедшее войско так долго, как только смогу, — по меньшей мере, до моего амулета, спрятанного на границе лесов гарридами.
Я не тешил себя пустыми надеждами, что в нашем Плане всё пройдёт без сучка и задоринки. Заклятья, которыми я собирался защитить своего Ученика, были моими собственными, разработанными в долгие годы скитаний; следящие за мной не смогут тотчас же разобраться в них, но что я занялся волшбой — немедленно станет известно и Мерлину, и Сигрлинн. Что ж, пусть знают, пусть попытаются разобраться, в чем тут дело; это даже хорошо — пока они станут возиться со мной, Хаген успеет уйти достаточно далеко.
Но удар по Хранимому Королевству был хоть и важной, но всего лишь небольшой частью задуманного. Я склонился над моделью Мира, представлявшей весь Большой Хьёрвард, все четыре его части, с горами, морями и реками, лесами и городами. Вглядевшись, я различил вереницу крохотных корабликов, плывших от Хединсея к берегу Восточного Хьёрварда, покрытых подобием тонкого туманного занавеса. Пока я мог быть спокоен — заклятье не утратило силу.
Теперь — следующее. Я надел на лоб Эритовый Обруч и сосредоточился, вызывая образ Хрофта. Отец Дружин отозвался немедленно.
— Время, — сказал я. — Теперь пора. — Ох и долго же мне пришлось ждать этого! — Его брови грозно сошлись. — Гномы и другие готовы, люди Рогхейма, твари из Железного леса и их погонщики — все… Мы выступаем. Видрир не вернётся в столицу.
— Не хвались раньше времени, — покачал я головой. — Бой ещё не выигран.
Закончив говорить с Хрофтом, я вернулся к столу и поймал себя на том, что смотрю на потолок с некоторым страхом. Успею ли я обрушить лавину до того, как Мерлин сам начнет наступление и приведёт в исполнение смертный приговор, который, быть может, уже сейчас выносится мне спешно собравшимся Советом Поколения? Но заглянуть в Замок Всех Древних я мог, лишь когда перестанет действовать прикрытие Хагена… увы, но иначе не хватит сил довести его до столицы.
Сейчас, сейчас наш Верховный Маг узнает нечто, весьма неожиданное и удивительное для себя! Ещё немного, ещё какие-то две дюжины часов — и мы наконец сможем выяснить все недоразумения меж нами единственным достойным способом, а именно — поединком. А пока он с изумлением получает известие от сотворенного Молодыми Богами Недреманного Ока — Старый Хрофт, последний из Древних Богов Восточного Хьёрварда, покинул своё добровольное уединение в Живых скалах и встал во главе многотысячного войска, собранного им почти что из ничего. Все разрозненные остатки Ночного Народа, все недовольные Видриром, все обиженные Хранимым Королевством, все всегда боровшиеся против любой власти… И это войско Хрофта быстро движется к границам владений Видрира. У Мерлина будет над чем задуматься.
Я прошёлся по своему покою. Хаген, Хрофт… теперь третий союзник. В воздухе появился огневеющий круг, в самой середине которого я увидел смутную тень — Читающего Заклятья.
«Настал час, о котором мы вели с тобой речь, — без слов, мыслями сказал я ему. — Ты готов?»
«Да, если ты подтвердишь свою клятву», — произнёс он свое обычное.
«Ты получишь просимые тобой души, — медленно ответил я ему. — Клянусь тебе в том Нерушимой Клятвой Мага».
Я ощутил лёгкое дуновение на щеках, и сразу же — огромное облегчение: Читающий Заклятья взял на себя поддержание открытым окна между нашими Мирами.
«Ваш самый главный из подобных тебе сотворил заклятье Видения, — почти тотчас сообщил он мне. — Оно нацелено на твоё обиталище».
«Очень хорошо, как только будет что-то ещё, извести меня немедленно», — ответил я.
Заклятье Видения! Быстро передаются вести подручными Верховного Мага; что ж, всё так и должно было идти. Мерлин встревожился; первое, что пришло ему в голову, — взглянуть, чем занят главный — после Ракота Низвергнутого — смутьян и мятежник его Поколения.
Теперь некоторое время нужно было просто ждать.
Шли часы, «драконы» Хагена приближались к берегу, тронулись в путь дружины Хрофта… я замер подле созданного мной живого подобия Мира, мгновенно отражавшего все события, происходившие в Мире большом. Я потратил на эту работу очень много времени и усилий, но она того стоила.
«Остановись, Познавший Тьму», — вдруг негромко произнёс чей-то незнакомый, но очень мелодичный, сильный и прекрасный женский голос. В нем чувствовалась скрытая мощь, такая, что перед ней всё моё искусство показалось бы жалким фиглярством.
И наступило молчание. Я ждал, оцепенев, однако продолжения не последовало.
«Что это было?» — задыхаясь, спросил я у Читающего Заклятья.
«Я не знаю, — последовал панический ответ, мой прознатчик корчился от внезапно охватившего его страха. — Это что-то совсем новое… Там смешано всё — и от подобных тебе, и от тех, кто стоит выше вас».
Если бы не эти слова Читающего, я был бы уверен, что слышал голос Ялини, достигший меня из пределов Обетованного, а может, из какого-то её Храма в пределах Большого Хьёрварда, где она часто бывала. Опять предупреждения? Или же мне морочит голову Мерлин? Но зачем? Если ему уже всё ясно, почему он не собирает Совет? Решил действовать сам? Ничего не понимаю…
Некоторое время я безуспешно ломал над этим голову, заклятья Познания оказывались бессильны, они даже не натыкались, образно говоря, не возведённую кем-то преграду, напротив, они действовали — но я ничего не мог обнаружить, словно бы ко мне обратилась сама Великая Пустота. Ничем не мог помочь и Читающий Заклятья, хоть и оправившийся от страха. Мне ничего не оставалось делать, как не обратить внимания на эти странные слова, однако они крепко запали мне в память.
Войско Хагена, благополучно встретившись с гоблинской ратью, Невидимкой шло по лесам; Хрофт тоже не терял времени даром, верные ему гномьи ополчения перешли границы Хранимого Королевства, отрезая армии Видрира пути отступления на запад. Всадники Рогхейма и обитатели Железного леса надвигались с другой стороны.
Наступило утро, а я по-прежнему не встречал никакого противодействия. Мерлин продолжал вперять свой неусыпный взор в Хединсей, но не более. Бездействовали и все остальные Маги, и я терялся в догадках, почему так легко оправдываются мои самые смелые и благоприятные предположения. Я рассчитывал на куда более мощное сопротивление.
Хаген благополучно добрался до моего амулета, спрятанного гарридами. Я почувствовал, как начала истекать в окружающее пространство заложенная мной в него сила; на моём подобии Мира, которое стояло на столе, похожее на короткую цепочку муравьев войско Хагена по-прежнему окутывала серая завеса заклятий Невидимости.
И вновь я ждал, время от времени справляясь у Читающего, нет ли чего-нибудь нового, но казалось, что все до единого Маги, как по команде, перестали творить чародейства — ни малейших их следов не оставалось в жемчужных струях незримого для Смертных эфира, и сама эта тишина яснее ясного говорила мне, что очень скоро её сменит небывалый шторм…
Пока была возможность, я вновь и вновь проверял всё заготовленное для обороны; хоть одна из многочисленных магических ловушек да должна была сработать.
Я встревожился, когда Хаген оказался под стенами столицы. Я внезапно ощутил его волнение, а затем, поспешно сотворив Заклятье Видения, разглядел и его самого, схватившегося с колдуном; но помочь уже не успел: он пустил в ход чародейство, по которому опознать его — и меня — было проще простого. Я не винил своего Ученика — у него действительно не осталось другого выхода, я винил себя. А после заклятья Тьмы, использованного Хагеном, Читающий уже не успевал выкрикивать мне названия совершаемых волшебств и имена чародействующих. Всполошился весь Совет Поколения; устремил свои пристальные взоры на Хранимое Королевство Мерлин, забеспокоились Макран и Эстери, неразлучная пара моих ненавистников, и многие, многие другие; и лишь Сигрлинн не услышал в этом нестройном хоре Читающий Заклятья.
Я усмехнулся. Всё шло, как и следовало ожидать, и даже слишком совпадало с предположениями. Хранимое Королевство — залог благополучия Магов; сокрушив мою Ночную Империю, они посвятили Королевство светлому Ямерту и поклялись, что нерушимо будет владычество Молодых Богов на земле и порукой тому — сие Королевство. Я не знал тогда, имела ли эта их клятва какие-то последствия, просто в Хранимом Королевстве Молодые Боги особенно почитались, и им поклонялись с неубывающим рвением. Наверное, думал я тогда, властителям Обетованного это приходилось по нраву…
«Они все смотрят на тебя!» — Мой Читающий Заклятья мысленно взвизгнул, если только можно так выразиться; впрочем, от него трудно было требовать большего — он всегда-то был трусоват, а пойти против Богов его соблазнило лишь моё обещание огромной награды…
Я пока ничего не чувствовал. Но вот стих ветер, завывавший в железных опорах флюгеров, на солнце стали быстро наползать тучи — но при этом они старательно огибали яростно-яркое светило, заполняя своими рыхлыми телами всё небо; вскоре голубизна аэра сменилась недобрым и пугающим видом — струи тёмно-серых, перевитых более светлыми прожилками косматых облаков заплясали в чудовищном танце над Хединсеем; а среди всего их неожиданного буйства спокойно и торжественно светило солнце, и ни одно облако не дерзало затенить его, словно Ямерт желал увидеть всё сам и в мельчайших подробностях.
«Открываются Ворота Верхних Миров, — сообщил Читающий Заклятья, тотчас добавив: — И Нижних тоже».
И это тоже не стало неожиданностью. Мои сородичи по Поколению пока не могли противопоставить мне ничего нового. Сейчас они по призыву Мерлина начинают вызывать своих зачарованных бойцов из разнообразных слоев Мира — бойцов, похожих на людей и совершенно непохожих, разумных и нет, вооружённых мечами, а также клыками, рогами и иными орудиями уничтожения. Убивающие взглядом, изрыгающие огонь, выдыхающие удушливый дым… Меня всегда удивляло, сколько же средств для самых тяжёлых и кровавых войн сумели заготовить Маги моего Поколения, всё время изо всех сил вопившие о вечном мире!
Итак, наше ожидание заканчивалось. Хаген уже рвался к Храму по широким улицам Столицы Видрира; Хрофт заходил в спину армии Хранимого Королевства и должен был встретить её не позднее вечера следующего дня; всё шло по Плану. Неужели я переоценил своих противников?
«Сколько Магов открывают Ворота Миров?» — спросил я у Читающего.
«Всего двое! — обескураженно ответил он. — Те, кто всегда вредил тебе».
Макран и Эстери, это понятно. А вот почему затихли все остальные? Мерлин так даже и смотреть на Хединсей перестал. И чем, во имя Лунного Зверя, занята сейчас Сигрлинн?
Ответ на этот вопрос пришёл тотчас — волшебница заговорила с моим Учеником.
Как ужаленный, я метнулся к модели Мира, но поздно. Я мог видеть их, мог слышать — но ничего не мог сделать. Сигрлинн окутала дом, в котором они встретились с Хагеном, непроницаемой для тонкого волшебства защитой. Да, моей новой мощью я мог бы превратить в пыль само здание — но только вместе с Хагеном. Слыша её искусную речь, я дрожал, как в лихорадке, и медленно, шаг за шагом стал ткать то чёрное, разрушительное колдовство, которое разом бы похоронило и моего Ученика, и его соблазнительницу… Изо всех сил я взывал к Хагену: продержись! Отбрось эту слабость, у тебя же в руках меч, которого страшатся даже Боги!
Не знаю, наверное, призыв всё-таки прорвался сквозь завесу чуждого колдовства — мой Ученик всё же взялся за оружие, в самую последнюю секунду, когда у меня уже почти погасла надежда.
Сигрлинн учла почти всё, огненный клинок был у неё наготове; она ошиблась лишь в одном: Голубой Меч черпал силы в отваге и ярости своих хозяев, и именно неистовство Хагена помогло мечу устоять. А дальше всё обернулось как нельзя удачнее: падая, моя былая возлюбленная принуждена была открыть Ворота в иной Мир — чтобы не разбить тело о камни; но удайся ей это, она вернулась бы назад спустя несколько минут. И я, пользуясь древним знанием чёрных подземных существ, встреченных мной в забытых всеми горных городах дальнего юга, стал открывать всё новые и новые двери перед телом Сигрлинн, проваливавшимся сквозь толщу Мировых слоев. Попутно я изо всех сил ускорял её падение, загоняя своего прекрасного врага всё глубже и глубже в самые дальние пределы, где над тканью Мира не властно само время, заставляя её растрачивать силы в безнадежных попытках удержаться… Она не знала противодействия этому колдовству.
Самые дальние, тёмные уголки моего сознания, где жили, схоронясь до времени, воспоминания о боли и отчаянии моих последних дней в Ночной Империи, вновь дали о себе знать, и возникла отчётливая мысль — разрушить её тело. Тогда она, став бесплотным духом, долгое время не сможет угрожать мне; однако рука моя дрогнула. Я не смог этого сделать, потому что вечны как горечь поражений, так и воспоминания о блаженстве: его познал я в Голубом Городе, и память о нём у меня уже никто и никогда не отнимет. Поэтому я всего лишь вытеснил Сигрлинн с поля боя; через день она, конечно же, выберется и из той бездны, куда я загнал её, но пока Хаген в относительной безопасности, если, конечно, не считать мощи противостоящего ему Храма. Что там говорила Сигрлинн насчёт его нерастраченных сил?
Как бы то ни было, мой Ученик стоял у самых ворот Цитадели Света — так помпезно именовали порой Храм в столице; а над Хединсеем тем временем быстро собиралась буря. Нижний край роящихся почерневших туч опускался всё ниже и уже почти достиг поверхности моря; между косматыми громадами то и дело вспыхивали ослепительно белые, отчего-то беззвучные молнии. Читающий видел, как из разверстых Ворот в наш Мир входит и входит чуждое воинство; и он чувствовал, как двое Магов быстро приближаются к моему острову.
И всё-таки почему их только двое? Мерлин всё ещё бездействует… это уже становится подозрительным. Что он там задумал? А что, если он готовит Астрального Вестника? Это очень сложное чародейство, если идти привычными путями, какими только и двигался всегда Глава Совета Поколения; коли так, то мои дела плохи, и нужно торопиться… Что ж, не будем ждать атаки; пошлём Макрану и его подруге первую нашу весточку!
