Электронная библиотека азбогаведаю.рф

:: Сайт Бородина А.Н. http://азбогаведаю.рф:: АЗ БОГА ВЕДАЮ! :: Электронная библиотека аудиокниг, электронных книг, видеоролики, фильмы, книги, музыка, стихи, программа,Рик Риордан, Rik Riordan, 39 ключей,Робин Хобб,Миссия шута, азбогаведаю.рф

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке азбогаведаю.рф

Приятного чтения!

Хобб Робин
Миссия Шута (Сага о Шуте и Убийце - 1)

Робин Хобб
Миссия Шута
(Сага о Шуте и Убийце - 1)
Пер. с англ. В. Гольдича, И. Оганесовой
В королевстве Шесть Герцогств царят мир и спокойствие. В
прошлом остались войны красных кораблей. Нет больше короля Верити.
Страной, пока не достиг совершеннолетия принц Дьютифул, правит
вдовствующая королева Кетриккен.
Фитц Чивэл, бывший королевский убийца, давно отошел от дел и
вот уже много лет живет в хижине неподалеку от покинутого городка
Кузница.
Но однажды к Фитцу является его старый учитель Чейд и зовет
бывшего ученика в Баккип - обучать юного принца владению Скиллом.
Навещает Фитца и давний друг, который некогда был шутом в Баккипе.
Он также утверждает, что пришла пора вернуться в большой мир. Фитц
не поддается на уговоры. Но вот приходит страшное известие:
наследник трона бесследно исчез, и, если его не найти, сорвется
помолвка принца и не будет заключен союз, на который королева
возлагала большие надежды...
Рут и ее верным соратникам,
Александру и другим крестоносцам
I
ЧЕЙД ПАДАЮЩАЯ ЗВЕЗДА
Так что же крутится: колесо времени или оставленный им след?
Загадка Келстара
Он пришел поздней дождливой весной и принес большой мир к моему порогу. В тот год мне исполнилось тридцать пять. Когда мне было двадцать, я считал, что люди, перевалившие тридцатилетний рубеж, балансируют на грани старческого слабоумия. Теперь же мне чудилось, будто я болтаюсь где-то по середине между юностью и дряхлостью: на неопытность молодости уже не сошлешься, но и время чудачеств старости еще не пришло. Откровенно говоря, я не знал, что о себе думать. Иногда казалось, что моя прошлая жизнь медленно исчезает, словно следы во время дождя, и вскоре я окончательно превращусь в человека, тихо доживающего свои дни в хижине между лесом и морем.
В то утро я лежал в постели, прислушиваясь к тихим звукам, порой приносящим мне покой. У негромко потрескивающего огня ровно дышал волк. Я потянулся к зверю Уитом, легко коснувшись его мыслей. Ему снилось, что он со стаей бежит по заснеженным склонам холма. Для Ночного Волка то был сон о тишине, холоде и быстроте. Я осторожно отступил, чтобы не мешать ему.
За маленьким окошком вернувшиеся по весне птицы уже распевали свои песни. Поднялся легкий ветер, и всякий раз, когда он шевелил кроны деревьев, на влажную траву обрушивались капли ночного дождя. Деревья были серебристые березы, и было их четыре. Я посадил их совсем маленькими. Теперь изящная листва берез отбрасывала ажурную тень на окно моей спальни. Я прикрыл глаза и ощутил мерцание света на веках. Не буду вставать, полежу еще немного.
Вчера у меня выдался не слишком удачный вечер, который пришлось провести в одиночестве. Мой мальчик, Нед, почти три недели назад уехал вместе со Старлинг и до сих пор не вернулся. Я не мог его винить. Моя тихая затворническая жизнь тяготила юношу. Старлинг недаром была менестрелем - ее рассказы о жизни в Баккипе рисовали такие яркие картины, что Нед не мог устоять. Поэтому я хоть и с неохотой, но отпустил его в Баккип погулять на празднике Весны. Пусть поест пирожных с каррисом, посмотрит кукольное представление, быть может, поцелует девушку. Нед стал слишком взрослым, ему уже нужно нечто большее, чем обильная пища и теплая постель. Я не раз говорил себе, что пришло время отпустить его, чтобы он нашел место ученика у хорошего плотника или столяра. У Неда довольно рано проявился талант к подобным занятиям, и чем раньше он начнет учиться, тем лучше овладеет ремеслом. Но я еще не был готов расстаться с ним. Я решил, что с удовольствием проведу месяц в одиночестве, привыкая все делать самостоятельно. К тому же у меня есть Ночной Волк. Что мне еще нужно?
Но стоило им уйти, как в моем маленьком доме стало слишком тихо. Радостное волнение мальчика, предвкушавшего путешествие, живо напомнило мне, как некогда я сам с нетерпением ждал праздника Весны. Кукольные представления и пирожные, девушки, которых удавалось поцеловать... Ко мне вернулись давно забытые воспоминания. Быть может, именно они вызвали сны, которые я не мог выбросить из головы. Дважды я просыпался в поту и судорогах. Мне удалось избавиться от кошмаров, но в последние четыре года они вновь стали тревожить меня. В последнее время они появлялись и вновь исчезали, совершенно непредсказуемо. Казалось, забытая магия Скилла вспомнила обо мне, чтобы нарушить мой мир и покой. Дни, гладкие и одинаковые, точно бусины на нитке, вдруг решительно изменились. Порой голод по Скиллу становился невыносимым - так язва губит плоть. В иные ночи мне снились яркие сны, вызывающие смутную тоску. Если бы мальчик был дома, я сумел бы избавиться от зова древней магии. Но Нед ушел, и вчера вечером я не стал сопротивляться Скиллу. Я спустился к берегу, присел на скамейку, которую сделал для меня мальчик, и послал свою магию вслед за волнами. Волк, укоризненно глядя на меня, сидел рядом. Я пытался не замечать его.
- Нет ничего хуже, чем привычка дразнить еж-рыбу, - заметил я.
Вот только ее иглы можно вытащить. А то, что ранит тебя, проникает глубже и гноится.
Он не смотрел мне в глаза, пока мы обменивались мыслями.
Почему бы тебе не поймать зайца?
Ты отослал мальчика вместе с луком.
- Ты и сам справишься. Раньше у тебя это прекрасно получалось.
Раньше ты ходил со мной на охоту. Почему бы нам не поохотиться вместе? Все лучше этого бесполезного занятия. Пора бы понять, что там нет человека, способного тебя услышать.
Но я должен... попытаться.
Зачем? Неужели моей компании тебе недостаточно?
Вполне достаточно. Всегда. - Я открылся, позволяя волку через Уит увидеть, как Скилл зовет меня. - Все дело в магии, а не во мне.
Убери это. Я не хочу ее видеть. - Когда я закрыл эту часть своего сознания, он жалобно спросил: - Твой Скилл никогда не оставит нас в покое?
Я не нашел ответа. Волк улегся на землю, положив тяжелую голову на лапы, и закрыл глаза. Он оставался рядом, потому что боялся за меня. Прошлой зимой я дважды перенапрягся, сжег слишком много ментальной энергии, пытаясь войти в контакт при помощи Скилла, и не смог самостоятельно добраться до дома. Ночному Волку пришлось звать на помощь Неда. Сейчас мы остались вдвоем.
Я понимал, что мои попытки глупы и тщетны. Однако перестать не мог. Как голодающий ест траву, чтобы облегчить боль в пустом желудке, так и я тянулся Скиллом, прикасаясь к чужим жизням. Иногда мне удавалось прочитать мысли и немного заполнить пустоту в своей душе. Я мог узнать что-нибудь о жизни семьи рыбаков. Или о тревогах капитана, взявшего на борт слишком большой груз. А помощника капитана мучили раздумья о человеке, за которого хотела выйти его дочь, - уж слишком ленив был жених. Юнга проклинал судьбу: корабль придет в Баккип слишком поздно, и он не успеет на Весенний праздник. Останутся лишь увядшие цветочные гирлянды - парню всегда не везло.
Мне удавалось ненадолго отвлечься, когда я читал простые мысли простых людей. Я вновь ощущал, что мир есть нечто большее, чем четыре стены моей хижины или сад под окном. Однако подобные жалкие попытки не имели ничего общего с истинной властью Скилла. Ничто не может сравниться с ощущением, когда два разума сливаются и тебя охватывает понимание цельности мира, в котором твое собственное тело - лишь едва заметная пылинка.
Волк сдавил зубами мое запястье и заставил отвлечься.
Пойдем. Хватит. Если ты сейчас свалишься, то всю ночь проведешь на мокром песке. Я не мальчик, мне не дотащить тебя до хижины. Пойдем.
Я встал, чувствуя, как потемнело в глазах от резкого движения. Впрочем, дурнота скоро прошла, но мрачные мысли меня не оставили. Сквозь сгущающиеся сумерки я побрел следом за волком в хижину, где пылал огонь в камине, а на столе оплывали свечи. Я сделал себе черный горький чай из эльфовской коры, в надежде унять головную боль, но понимая, что настроение у меня от этого лучше не станет. Потом я сжег полученную нервную энергию, поработав над рукописью, - я описывал стратегию игры в камни. Я несколько раз пытался завершить трактат, но всякий раз терпел поражение. Есть только один способ научиться, говорил я себе, - играть. На сей раз я решил добавить к тексту иллюстрации, чтобы показать варианты игры. Когда я отложил рукопись, приближался рассвет. Я просмотрел свои записи и пришел к выводу, что совершил еще одну неудачную попытку. И отправился спать - скорее слишком рано, чем поздно.
Я проснулся, когда половина утра уже миновала. В дальнем углу двора возились и сплетничали цыплята. Прокукарекал петух. Я застонал. Пришло время вставать. Нужно проверить яйца и насыпать в кормушки зерна, чтобы успокоить домашнюю птицу. Огород начал просыпаться после зимней спячки, пора взяться за прополку и посадить феск, который съели личинки. Нужно собрать пурпурные ирисы, пока они в цвету. Моя последняя попытка сделать из них красные чернила закончилась неудачей, но я намеревался предпринять новую. А еще следует наколоть дров, приготовить кашу, разжечь камин. И если я сегодня не заберусь на ясень возле курятника, чтобы срубить сломанную ветку, ветер сбросит ее на цыплят.
И еще мы должны сходить к реке и посмотреть, не пошла ли рыба. Очень хочется поесть свежей рыбки, - пополнил Ночной Волк мой мысленный список работ.
В прошлом году ты чуть не умер, когда съел гнилую рыбу.
Значит, у нас есть все основания отправиться на рыбную ловлю, ты можешь воспользоваться копьем мальчика.
И промокнуть до костей.
Лучше промокнуть и замерзнуть, чем ходить голодным.
Я перевернулся на другой бок и вознамерился еще немного поспать. Могу я хоть раз поваляться в постели? Да и кому до этого дело? Цыплятам? Прошло, как мне показалось, всего несколько мгновений, когда мысль волка растормошила меня.
Проснись, мой брат. Приближается чужая лошадь.
Я тотчас же очнулся ото сна и насторожился. Оказалось, после первого пробуждения я проспал несколько часов - судя по тому, как сместился солнечный луч, что падал в окно. Я встал, накинул куртку, застегнул пояс и надел сандалии - кожаные подошвы на узких ремешках. Затем откинул волосы и потер заспанные глаза.
- Пойди посмотри, кто это, - попросил я Ночного Волка.
Сам посмотри. Он уже у порога.
Я никого не ждал. Старлинг навещала меня три или четыре раза в год и проводила в моей хижине несколько дней. Она привозила с собой бумагу, хорошее вино и свежие новости, но им с Недом еще рано возвращаться. Другие посетители стучались в мою дверь редко. В соседней долине жил Бейлор, но у него не было лошади. Дважды в год приходил лудильщик. Он нашел мою хижину случайно, когда во время бури его лошадь захромала и он заметил свет в окнах. С тех пор ко мне иногда заглядывали случайные путники. Лудильщик вырезал из дерева свернувшуюся клубком кошку - символ гостеприимного дома и повесил ее там, где тропа сворачивала к моей хижине. Я нашел знак, но оставил как есть - хорошо бывает иногда повидать других людей.
Скорее всего, ко мне забрел заблудившийся путешественник или притомившийся в пути торговец. Что ж, гость отвлечет меня от грустных мыслей, подумал я, но не слишком поверил самому себе.
Я услышал, как лошадь остановилась возле дома, всадник спешился.
Седой. Волк негромко зарычал.
Сердце едва не остановилось в моей груди. Я медленно приоткрыл дверь, когда старик собрался постучать. Он всмотрелся в мое лицо и улыбнулся.
- Фитц, мальчик мой. О Фитц!
И он протянул руки, чтобы обнять меня. На мгновение я замер на месте, не в силах пошевелиться. Даже не знаю, что я почувствовал. После стольких лет мой старый наставник нашел меня - это пугало. На то должна быть причина; ну не мог же он приехать, просто чтобы повидаться со мной! Однако в то же время я ощутил родство и любопытство, которое Чейд всегда пробуждал во мне. Когда я был мальчишкой, он вызывал меня по ночам, и я поднимался из своей комнатушки по потайной лестнице в его покои высоко в башне. Там он смешивал яды и учил меня ремеслу убийцы, там я навеки стал принадлежать ему. И всякий раз, когда открывалась потайная дверь, мое сердце начинало биться быстрее. И хотя за долгие годы я не раз испытывал боль и разочарование, он все еще производил на меня прежнее впечатление. Тайны и обещание приключений сопровождали Чейда.
И я протянул руки, обхватил его сутулые плечи и крепко обнял своего наставника. Старик вновь стал тощим, как в те дни, когда я впервые увидел его. Но теперь я был затворником в старой куртке из серой шерсти. А Чейд красовался в голубых королевских рейтузах и камзоле с зелеными накладками в тон глазам. Наряд дополняли сапоги и перчатки из мягкой черной кожи. Зеленый плащ был подбит мехом. Воротник и рукава украшали белые кружева. Уродливые шрамы, заставлявшие Чейда скрываться от людей, побледнели и стали не так заметны. Седые волосы свисали до плеч. Он носил серьги с изумрудами, а его грудь украшала золотая цепь с еще одним крупным изумрудом.
Старый убийца насмешливо улыбнулся, заметив, что я разглядываю его роскошный наряд.
- О, королевский советник должен соответствовать своему званию, иначе ему не видать уважения.
- Понятно, - пробормотал я, но тут же опомнился и сказал уже более уверенно: - Ну, не стой на пороге, заходи. Боюсь, в моей хижине ты не найдешь той роскоши, к какой привык, но я рад видеть тебя.
- Я приехал вовсе не затем, чтобы искать недостатки в твоем доме, мальчик мой. Мне хотелось тебя повидать.
- Мальчик? - спросил я, с улыбкой пропуская гостя в хижину.
- Ну да. Для меня ты навсегда останешься мальчиком. Таково одно из преимуществ возраста: я могу называть людей, как мне вздумается, и никто не возражает. О, я вижу, твой приятель по-прежнему с тобой. Ночной Волк кажется, так его зовут? Ты немного постарел, волк, раньше у тебя не было седины на морде. Ну, иди сюда, вот так, мой хороший. Фитц, ты не позаботишься о моей лошади? Я все утро не слезал с седла, а прошлую ночь мне пришлось провести на ужасном постоялом дворе. Я немного устал. И принеси мои седельные сумки, пожалуйста. Ну вот, хороший мальчик.
Повернувшись ко мне спиной, он наклонился, чтобы почесать волка за ушами. Чейд не сомневался, что я выполню все его указания. Я ухмыльнулся и вышел из хижины. Черная кобыла оказалась чудесным, доброжелательным животным. Приятно ухаживать за таким благородным существом. Я напоил лошадь, насыпал ей зерна, которым кормил цыплят, и отвел в пустой загон, где обычно стоял пони. Седельные сумки были довольно тяжелыми, а в одной из них что-то многообещающе булькало.
Когда я вернулся, Чейд сидел за письменным столом и изучал мои бумаги с таким видом, словно они были его собственными.
- Ага, вот и ты. Спасибо, Фитц. Ты пишешь об игре в камни? Это Кеттл научила тебя играть, чтобы отвлечь от дороги Скилла? Любопытно. Я бы хотел получить эту работу, когда ты ее закончишь.
- Как пожелаешь, - спокойно ответил я. Однако меня одолела тревога. Мой старый наставник начал произносить имена, которые я давно уже не вспоминал. Кеттл. Дорога Скилла. Я постарался вновь задвинуть их в прошлое. - Я больше не Фитц, мягко напомнил я. - Теперь меня зовут Том Баджерлок, Барсучий Хвост.
- В самом деле?
Я коснулся седой пряди.
- Вот почему. Простое имя. Я всем говорю, что родился с седой прядью, поэтому родители назвали меня Барсучьим Хвостом.
- Понятно, - сдержанно ответил Чейд. - Звучит логично. - Он откинулся на спинку кресла, и она заскрипела. - Я привез бренди, если, конечно, у тебя найдутся чашки. И имбирные пирожные, которые так здорово печет Сара... Думал, я забыл, что ты их любишь? Боюсь, они слегка раскрошились, но на вкус это не повлияло.
Волк уже занял удобное место, его нос торчал у края стола, безошибочно указывая на седельные сумки.
- Значит, Сара все еще работает кухаркой в Баккипе? - спросил я, пытаясь отыскать две приличные чашки.
Самого меня не слишком раздражал битый фаянс, но не хотелось выглядеть нищим в глазах Чейда. Он вышел вслед за мной на кухню.
- Ну, не совсем. Она уже не может долго стоять у плиты - болят ноги. Однако ей сделали большое мягкое кресло и поставили на помосте в углу кухни. Оттуда Сара всем и заправляет. Сама она готовит только свои любимые блюда: фигурное печенье, пирожные и другие сласти. А всем прочим занимается молодой парень по имени Дафф. - Пока говорил, Чейд распаковывал седельные сумки.
Он с довольным видом поставил на стол две бутылки бренди из Песчаного Края. Я уже и забыл, когда в последний раз пил что-нибудь подобное. Потом появились имбирные пирожные, слегка помятые, как и предсказывал Чейд. Волк втянул носом воздух, из его пасти закапала слюна.
- Вижу, ему я тоже угодил, - сухо заметил мой гость, бросая Ночному Волку пирожное.
Зверь ловко поймал угощение и унес к камину, где принялся не спеша есть.
Тем временем из седельных сумок появлялись все новые и новые сокровища. Кипа превосходной бумаги, бутылочки с синими, красными и зелеными чернилами. Толстый имбирный корень, только что пустивший побеги, - к лету он вырастет. Пакетики с приправами. И большая роскошь для меня: круг свежего сыра. В маленьком деревянном ларце я обнаружил забытые, но прежде так хорошо знакомые предметы. Я предполагал, что они навсегда для меня потеряны. Кольцо принца Руриска из Горного Королевства. Наконечник стрелы, пронзившей грудь принца, - лишь чудом тогда брату Кетриккен удалось избежать смерти. Маленькая резная шкатулка для ядов, много лет назад сделанная моими руками. Я открыл ее, но она оказалась пустой. Захлопнув крышку, я поставил шкатулку на стол и посмотрел на Чейда. Нет, он приехал не просто так. Наставник принес все эти приметы из прошлого намеренно - они тянулись за ним, словно изукрашенный шлейф богатой дамы, входящей в тронный зал. Впустив старика в дом, я открыл дверь своему прежнему миру.
- Зачем? - спокойно спросил я. - Зачем после стольких лет ты разыскал меня?
- Ну ладно, - ответил Чейд, со вздохом усаживаясь в мое кресло, откупорил бренди и налил нам обоим. - На то есть дюжина причин. Я видел твоего мальчика вместе со Старлинг. И сразу понял, кто он такой. Нет, он похож на тебя не больше, чем Неттл на Баррича. Но у него твои манеры, тот же взгляд, и он так же склоняет голову набок, прежде чем принять решение. Он напомнил мне тебя, когда ты был в его возрасте...
- Ты видел Неттл, - перебил я Чейда.
- Конечно, - ответил он. - Хочешь, чтобы я рассказал о ней?
Я промолчал, чтобы не выдать волнения. Нельзя проявлять к ней интерес. И все же у меня появилось предчувствие, что моя дочь Неттл, которую я никогда не видел, стала причиной появления Чейда. Я посмотрел на свою чашку - стоит ли пить бренди за завтраком? Потом мои мысли вернулись к Неттл, которую мне пришлось оставить вопреки моей воле, - иногда обстоятельства вынуждают нас делать то, что делать совсем не хочется. Я выпил. И понял, что успел забыть вкус превосходной выпивки. Тепло разлилось по моему телу, точно юношеская страсть.
Чейд проявил милосердие и не стал дожидаться, пока я отвечу.
- Она похожа на тебя, только худенькая и женственная, - сказал он и улыбнулся, увидев, что я ощетинился. - Но странное дело, еще больше она похожа на Баррича. Она переняла его манеры даже в большей степени, чем пятеро его сыновей.
- Пятеро! - потрясение воскликнул я.
Чейд ухмыльнулся.
- Пятеро парней, и все относятся к отцу с завидным почтением. Тут они разительно отличаются от Неттл. А она в совершенстве овладела мрачным взглядом Баррича и потчует им старика всякий раз, когда тот имеет неосторожность нахмуриться. Впрочем, такое бывает редко. Не стану утверждать, что она его любимица, но мне кажется, своим упрямством она заслужила у Баррича больше уважения, чем мальчики искренним почтением. Она так же нетерпелива, как он, и обладает таким же обостренным чувством собственной правоты. И еще ей присуще твое упрямство. Впрочем, она могла научиться ему и у Баррича.
- Ты видел его?
Когда-то этот человек вырастил меня, а теперь - еще и мою дочь. Он взял в жены женщину, которую, как все думали, я бросил. Они считают, что я умер. Их жизнь продолжается без моего участия. В моем сердце боль смешалась с любовью, когда Чейд рассказывал мне о них. Чтобы избавиться от неприятного вкуса во рту, я выпил еще немного бренди.
- Как я мог увидеть Неттл, не посетив Баррича? Он заботится о ней, как... отец. С Барричем все хорошо. Конечно, он продолжает хромать. Но он нечасто ходит пешком, так что нога не слишком его беспокоит. Вокруг него постоянно полно лошадей - как и раньше. - Чейд откашлялся. - Знаешь, мы с королевой позаботились о том, чтобы жеребят Радди и Суути отдали Барричу. Благодаря им он основал племенную ферму. Кобылу, которую ты расседлал - ее зовут Зола, - я получил от Баррича. И он не только разводит, но и объезжает лошадей. Конечно, ему никогда не стать богачом - как только у него появляются деньги, старик сразу же покупает новую лошадь или землю под пастбища. Но когда я спросил его о делах, он ответил: "Все хорошо".
- А как Баррич отнесся к твоему визиту? - спросил я.
Теперь мой голос звучал почти буднично - повод гордиться собой. Чейд вновь ухмыльнулся, но в его глазах появилось грустное выражение.
- После того как пришел в себя от удивления, он принял меня весьма и весьма почтительно. А на следующее утро, когда один из его близнецов кажется, Ним - оседлал для меня лошадь, Баррич вышел проводить меня и очень вежливо пообещал прикончить старину Чейда, если заметит, что я проявляю интерес к Неттл. Он произнес это с искренним сожалением, но у меня не осталось ни тени сомнения, что он выполнит свое обещание. Так что можешь не говорить мне, что к его словам следует отнестись со всей серьезностью.
- Неттл знает, что Баррич ей не родной отец? Что ей известно обо мне?
У меня возникали все новые и новые вопросы. Я постарался выкинуть их из головы. Я ненавидел себя за гнусное чувство собственника, которое заставляло меня спрашивать, но ничего не мог с собой поделать. Это все равно что бороться с соблазном заняться Скиллом - я должен, должен узнать обо всем, что произошло за прошедшие годы.
Чейд отвел глаза и сделал большой глоток бренди.
- Не знаю. Она зовет его папой. И очень любит, принимая без малейших оговорок. О да, она может не согласиться с ним, но только если речь идет не о самом Барриче. Боюсь, с матерью у нее не такие простые отношения. Неттл не проявляет интереса к пчелам или свечам, но Молли мечтает о том, чтобы дочь продолжала ее дело. Однако девица столь упряма, что, боюсь, Молли придется передать ремесло одному или двум сыновьям и смириться. - Он выглянул в окно и добавил: - В присутствии Неттл она не произносит твое имя.
Я повертел в руках чашку.
- А что же Неттл интересует?
- Лошади. Соколы. Мечи. Ей пятнадцать, и я ожидал услышать от нее о молодых парнях, но они ее совсем не занимают. Возможно, женщина в ней еще не пробудилась, или у нее слишком много братьев, чтобы иметь романтические заблуждения относительно мужчин. Она мечтает сбежать в Баккип и вступить в королевскую стражу. Неттл знает, что раньше Баррич был главным королевским конюшим. Я рассчитывал, что он согласится на предложение Кетриккен вновь занять эту должность. Однако старик отказался. Неттл так и не поняла почему.
- Но я-то знаю.
- Я тоже. Когда я гостил у них, речь зашла о том, что я могу забрать с собой Неттл, даже если сам Баррич не захочет возвращаться в Баккип. Она могла бы стать моим пажом, да и королева Кетриккен охотно взяла бы Неттл фрейлиной. Пусть девочка поживет в городе, узнает королевский двор, сказал я Барричу, но он тут же отклонил мое предложение. Казалось, оно его оскорбило.
Сам того не желая, я облегченно вздохнул. Чейд поднес к губам бренди, продолжая за мной наблюдать. Он ждал. Он знал, каким будет мой следующий вопрос. Зачем? Зачем он навестил Баррича, почему предложил забрать Неттл в Баккип? Я вновь глотнул бренди и посмотрел на старика. Да, он постарел, но совсем не так, как другие люди. Волосы стали совершенно белыми, но зеленые глаза блестели из-под белоснежных локонов совсем как раньше. Интересно, сколько усилий ему пришлось приложить, чтобы не позволить плечам поникнуть, какие снадобья он принимает, чтобы сохранять живость и энергию, и чего ему это стоит? Он старше короля Шрюда Проницательного, а Шрюд умер много лет назад. Королевский бастард, как и я, Чейд расцветал от интриг и раздоров качество, которого у меня никогда не было. Я покинул двор и все, с ним связанное. А мой старый наставник решил остаться, став незаменимым для нового поколения Видящих.
- Понятно. А как поживает Пейшенс?
Этот вопрос я подобрал с особым тщанием. Меня не слишком интересовали новости о жене моего отца, но ответ гостя пригодился бы мне, чтобы подобраться к более животрепещущей теме.
- Леди Пейшенс Терпеливая? Ну, прошло уже несколько месяцев с тех пор, как я ее видел в последний раз. Пожалуй, целый год. Ты же знаешь, она живет в Тредфорде и, кстати, весьма успешно правит своими владениями. Довольно неожиданно, если подумать. Когда она была королевой и женой твоего отца, ей не удалось себя проявить. Потом она стала вдовой, и все привыкли к эксцентричной леди Пейшенс. Но стоило всем сбежать из Баккипа, она превратилась в королеву - если не по титулу, то по сути. Кетриккен поступила мудро, выделив Пейшенс владения, поскольку в Баккипе вдову воспринимали как королеву.
- А принц Дьютифул?
- Ужасно похож на своего отца, насколько это вообще возможно, - ответил Чейд, покачав головой. Я внимательно наблюдал за ним, пытаясь понять, что стоит за его словами. Что ему известно? Он нахмурился и продолжал: Королева вынуждена отпускать его из Баккипа. Люди говорят о принце так же, как о твоем отце, Чивэле: "Правильный донельзя". Боюсь, они недалеки от истины.
Голос моего гостя едва заметно изменился.
- Недалеки? - спросил я.
Улыбка Чейда вышла слегка смущенной.
- В последнее время мальчик ведет себя странно. Он всегда предпочитал одиночество - и неудивительно, так часто бывает с единственным наследником. Ему ведь следует постоянно помнить о своем титуле, и он не должен никому выказывать особого расположения. В результате у принца развилась склонность к самосозерцанию. Но в последнее время он стал подвержен приступам черной меланхолии. Дьютифул настолько погружен в собственные мысли, что не обращает внимания на окружающий его мир. Он по-прежнему подобающим образом держится в обществе, однако...
- Ему исполнилось четырнадцать? - спросил я. - Нед в последнее время ведет себя так же. Я размышлял о его поведении и пришел к выводу, что мне следует дать мальчику больше свободы. Для него пришло время повидать мир.
Чейд кивнул.
- Пожалуй, ты прав. Мы с королевой Кетриккен пришли к сходному решению относительно принца Дьютифула.
Судя по его тону, я только что сам засунул голову в петлю.
- Да? - осторожно проговорил я.
- Да? - передразнил меня Чейд, налил себе еще бренди и усмехнулся, показывая, что игра окончена. - О да. Ты и сам, несомненно, догадался. Мы хотим, чтобы ты вернулся в Баккип и начал обучать принца Дьютифула Скиллу. А заодно и Неттл, если удастся убедить Баррича отпустить девушку в замок. Конечно, при условии, что у нее есть способности.
- Нет, я не стану этого делать, - сразу же ответил я, чтобы не дать себя уговорить.
Уж не знаю, насколько уверенно прозвучал мой отказ. Не успел Чейд сформулировать свое предложение, как я загорелся желанием отправиться в Баккип. Вот самый простой способ покончить со всеми моими тревогами и сомнениями! Обучить новую группу людей, способных пользоваться Скиллом. Я знал, что у Чейда есть манускрипты с описанием древней магии. Много лет назад Гален, мастер Скилла, а позднее принц Регал скрыли от нас их существование. Но теперь я смогу изучать записи и тренировать других, но не так, как Гален, а должным образом. Принц Дьютифул получит отряд защитников, обученных Скиллу, а я избавлюсь от одиночества. Я снова смогу входить в контакт с людьми, владеющими, подобно мне, этой магией.
И оба моих отпрыска узнают меня - если не как отца, то хотя бы как человека.
Чейд, как всегда, отличался удивительным коварством. Он почувствовал мою неуверенность, и отказ повис в воздухе. Старик держал чашку двумя руками, потом бросил быстрый взгляд на бренди, чем живо напомнил мне Верити. Когда он снова посмотрел на меня, в его зеленых глазах я не нашел сомнений. Он не стал задавать вопросы или требовать. Ему оставалось только ждать.
Я все прекрасно понимал, но от этого мне было не легче.
- Ты знаешь, что я не могу. И тебе известно почему.
Чейд слегка покачал головой.
- Вовсе нет. На каком основании принц Дьютифул должен быть лишен своего наследия Видящего? - Он чуть помолчал и добавил: - Или Неттл?
- Наследия? - Я горько рассмеялся. - Скорее, это семейная болезнь, Чейд. Она подобна голоду - а когда тебя научат его утолять, недуг становится неизлечимым. И тогда тобой начинает управлять чуждая сила, которая может заставить тебя отправиться в неведомые земли, что лежат дальше Горного Королевства. Ты видел, что произошло с Верити. Скилл уничтожил его. Подчинил его себе, превратил в дракона. Да, Верити спас Шесть Герцогств. Но даже если бы нам не нужно было сражаться с красными кораблями, Верити Истина ушел бы в горы. Скилл звал его. Таков неумолимый рок всех, владеющих древней магией.
- Я прекрасно тебя понимаю, - признался Чейд. - Но мне кажется, ты ошибаешься. Я пришел к выводу, что Гален сознательно вселил в тебя страх перед Скиллом. Он ограничил твое знание и заставил бояться. Однако я читал манускрипты. Мне не удалось их полностью расшифровать, но мне известно, что Скилл есть нечто большее, чем способность общаться на расстоянии. С его помощью человек может продлить свою жизнь, улучшить здоровье, усилить обаяние. Твое обучение... не знаю точно, как далеко оно зашло, но не сомневаюсь, что Гален постарался очень многое от тебя скрыть. - Он говорил, с каждым словом все более и более распаляясь, словно речь шла о бесценном кладе. - Скилл обладает огромным потенциалом. В манускриптах содержатся намеки на то, что он может быть использован не только для определения болезни, но и для исцеления. Человек, овладевший Скиллом, способен видеть мир глазами другого существа, слышать то, чего не слышат другие...
- Чейд, - негромко сказал я, и мой старый наставник умолк.
Когда он признался, что читал манускрипты, меня на мгновение охватила ярость. Он не имел права, подумал я, но тут же спохватился: если ему дала их королева, то у Чейда не меньше прав, чем у меня. Да и кому еще читать о Скилле? Мастеров не осталось. Все, кто обладал этим талантом, умерли. Нет, их убил я, одного за другим - последних людей в Баккипе, способных применять Скилл. Они предали своего короля, поэтому я их уничтожил. А заодно истребил и саму магию. И теперь рассудок говорил мне, что возрождать к жизни древнее умение не стоит.