Я закрыл глаза, заставил оглохнуть уши — и увидел исполинскую, сверкающую неописуемыми красками, великолепную и потрясающую Сферу Миров и крошечную искорку на ней — наши Миры, сперва едва заметную среди сотен и сотен прочих, но быстро увеличивавшуюся; и вот перед моими глазами уже не искорка, а жемчужно-серебристая совокупность крошечных полупрозрачных шаров, вложенных один в другой; а затем внутри появился ещё один огонёк — Луна. Я сосредоточился на ней. Мелькнули унылые безжизненные плоскогорья и хребты — и их сменила Луна Внутренняя, дивный ночной мир, исполненный красоты и тайн, и на длинном агатово-чёрном утесе, нависшем над серо-стальным морем, так похожим на наше северное, разлегся, растянулся длинным своим телом Лунный Зверь.
Его все называли только так, и никто не знал ни его происхождения, ни подлинного имени. Прародитель Магов, говорили одни. Правая рука Творца, шепотом передавали другие. Отпрыск того, о ком боялись и помыслить, — Великого Орлангура, а быть может, Демогоргона, его брата… Болтали много; правды не знал никто.
Не знал её и я, но это было не главное. Не зря я отыскивал способы сблизиться с Лунными Волками! Не зря бродил по колдовским ущельям их страны, полным магии ещё более древней, чем наша или эльфийская, древнее даже Стихийной — потому что лунные волки владели волшебством, возникшим в первый час существования нашего Мира, когда в его пределы вступила Ночь.
В моём видении я стремительно приближался к огромным, опалово-золотистым очам Лунного Зверя. Громадные мохнатые веки дрогнули, смежаясь, вновь открылись, и тут я канул в глубину коричневых зрачков. Теперь я смотрел на мир глазами Зверя.
Описывать это — просто и не занимает много места; но, чтобы только подобраться к Лунному Повелителю, мне нужно было сотворить тончайшую сеть заклятий, пройти той закрытой для всех прочих тропой, которой идут только один раз в своей жизни лунные волки, расставаясь с землёй и отправляясь к своему праотцу… Стать на время самому таким волком, не телесно, что гораздо проще, но духовно, — умирающим лунным волком, павшим в честном бою, ибо только таким открыта дорога к Внутренней Луне, сокрытой от людских глаз, — они видят лишь безжизненный каменистый мир…
И вот, лишённый телесной оболочки, оставшейся неподвижно сидеть в покое Хединсейского замка, я вступил во владения Лунного Зверя. Посмотрел вниз, на Землю, сквозь бездны пространства, прищурился — и чётко увидал и распахнутые Ворота Миров, и движущиеся через них рати, а также и две фигуры, величественно плывущие среди несущихся безумных облаков, две тени в развевающихся волнами тёмно-серых плащах.
Как они уверены в себе, эта злобная парочка! Чуют за собой мощь всего Поколения или, самое меньшее, поддержку Мерлина… Впрочем, почему я так уверен в этом? Если Верховный Маг всё время наблюдает за мной, за моими приготовлениями к войне, вряд ли он ограничился двумя хоть и ненавидящими меня, но далеко не самыми сильными Магами. Я не мог поверить, что все мои новые знания, отличные от тех, которые обычно получают молодые Маги при обучении, остались тайной для Мерлина. Неужто он решил, что может справиться со мной старым оружием? На него это совсем не похоже; где же его хвалёная проницательность? Однако хватит рассуждать; сейчас эти двое узнают, что такое Магия Лунного Зверя!
Незримые руки потянулись к тысячам и тысячам хрустальных тонких нитей, к той Великой Арфе, на которой наигрывает Ночь свои великие напевы. Ловкие пальцы отсоединили их от рамы, и струны стали щупальцами, протянутыми далеко в безбрежность Межреальности. Из их окончаний потекли мириады голубых и серебристых звёздочек, сменившихся затем тёмно-синими и чёрными, их потоки густели, они летели вниз, к Земле, образуя целые облака, словно падающий тяжёлый снег; постепенно их сияющие скопища приобрели вид четырёх когтистых лап, хищно потянувшихся к двум Магам, беспечно отправившимся навстречу кажущейся легкой победе.
Сперва они ничего не заметили, как не заметил бы и я; но затем и в моё, и в их сознание одновременно, наверное, ворвалась странная, противоестественная тишина — ведь Великая Арфа Ночи умолкла, превратившись моей волей в страшное оружие, и с ней затихли те звуки, что всегда сопровождают нас, защищая от сводящего с ума безумного рокота далёких, но необоримо могучих волн Хаоса.
Но пока этот страшный гул ещё не достиг наших пределов, мне следовало как можно лучше использовать отведённое мне время.
Двое магов заметили надвигающуюся опасность. Они поспешно встали спина к спине, в руках блеснули мечи из призрачного пламени, зелёного с голубым. Но протянутые к ним лапы неведомого существа не отпрянули и не отдёрнулись даже после того, как Макран отсёк один из когтей, тотчас рассыпавшийся чёрными звёздочками, вновь вернувшимися в испустившие их струны-щупальца Великой Арфы.
Но что могли сделать два простых огненных клинка против куда более мощной, первозданной магии! Я видел, как, прорвавшись сквозь пламенный веер защиты Эстери, одна из лап рассыпалась и накрыла волшебницу сверкающим черно-синим покрывалом. Всё произошло беззвучно; на том месте, где только что стояла подруга Макрана, закрутилась бешеная воронка, в ткани Реальности образовался разрыв, который и поглотил Эстери; спустя мгновение за ней последовал и её сотоварищ.
Работа была сделана чисто, я мог немного погордиться собой. Они так и не поняли, с чем имеют дело, и пытались защищаться, хотя единственным выходом для них было бы только немедленное бегство — куда угодно и как можно дальше. Выбираться из тех бездн Мира, куда их отправила Магия Лунного Зверя, им придётся очень долго, куда дольше, чем Сигрлинн из Нижних Миров.
Теперь предстояло более лёгкое, как мне тогда казалось, дело — покончить с уже проникшими в наш Мир воинствами и закрыть Ворота, соединяющие пространства. Медленно, осторожно поворачивая Мир вокруг себя, я начал покидать тело и разум Лунного Зверя, струны Арфы вернулись на прежние места, и на самом пределе открытого мне я увидел, как исполинская тёмная кисть, точно сотканная из самого средоточия ночного мрака, пронизанного в то же время звёздным светом, легла на волшебные струны, и музыка непостижимой красоты, увы, почти не слышимая нашим слухом, вновь наполнила Мировую Сферу.
Я очнулся вновь на Хединсее, в моей башне.
«Что нового, Читающий заклятья?» — спросил я его.
«Врата Миров по-прежнему открыты, — сообщил он. — Воины идут. Творится сильная волшба на Столпе Титанов, но там переплетается столько заклинаний, что мне не разобраться сразу, кто колдует и зачем. В основном это Защитные Заклятья, и притом очень сильные. Многие из подобных тебе собрались там».
«А те, кто сильнее, кто выше нас?» — нетерпеливо бросил я.
«Полное молчание».
Я призадумался. Что же ещё надо Молодым Богам и Мерлину, чтобы начать действовать?
Однако мои размышления оказались прерваны самым грубым образом. В двери покоя сильно и решительно постучали; я отодвинул засов, ворвался Гердер, тысячник моего Ученика, командовавший в его отсутствие оставленным на Хединсее войском.
— Учитель, к гавани подходит небывалый и невиданный вражеский флот. Огромные корабли, трёхмачтовые, с пятью рядами вёсел; они мечут огненные шары и испускают пламенные струи, от которых горит камень и рушатся стены, мы долго не могли достучаться к тебе. Скажи, что нам делать? Они не подходят на расстояние, доступное для наших катапульт, они бомбардируют нас издали!
— Отведи людей с тех мест, где они поливают нас огнём, Гердер, — сказал я. Мой голос оставался спокоен, но в душе я совершенно не был тогда уверен, что нам удастся отстоять остров. Разумеется, такой исход тоже был предусмотрен мною, но на самый крайний случай, который ещё не наступил. — Если они станут высаживаться, не ввязывайся в рукопашную, засыпь их стрелами. Сейчас я займусь ими, ступай.
Тысячник поспешно вышел; я вгляделся в изображение Хединсейской бухты на модели Мира. Здесь, в самой близи от средоточия сил своего создателя, модель показывала не только тех, на ком лежало мое заклятье, но и другие волшебные силы и армии.
И я увидел — десятки, сотни, а затем и тысячи гордых, прекрасных кораблей, из драгоценного розового дерева и с резными кормами, изукрашенными золотом и громадными драгоценными каменьями; высоко возносились тонкие изогнутые лебединые шеи острых носов; разрезая волны, воду пенили могучие тараны. На каждом корабле и впрямь было по три мачты с длинными косыми парусами пурпурного цвета; ритмично опускались и вздымались огромные вёсла. Я разглядел боевые площадки и стоявшие на них странные метательные машины — то и дело из сложного сплетения каких-то рычагов и тяг вырывался серебристый шар и, оставляя за собой огненную дорожку, уносился к нашим укреплениям; сторожевые башни на волноломах уже горели, но не изнутри, а снаружи, языки пламени жадно глодали казавшийся мне таким прочным камень стен. К счастью, Гердер успел отступить с самых опасных участков, оборонять которые сейчас не имело никакого смысла.
Ну что ж, Маги не имеют права убивать Смертных своим колдовством и даже собственными руками, но уж мешать им обстреливать мой остров мне никто не запретит. Для начала попробуем ветер.
Я, конечно, подозревал, что, если дела мои пойдут совсем плохо, какие-то из заклятий окажутся бессильны, особенно те, что предназначены для управления стихиями, имеющими, как известно, прямых хозяев и повелителей из числа Молодых Богов, но чтобы ветер, покорный Ямбрену, не ответил на моё магическое приказание уже сейчас — оказалось для меня новостью. Попробовал вновь, используя самые мощные заклятья и ещё усиливая их особыми сочетаниями закрепляющих чар — все безрезультатно. Мне не удалось вызвать даже самого легкого ветерка.
Огонь, вызванный таинственными снарядами наших противников, стал подбираться к береговым бастионам.
«Нечего рисковать повторными заклятьями», — подумал я, невольно сдвигая брови, хотя сердце похолодело: что, если меня каким-то неведомым образом полностью лишили моей силы? И, отчасти чтобы проверить это, а отчасти желая покончить дело сразу, я произнёс Огненное заклятье.
Эта часть боевой магии всегда хорошо удавалась мне. Любо-дорого было посмотреть, как от воды до самых звёзд взметнулась огненная стена, пожирая тучи; пламя кольцом окружило Хединсей, заключив в себя и весь вражеский флот. Я потянул гудящий занавес к себе, и кольцо стало сжиматься. На кораблях противника их капитанам не оставалось ничего другого, как заставить команду приналечь на вёсла и идти ближе к острову…
Хаген не зря поставил Гердера тысячником и не зря доверил ему Хединсей. Катапульты и баллисты мгновенно ответили; они били по давно пристрелянным квадратам, и меткость их оказывалась пренеприятным сюрпризом для нападавших. Без магической поддержки Макрана и Эстери — что они могли?
Весь покрывшись испариной, я тем не менее продолжал прижимать розоватые корабли к берегу огненным валом — пока они не опомнились и не сообразили, что защитникам не было там никакой нужды засыпать их ядрами и горшками с жидким огнём.
Вскоре у узкого входа в гавань сгрудилось до сотни кораблей; меж ними уже не было видно воды, они наваливались друг на друга бортами, ломали вёсла и снасти — а я всё сжимал кольцо огня, гоня всё новые и новые суда к уготованной им могиле; теснимые, они принуждены были войти и в гавань, приближаясь и приближаясь к пирсам…
Надо отдать им должное — сражались они отчаянно, я даже не ожидал от них подобной доблести. Но отчаянный натиск высоких воинов в шлемах с роскошными павлиньими перьями на них разбился, точно штормовая волна о скалу; заблаговременно расставленные повсюду лучники, пращники и арбалетчики Хагена встретили их как должно.
Каменные ядра крепостных баллист и катапульт дробили борта, пробивали палубы, валили мачты. Наши две самые большие метательные машины посылали в воздух камни размером с быка, которые, угодив в верхнюю палубу, прошивали все корабли насквозь, до самого днища; через огромные пробоины врывалась вода, поражённые суда тонули одно за другим — промахнуться по ним в этом скопище было невозможно. Скученные, лишённые возможности двигаться, вражеские плавучие дворцы были обречены, и их команды быстро поняли это. Поток людей хлынул по искалеченным палубам; воины прыгали с корабля на корабль, срывались, их давило бортами — но они, презрев всё, рвались к земле, предпочитая почётную смерть от меча гибели в холодной морской пучине. И я даже не мог предложить им сдаться, не зная, из какого Мира вызвало их колдовство Макрана и Эстери.
Кое-какие наиболее упорные и удачливые суда врагов продолжали посылать в нашу сторону свои странные зажигательные снаряды; я заметил, что напавшая на нас армада ещё не до конца лишилась управления — кто-то приказал сосредоточить стрельбу на ближайшем припортовом бастионе; вскоре по пирсам потекли струи расплавившегося гранита, дружинники Хагена были вынуждены оставить укрепление — жар стоял такой, что никто не мог приблизиться.
Атаки вражеской пехоты захлебнулись, наткнувшись на потоки стрел, пращных ядер и дротиков; однако обстреливаемый бастион не выдержал: среди пламени появилась огромная чёрная трещина, рассекшая стену сверху донизу; Гердер приказал нашим катапультам прицельно отвечать тем судам, которые посылали туда свои ядра, но было уже поздно. Прежде чем вражеские метательные машины умолкли, отправившись на дно вместе с кораблями, на которых находились, горящий бастион взорвался изнутри с глухим грохотом, подобным подземному грому, и рассыпался грудой раскалённых обломков, окружённых ещё не застывшими лужами расплавившегося камня.
Я рассчитывал, что, отправив на дно корабли, с которых бастион засыпали снарядами, мы избавимся от неведомых командиров армады; однако это оказалось не так. С уцелевших судов в пышущие жаром руины полетели шары с совсем иной начинкой — остужающие; через несколько минут раскалённые потоки остыли и вновь превратились в камень. Воины атаковавшего нас войска устремились на приступ, несмотря на то что пожар уже охватил почти половину кораблей, добрая треть уцелевших тонула, избитая катапультными ядрами, оставшиеся тоже были обречены — огонь приближался и к ним… Нападавшим оставалось только одно — победить; огненное кольцо по-прежнему сжималось, хотя я и поддерживал его из последних сил…
Там, внизу, на развалинах портового бастиона, дружинники Хагена встретили врагов стрелами и арбалетами, строго выполняя приказ Гердера не ввязываться в рукопашную. Баллисты продолжали методично извергать на неприятельские корабли свои смертоносные ядра, простые и зажигательные; прислуге метательных машин было велено не отвлекаться ни на что — как бы ни сложился бой на пристанях, они должны были потопить и зажечь как можно больше кораблей противника, прежде чем нас оттеснят в глубь крепости, — и приставленные к катапультам дружинники не жалели рук.