- Я никогда не был мастером Скилла, Чейд. И дело не только в том, что мои познания ограниченны - обучение так и не было закончено. Мои способности не отличаются устойчивостью. Возможно, Кетриккен рассказала тебе или ты сам читал в манускриптах, что эльфовская кора отрицательно влияет на Скилл. Она подавляет или вовсе убивает дар. Я пытался не использовать кору; мне не нравится, как она на меня действует. Но даже расплывающийся мир лучше, чем тяга к Скиллу. Иногда я принимал эльфовскую кору каждый день - таким сильным становился голод по Скиллу. - Я отвернулся, увидев тревогу на его лице. Если у меня и был дар, сейчас от него мало что осталось.
- Твое стремление к Скиллу указывает, что способности не утрачены, Фитц, - задумчиво проговорил Чейд. - Сожалею, что тебе пришлось так сильно страдать, - мы ни о чем не догадывались. Я считал, что стремление к Скиллу напоминает тягу к алкоголю или курению и по прошествии времени слабеет или исчезает.
- Нет. Ты ошибался. Иногда оно дремлет. Проходят месяцы или даже годы. А затем, без всякой причины, желание воспользоваться Скиллом просыпается.
На мгновение я зажмурил глаза. Говорить о Скилле, думать о нем - значит провоцировать такой приступ.
- Чейд, я знаю, что ты приехал ко мне именно по этой причине. И ты слышал мой отказ. Можем мы теперь побеседовать о чем-нибудь другом? Наш разговор причиняет мне боль.
Некоторое время Чейд молчал. Потом с фальшивым оживлением заявил:
- Конечно можем. Я говорил Кетриккен, что ты не согласишься. - Он вздохнул. - Просто я хотел воспользоваться тем, что мне удалось узнать из манускриптов. Что ж, я сказал все, что хотел. Ну, что тебя интересует?
Неожиданно меня охватил гнев.
- Неужели ты, прочитав несколько манускриптов, собираешься учить принца Скиллу?
- Ты не оставляешь мне выбора, - буркнул Чейд.
- Ты осознаешь опасность, которой подвергнется Дьютифул? Скилл притягивает, Чейд. Он воздействует не только на разум, но и на сердце. Человека охватывает желание раствориться в Скилле, стать с ним единым целым. Если в процессе обучения принц уступит этому желанию, он утонет в Скилле. И рядом не будет человека, способного его вернуть.
Я взглянул на Чейда и увидел, что он не понимает, о чем я говорю. Он лишь упрямо заявил:
- В манускриптах написано, что не учить человека с талантом к Скиллу опасно. В некоторых случаях молодые люди начинают пользоваться его магией инстинктивно, не понимая, какая в ней таится угроза. Даже наставник с минимальными познаниями лучше для юного принца, чем полнейшее неведение.
Повисло долгое молчание.
- Я не стану в этом участвовать, Чейд, - наконец сказал я. - Я отказываюсь. Много лет назад, сидя рядом с умирающим Уиллом, я дал себе обещание. Я не убивал его. Больше я не буду убийцей, инструментом в чужих руках. Я не позволю себя использовать. Мне пришлось принести слишком много жертв. Полагаю, я заслужил покой. И если вы с Кетриккен думаете иначе и отказываетесь давать мне деньги, я проживу и без них.
Лучше назвать вещи своими именами. Когда я в первый раз нашел кошелек с деньгами после визита Старлинг, я счел себя оскорбленным. И лелеял обиду до ее следующего посещения. Она лишь рассмеялась и заверила меня, что эти деньги не от нее - мне назначена пенсия за услуги, оказанные Шести Герцогствам. И тогда я понял, что Чейд знает обо мне все, что известно Старлинг. Именно он посылал мне превосходную бумагу и отличные чернила, которые она иногда привозила. Вероятно, возвращаясь в Баккип, Старлинг отправлялась к Чейду на доклад. Я сказал себе, что мне наплевать. Возможно, мой старый наставник присматривал за мной в надежде, что я еще пригожусь. Наверное, он прочитал эти мысли на моем лице.
- Фитц, успокойся. - Старик протянул руку и потрепал меня по плечу. Об этом не может быть и речи. Мы оба прекрасно понимаем, что ты сделал для нас и для Шести Герцогств. До тех пор, пока ты жив, мы будем обеспечивать тебя всем необходимым. И выброси из головы обучение принца Дьютифула. Это не твоя забота.
И вновь я спросил у себя, что ему известно.
- Да, ты прав, меня это не касается. Я лишь предупреждаю тебя о необходимости соблюдать осторожность.
- О Фитц, ты же знаешь, что я всегда осторожен.
Глотнув бренди, я посмотрел поверх фаянсового края чашки и заметил в глазах гостя улыбку. Я отставил чашку в сторону, но не думать о предложении Чейда было все равно что пытаться выдернуть дерево за корни. Конечно, я боялся, что неумелое руководство подставит принца под удар. Однако желание создать новый отряд владеющих Скиллом и удовлетворить собственную жажду оказалось сильнее страха за судьбу Дьютифула. Именно по этой причине я не имел права заставлять страдать еще одно поколение.
Чейд не нарушил свое слово. Он больше не упоминал о Скилле. Мы много часов проговорили о судьбах людей, живущих в Баккипе. Блейд стал дедушкой, а у Лейси болят суставы, и ей пришлось отказаться от плетения кружев. Хендс теперь главный конюх Баккипа. Он взял себе жену родом с континента, рыжеволосую и с соответствующим темпераментом. Все их дети унаследовали цвет волос у матери. Она держит Хендса на коротком поводке, и, если верить Чейду, такое положение вещей вполне устраивает ее мужа. В последнее время жена уговаривает Хендса вернуться в Фарроу, на ее родину, и он не особенно возражает. Вот почему Чейд и навестил Баррича, чтобы предложить ему прежнюю должность.
Вскоре знакомые лица всплыли у меня в памяти, мне ужасно захотелось вернуться в Баккип, и я не мог удержаться от новых вопросов. Когда мы все обсудили, я провел Чейда по дому и саду, словно мы превратились в двух кумушек, встретившихся после долгой разлуки. Я показал ему цыплят и березы, которые сам посадил, и тропинки для прогулок. Завел в мастерскую, где делал краски и чернила, которые Нед потом продавал на рынке. Чейд был немного удивлен.
- Я привез тебе чернила из Баккипа, но мне кажется, что твои даже лучше.
Он похлопал меня по плечу, как в былые времена, когда я удачно смешивал яды, и на меня приятной волной накатило знакомое ощущение гордости.
Я показал ему даже больше, чем следовало. Когда Чейд посмотрел на мой огород, он обратил внимание, что успокаивающие и болеутоляющие травы преобладают над прочими. А когда мы подошли к скамейке на вершине утеса, откуда открывался вид на море, он заметил:
- Да, Верити здесь бы понравилось.
Однако он больше не упоминал о Скилле.
В тот вечер мы поздно легли спать, и я научил Чейда основам игры в камни. Ночному Волку наскучили наши разговоры, и он отправился на охоту. Зверь слегка ревновал, но я решил, что разберусь с ним позднее. Когда мы закончили играть в камни, я принялся расспрашивать Чейда о его житье. Он с улыбкой рассказал, что с удовольствием окунулся в жизнь двора. И еще он поведал мне о своей юности, хотя раньше всегда уклонялся от вопросов на эту тему. Он был беспечным кутилой до того дня, пока не ошибся, когда готовил одно из снадобий, и эта ошибка изуродовала его лицо. С тех пор он стыдился своей внешности и держался в тени, став королевским убийцей. В последние годы он вернулся к образу жизни, который вел в молодости. Теперь ему нравилось танцевать и общаться с красивыми и умными дамами. Я порадовался за него и, скорее в шутку, спросил:
- А как твоя тайная работа для короны сочетается с новым образом жизни?
Он ответил совершенно откровенно:
- Я справляюсь. Да и мой нынешний помощник оказался расторопным и толковым. Пройдет немного времени - и я смогу полностью передать свои обязанности в молодые руки.
Я вдруг почувствовал укол ревности - другой человек занял мое место. Через мгновение я понял, как это глупо. Видящим необходим человек, который будет без лишнего шума приводить в исполнение королевские приговоры. Я же сам заявил, что больше не буду королевским убийцей. Наивно полагать, что с моим отказом нужда в таком человеке исчезнет. Я попытался вернуть себе прежнюю уверенность.
- Значит, в башне продолжаются эксперименты и уроки?
Чейд мрачно кивнул.
- Совершенно верно. На самом деле...
Он неожиданно поднялся со стоящего у камина кресла. И я вдруг понял, что к нам вернулись прежние привычки: Чейд сидел у огня, а я примостился у его ног. Меня поразило, каким естественным мне показалось такое положение. Пока Чейд копался в седельных сумках, я встряхнул головой. Наконец он вытащил покрытую пятнами фляжку из твердой кожи.
- Я хотел тебе это показать, но за разговорами чуть не забыл. Ты помнишь, меня всегда интересовал огонь неестественного происхождения и дым?
Я закатил глаза. Его "интерес" не раз приводил к тому, что нам обоим приходилось подолгу лечиться от ожогов. Потом я вспомнил, как он в последний раз применил свою огненную магию: Чейд заставил факелы в Баккипе гореть и плеваться синим огнем в ту ночь, когда принц Регал объявил себя наследником короны Видящих. Тогда же убили короля Шрюда, а меня арестовали.
Возможно, Чейд тоже об этом вспомнил, но виду не подал и с улыбкой вернулся в кресло у огня.
- У тебя найдется клочок бумаги?
Я нашел ненужный листок и стал с некоторой долей скептицизма смотреть, как Чейд отрывает узкую полоску, складывает ее по всей длине и осторожно высыпает в получившийся желоб порошок из фляжки. Затем он аккуратно соединил края и ловким движением скрутил бумагу в жгут.
- А теперь посмотри, что у меня получилось!
Я с тревогой наблюдал за его манипуляциями. Чейд поднес бумажный жгут к огню. Однако ничего особенного не произошло. Бумага пожелтела, вспыхнула и быстро сгорела. В воздухе слабо запахло серой. И все. Я вопросительно приподнял бровь.
- Ничего не получилось! - огорченно воскликнул Чейд.
Однако он тут же оторвал еще одну полоску бумаги и высыпал из фляжки новую порцию порошка - побольше первой. Затем сунул бумажную полоску в огонь. На всякий случай, приготовившись к неприятностям, я отодвинулся подальше от камина, но Чейда вторично постигла неудача. Я потер губы, чтобы скрыть улыбку. Королевский убийца не скрывал досады.
- Ты думаешь, я утратил прежние навыки! - заявил он.
- Вовсе нет, - возразил я, но мне не удалось скрыть смех.
В третий раз Чейд сделал из бумаги толстую трубку, и не пожалел порошка. Я встал и отошел от камина на несколько шагов. Но, как и прежде, бумага просто сгорела.
Он разочарованно фыркнул, заглянул в горлышко фляжки и встряхнул. Затем, нахмурив лоб, закупорил ее.
- Туда каким-то образом попала влага. Ладно, фокус не удался. - И, уязвленный до глубины души, он бросил фляжку в огонь.
Присев рядом с ним у камина, я ощутил всю глубину его огорчения. Мне стало жалко старика, и я попытался смягчить удар.
- Это напомнило мне один случай, когда я перепутал дымный порошок с растертым корнем лансета. Ты помнишь? Глаза у меня слезились несколько часов.
Чейд коротко рассмеялся.
- Помню! - Он немного помолчал, улыбаясь воспоминаниям. Потом наклонился вперед и положил руку на мое плечо. - Фитц, - сказал он, заглянув мне в глаза. - Я ведь никогда тебя не обманывал, верно? Я был честен с тобой. И с самого начала рассказал о том, чему буду учить.
И я понял, что в наших отношениях осталась трещина. Я положил руку на его пальцы. На узкую кисть, обтянутую тонкой кожей. Не отводя глаз от пламени камина, я заговорил:
- Ты всегда был честен со мной, Чейд. Я сам себя обманывал. Мы оба служили королю и делали все, что могли. Я не вернусь в Баккип, но вовсе не из-за того, что сделал ты. Все дело в том, кем я стал. Мне не в чем упрекнуть тебя.
Я повернулся и посмотрел на наставника. Его лицо помрачнело, а в глазах я прочитал то, что он так и не сказал. Он скучал по мне и просил вернуться в Баккип еще и поэтому. И мне стало немного легче. Кто-то по-прежнему любит меня - во всяком случае, Чейд. Меня это тронуло, и на глаза навернулись слезы.
- Ты никогда не обещал мне спокойной и безопасной жизни.
И словно в подтверждение моих слов, в очаге полыхнула ослепительная вспышка. Если бы я не смотрел на Чейда, я бы потерял зрение. Взрыв оглушил меня. Во все стороны полетели искры и угольки, пламя взметнулось вверх, как разъяренный зверь. Мы отскочили от камина. Через мгновение сажа из давно не чищенной трубы рухнула вниз и почти погасила огонь в камине. Мы с Чейдом заметались по комнате, спешно затаптывая угольки и тлеющие осколки фляжки, чтобы не загорелся пол. С громким стуком распахнулась дверь, и в дом влетел Ночной Волк. Ему пришлось выпустить когти, чтобы остановиться.
- Я цел и невредим, - заверил его я, с некоторым опозданием заметив, что кричу.
Ночной Волк презрительно фыркнул, недовольный запахом гари, окутавшим комнату, молча повернулся и скрылся в ночи. Чейд с довольным видом хлопнул меня по спине. Нам пришлось потратить некоторое время, чтобы навести в доме порядок. Затем мы расположились подальше от камина.
- Так для чего нужен твой замечательный порошок? - невинно спросил я, налив нам по чашечке бренди, привезенного из Песчаного Края.
- Клянусь яйцами Эля, я не собирался устраивать безобразие в твоем камине. Прежде мне удавалось получить ослепительную белую вспышку. Я никак не ожидал такого результата. Интересно, почему так вышло? Что не так? Проклятье. Как жаль, что я не помню, что было во фляжке... - Он хмуро уставился в огонь.
Я не сомневался, что новому ученику придется поломать голову над эти загадкой. Не завидую я ему - поскольку представляю, какие эксперименты ему предстоит поставить под руководством своего наставника.
Чейд переночевал в моей хижине. Я уступил ему свою постель, а сам перебрался на койку Неда. Но когда утро разбудило нас, мы оба понимали, что визит подошел к концу. У нас как-то сразу кончились темы для разговора. Мне стало грустно. Какой смысл расспрашивать о людях, которых я никогда не увижу? Зачем Чейду рассказывать мне о политических интригах, если они не имеют ко мне отношения? На один долгий день и вечер наши жизни соединились, но сейчас, когда занимался серый рассвет, Чейд молча наблюдал за моей обычной утренней работой. Я принес воду, накормил цыплят, вымыл оставшуюся после вчерашнего дня посуду и приготовил завтрак. С каждым мгновением мы все стремительнее отдалялись друг от друга. Я вдруг подумал, что было бы лучше, если бы он не нарушал моего одиночества.
После завтрака Чейд сказал, что ему пора, и я не стал его удерживать. Я обещал, что передам ему рукопись об игре в камни, когда она будет закончена. Потом я подарил ему несколько свитков с описанием успокаивающей настойки моего собственного изобретения, а также семена лекарственных растений, которых он не знал. И еще я вручил Чейду несколько флаконов с разноцветными чернилами. Он заметил, что в Баккипе я бы мог неплохо заработать на таком качественном товаре. Я лишь кивнул и обещал иногда присылать Неда. Потом я оседлал и взнуздал прекрасную кобылу Чейда. Он обнял меня на прощание, вскочил в седло и уехал. Я долго смотрел ему вслед. Рядом тут же оказался Ночной Волк и потерся головой о мою ногу.
Ты сожалеешь о прошлом?
Я сожалею о многом. Но я знаю, что если бы вернулся и выполнил его просьбу, то сожалел бы еще больше.
И все же я стоял и смотрел вслед Чейду. Еще не поздно, искушал я себя. Стоит крикнуть - и он вернется. Я стиснул зубы.
Ночной Волк ткнулся носом в мою ладонь.
Давай пойдем на охоту. Без мальчика и лука. Только мы с тобой.
- Звучит неплохо, - услышал я собственный голос.
И мы отправились на охоту, нам даже удалось поймать зайца. Я размял мышцы и с удовлетворением убедился, что по-прежнему способен добывать себе пропитание. Да, я еще не старик, и мне, как и Неду, полезно иногда выходить из дома, чтобы заняться чем-нибудь необычным. Узнать что-то новое. Пейшенс всегда именно так боролась со скукой. Когда вечером я оглядел свою хижину, дом больше не казался мне уютным. Все вокруг стало голым и тусклым. Я прекрасно понимал, что дело в рассказах Чейда о Баккипе, которые неизбежно заставили меня задуматься о своей нынешней жизни.
Я попытался вспомнить, когда в последний раз ночевал не в своей постели. Да, я вел упорядоченную жизнь. Каждый год во время сбора урожая на месяц уходил из дома, нанимаясь на покос, уборку пшеницы или сбор яблок. Лишние деньги никогда не помешают. Дважды в год я отправлялся в Хаусби, чтобы продать чернила и краски, а также купить ткань для одежды и новую домашнюю утварь. В последние два года я посылал туда Неда на его толстом пони. Моя жизнь вошла в привычную колею, а я даже этого не заметил.
Ну, и чего же ты хочешь?
Ночной Волк потянулся и лениво зевнул.
Не знаю, - признался я старому зверю. - Чего то другого. Как насчет небольшого путешествия?
На некоторое время волк укрыл от меня свои мысли, а потом с раздражением спросил:
Мы оба пойдем пешком, или ты сядешь на лошадь, а я буду бежать сзади?
Хороший вопрос. А если мы оба пойдем пешком?
Ну, если хочешь, - ворчливо согласился он. - Ты думаешь о том месте в горах, верно?
Древний город? Да.
Ночной Волк не стал со мной спорить.
А мальчика мы с собой возьмем?
Пожалуй, Неда лучше оставить здесь, чтобы он немного побыл один. Ему будет полезно. К тому же кому-то нужно присматривать за цыплятами.
Значит, мы не уйдем до возвращения мальчика?
Я кивнул.
Интересно, окончательно ли я лишился рассудка?
Интересно, вернемся ли мы когда-нибудь обратно?
II
СТАРЛИНГ
Старлинг Бердсонг Певчий Скворец, менестрель королевы Кетриккен, вдохновила многих на создание песен - да и сама написала немало. Прославившаяся как спутница королевы Кетриккен во время путешествия за помощью Элдерлингов, когда бушевала война с красными кораблями, она в течение нескольких десятилетий служила трону Видящих, помогая восстанавливать Шесть Герцогств. Старлинг чувствовала себя непринужденно в любом обществе, оказывала королеве неоценимые услуги в неспокойные годы, последовавшие за освобождением Бакка. Королева доверяла своему менестрелю вести переговоры не только с аристократами, но и с разбойниками и контрабандистами. Старлинг сама сочиняла баллады о таких миссиях, но не вызывает сомнений, что она исполняла ряд тайных поручений Видящих, о которых никто не слагал песен.
Нед оставался со Старлинг в течение двух месяцев. Со временем его отсутствие раздражало меня все больше и больше. Впрочем, злился я главным образом на себя. Я не понимал, насколько привык к постоянной помощи мальчика, пока мне не пришлось выполнять его работу. Но дело было не только в дополнительных трудностях, которые у меня возникли за время длительного отсутствия Неда. Визит Чейда взбудоражил меня, что-то проснулось в моей душе. Я вдруг увидел, какую жалкую жизнь вел все эти годы. Спокойствие и мир в моем маленьком домишке теперь представлялись мне пустой жизнью самодовольного лентяя. Неужели прошел год с того дня, как я подложил камень под шатающуюся ступеньку крыльца, обещав себе починить ее позднее? Нет, с тех пор минуло почти полтора.
Я привел крыльцо в порядок, а затем выгнал цыплят из курятника, перекопал землю и застелил пол свежим тростником. Починил крышу в сарае и прорубил окно, которое собирался сделать еще два года назад. Подрезал сломанные ветки ясеня и устроил грандиозную весеннюю уборку в доме. Заново перестелил крышу в курятнике. Я как раз заканчивал, когда Ночной Волк сказал, что слышит стук копыт. Спустившись вниз, я надел рубашку и вышел на дорогу, чтобы встретить Старлинг и Неда.
Уж не знаю почему, но теперь я увидел их совершенно иными глазами. И дело было не только в новом наряде мальчика, хотя одежда подчеркивала его длинные ноги и раздавшиеся плечи. Он выглядел забавно верхом на толстеньком пони - я не сомневался, что он и сам понимает это. Пони подходил юноше не больше, чем его детская постель в хижине и наш домашний уклад. Я неожиданно понял, что не имею права просить его остаться дома, чтобы приглядеть за цыплятами, а сам - отправиться путешествовать. Более того, если я в самое ближайшее время не отправлю мальчика навстречу новой судьбе, его легкое неудовольствие по случаю возвращения домой превратится в горькое разочарование. Нед долго был для меня отличным товарищем. Когда я приютил найденыша, он спас меня от одиночества и тоски. Будет лучше отослать его в мир, пока между нами сохранились теплые отношения и я не стал тяжким бременем для его юных плеч.
Впрочем, не только Нед изменился в моих глазах. Старлинг, как и всегда, была полна жизни и улыбнулась, легко соскочив с лошади. Но когда она подошла ко мне, чтобы обнять, я вдруг понял, как мало знаю о ее нынешней жизни. Я заглянул в ее веселые темные глаза и впервые заметил морщинки в уголках. Ее одежда с каждым годом становилась все богаче, лошади - все породистей и дороже, о драгоценностях и говорить нечего. Сегодня ее густые темные волосы украшала тяжелая серебряная заколка. Не приходилось сомневаться, что менестрель процветает. Три или четыре раза в год Старлинг навещала меня и проводила с нами несколько дней, наполняя нашу жизнь историями и песнями. Она всегда сама добавляла специи в нашу еду - по своему вкусу, - ее вещи валялись по всему дому, а моя постель переставала быть местом отдыха. А после ее отъезда наш дом напоминал мне дорогу, на которую осела пыль, после того как прошел караван кукольника. Наша жизнь еще долго не могла вернуться в привычную колею.
Я крепко обнял Старлинг, вдыхая пыль и аромат волос. Она отступила на шаг, заглянула мне в лицо и тут же спросила:
- Что случилось? В тебе что-то изменилось.
Я грустно улыбнулся.
- Позже расскажу, - пообещал я, мы оба знали, что нам предстоит долгий ночной разговор.
- Иди помойся, - согласилась она, - от тебя пахнет, как от моей лошади.
Старлинг отстранилась от меня, и я подошел к Неду.
- Ну, парень, как ты? Оправдал Весенний праздник в Баккипе твои ожидания?
- Было здорово, - спокойно ответил мальчик.
Он посмотрел на меня, и в его разноцветных глазах, карем и голубом, я прочитал страдание.
- Нед? - с тревогой спросил я, но он сразу же стряхнул мою руку со своего плеча.
Он отошел от меня, но тут же пожалел о своей холодности и хрипло произнес:
- Пойду к ручью помыться. Я весь в дорожной пыли.
Пойди с ним. Я не знаю, что случилось, но ему нужен друг.
Такой друг, который не задает вопросов, - согласился Ночной Волк.
Опустив голову и подняв хвост, зверь последовал за мальчиком. Он любил Неда не меньше, чем я, мы растили найденыша вместе.
Когда они скрылись из виду, я повернулся к Старлинг.
- Ты знаешь, что с ним стряслось?
Она пожала плечами, и на ее губах появилась улыбка.
- Ему пятнадцать. В этом возрасте настроение легко меняется. Не тревожься из-за него. Причина может быть какой угодно: девушка на празднике отказалась его поцеловать или наоборот - поцеловала. Уход из Баккипа или возвращение домой. Плохая колбаса за завтраком. Оставь его в покое. Ничего ему не станется.
Я еще раз посмотрел вслед мальчику и волку.
- Возможно. У меня другие воспоминания о времени, когда мне было пятнадцать, - заметил я.
Старлинг направилась в дом, а я занялся ее лошадью и нашим пони. Баррич, размышлял я, заставил бы меня расседлать свою лошадь, не обращая внимания на мое настроение. Ну, я не Баррич. Интересно, как он воспитывает Неттл, Чивэла и Нима, подумал я и пожалел, что не спросил у Чейда имена остальных детей. К тому времени, когда лошади были приведены в порядок, я пожалел о визите старого наставника. Слишком много воспоминаний он разбередил. Я решительно выбросил их из головы. Кости пятнадцатилетней давности, как сказал бы мне волк. Я коснулся разума зверя. Нед плеснул себе в лицо водой и с таким шумом углубился в лес, что распугал всю дичь. Я вздохнул и вернулся в хижину.
Старлинг успела разложить содержимое седельных сумок на столе. Сапоги она бросила у порога; плащ валялся на стуле. Закипел чайник. Она стояла на стуле возле шкафа. Когда я вошел, Старлинг протянула мне маленький глиняный кувшин.
- Этот чай еще не выдохся? - спросила она. - Пахнет он как-то странно.
- Меня вполне устраивает, - проворчал я. - Слезай. - Я взял ее за талию и легко снял со стула, хотя старый шрам тут же напомнил о себе. - Посиди, я заварю чай. Расскажи о празднике.
И она стала рассказывать, а я пока выставлял на стол чашки, нарезал последний каравай хлеба и ставил на огонь рагу из зайца. Ее истории о Баккипе были такими родными и знакомыми: она поведала мне об удачных или провальных выступлениях менестрелей, посплетничала о лордах и леди, которых мне никогда не доводилось встречать, описала угощение на приемах. Старлинг всегда отличалась остроумием, и я много смеялся, хотя иногда ощущал уколы ревности, которую пробудил во мне Чейд. Вероятно, мое отношение изменилось, поскольку он говорил о людях, которых я хорошо знал и любил. Я тосковал не по Баккипу, а по своему детству и друзьям. Впрочем, тут мне ничего не грозило: вернуться я не мог. Лишь немногие знали, что я жив, и я сам не хотел менять такое положение вещей.
- Иногда от твоих историй у меня сжимается сердце и мне хочется вернуться в Баккип. Но этот мир закрыт для меня.
Старлинг нахмурилась.
- Не возьму в толк почему.
Я рассмеялся.
- Неужели ты не понимаешь, что многие будут удивлены, когда увидят меня живым?
Она склонила голову набок и посмотрела мне в глаза.
- Сомневаюсь, что даже твои друзья сумеют тебя узнать. Большинство помнит тебя юношей. Сломанный нос, шрам, седина сильно изменили тебя. К тому же раньше ты одевался как сын принца; теперь ты носишь крестьянскую одежду. Раньше ты двигался с грацией воина. Теперь, особенно утром или в холодные дни, ты похож на старика. - Она сокрушенно покачала головой и добавила: - Ты не следишь за своей внешностью, да и годы обошлись с тобой жестоко. Ты вполне можешь добавить пять или даже десять лет к своему возрасту, и никто не усомнится в твоих словах.
Столь жесткая оценка, прозвучавшая из уст любовницы, задела меня.
- Ну, спасибо, что сказала, - сухо ответил я.
Мне пришлось снять чайник с огня, чтобы не смотреть ей в глаза.
Старлинг неправильно поняла мои слова.
- Да. А если добавить, что люди видят то, что ожидают, и никто не предполагает, что ты жив... Думаю, ты вполне можешь рискнуть. Ты намерен вернуться в Баккип?
- Нет. - Мой ответ прозвучал слишком категорично, но я не нашел, что добавить.
Однако у Старлинг не возникло вопросов.
- Жаль. Ты многого лишаешься, когда живешь здесь, в одиночестве. - И она принялась рассказывать про бал на Весеннем празднике.
Несмотря на мрачное настроение, я невольно улыбнулся, когда она красочно описывала, как Чейд танцевал со своей шестнадцатилетней поклонницей. Старлинг не ошиблась, я бы с удовольствием побывал на празднике.
Пока я готовил для всех обед, мои мысли вновь вернулись к мучительной теме: "что, если". Что, если бы я мог возвратиться в Баккип к королеве и Старлинг? Что, если бы я вернулся к Молли и нашему ребенку? Но всякий раз, какие бы доводы я ни придумывал, мои построения заканчивались катастрофой. Если бы я вернулся в Баккип, когда все думают, что меня казнили за использование Уита, мое появление разделило бы людей на два лагеря - в то время как Кетриккен пыталась объединить страну. Я уже не говорю о том, что многие встали бы на мою сторону и попытались бы сместить нынешнюю правительницу - ведь, хоть я и был незаконнорожденным, в моих жилах текла кровь Видящих, а Кетриккен стала королевой только благодаря браку с Верити. Другие стали бы требовать моей казни - причем таких было бы больше.
А если бы я вернулся к Молли и дочери, чтобы забрать их с собой? Наверное, я мог так поступить, если бы думал только о себе. Они с Барричем считают, что я умер. Женщина, которая практически была моей женой, и человек, вырастивший меня и ставший мне близким другом, решили жить вместе. Баррич позаботился о том, чтобы Молли получила крышу над головой, чтобы не мерзла и не голодала, вынашивая моего ребенка. Своими собственными руками он принял Неттл. Они вместе прятали ее от людей Регала. Баррич заявил, что Молли его жена, а Неттл - дочь. Он не только защищал и заботился о них, но и любил. Да, я мог вернуться - и сделать обоих предателями в их собственных глазах. Тень позора легла бы на их брак. Баррич оставил бы Молли и Неттл мне. Чувство чести не позволило бы ему поступить иначе. А я до конца дней пытался бы понять, сравнивает ли Молли, чья любовь сильнее и благороднее...
- У тебя горит рагу, - недовольно заметила Старлинг.
Она была права. Я вздохнул, выложил на тарелки мясо, которое еще не успело сгореть, и уселся рядом со Старлинг. Потом я постарался выбросить из головы все варианты прошлого - истинного и воображаемого. Сейчас не время отвлекаться. Рядом со мной Старлинг. Как обычно, я слушал ее рассказы. Она принялась излагать длинную историю о выскочке-менестреле, который не только осмелился исполнить одну из баллад Старлинг, изменив несколько строк, но и присвоить себе авторство. Она энергично жестикулировала и едва не увлекла меня своим рассказом. Но мне на ум постоянно приходили воспоминания о других весенних празднествах. Неужели я потерял способность получать удовольствие от простой жизни, которую сам для себя создал? Многие годы мне было хорошо с мальчиком и волком. Что же случилось сейчас?
Тут меня посетила другая тревожная мысль. Где Нед? Я приготовил еду и чай на троих. Нед всегда набрасывался на еду, когда мы возвращались домой из путешествий. Жаль, что он не может справиться с плохим настроением и присоединиться к нам. Поскольку я то и дело поглядывал на его нетронутую тарелку, Старлинг обратила на это внимание.
- Не беспокойся о нем, - недовольно проговорила она. - Он еще мальчишка и не научился собой владеть. Как только проголодается по-настоящему, сразу придет.
Или испортит отличную рыбу, передержав ее над огнем, - прозвучал в моем сознании ответ Ночного Волка, когда я связался с ним при помощи Уита.
Они находились на берегу ручья. Нед сделал копье из палки, а волк прыгнул в воду, чтобы поохотиться между узких берегов. Если рыба шла косяком, зверь без особого труда отбивал одну от стаи, а потом хватал зубами. От холодной воды у волка болели суставы, но он быстро согреется у костра, разведенного мальчиком. С ними все в порядке.
Не беспокойся.
Бесполезный совет, но я сделал вид, что последовал ему. Мы закончили есть, и я убрал тарелки. Пока я мыл посуду, Старлинг устроилась возле камина и принялась перебирать струны лютни. Вскоре она запела старую балладу о дочери мельника. Закончив с посудой, я налил себе и ей по чашечке бренди, привезенного из Песчаного Края, и опустился в кресло возле огня. Старлинг тут же пересела на пол и оперлась спиной о мои колени, продолжая играть. Я наблюдал за тем, как она перебирает струны, - когда-то эти пальчики сломали, чтобы запугать меня. Когда баллада закончилась, я наклонился и поцеловал Старлинг. Она ответила на мой поцелуй и отложила лютню в сторону. Теперь нам ничто не мешало.
Потом Старлинг встала, взяла меня за руки и заставила подняться с кресла. Когда я последовал за ней в спальню, она заметила:
- Ты сегодня какой-то печальный.
Я не стал с ней спорить. Бесполезно говорить Старлинг, что она оскорбила мои чувства, - глупо и слишком по-детски. Я же не хотел, чтобы она лгала и убеждала меня, что я все еще молод и красив? Ведь на самом деле она сказала чистую правду. Время оставило на мне свой след. Другого и не следовало ожидать. И все же Старлинг возвращается ко мне. В течение всех этих лет она вновь и вновь приходила сюда и в мою постель. О чем-то это должно говорить.
- Ты хотел мне что-то рассказать, - напомнила она.
- Позднее, - ответил я.
Прошлое цеплялось за меня, но я оторвал его жадные пальцы, намереваясь погрузиться в настоящее. У меня замечательная жизнь. Спокойная, без суеты и ссор. Разве не о такой я всегда мечтал? И я не одинок. Рядом со мной Ночной Волк и Нед, а еще меня навещает Старлинг. Я расстегнул ее жилет и блузу, пока она занималась моей рубашкой. Старлинг обняла меня и потерлась о мою грудь с нескрываемым удовольствием мурлыкающей кошки. Я прижал ее к себе и поцеловал в макушку. Наши отношения были предельно простыми и оттого еще более замечательными. От моего недавно набитого мягкого матраса пахло свежей луговой травой. Мы упали на него. Некоторое время я ни о чем не думал, пытаясь убедить нас обоих, что я все еще молод.
Потом я задремал. Иногда мне кажется, что именно так, дрейфуя между сном и бодрствованием, человек отдыхает лучше. Разум бродит в сумраке обоих состояний и находит истину, таящуюся в реальности и снах. Здесь, дожидаясь своего часа, обитают мысли и чувства, к восприятию которых мы еще не готовы.
Я проснулся, открыл глаза и оглядел темную спальню, еще не понимая, что сон бежал. Старлинг спала рядом, положив голову мне на грудь. Во сне она сбросила одеяло, и ночь окутала ее обнаженное тело покрывалом тьмы. Я лежал, прислушиваясь к ее дыханию, ощущая запах пота, смешивающийся с ароматом духов, и размышлял о том, что меня разбудило. Я никак не мог найти ответа на свой вопрос, а сон не возвращался. Я выскользнул из объятий Старлинг и встал рядом с постелью. Потом в темноте нашарил рубашку и штаны.
Угли в камине озаряли большую комнату тусклым светом, но я не стал там задерживаться. Открыв дверь, я вышел босиком в теплую весеннюю ночь и постоял немного, дожидаясь, пока глаза привыкнут к темноте. Земля под ногами была твердой и холодной, за прошедшие годы я успел хорошо ее утоптать во время утренних походов за водой. Кроны деревьев смыкались над головой, ночь выдалась безлунной, но ноги и нос прекрасно знали дорогу. Достаточно следовать Уиту, чтобы он привел меня к волку. Вскоре я уже заметил оранжевое сияние костра Неда и почувствовал запах жареной рыбы.
Они спали у огня, волк накрыл нос хвостом, а Нед обнимал его за шею. Ночной Волк открыл глаза, когда я подошел к ним, но не пошевелился.
Я же сказал, чтобы ты не беспокоился.
А я и не беспокоился. Просто я пришел к вам.
Нед оставил хворост возле костра. Я бросил несколько веток на тлеющие угли и уселся возле огня. Костер ожил, и я молча смотрел на танцующее пламя. Стало светлее, от огня шло уютное тепло. Я знал, что мальчик проснулся. Невозможно вырасти вместе с волком и не научиться у него чуткому сну. Я ждал.
- Дело не в тебе. Ну, не только в тебе.
Я не повернулся к Неду, когда он заговорил. Некоторые вещи лучше говорить в темноте. Я ждал. Молчание содержит в себе все вопросы, а язык может спросить совсем не то, что нужно.
- Я должен знать, - неожиданно выпалил он.
Сердце у меня сжалось в ожидании вопроса. Я всегда боялся, что Нед задаст его. Не надо было отпускать его на Весенний праздник, с тоской подумал я. Если бы мальчик оставался здесь, никто бы не посягнул на мою тайну.
Но он спросил совсем о другом.
- Ты знаешь, что Старлинг замужем?
Вот тут я посмотрел на него - наверное, Нед прочитал ответ на моем лице. Он закрыл глаза.
- Мне очень жаль, - тихо проговорил он. - Мне бы следовало самому догадаться. Тогда бы я нашел другой способ рассказать тебе об этом.
И в тот же миг нежность женщины, приходящей в мои объятия по своему капризу, и чудесные вечера, проведенные с нею возле огня, полные песен и музыки, и темные веселые глаза - все стало обманчивым и подлым. Я вел себя как самый настоящий болван, проявив юношеское легковерие, в мужчине равносильное глупости. Она замужем. У Старлинг есть муж. Она думала, что никто не захочет жениться на ней, ведь она бесплодна. Старлинг говорила, что ей всегда придется добывать себе пропитание песнями, поскольку ни один мужчина не станет о ней заботиться, не говоря уже о детях. Наверное, тогда она верила в собственные слова. Чистым безрассудством было думать, что так будет всегда.
Ночной Волк встал и потянулся. Потом подошел, прилег рядом со мной и положил голову на мое колено.
Я не понимаю. Ты заболел?
Нет. Просто я глуп.
О, ничего нового. Однако ты до сих пор от этого не умер.
Но порой оказывался на краю гибели.
- Расскажи, - попросил я Неда. Я не хотел ничего слушать, но понимал, что мальчик должен облегчить душу.
Нед вздохнул, подошел к нам и уселся рядом с Ночным Волком. Он подобрал сухую ветку и сунул ее кончик в костер.
- Наверное, Старлинг не думала, что я узнаю. Ее муж не живет в Баккипе. Он неожиданно приехал, чтобы сделать ей сюрприз и провести вместе с нею праздник. - Веточка загорелась, и он бросил ее в костер, а потом задумчиво погладил Ночного Волка.
Я представил себе честного немолодого фермера, который на закате жизни взял замуж женщину-менестреля. Возможно, у него остались дети от первого брака. Похоже, он любит Старлинг, если приехал в Баккип, чтобы сделать ей сюрприз. Праздник встречи весны посвящается тем, кто любит друг друга.
- Его зовут Девин, - продолжал Нед. - И он состоит в дальнем родстве с принцем Дьютифулом. Троюродный кузен или что-то вроде того. Он довольно высок и всегда очень модно одет. И еще у него огромный плащ, отороченный мехом. На обоих запястьях Девин носит серебряные браслеты. Он очень сильный. Во время танцев он поднял Старлинг на руки и так ловко ее перевернул, что все остановились, чтобы посмотреть на них. - Нед говорил, внимательно наблюдая за мной. Мое смятение его заметно успокоило. - Мне бы следовало догадаться, что ты ничего не знаешь. Ты бы не стал обманывать такого замечательного человека.
- Я бы никого не стал обманывать, - пробормотал я. Во всяком случае, нарочно.
Он облегченно вздохнул.
- Ты этому меня учил. - И он тут же с мальчишеским простодушием выложил, что же потрясло его больше всего. - Я огорчился, когда увидел, как они целуются. Раньше при мне так целовались только вы со Старлинг. И я решил, что она изменяет тебе, но когда сказали, что он ее муж... - Нед склонил голову набок. - Я ужасно расстроился. И решил, что ты знаешь, но тебе все равно. Я подумал, что ты учишь меня благородству, а сам нарушаешь собственные правила. И еще мне показалось, что ты думаешь, будто я не способен понять правду, - и вы со Старлинг смеетесь над моей глупостью. И тогда я поставил под сомнение все, чему ты меня учил. - Он посмотрел в костер. - Мне казалось, ты меня предал.
Я был рад, что он именно так посмотрел на случившееся. Прежде всего Нед подумал обо мне и нашем разрыве. Пусть он и дальше двигается сам по трудному пути познания мира взрослых. А мой собственный разум, поскрипывая, точно несмазанная телега, двинулся в ином направлении. Я изо всех сил сопротивлялся, оттягивая неизбежный вывод. Старлинг вышла замуж. Почему бы и нет? Ей нечего терять, а обрести она может многое. Уютный дом, титул, достаток и обеспеченную старость. Да и лорд не останется внакладе - получив очаровательную жену, знаменитого менестреля, он сможет гордиться Старлинг и купаться в лучах ее славы.
А когда он ей наскучит, она всегда может выйти на дорогу, как и положено менестрелям, и провести несколько дней в моей постели или найти другого не слишком проницательного любовника. Или уже нашла? Почему я решил, что больше у нее никого нет?
- Как ты думаешь, она спит с другими мужчинами?
Да, от недостатка прямоты Нед не страдает. Интересно, какие вопросы он задавал на обратном пути Старлинг?
- Честно говоря, я об этом совсем не думал, - признался я.
Не задумываясь, легче жить. Наверное, я догадывался, что у Старлинг бывают романы с другими мужчинами. Она ведь менестрель - им положено. Так я оправдывал себя, укладывая ее в свою постель. Она никогда не говорила о своих связях, а я не задавал лишних вопросов. Ее другие любовники были гипотетическими существами, безликими и бестелесными. И уж конечно, не связанными с нею браком. Но ведь Старлинг и ее муж поклялись друг другу в верности. И это все меняет.
- Что ты будешь делать?
Хороший вопрос. Я старался не думать об ответе.
- Пока не знаю, - солгал я.
- Старлинг сказала, что это не мое дело, - ведь никто не пострадал. Она считала, что я поступлю жестоко, если расскажу тебе. Старлинг все время повторяла, что не хотела делать тебе больно, что ты достаточно страдал. А когда я заявил, что ты имеешь право знать, она ответила, что у тебя есть великое право ничего не знать.
Умный язычок у Старлинг. Она не оставила Неду никаких шансов быть в мире с самим собой. Мальчик смотрел на меня разноцветными печальными глазами верного пса и ждал приговора. И я сказал ему правду.
- Я предпочел бы услышать правду от тебя, чем позволить тебе жить с сознанием, что меня обманывают.
- Значит, я сделал тебе больно?
Я покачал головой.
- Я сам сделал себе больно, мальчик.
Так и было. Я не менестрель, и у меня нет права жить как менестрели. Те, кто зарабатывает на жизнь песнями и проворством пальцев, наверное, имеют сердца из кремня. "Легче найти добрую росомаху, чем верного менестреля", говорится в пословице. Интересно, слышал ли ее муж Старлинг?
- Я думал, ты рассердишься. Она предупреждала, что ты можешь разозлиться и поднять на нее руку.
- И ты ей поверил? - Его слова уязвили меня не меньше, чем известие о замужестве Старлинг.
Он вздрогнул, сделал глубокий вздох и быстро ответил:
- Ну, у тебя крутой нрав. И мне еще не приходилось произносить слова, которые ранили бы тебя. И заставили почувствовать себя глупцом.
Чуткий мальчик. Даже более чуткий, чем я предполагал.
- Да, я разозлился, Нед. На себя.
Он посмотрел в огонь.
- Я чувствую себя эгоистом, потому что мне стало легче.
- Я рад, что ты успокоился. И рад тому, что между нами не осталось недомолвок. А теперь забудем о Старлинг. Расскажи мне о празднике. Как тебе понравился Баккип?
Он говорил, а я слушал. Нед увидел Баккип и праздник глазами мальчишки, но я понял, что замок и город сильно изменились с тех пор, как я был там в последний раз. Из его описаний стало ясно, что Баккип разросся, отвоевал место у окружающих его утесов и моря - дома строили на сваях. Нед описал плавучие таверны и лавки, поведал мне о торговцах из Бингтауна и с островов. Баккип стал важным торговым портом. Когда Нед заговорил о Большом зале в замке и о комнате, в которой он жил в качестве гостя Старлинг, я понял, что и в крепости произошли перемены.
Нед с восторгом рассказывал о коврах и фонтанах, дорогих гобеленах на стенах, мягких креслах и сверкающих люстрах. Его описания напомнили мне особняк Регала в Тредфорде, а мне запомнилась холодная и неприветливая крепость, которую я когда-то называл домом. Наверное, это влияние Чейда и Кетриккен. Старый убийца всегда питал слабость к роскоши, я уже не говорю о его любви к комфорту. Я принял решение никогда не возвращаться в Баккип. Почему же меня так обескуражили рассказы Неда? Почему перемены так возмущают?
Между тем Нед рассказывал о городах, где они останавливались по дороге. В какой-то момент холодная рука сжала мое сердце.
- Однажды утром, когда мы проезжали мимо Хардинс Спит, я до смерти перепугался, - начал он, и я не узнал названия деревни.
Я слышал, что многие рыбаки, покинувшие побережье во время войны с красными кораблями, вернулись и построили новые города, чтобы не отстраиваться среди пепла и руин. Я кивнул, словно знал об этом месте. Наверное, когда я проезжал мимо, там ничего не было. Нед говорил и говорил, глаза его блестели от волнения, и я понял, что он уже забыл о предательстве Старлинг.
- Мы проезжали мимо поселения по дороге на праздник. Ночь мы провели в гостинице - Старлинг спела несколько песен, оплатив ужин и ночлег, и все были так любезны с нами, что мне ужасно понравился Хардинс Спит. Однако после того как Старлинг закончила петь и нам принесли ужин, я услышал злобные разговоры о человеке, обладающем Уитом, из-за которого коровы стали бесплодны, но тогда я не обратил на них внимания. Эти люди явно перебрали пива и просто несут околесицу, подумал я. Нам отвели комнату на верхнем этаже. Я проснулся очень рано - Старлинг еще спала, - тихонько уселся у окна и стал смотреть на прохожих. На площади собирались люди. Наверное, будет ярмарка, решил я. Однако вскоре какие-то мужчины притащили избитую женщину. Они привязали ее к столбу, и я предположил, что ее будут пороть. Затем они принесли корзины с камнями. Тогда я разбудил Старлинг и спросил у нее, что происходит. Она велела мне отойти от окна и сидеть тихо, но я не мог. Я не верил своим глазам; мне казалось, что сейчас кто-нибудь придет и положит конец этому ужасу. Том, эта женщина - она ничего не могла сделать. Какой-то человек подошел к ней и зачитал свиток. Потом он отбежал в сторону, и ее забили камнями.
Нед замолчал. Он знал, что в деревнях жестоко наказывают конокрадов и убийц, слышал о порках и виселицах, но никогда не видел публичной казни. Нед сидел между нами и молчал. По моей спине пробежал холодок. Ночной Волк заскулил, и я положил руку ему на спину.
На ее месте мог оказаться ты.
Я знаю.
- Я подумал, что должен спуститься вниз и помешать им, но мне было очень страшно. Стыдно признаться, но я не мог заставить себя сдвинуться с места. Просто стоял у окна и смотрел, а камни ударяли в женщину. Она пыталась защитить голову руками. Меня тошнило. Но вдруг послышался удивительный звук, словно река хлынула прямо из воздуха. Утреннее небо потемнело, казалось, появились тяжелые тучи, но ветра не было. Слетелись вороны, Том, множество черных птиц. Мне никогда не приходилось видеть столько сразу, и они визгливо кричали, словно нападали на одинокого орла или ястреба.
Птицы примчались с гор и устремились вниз, подобно черному одеялу, развевающемуся на веревке. Они бросились на толпу, я увидел, как ворона вцепилась какой-то женщине в волосы и попыталась выклевать ей глаза. Люди разбежались в разные стороны, с громкими криками отбиваясь от птиц. Шум стоял такой, что лошади, впряженные в чью-то повозку, понесли и бросились прямо в толпу. Люди вопили от ужаса. Даже Старлинг не выдержала и подскочила к окну. Вскоре улицы опустели, остались только птицы. Вороны сидели повсюду - на крышах, подоконниках и деревьях, так что ветки трещали под их тяжестью. Привязанная к столбу женщина, обладавшая Уитом, исчезла. Остались лишь окровавленные веревки. Прошло еще немного времени, а затем птицы разом поднялись в воздух. - Теперь Нед заговорил едва слышно. - Хозяин гостиницы потом сказал, что женщина превратилась в ворону и улетела вместе с ними.
Позднее, обещал я себе. Позднее я поведаю Неду, что это неправда. Наверное, женщина призвала птиц на помощь, чтобы они отвлекли толпу. Люди, обладающие даром Уита, не способны изменять форму. И тогда я скажу ему, что он не трус, что он не мог помочь женщине - его бы просто забили камнями вместе с ней. Позднее. Сейчас его рассказ был подобен яду, вытекающему из раны. Пусть вытечет до конца.
- ...Они называют себя Древняя Кровь, - между тем продолжал Нед. Хозяин гостиницы сказал, что они много о себе думают. И хотят захватить власть, как в те дни, когда правил принц Полукровка. И если они добьются своего, то отомстят всем нам. Люди, не обладающие магией Уита, станут их рабами. А если кто-то не подчинится, его бросят на растерзание диким зверям. - Его голос понизился до шепота. - Старлинг говорит, что это глупости, что люди, обладающие Уитом, совсем не такие, что они хотят одного: чтобы их оставили в покое.
Мне пришлось откашляться. И меня удивила благодарность, которую я вдруг почувствовал к Старлинг.
- Она менестрель, и ей многое известно. Старлинг всю жизнь путешествовала и встречала самых разных людей. Ты можешь ей верить.
Да, над словами Неда стоило поразмыслить. Я с трудом следил за продолжением его рассказа. На него произвела впечатление сказка про Бингтаун: якобы там выращивают драконов, и скоро каждый город сможет купить себе сторожевое чудовище. Я заверил Неда, что видел настоящих драконов и в подобные истории не стоит верить. А вот новость о том, что война Бингтауна с Чалседом может перекинуться на Шесть Герцогств, показалась мне куда ближе к действительности.
- Неужели война придет к нам? - спросил Нед.
Он имел лишь смутные, но пугающие воспоминания о войне красных кораблей. Однако для юноши война всегда кажется чем-то захватывающим, вроде Весеннего праздника.
- "Рано или поздно, но грянет война с Чалседом", - процитировал я Неду старую поговорку. - И даже если мы не станем воевать с Чалседом, на границе с ними постоянно возникают вооруженные столкновения, я уже не говорю о пиратах и набегах. Но тебе не о чем беспокоиться. Обычно этим с большим энтузиазмом занимаются герцогства Шокс и Риппон. Герцогство Шокс всегда мечтает завладеть частью земель области Чалсед.
Постепенно разговор перешел к более безопасным и прозаическим новостям. Нед рассказал о жонглерах горящими факелами и обнаженными кинжалами, вспоминал лучшие шутки из непристойных кукольных представлений. Он поведал мне о хорошенькой колдунье по имени Джинна, которая продала ему магический амулет против воров и обещала нас как-нибудь навестить. Я расхохотался, когда Нед признался, что уже через час амулет украл у него какой-то ловкий воришка. Нед попробовал маринованной рыбы, и она ему очень понравилась, но потом он выпил слишком много вина и его вырвало. Он поклялся, что больше никогда не станет есть такую дрянь. Я не прерывал его рассказы, радуясь, что он наконец может поделиться со мной впечатлениями о Баккипе. И все же с каждой новой историей мне становилось все более очевидно, что Неду больше нельзя оставаться со мной. Пришло время найти ему наставника и отправить в самостоятельную жизнь.
На мгновение мне показалось, что я стою на краю бездны. Я должен отдать Неда мастеру, который научит его ремеслу. И вычеркнуть из своей жизни Старлинг. Я не сомневался, что она не будет навещать меня как друга, если мы перестанем делить постель. И все простые радости общения прошедших лет исчезнут. Нед продолжал свои рассказы, его слова утешали меня, точно капли летнего дождя. Мне будет не хватать мальчика.
Я ощутил теплую тяжесть головы волка на своем колене. Он продолжал смотреть в огонь.
Я помню, как ты мечтал о том, чтобы мы жили вдвоем.
Уит не оставляет места для вежливого обмана.
Я никогда не предполагал, что буду так тосковать без своих соплеменников, - признался я.
Ночной Волк бросил на меня быстрый взгляд блестящих глаз.
У нас нет других соплеменников. Вот почему нам всегда приходилось нелегко, когда мы пытались связать свою жизнь с другими. Они были волками или людьми. Среди них не попадалось таких, как мы. Даже те, что называют себя Древней Кровью, не имеют такой тесной связи, как мы.
Ночной Волк говорил правду. Я положил руку на его крупную голову и погладил ухо. И попытался ни о чем не думать.
Однако он не успокоился.
Нас ждут перемены, они за горизонтом. Словно большой хищник проник на нашу территорию. Ты чувствуешь?
Я ничего не чувствую.
Но он услышал ложь в моих словах. Ночной Волк тяжело вздохнул.
III
РАССТАВАНИЯ
Уит - грязная магия, которой чаще всего обладают дети из нечистых семей. И хотя ее нередко связывают с животными, существуют иные источники этого низкого волшебства. Мудрые родители не разрешают ребенку играть со щенками и котятами, которых продолжает кормить мать, и не позволяют своим детям спать вместе со зверями. Спящий разум ребенка беззащитен перед вторжением снов животного, в результате дитя начинает воспринимать общение со зверем как язык своего сердца. Часто случается так, что эта магия захватывает целые семьи, не соблюдающие правила. Однако известны случаи появления ребенка с Уитом даже в самых благопристойных семействах. Когда случается подобное несчастье, родители должны укрепить сердце и выполнить свой долг ради спасения остальных детей. Необходимо произвести расследование среди слуг и выявить источник злого влияния, после чего поступить с преступником в строгом соответствии с законами.
Саркогин. "Болезни и недуги"
Вскоре после того, как запели утренние птицы, Нед вновь заснул. Я немного посидел у костра, наблюдая за ним. Черты его лица разгладились. Нед был простым юношей и никогда не любил ссор. Я радовался, что он обрел мир в сердце, рассказав мне о Старлинг. Вот только мой путь к спокойствию будет более тернистым.
Я оставил его спать возле умирающего костра, в теплых лучах восходящего солнца.
- Присмотри за ним, - сказал я Ночному Волку.
Я ощущал, что у волка болят бедра, эхом отвечала моя боль в изуродованной шрамом спине. Нам обоим не стоит ночевать под открытым небом. И все же я бы предпочел спать на влажной земле и не возвращаться в хижину, где меня ждала Старлинг. Впрочем, лучше не откладывать неприятные разговоры, сказал я себе. Походкой глубокого старика я направился домой.
Возле курятника я остановился, чтобы взять свежих яиц. Курицы уже проснулась. Петух взлетел на починенную мной крышу, дважды взмахнул крыльями и протяжно закукарекал. Утро. Да. Одно из тех, которые лучше бы не наступали.
Войдя в хижину, я подбросил дров в камин и поставил вариться яйца. Потом взял последний каравай хлеба, сыр, что привез мне Чейд, и травяной чай. Старлинг никогда не была ранней пташкой. У меня оставалось еще много времени, чтобы обдумать, что я ей скажу, а о чем умолчу. Пока я приводил комнату в порядок - главным образом, складывая разбросанные ею вещи, - в моем сознании промелькнули последние годы. Мы знали друг друга больше десяти лет. Точнее, я думал, что знаю ее. Затем я назвал себя лжецом. Я действительно хорошо знал эту женщину. Подобрав ее небрежно брошенный плащ, я ощутил аромат Старлинг. Прекрасная шерсть, отметил я. Муж обеспечивает ее только лучшим. Самое ужасное, что поступок Старлинг совсем меня не удивил. И я укорял себя за то, что не предвидел такого поворота событий.
В течение шести лет после Очищения Бакка я ни с кем не поддерживал отношений. Не встречался с людьми, знавшими меня в Баккипе. Мое существование в качестве Видящего, ученика Чейда и незаконнорожденного сына принца Чивэла, закончилось. Я превратился в Тома Баджерлока, целиком и полностью погрузившись в новую жизнь. Мне удалось исполнить свою давнюю мечту, я путешествовал вдвоем с волком. Все решения я принимал, советуясь лишь с ним. Мне удалось найти подобие мира в своей душе. Конечно, я скучал по людям, которых любил и которых оставил в Баккипе. Иногда мне их ужасно не хватало. Однако я наконец освободился от прошлого. Голодный человек может мечтать о горячем мясе с подливкой, отдавая должное хлебу и сыру. Я создал для себя новую жизнь, и если в ней не было вещей, дорогих моему сердцу прежде, взамен я получил простые радости, которых не знал раньше. Я не роптал.
Затем, туманным утром, примерно через год после того, как я поселился в хижине, поблизости от развалин Кузницы, мы с Ночным Волком вернулись с охоты, и нас поджидали перемены. Годовалый олень оттягивал мне плечи, болела старая рана на спине. Я пытался решить, стоит ли тратить силы и греть воду для ванны, когда услышал стук подкованного копыта о камень. Я аккуратно опустил добычу на землю, мы с Ночным Волком обошли хижину по большой дуге и увидели оседланную лошадь, привязанную к дереву возле двери. Всадник, скорее всего, был в доме. Лошадь слегка повела ушами - она заметила меня, но так и не решила, стоит ли ей чего-то опасаться.
Подожди немного, мой брат. Если лошадь почует волка, она заржет от страха. А если я буду двигаться тихо, то успею взглянуть на незваного гостя прежде, чем он получит предупреждение.
Ночной Волк бесшумно скрылся в клубящемся тумане. Я обошел нашу хижину и осторожно приблизился к одной из стен. Внутри кто-то был. Вор? Я слышал, как он стучит посудой, наливает воду. Потом положил в камин полено. Я в недоумении сдвинул брови. Тот, кто забрался в хижину, чувствовал себя там как дома. Через мгновение я услышал, как невидимый голос запел старую песню, и сердце мучительно сжалось в груди. Несмотря на прошедшие годы, я узнал голос Старлинг Скворца.
Воющая сука, - подтвердил Ночной Волк.
Он уловил ее запах. Как и всегда, я поморщился - мне никогда не нравилось, как волк называл менестреля.
Я войду первым.
Хотя я узнал гостью, тревога не покидала меня. Старлинг оказалась тут не случайно. Она меня выследила. Зачем? Что ей от меня нужно?
- Старлинг, - сказал я, распахивая дверь.
Она повернулась ко мне с чайником в руке. Наши глаза встретились.
- Фитц! - радостно воскликнула она и бросилась в мою сторону.
Старлинг обняла меня, и через несколько мгновений я ответил на ее объятия. Она крепко прижалась ко мне. Как и большинство женщин Бакка, она была невысокой и смуглой, но в ее руках ощущалась сила. Она уткнулась в мое плечо, и я видел только ее макушку, но не лицо.
- Привет, - неуверенно ответил я.
Старлинг подняла голову и посмотрела мне в глаза.
- Привет? - возмущенно переспросила она и рассмеялась моей растерянности, - Привет?
Старлинг поставила чайник на стол, взяла мое лицо в свои ладони и поцеловала. Я только что вернулся домой с холода. Ощущение ее теплых губ на моих губах показалось мне удивительно приятным. К тому же прошло так много времени с тех пор, как я последний раз держал женщину в объятиях. Казалось, сама жизнь вновь обнимает меня. Ее запах пьянил. Меня бросило в жар, сердце забилось быстрее. Я с трудом оторвался от ее губ.
- Старлинг... - начал я.
- Нет, - непреклонно ответила она, заглянула через мое плечо, взяла за руки и потянула в спальню. Я совершенно потерял дар речи. Она остановилась возле моей постели и начала расстегивать рубашку. Я продолжал потрясенно смотреть на нее, а она рассмеялась и быстро сняла с меня куртку. - Не нужно говорить, - предупредила она и, взяв мою холодную руку, положила на свою обнаженную грудь.
В этот момент Ночной Волк плечом открыл дверь и вбежал в хижину; пахнуло холодом. Мгновение он смотрел на нас. Затем встряхнулся, и во все стороны полетели брызги. Теперь пришел черед Старлинг замереть на месте.
- Волк. А я едва не забыла... он все еще с тобой?
- Да, мы все еще вместе. Конечно. - Я попытался убрать руки от ее груди, но она удержала мою ладонь.
- Ну, пожалуй, я не против. - Она слегка смутилась. - Но должен ли он... находиться здесь?
Ночной Волк еще раз встряхнулся, посмотрел на Старлинг и отвел глаза. В хижине стало холодно не только из-за открытой двери.
Мясо промерзнет, если я буду тебя ждать.
Тогда не жди, - обиженно ответил я.
Он выскользнул в дверь и исчез в тумане. И я почувствовал, как он закрывает от меня свой разум. Ревность? Или такт? Я пересек комнату и захлопнул дверь. И так и остался стоять у порога, встревоженный реакцией Ночного Волка. Старлинг подошла сзади и обняла меня, а когда я повернулся, она уже была совершенно обнажена. Мне не пришлось принимать никакого решения. Наша близость была подобна ночи, опускающейся на землю.
Теперь я начинаю думать, что Старлинг заранее все спланировала. И все же я не уверен. Она вошла в мою жизнь так же легко, как путник срывает придорожную ягоду. Сладкий плод попался ему на глаза - почему бы не полакомиться? Мы стали любовниками, но никто из нас никогда не говорил о любви, словно это было невозможно. Любил ли я ее сейчас, после стольких лет встреч и расставаний?
Размышления на эту тему вызывали такие же жуткие ощущения, какие охватили меня, когда я перебирал предметы, привезенные Чейдом из моей прежней жизни. Когда-то подобные мысли казались мне чрезвычайно важными. Вопросы любви, чести и долга... Я любил Молли, но любила ли Молли меня? Любил ли я ее больше, чем моего короля, и что было для меня важнее: Молли или долг? В юности я мучился над этими вопросами, но со Старлинг я никогда их себе не задавал. До сегодняшнего дня.
И вновь, как и раньше, ответы от меня ускользали. Я любил Старлинг, но не как женщину, а как привычную часть моего существования. Потерять ее было все равно что лишиться очага в доме. Я привык рассчитывать на ее исчезающее и вновь появляющееся тепло. Но я понимал, что должен сказать Старлинг о прекращении наших отношений. Ужас заставил меня стиснуть зубы, и я вдруг вспомнил, как мучительно медленно тянулось время, пока целитель вытаскивал наконечник стрелы из моей спины. Я знал, какая боль меня ждет.
Я услышал шорох одеяла - Старлинг проснулась. Потом раздались ее легкие шаги. Я не повернулся, продолжая наливать воду в чайник. Мне вдруг стало не под силу на нее посмотреть. Она не подошла и не прикоснулась ко мне. После короткой паузы Старлинг заговорила:
- Значит, Нед тебе все рассказал.
- Да, - ровным голосом ответил я.
- И ты решил разорвать все, что нас связывает.
Я не нашел, что сказать.
- Ты сменил имя, но после стольких лет нисколько не изменился. - Теперь ее голос наполнился гневом. - Том Баджерлок такой же ханжа, каким был Фитц Чивэл Видящий.
- Не нужно, - предупредил я ее, имея в виду не тон, а имя.
Мы потратили немало сил, чтобы Нед не знал о моем прошлом. И я понял, что Старлинг отнюдь не случайно произнесла вслух мое прежнее имя.
- Не буду, - заверила меня Старлинг, но я видел, что она всего лишь спрятала кинжал в ножны. - Просто я напомнила тебе, что ты ведешь две жизни, и у тебя неплохо получается. Почему же ты недоволен мной?
- Я смотрю на это иначе. Сейчас у меня есть только одна жизнь. И я не намерен вставать на пути твоего мужа. Или ты хочешь сказать, что он знает о моем существовании и ему все равно?
- Напротив. Ему ничего не известно, поэтому он не страдает. И если ты немного пораскинешь мозгами, то поймешь, что это практически одно и то же.
- Только не для меня.
- Ну, довольно долго так было и для тебя. Пока Нед все не испортил. Ты навязал свои жесткие принципы совсем молодому парню. Надеюсь, ты ужасно собой гордишься, вырастив еще одного блюстителя морали, подобного себе. - Ее слова походили на пощечину.
Старлинг принялась быстро ходить по комнате, собирая свои вещи. Наконец я нашел в себе мужество повернуться к ней. Она раскраснелась и даже не успела причесать волосы после сна. На ней была надета лишь моя рубашка, доходящая до бедер. Когда я повернулся, Старлинг остановилась и посмотрела на меня. А потом расправила плечи и гордо вскинула голову, словно хотела показать мне, от чего я отказываюсь.
- Кому было плохо от наших отношений? - спросила она.
- Твоему мужу, если бы он узнал о них, - спокойно ответил я. - Нед рассказал мне, что он из аристократического рода. Слухи могут причинить ему больше вреда, чем удар кинжала. Подумай о его чести, о том, что станут говорить о его доме. Не делай из него старого дурака, живущего с красивой молодой женщиной...
- Старого дурака? - Она заметно удивилась. - Я не понимаю... Нед сказал тебе, что он старый?
Теперь пришел мой черед удивляться.
- Он сказал, что твой муж замечательный человек...
- Замечательный, но не старый. Совсем наоборот. - Она улыбнулась гордой и смущенной улыбкой. - Ему двадцать четыре года, Фитц. Прекрасный танцор и сильный, как молодой бык. Неужели ты мог подумать, что я соглашусь греть бок старому лорду?
А я отчего-то именно так и решил.
- Я подумал...
Старлинг вызывающе вздернула подбородок, словно я ее унизил.
- Он красив и обаятелен, ему под силу соблазнить любую женщину. Однако он выбрал меня. И я его люблю - по-своему. Он заставляет меня чувствовать себя молодой, желанной и способной на настоящую страсть.
- А какой ты чувствуешь себя, когда имеешь дело со мной? - невольно вырвалось у меня - и я тут же пожалел о своем вопросе.
Старлинг задумалась.