Воины с перьями на шлемах тоже пустили в ход луки, но защитники Хединсея стреляли из-за укрытий, не появляясь на открытых местах, и вскоре все остатки пристани были завалены телами в нарядных доспехах, изумительной красоты перья купались в золе и грязи.
Не в силах дольше удерживать заклинание, я погасил стену огня — и даже здесь, на большой высоте, услыхал доносившиеся из гавани изумлённые возгласы. Теперь Гердеру станет легче, кто-то из нападавших непременно да повернёт обратно, на свои корабли, чтобы спасти от огня хотя бы малую их часть…
Отдышавшись, я решил попробовать ещё одно средство, которое почти никогда не применял раньше, — посеять в нападавших страх и неуверенность; вообще-то, я невеликий мастер иллюзий: если среди нападающих есть хоть один колдун, пусть даже плохонький, он легко развеет сотворенный мной морок. Я вспомнил свои беседы в Храме Невидимок, мастерское умение его обитателей наслать на неосторожного путника непереносимый страх или роковую неуверенность в себе, если их противником оказывался не знающий страха колдун или великий воин.
Магия Невидимок была проста — странное дело, что до неё не додумался ни один из моего Поколения; однако они всегда пускали её в ход, если перед ними был только один противник, в крайнем случае двое: и я не решился использовать непроверенные заклятья сразу на огромной массе врагов. Причём нечего было и пытаться лишить их мужества обычными, хорошо известными любому Магу заклятьями, предназначенными для управления Смертными. Я почувствовал защиту, возведённую вокруг нападающей армии сразу же, как только она появилась.
Я уже совсем было приготовился сотворить нужное чародейство, как вновь подал голос Читающий Заклятья.
«Самый главный среди подобных тебе творит заклятье Перемещения, он собирается отправиться к месту, именуемому вами столицей Хранимого Королевства!»
Проклятье! Я не рассчитывал, что это случится так скоро; мой план был приковать внимание всех Магов Поколения к Хединсею и дать возможность Хагену сделать дело в столице; однако всё пошло не так с того самого момента, как Сигрлинн заговорила с моим Учеником; Мерлин тоже долго бездействовал, но всё же правильно понял, откуда исходит главная угроза его возлюбленному Равновесию — поспешил к Храму Солнца. Что ж, придётся использовать то заветное заклятье, которое с Верховным Магом сработает лишь один раз, не больше, — оно неожиданно, но защититься от него искусному Магу очень просто. Образно говоря, это заклятье «толкает под руку» Мага, совершающего Перемещение, в результате чего он оказывается в месте, прямо противоположном тому, куда хотел попасть, и вдобавок крепко оглушённым. Этот трюк может удаться, только если у вас под рукой есть некто вроде Читающего, который может точно сказать, на какой стадии заклятье.
И мне удалось! Конечно же, никогда больше Мерлин не позволит сыграть с собой подобную шутку — чтобы предотвратить подобное, достаточно быть начеку, — но на сей раз он очнётся через несколько часов с очень сильной головной болью, врезавшись в дикие скалы на самой дальней оконечности Южного Хьёрварда!
Четверо моих главных противников на время покинули место действия; мне выпала короткая передышка. Я мог слегка отдохнуть, перед тем как начать вторую атаку, более мощную и впечатляющую, в надежде, что она-то уж точно привлечёт внимание Молодых Богов. К тому времени, как Мерлин и Сигрлинн вновь начнут действовать, лавина должна стать уже всеохватной и неостановимой. Итак, что у нас сейчас в Замке Всех Древних? Я надел Эритовый Обруч.
И увидел знакомый Зал Совета. Кресло Мерлина пустовало, не было занято и сиденье Сигрлинн; остальные двенадцать членов Совета были там, а с ними и ещё множество других Магов. В зале царило волнение, все ошарашенно и недоумённо переговаривались, постоянно слышалось «что же делать?». Я заметил несколько мрачных физиономий друзей Макрана и Эстери.
— Смотрите, вот он! — вдруг выкрикнул кто-то, и в зале тотчас воцарилась мёртвая тишина. Все, как один, повернулись ко мне.
Признаться, я слегка оторопел; присутствуй я там телесно, мне бы, наверное, стало не по себе — но до Хединсея им пока не добраться.
— А в чём, собственно, дело, сородичи? — Мне почти не пришлось играть удивление. — Отчего это вдруг такое внимание ко мне?
— Отчего, безумец?! — вдруг завопил Шендар, один из Магов Совета, подручный Мерлина. — Ты спрашиваешь отчего, ты, поставивший на грань гибели весь наш Мир! — Лицо его побагровело, изо рта летели мелкие капельки слюны. — Что происходит по твоей милости в Хранимом Королевстве? Или ты забыл, что это наш общий залог перед Молодыми Богами? Что, пока стоит в неприкосновенности Королевство, пока высоки башни его столицы, никто не вмешается в дела нашего Поколения? Или, быть может, тебе неизвестно, что пади Хранимое Королевство, и Молодые Боги отправят нас туда же, куда без возврата ушли предшествующие Поколения Магов?! Что ты устроил в нём, безумец?
— Если я там что-то и устроил, отчего же вы все топчетесь здесь, стеная и бездействуя, вместо того чтобы самим отправиться туда и навести желаемый порядок? — саркастически спросил я.
— Какой смысл делать это теперь, — завизжал Шендар, — если там всё в огне и меч свободно гуляет по стране, если в малых Храмах низвергнуты алтари и осквернены молитвенные залы?! Теперь тебя ждёт судьба пострашнее Ракотовой. — Он ощерился в злобной усмешке. — Мы уже позаботились об этом, только что мы все вместе отправили Астрального Вестника к Престолам Владык! Трепещи в ожидании Их суда!
— К чему все твои речи? — прервал я его. — Я не вижу в них смысла. Вместо того чтобы попытаться исправить всё в вашем возлюбленном Хранимом Королевстве, повторю вновь, вы тратили бесценное для вас время на посылку Вестника!
Шендар ответил не сразу, с ненавистью глядя на меня.
— Потому что, — прошипел он после длительного молчания, — потому что было уже поздно, когда мы все узнали об этом. Те, кто пытался остановить тебя, слишком полагались на свою силу, и это погубило всех! Посмотри, что творит в столице твой Ученик!
И я посмотрел.

— Храм штурмовать немедля, и я пойду первым, — повторил Хаген собравшимся вокруг него начальникам подоспевших отрядов.
Все молчали, уже зная о страшном оружии жрецов, от которого нет спасения. Пустая, мощённая гладким камнем площадь перед Храмом, где нет укрытия, — сколько жизней потребует она?
— Храм окружить полностью, — приказал тан. — Строй — как можно реже.
Ни один воин в бою не должен видеть растерянности военачальника; соратники Хагена поспешно бросились выполнять его приказания, уверенные, что мудрый тан, конечно же, заранее всё продумал и предусмотрел. На самом же деле Ученик Хедина жестоко мучился неуверенностью, не зная, что делать дальше. Здесь не действовали Ночные заклятья; оставалось прибегнуть к Дневным. Конечно, самое надежное — Огненное, но Хаген знал, что ему не удержать его достаточно долгое время. К тому моменту, как его дружинники достигнут стен Храма, он станет мертвецом.
Тан поспешно перебирал в уме все заклинания, какие только знал. Ему вспомнилось одно из заклятий Видения, позволявшее разглядеть очертания неглубоких подземных ходов; давным-давно под руководством Учителя он сам составил его, в пору частых походов к горным гномам. «А вдруг тут, под городом, есть какие-нибудь тайные галереи? Такое случалось… Не может быть, чтобы Храм Солнца не имел какого-нибудь секретного хода на крайний случай!»
Заклятье было простым и не заняло много времени. Камень площади засветился перед глазами Хагена синим, и — о радость! — под ним, словно огненные змеи, обозначились очертания целого лабиринта. Один из ходов, пожалуй, на глаз самый широкий из всех, проходил как раз под тем домом, в котором укрылся Хаген.
— Эй, молодцы! — гаркнул тан, обращаясь к двум сотням своих дружинников, собранных здесь, за укрытием. — Надо прокопать яму… вот здесь. Обшарьте всё вокруг, берите ломы, топоры и лопаты, да поживее! — «Не успеем — всех сожгут», — подумал он ещё, но вслух, конечно же, не сказал.
Ни единого человека не показывалось на неоглядной площади перед Храмом, окружённой сплошным кольцом домов, кое-где выгоревших, кое-где полуобрушенных усердием осаждающих, которые стремились отгородиться возможно более толстыми завалами битого камня от страшного храмового пламени, время от времени вспыхивавшего то там, то здесь. Жрецы по-прежнему стояли на террасах, молчаливые и неподвижные, не отличимые от изваяний.
Глаз не заметил бы большого движения вокруг Храма, однако ухо могло ощутить его даже с избытком. Доносился слитный топот марширующей панцирной пехоты; чьи-то голоса выкрикивали неразборчивые, но зычные приказания. Отдалённый шум боя стих, копейщики Видрира были оттеснены от ворот вовремя подоспевшими гоблинами Орка и двумя тысячами дружинников Хагена. Весь этот шум и грохот делали совершенно незаметным поспешное рытье широкой ямы, на которую Хаген возлагал теперь все свои надежды.
В поисках любого землеройного инструмента ретивые дружинники перевернули вверх дном все окрестные дома и теперь, точно кроты, упрямо вгрызались в глубь неподатливой каменистой земли. Плоские плиты, которыми был замощён двор, искрошили в пыль, и теперь, по расчётам Хагена, приближались к верхнему своду подземного хода.
«Ишь, ждут, — зло подумал он о жрецах Храма. — Знаю, чего вы там ждёте — что полезу очертя голову через площадь и тут вы меня встретите… Не дождетесь!» Однако он отлично понимал, что там, в подземных переходах, его могут ждать неожиданности и препятствия — что, если он наткнётся там на такой же храмовый огонь, как и на поверхности? На мгновение Хаген даже заколебался. «Нет, атаковать здесь — верная гибель всему войску».
Ломы дружинников ударили в толстый каменный свод.
— Почтенный тан, вы прогневаетесь, но прикажите послать за свёрлами, — пробасил вернувшийся со своими Орк, подходя к Хагену. — Камень этот, на глаз, прочен небывало, ломами не возьмёшь…
— Ты прав, — согласился Ученик Хедина, спеша отдать нужные распоряжения.
Свод тоннеля и впрямь оказался неподатливым, и лишь когда принесли отысканное где-то большое железное сверло, дело пошло живее. Вскоре потолок подземного коридора был взломан, в широкое квадратное отверстие спустили лестницы.
Ко всеобщему удивлению, коридор оказался хорошо освещен; в стены через равные промежутки были вделаны прозрачные стеклянницы, рассеивавшие ровный золотистый свет. Широкий и сухой тоннель уходил вперёд, оттуда тянуло чуть заметным ветерком, несшим запах дорогих благовоний.
Войско Хагена со всей возможной поспешностью вливалось в пролом. Почти треть своих тан оставил наверху — стеречь Храм, ворота и заставлять жрецов думать, что вторгшиеся по-прежнему собираются атаковать на поверхности. Ученик Хедина шёл на отчаянный риск, но не видел иного выхода.
Они шагали с мечами наголо; арбалеты заряжены, у лучников стрелы на тетиве, щитоносцы готовы каждую секунду прикрыть себя и товарищей большими, окованными железом щитами, которые не пробьёт ни копьё, ни стрела. Рядом с Хагеном шли Гудмунд, Фроди, Канут, Берд и Орк; вожак гоблинов настоял, чтобы избранная сотня его телохранителей пошла на штурм одной из первых.
Шли молча, лишь эхо их шагов отражалось от правильно скруглённых сводов; Хаген считал шаги; площадь, конечно, велика, но оставить её позади можно за считаные минуты…
Наконец, по его расчётам, они оказались под Храмом, не встретив на пути ни одного живого существа. Тоннель раздваивался и расстраивался. Хаген оставлял на стенах знаки, ориентируясь по памяти, но откуда он мог узнать, где ход наверх? На этот вопрос заклятье не отвечало…
— Рассыпаться цепочками, не теряя друг друга из вида! — приказал Ученик Хедина, вновь рискуя — у спуска в подземелье наверняка охрана, её могут не успеть перебить…
Однако ему вновь повезло. Не прошло и четверти часа, как посыльный сообщил, что ведущая к поверхности лестница найдена.
«Что-то слишком легко и просто, не ведут ли нас в ловушку? — мелькнула тревожная мысль. — В коридорах ни воинов, ни жрецов, тоннели неглубокие… Неужели они не предусмотрели ничего на тот случай, если враг прорвётся в эти галереи?»
Последние десятки штурмового отряда ещё уходили под землю во дворе полуразрушенного дома на другой стороне площади, а Хаген уже начал подниматься по гладким, отлично отполированным ступеням. Тоннели заливал нежно-золотистый свет, впереди же сгущалась темнота — он повернул за угол и увидел глухую серую стену. Лестница закончилась тупиком.
Фроди зарычал от ярости, но Хаген, вынув меч, несколько раз ударил в стену эфесом, и она отозвалась гулкой пустотой.
— Ломайте! — бросил тан, и тотчас десятки ломов и свёрел, предусмотрительно захваченных с собой, вгрызлись в камень. Ученик Хедина даже не пытался открыть дверь — если это действительно была дверь — при помощи Разрушающих заклятий. Не слишком умея ими пользоваться, он боялся обрушить своды подземной галереи на головы своим дружинникам.
Рыхлый песчаник поддался легко, перегородка оказалась нетолстой, и вскоре тан первым выбрался в просторную, светлую аркаду, пустынную, как и подземелья у него за спиной. Он тотчас узнал это место — он стоял под первой террасой Храма. Спиральный ход вёл отсюда мимо молельных залов к Чертогу Алтарей, главной святыне Хранимого Королевства, и далее к хранилищу Дисков Ямерта. Хагену предстояло обойти Чертог Алтарей, добраться до Дисков, овладеть ими и лишь после этого возвращаться к Чертогу. Что будет после этого, он пока не думал, хотя, разумеется, Учителем был разработан детальнейший План, прекрасно известный Хагену. Но об этом — в своё время, а пока вперёд!
Быстрым шагом, почти бегом, он повёл дружинников по пустой высокой арчатой галерее, богато украшенной причудливыми изваяниями. И за первым же поворотом их встретили облачённые в оранжевое жрецы.
Стрелы дружинников Хагена оказались быстрее Охранных заклятий служителей Ямерта, тела падали на белоснежные плиты пола, ни один не остался в живых — но последний из двух дюжин жрецов успел поднять тревогу. По всему Храму тотчас пронёсся топот бегущих ног — однако он быстро затих, словно служители Солнца совершили некое сложное перестроение и теперь вновь замерли на местах, ожидая приближения врагов. И эфирные слои над Храмом тотчас наполнились истекающей магической силой — как говорил Учитель, «запахом» творимых несложных заклинаний.