- С тобой мне спокойно и удобно, - ответила она, ничуть не заботясь о моих чувствах. - Ты принимаешь меня и ценишь. - Она неожиданно улыбнулась, и мне стало больно. - Ты для меня - приключение. Я чувствую себя щедрой - ведь ты получаешь то, что никто другой дать не хочет. И еще кое-что. Я словно певчая птица, навестившая воробья.
- Ты сказала правду, - не стал спорить я и отвернулся к окну. - Но теперь все кончилось, Старлинг. Навсегда. Быть может, ты считаешь, что я веду жалкую жизнь, - но она моя. И я не собираюсь воровать крошки с чужого стола. У меня еще осталась гордость.
- Ты не можешь ее себе позволить, - резко сказала она, откидывая волосы с лица. - Оглянись, Фитц. Ты уже дюжину лет живешь один - и чего ты добился? Хижина в лесу и горстка цыплят. Чем ты можешь утешиться, где найдешь душевное тепло? У тебя есть только я. Возможно, я уделяю тебе лишь малую часть своей жизни, но я - единственный свет, озаряющий твои дни, - она заговорила жестче. - Крошки с чужого стола лучше голода. Ты нуждаешься во мне.
- Нед. Ночной Волк, - холодно напомнил я.
Она отмахнулась.
- Сирота, которого я привела к тебе, и дряхлый волк.
Пренебрежение, с которым она говорила о них, не только оскорбило меня, но и заставило понять, что мы по-разному смотрим на многие вещи. Быть может, если бы мы постоянно жили вместе, разногласия проявились бы давно. Но перерывы в отношениях не способствовали философским дискуссиям, да и практических вопросов нам не приходилось решать. Мы встречались, когда того хотела Старлинг. Она делила со мной стол и постель, пела и смотрела, как я работаю по дому, но не разделяла моей жизни. Наши мелкие размолвки забывались от одного ее визита до другого. Она привела ко мне Неда, словно он был заблудившийся котенок, и с тех пор мальчик абсолютно не занимал ее мыслей. Нынешняя ссора не только разорвала ниточку, что нас связывала, но и показала, какой тонкой была эта нить. И я чувствовал себя дважды опустошенным. В памяти всплыли горькие слова из прежней жизни.
Шут предупреждал меня: "Она не испытывает подлинной привязанности к Фитцу, ты же знаешь, ей важно, что она может сказать, что знала Фитца Чивэла". Возможно, несмотря на прошедшие годы, для нее ничего не изменилось.
Я сдержался и промолчал, но Старлинг приняла мое молчание за сомнение. Она сделала глубокий вдох и устало улыбнулась мне.
- О Фитц. Мы нужны друг другу, хотя сами не хотим в этом признаться. Она тихонько вздохнула. - Сделай завтрак. Мне нужно одеться. Нельзя обсуждать такие вещи с утра, на пустой желудок.
На меня снизошли спокойствие и терпение. Пока Старлинг одевалась, я приготовил завтрак. Я понимал, что решение принято. Казалось, слова Неда, произнесенные вчера у костра, затушили горевшую во мне свечу. Мои чувства к Старлинг изменились. Мы сидели за одним столом, и она пыталась делать вид, что все по-прежнему, но я размышлял о другом. Вероятно, я в последний раз наблюдал, как она покачивает кружку, чтобы чай побыстрее остыл, или разминает хлеб во время беседы. Я не мешал ей, и она болтала о всяких пустяках, стараясь, однако, вызвать интерес к себе. И чем больше Старлинг говорила, тем сильнее отдалялась от меня. Я смотрел на нее, и у меня возникло странное чувство, будто я о чем-то забыл, что-то упустил. Она по очереди откусывала сыр и хлеб.
И вдруг я все понял - точно холодная капля воды проползла по спине.
- Ты знала, что Чейд собирается меня навестить.
Она на мгновение опоздала удивленно приподнять брови.
- Чейд? Приезжал к тебе?
Я думал, что некоторые навыки позабыты мной навсегда. Способы мышления, которым терпеливо учил меня искусный наставник на заре моей юности. Умение просеивать факты и вновь собирать их, переходя к правильным выводам, минуя бестолковые предположения. Начать с самых простых вещей. Старлинг ничего не сказала относительно сыра. А для нас с мальчиком любой сыр - роскошь, не говоря уже об изысканном лакомстве, которое привез Чейд. Ей следовало удивиться, заметив сыр на моем столе, однако она промолчала. Вчера Старлинг ничего не сказала по поводу бренди из Песчаного Края. Дорогие продукты не вызвали у нее удивления. Меня поразила и обрадовала быстрота, с которой мой разум охватывал открывшиеся факты.
- Раньше ты никогда не предлагала взять с собой Неда. А сейчас увезла его в Баккип, чтобы Чейд мог поговорить со мной наедине. - Тут мне в голову пришла еще одна мрачная мысль. - На случай, если ему пришлось бы меня убить. Зачем ему живые свидетели?
- Фитц! - укоризненно воскликнула Старлинг.
Но я ее не слушал. Камешки мыслей вызвали лавину заключений.
- Все эти годы ты приглядывала за мной по его поручению, не так ли? Скажи мне. Ты и Баррича с Неттл навещаешь несколько раз в год?
Старлинг холодно посмотрела на меня, ничего не отрицая.
- Мне пришлось их отыскать, чтобы передать Барричу лошадей. Ты же сам хотел.
Да. Мой разум мчался дальше. Лошади послужили прекрасным предлогом для знакомства. От любого другого дара Баррич отказался бы. Но Радди принадлежал ему - подарок от Верити. Старлинг сказала старику, что королева прислала еще и Суути, в знак благодарности за труды на благо Видящих. Я смотрел на свою бывшую любовницу и ждал новых откровений. Она была менестрелем и любила поговорить. Мне оставалось лишь молчать.
Старлинг положила хлеб на стол.
- Когда я бываю неподалеку, то действительно к ним заезжаю. После возвращения в Баккип, если Чейд знает, что я навещала Баррича, он о нем спрашивает. Он и о тебе задает вопросы.
- А Шут? Тебе известно, где он живет?
- Нет. - Старлинг ответила почти мгновенно, и я ей поверил. Но она менестрель, для нее ценность секретов состоит в том, чтобы их выдавать. И она не удержалась, добавив: - Но мне кажется, что Баррич знает. Пару раз я видела у Неттл дорогие игрушки - Баррич не мог бы их себе позволить. Одна кукла напомнила мне марионеток Шута. А еще я видела ожерелье из деревянных бусинок - на каждой искусно вырезано человеческое лицо.
Любопытная информация, но я не подал виду, что она меня заинтересовала. Потом я прямо задал вопрос, который занимал меня больше всего:
- Почему Чейд считает меня угрозой для Видящих? Только по этой причине он мог меня убить.
Она с жалостью посмотрела на меня.
- Неужели ты думаешь, что Чейд в состоянии тебя убить? И что я могла для этого увести мальчика?
- Я знаю Чейда.
- А он знает тебя. - Ее слова прозвучали как обвинение. - Однажды он сказал мне, что ты никому не доверяешь до конца. Он говорил, что желание и боязнь довериться кому-то разъедают твою душу. Нет, полагаю, Чейд просто хотел поговорить с тобой наедине и выяснить, как ты живешь после стольких лет разлуки.
Теперь она говорила как менестрель, рассказывающий очередную историю. Получалось, что я поступал жестоко, столько лет избегая Баккипа и не общаясь со своими друзьями. На самом деле я лишь спасал свою жизнь.
- А о чем Чейд с тобой разговаривал? - небрежно спросила Старлинг.
Я спокойно посмотрел ей в глаза.
- Мне кажется, ты и сама прекрасно знаешь, - ответил я, но тут у меня оставались некоторые сомнения.
Выражение ее лица изменилось, и я представил себе, о чем думает Старлинг. Похоже, Чейд скрыл от нее истинную цель своей поездки. Она была умна и знала все, что требовалось. Оставалось только дождаться, пока она сделает правильные выводы.
- Древняя Кровь, - задумчиво проговорила она. - Угроза Полукровок.
В моей жизни бывало много случаев, когда я был вынужден скрывать удивление. Но сейчас мне пришлось труднее всего. Старлинг внимательно наблюдала за выражением моего лица, продолжая говорить:
- Неприятности начались достаточно давно, а сейчас положение ухудшилось. На Весеннем празднике, в ночь Менестрелей, когда все выступают для своего монарха, один странствующий музыкант спел старую песню о принце Полукровке. Ты ее помнишь?
Я помнил. В ней рассказывалось о принцессе, которую унес наделенный Уитом оборотень, принявший форму жеребца. Как только они остались одни, он превратился в человека и соблазнил девушку. У нее родился сын пестрой масти, как и его отец. При помощи предательства и обмана внебрачный сын взошел на трон. Его правление отличалось жестокостью, он взял на службу многих людей, владеющих магией Уита. Все королевство страдало до тех пор, пока не появился его кузен, с чистой кровью Видящих, и не сплотил шестерых благородных сыновей для борьбы с Полукровкой. В день летнего солнцестояния, когда могущество Полукровки ослабло, они напали на него и убили. Злого короля повесили, а потом тело разрезали на куски и сожгли над водой, чтобы его дух унесло подальше от дома и он не сумел найти прибежище в теле какого-нибудь животного. Способ, описанный в старой песне, стал общепринятым в борьбе с наделенными Уитом. Регал был очень разочарован, когда ему не удалось расправиться со мной так же.
- Не самая любимая моя песня, - заметил я.
- Я тебя понимаю. Однако Слек спел ее удачно, ему много хлопали - его голос не заслуживает таких оваций, дрожит в конце каждой фразы. Некоторым это нравится, но на самом деле дрожь означает, что певец плохо владеет голосом... - Старлинг спохватилась, сообразив, что отвлеклась от темы. - В последнее время многие настроены против наделенных Уитом. По Баккипу гуляют дикие слухи. Я слышала, что в одном поселении повесили, а потом сожгли мужчину, владеющего Уитом, после чего в течение четырех суток у них погибли все овцы. Они падали и умирали в полях. Говорят, что так его семья отомстила за смерть родича. Но когда селяне попытались добраться до родни казненного, оказалось, что те давно ушли. Однако на дверях дома остался свиток с одной лишь фразой: "Вы это заслужили". Были и другие эпизоды.
Я посмотрел ей в глаза.
- Нед рассказал мне, - признался я.
Старлинг коротко кивнула, встала и отошла от стола. Менестрель до кончиков ногтей, она собиралась поведать мне историю, и ей требовалась сцена.
- После того как Слек спел "Принца Полукровку", вышел другой менестрель, очень молодой, - возможно, именно в возрасте крылась причина его глупости. Он снял шляпу перед королевой Кетриккен и сказал, что споет новую песню. Когда юный менестрель заявил, что слышал эту балладу в деревне, где живут наделенные Уитом люди, по толпе пробежал ропот. До многих доходили слухи о подобных поселениях, но никто не видел человека, побывавшего там.
- Когда установилась тишина, он исполнил балладу, которой мне не доводилось слышать прежде. Мелодию он позаимствовал, но слова были новыми, однако сырыми, как и его голос. - Старлинг склонила голову и задумчиво посмотрела на меня. - Он пел о внебрачном сыне принца Чивэла. В балладе описывались деяния бастарда, предшествовавшие разоблачению позорного владения Уитом. Он даже украл несколько фраз из моей "Башни острова Антлер", ты представляешь, каков нахал! В песне рассказывалось, что сын Видящего был благословлен Древней Кровью и королевской - и он не умер в тюрьме. Получалось, что внебрачный сын Чивэла жив и сохранил верность семье отца. Менестрель рассказал, что, когда принц Верити Истина уехал на поиски Элдерлингов, бастард восстал из могилы и отправился на помощь своему законному королю.
- Менестрель нарисовал впечатляющую картину спасения короля Верити, продолжала Старлинг, - он спел о том, как оживший герой показал Верити сад каменных драконов, которых можно пробудить ради спасения Шести Герцогств. Ну, по крайней мере в его последних словах присутствовала доля правды. Я глубоко задумалась, хотя к концу баллады менестрель заметно охрип. - Она замолчала, ожидая моей реакции, но я потерял дар речи. Старлинг пожала плечами и язвительно заметила: - Если ты хотел, чтобы о тех днях сложили песню, мог бы подумать обо мне. Ты же знаешь, я там была. Более того, я пришла туда именно по этой причине. И я гораздо лучший менестрель, чем тот мальчик. - Ее голос был полон зависти и обиды.
- Ты должна понимать, что я не имею никакого отношения к этой песне. Более того, я не хочу, чтобы люди ее слушали.
- Ну, тут тебе не о чем тревожиться, - с глубоким удовлетворением ответила менестрель. - С тех пор я ни разу не слышала той баллады. Она получилась неудачной, мелодия не соответствовала теме, слова неблагозвучны...
- Старлинг.
- Ну ладно. У песни традиционный героический конец. Если короне Видящих потребуется помощь, чистый сердцем бастард, наделенный магией Уита, вернется, чтобы спасти королевство. Когда он допел, одни принялись выкрикивать в адрес менестреля оскорбления, а другие заявили, что он сам обладает Уитом и его следует сжечь. Королева Кетриккен велела всем замолчать, но в конце вечера он не получил кошелька с деньгами, как другие менестрели.
Я молчал, не желая высказывать свое мнение. Старлинг не дождалась моего ответа, и ей пришлось добавить:
- Впрочем, юный менестрель исчез, когда пришло время одаривать тех, кто доставил королеве удовольствие. Она назвала его имя первым, но никто не знал, куда он пропал. Его звали Тагссон - мне никогда не доводилось слышать его имя раньше.
Сын Тага, внук Ривера, мог бы сказать я ей. Ривер и Таг были достойными воинами гвардии Верити. Моя память вернулась на много лет назад, и перед глазами возникло лицо Тага, когда он опустился на колени в Каменном саду возле Врат Смерти. Да, наверное, для него это выглядело именно так, когда Верити выступил из-за гладкой колонны Скилла и оказался в кольце колеблющегося света костра. Таг узнал своего короля, несмотря на лишения, перенесенные Верити. Он заявил о своей верности, и Верити отправил его обратно в Баккип, чтобы он рассказал всем о возвращении законного государя. Теперь я практически уверен, что Верити появился в Баккипе раньше Тага. Крылья дракона много быстрее пешего воина.
Однако я не догадывался, что Таг меня узнал. Кто мог предвидеть, что он будет рассказывать о тех событиях, а его сын окажется менестрелем?
- Вижу, ты его знаешь, - заметила Старлинг.
Я посмотрел на нее и обнаружил, что она не сводит с меня жадных глаз.
- Я не знаю никакого Тагссона, - со вздохом ответил я. - Боюсь, я размышлял о том, что ты сказала раньше. Ты говорила, среди людей Уита растет беспокойство. Почему?
Она приподняла бровь.
- Мне казалось, тебе это известно лучше, чем мне.
- Я веду одинокую жизнь, Старлинг. Ты для меня единственный источник новостей. - Теперь пришел мой черед пристально посмотреть на нее. - А об этом ты никогда не рассказывала.
Она отвернулась - возможно, решила утаить от меня эти сведения? Или Чейд просил ее сохранить тайну? Или Старлинг просто обо всем позабыла после приема, который ей оказали на празднике?
- Не слишком приятная история. Пожалуй, она началась полтора года назад... или два. У меня возникло ощущение, что я все чаще слышу о людях Уита, которых постигло наказание. Или об их гибели. Ты же знаешь, как ведет себя простой народ, Фитц. Пока шла война с красными кораблями, они были по горло сыты кровью и убийствами. Но после того как врага изгнали, жизнь стала понемногу налаживаться. Восстанавливались разрушенные дома, поля начали приносить урожай, росли стада - пришло время взглянуть на своих соседей. В людях вновь проснулась зависть. Мне кажется, Регал пробудил в Шести Герцогствах жажду крови, когда создал Королевский Круг и ввел поединки для разрешения споров. Даже не знаю, когда нам удастся избавиться от его наследия.
Она заставила меня вспомнить кошмары прошлого. Королевский Круг в Тредфорде, животные в клетках и застарелый запах крови, споры, решавшиеся поединком... воспоминания накатили на меня отвратительной волной, оставив тошноту.
- Два года назад... да, - продолжала Старлинг, принимаясь расхаживать по комнате. - Именно тогда с новой силой вспыхнула ненависть к обладателям Уита. Королева выступала против - наверное, в память о тебе. Народ любит Кетриккен, за время ее правления наша жизнь переменилась к лучшему, но ненависть и злобу трудно искоренить. Живущие в маленьких деревнях люди считают, что королева ничего не знает об их обычаях - ведь она родилась в Горном Королевстве. В результате, хотя Кетриккен всячески выступает против преследования людей Уита, их продолжают травить. Наконец, в местечке Тренари, в Фарроу, примерно полтора года назад произошел ужасный случай. Вот как рассказывали об этом в Баккипе: девушка, связанная Уитом с лисой, разрешала своему зверю охотиться где угодно. Кровь домашних животных проливалась чуть ли не каждый день.
- С лисой? - прервал я Старлинг.
- Да, довольно редкий случай. К тому же девушка происходила из бедной семьи. Как мог крестьянский ребенок заполучить такое животное? Поползли слухи. Больше всего страдали владельцы домашней птицы в окрестностях Тренари, но возмущение вырвалось наружу, кто-то забрался на птичий двор лорда Доплина и пообедал его певчими птицами и привезенными издалека индюшками. Он послал охотников за девушкой и лисой, виновными, по слухам, в случившемся. Их поймали и привели к лорду Доплину. Обвиняемая поклялась, что лиса здесь ни при чем и что она сама не владеет даром Уита, но говорят, когда лису стали пытать раскаленным железом, девушка кричала так же громко, как зверь. Затем, чтобы доказать их связь, Доплин приказал вырвать девушке ногти на руках и ногах, и лиса кричала вместе с ней.
- Перестань! - ошеломленно попросил я.
Перед моими глазами возникла ужасная картина.
- Я постараюсь закончить побыстрее. Они умерли в мучениях. Но на следующую ночь были убиты другие певчие птицы Доплина, и старый охотник сказал, что это ласка, а не лиса, поскольку ласка пьет кровь, а лиса разорвала бы птиц на кусочки. Несправедливость и жестокость, проявленные лордом Доплином, заставили людей Уита выступить против него. На следующий день Доплина укусила его собственная собака. Тогда он приказал прикончить собаку и мальчика-псаря. Лорд заявил, что одна из его лошадей взбесилась, когда он проходил мимо нее в конюшне, и попыталась ударить его копытом. Двоих конюхов сожгли над водой. А еще Доплин жаловался, что огромные рои мух стали залетать на кухню и в его пище постоянно попадаются мушиные трупики...
Я покачал головой.
- Это его воображение - люди, владеющие Уитом, на такое не способны.
Старлинг пожала плечами.
- Так или иначе, но после того, как он замучил до смерти еще несколько слуг, остальные обратились за правосудием к королеве. И она послала туда Чейда.
Я откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. Понятно. Старый убийца по-прежнему остается вершителем правосудия Видящих. Интересно, кто стал его помощником?
- И что произошло? - спросил я, словно сам не знал ответа.
- Чейд нашел простое решение. Именем королевы он запретил Доплину содержать лошадей, соколов, собак и других животных в своем особняке. Более того, лорд и все обитатели его замка лишились права есть мясо и рыбу в течение года.
- Представляю, какими безрадостными стали его владения.
- Менестрели говорят, что у Доплина теперь практически не бывает гостей, слуг осталось совсем мало, а другие лорды перестали его уважать, поскольку он больше не устраивает приемов и балов. К тому же Чейд заставил его выплатить выкуп за кровь не только семьям убитых слуг, но и родителям девушки с лисой.
- И они его взяли?
- Семьи слуг взяли. Решение было справедливым. А семья девушки исчезла - то ли они сбежали, то ли погибли, никто не знает. Тогда Чейд потребовал, чтобы выкуп передали в казну королевы, чтобы его сохранили на случай, если семья вернется. - Старлинг пожала плечами. - Казалось, Чейд положил конец конфликту. Однако с тех пор подобные случаи участились. Тех, кто обладает Уитом, не только преследуют, их убивают.
Я нахмурился.
- Не понимаю, почему народ не успокоился. Доплина наказали справедливо.
- Некоторые считают, что наказание было слишком жестоким, но Чейд стоял на своем. Должна добавить, что он на этом не остановился. Вскоре после окончания истории с лордом Доплином все Шесть Герцогств получили свитки от королевы Кетриккен, в которых говорилось, что обладатели Уита ни в чем не повинны и преследовать нужно только тех, кто использует свои таланты во вред людям. Герцогам следовало запретить своим лордам убивать обладателей Уита без суда и следствия. Естественно, эдикт приняли не слишком благосклонно. К тому же после смерти человека всегда можно найти следы его вины. Указ королевы только навредил людям Уита - их стали ненавидеть еще сильнее.
- Однако эдикт помог тем, кто владеет Уитом, немного успокоиться, говорила Старлинг. - Они не собирались молча терпеть гонения. Иногда они успевали спасти своих друзей, но гораздо чаще мстили палачам. Почти всякий раз, когда казнили обладателя магии Уита, с палачами что-нибудь случалось. Умирал домашний скот, или детей кусали больные крысы. И всегда месть имела непосредственное отношение к животным. В одной деревне, питавшейся почти исключительно рыбой, река неожиданно опустела. Рыбаки возвращались без улова. Начался голод.
- Чепуха. Люди путают случайные капризы природы со злым умыслом. Магия Уита не обладает такими возможностями. - Я был абсолютно уверен в своей правоте.
Она бросила на меня пренебрежительный взгляд.
- Почему же тогда Полукровки берут на себя ответственность за подобные преступления?
- Полукровки? Кто такие Полукровки?
Старлинг пожала плечами.
- Никто не знает. Они скрываются, но у дверей постоялых дворов или на деревьях появляются послания аристократам. Смысл их всегда неизменен: "Такой-то человек убит несправедливо, лишь за то, что обладал магией Древней Крови. Наш гнев падет на ваши головы. Когда вернется принц Полукровка, он вас не пощадит". А вместо подписи - рисунок жеребца-полукровки. Народ полон ненависти.
- Королева отказалась послать гвардию, чтобы выследить Полукровок. В последнее время стал распространяться слух, что сама Кетриккен виновна в участившихся казнях людей Уита, поскольку ее жестокая расправа над лордом Доплином вселила в Древнюю Кровь уверенность в безнаказанности. - Увидев гримасу на моем лице, Старлинг напомнила: - Менестрель лишь повторяет то, что слышит. Не я сочиняю слухи, и не я заставляю людей говорить глупости. Она подошла ко мне сзади и положила руки на плечи. Ее щека оказалась совсем рядом с моей, и Старлинг тихо сказала: - После стольких лет нашего знакомства ты знаешь, что я не считаю тебя нечистым. - Она поцеловала меня в щеку.
Наш разговор сильно поколебал мою решимость. Лишь чудом я удержался от того, чтобы заключить Старлинг в объятия. Я неловко поднялся, поскольку она стояла за моим стулом. Когда она попыталась обнять меня, я заставил себя отстраниться.
- Ты не моя, - спокойно напомнил я.
- Но я не принадлежу и ему! - неожиданно воскликнула Старлинг, и ее черные глаза вспыхнули гневом. - Я сама себе хозяйка и сама решаю, кому достанется мое тело. Я не вижу никакого вреда в том, что делю его между вами. Ты знаешь, что у меня не может быть детей. В противном случае я бы давно родила. Так какая разница, кто еще бывает в моей постели?
Она всегда быстро соображала, да и язык у Старлинг был прекрасно подвешен. У меня не нашлось достойного ответа. Поэтому я воспользовался ее собственными словами:
- Но я принадлежу лишь себе и сам решаю, с кем делить постель. И я не стану этого делать с женой другого мужчины.
Только теперь Старлинг наконец мне поверила. Я аккуратно сложил ее вещи у камина. Она опустилась возле них на колени, схватила седельную сумку и принялась с яростью запихивать туда свои пожитки.
- Сама не знаю, зачем я с тобой связалась, - пробормотала она.
На свое несчастье, Нед выбрал именно это мгновение, чтобы войти в хижину. За ним следовал волк. Увидев сердитое лицо Старлинг, юноша повернулся ко мне.
- Может быть, мне уйти? - спросил он.
- Нет! - рявкнула Старлинг. - Тебе лучше остаться. Это меня он вышвыривает вон. Благодаря тебе. А тебе следует подумать, что с тобой стало бы, если бы я оставила тебя в куче отбросов. Я не заслужила такой неблагодарности!
Глаза мальчика широко раскрылись. Даже обман Старлинг не вызвал у меня такого гнева, как сейчас, когда она причинила боль Неду. Он затравленно посмотрел, словно ожидал удара и от меня, и выбежал из дома. Ночной Волк бросил в мою сторону мрачный взгляд и последовал за ним.
Я скоро приду, но сначала я должен закончить здесь.
Лучше тебе было ничего не начинать.
Я промолчал, поскольку Ночной Волк был совершенно прав. Старлинг сердито глянула на меня, я ответил ей тем же - и на ее лице промелькнул страх. Я скрестил руки на груди.
- Тебе лучше уйти, - холодно сказал я.
Ее настороженный взгляд был для меня не меньшим оскорблением, чем резкие слова в адрес Неда. Я вышел из хижины, чтобы заняться лошадью. Прекрасный скакун, превосходное седло - несомненно, подарок мужа. Животное почувствовало мое возбуждение и нетерпеливо загарцевало, пока я его седлал. Тогда я сделал глубокий вздох и постарался взять себя в руки. Положив ладонь на холку лошади, я попытался ее успокоить. И сумел вернуть самообладание, поглаживая гладкую шею. Кобыла повернулась и ткнулась носом в мою рубашку. Я вздохнул.
- Позаботься о ней, ладно? Ведь у нее ветер в голове.
У меня не было связи с этим благородным животным, поэтому мои слова оставались для кобылы лишь успокаивающими, но лишенными смысла звуками. Я почувствовал, что она признала во мне хозяина. Я подвел лошадь к двери и отошел в сторону, не выпуская из рук поводьев. Через мгновение Старлинг вышла на крыльцо.
- Не можешь дождаться моего отъезда? - с горечью проговорила она, швырнув на спину лошади седельные сумки.
- Неправда, и ты сама это прекрасно знаешь, - ответил я.
Я старался говорить спокойно. Сдерживаемая боль пересилила гнев на собственную доверчивость и на Старлинг, которая меня использовала. Наша связь не имела ничего общего с нежной любовью. Скорее ее следовало назвать дружбой, включающей общую постель и взаимное доверие. Предательство друга отличается от обмана любовницы лишь силой боли, но не сутью. И я вдруг понял, что только что солгал Старлинг, - мне ужасно хотелось, чтобы она побыстрее уехала. Ее присутствие было подобно застрявшей в теле стреле. Рана не заживет, пока стрела не извлечена.
Тем не менее я попытался найти слова, которые могли хоть что-то спасти. Однако мне ничего не шло в голову, и я молча стоял, когда Старлинг выхватила поводья из моих рук и вскочила в седло. Потом она посмотрела на меня сверху вниз. Не сомневаюсь, что ей было больно, но на лице отражался лишь гнев ведь я пошел наперекор ее воле. Она покачала головой.
- Ты мог бы кем-то стать. Тебе дали шанс, несмотря на позорное рождение. Ты мог что-то значить. Но ты выбрал другой путь. Помни об этом. Ты сделал выбор.
Она заставила лошадь развернуться, резко натянув повод. Затем пришпорила ее и рысью поскакала к дороге. Я смотрел ей вслед. Она не оглянулась. Несмотря на боль, я не испытывал сожаления из-за того, что мы расстались. Наоборот, мне вдруг показалось, что все только начинается. Я содрогнулся, словно за спиной стоял Шут, прошептавший мне в ухо: "Неужели ты ничего не чувствуешь? Перекресток, вихрь, поворот. Отсюда все дороги изменятся".
Я повернулся, но за спиной никого не было. Я посмотрел на небо. С юга набежали темные тучи. Кроны деревьев уже кренились под налетевшими порывами ветра. Старлинг попадет под проливной дождь. Я сказал себе, что не испытываю злорадства, и отправился на поиски Неда.
IV
КОЛДУНЬЯ
"В тех краях жила колдунья по имени Силва Копперлиф, чьи амулеты были такими сильными, что действовали в течение многих лет, продолжая защищать своих владельцев. Говорят, что она создала для Балдрика Видящего замечательное решето, которое очищало всю проходящую через него воду. Прекрасное подспорье для короля, постоянно живущего под угрозой отравления.
Над вратами окруженного стенами города Эклси колдунья повесила амулет против чумы, в течение многих лет в амбарах не водились крысы, а в конюшнях не появлялись блохи и другие насекомые. Город процветал под защитой амулета, пока старейшины не решили прорубить вторые ворота, чтобы расширить торговлю. И тогда хворь беспрепятственно вошла в город, и все люди умерли от второй волны Кровавой Чумы".
Селкин. "Путешествия по Шести Герцогствам"
Середина лета прошла для нас с Недом как и в последние семь лет. Мы ухаживали за садом, домашней птицей, солили и коптили рыбу на зиму. Один день сменялся другим, работы было столько, что по вечерам мы буквально валились с ног. Отъезд Старлинг погасил пожар, который разжег в моей душе визит Чейда.
Я обсудил с Недом его будущее. Он с удивившим меня энтузиазмом говорил о столяре-краснодеревщике из Баккипа, чья работа привела его в восхищение. Я сделал вид, что пропустил его слова мимо ушей, поскольку мне совсем не хотелось отправляться в Баккип, но Нед пришел к выводу, что я просто не в состоянии заплатить высокую цену, которую потребует Гиндаст. Тут он, скорее всего, был прав. Когда я спросил у Неда относительно других столяров, он со вздохом ответил, что есть еще корабел в Хэмберли Коув, чью работу часто хвалят. Возможно, он попытает счастья у него. Конечно, этому корабелу далеко до столяра из Баккипа. Я с тоской подумал, что мальчик пытается ограничивать свои мечты в соответствии с глубиной моих карманов. Однако ученичество Неда определит всю его дальнейшую жизнь. Я не хотел, чтобы недостаток денег вынудил его заниматься нелюбимым делом.
И все же, несмотря на интерес Неда, мы обсуждали его будущее ученичество лишь во время поздних разговоров у камина. Мне удалось собрать кое-какие деньги. Я даже сказал, что мы можем есть поменьше яиц, чтобы у нас появилось побольше цыплят, которых можно продать на рынке. Однако я сомневался, хватит ли наших сбережений, чтобы внести Гиндасту требуемую плату. Конечно, крепкая спина и мозолистые руки могут купить юноше место ученика, но истинные мастера требуют за обучение солидных денег. Так принято в Бакке. Секреты ремесла никто не отдает даром. Если родители любят своих детей, они либо обучат их своему делу, либо хорошо заплатят достойным мастерам. Несмотря на наш скромный достаток, я твердо решил определить Неда в хорошее место. Именно в этом причина задержки, говорил я себе, - нужно собрать побольше денег. И дело вовсе не в том, что я не хочу отпускать мальчика.
Волк не спрашивал про путешествие, о котором я говорил раньше. По-моему, он вздохнул с облегчением. Иногда наступали дни, когда мне казалось, что слова Старлинг превратили меня в старика. С моим зверем годы обошлись жестоко. Я подозревал, что для волка он очень стар, хотя и не знал, сколько обычно живут его соплеменники. Быть может, иногда говорил я себе, именно наша связь придает ему сил. Однажды мне даже пришло в голову, что он забрал годы моей жизни, чтобы продлить свою. Но думал я об этом без малейшей злобы - мне очень хотелось верить, что у нас впереди еще много времени. Когда Нед начнет обучение, у меня останется только Ночной Волк.
Некоторое время я ждал, что Чейд нанесет мне повторный визит, но дни шли за днями, а на тропе, ведущей к нашей хижине, никто не появлялся. Я дважды ездил с мальчиком на рынок, мы продавали оперившихся цыплят, чернила, краски, редкие корни и лекарственные растения. Ночной Волк охотно оставался дома, поскольку не любил долгих прогулок по пыльным дорогам и шума рынка. В толпе я и сам чувствовал себя неуютно, но у меня не было выбора. Однако мы выручили гораздо меньше денег, чем я рассчитывал, - люди здесь предпочитали обмен и не привыкли расплачиваться монетой. И все же меня приятно удивило, что многие помнят Тома Баджерлока и радостно приветствуют.
Во время второй поездки на рынок мы встретились с колдуньей, про которую рассказывал Нед после визита в Баккип. Мы разложили наши товары на тележке, запряженной пони. Прошло несколько часов, и появилась колдунья, которая весело помахала рукой Неду. Я стоял в стороне, наблюдая за их разговором. Он с восторгом говорил о красоте Джинны - оказалось, что Нед не ошибся, но я с удивлением обнаружил, что она ближе по возрасту ко мне, чем к нему. Я предполагал, что он увлекся Джинной, но она оказалась женщиной средних лет, с карими глазами, множеством веснушек и вьющимися золотисто-каштановыми волосами. Фигура у нее была округлой и пышной, как и положено зрелой женщине. Когда Нед поведал ей, что амулет против воров тут же украли, она весело рассмеялась. А потом объяснила, что именно на это ее оберег и рассчитан. Вор украл амулет, но не тронул кошелек Неда.
Когда мальчик стал оглядываться по сторонам, чтобы познакомить нас, она уже и сама меня увидела. Джинна смотрела на меня с легкой тревогой, как на отца, увидевшего новую подругу своего сына. Я улыбнулся и пожелал ей удачи, и она успокоилась, улыбнулась мне в ответ. Когда колдунья подошла поближе, я заметил, что она щурится - наверное, зрение Джинны не отличалось остротой.
Она привезла свои товары на рынок и разложила на коврике в тени нашей тележки. Нед помог ей аккуратно расставить амулеты и снадобья, и они принялись весело торговать, обмениваясь новостями. Я слышал, как Нед рассказывает ей о своих планах отправиться учиться. Тут я окончательно понял, как сильно ему хочется попасть к столяру-краснодеревщику в Баккипе, а не к корабелу в Хэмберли Коув. И стал размышлять, как это устроить: что, если попросить Чейда провести переговоры? Согласится ли он мне помочь? Что попросит в качестве ответной услуги? Из глубоких раздумий меня вывел Нед, ткнув локтем под ребра.
- Том! - запротестовал он, и я понял, что умудрился каким-то образом его смутить.
- Да?
- Видишь, я же тебе говорил, что он не будет против! - воскликнул Нед.
- Тогда большое вам спасибо, если вы уверены, что я не доставлю вам неудобств, - сказала Джинна. - Путь неблизкий, а расстояния между постоялыми дворами слишком велики, да и платить за комнату приходится немало.
Я кивнул, но только через несколько минут сообразил, что Нед предложил ей кров в нашей хижине, когда колдунья в следующий раз будет проходить мимо нас. Мне оставалось лишь тихонько вздохнуть. Нед любил редких гостей, но я по-прежнему относился к новым людям с опаской. Интересно, сколько пройдет времени, прежде чем мои тайны перестанут угрожать моей жизни?
Я улыбался и кивал, но в разговоре почти не участвовал. Через некоторое время я обнаружил, что изучаю колдунью по системе Чейда, но довольно быстро понял, что Джинна ничего от нас не скрывает.
Впрочем, я по-прежнему ничего о ней не знал. На любом рынке можно встретить колдуний и колдунов. Однако народ относится к их волшебству без особого почтения - совсем не так, как к людям, владеющим Скиллом. К тому же в отличие от наделенных Уитом их никогда не преследовали. Большинство относилось к ним терпимо, но с некоторым сомнением. Некоторые колдуны часто оказывались настоящими шарлатанами. Они ловко вытаскивали яйца из ушей восхищенных зрителей, предсказывали им огромные богатства, молочницам обещали богатеньких женихов, продавали приворотное зелье - обычный настой на лаванде и ромашке - или приносящие удачу амулеты из кроличьих лапок. В целом совершенно безобидные жулики.
Однако Джинна была не из таких. Она не привлекала покупателей пустой болтовней, да и не носила вуаль и фальшивые драгоценности, как многие ее коллеги по ремеслу. Джинна была одета в простую зеленую куртку, штаны из оленьей кожи и мягкие туфли. Выставленные на продажу амулеты лежали в мешочках, сшитых из ткани разного цвета: розовые для любовных талисманов, красные для разжигания страсти, зеленые для хорошего урожая и другие, смысл которых оставался для меня загадкой. Она также торговала пакетиками с сушеными травами. Большинство из них я знал, кроме того, все они были правильно подписаны: гладкая кора вяза от воспаленного горла, листья малины от утренней тошноты. Вместе с лекарственными растениями Джинна продавала какие-то кристаллы, усиливающие их действие. Я подозревал, что это соль или сахар. На нескольких фаянсовых блюдах колдунья разложила полированные диски из нефрита, яшмы и слоновой кости, с начертанными на них рунами удачи, плодородия или спокойствия духа. Они стоили дешевле, чем амулеты, поскольку являлись лишь общими пожеланиями, но за пару лишних медных монеток Джинна "настраивала" их по желанию покупателя.
Она вела довольно успешную торговлю. До полудня ей удалось продать несколько амулетов, и трижды с ней расплачивались серебром. Если в товаре Джинны и содержалась магия, я не сумел ее уловить при помощи Скилла или Уита. Однажды мне удалось разглядеть амулет: хитрое сочетание блестящих бусин и маленьких деревянных прутиков, украшенных пучками перьев. Джинна продала его человеку, желавшему привести в свой дом женщину - он собирался жениться. Высокий, сильный крестьянин примерно моих лет и по-своему симпатичный. Я мысленно пожелал ему успеха.
После полудня появился Бейлор. Он приехал на телеге, запряженной быком, чтобы продать шесть связанных поросят. Я был с ним едва знаком, хотя он являлся нашим ближайшим соседом. Мы довольно редко встречались. Осенью мы иногда совершали обмен - нам доставалась свинина, а он получал цыплят, копченую рыбу или нашу работу. Бейлор был невысок, но крепок и очень подозрителен. Вместо приветствия он одарил нас хмурым взглядом. Затем, хотя рядом с нами почти не осталось места, втиснул свою телегу по соседству. Его появление не вызвало у меня радости. Люди Уита всегда испытывают симпатию к живым существам. Я научился не пускать в себя чувства животных, но полностью закрыться мне никогда не удавалось. И я прекрасно знал, что его бык страдает из-за плохо пригнанной сбруи, не говоря уже об ужасе связанных поросят.
Поэтому мои слова прозвучали не слишком искренне:
- Рад встрече с тобой, Бейлор. Какие хорошие поросята. Тебе бы следовало их напоить, чтобы они получше выглядели - тогда удастся выручить за них больше.
Он бросил на меня равнодушный взгляд.
- Сейчас их лучше не трогать, стоит ослабить путы - и они разбегутся. К тому же они превратятся в мясо еще до заката.
Я с трудом заставил себя промолчать. Уит - настоящее проклятие. Ужасно наблюдать равнодушную жестокость людей. Многие рассуждают о дикости и злобе животных. Но куда хуже презрительное отношение к ним человека.
Я бы с удовольствием закончил разговор, но Бейлор принялся разглядывать наши товары. Потом презрительно фыркнул, словно не понимая, зачем мы вообще приехали на рынок.
- Да, помет получился удачным, но в нем было еще три поросенка, заявил он, пытаясь поймать мой взгляд.
Бейлор замолчал, ожидая ответа. Наши глаза встретились.
- Вас посетила удача, - сказал я, не понимая, к чему он клонит.
- Да, но три поросенка исчезли.
- Какая жалость, - посочувствовал я, но он не спускал с меня глаз, и я добавил: - Им удалось сбежать?
Он кивнул.
- Их было десять, а потом осталось только семь.
Я покачал головой.
- Сочувствую.
Он сделал шаг ко мне.
- Ты и твой парень. Вы их не видели? Иногда моя свинья забредала к вашему ручью.
- Нет. - Я повернулся к Неду. Он явно встревожился. Я заметил, что Джинна и ее покупатель замолчали, их внимание привлек напряженный голос Бейлора. Я ненавижу оказываться в центре внимания, кровь закипела в моих жилах, но я спокойно спросил: - Нед, ты не видел трех поросят Бейлора?
- Разве что их следы или кучки дерьма, - мрачно ответил он.
Он стоял совершенно неподвижно, словно любой жест мог навлечь на него опасность.
Я повернулся к Бейлору.
- Сожалею, - сказал я.
- Ну, - угрюмо проговорил он, - получается как-то странно, верно? Мне хорошо известно, что ты со своим парнем и собакой часто лазаешь по горам. Вы бы могли что-нибудь заметить. - В его последнем замечании мне послышалась злоба. - А вам хорошо известно, что они принадлежат мне. И что их нельзя взять просто так. - Он продолжал пристально за мной наблюдать.
Я пожал плечами, стараясь сохранять спокойствие. Но на нас уже начали обращать внимание. Бейлор оглядел смотрящих на нас людей, а потом его маленькие глазки вновь уставились на меня.
- Значит, ты точно не видел моих поросят? Тебе на глаза не попался ни один из них, и ты не скормил их своей собаке?
Я огляделся по сторонам. Лицо Неда пошло красными пятнами. Джинна заметно смутилась. И хотя обвинение в воровстве не было прямым, я чувствовал, как тает мое терпение. Несколько раз глубоко вздохнув, я все же заговорил спокойно:
- Я не видел твоих свиней, Бейлор.
- Ты уверен? - Он сделал шаг ко мне, приняв мою вежливость за податливость. - Понимаешь, это очень странно - ведь пропали сразу три поросенка! Ну, одного мог сожрать волк, но трех одновременно? Ты точно их не видел?
Я стоял, опираясь на край тележки. Выпрямившись во весь рост, я расставил ноги пошире. Мне становилось все труднее контролировать свою ярость.
Однажды, много лет назад, меня жестоко избили, я едва не умер. Мужчины реагируют на такой опыт двумя способами. Некоторые начинают всячески избегать любого физического контакта и никогда не оказывают сопротивления. Довольно долго меня преследовал унизительный страх. Однако жизнь помогла мне от него избавиться. Человек, который нападает первым, обычно побеждает. Теперь я стал именно таким.
- Я устал от твоих вопросов. - В моем голосе появились новые интонации.
Вокруг собрались любопытные. Теперь молчали не только Джинна и ее покупатель, торговец сыром, сын пекаря с подносом, полным свежих булок, все смотрели на нас, разинув рты. Нед застыл на месте, широко раскрыв глаза, румянец его сменился бледностью. Но самыми разительными оказались перемены в лице Бейлора - словно перед ним возник медведь с оскаленной пастью. Он отступил на шаг и отвел взгляд.
- Ладно, кончено, если ты их не видел...
- Да, я их не видел, - перебил я, и шум рынка стих; я видел только Бейлора.
И я сделал шаг к нему.
- Ладно. - Он отступил еще на шаг и нырнул за свою телегу, так что между нами оказался его бык. - Я и в мыслях не держал, что ты имеешь какое-то отношение к пропаже поросят. Не сомневаюсь, что ты бы вернул их мне. Я просто хотел, чтобы ты знал. Ведь странно, что пропали сразу три поросенка, верно? Я должен был сказать тебе - вдруг у тебя пропадают цыплята. - Из его голоса исчезли примирительные нотки, и он стал похож на заговорщика. - Скорее всего, в наших горах появились люди Уита, вот они и крадут наш скот. Ведь им не надо бегать за поросятами, достаточно поманить и скотина уйдет к ним. Все знают, что они на это способны. Скорее всего...
Мое терпение лопнуло, но мне удалось направить свою ярость в слова.
- Весьма возможно, что поросята сорвались с крутого берега и течение унесло их, или они просто потерялись. В горах водятся лисы и росомахи. Если хочешь, чтобы твой скот не пострадал, нужно лучше за ним присматривать.
- У меня весной пропал теленок, - неожиданно вмешался торговец сыром. Потом куда-то запропастилась стельная корова, которая вернулась домой пустая. - Он покачал головой. - А теленка так никто и не видел. Однако я нашел затоптанный костер.
- Люди Уита, - с умным видом заметил сын пекаря. - Недавно одну мерзавку поймали возле Хардинс Спита, но она сумела сбежать. Никто не знает, где она теперь. Или где жила раньше! - И его глаза засверкали, словно в предвкушении травли.
- Ну, тогда все понятно! - воскликнул Бейлор и бросил торжествующий взгляд в мою сторону, но тут же отвернулся, увидев выражение моего лица. Вот тебе и объяснение, Том Баджерлок. Мне хотелось только одного: предупредить тебя, как и положено добрым соседям. Так что присматривай получше за своими цыплятами. - И он многозначительно покачал головой, а торговец сыром согласно закивал в ответ.
- Мой кузен живет в Хардинс Спит. Он видел, как эта шлюха с Уитом отрастила крылья и улетела. Веревки упали с ее плеч, и она спаслась.
Я даже не повернул головы в сторону говорящего. Зеваки потеряли к нам интерес и занялись своими делами, но все принялись делиться слухами о преступлениях обладателей Уита. Я остался стоять в одиночестве под палящим солнцем - совсем как злополучные поросята в телеге Бейлора. Сердце мучительно колотилось в груди. Момент, когда я мог убить Бейлора, прошел так минует лихорадка, когда болезнь отступает. Я заметил, как Нед вытер рукавом пот со лба. Джинна положила руку ему на плечо и что-то негромко сказала. Он покачал головой, закусив побелевшие губы. Потом посмотрел на меня и неуверенно улыбнулся. Все закончилось.
Но слухи продолжали курсировать по рынку. Люди были готовы объединиться против общего врага. К горлу подкатила тошнота, мне стало стыдно, что я молчу и не выступаю против очевидной несправедливости. Вместо этого я взял повод Клевера.
- Пойду напою пони, а ты займись торговлей, Нед, - сказал я.
Мальчик молча кивнул. Я чувствовал, что он не сводил с меня глаз, пока я уводил Клевера. Водопой занял много времени - я не торопился. Когда я вернулся, Бейлор улыбнулся и приветствовал меня. Я сумел ответить лишь кивком. Вскоре подошел мясник и купил всех поросят Бейлора с условием, что тот довезет их до лавки. Когда бык с натертой шеей и несчастные поросята уехали, я облегченно вздохнул. Спина болела от напряжения.
- Симпатичный у вас сосед, - заметила Джинна.
Нед громко рассмеялся, даже я сумел улыбнуться. Позднее мы разделили с Джинной трапезу - крутые яйца, хлеб и соленую рыбу. У нее нашелся мешочек с сушеными яблоками и колбаса. Мы устроили настоящий пикник, а когда я расхохотался над одной из шуток Неда, Джинна заставила меня покраснеть.
- Вы кажетесь злым человеком, когда хмуритесь, Том Баджерлок. А когда вы сжимаете кулаки, мне не хочется иметь с вами дело. Но стоит вам рассмеяться или улыбнуться, ваши глаза говорят, что вы совсем не такой.
Нед захихикал, заметив мое смущение, и мы прекрасно провели остаток дня за дружеской болтовней. Когда стало темнеть, выяснилось, что Джинна выручила немало денег. Ее запас оберегов заметно уменьшился.
- Скоро я вернусь в Баккип, чтобы сделать новые амулеты. Мне гораздо больше нравится эта работа, чем торговля, хотя я люблю путешествовать и встречать новых людей, - призналась она, складывая непроданный товар.
Мы с Недом обменяли большую часть товаров на полезные в хозяйстве вещи, но денег выручили совсем немного. Он постарался не выдать своего разочарования, но в его глазах я увидел тревогу. Что, если наших денег окажется недостаточно даже для ученичества у корабела? Должен признаться, меня и самого одолели сомнения.
Однако мы не стали говорить о своих тревогах вслух. Переночевав в тележке, чтобы сэкономить, на следующее утро мы отправились домой. Джинна пришла попрощаться с нами, и Нед напомнил, что мы готовы дать ей приют. Колдунья обещала воспользоваться нашим гостеприимством, но с сомнением посмотрела на меня, словно не была уверена в моей искренности. Мне пришлось кивнуть, улыбнуться и подтвердить приглашение.
Обратная дорога прошла очень приятно. В небе появились легкие облака, свежий ветерок нес прохладу. Мы лакомились медовыми сотами, которые Нед получил в обмен на цыплят, болтали о разной чепухе: я сказал, что рынок стал гораздо больше с тех пор, как я в первый раз побывал там, и что на дороге нам гораздо чаще, чем в прошлом году, попадаются путники. Ни один из нас не упомянул о Бейлоре. Потом мы миновали развилку - отсюда шла дорога на Кузницу. Колея успела зарасти травой. Нед спросил, когда люди снова там поселятся. "Надеюсь, что не скоро, - ответил я, - но рано или поздно железная руда приведет сюда кого-то с короткой памятью".
Потом наш разговор перекинулся на события в Кузнице во время войны красных кораблей. Я пересказывал их Неду, как если бы сам слышал от других. Не стану утверждать, что это доставило мне удовольствие, но мальчику необходимо знать историю. Жители Шести Герцогств должны помнить о тех событиях, и я вновь дал себе слово попытаться написать историю того времени. Я вспомнил о нескольких неудачных попытках, о свитках, сложенных на полках над моим письменным столом, - кто знает, сумею ли я закончить свой труд?
Неожиданный вопрос Неда оторвал меня от размышлений.
- Скажи, Том, я - ублюдок, оставшийся от нашествия красных кораблей?
Я даже рот раскрыл от удивления. В разноцветных глазах мальчика я прочитал такую знакомую боль! Недотепа - так назвала его мать. Старлинг нашла его в небольшой деревне, среди мусора. Никто не хотел признавать мальчика. Больше я ничего о его происхождении не знал.
- Не знаю, Нед, - честно ответил я. - Возможно, ты сын одного из наших врагов. - Я не смог произнести вслух ненавистное слово.
Он смотрел прямо перед собой, продолжая шагать по дороге.
- Старлинг так сказала. Да и возраст у меня подходящий. Возможно, именно по этой причине никто, кроме тебя, не согласился принять меня в свой дом. Мне бы хотелось знать правду о своем происхождении.
- Я понимаю, - ответил я, чтобы не молчать.
Он дважды кивнул, а потом добавил:
- Когда я предупредил Старлинг, что должен рассказать тебе о ее муже, она сказала, что у меня такое же безжалостное сердце, как у моего насильника-отца.
Мне вдруг ужасно захотелось, чтобы он был поменьше, - тогда бы я смог его обнять. Я положил руку ему на плечо и заставил остановиться. Пони продолжал брести вперед. Я не стал заглядывать Неду в глаза и постарался говорить не слишком серьезно.
- Я хочу сделать тебе подарок, сын. Мне потребовалось двадцать лет, чтобы его получить, так что оцени тот факт, что тебе он достанется в столь юном возрасте. - Я сделал глубокий вдох. - Не имеет никакого значения, кто твой отец. Твои родители произвели тебя на свет, но человека из себя ты делаешь сам. - Мальчик посмотрел на меня, и я не отвел взгляда. - А теперь идем домой.
Мы пошли дальше, и некоторое время я не убирал руку, пока Нед не похлопал меня по плечу. Тогда я его отпустил, позволив спокойно обдумать мои слова. Больше я ничего не мог для него сделать. Если бы сейчас мне попалась Старлинг, ей бы довелось услышать много неприятных вещей.
Мы еще не добрались до хижины, когда спустилась ночь, однако взошла луна, да и дорогу мы хорошо знали. Старый пони мирно трусил вперед, стук его копыт и скрежет тележки создавали странную музыку. Начался теплый летний дождь, прибил пыль и принес прохладу. Неподалеку от дома нас встретил Ночной Волк - словно совершенно случайно оказался здесь. Мы дружно шагали рядом, мальчик молчал, а мы с волком беседовали при помощи Уита. Наш обмен новостями был подобен долгому вдоху. Ночной Волк не понимал моих тревог о будущем Неда.
Он может охотиться и умеет ловить рыбу. Что еще ему нужно? Зачем отсылать его в другую стаю, чтобы он учился их жизни? Мы станем слабее, лишившись его силы. Ты и я не становимся моложе.
Брат мой, возможно, это главная причина, по которой нам следует с ним расстаться. Он должен найти собственный путь в жизни, чтобы к тому времени, когда он встретит подругу, Нед мог позаботиться о ней и детях.
А как же мы с тобой? Разве мы не поможем ему? Мы всегда можем присмотреть за его детенышами, пока он охотится, или добавить свою долю. Разве мы не одна стая?
У людей другие обычаи.
Такой ответ я давал ему тысячу раз за годы, проведенные вместе. Теперь я знал, как он их понимает. Человеческие обычаи бессмысленны, и он не станет тратить время, чтобы в них вникать.
А что будет с нами, когда он уйдет?
Я уже говорил тебе. Возможно, мы вновь отправимся в путешествие.
Ах да. Оставим уютное логово и надежный запас пищи. Столь же глупо, как отсылать мальчика.
Я ничего не ответил, поскольку Ночной Волк сказал правду. Возможно, вызванное посещением Чейда беспокойство было последним вздохом моей молодости. Быть может, мне следовало купить у Джинны амулет, помогающий найти жену. Время от времени я об этом размышлял, но этот способ казался мне слишком примитивным. Я знал, что некоторые так и поступают и им удается найти женщину или мужчину, чьи устремления более или менее совпадают с их собственными, а привычки не слишком раздражают. Из такого партнерства иногда вырастает любовь. Но для человека, пережившего волнения настоящей любви, такой путь казался невозможным. Нечестно просить другую женщину превратиться в тень Молли. За годы нашего общения со Старлинг мне и в голову не приходило предложить ей стать моей женой. Я задумался: возможно, Старлинг на это рассчитывала? Затем мои сомнения исчезли, и я мрачно улыбнулся. Нет. Старлинг обескуражило бы мое предложение; наверное, она нашла бы его смешным.
Последняя часть нашего пути прошла в полной темноте, поскольку узкая дорога по обе стороны заросла деревьями. С листьев падали крупные капли дождя, телега медленно ползла вперед.
- Зря мы не прихватили фонарь, - заметил Нед, и я с ним согласился.
Наш домик темным силуэтом выделялся на поляне, окутанной ночным сумраком.
Я зашел в дом, зажег камин и занес все, что нам удалось обменять на рынке. Нед взял фонарь и занялся пони. Ночной Волк тут же устроился поближе к огню, но так, чтобы не загорелась шерсть. Я подвесил чайник и положил несколько вырученных монет к тем, что мы скопили для Неда, и с грустью признался самому себе, что этого не хватит, чтобы отправить его учиться. Даже если мы с ним наймемся к кому-нибудь до конца лета, ничего не изменится. Да и не могли мы оба уйти из дома - ведь тогда наши цыплята перемрут без надлежащего ухода. А если один из нас станет сезонным рабочим, необходимая сумма наберется лишь за год или даже больше.
- Нужно было давным-давно начать копить деньги, - мрачно заметил я, когда вошел Нед.
Он поставил фонарь на полку, а потом опустился на стул. Я кивком показал ему на чайник, который стоял на столе, чтобы он налил себе чая. Между нами лежала жалкая кучка монет.
- Чего сейчас жалеть, - проговорил он и взял свою чашку. - Придется начинать с того, что есть.
- Именно. Как ты думаешь, вы с Ночным Волком справитесь здесь без меня, если я наймусь к кому-нибудь на работу?
- А почему ты должен наниматься на работу? - спросил он и спокойно посмотрел мне в глаза. - Ведь деньги нужны на мое обучение.
Мне стало немного не по себе. Я мог сказать: "Потому что я старше и сильнее и смогу заработать больше", но это было неправдой. Нед за последнее время стал почти таким же широкоплечим, как я, а что касается тяжелой работы, пожалуй, мог легко меня переплюнуть. Он с сочувствием ухмыльнулся, видя, что я наконец понял то, что давно было ему очевидно.
- Потому что я хотел бы сделать это для тебя, - тихо ответил я, и он кивнул, прекрасно понимая, что на самом деле значат мои слова.
- Ты уже и так дал мне столько, что я никогда с тобой не расплачусь. Благодаря тебе я теперь могу сам о себе позаботиться.
После этих слов мы отправились спать, и я улыбался, смежая веки. Гордость, которую мы испытываем за наших детей, пропитана чудовищным тщеславием. Я растил Неда, никогда особенно не задумываясь о том, чему я его учу и как объясняю, что такое настоящий мужчина. И вот наступает день, когда юноша смотрит мне в глаза и говорит, что может сам о себе позаботиться, а мое сердце наполняется восторгом, словно я с успехом выполнил возложенную на меня трудную миссию. Мальчик вырос, сказал я себе, продолжая улыбаться.
Возможно, размышления о жизни ослабили мою защиту больше, чем обычно, и ночью мне приснился сон, навеянный Скиллом. Такие сны посещали меня время от времени, дразнящие и не утоляющие жажды, поскольку они не подчинялись контролю и позволяли увидеть лишь обрывки разных картин, но не давали удовлетворения, которое дарует настоящий контакт. Однако этот сон переполняли возможности - я следовал за единичным сознанием, а не выхватывал отдельные мысли разных людей.
Он больше напоминал воспоминание, чем видение. В этом сне я, словно привидение, парил в Большом зале Баккипа, заполненном элегантными людьми в роскошных одеждах. Играла музыка, и я видел танцующие пары, но сам медленно двигался между группами беседующих о чем-то придворных. Кое-кто поворачивался в мою сторону, кивал мне, но мой взгляд ни на секунду не задерживался на их лицах. Я не хотел здесь находиться; и они меня не интересовали. На мгновение я заметил водопад роскошных медных волос. Девушка стояла ко мне спиной. На худой руке, которую она подняла, чтобы нервно поправить волосы, я разглядел несколько колец. Увидев меня, она присела в глубоком реверансе, я ей поклонился, поздоровался, а затем смешался с толпой. Я чувствовал, что она смотрит мне вслед, и это меня раздражало.
Но еще больше я разозлился, увидев высокого, элегантно одетого Чейда, который стоял на возвышении за креслом королевы. Он тоже за мной наблюдал. Потом наклонился и что-то прошептал на ухо Кетриккен, и она посмотрела на меня. Едва заметным жестом королева подозвала меня, и у меня замерло сердце. Неужели моя жизнь никогда не будет мне принадлежать и я не смогу делать то, что мне нравится? Медленно, словно в тумане, я повиновался зову королевы.
И тут, как это часто случается, мой сон изменился. Я лежал на одеяле около камина. Мне было скучно. Как же это несправедливо. Там, внизу, они танцуют, едят, а я должен оставаться здесь... мой сон изменил направление, будто подул легкий ветерок и по воде пробежала рябь. Нет, не так, мне не скучно, просто я ничего не делаю. Я медленно выпустил когти и принялся их разглядывать. Под одним из них я заметил перышко птицы, вытащил его, затем вылизал лапу и задремал у огня.
Что это было? - Удивление в сонном сознании Ночного Волка, но чтобы ему ответить, пришлось бы приложить определенное усилие, а мне страшно не хотелось шевелиться. Я зарычал на него, а потом снова уснул.
Утром я немного подумал о своем сне, но потом отпустил его, посчитав смесью обрывков Скилла, своих детских воспоминаний о Баккипе и беспокойства за Неда. Занимаясь привычными делами, я обратил внимание на то, что у нас осталось совсем мало дров. Значит, нужно пополнить запасы, не только чтобы готовить еду и не мерзнуть по ночам, но и потому, что пришла пора позаботиться о предстоящей зиме.
Заплечная сумка Неда, собранная наполовину, стояла у двери. Сам паренек вымылся и привел себя в порядок. С трудом скрывая возбуждение, он улыбнулся мне, когда накладывал в тарелки кашу. Я уселся на свое место за столом, он устроился напротив.
- Сегодня? - спросил я, стараясь скрыть огорчение.
- К чему зря тянуть? - мягко проговорил он. - На рынке я слышал, что в Кормене пора убирать сено. Это два дня пути.
Я неохотно кивнул, сказать мне было нечего, я понимал, что он прав. А ему не терпелось поскорее отправиться в путь. Пусть уходит, уговаривал я себя, прогоняя прочь возражения, готовые сорваться с языка.
- Действительно, откладывать не стоит, - с трудом выдавил я из себя.
Нед воспринял мои слова как благословение и принялся рассуждать о том, что после Кормена, скорее всего, пойдет в Дивден; может быть, там ему удастся найти какую-нибудь работу.
- Дивден?
- В трех днях пути от Кормена. Помнишь, Джинна нам про него рассказывала? Она говорила, что ячменные поля там - будто океан, волнующийся под ветром. Вот я и подумал, что там может подвернуться что-нибудь подходящее.
- Звучит неплохо, - не стал спорить я. - А потом вернешься домой?
- Если больше не будет работы, - кивнув, ответил Нед.
- Естественно. Если больше не будет работы.
Через несколько часов Нед ушел. Я заставил его взять с собой побольше еды и дал на всякий случай несколько монет. Его раздражали мои советы и предупреждения о необходимости соблюдать осторожность. Он сказал, что будет спать у дороги и не станет останавливаться на постоялых дворах. И еще напомнил, что солдаты королевы Кетриккен патрулируют дороги и разбойники опасаются на них появляться. К тому же Нед заметил, что для воров он не представляет никакого интереса - взять с него нечего. По просьбе Ночного Волка я спросил, не возьмет ли он его с собой. Нед улыбнулся и задержался около двери, чтобы почесать волка за ухом.
- Он уже староват для таких приключений, - мягко проговорил мальчик, оставайтесь лучше вдвоем, будете друг за другом присматривать, пока я не вернусь.
Вот мы и стояли вдвоем и смотрели, как мальчик вышел на тропу, ведущую на большую дорогу, а я пытался вспомнить, был ли сам когда-нибудь так невероятно молод и уверен в себе. Впрочем, к моим грустным мыслям примешивалась гордость за Неда, которого я вырастил.
Заполнить делами остаток дня оказалось непривычно трудно. У меня было полно работы, но я не мог заставить себя заняться чем-нибудь полезным. Пару раз я приходил в себя, обнаружив, что стою и тупо таращусь в пространство. Дважды я подходил к скалам лишь затем, чтобы посмотреть на море, и один раз вышел на дорогу и принялся вглядываться сначала в один ее конец, потом в другой. В воздухе даже не осталось пыли после того, как ушел наш мальчик. Повсюду, куда ни кинешь взгляд, царили тишина и покой. Волк печально таскался за мной, я брался за разные дела и бросал их на полпути, прислушивался, ждал - сам не зная чего. Потом начал рубить и складывать дрова в поленницу, но неожиданно остановился и, стараясь не думать, вогнал топор в большой пень, взял рубашку, набросил ее на потные плечи и зашагал в сторону скал.
Неожиданно на пути встал Ночной Волк.
Что ты делаешь?
Хочу немного отдохнуть.
Ничего подобного. Ты идешь на скалы. К Скиллу.
Я вытер руки о штаны, мои мысли еще не обрели определенной формы.
Мне хотелось немного подышать свежим воздухом.
Как только ты туда придешь, ты попытаешься использовать Скилл. Я чувствую твой голод. Прошу тебя, мой брат, не делай этого.
В его мыслях появились жалобные нотки. Я еще ни разу не видел, чтобы он так отчаянно хотел меня отговорить от чего-то, и это меня озадачило.
- Ну хорошо, не буду, если ты так сильно беспокоишься.
Я вытащил топор и снова взялся за работу, но через некоторое время сообразил, что машу топором с такой яростью, словно передо мной заклятый враг. Тогда я оставил его и принялся за нудное занятие, которое страшно не любил, - стал раскладывать дрова, чтобы они хорошенько высохли. Когда все было сделано, я снова взял рубашку и не раздумывая зашагал к скалам. Волк мгновенно встал у меня на пути.
Не делай этого.
Сказал же, что не буду.
Я обошел его, не обращая внимания на раздражение, которое меня охватило, и решил заняться прополкой огорода. Потом принес с реки воды и наполнил до краев кухонную бочку, вырыл новую яму для туалета, засыпал чистой землей старую... Иными словами, я набрасывался на работу, словно летний пожар, пожирающий сухой луг. Спину и руки нестерпимо ломило - не только от усталости, давали о себе знать старые раны, но я боялся остановиться. Зов Скилла не стихал, упорно не желая оставить меня в покое.
Когда наступил вечер, мы с волком отправились ловить на ужин рыбу. Готовить еду для одного человека глупо, но я заставил себя сделать приличный ужин и все съел. Затем я вымыл грязную посуду и уселся отдохнуть. Впереди меня ждал долгий пустой вечер. Тогда я достал бумагу и чернила, но не смог хотя бы что-нибудь написать. Мысли не хотели выстраиваться, в них царил самый настоящий хаос. Наконец я вынул кучу вещей, которые давно требовалось починить, и принялся упрямо зашивать и ставить заплатки на всем, что попадалось под руку.
Когда в глазах начало рябить, я отправился спать. Я лежал на спине, прикрыв рукой глаза, и старался не обращать внимания на острые иглы, терзавшие душу. Ночной Волк тяжело вздохнул и улегся рядом с моей кроватью. Я положил ему на голову руку, раздумывая над тем, в какой момент наше затворничество превратилось в одиночество.
Тебя гложет не одиночество.
Что я мог на это сказать? Ночь была ужасной, и на рассвете я с трудом заставил себя подняться. Следующие несколько дней я по утрам рубил ольху для коптильни, а днем ловил рыбу, которую мы заготавливали на зиму. Волк с аппетитом поглощал требуху, но все равно постоянно бросал плотоядные взгляды на куски красной рыбы, которую я солил и вешал на крючки над маленьким огнем. Я добавил немного свежих ольховых веток, чтобы было побольше дыма, а потом плотно закрыл дверь. Когда спустился вечер, я отмывал руки в бочке с дождевой водой, пытаясь отделаться от рыбной чешуи и засохшей соли, как вдруг Ночной Волк повернул голову в сторону тропы.