Войско Хагена перешло на упругий бег; тан чувствовал копящуюся впереди ярость, глубоко в недрах сознания оживал древний, почти полностью изжитый уроками Хедина страх перед Молодыми Богами, в чью святыню он сейчас вторгался; этот обессиливающий липкий страх был как мерзкий крохотный котёнок, коих так ненавидел Ученик Мага.
Он в свою очередь дерзнул потянуться вперёд чуткими невидимыми пальцами заклинаний — и, едва подавив крик боли, поспешно отменил своё колдовство. Словно по мосткам, по этим заклятьям в его сознание ворвалась непереносимая боль, впилась тысячами игл под ногти, раздирая уши, выдавливая ослепшие глаза… Хаген оставил волшбу, и ему тотчас полегчало. «Что же, придётся, как встарь, полагаться только на меч», — успел подумать он; прямо под ногами попался чуть-чуть больше, чем нужно, выступающий из пола камень, и стопа тана, повинуясь могучему инстинкту, тотчас отдёрнулась; подняв голову, он увидел едва заметные тёмные щели на потолке. Коснись он подозрительной плиты, и рухнувшая сверху каменная громада расплющила бы его.
Однако это оказалась лишь первая из поджидавшей их целой системы ловушек; далеко не всё удалось миновать столь же благополучно. Коридор преграждали внезапно выдвигавшиеся из стен решётки, плиты пола неожиданно поворачивались, открывая глубокие ямы с частоколом заострённых кольев на дне. Неся потери, отряд Хагена упорно лез вперёд; они продвинулись уже глубоко в пределы Храма, но до сих пор, после истреблённого первого заслона, им никто не встретился.
Но вот полоса убийственных капканов осталась позади — и в стенах коридора появились двери, сейчас наглухо запертые. Тану не было нужды взламывать их — главный тракт Храма вёл прямо к Алтарному Чертогу, но сейчас обходить его, по словам Учителя, было ещё рано. Стены и потолок галерей, по которым они шли, были покрыты тонкими пластинками янтарного камня; благодаря особому чародейству они излучали приглушённый мягкий свет. В нишах застыли статуи — прекрасные женщины, могучие воины; изваяния были из чистого серебра, а глаза у них заменяли драгоценные камни. Кое-кто из гоблинов начал ворчать, алчно косясь на оставшуюся нетронутой богатейшую добычу, но Орк несколькими гневными взрыкиваниями навёл порядок.
Хаген напряжённо прислушивался к своим ощущениям. Ошибки не могло быть — жрецы затаились, они позволяют ему сейчас идти беспрепятственно, чтобы затем покончить с ним сразу и наверняка.
Справа и слева неожиданно распахнулись широкие проёмы; янтарь стен смешивался с золотом колонн; за высеребренными высокими порогами лежали два громадных молельных зала, где из пола росли живые прекрасные цветы, раскрывшие причудливые многоцветные венчики, каждый величиной с голову взрослого человека. Гигантские изображения Солнца занимали весь потолок; в глубине виднелись огромные хрустальные окна, смотрящие на восток и на запад, — здесь совершались утренние и вечерние бдения. Стены украшали яркие фрески и мозаики, выложенные самоцветами, золотыми, серебряными и изумрудными пластинками; на них изображались деяния Ямерта, его победы в поединках с Властителем Мрака, безжалостным Ракотом. Хаген усмехнулся — воображение жрецов раздуло поражение одного из Магов в борьбе с многократно сильнейшим врагом до равного сражения двух божественных начал…
— Орк! — окликнул тан гоблина. — Бери своих, и чтобы в этом зале не осталось камня на камне!..
— Это мы можем, — радостно осклабился тот.
Гремя доспехами и оружием, гоблины густым коричневым потоком устремились в двери молельного зала, а Хаген повёл своих дружинников дальше; позади них слышались дикие вопли, треск и грохот… Орк знал толк в грабежах.
За первыми молельными чертогами последовало обширное помещение, целое поле под крышей, поддерживаемый тремя рядами очень высоких колонн, все из белого мрамора — Жреческий Покой Храма, и здесь Хагену дорогу преградили уже всерьёз. Дальний конец зала вдруг окрасился оранжевым — и только Хаген видел, как в слоях изменившего цвет воздуха быстро движутся появившиеся из боковых дверей фигуры с длинными посохами в руках. Жрецам Солнца не требовалось другого оружия.
— Что там за морок? — пробормотал Гудмунд, разматывая цепь своего ножа-крюка.
— Лучникам — готовсь! — рявкнул Хаген, видя, как оранжевая полоса начинает ползти к ним. Он ждал магической атаки и уже приготовился отразить её, если потребуется, Огненным заклятьем.
Завеса, которая скрывала приближавшихся жрецов, едва-едва подошла к границе досягаемости арбалетов, как Хаген скомандовал стрельбу.
Рой чёрных коротких болтов ушёл густо, канул в оранжевое сияние, и никто не мог понять, дало ли это хоть что-нибудь, даже Хаген — завеса сгустилась, и сперва ему ещё казалось, что он различает упавшее тело, но затем и ему отказало второе зрение.
— Давай! — заорал он, выхватывая меч. — Шевелитесь, Дети Тьмы!
Лучников и арбалетчиков не было нужды подгонять, они и так, точно заведённые, посылали стрелу за стрелой в неторопливо, но неумолимо надвигавшуюся яркую завесу. Ничто, казалось, не могло заставить её замедлить это мерное движение — она надвигалась, словно сама судьба.
И суровый голос, пронёсшийся под высокими сводами, с мстительным злорадством произнёс:
— Горе вам, посягнувшие на Храм! Опустите ваши луки, бросьте мечи и сломайте копья, ибо участь ваша решена горним судом — прокляты да пребудете вы от века, пока стоят Престолы Сил…
— Атакуем! — грянул бешеный рык Хагена, и его войско пошло навстречу року, пошло, выставив копья из-за плотной стены щитов; лучники продолжали посылать стрелы, а впереди строя, охраняемый слева и справа двумя щитоносцами, шагал Хаген, и Голубой Меч ярко горел в его руке. Ученик Хедина считал футы и мгновения, он знал, что даже краткая секунда действия Огненного заклятья потребует всех его сил, всех без остатка.
Оранжевое облако и чёрная стена воронёной стали доспехов сближались. Хаген слышал угрюмую поступь своих дружинников за спиной, видел краем глаза чёрную щетину копейных наконечников и недоумевал, почему здешние хозяева медлят? Достаточно было бы встретить его войско Храмовым Пламенем, и от всей его дружины не осталось бы даже пепла… или жрецы боятся пускать это оружие в ход здесь, среди торжественных залов? Тан припомнил, как горели и плавились камни стен и мостовых в городе, когда их касались гибельные языки колдовского огня…
Потоки яркого света хлынули внезапно, обжигая глаза, слепя воинов даже сквозь узкие прорези глухих забрал. Этот свет давил и толкал, словно сильный ветер, — и всё же он не мог сжечь. Доспехи нагревались, но не более; очевидно, целью пославших его было именно ослепить нападающих. В золотистом неистовом свечении потонула даже оранжевая полоса, прикрывавшая двигавшихся навстречу Хагену жрецов.

Подняв повыше края щитов, нагнув головы и помогая себе отборной бранью, шеренги Хединсея не замедлили шага.
— И будете вы прокляты от века… — вновь загнусил голос под потолком, но тут Хаген ударил наконец давно заготовленным Огненным заклятьем.
Огонь взметнул ярко-рыжие крылья между рядами белокаменных колонн, гудя и свиваясь в упругие смерчи. Это был живой, простой, человеческий огонь, он сминал и испепелял, — хотя можно ли испепелить сияние? Хаген рассчитал правильно: полоса смертоносного жара вспыхнула как раз на том месте, где пролегал передний край оранжевого тумана.
Лишь секунду продержались султаны вызванного Хагеном пламени, но и этого хватило — проклятый оранжевый занавес исчез, исчезло и ослепляющее свечение, дружинники Хагена увидели врага и с торжествующим рёвом бросились врукопашную. Хаген выжал все, что мог, из короткой растерянности жрецов.
Казалось, что мощный, слитый строй, умеющий ударять как одна рука, мгновенно сомнёт жрецов, чьи тела даже не были защищены доспехами и чьим единственным оружием служили длинные белые посохи, но у служителей Ямерта нашлось что противопоставить беспощадной стали. Словно облегая их янтарным плащом, вокруг головы и плеч каждого появилось слепяще-яркое сияние, подобное тому, что только что заполняло весь зал, острые и жгучие лучи вновь целились в глаза дружинников Хагена, в узкие смотровые щели; сметённое оранжевое свечение уже не появлялось, но тела жрецов внезапно растроились — каждый из защитников Храма получил по два призрачных двойника, совершенно не отличимых друг от друга. Длинные копья пронзали пустоту, невозможно было понять, где живой человек, а где лишь сотворенный чужим колдовством призрак. И Ученик Хедина не знал заклятья, которое могло бы разрушить это чародейство.
Ярость боя пьянила Хагена более чем когда-либо, ведь он дрался в самой сокровенной цитадели врага; и с глубоким вздохом освобождения он, прикрытый с боков верными щитоносцами, выбросил вперёд на всю длину руки Голубой Меч.
Не успевший поднять для защиты посох, служитель Ямерта упал, рассечённый от плеча до пояса.
Словно бешеные змеи, из-за стены щитов вылетали чёрные копья; не давая себе ни мгновения отдыха, стреляли лучники и арбалетчики; свистящий вихрь смерти, перед которым ничто не устоит, — но жрецы вертелись подобно волчкам, ловко уклоняясь в последний момент от, казалось бы, неотразимых ударов; их собственные посохи встречали копейные древки, и те ломались, словно лучины; торцы посохов били в подставляемые щиты, и по металлу расплывались широкие пятна проплавлений, а если белые молнии прорывались за первую линию защиты, попадая в шлемы, то человек падал с глухим стоном и страшными ожогами на лице.
И всё же, хотя жрецы Ямерта и были ловки и быстры, хотя три четверти ударов дружинники Хагена направляли в бесплотные призраки, — войско тана все же теснило врага. Слишком плотной оказалась стена щитов; Ученик Хедина не дал воли никому из любителей одиночных схваток вроде Гудмунда или Фроди, никто не нарушал строя, в боевом порядке поддерживалась строгая очередность смен для боя и отдыха; тан рубился в самой гуще сражения, и его меч вносил настоящее опустошение в ряды жрецов, хотя его телохранители уже дважды меняли вконец выведенные из строя щиты. Клинок Древнего Бога запросто рубил белые посохи, легко отражавшие обычное оружие. Несколько раз стремительные выпады жрецов достигали доспехов тана, но работа мастеров Кольчужной горы не подвела — металл лишь раскалялся почти докрасна, обгорая, шипела и трещала кожаная подкольчужная рубаха, но смертоносный жар не доходил до тела. Но и без этого каждый такой пропущенный удар едва не валил тана с ног — и это его, славившегося своей выносливостью и умением гасить даже пробившие защиту выпады!
Шаг за шагом, шаг за шагом — вперёд, вперёд, несмотря ни на что, каждый ряд белых колонн, оставшийся позади, — это успех, всё ближе и ближе золотые ворота в противоположном конце зала, где должен быть выход на террасы, где на самой заветной хранятся Диски Ямерта… Интересно, почему они всё ещё не в ходу? Ведь тогда бы шансов у Хагена почти не осталось; и где та загадочная Ночная Всадница, чьим оружием служил такой Диск?
Мало-помалу они вытеснили жрецов из зала. Хаген первым вырвался на открытую террасу; оказалось, что они уже поднялись довольно высоко над землёй, на добрых пять десятков футов. Уцелевшие жрецы отхлынули вправо и влево, тан повернул направо, по ходу восходящей спирали террас. Его оруженосцы в очередной раз заменили щиты…
Они проливали кровь, они ступали по ней, красные брызги взлетали от шагающих сапог, подбитых железом; защитники Храма гибли, их было слишком мало, они не имели луков; да, жрецы меняли одного за троих дружинников Хагена, но остановить тана своими силами не смогли. Ученик Хедина достиг первого поворота, свернул за угол…
Ему навстречу бежал высокий, очень худой жрец в белых свободных одеждах, с изображением багряной молнии на груди, вытянув вперёд левую руку и подняв правую до плеча; раскрытая ладонь была около уха. Кто-то из самых расторопных арбалетчиков пустил свой увесистый железный дрот; старик легко поймал его выставленной левой рукой и швырнул на камни, не замедляя бега, а затем выбросил вперёд правую руку, точно толкая от плеча что-то тяжёлое…
Шестое чувство, чутье на опасность, заставило Хагена пригнуться мгновением раньше того, как яркий пучок огня пронзил воздух там, где он только что был; пламя врезалось в плотные ряды воинов за спиной тана, раздался чей-то короткий вскрик…
Воздух вспороло ещё несколько стрел; ни одна из них не смогла задеть жреца, вновь швырнувшего в Хагена пригоршню незримого пламени; тана заслонил собой оруженосец — его щит превратился в пепел, вместе с прикрывавшими их доспехами исчезли обе руки, расплавилась кольчужная рубаха… Воин умер беззвучно, считая недостойным выказывать перед всеми свои мучения.
Хаген понимал, что здесь, на неширокой террасе — пятнадцать футов, не больше, — один умелый боец может остановить армию… если против него не выйдет равный по силам. Он в очередной раз увернулся от губительного замаха, услыхал стук и лязг падения одетого в доспехи тела у себя за спиной и только тогда прыгнул.
Жрецу не хватило одного пальца, чтобы избегнуть выпада Хагена. Острие клинка прочертило у него на груди вторую багряную полосу, он пошатнулся, и второй удар тана — снизу вверх, в горло — достиг цели.
И после этого нелепые попытки остановить Ученика Хедина одиночными, пусть даже и умелыми бойцами прекратились. Его больше не испытывали; Храм понял его силу и теперь не мог не готовить последнего своего удара, куда следовало вложить всю мощь, на какую только способны были служители Ямерта. Что подвело их, заставив медлить, не показывая всей своей силы сразу? Они же прекрасно знали, что против них идёт не простой Смертный искатель приключений — у самого отчаянного сорвиголовы во всех четырех частях Большого Хьёрварда и в страшном сне не родилось бы идеи напасть на Главный Храм Солнца. Последние сомнения у жрецов должны были исчезнуть после применённого Хагеном Огненного заклятья; с владеющими магией соперниками Храм всегда расправлялся соответствующими средствами, не допуская подобных потерь. «Они словно голову потеряли», — подумалось Хагену.
Он поднимался всё выше и выше по спиральной дороге внешних террас. Никто не преграждал ему путь; ни одна стрела, ни один даже самый простой дротик не полетел ему навстречу. Они шли и шли, оставляя позади виток за витком, — пока Хагену не открылась раза в два более широкая полуовальная терраса и пять гранитных постаментов на ней, с пятью венчавшими их хрустальными кубами. В четырех спокойно лежали вожделенные Диски Ямерта, пятый был пуст.
И Великий Жрец Солнца в гордом одиночестве стоял подле одного из постаментов, положив руку на хрустальный куб; а спустя секунду из-за угла показалась вторая фигура, при виде которой Фроди и Гудмунд дружно разинули рты — Ночная Всадница, очень похожая на встретившуюся им, родная сестра погибшей в стычке с Каменным Стражем Ученицы… чьей?! Между её тонких розоватых ладоней неярко теплился белый огонёк, и Хаген похолодел: неужели ему придётся встретиться в открытом бою с носительницей Белого Лезвия?
Лишь двое противников стояли перед его многотысячной армией, но эти двое были бы сильнее и более мощного воинства. Что им были секреты строя, обхода и удара, они не нуждались в ратях и дружинах, потому что каждый из них сам по себе был армией, причём сильнее любой человеческой. Их никогда бы не смогли одолеть обычные мечи, и они прекрасно знали это; оттого и улыбался презрительно Верховный Жрец, и его тонкие бескровные губы неприятно кривились. Ночная же Всадница оставалась спокойной.
Что ещё могло спасти Ученика Хедина? Огненное заклятье? Жрец держит руку на хрустальном кубе. Хагену не успеть, Диск Ямерта настигнет его раньше! Всем своим существом Хаген сейчас чувствовал — жрец ждёт малейшего его движения, не важно, видимого или невидимого; в следующую секунду Диск Повелителя Солнца найдёт наконец свою цель.
Жрец медленно отвёл руку, поднимая ладонь пальцами вверх; хрустальное вместилище отворилось с легким звоном, после чего хозяин Храма надменно скрестил руки на груди: он знал, что сколь бы быстро ни сотворил заклятье Хаген, он, жрец, всё равно окажется быстрее. Он был уверен.
Правый глаз тана заметил некое движение внизу, подле его колена: кто-то из дружинников слишком сильно подал вперед своё тяжёлое копьё; середина древка была как раз под пальцами тана, и, повинуясь внезапному порыву, он схватил его.
Те, кто смотрел на происходящее со стороны, не понимая, в чём дело и отчего тан не покончит с этими двумя, увидели лишь, как внезапно тело Хагена странно изогнулось и как что-то стремительно мелькнуло в воздухе…
Ученик Хедина вложил всё, что имел, в этот бросок, все долгие годы мучительных упражнений. Он метнул копьё из такой позиции, откуда его не мечет никто и никогда; и оно пролетело быстрее даже стремительной арбалетной стрелы.
Откованный лучшими мастерами Хединсея, закалённый, зазубренный наконечник, уже попробовавший сегодня вражеской крови, ударил прямо в грудь жреца; того тотчас окутала золотистая искристая пыль; тонкая, переливающаяся, она была точно облако — в котором и исчезло копьё тана.
Однако оно исчезло не бесследно, хотя на теле жреца не появилось ни царапины. Служителя Ямерта отбросило от хрустального куба, и Диск остался лежать на месте.
Хозяина Храма ударило спиной о парапет, он захрипел, голова запрокинулась; дергаясь, он медленно сполз вниз — однако глаза остались открытыми и взгляд осмысленным.
И тут Хаген допустил ошибку. Он подал своим дружинникам сигнал «вперёд!», сам бросившись к открытому сверкающему кубу; и тогда неподвижно стоявшая до этого в стороне Ночная Всадница вступила вдело.
Оправдались худшие ожидания Хагена. Белый огонёк в её ладонях действительно оказался зародышем смертоносного Белого Лезвия, колдовского меча из Мира Призраков, излюбленного оружия Магов. Мгновение — и клинок обрёл форму длинного серповидного лезвия, плавно выходящего из тонкой руки, сжимавшей невидимую рукоять. Ведьма шагнула навстречу набегающим дружинникам и размахнулась…
Кровь из перерубленных надвое тел мгновенно залила почти всю террасу. Белое Лезвие внезапно удлинилось до добрых десяти футов, и все, попавшие в гибельное полукружье, были уже мертвы, их не спасли ни доспехи, ни подставленные клинки…
Но попутно меч Ночной Всадницы рассёк и основание одного из прозрачных вместилищ Дисков Ямерта; хрустальный куб разбился, и тускло поблескивающее страшное изделие Молодых Богов волею судьбы подкатилось к самым ногам Хагена.
В грудь ведьме уже вонзилось несколько стрел, однако с хриплым смехом, более похожим на карканье, она одним движением сломала торчащие из тела древки и вновь приготовилась ударить.
Жрец постепенно обретал силы и уже пытался подняться; коричневая жилистая длань потянулась вперёд, Диск на открытом постаменте, от которого жреца отшвырнуло удачливое копьё, начал подергиваться, словно стремясь поскорее очутиться в руке своего повелителя.
В следующее мгновение Хаген уже прижимал Диск к граниту своим мечом и одновременно лихорадочно пытался вспомнить, какие же заклятья называл Учитель для подобного случая, воистину крайнего из крайних. Тан видел, что Ночная Всадница поднимает Белое Лезвие для нового замаха, и понимал, что жить ему осталось не более секунды, если он не найдёт способа овладеть Диском Ямерта. Совсем недавно это казалось ему немыслимым и невозможным — сейчас от этого зависело всё.
И вновь повествование становится слишком медлительным, чтобы достойно описать всё происходившее. События сжимались, мысли и решения возникали вне сознания, приходя из неведомых глубин. Хагену воистину пришлось вспомнить очень многое, однако это выглядело так, словно ему внезапно с перевала открылся вид на цветущую долину. Он увидел, как создавались Диски, как Солнце обратило себя в гигантский горн, в жару которого рождалось чудо-оружие для самых верных его служителей, и какие Слова Власти произносились при этом.
Тан тотчас понял, что этот барьер — не по его силам. Ему не подчинить себе Диск из хрустального куба, сколь бы ни велика была подстегивающая его опасность. И тогда он всеми мыслями потянулся к другому Диску, лежавшему подле его ноги, единственному, с которым у него была хоть какая-то надежда на успех — потому что этот Диск послала сама Судьба, к остальным он не смог бы даже протянуть руки, пока они оставались в своих сверкающих вместилищах.
Придавленный Голубым Мечом Диск дергался, как живой, но пока не мог вырваться.
Белое Лезвие в руках Ночной Всадницы начало свой гибельный разбег.
Как заворожённый, следил Хаген за тем, как приближается полоса чистейшего белого пламени, оставляющая на своём пути трупы его самых верных и храбрых дружинников. Он был словно в столбняке; и неистовое желание жизни разорвало эти незримые путы, лишь когда Белое Лезвие было всего в десятке футов от него. Оно, это желание, внезапно просто и беззвучно сказало Диску: «Иди вперёд». И сероватый Диск послушно сорвался с места, так что Хаген даже не успел удивиться, и прямо посередине террасы сшибся с Белым Лезвием.
Два невероятно древних клинка, один вытянутый, другой в форме круга, сотворенные в глубинах времени, ещё до начала его отсчёта, два хранителя силы солнечного света — они были достойны один другого. Никогда ещё, с самых Дней Творения, Диск Ямерта и Белое Лезвие Магов не встречались между собой в бою. И там, где Свет столкнулся со Светом, само собой, должна была появиться Тьма.
Она не заставила себя ждать, и приход Её был столь же потрясающ, как и шествие Её извечного противника. Из того места, где Диск встретился с Лезвием, во все стороны ударили толстые, клубящиеся струи густой чернильной темноты, жадно пожиравшей все лучи света. Хагена накрыло чёрной волной, сшибло с ног, он удержал меч лишь отчаянным усилием, почти разорвавшим мышцы; тот Диск, к которому тянулся жрец, остался на месте.
Мгновенно наступила полная тишина, звуки утонули в плотной черноте. Тан ничего не видел вокруг себя, лишь голубел его клинок, но и он не рассеивал мрак, а, напротив, словно бы делал его ещё более непроницаемым. Хаген не мог разглядеть никого из своих воинов, не видел, где Ночная Всадница и что с ней. В грудь ему уперлась грубая ладонь холодного ветра, первым проникшего сквозь тёмные тенета и принесшего с собой тоскливое завывание чьих-то нечеловеческих голосов…
Вечер сменился ночью; над головой тана медленно стали проступать звёзды. Ошеломлённый, он напряжённо оглядывался — кругом никого. Он стоял один на пустой каменной террасе… нет, не один — у дальнего края лежал человек, бессильно уткнувшись головой в сгиб локтя; совсем недавно он был Верховным Жрецом Храма. Он не шевелился, и Диск, к которому тянулась его рука, так и остался на своём постаменте, под откинутым хрустальным колпаком. Сдавленное со всех сторон могучей наступающей Тьмой, оружие Ямерта превратилось в простой, холодный металлический круг. Хаген почувствовал это бессилие и понял, что нельзя терять ни секунды. Его рука схватила Диск и поспешно прикрепила цепочкой к поясу. Теперь следовало добить жреца; тан перехватил поудобнее меч и двинулся к распростёртому телу.
Во мраке чуть заметно шевельнулась ещё одна фигура: там, на самом краю различимого глазом, — Ночная Всадница, уже без своего страшного оружия. Хаген уловил движение её рук, накладывавших заклятье, — но сейчас Ученик Хедина не страшился этой волшбы. Тьма была защитным плащом Мага, а здесь неведомым для Хагена образом возник центр её мощи — и он пусть неосознанно, но ничего не боялся: любые заклинания и чары потеряют силу, если только накладывающий их не имеет титула Познавшего Тьму!
И действительно, он ощутил, как по его телу скользнуло что-то холодное, наподобие ледяного ключа в тёплой реке — но не более. Ему знакомо было это чародейство — он должен был бы лишиться всех сил и лежать без движения, но Тьма защитила его.
Ведьма остановилась, тан услыхал её тонкий, удивлённый полу вздох-полу вскрик, прозвучавший совсем по-детски; Хаген шагнул ещё ближе к жрецу. Приподнявшись на локте, тот смотрел на тана безумными от ужаса глазами.
— Пощади, о сильномогучий! — Хозяин Храма вытолкнул из горла слова вместе с кровью. — Пощади, достойно ли доблестного Хагена убить безоружного, много ли чести найдёт он в этом?
— Выкупи свою жизнь! — сплюнув, бросил поверженному тан, не спуская глаз с Ночной Всадницы. Она, потерпев неудачу с заклятьем, замерла, сжав бесполезные сейчас кулачки.
— Чем же я выкуплю её, о Хаген, тан Хединсея!
— Ты расскажешь мне, как повелевать Диском Ямерта! — приказал Ученик Хедина, поднося пылающее острие меча к самому горлу жреца.
На тонких губах служителя Ямерта появилась слабая гримаса, которой он, очевидно, пытался изобразить презрительную улыбку.
— Тогда я всё равно умру, в ту же самую секунду. — Жрец отвернулся. — Их охраняют высшие силы… больше мне сказать нечего, хочешь разить — рази!
Хаген нахмурился.
— Тогда ответь, как у подобной ей, — он мотнул головой в сторону ведьмы, — как у подобной ей оказался этот Диск?! Кто дал его в эти руки?! И как это тебе разрешили охраняющие их «высшие силы»? — закончил он, передразнивая жреца. — Говори, ну! — Острие меча слегка кольнуло горло лежащего.
Жрец покосился на подошедшую совсем близко Ночную Всадницу, покосился, как показалось Хагену, со страхом. И — заговорил.
— В Храм явилась белая волшебница из свиты Ялини, облечённая особым доверием Неба. И Боги сказали ему, хранителю Дисков: «Вручи оружие Ямерта её Ученицам, ибо Равновесие Мира в опасности, а Диск сей поможет восстановить его малой кровью нескольких паршивых овец». И он выполнил волю пресветлого Ямерта, он сам вручил один из дисков Ученице той волшебницы, каковая Ученица оказалась, к его изумлению, Ночной Всадницей. Сердце его не лежало к этому, но он не посмел ослушаться.
— Вот это да, Сигрлинн учила Высшей Магии ведьм! Хаген знал достаточно, чтобы понимать, что это невозможно. Испокон веку Ночные Всадницы были сами по себе, они занимались своей недоброй волшбой, и Законы Древних, о которых так много рассказывал Учитель, строжайше запрещали обучать это племя магическим секретам. Ведь даже разрушая, Маги посредством своих Учеников стремились создать нечто новое, а Ночные Всадницы могли только разрушать. Значит, за всеми попытками убить его с самого начала стояла Сигрлинн; отчего-то это резануло Хагена острой болью. Сперва пыталась уничтожить, затем попыталась уговорить… но почему отказалась от дальнейших попыток после первой неудачи? Зачем эти долгие и неясные разговоры, там, в пещере Нифльхеля, и здесь, уже в столице? Ведь если она так хорошо следила за ним, почему не убила раньше, если всегда стремилась к этому? Почему, будучи так хорошо осведомлённой о всех его перемещениях, она дала ему ворваться в столицу, дойти до самого Храма?! «О Учитель, как мне нужен сейчас твой совет!»
И тан рискнул. Он повернулся к ведьме, по-прежнему неподвижно стоявшей поодаль и не делавшей никаких попыток скрыться или напасть на него:
— Он говорит правду? Отвечай, и ты сможешь беспрепятственно уйти отсюда целой и невредимой, клянусь тебе в этом именем, которое ношу, я, ни разу не солгавший даже злейшему врагу!
— Что за нужда в напыщенных словах, — негромко и устало отозвалась Ночная Всадница. — Никому из нас не уйти отсюда, разве ты не видишь? Тьма поглотила нас. Мы у неё внутри, и нам не пересечь границу. Так что не грози мне, тан. Ты не победил меня в честном бою, тебя спасло лишь чудо, и потому я не стану отвечать тебе.
Её слова вернули Хагена к действительности; в самом деле, почему огромная терраса совершенно пуста, где всё его войско, где, в конце концов, тела убитых? И как выбраться отсюда, а главное — куда выбраться? Он глянул вниз — но там всё скрывал мрак.
— Веди в Чертог Алтарей! — свирепо глядя на жреца, приказал тан. — Живее, пока тебя не проткнули насквозь!
Жрец медленно поднялся на ноги, опасливо косясь на меч Хагена, и уже сделал первый шаг, когда Ночная Всадница прыгнула.
Именно этого и ждал от неё Ученик Хедина, давно изучивший все приемы и ухватки этого племени. Шаг в сторону, полуповорот и удар — в стиле Хедина — справа-сверху эфесом повыше уха. Тело ведьмы тотчас обмякло.
Хаген велел жрецу связать бесчувственную, внимательно следя за прочностью узлов.