Кто-то идет.
Нед?
Во мне вспыхнула надежда.
Нет.
Меня самого удивило, как сильно я огорчился. Я услышал отражение моих чувств в мыслях волка. Мы оба вглядывались в окутанную тенями тропу и вскоре увидели Джинну. Она на мгновение остановилась, видимо, ее испугали наши напряженные взгляды, затем приветственно подняла руку.
- Здравствуйте, Том Баджерлок! Я решила воспользоваться вашим приглашением.
Подружка Неда, - объяснил я Ночному Волку, который остался стоять на месте, настороженно разглядывая нашу гостью, когда я шагнул ей навстречу.
- Добро пожаловать. Не думал так скоро вас увидеть, - сказал я и тут же почувствовал, что мои слова прозвучали не слишком вежливо. - Нежданная радость всегда бывает самой приятной, - добавил я, чтобы хоть как-то исправить положение, но понял, что изысканная галантность тоже здесь не к месту.
Неужели я разучился общаться с людьми?
Впрочем, Джинна улыбнулась, и я почувствовал себя увереннее.
- Мне редко приходится сталкиваться с честностью, оправленной в столь приятные слова, Том Баджерлок. Вода холодная?
Не дожидаясь ответа, Джинна, развязывая на ходу шейный платок, направилась к бочке с дождевой водой. Она двигалась с уверенностью женщины, которая много времени проводит на дорогах, она явно устала, но не более того. Огромная заплечная сумка на спине казалась ее естественным продолжением. Джинна намочила платок и вытерла пыль с лица и рук. Затем еще раз опустила его в воду и вымыла шею.
- Вот так-то лучше, - с удовлетворением вздохнув, заявила она, а потом, повернувшись ко мне, улыбнулась, и в уголках ее глаз появились привычные морщинки. - В конце трудного дня я всегда завидую людям вроде вас, у которых спокойная жизнь и собственный дом.
- Могу вас заверить, что люди вроде меня часто завидуют тем, кто много путешествует. Заходите в дом, отдохните. Я как раз собирался готовить ужин.
- Большое спасибо. - Джинна пошла за мной к дому, Ночной Волк следовал за нами на некотором расстоянии. Не поворачиваясь и не глядя на него, Джинна заметила: - Довольно странно, вы держите волка вместо сторожевой собаки.
Я часто врал людям, что Ночной Волк - собака, очень похожая на волка. Однако вдруг понял, что обижу Джинну, если попытаюсь обмануть и ее. Я сказал ей правду.
- Я взял его, когда он был еще детенышем, и он стал моим верным другом и спутником.
- Да, Нед мне рассказывал. А еще, что волк не любит, когда на него смотрят незнакомые люди, но подойдет, когда составит о вас собственное мнение. Ой, я, как всегда, начала рассказывать с середины. Несколько дней назад я встретила на дороге Неда. У него прекрасное настроение, он уверен, что непременно найдет работу и все у него будет хорошо. Я тоже так думаю. Мальчик обладает таким поразительным обаянием, что мне трудно представить кого-нибудь, кто сможет перед ним устоять. Он несколько раз повторил, что мне здесь будут рады, и не обманул.
Джинна вошла вслед за мной в дом, сбросила свою котомку, поставила ее на пол, прислонив к стене, затем выпрямилась и со стоном потянулась.
- Ну, что будем готовить? Я вам помогу, не могу сидеть без дела на кухне. Рыба? У меня есть отличная приправа. Найдется толстостенный горшок с плотной крышкой?
Легко и естественно она взяла на себя половину забот по приготовлению ужина. Я не делил кухонные заботы с женщиной с тех пор, как провел год среди людей, наделенных Уитом, но даже и тогда Холли, как правило, помалкивала. Джинна постоянно что-то говорила, гремела кастрюлями и сковородками, наполнив дом дружеской болтовней и уютом. Она обладала поразительной способностью - вошла в мои владения и брала вещи так, что я не чувствовал неловкости или смущения. Я связался с Ночным Волком, он вошел в дом и занял свое обычное место у стола. Джинна совершенно спокойно отнеслась к его настороженным взглядам и, как будто так и заведено, бросала ему обрезки, которые он ловко ловил. Вскоре рыба, приправленная травами, тушилась в горшке, а я отправился в огород, где набрал молодой морковки и зелени, пока Джинна жарила в жире толстые ломти хлеба.
Ужин появился на столе будто сам собой, без всяких усилий с нашей стороны. Джинна не забыла поджарить кусочек хлеба и для Ночного Волка, хотя, думаю, он съел его из вежливости, а не потому, что был голоден. Рыба получилась мягкой и душистой, а в сочетании с разговорами показалась мне просто восхитительной. Впрочем, Джинна болтала не все время, ее истории всегда требовали ответа, и она слушала меня так же внимательно, как и ела. Мы быстро убрали грязную посуду, а когда я принес бренди, привезенный из Песчаного Края, Джинна с восторгом воскликнула:
- Чудесное завершение прекрасного ужина!
Взяв стаканчик с бренди, она отошла к камину. Огонь, на котором мы готовили, почти погас, и она подбросила еще несколько поленьев, скорее для того, чтобы в комнате стало светлее, и уселась на пол рядом с волком. Ночной Волк даже ухом не повел. Джинна пригубила бренди, а потом повела рукой со стаканом, указывая в сторону моего заваленного бумагами стола, который было видно в открытую дверь.
- Я знала, что вы делаете чернила и краски, но похоже, вы еще ими и пользуетесь. Вы писарь?
- Что-то вроде того, - пожав плечами, ответил я. - Ничего изысканного, хотя иногда я делаю простые иллюстрации. Почерк у меня приличный, не более того, но мне нравится записывать то, что удается узнать, когда появляется возможность.
- Для тех, кто умеет читать, - проговорила Джинна.
- Верно, - согласился я с ней.
Она склонила голову набок и улыбнулась.
- Не могу сказать, что одобряю вас.
Меня удивило не то, что она возражала против подобных вещей, а то, как мило она высказала свое мнение.
- Почему?
- Мне кажется, знание не должно быть доступным. Я думаю, его нужно заслужить. Например, мастер может передать его своему самому достойному ученику, а записывать на бумагу, чтобы оно стало достоянием любого, кому попадется на глаза...
- Должен признаться, что похожие сомнения появляются и у меня, ответил я, подумав о свитках, посвященных Скиллу, которые изучает сейчас Чейд. - Однако мне известен случай, когда мастера неожиданно настигла смерть и все ее знания ушли вместе с ней, она не успела передать их самому достойному ученику. Гибель одного человека отняла опыт, накопленный несколькими поколениями.
Джинна некоторое время молчала.
- Печальная история, - признала она наконец. - Несмотря на то что великие мастера делятся с другими людьми своим искусством, самые главные секреты они берегут для лучших учеников.
- Возьмем вас, - продолжал я, воспользовавшись полученным преимуществом в споре, - вы занимаетесь делом, которое, скорее, можно назвать искусством. У вас полно тайн и умений, которыми вы делитесь только с теми, кто практикует защитную магию. Насколько я понимаю, ученика у вас нет. Однако могу побиться об заклад, что у вас имеются собственные секреты, которые умрут с вами, если вам не суждено дожить до завтрашнего дня.
Она довольно долго на меня смотрела, затем сделала еще глоток бренди.
- Очень неприятная мысль, - грустно проговорила она. - Но видите ли, Том, я неграмотна и не смогу перенести свои знания на бумагу, если мне не поможет кто-нибудь вроде вас. Но и в этом случае я не буду уверена, что вы записали то, что я знаю, а не то, как вы поняли мои слова. Половина тренировки ученика состоит в том, чтобы воспитанник запомнил все, что ты говоришь, а не то, что, как ему кажется, ты сказала.
- Вы правы, - пришлось согласиться мне.
Мне часто казалось, что я понимаю наставления Чейда, а потом, когда я пытался смешать собственные настойки, у меня ничего не выходило или случались ужасные вещи. Мне снова стало не по себе - я представил, как Чейд учит принца Дьютифула по свиткам, в которых описывается Скилл. Станет ли он наставлять его, используя опыт какого-нибудь мастера, запечатленный на бумаге, или внесет в свои уроки собственное понимание магии? Я заставил себя отбросить тревожные мысли. Я никому ничего не должен. Я предупредил Чейда, больше я ничем не могу им помочь.
После этого разговор как-то сам по себе увял, и Джинна отправилась спать в постель Неда, а мы с Ночным Волком пошли закрыть на ночь сарай с цыплятами и сделать обход наших владений. Стояла тихая летняя ночь, и вокруг нас царили безмолвие и покой. Я бросил последний тоскливый взгляд в сторону скал - наверное, в свете луны кажется, будто волны украшены серебряным кружевом пены. Я запретил себе даже думать об этом и почувствовал облегчение Ночного Волка. Мы добавили еще несколько зеленых веток ольхи в огонь в коптильне.
- Пора спать, - сказал я.
Раньше в такие ночи мы вместе охотились.
Точно. Хорошая ночь для охоты. Дичь в свете луны чувствует себя плохо, и ее легко увидеть.
Однако он последовал за мной, когда я повернул к дому. Несмотря на наши воспоминания, мы оба понимали, что перестали быть сильными молодыми волками. Мы не испытывали голода, в доме было тепло, а отдых облегчит боль в суставах Ночного Волка. На сегодня с него хватит и снов про охоту.
Я проснулся утром, услышав, как Джинна наливает в чайник воду. Когда я вышел в кухню, она уже поставила его кипятиться над огнем, разведенным в очаге. Продолжая нарезать хлеб, она посмотрела на меня через плечо и сказала:
- Надеюсь, вы не сердитесь, что я здесь хозяйничаю.
- Нисколько, - ответил я, хотя и чувствовал себя немного непривычно.
Когда я проведал домашнюю птицу и вернулся со свежими яйцами, на столе стоял горячий завтрак. Мы поели, и Джинна помогла мне все убрать.
Поблагодарив меня за гостеприимство, она сказала:
- Прежде чем уйти, я хочу предложить вам обмен. Я могу дать вам пару амулетов за желтые и синие чернила.
Я обрадовался, что Джинна решила немного задержаться, мне нравилась ее компания, да и защитная магия всегда интересовала. Мне представилась прекрасная возможность вблизи увидеть инструменты, которыми Джинна пользовалась в своем ремесле. Сначала мы отправились в сарай, где у меня стоял рабочий стол, и я достал для нее баночки желтых, синих и немного красных чернил. Когда я закрыл их деревянными пробками, а потом воском, она объяснила мне, что цвета усиливают действие некоторых амулетов, но она еще не слишком хорошо в этом разбирается и только изучает новую для себя область применения магии. Я кивнул, но не стал задавать вопросов - хотя ужасно хотелось. Я посчитал, что это будет не слишком вежливо с моей стороны.
Мы вернулись в дом, и Джинна поставила баночки с красками на стол, а потом открыла сумку и разложила амулеты в мешочках.
- Ну, и что же вы выберете, Том Баджерлок? - улыбнувшись, спросила она. - У меня есть амулеты для цветения садов, удачи на охоте, здоровых детей... это вам не нужно, убираю обратно. А вот что может оказаться полезным.
Она развернула амулет, и Ночной Волк тихо зарычал, шерсть вздыбилась у него на загривке, он подошел к двери и открыл ее носом. Я вдруг понял, что тоже пячусь от амулета, который она мне предлагает. Короткие деревянные палочки были расписаны яркими черными символами и связаны друг с другом под диковинными углами. Внутри там и сям виднелись отвратительного вида бусины и вырванные клочья шерсти. Амулет вызвал у меня острое неприятие и страх. Я бы бежал от него, если бы смог оторвать взгляд. Неожиданно я почувствовал, что прижался спиной к стене, понимая, что есть другой, более надежный способ спастись, только вот не мог вспомнить какой.
- Простите меня. - Слова Джинны, произнесенные очень мягко, долетали до меня, словно издалека. Я заморгал, и неприятный предмет исчез, Джинна спрятала его в мешочек и убрала. За дверью Ночной Волк перестал рычать и жалобно заскулил. А у меня возникло ощущение, будто я выплыл из-под воды на поверхность. - Я не подумала, - извинилась Джинна, поглубже засовывая амулет в сумку. - Он предназначен для отпугивания хищников от сараев, где живут цыплята и овцы, - пояснила она.
Я понял, что снова могу дышать. Джинна не смотрела мне в глаза - она догадалась, что я обладаю Уитом. И как же она использует свое знание? Испугается и навлечет на меня смерть? Я представил себе, как Нед возвращается и находит сгоревший дотла дом.
Неожиданно Джинна подняла голову и встретилась со мной глазами, словно прочитала мои мысли.
- Человек таков, каким он родился. Он ничего не может с этим поделать.
- Да, - пробормотал я в ответ, стыдясь облегчения, которое испытал.
Мне удалось отойти от стены и приблизиться к столу. Джинна на меня не смотрела, она что-то искала в своей сумке, как будто ничего особенного не произошло.
- В таком случае, давайте подыщем вам что-нибудь получше. - Она принялась перебирать мешочки с амулетами, останавливаясь время от времени, чтобы прощупать их содержимое и вспомнить, что там лежит. В конце концов она выбрала зеленый и положила его на стол. - Возьмите вот этот. Повесите его в огороде, чтобы у вас все лучше росло.
Я молча кивнул, поскольку еще не до конца избавился от страха, который пережил. Несколько мгновений назад я сомневался в силе ее амулетов. Теперь же боялся их. Я сжал зубы, стараясь взять себя в руки, когда она достала садовый амулет, посмотрел на него - и ничего не произошло. Тогда я решился взглянуть Джинне в глаза и увидел там сочувствие. Она ласково мне улыбнулась, будто пыталась поддержать в трудную минуту.
- Дайте руку, я должна настроить на вас амулет. Затем мы вынесем его на улицу и повесим в огороде. Он действует на растения и на садовника одновременно. Ведь именно человек, обрабатывающий землю, заставляет ее плодоносить. Дайте руки.
Джинна устроилась около стола и протянула ко мне руки ладонями вверх. После минутного колебания я уселся на стул напротив и положил руки на ее ладони.
- Не так. Жизнь и привычки человека написаны у него на ладонях.
Я послушно перевернул руки. Когда я был учеником Чейда, он объяснял мне, как узнать о прошлом человека по его рукам, но мы не занимались с ним предсказаниями. Мозоли от меча отличаются от тех, что остаются на ладонях писца или крестьянина. Джинна склонилась над моими руками и принялась их внимательно изучать. А я тем временем думал о том, сумеет ли она разглядеть на них следы от топора или весла или еще какие-нибудь приметы моей прошлой жизни. Когда она на меня посмотрела, меня поразило ее лицо - на нем появилась грустная улыбка.
- Вы очень необычный человек, Том Баджерлок! Глядя на ваши руки, я бы сказала, что они принадлежат двум разным людям. Считается, что левая рассказывает о том, с чем вы родились, а правая - кем стали. Но я редко видела две такие разные руки. Смотрите, что говорит эта - мальчик с добрым сердцем, впечатлительный, ранимый юноша. А потом... На левой руке линия жизни обрывается. - Джинна выпустила мою правую руку и провела пальцем по линии жизни до того места, где она заканчивалась. - Если бы вам было столько же лет, сколько Неду, я бы сказала, что смотрю на молодого человека, который должен скоро умереть. Но поскольку вы сидите тут передо мной, а на вашей правой ладони отлично видна длинная линия жизни, мы и будем ее изучать. Согласны? - Джинна взяла мою правую руку в обе ладони.
- Пожалуй, - смущенно согласился я с ней.
Меня несколько вывели из равновесия ее слова, но не только. Мягкое, теплое прикосновение ее рук заставило меня посмотреть на Джинну как на женщину, и я отреагировал на свое открытие, точно неоперившийся юнец. Я принялся ерзать на стуле, и по лицу Джинны скользнула понимающая улыбка, от которой я смутился еще сильнее.
- Итак. Вы, я вижу, прекрасный садовник, хорошо знаете травы и их назначение.
Я произнес что-то нечленораздельное. Джинна видела мой сад и огород и вполне могла сделать вывод, что я неплохо в этом разбираюсь. Она некоторое время разглядывала мою правую руку, потом провела большим пальцем по менее заметным линиям, словно пыталась их разгладить, затем мягко показала, как я должен сложить пальцы, чтобы ей было лучше видно.
- У вас очень непростые руки, Том. - Джинна нахмурилась и снова сравнила мои ладони. - Левая говорит, что в той короткой жизни у вас была нежная любовь, которая закончилась с вашей смертью. Однако на правой я вижу, что любовь то появляется, то исчезает в течение всех прожитых вами лет. Верное вам сердце было далеко от вас, но скоро оно вернется. - Она подняла на меня свои ясные карие глаза, чтобы проверить, права ли она. Я лишь пожал плечами. Неужели Нед рассказал Джинне про Старлинг? Впрочем, вряд ли ее можно назвать верным сердцем. Когда Джинна поняла, что я не собираюсь ничего говорить, она снова занялась моей ладонью. - Смотрите вот сюда. Вы видите? Гнев и страх, соединенные темной цепью... она следует по всей линии жизни, словно черная тень.
Я постарался прогнать неприятные мысли, которые вызвали у меня ее слова, и наклонился вперед, чтобы посмотреть на свою ладонь.
- Может быть, это самая обычная грязь, - предположил я.
Джинна фыркнула и покачала головой. Но больше не стала изучать мою руку, просто накрыла ее своей и посмотрела мне в глаза.
- Мне еще не приходилось видеть таких разных рук у одного человека. Подозреваю, что временами вы и сами не знаете, кто вы.
- Думаю, каждому человеку приходится задавать себе этот вопрос. - Я вдруг понял, что мне трудно смотреть в ее близорукие глаза.
- Хм-м-м. Но, возможно, у вас гораздо больше причин - причем веских, чтобы спрашивать себя об этом. Ну ладно. - Джинна вздохнула. - Давайте посмотрим, что я могу для вас сделать.
Она выпустила мои руки, и я тут же их убрал и незаметно потер под столом, как будто хотел стереть прикосновение ее мягких щекочущих пальцев. Колдунья взяла свой амулет, повертела его, а затем развязала шнурок. Поменяв порядок бусин, добавила еще одну - коричневую, которую достала из сумки, и снова завязала. Потом Джинна взяла баночку с желтыми чернилами, окунула в нее тонкую кисточку, нарисовала несколько рун и принялась разглядывать свою работу.
- Когда я приду к вам в следующий раз, - сказала она, - надеюсь, вы скажете, что у вас выдался очень удачный год, а растения, которые плодоносят над землей, там, где на них падают лучи солнца, превзошли все ваши ожидания. - Она подула на амулет, чтобы высушить чернила, и убрала в сумку кисточку и банку. - Идемте, повесим амулет в саду.
Когда мы вышли из дома, она велела мне срезать рогатину длиной примерно в мой рост. Вернувшись, я обнаружил, что Джинна вырыла ямку в юго-восточном углу огорода, я поставил шест так, как она показала, и засыпал ямку землей. Когда налетел порыв ветра, бусинки мелодично затрещали, и тут же запел маленький колокольчик. Джинна прикоснулась к колокольчику пальцем.
- Он отпугивает некоторых птиц.
- Спасибо.
- Не за что. Здесь хорошее место для моих амулетов. Я с удовольствием их оставляю. А когда я приду в следующий раз, посмотрю, как они вам помогают.
Джинна второй раз сказала, что придет еще. Во мне проснулись остатки манер, которые мне привили при дворе.
- Когда вы придете ко мне в следующий раз, вам будут рады не меньше, чем сейчас. Буду ждать вас с нетерпением.
Джинна улыбнулась, и на щеках ее появились симпатичные ямочки.
- Спасибо, Том. Я обязательно к вам еще раз загляну. - Она склонила голову набок и вдруг заговорила с неожиданной для меня сердечностью: - Я знаю, что вы одинокий человек, Том. Так будет не всегда. Мне известно, что сначала вы не верили в мои заклинания. Вы продолжаете сомневаться в том, что я увидела на вашей ладони. Но я знаю, что не ошиблась. Единственная и самая истинная любовь проходит через всю вашу жизнь. Любовь к вам вернется. Не сомневайтесь в этом.
Карие глаза Джинны встретились с моими, и я увидел в них такую уверенность, что не смог ни засмеяться, ни рассердиться на нее. И потому я просто молча кивнул. Она надела котомку на плечи и зашагала по тропинке, а я стоял и смотрел ей вслед. Меня взволновали ее слова, и в мое сердце попытались закрасться давно утерянные надежды, но я прогнал их прочь. Молли и Баррич принадлежат друг другу. В их жизни для меня не осталось места.
Я распрямил плечи, вспомнив, что у меня полно дел - сложить дрова, закоптить рыбу, починить крышу... Сегодня выдался отличный летний денек, и нужно его использовать, потому что даже теплым летом не следует забывать о том, что скоро придет зима.
V
СМУГЛЫЙ ЧЕЛОВЕК
В древних рукописях, найденных на территориях, которые в дальнейшем стали Шестью Герцогствами, говорится, что Уит не всегда был презираемым видом магии. Впрочем, эти свидетельства обрывочны, а точность переводов древних манускриптов часто подвергается сомнениям. Но большинство мастеров-писарей соглашаются с тем, что было время, когда существовали целые поселения, где рождались люди, наделенные Уитом и часто им пользовавшиеся. В некоторых свитках утверждается, будто они являлись исконными жителями этих земель. Видимо, поэтому люди Уита называют себя Древней Кровью.
В те времена эти земли были не слишком густо заселены, и те, кто на них обитал, жили по большей части за счет охоты и дикой природы и не занимались возделыванием земли. Возможно, тогда связь между человеком и диким зверем не казалась столь необычной, поскольку люди, добывая себе пропитание, не слишком отличались от хищников.
Даже в более поздних свидетельствах редко встречаются упоминания о том, чтобы наделенных Уитом убивали. Тот факт, что о них вообще писали, говорит об их необычности, ведь необычное достойно истории. Только после короткого правления короля Чарджера, которого называли принц Полукровка, в рукописях начали появляться утверждения, что Уит навлекает на человека, им владеющего, позор и человек этот заслуживает смертной казни. И тогда по всей стране прокатилась волна казней. Имеются даже свидетельства о том, что гибли целые деревни. После этого либо людей с Древней Кровью стало меньше, либо они опасались признаваться в том, что природа наградила их Уитом.
Теплые летние дни сменяли друг друга, словно синие и зеленые бусины, нанизанные на нитку. У меня не было причин жаловаться на жизнь. Я работал в саду, подлатал дом, который давно нуждался в ремонте, а по утрам и в сумерках охотился с Ночным Волком. Мои дни были заполнены простыми заботами. Погода стояла прекрасная. Когда я работал, меня грело солнце, а легкий ветер обдувал лицо, если я выбирался на скалы по вечерам, земля в саду радовала своими дарами. Мир и покой были готовы снизойти на меня, но я не подпускал их к себе.
Порой я чувствовал себя почти счастливым. Посадки в огороде буйно шли в рост, бобы наливались силой, а горох упорно карабкался к солнцу. У меня было мясо - столько, что я даже смог запасти кое-что на зиму, а дом с каждым днем становился все чище и уютнее. Я гордился своими достижениями. Но иногда я обнаруживал, что стою около амулета Джинны в саду, задумчиво перебираю бусины и смотрю на дорогу. Я ждал. Ждать возвращения Неда было не так трудно, пока я не понимал, что жду его, но это ожидание стало аллегорией всей моей жизни. Мне пришлось спросить себя - а что будет, когда он вернется? Если он заработает достаточно денег, он снова уйдет. И это то, на что я должен надеяться. Потому что, если ему не удастся накопить необходимую сумму, мне придется искать другой способ ее собрать. Но я буду продолжать ждать. Ожидание его возвращения превратится в ожидание того времени, когда он меня снова покинет.
А что потом? Потом... что-нибудь еще, подсказывало мне сердце. Но я никак не мог сообразить, что же меня беспокоит, откуда взялась тревога, которая гложет душу. В такие дни работа валилась из рук, и мне казалось, что весь мир против меня. Тогда волк со вздохом вставал и подходил ко мне. Оттолкнув носом мою руку, он клал свою большую голову мне на колени.
Перестань тосковать. Ты портишь радость сегодняшнего дня, заглядывая в завтра. Мальчик вернется, когда вернется. Ну, что ты грустишь? С нами, с тобой и со мной, все в порядке. Завтра все равно наступит - причем гораздо быстрее, чем ты думаешь.
Я знал, что он прав, и обычно стряхивал дурное настроение и принимался за работу. Должен признаться, что один раз я спустился к скамейке у моря, сел на нее и долго смотрел на воду. И даже не пытался использовать Скилл. Возможно, прошедшие годы помогли мне понять, что справиться с одиночеством он мне все равно не поможет.
Погода по-прежнему стояла великолепная, и я каждое утро получал от природы чудесный свежий солнечный дар. Однако, раздумывал я, вынимая рыбу из коптильни, настоящим сокровищем стали вечера. Дела сделаны, можно и отдохнуть. Иногда, когда я позволял себе это, я чувствовал удовлетворение. Рыба закоптилась так, как я любил: с жесткой корочкой и достаточно мягкая внутри, чтобы сохранить вкус и аромат. Я положил последний кусок в сетку. В доме на потолочной балке уже висели четыре такие сетки. На зиму хватит. Волк наблюдал за тем, как я вошел в дом и забрался на стол, чтобы повесить последнюю.
- Давай встанем завтра пораньше, - сказал я, не оборачиваясь, - и поищем кабана.
Я не терял никакого кабана. А ты?
Я удивленно посмотрел на волка. Он отказался идти на охоту, да, с шуточками, но все-таки отказался, а я ожидал, что он будет счастлив. Лично я не люблю охотиться на кабанов, слишком много требуется сил, чтобы справиться со столь могучим противником, и предложил это волку, чтобы доставить ему удовольствие. В последнее время я заметил, что он стал каким-то скучным и ко всему равнодушным - наверное, ему не хватало Неда. Из мальчика получился отличный товарищ, с которым Ночной Волк с радостью ходил на охоту. Боюсь, по сравнению с Недом я для него староват. Я знал, что он почувствовал мое удивление, но ушел в свои мысли, оставив на поверхности лишь легкий, окутанный дымкой след.
- Ты плохо себя чувствуешь? - с беспокойством спросил я.
Волк резко повернулся к двери.
Кто-то идет.
- Нед? - Я быстро спрыгнул со стола и бросился к двери.
На лошади.
Я оставил дверь слегка приоткрытой, волк подошел и выглянул, навострив уши. Я встал у него за спиной. Через несколько минут я услышал ровный топот копыт.
Старлинг?
Нет, не Воющая Сука.
Он не скрывал своего облегчения, что это не менестрель. Мне стало немного обидно. Я только недавно понял, как сильно Ночной Волк ее не любил. Я ничего не сказал вслух и даже не послал ему никакой мысли, но он все равно понял, бросил на меня извиняющийся взгляд и быстро ускользнул из дома.
А я вышел на крыльцо и стал ждать, прислушиваясь к топоту копыт. Хорошая лошадь. Даже сейчас, в конце дня, она была полна сил и энергии. Когда появились всадник и лошадь, я затаил дыхание, увидев столь благородное животное. Чистокровный белый скакун с белоснежной шелковистой гривой и хвостом, словно только что расчесанными конюшенным мальчиком. Черные ленточки, вплетенные в гриву, великолепно сочетались с черно-серебряной упряжью. Лошадка была не слишком крупной, но в том, как она прядала ушами, почуяв волка, который бежал вдоль лесной тропинки, я сразу почувствовал характер. Она его не боялась и начала выше поднимать копыта, словно предупреждала, что у нее хватит сил либо с ним сразиться, либо убежать.
Всадник был достоин своей лошади. Он прямо сидел в седле, и я почувствовал, что этот человек и его скакун прекрасно друг друга понимают. Его черный костюм, отделанный серебром, дополняли черные сапоги. Мрачное сочетание, если бы вышивка серебром не украшала летний плащ и кружевные белые манжеты. Серебряная лента стягивала волосы, чтобы не падали на глаза, черные перчатки облегали руки, точно вторая кожа. Моим глазам предстал стройный молодой человек, глядя на которого сразу становилось ясно, что природа наградила его легкостью движений и силой. Позолоченные солнцем кожа и волосы, тонкие черты лица - смуглый незнакомец приближался ко мне совершенно безмолвно, только ровно стучали по земле копыта лошади. Оказавшись совсем близко от меня, всадник едва уловимым движением руки остановил скакуна, но остался в седле, глядя на меня своими янтарными глазами. Затем он улыбнулся.
И у меня защемило сердце.
Я облизнул губы, но не смог выдавить из себя ни единого слова. Сердце говорило мне одно, а глаза - совсем другое. Медленно улыбка сползла с лица моего гостя, и на ее месте появилась неподвижная маска. Когда он заговорил, слова прозвучали тихо, ровно, без намека на чувства.
- Ты даже не хочешь со мной поздороваться, Фитц?
Я открыл рот, затем беспомощно развел руки в стороны. Мой жест сказал ему все то, что я не мог выразить словами, и его лицо снова озарила улыбка. Он сиял, словно в его душе горел яркий огонь. Мой гость потянулся ко мне, но тут из леса появился Ночной Волк, и лошадь, испугавшись, метнулась в сторону. Шут покинул седло быстрее, чем собирался, однако ему все равно удалось спрыгнуть на землю и устоять на ногах. Лошадь отошла, но мы не обратили на нее внимания. Я быстро сбежал с крыльца, поймал Шута и прижал к себе, а волк скакал вокруг нас, точно легкомысленный щенок.
- Шут, - задыхаясь, проговорил я. - Неужели это ты? Не может быть, нет... Ладно, мне все равно.
Он обнял меня и прижал к себе так сильно, что серьга Баррича впилась мне в шею. Мы довольно долго так стояли, Шут не отпускал меня, словно влюбленная женщина; волку наконец это надоело, и он влез между нами. Тогда Шут опустился на одно колено, прямо в пыль, похоже, ему было плевать на свой роскошный костюм, и обхватил волка за шею.
- Ночной Волк! - радостно прошептал он. - Я не думал, что увижу тебя. Как же я рад, старина! - И, вытирая слезы, он спрятал лицо в густой шерсти зверя.
Это вовсе не уронило его в моих глазах, потому что по моим щекам тоже катились слезы, на которые я не обращал внимания.
В следующее мгновение Шут вскочил на ноги таким знакомым движением, которое я видел множество раз в своей прошлой жизни. Потом он положил мне руку на затылок, как делал раньше, и прижался ко мне лбом. От него пахло медом и абрикосовым бренди. Неужели перед нашей встречей он решил немного поддержать свой дух спиртным? Через несколько минут Шут отодвинулся от меня, но руки не убрал. Он смотрел на меня, заметил белую прядь в волосах, пробежал глазами по знакомым шрамам на лице. Я тоже не мог отвести от него взгляда - меня поразило не то, как сильно он изменился, превратившись из белокожего нездорового человека в смуглого красавца, а как раз наоборот то, что он совсем не изменился. Он выглядел так же молодо, как пятнадцать лет назад, когда я видел его в последний раз, - и ни единой морщины на лице.
- Ну, - откашлявшись, проговорил Шут, - ты не собираешься пригласить меня в дом?
- Собираюсь, конечно. Только сначала займемся твоей лошадью, - осипшим голосом ответил я.
Его широкая ухмылка словно стерла разделявшие нас годы.
- А ты ничуть не изменился, Фитц. Ты всегда первым делом заботился о лошадях.
- Не изменился? - Я покачал головой, глядя на него. - Это ты не постарел ни на один день. А что касается остального... - Я снова покачал головой и направился к его лошади. Она сделала шаг назад, как будто не хотела подпускать меня к себе. - Ты стал золотым, Шут. И одет так же роскошно, как когда-то одевался Регал. Я тебя даже не сразу узнал.
Он с облегчением вздохнул и рассмеялся.
- Значит, я зря испугался, решив, что ты не хочешь меня видеть?
Такой вопрос даже не заслуживал, чтобы на него отвечали, и я пропустил его мимо ушей, снова шагнув к лошади. Она отвернулась, чтобы я не мог дотянуться до поводьев, стараясь не выпускать из вида волка. Я заметил, что Шут с интересом за нами наблюдает.
- Ночной Волк, ты мне мешаешь и прекрасно это знаешь, - сердито проворчал я.
Волк опустил голову и наградил меня лукавым взглядом, но перестал дразнить лошадь.
Если бы ты мне не мешал, я бы и сам мог загнать ее в сарай.
Шут склонил голову набок и вопросительно на нас посмотрел. Я почувствовал, как от него исходит понимание, ускользающее и едва заметное, тонкое, словно остро отточенный клинок, и тут же забыл про лошадь. Инстинктивно я прикоснулся к метке, которую он оставил много лет назад серебристые отпечатки пальцев у меня на запястье, которые давным-давно потускнели и стали серебристо-серыми. Шут снова улыбнулся, поднял руку в перчатке и указал на меня пальцем, как будто хотел освежить метку.