— Теперь бери её на плечо и пошли! — непререкаемо распорядился Хаген, и жрец, кряхтя, поспешил выполнить приказ.
Они двинулись по безлюдной каменной террасе, свернули в широкий проход… Всюду владычествовала тьма, всюду их встречали лишь пустота и тишь. Жрец еле перебирал ногами да что-то бормотал себе под нос, совсем бессмысленно, как показалось прислушавшемуся Хагену.
Они миновали Жреческий Покой и стали подниматься по широкой винтовой лестнице. По-прежнему уже в четырёх шагах ничего нельзя было разглядеть.
Шли долго, тан насчитал полторы тысячи ступеней. Наконец они достигли обширной площадки перед массивными двустворчатыми каменными дверями, покрытыми искусной и прихотливой резьбой. Тяжело дыша, жрец остановился и затравленно-умоляюще посмотрел на тана. В этом сломленном существе на вид не осталось и следа былой гордости и силы хозяина Храма Ямерта.
— Не входи туда, — прохрипел жрец, приваливая к стене тело Ночной Всадницы. — Не посягай с оружием на Богов, они куда сильнее, чем ты можешь себе представить, чем это думает даже твой Учитель! За нанесённое их Храму оскорбление они в гневе сотрут с лица земли всех — и правых, и виноватых. Они испепелят и твой Хединсей, и Хранимое Королевство…
— Они испепелят всю землю, если я не войду туда, — жёстко ответил Хаген. — Отвори дверь, ведь ты тут распоряжался!
Дрожа всем телом, жрец стал отодвигать тяжёлый засов. Хаген стоял у него за плечом, держа наготове меч — чтобы служителю Солнца не пришло в голову выкинуть какую-нибудь глупость. Позади заворочалась и застонала связанная ведьма.
Засов отошёл полностью, Хаген рванул на себя ручку, вырезанную из цельного камня. Дверь не шелохнулась; краем глаза Ученик Хедина заметил искорку злого торжества, мелькнувшую во взгляде жреца.
— Открывай! — Хагена душило бешенство, острие меча плясало у самого горла служителя Ямерта.
— Не могу! — Собрав всё мужество, жрец взглянул прямо в лицо Хагена. — Нужен ключ, которого нет. Можешь убить меня, но тебе это не поможет!
— Ключ?! — торопясь, тан сорвал с пояса ключ, найденный им на теле Ночной Всадницы, погибшей от руки Каменного Стража в Живых скалах.
Двери отворились, и в щель хлынул непереносимый, испепеляющий свет. Тьме не было дороги в Чертог, Алтарей власти и могущества Молодых Богов. Жрец весь трясся, он не мог сделать ни шагу, несмотря на то что остриё меча вонзилось ему в тело и по спине сбегала струйка крови. Хагену осталось лишь со всей силы толкнуть его, жрец влетел внутрь, запнулся о порог и растянулся на полу, прикрывая ладонями глаза. Хаген надвинул пониже забрало и тоже шагнул вперёд.
Под хрустальным куполом стояло семь алтарей — высокие белые камни между золотистых колонн. Мрамор каждого из них покрывала причудливая резьба, и ещё какие-то предметы лежали сверху. Прямо напротив дверей располагался главный алтарь — алтарь Ямерта, Хозяина Солнечного Света, он был выше и шире остальных. Воздух над ним, казалось, горел и плавился, именно оттуда бил яркий свет. Ученик Хедина двинулся напрямик через зал.
Тысячи тысяч голосов взывали к нему, прося, требуя, умоляя остановиться, — он не слушал, он даже не задавался вопросом, кто сейчас может обращаться к нему; он шёл к алтарю Солнца, мысленно намечая точку удара. Вот так, наискось, вмах, чтобы рассечь сразу до основания — Хаген в тот миг отчего-то не сомневался, что сумеет это сделать.
Он миновал алтарь Ялини, на котором лежала живая ветка клёна с несколькими листьями, алтарь Ямбрена с соломенным веером… Амулеты Молодых Богов, их залоги Хранимому Королевству! Чем-то они были очень важны для положивших их здесь, чем — Хаген не знал, как, верно, не знал и его Учитель.
Семь алтарей — семь амулетов. Шесть уже лежали в сумке Хагена, и он подходил к последнему алтарю, когда в лицо ударила волна сухого жара и в сиянии над белым камнем стали появляться очертания сурового и мужественного лика, чьи глаза были чистейшим белым огнём.
Навстречу Хагену в свое святилище спускался сам Ямерт.

— Ты видишь? — негромко и печально обратилась ко мне нежная Фелосте. Она никогда не вмешивалась ни в какие войны, её Ученицы всегда были знаменитыми врачевательницами. — Ты видишь, что натворил? Тьма поглощает Храм Солнца. Исполняются самые древние и мрачные пророчества. Боги сходят на землю. Наступает час расплаты… — Она закрыла лицо ладонями и отвернулась.
Я и сам со всё возрастающим изумлением следил за расползающимся над Храмом непроглядным пятном Темноты. Откуда она взялась там? И где Хаген?! Я видел его войско, растерянные тысячники, несмотря ни на что, пытались навести порядок, немногочисленные уцелевшие орки сбились в кучу и глазели на растекающееся облако мрака с безумной надеждой в отсвечивающих красным глазах… Хаген остался где-то там, внутри, под непроницаемой даже для моего взгляда завесой. Что же он сделал, во имя всемогущего Орлангура, что?!
Наверное, последние слова я выкрикнул вслух; и как бы в ответ на свой крик внезапно услыхал негромкий хрипловатый бас, раздавшийся словно из-под земли, и мощен он был почти так же, как и её самые глубокие основы.
— Он Светом ударил о Свет, — произнёс бас. — Он открыл дорогу Темноте, но это и к лучшему — на земле не может стоять вечный день, она тоже нуждается в отдыхе.
От этого голоса всё в комнате заходило ходуном. Читающий Заклятья, похоже, лишился чувств. Видение Замка Всех Древних погасло, остались лишь очертания Храма и окутавшие его верхние ярусы слои Темноты. Обратившийся ко мне голос заставил трепетать каждую мою жилку — не от страха, а потому что этому голосу отвечало всё мое существо, не спрашивая при этом моего соизволения.
— Великий Орлангур… — медленно произнёс я, ещё не веря в случившееся. Сознание уже было готово взорваться целым роем суматошных мыслей, но Дух Познания опередил меня.
— Я слежу за тобой с интересом, Маг, — прозвучал его голос. — Не останавливайся. Иди дальше. С твоим Учеником ничего не случилось… пока. Он закрыл себя Завесой Тьмы, хлынувшей в открытые ей ворота. В ткани Реальности возник разрыв, и Дальняя Темнота, мрак от границ Великого Хаоса, ворвалась в самую сердцевину Упорядоченного. Молодые Боги вот-вот начнут действовать, я ощущаю их движение. Демогоргон, брат мой, тоже смотрит на тебя, помни об этом; надеюсь, ты поймёшь, в чем твой долг. Теперь прощай! Жди атаки на твой остров!..
Я был так потрясен, что с трудом добрался до кресла. Никогда ещё никто из Магов моего Поколения не удостаивался чести беседовать с Великим Орлангуром. Дух Познания не подчинялся никому, он стоял вровень с самим Творцом и доселе никогда, насколько я знал, не вмешивался в дела нашего Мира в открытую. Что же случилось? Что делать с разрывом Реальности? Вряд ли это такая уж приятная вещь для нашего Хьёрварда. Что делать с Богами, если они сейчас ринутся на нас из Обетованного? Мы так старались усыпить Пса, чтобы не привлечь Их внимание раньше времени; неужели все труды напрасны? И что стоит за словами «Демогоргон смотрит на тебя…»? Какой Долг я должен исполнить, чего ждёт от меня Соборный Дух Земли, существо, принимающее в себя души всех расстающихся с плотской жизнью существ, брат Орлангура, второй Столп Третьей Силы, как называют эту пару?..
Но, как бы то ни было, мне ясно дали понять, что Третья Сила скорее склонна помочь мне, чём безучастно взирать на происходящее. Молодым Богам будет о чем задуматься, когда они узнают, что Дух Познания удостоил меня беседой!
Придя в себя, я поспешил восстановить связь с Читающим Заклятья. Тот по-прежнему пребывал в трансе — храбростью он не отличался, и голос Великого Орлангура поверг его в безумную панику, он клял всё на свете — себя, меня, всё наше предприятие, за которое неизбежно придётся расплачиваться. Мне пришлось, скрепя сердце, тратить силы на заклятье Твердости, которое я применил к своему сотоварищу. Только после этого я смог добиться от него хоть какого-то действия.
А вокруг действительно творилось нечто невообразимое. Еще шёл бой на ближних подступах к Хединсею, ещё штурмовавшие нас чужие корабли пытались, безжалостно тараня друг друга, уйти от пожара, поглотившего две трети их флота, а на нас уже начиналась новая атака. Шендар и иже с ним спешили выслужиться перед Молодыми Богами, мощь Замка Всех Древних пришла в движение. Сгустившиеся было вокруг острова тучи мало-помалу стали уползать прочь, в разные стороны, жалкими рваными лохмотьями, их отступление было столь же бесславным, как и конец устроенного Макраном и Эстери нападения. Лик Ямерта коснулся горизонта; небо над островом темнело. Схватки на бастионах Хединсея стихали, дружинники Хагена добивали последних сопротивлявшихся, вязали пленных — тех ждала незавидная участь, они всецело зависели от милости пленивших и даже не имели надежды, бежав, самим отыскать дорогу домой — он ведь остался в иных Мирах…
С восходного края Вышнего Купола, как порой именуют небо Мудрые, с уже потемневшего горизонта прямо на Хединсей устремилась крошечная светящаяся точка. Постепенно она увеличивалась, превратившись в золотистое облачко; ещё несколько минут — и я увидел, выглянув в бойницу, что оно состоит из тысяч и тысяч блистающих мелких кристаллов.
«Что слышишь?» — обратился я к Читающему.
«Сотворена великая волшба, — ответил он слабым от страха голосом. — Всё ваше Поколение объединилось. Они отворили двери и выпустили дремавшую голодную силу, она пуста внутри, она желает насытиться, а пища её — ты и твоя мощь! А заодно она пожрёт и меня… — добавил он почти плаксиво. — Они подгоняют её, они вливают в неё всё больше и больше… всё больше и больше порыва, ваш Столп весь окутан мглой…»
Шендар не нашёл ничего лучше, как выпустить против меня Алчущие Звёзды, как мы называли их. Древнее, испытанное оружие Магов предшествующих Поколений; так они не раз и не два расправлялись с непокорными. Этой живой туче довелось увидеть свет и на моей памяти — когда подавляли бунт колдунов одного из людских королевств. (Это захватывающая и поучительная история, но я расскажу её как-нибудь в другой раз, слишком уж она длинна.) Попытались усмирить с её помощью и Ракота — когда ещё не знали, какими силами он овладел в действительности, и Мерлин рассчитывал справиться сам, без помощи Молодых Богов. И это был единственный случай, когда оружие Древних оказалось бессильно против Мага нашего Поколения. Алчущие Звёзды, создания, поглощающие, высасывающие саму душу творящего заклятья, разбились, точно прибой о скалу, не справившись с воздвигнутыми у них на пути исполинскими бастионами, сложенными самым средоточием, сутью Тьмы. Ракот отразил атаку, потратив громадные силы; столкновение мощи Замка Всех Древних, где распоряжался Мерлин, с напором древней Темноты сорвало с мест небесные сферы, утопило в звёздных кострах десятки и сотни Миров, испепелило волнами прокатившегося по всей Реальности пламени бесчисленное множество живых существ — и плотских, и бестелесных; даже неуязвимые Драконы Времени недосчитались нескольких собратьев. Грандиозная судорога, сотрясшая тогда всё Сущее, не повредила лишь трем местам: Обетованному, владению Молодых Богов, Замку Всех Древних — соединёнными усилиями Маги отбились — да чёрной твердыне Ракота, там, в глубинах, далеко под самым нижним из Нижних Миров.
Разумеется, я, составляя свой План, не оставил без внимания эту угрозу. Ракот противопоставил ей грубую силу, в то время как надо было действовать хитростью.
Можно было не сомневаться, что Алчущие Звёзды, подобно Диску Ямерта, точно нацелены на меня заклятьями Шендара; вдобавок они разумны и никогда не попадутся на столь простую уловку, какую применил мой Ученик в ущелье по пути к Старому Хрофту, спасаясь от оружия Ямерта. Ни силы, почерпнутые в повороте Мира, ни Магия Медленной Воды, вообще никакая Стихийная Волшба не могли остановить их. Они мчатся прямо на искорку моего сознания и сделают всё, чтобы погасить её навсегда, пленив меня в темнице безумия.
Читающий Заклятья что-то жалобно причитал, пока я не велел ему умолкнуть, если только он хочет уцелеть. Когда его хныканье стихло и я смог сосредоточиться, стая пламенных хищников мчалась уже над морями Ближнего Хьёрварда, как показывала моя модель Мировой Сферы. Посланцев Замка можно было встречать огнём и водой, камнем и сталью — всё это они преодолевали не раз, всё это было им знакомо. Ну что же! Пришёл черёд проверить, так ли хорош мой способ, придуманный как раз для этого случая; к сожалению, возможности опробовать его на заранее мне не представилось.
Я вновь обратился к покрытым пылью незаслуженного забвения старым приёмам древнего колдовства. Древние, в упоении своей мощью, создали много такого, смысл чего не смогли уловить и сами, и драгоценнейшие секреты многие тысячелетия оставались под спудом; даже всезнайка Мерлин не докопался до того, что открылось мне за века изгнания, он слишком презирал жалких самоучек-колдунов из рода людей. Конечно, ни один из этих колдунов не обладал чистым знанием, мне приходилось долго очищать крупицы истины от смешных и нелепых нагромождений позднейших толкований.
В дальних пределах Западного Хьёрварда, на островах, омываемых Кольцевым морем, я услыхал странное предание о повелителе огненных птиц; подобные сказания во множестве слагаются во всех уголках Мира, и сперва я не обратил на рассказчика особого внимания. Речь шла о колдуне, прогневавшем небесные силы, наславшем на него огненных птиц, которые и сожгли его крепость; но сам он не только уцелел, но и сумел загнать этих огненных птиц в такие бездны, что им уже не удалось выбраться… Далее следовали обычные рассуждения, что они с тех времен и жгут изнутри землю, вырываясь наружу, и, когда достигнут поверхности, тут-то и настанет всему конец. Насторожился я не сразу — лишь после того, как сообразил, что описание огненных птиц уж очень напоминает Алчущие Звёзды! Я начал осторожные расспросы.
Можно было бы немало рассказать, как я медленно проникал в суть свершившихся давным-давно событий, шаг за шагом пробиваясь к истине; я рылся в древних манускриптах, и сказка мало-помалу начинала облекаться плотью. Сопоставляя разрозненные источники, не брезгуя даже самыми фантастическими, я понял, что речь шла о взбунтовавшемся Ученике одного из Магов Древнего Поколения; он оказался крепким орешком, уничтожить его так просто не удалось, и тогда незадачливый Учитель обратился к мощи Замка Всех Древних. Алчущие Звёзды вырвались из долгого заточения, но Ученик доказал, что не зря слушал наставления. Он дал им сжечь свою крепость, но, едва они взялись за него, ловко отгородился от них тут же воздвигнутыми им самим барьерами из мелких окон в иные Миры; обычные двери не остались бы незамеченными Алчущими Звёздами, но колдун открывал их настолько быстро, искусно и незаметно, что хищники Замка один за другим пропадали в неведомых безднах. Я занялся способом открытия этих необычных окон и быстро понял, что наши привычные способы тут бессильны: Древние благоразумно укрыли от нас кое-что из созданного ими. И вот тут-то у меня и возникла такая несуразная на первый взгляд мысль: а не собираются ли Древние в один прекрасный день вернуться обратно?
Разделы Стихийной Магии, колдовства небесных сфер, тоже не помогали. Я бился долго, перепробовав самые безумные рецепты, не оставив без внимания даже шаманство диких племён; и именно там отыскал решение. Вновь помогли альвийские хроники, в них я нашёл упоминание о странном племени, имевшем дурную привычку бродить по островам, разделенным бурными, почти недоступными для судов проливами; какое-то верховое чутьё, как у хорошего охотничьего пса, тотчас подсказало мне, что дело тут нечисто, и я поспешно отправился на дальнюю восточную оконечность Южного Хьёрвада. И там, под бездумно-синим небосводом, на берегах тёплых заросших озёр, кишащих рыбой и птицей, я отыскал наконец решение.
Древние в пору расцвета своего могущества щедро делились с избранными Смертными своими секретами и оставили много странных тоннелей между различными слоями Реальности. Колдуны этого племени попали в Нижние Миры, угодив прямиком во владения Жёлтых Скорпионов. Эти твари разумны, прожорливы и чрезвычайно опасны. Они изначально умеют одолевать барьеры между Мирами; лишь возведённые Древними в стародавние времена особые бастионы спасают от этой напасти земли Хьёрварда. Столкнувшись с этими существами, колдуны людей, однако, сумели договориться с ними. За плату, взимаемую, как принято у подобных созданий, человеческими жертвами, Скорпионы научили этих колдунов пользоваться небольшими окнами, моментально открываемыми и закрываемыми в случае необходимости. Весь секрет оказался в скорпионьем жале, оно словно бы разрубало Реальность и тотчас зашивало место разрыва. Силу для этого Скорпионы черпали, как ни странно, в том же самом повороте Мира, но использовали его совершенно по-иному. Мне недостало времени разбираться в деталях; я понял, что колдуны островного племени овладели этим искусством, используя переданные им их Учителями сухие скорпионьи жала, взятые от погибших и умерших. Я не замедлил запастись некоторым количеством этих средств и, после нескольких безуспешных попыток, теперь вполне мог потягаться с тем неведомым колдуном в искусстве мгновенного разрывания Реальности.
Я подготовился к встрече Алчущих Звёзд и вновь сосредоточился на происходящем у Хагена. Храмом по-прежнему владела Тьма; я не заметил никаких внешних перемен — но тут Читающий Заклятья прямо-таки зашёлся в беззвучном крике.
«Большой Бог идёт в твой Мир! Большой Бог идёт к Храму!»
У меня внутри всё похолодело. Ямерт!.. Поддался-таки, поверил, бросился спасать свою цитадель в Хранимом Королевстве от неожиданного вторжения Тьмы!
Я видел, как небо над столицей словно бы вспорол исполинский меч; голубая толща раздалась, открывая потрясающий вид на бездны Межреальности — чёрный фон, усыпанный многоцветьем странствующих огней, и блистающие Врата Обетованного — золотая пирамида, уходящая вершиной своей в беспредельность. У подножия этой пирамиды возникло переливающееся всеми цветами радуги свечение, прекрасный мотылёк, взмахнувший крылами и устремившийся сюда, к земле… Всё это мне показал Читающий Заклятья, пока у меня хватало сил бороться с его постыдным страхом. Он один мог заметить появление Ямерта в нашем Мире, и пока ещё о нисхождении наместника Творца никто не знал. Итак, всё произошло, как я и рассчитывал. Маги заняты Хединсеем, Боги — Храмом Солнца в столице, а мне пришла пора приступить к следующей части моего Плана.
Но прежде чем пуститься в долгий и многотрудный путь, я воплотил, овеществил, облёк материей своего астрального двойника, вложив в его грудь давно созданный мной амулет, схожий с тем, что я дал Хагену. Он останется здесь, отвлекая на себя внимание моих врагов, маскируя моё отсутствие…
Мое неодушевлённое подобие шевельнулось и, протянув руку, приняло от меня сухое скорпионье жало. Все, что мог этот мой двойник, — это противостоять Алчущим Звёздам. Магическая сила будет извергаться из него потоками — я не поскупился; никому и в голову не придёт, что Хединсей остался без хозяина. Мне пора вниз, на самую грань Мира.
Но до этого я должен убедиться, что Хаген благополучно выбрался из Храма, не важно, с Диском Ямерта или без него. Я дал знак Читающему.
Моему взору вновь предстал, во всей своей красе, величественный и таинственный Путь Богов, тропа, по которой они изредка нисходят из пределов Обетованного к населённым Смертными и Бессмертными землям. От самой золотой пирамиды прямо навстречу моим взорам пролегла узкая блистающая тропа, образованная изгибами острых алмазных граней на спинах громадных Зверей Межреальности, собратьев Драконов Времени — только в отличие от последних они покорились Молодым Богам и стали служить им. Неизмеримы отделяющие Обетованное от населённых Миров бездны; долог и труден путь через них, но на спинах Зверей Молодые Боги покрывали его очень быстро. Я знал, что там, в Алтарном Чертоге Храма, куда скорее всего направляется Ямерт, уже должен был начать проявляться его облик; если мой Ученик там и не успеет разрубить алтарь, его уже ничто не спасёт. Но я не мог дозваться его, покрытого непроницаемым тёмным покровом; мой титул, как я вновь с горечью убедился, — не более чем пустой звук. Я не знал, как пробиться сквозь то, что я, по всеобщему убеждению, «познал».
«Торопись, туча тварей из вашего Замка приближается!» — прокаркал Читающий Заклятья, и это действительно было плохо. Я не мог бросить Хагена на произвол судьбы — и не мог подвергнуть весь План риску провала, оставшись в атакуемой Алчущими Звёздами крепости. А что, если?.. Я надвинул поглубже Эритовый Обруч.
— Хрофт! Ответь мне. Это я, Хедин!
— Хо-хо, я давно так славно не гулял! — раздался в ответ зычный и бодрый рык. — Мы гоним этих Видрировых трусов, как последнюю падаль! Мы рассеяли их, и теперь я гонюсь за самим правителем этого жалкого Хранимого Королевства!
— Оставь его в покое, сейчас не до него! Скачи в столицу, не жалей своего Слейпнира!
— В столицу? Что там произошло?
— Ямерт идёт к своему Алтарю, а Храм закутало тьмою… — Я, как мог короче, объяснил Отцу Дружин случившееся.
— Как давно я ждал этого часа и этих слов… — внезапно произнёс Хрофт негромким, но исполненным такой ненависти голосом, что даже мне стало жутко. — Как хорошо, что я встречусь с ним…
— Не вздумай бросаться на Ямерта! — всполошился я. — Не забывай, пока он нам не по зубам! Помоги Хагену, если нужно, ведь алтарь Солнца ещё цел!
— Не беспокойся, — отозвался Хрофт. — Конь мой мигом домчит меня до столицы, а уж Ученика твоего в Храме я как-нибудь да отыщу!
Мы простились.
«Ты рискуешь остаться без души, Маг!» — Читающий Заклятья напомнил мне о приближающихся Алчущих Звёздах.
На модели Мировой Сферы я увидел стремительно мелькнувшую звёздочку; вглядевшись, я различил крохотную фигурку наездника, скакавшего по воздуху на златогривом восьминогом жеребце. Хрофт не терял времени даром, он уже мчался в столицу.
Меж стройных ног Слейпнира вилось серебристое пламя, он несся быстрее птицы, быстрее ветра, потом даже быстрее стрелы…
И всё-таки, как я скоро убедился, Отец Дружин не успевал. Радужная бабочка астрального шлейфа Ямерта уже почти достигла неровных краев тёмного уродливого пятна Мрака, поглотившего Храм.
Они достигли столицы одновременно, Хрофт и Ямерт, а дальнейшее я уже не смог увидеть — потому что Алчущие Звёзды добрались-таки до Хединсея. Я опоздал с уходом, и теперь оставалось лишь одно — выхватить зачарованное жало Жёлтого Скорпиона из рук моего двойника и попытаться потягаться в умении рыть волчьи ямы в самой ткани Реальности с тем безымянным колдуном, подарившим мне секрет возможного спасения.
Я почувствовал на своей руке невидимые липкие пальцы — это тянулись далеко вперёд щупальца тех странных существ, которых я называл Алчущими Звёздами, — и почти вслепую отмахнулся жалом, словно обычным мечом, бессознательно произнеся нужную форму заклятья. Чужое прикосновение тотчас исчезло, и я поспешил подняться на самый верх башни, на открытую всем ветрам дозорную площадку.
Снизу, от крепостных площадок и бастионов, уже доносились хриплые тревожные крики; я слышал брань десятников и сотников, спешивших расставить людей по местам и подготовить ответный залп лучников — потому что Алчущие Звёзды уже вились над Хединсеем, точно грифы-стервятники, и, когда внезапно удлиняющийся огненный отросток одной из них задевал скалу или укрепление, камень взрывался фонтанами пламенеющих брызг. Суетящиеся внизу люди мало занимали насланную на меня из Замка нечисть; им нужен был только я и никто иной, но при этом они не могли не разрушать всё вокруг.
Я увидел, как алая черта пересекла наискось одну из угловых башен цитадели, как, вздрогнув, медленно осела набок и повалилась её верхушка, — и поспешил нанести ответный удар.
Прямо перед мчащейся кучкой Звёзд в воздухе молниеносно возникла туманная черта, напоминавшая туго свитый из облаков мохнатый канат со множеством узлов; на меня потянуло волной ледяного холода, края разрыва в Реальности разошлись, на мгновение открыв провал густо-синего цвета; и в этой пропасти с разгону исчезло разом несколько десятков хищников Замка.
Скорпионье жало в моих руках начало сухо потрескивать, постепенно нагреваясь. Одни только его изначальные хозяева умели непрерывно вливать в него новые силы; я должен был успеть расправиться со всеми напавшими до того, как жало превратится в пепел.
Меня, конечно же, тотчас заметили. Скопища Алчущих Звёзд, выбрасывая далеко вперёд и видимые, и невидимые щупальца, устремились ко мне. Скалы бороздило раскалённым плугом, горели древние сосны, заботливо сохранённые гномами, которые возводили крепостные укрепления; обрушивались мосты и галереи, разрубленные гигантскими огненными мечами; вскипали и исчезали в облаках пара сбегающие от высоких источников ручьи… Воины моего Ученика доблестно сопротивлялись — стрелы, копья, дротики; даже камни катапульт летели вверх, исчезая в быстрых рыжих вспышках; увы, Алчущей Звезде не могла повредить даже самая тяжёлая глыба…
Мир рванулся вокруг меня, сливаясь в безумную многоцветную карусель. Жало в моей руке, уже горячее, рассекло воздух, длинный серый разрыв преградил дорогу несущимся с востока Звёздам, их задние ряды успели отвернуть, но добрых две трети канули бесследно, и края Реальности сомкнулись за ними.
Однако куда больше Звёзд вилось над всем островом, обращая в руины всё на земле; и я со всей быстротой, на какую только был способен, стал встречать их распахивающимися в иные Миры окнами. Север, запад, юг, вновь запад, восток — я наносил удары во все стороны, вертясь, как волчок; однако мои враги отнюдь не шли на убой, они тотчас изменили тактику, рассыпавшись длинными и редкими цепями, взвиваясь высоко вверх исполинской воронкой; я едва успевал обрубать рвущие моё сознание невидимые канаты. Плохо было и то, что я вынужден был оставаться на одном месте, прикрывая Хединсей; исчезни я отсюда, и Алчущие Звёзды, прежде чем последовать за мной, превратят всё на острове в пепел.
Поднявшаяся над крепостью блистающая воронка целилась в меня своим остриём; рассекающие ряды Алчущих Звёзд разрывы Реальности уже не поглощали, как в самом начале боя, десятки и сотни моих врагов; хорошо, если исчезало четыре-пять.
Жало начало обжигать мне руки; в суматохе я забыл о такой простой, но необходимой вещи, как перчатки, а тратить время на самое простое Остужающее заклятье уже не мог, и так едва успевая черпать достаточно силы, чтобы разрывать ткань Реальности.
Алчущие Звёзды сжимали кольцо вокруг дозорной площадки, они кружились всё быстрее и быстрее, их огни сливались в сплошные сверкающие ленты, колючие лучи тянулись ко мне, слепя глаза, проникая вглубь, устремляясь к самому сознанию, отзываясь острыми толчками боли во всем теле. Оно, это тело, заметно сдавало, пот струился по груди, лбу, вискам, руки наливались тяжестью.
Камни зубцов башни совсем рядом со мной вспыхнули и, расплавившись, стекли вниз огненными ручьями; из люка появилась голова Гердера, его лицо покрывала копоть.
— Великий Учитель, нам не совладать с огнём! — с отчаянием крикнул тысячник. — Где затушили — там через минуту снова вспыхивает!
— Прячьтесь! — крикнул я в ответ. — Пусть горит! Людей спасай, не камни!
Гердер исчез; а я заметил, что от жала в моих руках начинает подниматься тонкий голубой дымок. Заметно меньше стало и Алчущих Звёзд, но я уже чувствовал, что моё оружие рассыплется пеплом прежде, чем я успею покончить со всеми.
Ярость, страх, боль — всё соединилось воедино во мне в те минуты. Наверное, я обезумел; никогда, ни до, ни после, мне не удавалась подобная волшба, никогда сила Мира не вливалась в меня так свободно — и никогда я не ощущал острее своего бессилия. План рушился, впереди — лишь кошмарный плен души и гибель тела…
С полсотни Звёзд, очевидно, устав ждать, ринулись прямо на меня, я едва успел поднять дымящееся жало для защиты; загрохотал чудовищный победный смех, лавина света опрокинула меня, тело охватил страшный жар… но я всё-таки успел отгородиться от них щелью в Реальности; я сделал это неосознанно и, сам не знаю почему, сопроводил свой удар заклятьем Удержания, простым, известным многим Магам заклинанием, позволяющим лишить противника сил двигаться.