- Все прошедшие годы, - сказал он, и его голос показался мне таким же золотистым, как и его кожа, - ты был со мной, словно я касался тебя кончиками пальцев. Даже когда нас разделяли годы и моря. Я всегда тебя слышал и чувствовал, точно легкий аромат, принесенный ветром. Разве ты не знал?
Я сделал глубокий вдох, понимая, что мой ответ может причинить ему боль.
- Нет, - тихо сказал я. - Мне очень жаль. Я слишком часто чувствовал себя одиноким, если не считать, конечно, Ночного Волка. Сколько раз я сидел на скалах, пытаясь прикоснуться к кому-нибудь, но никто никогда мне не отвечал.
Шут тряхнул головой, услышав мои слова.
- Если бы я по-настоящему владел Скиллом, ты бы знал о моем присутствии. Знал бы, что я с тобой, - но я не мог произнести ни слова.
Я и сам не понимал почему, но от его слов мне стало легче. И тут он издал необычный звук - нечто среднее между птичьей трелью и кудахтаньем, и его лошадь сейчас же к нему подошла и уткнулась носом в ладонь. Шут передал мне поводья, прекрасно понимая, что мне ужасно хочется вскочить в седло.
- Возьми ее. Поезжай до конца тропы и возвращайся назад. Могу побиться об заклад, тебе еще ни разу в жизни не приходилось сидеть верхом на такой лошади.
Как только поводья оказались у меня в руках, кобыла подошла ко мне, прижалась носом к груди и начала принюхиваться, словно запоминала мой запах. Затем она подняла голову и ткнулась мне в подбородок, как будто пыталась заставить принять заманчивое предложение Шута.
- А вам известно, сколько времени я вообще не сидел в седле? - спросил я их обоих.
- Очень долго. Ну же, давай не тяни, - уговаривал меня Шут.
Он, словно мальчишка, хотел поделиться со мной радостью обладания столь замечательным существом, и мое сердце отозвалось на его щедрость. Я понял, что не важно, сколько лет и какие расстояния пролегли между нами, наши отношения не изменились.
Я не стал дожидаться нового приглашения, вставил ногу в стремя и вскочил в седло и тут же увидел, несмотря на прошедшие годы, разницу между этой кобылой и моей старушкой Суути. Лошадь Шута была меньше, миниатюрнее, тоньше - и я чувствовал себя неуклюжей деревенщиной, когда тронул пятками бока, направляя ее вперед, а затем легким движением поводьев показал, что она должна повернуться. Потом я чуть переместил свой вес и натянул поводья, и кобыла тут же послушно отступила назад. На моем лице расцвела идиотская улыбка.
- Она была бы гордостью Баккипа, когда конюшни Баррича славились по всем Шести Герцогствам, - сказал я.
Я положил руку на холку кобылы и почувствовал пляшущее пламя ее живого ума. Она меня не боялась, лишь испытывала любопытство. Волк сидел на пороге и с серьезным видом за мной наблюдал.
- Поезжай по тропе, - сказал Шут, тоже улыбаясь. - И не особенно ее придерживай, пусть покажет, на что способна.
- Как ее зовут?
- Малта. Я купил ее в Шоксе по дороге сюда и сам придумал имя.
Я кивнул. В Шоксе выращивали небольших легких лошадей для путешествий по широким равнинам. Такую лошадь совсем просто содержать, она мало ест и отличается выносливостью. Я чуть наклонился вперед и проговорил:
- Малта.
Лошадь услышала обещание в моем голосе и помчалась вперед.
Если она и устала после целого дня пути, я этого не почувствовал. Наоборот, казалось, что она радуется возможности размяться после бесконечной дороги. Мы промчались под нависшими над дорогой ветвями деревьев, копыта выбивали ровный музыкальный ритм на утоптанной земле, отзываясь мелодичной песней в моем сердце.
Там, где тропа выходила на большую дорогу, я натянул поводья - лошадь дышала ровно, словно ни капельки не устала от безумной скачки. Она лишь выгнула шею, как будто хотела показать мне, что готова мчаться дальше. Мы остановились, и я оглядел дорогу. Меня поразило, как сильно изменился мой взгляд на окружающий мир, когда я посмотрел на него под другим углом зрения. Я сидел на великолепном скакуне, а дорога, точно тонкая лента, убегала вдаль. День клонился к вечеру, но даже в мягком свете сумерек передо мной в окутанных голубыми тенями холмах и высоких горах, прочертивших горизонт, раскрывались тысячи возможностей. Я вдруг увидел мир. Я не шевелился, оглядывая дорогу, которая могла привести меня в Баккип, как, впрочем, в любое другое место - стоило мне только пожелать. Моя тихая жизнь с Недом вдруг показалась мне тягостной, стала давить на плечи, словно старая, изношенная кожа. Мне мучительно захотелось сбросить ее, как это делают змеи, и, будто родившись заново, выйти в открытый мир.
Малта тряхнула головой, и в воздух взметнулась белая шелковистая грива, украшенная ленточками, - я понял, что уже долго сижу не шевелясь, глядя в пространство перед собой. Солнце целовалось с горизонтом. Лошадь, не обращая внимания на зажатые в моей руке поводья, сделала несколько шагов. Она показывала мне норов - ей хотелось помчаться по дороге навстречу неизвестности или вернуться домой. Ей наскучило стоять на месте. И потому я выбрал компромиссное решение - повернул ее к дому, но отпустил поводья. Малта выбрала ровный, ритмичный галоп, и вскоре мы оказались возле моего домика, из двери которого выглядывал Шут.
- Я поставил чайник, - доложил он. - Принеси мою седельную сумку, ладно? В ней кофе из Бингтауна.
Я поставил Малту в сарай рядом с пони и дал свежей воды и сена. Впрочем, его оказалось не слишком много. Пони любил поесть и с удовольствием пасся на поросшем жидким кустарником склоне холма за домом. Роскошная лошадь Шута странно смотрелась на фоне простых серых стен моего сарая. Когда я подошел к дому, уже почти совсем стемнело, внутри уютно горел очаг и слышался грохот кастрюль. Я вошел и положил седельную сумку на стол, обратив внимание, что волк лежит у огня, чтобы просушить влажную шерсть, а Шут осторожно его обходит, занимаясь чайником. На мгновение мне показалось, будто я снова оказался в маленькой хижине Шута в горах, лечусь от старых ран, а он защищает меня от остального мира. Сейчас, как и тогда, он создавал вокруг себя ощущение реальности, дарил мне успокоение, став маленьким островком тепла, окруженным сиянием огня в камине и запахом пекущегося хлеба.
Шут повернулся ко мне, и в его золотистых глазах отразилось пламя, теплый свет озарил лицо, запутался в волосах. Я только покачал головой.
- За несколько минут, пока садилось солнце, ты показал мне весь мир, каким его видит человек, сидящий на лошади, и его душу внутри моего собственного дома.
- О друг мой, - только и сказал он, но большего и не требовалось.
Мы едины.
Шут склонил голову набок, обдумывая эту мысль. У него был вид человека, который пытается вспомнить что-то очень важное. Мы с волком переглянулись, и я понял, что зверь прав. Шут вернул нам целостность - будто склеил осколки разбитого горшка так искусно, что и трещин не видно. Если визит Чейда пробудил во мне вопросы и тоску, то присутствие Шута стало утешением, дарило удовлетворение и несло в себе ответы.
Он, не смущаясь, сходил в мой огород а потом в кладовую, и теперь в котелке варилась картошка с морковкой и бело-розовой репой. Свежая рыба, присыпанная базиликом, тушилась в сковороде под крышкой, которая весело постукивала, словно отплясывая праздничный танец. Когда я удивленно кивнул в сторону сковороды, Шут просто сказал:
- Волк вспомнил, что я люблю рыбу.
Ночной Волк прижал уши и показал мне язык. Горячие булочки и черничное варенье ждали нас на десерт. Шут достал бренди - тот, что из Песчаного Края, - и поставил бутылку на стол.
Затем он вытащил из своей седельной сумки мешочек с коричневыми кофейными зернами, которые маслянисто поблескивали в свете огня.
- А ну-ка, понюхай, - велел он и тут же заставил меня молоть зерна, а сам налил воды в последнюю пустую кастрюльку и подвесил ее над огнем.
Мы почти не разговаривали. Шут тихонько что-то напевал, трещали дрова в камине, по-прежнему радостно стучала крышка на сковороде, время от времени с шипением в огонь проливался соус. Я прислушивался к уютным домашним звукам и молча молол кофе. Мы словно повисли в пространстве и времени, радуясь настоящему, забыв о прошлом и не задумываясь о будущем. Этот вечер навсегда остался для меня одним из самых дорогих воспоминаний, словно золотистое бренди в хрустальных бокалах.
С поразительным мастерством, мне недоступным, Шут умудрился готовить одновременно несколько блюд - ароматный кофе варился рядом с рыбой и овощами, а булочки лежали под чистым полотенцем - чтобы не остыли. Мы вместе уселись за стол, и Шут выделил кусок тушеной рыбы волку, тот ее съел, хотя предпочел бы, чтобы она была сырой и холодной. Мы не стали закрывать дверь в дом, и к нам заглядывали звезды, высыпавшие на ночное небо.
Грязную посуду мы убрали, но решили заняться ею позже, а сами вышли на крыльцо с чашками кофе в руках. Я впервые попробовал этот чужеземный напиток. Мне показалось, что на запах он лучше, чем на вкус, но я сразу почувствовал, как у меня прояснилось в голове. Как-то так получилось, что, продолжая держать в руках кружки с еще теплым кофе, мы вместе спустились к ручью. Волк долго пил холодную воду, а потом мы отправились назад и остановились в саду. Шут перебирал бусины на амулете Джинны, а я рассказал ему, как она его мне подарила. Затем он легонько тронул пальцем колокольчик, и нежное позвякивание нарушило ночную тишину. Мы сходили к его лошади, и я закрыл дверь в сарай с курицами, чтобы ночью к ним никто не забрался. После этого мы медленно вернулись к дому, и я уселся на крыльцо. Не говоря ни слова, Шут отнес мою пустую кружку в дом.
Когда он вернулся, в кружке плескалось бренди. Шут опустился на крыльцо рядом со мной, волк устроился с другой стороны. Я сделал глоток бренди и погладил зверя по голове.
- Я не навещал тебя столько, сколько мог вынести, - вздохнув, сказал Шут, и его слова прозвучали как извинение.
- Когда бы ты ко мне ни приехал, я был бы рад тебя видеть, - удивленно ответил я. - Как же часто я задавал себе вопрос, что с тобой стало.
Шут серьезно кивнул.
- Я не приезжал, надеясь, что ты наконец обретешь мир и радость.
- И я их обрел, - заверил я его. - Я доволен своей жизнью.
- А теперь я вернулся, чтобы все это у тебя отнять, - сказал он, не глядя на меня.
Он смотрел в ночь, в тени, окутавшие деревья. Потом принялся болтать ногами, точно мальчишками сделал глоток бренди.
Сердце сжалось у меня в груди, я думал, что он приехал, чтобы просто повидаться.
- Значит, тебя послал Чейд? - осторожно спросил я. - Просить меня вернуться в Баккип? Я уже дал ему ответ.
- Правда? - Шут помолчал немного и принялся задумчиво болтать бренди в стакане. - Мне следовало догадаться, что он уже здесь побывал. Нет, друг мой, я не видел Чейда много лет. Но то, что он к тебе явился, подтверждает мои худшие опасения. Пришло время, когда Белый Пророк снова должен прибегнуть к помощи Изменяющего. Поверь мне, если бы был другой путь, если бы я мог оставить тебе мир и покой, я бы так и сделал. Честное слово.
- Чего ты от меня хочешь? - едва слышно прошептал я.
Но его ответ был таким же неясным и уклончивым, как если бы он по-прежнему оставался шутом короля Шрюда, а я бастардом, внуком короля.
- Мне нужно от тебя то, что было нужно всегда, с тех самых пор, как я узнал о твоем существовании. Если я хочу изменить течение времени и вывести мир на верный путь, заставив его свернуть с того, по которому он сейчас идет, мне потребуется твоя помощь. Твоя жизнь - это что-то вроде палки, которая нужна мне, чтобы выгнать будущее из норы.
Он посмотрел на мое недовольное лицо и рассмеялся.
- Я пытаюсь, Фитц, правда пытаюсь. Я стараюсь говорить как можно понятнее, но ты все равно не поверишь тому, что услышишь. Я прибыл в Шесть Герцогств к королю Шрюду много лет назад, чтобы предотвратить катастрофу. Я не знал, что нужно делать, только понимал, что должен. И что я обнаружил? Тебя. Бастарда, да, но наследника династии Видящих. В разных вариантах будущего, которые я видел, тебя не было, однако, когда я вспомнил предсказания моего народа, ты фигурировал в них, во всех до единого. В намеках и дополнительных упоминаниях, я всюду встречал тебя.
И потому я постарался сделать все, что было в моих силах, чтобы защитить тебя, спасти от смерти - впрочем, главным образом мои попытки сводились к тому, чтобы привлечь твое внимание к опасности, которая тебе угрожала. Я, подобно улитке, пробирался сквозь туман по узкому сияющему следу предвидения. И действовал исходя из знания о том, что должен предотвратить катастрофу, а вовсе не пытаясь что-нибудь создать. Мы обманули будущее - все его возможные варианты. Я посылал тебя навстречу опасности и вырывал из лап смерти, не думая о причиненной тебе боли, и твоих шрамах, и твоих несбывшихся мечтах. Однако ты справился, а когда страшные события в Бакке остались в прошлом, династия Видящих получила наследника. Благодаря тебе. И неожиданно у меня возникло чувство, будто я забрался на горный пик, возвышающийся над долиной, окутанной туманом. Нет, я не мог разглядеть того, что он скрывал, но словно парил над ним и видел вдалеке горные кряжи нового, возможного будущего. Будущего, зависящего от тебя.
Шут посмотрел на меня своими золотистыми глазами, которые, казалось, сияли в тусклом свете, падающем из открытой двери. Он просто на меня смотрел, и я почувствовал себя старым, а шрам от стрелы, попавшей мне в спину, вдруг так отчаянно заныл, что я на мгновение перестал дышать. А потом меня охватило темно-алое предчувствие, сродни страшной, мучительной боли. Я сказал себе, что просто слишком долго сидел в одном положении.
- Ну? - спросил Шут и посмотрел мне в лицо. В его глазах я увидел выражение, похожее на голод.
- Я бы выпил еще бренди, - признался я, потому что каким-то непостижимым образом моя кружка опустела.
Он осушил свою и взял у меня из рук пустую кружку. Когда он поднялся, мы с волком последовали за ним в дом. Шут покопался в своей сумке и вытащил пустую на четверть бутылку. Я снова отбросил мысль, которая уже во второй раз пришла в голову: похоже, Шут волновался перед нашей встречей и пытался укрепить свою решимость при помощи спиртного. Он вынул пробку и наполнил наши кружки. А мне стало интересно, чего именно он боялся - самой встречи или того, что ему придется мне сказать. Наши с Недом стулья стояли у камина, но я и Шут опустились на пол у затухающего огня. Тяжело вздохнув, волк растянулся между нами и положил голову мне на колени. Я погладил его и неожиданно ощутил боль зверя. Тогда я провел рукой по его спине и принялся мягко массировать суставы. Ночной Волк тихонько зарычал, мои прикосновения заставили боль отступить - впрочем, не слишком.
Очень плохо?
Не твое дело.
Очень даже мое.
Если боль разделить, она не становится меньше.
А я в этом не уверен.
- Он стареет, - вмешался Шут в наш разговор.
- Я тоже, - напомнил ему я. - А ты выглядишь таким же молодым, каким был пятнадцать лет назад.
- На самом деле я значительно старше вас обоих, взятых вместе. И сегодня мои годы тяжелым грузом давят на плечи. - Словно в доказательство своих слов, Шут легко подтянул колени к груди и положил на них подбородок, обхватив ноги руками.
Если бы ты выпил эльфовской коры, тебе стало бы легче.
Огради меня от своих глупостей и продолжай растирать мои суставы.
По губам Шута скользнула мимолетная улыбка.
- Я почти вас слышу. Словно комар жужжит мне в ухо или забытая мысль пытается вдруг всплыть в памяти. А еще - будто я пытаюсь вспомнить приятный вкус, легкий, едва различимый аромат на ветру. - Он посмотрел мне в глаза и добавил: - И тогда мне становится ужасно одиноко.
- Извини, - сказал я, потому что не смог придумать ничего лучше.
Мы разговаривали с Ночным Волком вовсе не затем, чтобы исключить его из нашей компании. Просто мы стали единым целым и не могли этим ни с кем делиться.
А когда-то могли, - напомнил мне Ночной Волк. - Когда-то могли. И это было здорово.
Мне кажется, я не смотрел на руку Шута. Возможно, он гораздо ближе к нам, чем сам думает, потому что он тут же стащил с нее тончайшую перчатку.
Я увидел изящную руку с тонкими пальцами. Однажды он случайно прикоснулся ими к рукам Верити, наполненным Скиллом. Это прикосновение посеребрило его пальцы и подарило осязательный Скилл - он мог узнать историю любой вещи, просто потрогав ее рукой.
Тогда я посмотрел на собственное запястье - там, где к нему прикоснулись его пальцы, до сих пор остались едва различимые серые отпечатки. Некоторое время наши сознания были соединены так, будто он, Ночной Волк и я стали настоящими носителями Скилла. Но серебро на пальцах Шута погасло, так же как и отпечатки на моем запястье, а с ними и ослабла наша связь.
Шут поднял один тонкий палец, словно хотел меня о чем-то предупредить. Затем повернул ко мне ладонь, как будто предлагал невидимый дар. Я закрыл глаза, чтобы справиться с искушением, и покачал головой.
- Это не слишком разумно, - с трудом выдавил из себя я.
- А Шут должен быть существом разумным, верно?
- Ты всегда оставался самым разумным человеком из всех, кого я встречал. - Я открыл глаза и встретил его серьезный взгляд. - Знаешь, Шут, я хочу этого так сильно, что тебе и не снилось. Убери. Пожалуйста.
- Если ты уверен... нет, жестокий вопрос. Смотри, она спряталась. - Он надел перчатку и сцепил руки.
- Спасибо. - Я сделал огромный глоток из своей кружки, ощутил вкус летнего сада и услышал жужжание пчел, резвящихся вокруг созревших и упавших на землю фруктов. Мед и аромат абрикосов. Потрясающий, ни с чем не сравнимый букет. - Никогда не пробовал ничего подобного, - сказал я, радуясь тому, что можно переменить тему разговора.
- Да. Боюсь, я себя слишком балую. Впрочем, теперь я могу себе это позволить. В Бингтауне имеется прекрасный запас, а хозяин ждет от меня письма с распоряжением, куда его отправить.
Я искоса на него посмотрел, пытаясь понять, шутит он или нет, и увидел, что он совершенно серьезен. Прекрасная одежда, великолепная породистая лошадь, экзотический кофе из Бингтауна, а теперь еще и это...
- Ты богат? - предположил я.
- Это слишком мягко сказано. - На золотистых щеках появился смущенный румянец, словно Шут стыдился признать, что я прав.
- Рассказывай! - с улыбкой потребовал я, искренне радуясь тому, что ему повезло в жизни.
- Слишком длинная история, - покачав головой, ответил Шут. - Давай я попытаюсь рассказать ее вкратце. Мои друзья настояли на том, что я должен разделить внезапно свалившееся на них сказочное состояние. Сомневаюсь, что они понимали, сколько стоит то, что они заставили меня взять. В одном торговом городке, далеко на юге, у меня есть приятельница. Она продает эти редкие вещи по максимальным ценам, которые можно за них выручить, а в Бингтаун посылает бумаги и счета. - Шут печально покачал головой, словно его возмущала удача, выпавшая на его долю. - Мне кажется, сколько бы я ни тратил, становится только больше.
- Как же я за тебя рад, - сказал я искренне.
- Я знал, что ты будешь рад, - улыбнувшись, сказал Шут. - Но, понимаешь, ничего не изменилось. Моя судьба остается прежней, и не важно, на чем я сплю - на простынях с вышивкой золотом или на соломенном тюфяке. И твоя тоже.
Итак, мы вернулись к тому, с чего начали. Я собрал все свои силы и твердость.
- Нет, Шут, - решительно сказал я. - Я больше не желаю иметь никакого отношения к политическим интригам Баккипа. У меня теперь своя собственная жизнь, и она здесь.
Он склонил голову набок, и на его лице заиграла улыбка, напомнившая мне прежнего шута-насмешника.
- Ну, Фитц, твоя беда в том, что у тебя всегда была собственная жизнь. И своя судьба. А насчет того, что она здесь... - Он быстро оглядел мою комнату. - Здесь - это место, где ты стоишь в настоящий момент. Или сидишь. - Шут тяжело вздохнул. - Я приехал не для того, чтобы увести тебя за собой, Фитц. Время привело меня сюда. И тебя. Так же точно оно заставило Чейда приехать к тебе и вызвало все произошедшие с тобой недавно перемены. Разве я не прав?
Он был прав. Это лето стало огромной петлей, запутавшей всю мою гладкую, спокойную жизнь. Я ничего ему не сказал, да он и не ждал от меня ответа. Он его знал. Шут откинулся назад и вытянул перед собой длинные стройные ноги. Он несколько минут задумчиво покусывал большой палец, потом прислонился головой к стулу и закрыл глаза.
- Ты однажды приснился мне, - неожиданно сказал я то, о чем говорить не собирался.
Он открыл один желтый кошачий глаз.
- Мне кажется, давным-давно у нас уже был похожий разговор.
- Нет. Тут совсем другое. Я только сейчас понял, что это был ты. Впрочем, может быть, знал и тогда. - Ночь выдалась беспокойной, много лет назад, а когда я проснулся, сон не желал уходить. Я понимал, что он имеет какое-то значение, но то, что я видел, казалось мне таким глупым, что я никак не мог понять какое. - Понимаешь, я не знал, что ты стал золотым. Но сейчас ты откинулся назад и закрыл глаза... Ты - или кто-то другой - лежал на грубом деревянном полу. Над тобой наклонился какой-то человек, и я почувствовал, что он хочет причинить тебе вред. Поэтому я... Я набросился на него, воспользовавшись Уитом так, как не делал этого много лет. Резко, с животной силой оттолкнул его, а потом подчинил себе, воспользовавшись магией, которой он не понимал, но которую ненавидел. Ненависть в нем была равна страху.
Шут молчал, дожидаясь продолжения.
- Я оттолкнул его от тебя. Он был в ярости, ненавидел тебя, хотел причинить боль. Но я надавил на его сознание и приказал привести людей, которые тебе помогут. Он должен был сказать кому-нибудь, что ты в беде. Он противился тому, что я с ним делал, но не мог не подчиниться.
- Потому что ты использовал еще и Скилл, - тихо проговорил Шут.
- Возможно, - неохотно признал я.
Естественно, весь следующий день у меня отчаянно болела голова, а все мое существо тосковало по Скиллу. Я много думал, и мне стало не по себе. Я пытался убедить себя, что не могу использовать Скилл таким образом. В моей памяти всплыли кое-какие сны, но они были другими, и я прогнал их. Нет, убедил я себя. Они другие.
- Это случилось на палубе корабля, - тихо сказал Шут. - Ты, скорее всего, спас мне жизнь. - Он вздохнул. - Я так и подумал, что произошло нечто подобное. Мне было непонятно, почему он не избавился от меня, когда ему представилась такая возможность. Порой, оказавшись в одиночестве, я смеялся над собой за то, что не желаю расставаться с надеждой. За то, что верю, будто значу для кого-то так много и он - этот кто-то - отправился во сне ко мне на помощь.
- Тебе не следовало сомневаться, - пробормотал я.
- Правда?
Я услышал в его вопросе намек на вызов, и он посмотрел на меня таким испытующим взглядом, какого до сих пор ни разу на меня не обращал. Я не понимал, отчего в его глазах появились страдание и надежда. Ему было что-то от меня нужно, но я не знал что. Я попытался найти какие-то слова, но прежде чем я их придумал, момент прошел, Шут отвернулся, словно освобождая меня от необходимости выполнить его просьбу. Когда он снова на меня посмотрел, выражение его глаз изменилось, и он заговорил о другом:
- Итак, что произошло после моего бегства?
Его вопрос застал меня врасплох.
- Я подумал... но ты сказал, что не видел Чейда много лет. Тогда как ты меня нашел?
Вместо ответа Шут закрыл глаза и соединил перед собой указательные пальцы левой и правой руки. Потом открыл глаза и улыбнулся. Я знал, что он ничего не скажет.
- Даже не знаю, с чего начать.
- А я знаю. Еще бренди.
Шут легко поднялся на ноги, и я протянул ему свою пустую кружку. Положив руку на голову Ночного Волка, я почувствовал, что зверь парит между сном и явью. Если у него и болели суставы, он сумел это от меня скрыть. В последнее время он все лучше и лучше прятал от меня свои мысли. Я никак не мог понять, почему он отгораживает меня от своей боли.
А ты хочешь поделиться со мной своей болью в спине? Оставь меня в покое и перестань пытаться взять на себя мои заботы. Не все беды в мире принадлежат тебе.
Ночной Волк убрал голову с моего колена и, тяжело вздохнув, растянулся в полный рост у камина. А в следующее мгновение я почувствовал, что между нами будто упал занавес - я больше не слышал своего старого друга.
Я медленно поднялся на ноги, держась за поясницу, которая отчаянно болела. Волк прав. Порой бессмысленно пытаться разделить боль с другим живым существом. Шут снова наполнил наши кружки абрикосовым бренди, и я уселся за стол, поставив свою кружку перед собой. А он принялся расхаживать по комнате, не выпуская кружки из рук, остановился перед незавершенной картой Шести Герцогств, которую рисовал Верити и которая теперь висела у меня на стене, заглянул в угол, где раньше спал Нед, и в конце концов прислонился спиной к двери в мою спальню. Когда у меня в доме появился Нед, я добавил еще одну комнату, которую назвал своим кабинетом. В ней был маленький камин, стояли стол и шкаф для свитков. Шут остановился около двери, а затем смело вошел внутрь. Я за ним наблюдал, и у меня возникло ощущение, будто я смотрю на кота, исследующего незнакомый дом. Он ни к чему не прикасался, но все замечал.
- Как много свитков, - проговорил он.
- Я пытаюсь написать историю Шести Герцогств, - сказал я громко, чтобы он меня услышал. - Много лет назад, когда я был еще мальчишкой, эта мысль пришла в голову Пейшенс и Федврену. Нужно же чем-то заниматься вечерами.
- Понятно. Можно посмотреть?
Я кивнул. Шут уселся возле моего стола и развернул свиток, посвященный игре в камни.
- Ах да, помню.
- Чейд сказал, что хотел бы его почитать, когда я закончу. Время от времени я ему кое-что посылал со Старлинг, но после того, как мы расстались в горах, встретился с ним только месяц назад.
- Понятно. Значит, ты виделся со Старлинг. - Шут сидел ко мне спиной, и я не знал, какое выражение появилось у него на лице.
Они со Старлинг не слишком ладили и на время не слишком охотно заключили перемирие, но я всегда оставался для них главным яблоком раздора. Шут никогда не одобрял моей дружбы со Старлинг и не верил, что эту женщину по-настоящему заботит мое благополучие. От этого мне еще труднее было сказать ему, что он оказался прав.
- Да, я встречался со Старлинг. Время от времени, в течение семи или восьми лет. Это она привезла ко мне Неда лет семь назад. Ему недавно исполнилось пятнадцать. Сейчас его нет дома, он отправился на сезонные работы в надежде скопить денег, чтобы стать учеником краснодеревщика. Для мальчишки у него неплохо получается. Стол и шкаф для свитков он сделал сам. Однако я сомневаюсь, что из него выйдет хороший столяр, ему не хватает терпения в отделке деталей. Но ему хочется пойти учиться к одному краснодеревщику в Баккипе. Его зовут Гиндаст, и он настоящий мастер своего дела. Даже я о нем слышал. Если бы я знал, что Нед выберет его, я бы постарался отложить побольше, но...
- Старлинг? - вопрос Шута вернул меня к действительности.
Мне было очень нелегко ответить на его вопрос.
- Она вышла замуж. Не знаю, как давно. Мальчик узнал об этом, когда она взяла его с собой в Баккип на праздник Весны. Вернувшись домой, он мне все рассказал. - Я пожал плечами. - Пришлось положить конец нашим отношениям. Старлинг понимала, что Нед не станет скрывать от меня правду, но тем не менее ужасно разозлилась. Она хотела оставить все как есть, ведь ее муж ничего не ведал.
- В этом вся Старлинг. - Голос Шута прозвучал на удивление спокойно, словно он рассуждал о насекомых, напавших на мой сад. Затем он повернулся на стуле, чтобы взглянуть на меня. - Ты в порядке?
- У меня было полно дел, - откашлявшись, ответил я. - И я о ней не думал.
- Потому что у нее нет совести, а ты считаешь, что один во всем виноват. Старлинг обладает поразительной способностью перекладывать свою вину на других. Какие красивые красные чернила. Где ты их взял?
- Сам сделал.
- Правда? - Любопытный, точно мальчишка, Шут вытащил пробку из бутылки, стоящей у меня на столе, и засунул в нее мизинец, а потом принялся разглядывать алое пятно на пальце. - Я сохранил серьгу Баррича, - неожиданно сказал он, - решил не отдавать ее Молли.
- Понятно. Хорошо, что не отдал. Они не должны знать, что я жив.
- Ага, вот я и получил ответ на один из вопросов. - Шут вытащил из внутреннего кармана белоснежный платок и стер чернила с пальца. - Итак, ты расскажешь все по порядку, или мне придется силой вытаскивать из тебя мелкие детали, из которых потом сложится цельная картина?
Я вздохнул, мне ужасно не хотелось ничего вспоминать. Чейда интересовали события, связанные с династией Видящих. Шута занимало еще и многое другое. Я понимал, что он должен знать, как прошли последние пятнадцать лет моей жизни, даже если я сам мечтал о них забыть.
- Я попытаюсь. Но я устал, мы выпили слишком много бренди, да и событий произошло столько, что за один вечер не расскажешь.
Шут откинулся на спинку стула.
- Ты полагаешь, я завтра утром уеду?
- Я так подумал, - осторожно ответил я, наблюдая за его лицом. - Но надеялся, что ты у меня задержишься.
Он поверил мне на слово.
- Очень хорошо. Потому что ты правильно надеялся. Ладно, иди спать, Фитц. Я лягу на кровать мальчика. А завтра мы попытаемся заполнить событиями те пятнадцать лет, что не виделись.
Абрикосовое бренди Шута оказалось забористей того, что привез мне Чейд, а может быть, я устал больше, чем обычно. Покачиваясь, я отправился в свою комнату, стянул рубашку и повалился на кровать. Я лежал, комната медленно вращалась вокруг меня, а я прислушивался к легким шагам Шута в соседней комнате. Он погасил свечи и закрыл дверь на засов. Возможно, никто другой, кроме меня, не заметил бы, что он не слишком твердо держится на ногах. Потом он уселся в мое кресло и вытянул к огню ноги. Волк заскулил и поменял во сне положение. Я мягко прикоснулся к его сознанию, он спал и был всем доволен.
Я закрыл глаза, и комната бешено завертелась, тогда я чуть-чуть приподнял веки и взглянул на Шута. Он сидел совершенно неподвижно и смотрел в огонь, тени от которого оживляли его черты. Казалось, будто отблески пламени позолотили его лицо и глаза, но я знал, что это не так.
Мне было трудно поверить, что передо мной не тот прежний озорной шут, который служил королю Шрюду и защищал его столько лет. Если не считать цвета кожи, тело Шута нисколько не изменилось. Изящные руки с длинными пальцами лежали на подлокотниках, волосы, когда-то белые и легкие, точно пух одуванчика, были сейчас зачесаны назад и убраны в золотистую косу. Огонь камина словно ласкал аристократический профиль. Его нынешний великолепный костюм по сочетанию цветов отдаленно напоминал прежний черно-белый шутовской наряд, но я мог бы побиться об заклад, что он больше никогда не будет носить колокольчиков и ленточек и не возьмет в руки скипетр, увенчанный крысиной головой. Теперь жизнь Шута принадлежала только ему самому. Я попытался представить его в роли богатого человека, который может жить и путешествовать так, как ему заблагорассудится. Неожиданно в голову пришла новая мысль, которая вывела меня из задумчивости.
- Шут! - крикнул я в темноту.
- Что? - Он не открыл глаз, но то, как он быстро ответил, означало, что он еще не успел заснуть.
- Ты ведь больше не Шут. Как тебя теперь называют?
Едва уловимая улыбка коснулась его губ.
- Кто и когда и как меня называет?
В его голосе я уловил знакомые шутовские интонации. Я знал, что если я попытаюсь разделить его вопрос на составные части, он впутает меня в словесную акробатику, а я так и не получу от него ответа. И потому я не попался на его удочку, просто взял и повторил вопрос.