Когда я открыл глаза, мне представилось небывалое зрелище: скованная моим несложным заклинанием, на оплавленных плитах дозорной площадки трепетала, полыхая многоцветьем жарких огней, остролучевая Алчущая Звезда.
В распахнутой перед нами бездне исчезли все рванувшиеся на меня враги — все, кроме одной-единственной Звезды, этого удивительного огненного существа, тайны происхождения которых были ведомы, наверное, одному только Мерлину. Я знал, что Алчущие Звёзды разумны, но понятия не имел, каков их язык, да и не до того мне тогда было — раздумывать о том, как заставить говорить пойманное существо: приходилось отражать удары.
Я только успел подумать об этом, поднял голову — мои противники потеряли строй, гигантская воронка распалась, Звёзды беспорядочно носились из стороны в сторону, я готов был поклясться, что их охватила паника — если только они могли испытывать это чувство.
Я взглянул вокруг, ища выпавшее из руки жало Жёлтого Скорпиона, — и увидел вместо него лишь крошечную кучку чёрного пепла.
Помню, что при виде этого меня не то что затрясло — а прямо-таки скрутило судорогой; я что-то кричал, у кого-то что-то просил, гибель, которой я противостоял изо всех сил, казалась неизбежной. Стыд пришёл позднее, много позднее.
Не могу сказать, что моя воля легко одержала верх; я с трудом поднялся на ноги. Удивительно, но душа моя по-прежнему пребывала в том же теле, я не лишился силы… Не произошло ничего из того, чего я страшился, Алчущие Звёзды по-прежнему роились над Хединсеем, их оставалось немного — около двух сотен, но они бездействовали — не атаковали и не улетали прочь.
Пошатываясь, я стоял, уронив руки, и ничего не понимал. Мой взгляд беспорядочно метался из стороны в сторону; снизу, от опалённых камней острова, поднимался дым, рядом корчилась в невидимой клетке пленная Звезда… а я стоял и не знал, что делать. У меня давно не случалось подобного провала сознания, когда отказывались служить мысли и ничего не могла подсказать память.
С Алчущими Звёздами явно что-то произошло… уж не оттого ли они прекратили атаку, что у меня в руках — один из их собратьев? Предположение достаточно рискованное, но в тот момент ничего лучше не приходило мне в голову.
Я вгляделся в Алчущую Звезду попристальнее. Её огонь приугас, по туманной, жаркой субстанции её тела пробегали короткие тёмно-красные волны-судороги — точно вздымалась грудь тяжело дышащего человека. Я осторожно начал прощупывать её — строить прихотливые, изощрённые комбинации заклятий Познания, пытаясь в первую очередь добраться до разума этого существа, понять его устремления и язык — и, быть может, постараться заговорить с ним.
Надо сказать, я расхрабрился, почти уверовав в свою догадку — пока рядом со мной пленная Звезда, мне ничто не грозит.
Заклятья Познания начали свой неторопливый путь к съежившейся, точно от испуга, Звезде. Раздалось короткое шипение, в меня прянуло несколько солнечно-жгучих лучей, разбившихся о стены магической клетки; я ободрился ещё более — мощь одинокой Звезды не шла ни в какое сравнение с той, какой они обладали в совокупности, каким-то образом взаимно усиливая друг друга. Защититься от одной я мог с лёгкостью.
Заклятья Познания — тонкие и чувствительные инструменты, они медленно проникают в сущность исследуемого предмета, им нужно время, их требуется постоянно поддерживать, придавая новые силы; бывает, они натыкаются на непреодолимые препятствия, возведённые чужим колдовством, но не бывало ещё такого, чтобы они оказались полностью бессильны.
Не бывало до этого дня. Весь мой арсенал Познания истощился за короткие четверть часа, а узнал я лишь то, что Древние умели очень хорошо прятать свои секреты там, где были уверены, что их последователи начнут поиски. Они предусмотрели случай, что кто-то сумеет захватить Звезду, и надежно укрыли все подходы к повелевавшим ею силам. И всё же она, вольно или невольно, оберегала меня — я ощутил некое возмущение в магическом эфире, настолько сильное, что уловил его и понял, что оно значит, даже без Читающего Заклятья.
Алчущие Звёзды обращались к своему пленному сотоварищу.
Я опрометью кинулся вниз.
«Что там?» — мысленно крикнул я своему призрачному помощнику.
Вместо ответа он что-то пробурчал; я увидел багровые письмена, потянувшиеся поперек распахнутого в его Мир окна, старую тайнопись Древних, причудливые извивы знаков, изобретённых, когда этот Мир был ещё совсем юн.
«Буквы эти мне ведомы, — почувствовал я ответ Читающего Заклятья. — Но они складываются в бессмыслицу, вернее сказать, ни во что не складываются. Подожди, быть может, я смогу разобраться…»
«Сколько тебе понадобится времени?» — напряжённо спросил я. Время уходило, мне нужно было понять, что с Хагеном, и, если там не случилось ничего страшного, дать ему новое дело, а самому начинать путь в Нижние Миры.
«Быть может, день или около того», — невозмутимо ответил Читающий, не обращая внимания на мой невольный хриплый смех. Я вновь поднялся на дозорную площадку.
Там все оставалось по-прежнему: мои враги парили над островом, содрогалась в своей клетке плененная Алчущая Звезда… и я по-прежнему не знал, что делать.
Мое замешательство продолжалось ещё несколько минут — пока до меня не донёсся чей-то сильный, хоть и нестройный хор — десятки голосов на разные лады повторяли одно и то же:
— Отпусти нашего брата, победитель, отпусти, и мы поклянёмся никогда не причинять тебе вреда!
У меня вырвался вздох облегчения.
— Отпусти его скорее, победитель, — умоляли меня Звёзды. — Он слабеет, ему хуже с каждой минутой — отпусти его, и кровью Творца, из которой мы созданы, мы поклянёмся тебе в верности!
— Вы поклянётесь повиноваться мне?! — крикнул я, не сомневаясь, что буду и услышан, и понят. — Вы будете служить мне и исполнять мои повеления?!
— Нет, о победитель, — донеслось до меня. — Мы не можем. На нас лежат запреты, старше и сильнее которых нет в этом Мире. Мы не в силах пойти против собственного естества.
— Кому вы служите? Что это за запреты? Если вы разумны — кто посягает на вашу свободу? Присоединяйтесь ко мне, и тогда я не только отпущу вашего пленного брата, но и верну из бездн Межреальности других ваших сородичей! Я один могу выручить их оттуда! А если вы станете на мою сторону — я обещаю, что освобожу вас от всех и всяческих запретов и заклятий, что наложены на вас Древними! Выбирайте — свобода со мной или рабство в Замке Всех Древних! — Спасибо тебе за эти слова, победитель, — раздалось в ответ; мне показалось, что в прозвучавших словах затаилась неизбывная печаль. — Спасибо, но нам придётся отказаться. Наложенных на нас заклятий не сокрушить ни одному Магу, потому что их налагали сами Боги, в часы молодости этого Мира. Мы не можем подчиниться тебе и выйти из повиновения Замку…
— Хорошо! Но принесите тогда нерушимую клятву, клянитесь — все! — кровью Творца, что никогда не выступите против меня и не причините мне никакого вреда: ни мне, ни моему телу, ни моей душе, не лишите свободы и сознания! — Я намеренно перечислял всё, чтобы не оставить никакой лазейки слугам Замка, чтобы им не пришло в голову пленить меня ради моей же пользы.
Алчущие Звёзды застыли, как по команде, а потом зазвучала их Клятва; и, надо сказать, выглядела она весьма внушительно. Источаемый ими огонь залил всё небо; лучи скрещивались, исполинские знаки древнейшего алфавита появлялись и пропадали вновь, они слагались в слова, означавшие самые глубинные и первозданные понятия, корни корней и основы основ.
Когда они закончили, у меня не осталось сомнений.
Я снял заклятье с пленной Звезды, и освобождённый огнистый шар рванулся вверх, быстро влившись в ряды сородичей. Слуги Замка потянулись прочь, на восток, к своему обиталищу.
Я поспешно спустился вниз, к своей модели Мира. Пора было понять, что с моим Учеником и, вообще, что происходит в столице…
Для начала я попытался проникнуть под плотный занавес Мрака с помощью Читающего Заклятья, но тщетно — ни малейшего отзвука творимой волшбы не достигало даже его сверхчувствительного слуха. Пятно Темноты оставалось неподвижно; Ямерт исчез, и Хрофта тоже нигде не было видно. Не помог и Эритовый Обруч; если я хочу проникнуть за завесу Тьмы, надо отправляться туда телесно.
До самого этого момента удача сопутствовала мне, но теперь, похоже, разобидевшись, повернулась спиной. Сделав сей глубокий философский вывод, я принялся творить заклятье Просветления, одно из самых мощных, какое только знал: и я потерял не так мало времени на это никчемное занятие, прежде чем понял, трижды обругав себя после этого последними словами: как могла Тьма не рассыпаться при появлении самого Властелина Света?! Зря, значит, я оторвал Хрофта от наверняка более важных дел; зря впал в панику, не поняв с самого начала простейшей вещи: Молодые Боги уделили всему устроенному нами Хаосу куда меньше внимания, чем я рассчитывал; владыка Обетованного отправил вниз, в тварный Мир одно из своих астральных тел — увидеть всё как бы своими глазами, а заодно и припугнуть, быть может, этих дерзких.
Я крепко, со всего размаха, треснул себя по лбу с досады. Как я мог не почувствовать этого раньше! Я попался на самую грубую из всех мыслимых приманок!..
Наверное, мое самобичевание не прекратилось бы так быстро, если бы не Читающий Заклятья. Вновь ожил Замок Всех Древних; на сей раз Ворота других Миров открывали не только Макран и Эстери. Но вместе с воинами-людьми в атаку на Хединсей двинулись и Духи, что было гораздо опаснее. Я не поверил собственным ушам, когда Читающий взвизгнул:
«Идут Дети Теней! Идут Лишённые Тел!» — и зачастил, перечисляя имена и роды обитателей дальних, загадочных Миров и земель, где сознание не всегда облекалось плотью или где оно утратило свое грубо-материальное вместилище. Те пространства, где вволю погуляли смерть и разрушение, всегда давали Магам самых страшных, самых свирепых, кровожадных и нерассуждающих подручных — Духи неутомимо охотились за человеческими кровью и сознанием, превратившись в чудовищных вампиров, куда страшнее, чем умершие люди, порой поднимаемые из могил зловредными колдунами. Эти Духи были куда сильнее и опаснее Духов нашей Земли; одни лишь Пожиратели Души, бывшие с ними в прямом родстве, могли бы, пожалуй, потягаться с ними. Давным-давно отгремели знаменитые войны Перворождённых с вторгшимися в наш Мир Лишенными Тел; выжженные в тех битвах равнины на крайнем западе Южного Хьёрварда не залечили раны и по сей день.
Я только успел задуматься над тем, как лучше встретить эту новую угрозу так, чтобы навеки отбить у них охоту хаживать в наш Мир, как Читающий почувствовал новую волну заклятий на вершине Столпа Титанов.
«Берегись, эти тоже отправились за твоей душой!» — выкрикнул мой сотоварищ и продолжал частить какой-то на первый взгляд бессмыслицей.
«Восемью и одиннадцатью ветрами… наискось поток через семь Миров… во владения Первого Смысла… Хрустальная Арфа Утра… струны заглушают ураганы… масло усмиряет волны…»
Он продолжал в таком же духе ещё довольно долго, но мне всё стало уже ясно. Мои собратья по Поколению задумали ни много ни мало, как разорвать связь между моей волшебной сущностью Мага и тем телом, в котором нашло воплощение это сознание. Они отдавали команды, приказывая высвободить свирепую мощь восьми обычных ветров, что движут громадами аэра в нашем Мире, а вдобавок к ним — те одиннадцать магических ветров, что колеблют неохватные толщи всепроникающего эфира; эти громадные силы вливались теперь в серые бесформенные области Астрала. Именно там и создавалась сейчас новая сущность — Астральный Воин; этот воин не имел ничего собственного, кроме лишь вложенного его хозяевами; он создавался для одной-единственной цели — убить моего астрального двойника, рассечь канаты, связывающие воедино то удивительное сочетание сущностей, что в просторечии именуется коротким словом «маг».
Астральная Война хороша тем, что в ней нельзя убить того, кто ничего о ней не ведает, для кого слово «астрал» — не более чем пустой звук; двойники таких неуязвимы, ибо невозможно сразить призрака, если в него самого не заложено знание его смерти.
Я поспешно возводил защитные барьеры; однако это требовало времени — Маги Поколения крали у меня одну бесценную минуту за другой, а я по-прежнему не знал, что произошло с Хагеном.

Оцепенев, Ученик Хедина стоял в Алтарном Чертоге и смотрел на постепенно становящийся всё четче и четче облик Хозяина Солнечного Света, Всемогущего Ямерта, главу Молодых Богов, что ныне самолично спускался в свой Храм, чтобы навести наконец в нём порядок. Меч безвольно повис в ослабевающей руке; смертоносный Диск лежал за пазухой, позабытый. Тану осталось преодолеть лишь несколько шагов до алтаря — но зачем? Он опоздал; теперь всё погибло окончательно. Никогда раньше столь необоримая покорность и обессилевающее отчаяние не овладевали душой неистового в боях Хагена, свирепевшего от вида крови и сражавшегося, не обращая внимания на число окружавших его врагов. Нет, его не ослепил свет, не опалил до смерти пышущий жар; однако силы покидали его, таяли, точно лёд на солнце; и даже сознание не подняло тревогу.
Бородатое лицо над алтарём с неестественно правильными, чеканными чертами, без единой морщинки или родинки на гладкой, блестящей коже, больше всего похожей на тонкий слой раскалённого металла, — лицо Ямерта окончательно обрело плоть; начали прорисовываться шея и плечи.
Хаген не мог отвести взора от лишенных зрачков глаз, горящих белым огнём; ему казалось, они прожигают его насквозь, обращая в пепел саму его душу: где-то в глубине родилась жгучая, вяжущая боль, и, становясь всё сильнее, она толкнула тана вперёд, к белому камню алтаря. Голубой Меч хоть и нерешительно, но начал подниматься для удара.
На гладкой поверхности алтаря лежал прозрачный шар из горного хрусталя; сейчас он казался крошечной копией Солнца — амулет Ямерта. Если его нельзя забрать — то надо хотя бы разрубить, вспомнил Хаген; но невидящие, казалось бы, глаза Бога упёрлись в него, и он замер, словно погружённый в транс.
Из сверкающего сплетения острых лучей появились могучие, бугрящиеся мускулами плечи Ямерта; сжатый бронзовый кулак, казалось, раздвигает само пространство, стр