- Я больше не должен звать тебя Шутом. Как ты хочешь, чтобы я тебя называл?
- Ха, как я хочу, чтобы ты меня называл? Понятно. Вот это правильно поставленный вопрос. - Насмешка в его тоне звучала музыкой, легкой и приятной.
Я помолчал и сформулировал свой вопрос как можно проще.
- Как твое настоящее имя?
- Ах. - Он вдруг стал серьезным и медленно вздохнул. - Мое имя. Ты имеешь в виду, как меня назвала мать, когда я родился?
- Да, - ответил я и затаил дыхание.
Шут редко говорил о своем детстве, и я вдруг понял, что прошу у него очень многого. Я подумал о древней магии имени: если я знаю твое истинное имя, я обладаю над тобой властью. Если я назвал тебе свое, я даровал тебе эту власть. Я часто задавал Шуту прямые вопросы, и, как и прежде, одновременно боялся и с нетерпением ждал ответа.
- И если я тебе его открою, ты будешь им меня называть? - спросил он таким тоном, что я понял: необходимо как следует взвесить свой ответ.
Я задумался. Его имя принадлежит только ему, и не мое дело выбалтывать его кому ни попадя.
- Только когда мы одни. И только если ты захочешь, - серьезно проговорил я, считая свои слова торжественной клятвой, которую нельзя нарушить.
Шут повернулся ко мне лицом, на котором был написан восторг.
- Я захочу, - заверил он меня.
- Ну? - повторил я свой вопрос, неожиданно мне стало не по себе, показалось, что он снова меня перехитрил.
- Имя, которое дала мне мать, я отдаю тебе, ты можешь меня им называть, когда мы вдвоем. - Он снова вздохнул и снова отвернулся к огню, потом закрыл глаза, но его ухмылка стала еще шире. - Любимый. Она называла меня только так - Любимый.
- Шут! - запротестовал я.
Он весело рассмеялся, явно наслаждаясь происходящим.
- Но она так меня называла, - настаивал он на своем.
- Шут, я серьезно. - Комната начала медленно вращаться вокруг меня, и я понял, что, если скоро не засну, меня вытошнит.
- А ты думаешь, я шучу? - Он издал театральный вздох. - Ну, если не можешь называть меня "Любимый", тогда, полагаю, тебе придется продолжать называть меня "Шут". Потому что я всегда останусь для тебя Шутом, Фитц.
- Том Баджерлок.
- Что?
- Теперь я Том Баджерлок. Меня все знают под этим именем.
Он помолчал немного, а потом решительно заявил:
- А я - нет. Если ты настаиваешь на том, чтобы мы с тобой сейчас взяли себе новые имена, я буду называть тебя "Любимый". И тогда ты будешь звать меня "Шут". - Он открыл глаза и откинул голову назад, чтобы взглянуть на меня. Изобразив на лице дурацкую улыбку влюбленного, тяжело вздохнул и сказал:
- Спокойной ночи, Любимый. Мы слишком долго не виделись.
Я капитулировал, зная, что разговаривать с ним, когда он в таком настроении, бесполезно.
- Спокойной ночи, Шут.
Я устроился поудобнее и закрыл глаза. Может быть, он мне не ответил, но я его не слышал, мгновенно провалившись в сон.
VI
СПОКОЙНЫЕ ГОДЫ
Я родился бастардом и первые шесть лет жизни провел в Горном Королевстве со своей матерью. Я почти ничего не помню о том времени. Когда мне было шесть лет, дед отвел меня в форт Мунсей, где передал дяде по отцу, Верити из династии Видящих. Известие о моем существовании стало личным и политическим крахом отца, который отказался от своего права на трон Видящих и отошел от придворной жизни. Сначала меня передали заботам Баррича, главного конюшего Баккипа. Позже король Шрюд посчитал необходимым потребовать от меня клятвы верности и сделал учеником наемного убийцы, служившего при дворе. Со смертью Шрюда вследствие предательства его младшего сына Регала я стал служить Верити. Я последовал за ним и оставался верен ему до тех пор, пока не стал свидетелем того, как он излил свою жизнь и сущность в дракона, вырезанного из камня. Так Верити ожил в образе Дракона, и так были спасены Шесть Герцогств от набегов красных кораблей, приплывших с Внешних островов. Верити в обличье Дракона привел древних драконов Элдерлингов, и они очистили Шесть Герцогств от захватчиков. После всего случившегося я, будучи физически и душевно ранен, покинул двор и общество на пятнадцать лет. Я считал, что никогда туда не вернусь.
За эти годы я попытался написать историю Шести Герцогств и собственной жизни. Еще мне удалось получить и изучить множество письменных документов, посвященных самым разным предметам. Я занимался ими затем, чтобы узнать правду. Я стремился отыскать и соединить вместе фрагменты головоломки, которая объяснила бы, почему моя жизнь сложилась так, как она сложилась. Однако чем больше манускриптов я просматривал, чем больше мыслей поверял бумаге, тем упрямее истина от меня ускользала. Жизнь вдалеке от мира показала мне, что ни один человек не может узнать всей правды. Все, во что я когда-то поверил, то, как понимал свою деятельность, само время освещало по-иному. Ясные и четкие предметы погружались в тень, а детали, которые я считал мелкими и незначительными, оказывались важными и достойными пристального внимания.
Баррич, главный конюший, человек, вырастивший меня, однажды предупредил: "Когда отрезаешь от правды кусочки, чтобы окружающие не считали тебя дураком, в конце концов оказывается, что ты самый настоящий болван". На собственном опыте я убедился в том, что он был совершенно прав. Но даже если человек не старается сознательно утаить какие-то детали и на протяжении многих лет честно и без прикрас рассказывает о каком-нибудь событии, он вдруг может обнаружить, что лгал. Эта ложь возникает не намеренно, а потому что, когда он писал свою историю, он мог не знать каких-то фактов или не понимал важности незначительных происшествий. Вряд ли кому-нибудь понравится оказаться в таком положении, но человек, утверждающий, что с ним ничего подобного никогда не случалось, нагромождает одну ложь на другую.
Мои попытки написать историю Шести Герцогств основывались на устных свидетельствах и старых манускриптах, к которым я имел доступ. Я прекрасно понимал, что могу излагать факты, став жертвой заблуждений других людей. Но не подозревал, что рассказ о моей собственной жизни может страдать от точно таких же недостатков. Я обнаружил, что правда - это дерево, которое растет из опыта человека. Дитя видит желудь своей каждодневной жизни, взрослый смотрит на дуб.
Никто не может вернуться в детство. Но в жизни каждого человека возникают периоды, когда на короткое время к нему возвращается ощущение, что мир - это чудесное место, а сам он бессмертен. Когда ты юн, тебе кажется, что любую ошибку можно исправить. Шут вернул мне мой прежний оптимизм и веру в светлое будущее, и в те дни, что он провел с нами, даже волк вел себя как шаловливый щенок.
Шут нисколько не нарушил распорядок нашей жизни, и мне не пришлось к нему приспосабливаться. Он просто стал жить с нами, взяв на себя часть моей работы. Он всегда вставал раньше меня. Я просыпался и обнаруживал, что двери в мою комнату и кабинет, а часто и входная открыты. Лежа на кровати, я видел, что он сидит скрестив ноги, точно портной, на стуле у моего стола. Он успевал умыться и одеться, до того как я открывал глаза. На второй день он расстался со своим элегантным костюмом и теперь ходил в более практичных жилетках и штанах, а по вечерам надевал халат. Стоило мне проснуться, он сразу это чувствовал и поворачивался ко мне, прежде чем я успевал что-нибудь сказать. Шут всегда читал - свитки и документы, которые я с таким трудом добывал, или мои записи. Он чуть приподнимал одну бровь и аккуратно убирал записи туда, откуда взял. Если бы он захотел, он бы легко мог изучать мои труды так, что я бы об этом не узнал. Но Шут демонстрировал свое уважение, никогда не задавая мне вопросов по поводу того, что прочел. Мои личные мысли, которые я доверял бумаге, так и остались моими личными мыслями, и он не собирался их обсуждать.
Шут вошел в мою жизнь легко и без проблем, заполнив пустоту, о существовании которой я и не подозревал. Пока он со мной жил, я почти не скучал по Неду, только ужасно хотел показать его Шуту. Я знаю, что часто говорил о мальчике. Иногда Шут работал со мной в саду или помогал ремонтировать загон, построенный из камня и дерева. Когда нужно было сделать что-то, с чем легко справится один человек, например выкопать новые ямки для шестов, он сидел рядом и смотрел. В такие моменты мы болтали о простых, обыденных вещах, о работе, весело подтрунивали друг над другом, как два человека, выросших вместе. Если же я пытался заговорить о серьезных проблемах, он с шуточками отмахивался от моих вопросов. Мы по очереди садились на Малту, поскольку Шут хвастался, что она может взять любое препятствие, и, судя по тому, как она легко справлялась с импровизированными барьерами, расставленными тут и там на моем участке, он говорил правду. Маленькая лошадка, казалось, получала от наших упражнений не меньше удовольствия, чем мы.
Вечером, после ужина, мы иногда уходили на скалы, или спускались вниз, или после прилива бродили по берегу. В сумерках охотились вместе с волком на зайцев, а потом возвращались домой и разводили камин - больше для уюта, чем ради тепла. Шут привез с собой несколько бутылок абрикосового бренди. Голос у него оставался таким же приятным, как и прежде. По вечерам он пел, рассказывал разные истории, удивительные и забавные. Какие-то были его собственными приключениями, другие - легендами и сказками, услышанными им во время странствий. Жесты его изящных рук казались более живыми, чем движения кукол, которых он когда-то делал, а выразительная мимика помогала мне увидеть героев его повествований.
Только поздно вечером, когда догорал огонь и лицо Шута погружалось в тень, он начинал говорить о серьезных вещах. В первый день тихим голосом, смягченным бренди, он заметил:
- Ты можешь представить, как мне было трудно позволить Девушке-на-Драконе увезти меня и бросить тебя? Я заставил себя поверить, что с тобой все будет в порядке и ты останешься в живых. Моя вера в себя была подорвана, когда я улетел, а ты остался.
- Твоя вера в себя? - спросил я, сделав вид, что оскорблен. - А в меня ты совсем не верил?
Шут разложил на полу у камина постель Неда, и мы улеглись на ней, оставив свои кресла у огня. Волк, спрятав нос в лапах, дремал слева от меня, а Шут справа - опираясь на локти и положив подбородок на сложенные руки, он смотрел в огонь и болтал ногами.
В его глазах отразились веселые искорки догорающего очага.
- В тебя? Ну, скажем, для меня большим утешением было то, что рядом с тобой остался волк.
И он не ошибся, - заметил Ночной Волк.
Мне казалось, ты спишь.
Я пытаюсь.
Голос Шута звучал почти мечтательно, когда он продолжил:
- Ты пережил все катастрофы, которые я видел в твоем будущем. И потому я тебя оставил, заставив себя поверить, что впереди тебя ждет покой, может быть даже мир.
- Так и было - до определенной степени. - Я сделал вдох и чуть не рассказал ему, как стоял около умирающего Уилла, и о том, что, воспользовавшись Скиллом, через его сознание добрался до Регала и навязал принцу собственную волю. Но потом я медленно выдохнул - Шуту этого знать не нужно, а я не хотел заново переживать те страшные моменты. - Я обрел мир. Понемногу. По кусочку.
Я глупо ухмыльнулся самому себе - удивительно, как всякие мелочи кажутся забавными, когда немного выпьешь.
Неожиданно я начал рассказывать о том, как провел год в горах, как мы вернулись в долину с горячими ключами, и о том, как я построил маленький домик, чтобы провести зиму. В горных краях времена года сменяют друг друга очень быстро. Вот ты выглядываешь в окно и видишь, что листья на березах пожелтели, а за ночь ольха накинула на себя красное покрывало. Еще пара ночей - и в холодное голубое небо уже тянутся голые ветки. Вечнозеленые растения вспоминают о зиме, начинается снегопад - и весь мир кутается в белое, мягкое одеяло.
Я поведал Шуту о том, как мы с волком охотились, чтобы убить время. Мир и исцеление оказались самой хитроумной дичью, которой постоянно удавалось от меня ускользнуть. Мы жили совсем просто, как хищники, у которых нет никаких обязательств, кроме как по отношению друг к другу. Полное уединение стало самым лучшим лекарством от боли, истязавшей мои тело и душу. Такие раны никогда до конца не заживают, но я научился жить со шрамами, как Баррич, смирившийся со временем со своей искалеченной ногой. Мы охотились на зайцев и оленей. Я принял тот факт, что умер во всех смыслах этого слова.
Зимние ветра обдували наше скромное убежище, и я наконец смирился с тем, что Молли больше мне не принадлежит. Те зимние дни пролетали быстро, казались особенно короткими мгновения зимнего солнца, сияющего на белом снегу, а потом наступали сумерки и затягивали полог ночи своими синими, холодными пальцами. Я научился справляться с болью, утешаясь тем, что мою дочь вырастит Баррич, как когда-то и меня самого.
Я много сил тратил на то, чтобы избавиться от мыслей о Молли. Боль от того, что я обманул ее доверие, стала самым ярким самоцветом в ожерелье мучительных воспоминаний. Я всегда мечтал освободиться от своих обязательств, но когда лишился связывавших меня пут, испытал пронзительный ужас и тоску. Зимние дни сменялись холодными ночами, а я лежал без сна и думал о тех, кого потерял. Тех, кто знал о том, что я жив, можно было пересчитать по пальцам одной руки. Шут, королева Кетриккен, менестрель Старлинг и от них Чейд - четыре человека. Еще кое-кто меня видел - Хендс, главный конюший, и некто Таг Риверсон, но мы встречались с ними при таких обстоятельствах, что в их рассказы вряд ли кто-нибудь поверит.
Все остальные, включая тех, кто меня любил, считали, что я умер. И я не мог вернуться, чтобы они узнали, что это не так. Меня казнили за использование Уита. Я не мог рисковать и отдать себя в руки тех, кто ненавидит обладателей древней магии, чтобы они прикончили меня раз и навсегда. Но даже если с моего имени будет снято пятно, я не имел права возвращаться к Молли и Барричу, чтобы не разрушить наши жизни. Предположим, Молли смирится с моей магией и простит мне множество обманов, но ведь они с Барричем муж и жена. Отняв у Баррича Молли и моего ребенка, я его уничтожу. Смогу ли я построить свое счастье на его боли? А Молли?
- Я пытался утешаться тем, что они в безопасности и счастливы.
- Разве ты не мог при помощи Скилла убедиться в том, что это действительно так?
Комнату окутали тени, и Шут смотрел в огонь. Казалось, я рассказываю историю своей жизни самому себе.
- Я убеждал себя в том, что смирился с необходимостью оставить их в покое. Но на самом деле мне становилось худо от одной только мысли, что я могу стать свидетелем их счастья.
Я смотрел в огонь, рассказывая о тех днях, однако почувствовал, что Шут ко мне повернулся. Я не стал оглядываться, не хотел увидеть в его глазах жалость. Времена, когда я в ней нуждался, прошли.
- Я обрел мир, - сказал я ему. - Понемножку, медленно, но он снизошел на меня. Как-то раз утром мы с Ночным Волком возвращались с охоты, на которую отправились на рассвете. Нам повезло, мы поймали горного козла, которого зимний снег заставил спуститься вниз. Мы шли по крутому склону горы, выпотрошенная туша оказалась тяжелой, а пронзительный зимний ветер жалил лицо. Я увидел, как из трубы моего дома поднимается дымок, а за ним висит пар от горячих источников. На вершине последнего холма я остановился, чтобы передохнуть и немного размять затекшие мышцы.
Я помнил тот день так, словно это было вчера. Ночной Волк остановился около меня, а я спрятал подбородок, заросший густой бородой, в воротник плаща, смотрел вниз и думал о том, что теперь у нас есть много мяса, в нашем маленьком убежище тепло, зимнему холоду туда не пробраться и мы почти добрались до дома. Я устал и замерз, но был доволен. Закинув добычу на плечо, я сказал волку:
Мы почти дома.
Почти, - ответил он.
В нашей разделенной мысли я почувствовал смысл, которого не передадут никакие слова, сказанные человеком. Дом. Конечный пункт назначения. Место, которому мы принадлежим. Маленький, жалкий домик стал для меня всем. Я стоял и смотрел вниз и вдруг почувствовал, как внутри шевельнулось сомнение, напомнившее, что у меня есть обязательства.
Мне потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, чего не хватает. Прошла целая ночь, а я ни разу не вспомнил о Молли. Куда подевались моя тоска и ощущение потери? Что же я за человек, если забыл о боли и думал только об охоте? Самая настоящая пустышка - вот кто я такой. Я сознательно заставил себя подумать о людях и местах, которые когда-то считал своим ДОМОМ.
Когда я треплю зубами какую-нибудь дохлятину, чтобы вспомнить ее вкус, ты меня ругаешь.
Я повернулся к Ночному Волку, но он не смотрел мне в глаза. Он сидел на снегу, навострив уши в сторону нашего дома. Порыв холодного ветра взъерошил его густую шерсть, но до кожи не добрался.
Ты это о чем? - спросил я, хотя прекрасно понял, что он имел в виду.
Хватит нюхать старую тушу твоей прежней жизни, мой брат. Может быть, тебе и нравится все время страдать. Лично мне - нет. Уйти и оставить в покое кости не стыдно, Изменяющий. - Он наконец повернул голову и посмотрел на меня своими глубоко посаженными глазами. - И не слишком разумно постоянно себя мучить, день за днем. Ты ничего не должен этой боли. Поверь мне, ты не станешь хуже, если забудешь о ней.
Затем он встал, отряхнулся от снега и начал решительно спускаться по склону. Я медленно последовал за ним.
Наконец я взглянул на Шута. Он смотрел на меня, но в темноте я не смог понять выражения его глаз.
- Мне кажется, именно тогда я начал обретать мир. Впрочем, моей заслуги тут нет. Мне указал на него Ночной Волк. Может быть, другой человек понял бы все гораздо быстрее. Нужно оставить старую боль, постараться о ней забыть. Когда она зовет тебя - не отзывайся, не пускай ее назад.
- В том, чтобы оставить боль в прошлом, нет ничего постыдного. - Голос Шута мягко звучал в тускло освещенной комнате. - Иногда мир легче обрести, если не пытаться от него бежать. - Он слегка изменил положение в темноте. И тогда ты перестаешь лежать без сна по ночам, глядя в потолок и думая о ней.
- У меня не слишком хорошо получалось, - тихонько фыркнув, ответил я. Мне удалось лишь перестать сознательно бередить старые раны. Когда наконец наступило лето и мы двинулись в путь, у меня было ощущение, будто я оставляю позади сброшенную шкуру. - Я замолчал, и в комнате воцарилась тишина.
- Итак, ты покинул горы и вернулся в Бакк.
Шут знал, что я не стал бы возвращаться. Это была всего лишь невинная уловка, чтобы побудить меня продолжать рассказ.
- Не совсем так. Ночной Волк возражал, но я понимал, что не могу покинуть горы, пока снова не пройду по тем дорогам, по которым уже прошел один раз. Я вернулся на каменоломню, туда, где Верити вырезал своего дракона. Постоял немного, глядя на плоскую голую площадку, окруженную высокими стенами, тянущимися к холодному серому небу. Ничто не указывало на события, там происшедшие, - кругом только кучи мусора, мелкие осколки камней и старые инструменты. Я прошел через наш лагерь. Упавшие палатки и разбросанные повсюду вещи когда-то принадлежали нам, но большинство из них превратились в самый обычный хлам - мокрые грязные тряпки, истлевшие от непогоды и времени. Кое-что я прихватил с собой... мне удалось найти камешки для игры Кеттл, и я их взял. - Я перевел дыхание. - А потом я подошел к тому месту, где умер Кэррод. Его тело лежало так, как мы его оставили, кости и куски сгнившей ткани. Животные его не трогали. Знаешь, они не любят тех, кто владеет Скиллом.
- Знаю, - тихо сказал Шут, и мне показалось, что он стоит рядом со мной в заброшенной каменоломне.
- Я довольно долго стоял и смотрел на его кости, пытался вспомнить, каким Кэррод был, когда мы познакомились, - и не смог. Но, глядя на его останки, я словно получил подтверждение истинности случившегося. Так было, а теперь все закончено. Теперь я действительно мог уйти, оставив за спиной это место и происшедшие здесь события, зная, что они не последуют за мной.
Ночной Волк заскулил во сне. Я положил руку ему на бок, радуясь, что он рядом и я в любой момент могу прикоснуться к нему физически и своим сознанием. Он не одобрял моего желания вернуться в каменоломни. Ему не нравилось путешествовать по дороге Скилла, даже несмотря на то что моя способность сохранить ощущение самого себя и противостоять соблазнительному зову магии становилась все сильнее. Когда я заявил, что хочу еще раз побывать в Каменном Саду, он расстроился.
Я услышал, как Шут снова наполнил наши кружки бренди. Он молчал, предлагая мне продолжать.
- Драконы вернулись туда, где мы их впервые нашли. Я их посетил. Лес постепенно забирал их себе - повсюду высокая трава и вьющиеся растения. Они были так же незабываемо прекрасны, как в тот миг, когда мы увидели их в первый раз. И так же неподвижны.
Они пробили бреши в могучих кронах деревьев, когда восстали ото сна, чтобы сразиться за Бакк. Их возвращение тоже не отличалось деликатностью, и теперь с неба на землю, сквозь густую зелень, проливались солнечные лучи, которые словно позолотили драконов. Я ходил между ними и, как и прежде, почувствовал призрачный зов Уита, который исходил от спящих статуй. Я нашел рогатого дракона короля Вайздома и даже осмелился прикоснуться к его плечу голой рукой, но ощутил лишь холодную чешую. Они все были там: вепрь-дракон, крылатый кот... иными словами, самые разные существа, вырезанные из камня Элдерлингами и обладателями Скилла.
- Я видел Девушку-на-Драконе. - Я улыбнулся огню в камине. - Она крепко спит. Только теперь она немного изменила положение - тянется вперед и с любовью обнимает за шею своего дракона.
К ней я не решился прикоснуться, потому что еще не забыл, как она набрасывалась на воспоминания, которыми я с ней делился. Может быть, я боялся получить назад то, что добровольно ей вручил. В общем, я осторожно, стараясь не шуметь, прошел мимо нее, а вот Ночной Волк ощерился, шерсть у него на загривке встала дыбом - он миновал Девушку так, словно вышел на охоту. Волк знал, кого я искал.
- Верити, - едва слышно проговорил Шут, словно подтверждая мою невысказанную мысль.
- Да, Верити, - не стал спорить я. - Моего короля. - Я вздохнул и продолжил рассказ.
Я его нашел. Когда я увидел зеленоватую шкуру Верити, испещренную пятнами солнечного света, Ночной Волк сел и аккуратно уложил хвост вокруг лап. Он не хотел подходить слишком близко. Я почувствовал, как смолкли его мысли - он оставил меня наедине с самим собой. Я медленно приблизился к Верити-Дракону, чувствуя, как оглушительно стучит в груди сердце. В теле, вырубленном из Скилла и камня, спал мой король. Ради него я принял такую страшную боль, что шрамы от этих ран - телесных и душевных - останутся со мной до конца жизни. Я шел и чувствовал, что по щекам текут слезы. Как же мне хотелось услышать его такой знакомый голос.
"Верити", - хрипло позвал я. Моя душа тянулась к нему, словами, Уитом, Скиллом - я искал своего короля. Мне не удалось его найти. Тогда я положил ладони на холодные плечи, прижался к нему лбом и снова, не в силах думать ни о чем другом, к нему потянулся. Я его почувствовал, но на самом деле это уже был не он, лишь едва знакомое присутствие. Точно так же можно поймать солнечный свет, подставив ему руки. "Верити, прошу вас", - умолял я и снова попытался с ним связаться, воспользовавшись всем Скиллом, что имелся в моем распоряжении.
Придя в себя, я обнаружил, что лежу на земле рядом с драконом. Ночной Волк не сдвинулся с места, продолжая нести вахту. "Он ушел", - сказал я ему то, что он знал и без меня. "Верити ушел".
А потом я спрятал голову в коленях и зарыдал, оплакивая своего короля безутешнее, чем в тот день, когда он стал драконом.
Я замолчал и откашлялся. Выпил немного бренди, потом поставил кружку и увидел, что Шут смотрит на меня. Он подвинулся ко мне поближе, чтобы лучше слышать мой рассказ, и огонь камина позолотил его кожу, но не открыл мне его мысли.
- Думаю, именно в тот миг я понял, что моя прошлая жизнь сгорела дотла. Если бы Верити сохранил какую-нибудь форму, до которой я мог бы дотянуться, если бы он продолжал существовать и оставался звеном, связующим меня со Скиллом, тогда часть меня захотела бы остаться Фитцем Чивэлом Видящим. Но его не было. Конец моего короля означал и мой конец. Когда я встал и вышел из Каменного Сада, я понял, что наконец получил то, о чем всегда мечтал: возможность самостоятельно решать, кто я такой и как буду жить дальше. Теперь только я сам мог принимать за себя решения.
Почти, - вмешался волк. Я не обратил на него внимания и сказал Шуту:
- Прежде чем мы покинули горы, я задержался еще в одном месте. Ты наверняка его помнишь. Столб, у которого нас с тобой посетило видение.
Он молча кивнул, и я продолжил свой рассказ.
Когда мы подошли к месту, где на перекрестке стоял высокий Скилл-камень, я замер, не в силах справиться с искушением. Меня захлестнули воспоминания. Впервые я сюда пришел со Старлинг, Кеттл, Шутом и королевой Кетриккен в поисках короля Верити. Здесь мы остановились, и на меня накатило видение многолюдного рынка, выстроенного на месте роскошного зеленого леса. Шут сидел на верхушке каменного столба, а рядом стояла похожая на него женщина, с белой кожей и почти бесцветными глазами. В этом ином месте и времени ее короновали деревянной диадемой, украшенной резными петушиными головами и хвостовыми перьями. Ее диковинный вид и Шут рядом с ней привлекли внимание толпы. Картинка возникла в моем сознании всего на одно короткое мгновение, словно мне удалось на минутку заглянуть в окно, ведущее в другой мир. Затем все исчезло, и потрясенный Шут свалился со столба. Я знал, что он разделил со мной мое видение иного мира и иного времени.
Именно загадочность этого места заставила меня сюда вернуться. Черный монолит, возвышавшийся над кругом камней, стоял, неподвластный мхам и лишайникам, письмена, вырезанные на гладкой поверхности, звали меня в неизведанные земли. Теперь я знал, что передо мной были одни из Врат Скилла. Я медленно обошел камень, узнавая руны, которые могли вернуть меня в каменоломни. А другие помогут найти покинутый город Элдерлингов. Не думая о том, что делаю, я провел пальцем по одной из рун.
Несмотря на свои размеры, Ночной Волк может двигаться очень быстро и почти бесшумно. Он схватил мое запястье зубами и встал между мной и обелиском. Я упал вместе с ним, чтобы он не разорвал мне руку. В конце концов оказалось, что я лежу на земле, а он стоит надо мной, не выпуская из зубов моего запястья.
Ты этого не сделаешь.
- Я хотел только потрогать камень и не собирался его использовать.
Этим штукам нельзя доверять. Я побывал во мраке, который царит внутри камня. Если мне придется снова за тобой туда последовать, чтобы защитить твою жизнь, ты знаешь, что меня ничто не остановит. Но не проси меня идти туда ради удовлетворения твоего щенячьего любопытства.
Ты не против, если я ненадолго схожу в город один?
Один? Настоящего "один" для нас с тобой больше не существует.
Я же тебя отпустил, чтобы ты пожил немного в волчьей стае.
Ты прекрасно знаешь, что это не одно и то же.
Я знал. Он выпустил мое запястье, я встал и отряхнул грязь с одежды. Мы больше не говорили о случившемся. Это одно из достоинств Уита. Нет никакой необходимости в долгих и тяжелых объяснениях, чтобы убедиться, что твой собеседник тебя понимает. Однажды, много лет назад, волк оставил меня, чтобы побыть немного со своими сородичами. Когда он вернулся, я без слов понял, что со мной ему лучше, чем с ними. За прошедшие с тех пор годы мы стали еще ближе друг другу. Он однажды совершенно справедливо заметил, что я не совсем человек, а он - не вполне волк. И мы больше не являемся самостоятельными существами. Получалось, что это не он возражал против моего решения, а я спорил с самим собой, пытаясь разобраться, стоит ли мне так поступать. Однако во время нашей короткой перепалки мы оба осознали вещи, о которых не думали.
- Наша связь с годами становилась все глубже и сложнее. И ни один из нас не знал, как с этим поступать.
Волк поднял голову и посмотрел мне в глаза. Мы обменялись своими сомнениями, но он предоставил мне самому принимать решение.
Рассказать ли Шуту о том, куда мы отправились дальше и что узнали? Принадлежит ли то, чему я научился среди людей Древней Крови, только мне? Тайны, которые я хранил, оберегали многие жизни. Лично я был готов доверчиво вручить Шуту свою. Но имею ли я право делить с ним секреты, принадлежащие не только мне?
Не знаю, как понял Шут мои колебания. Думаю, он догадался, что я не могу принять решение.
- Ты прав, - быстро сказал он, поднес кружку к губам и допил бренди.
Затем он поставил кружку на пол и помахал изящной рукой. Тонкая кисть замерла в воздухе, указательный палец вытянут - жест, который я так хорошо знал. Шут словно говорил мне: "Подожди".
Как будто подчиняясь воле кукольника, дергающего за веревочки, он легко поднялся на ноги и, хотя в комнате царил полумрак, уверенно нашел свою сумку. Я слышал, как он ищет в ней что-то. Прошло всего несколько минут, он вернулся к камину с холщовым мешком в руках и уселся рядом со мной, словно собирался открыть мне тайны, настолько личные, что их даже темноте нельзя доверить. Мешок, лежащий у него на коленях, был старым и грязным. Шут развязал веревку и вынул что-то завернутое в кусок красивой ткани. Я вскрикнул от неожиданности, когда он ее развернул. Мне еще ни разу не приходилось видеть такой шелковистой материи, такого изысканного рисунка и таких ярких красок. Даже в тусклом свете затухающего огня красный и желтый цвета сияли, словно наделенные собственным светом. С такой тканью в руках можно заручиться расположением любого лорда.
Однако Шут хотел показать мне вовсе не чудесную материю. Он принялся разворачивать сверток, не обращая внимания на то, что ткань падает на пол. Я, затаив дыхание, потянулся к нему, стараясь рассмотреть чудо, которое таилось внутри. И вот ткань соскользнула, и я озадаченно уставился на то, что она скрывала, не веря собственным глазам.
- Я думал, она мне привиделась.
- Она тебе привиделась. И мне тоже.
Деревянная корона у него в руках была очень старой. Куда-то исчезли украшавшие ее перья и потускнели краски. Я смотрел на простую диадему, искусно вырезанную из дерева и потрясающе красивую.
- Ты приказал ее сделать? - спросил я.
- Я ее нашел, - ответил Шут, вздохнув, а потом добавил дрожащим голосом: - Или она меня нашла.
Я ждал, когда он скажет что-нибудь еще, но он молчал. Тогда я протянул руку, чтобы потрогать корону, и Шут чуть отодвинулся от меня, как будто не хотел ее отдавать. Но уже в следующее мгновение он сдался и протянул ее мне. Взяв в руки диадему, я понял, что, поделившись со мною своей тайной, Шут дарит мне огромную часть себя. Я вертел в руках древний артефакт, видел следы краски на резных петушиных головах. В двух из них сохранились драгоценные камни, заменявшие глаза. Отверстия, идущие по краю диадемы, указывали на места, где когда-то были перья. Я не смог понять, из какого дерева она вырезана. Легкое, но очень прочное, казалось, оно что-то нашептывает моим пальцам, делится секретами на языке, которого я не знал.
Я протянул Шуту диадему.
- Надень, - тихо сказал я.
Он взял корону, и я видел, как он с трудом сглотнул.
- Ты уверен? - едва слышно спросил он меня. - Должен признаться, я ее уже надевал. Ничего не произошло. Но мы здесь оба - Белый Пророк и Изменяющий... Фитц, вполне возможно, что мы имеем дело с магией, которой не понимаем. Я столько раз копался в памяти, пытаясь отыскать хоть какой-то след, но ни в одном из известных мне пророчеств не говорится о короне. Я не имею ни малейшего представления о том, что она означает, да и означает ли вообще что-нибудь. Ты помнишь свое видение обо мне; у меня остались лишь смутные воспоминания, словно передо мной мелькнула легкая бабочка, слишком хрупкая, чтобы пытаться ее поймать, но прекрасная в своем полете.
Я промолчал. Шут держал перед собой корону. Мы оба колебались, любопытство сражалось с осторожностью. А потом медленная беззаботная улыбка расцвела на его лице. Точно так же он улыбался в ту ночь, когда положил свои исполненные Скилла руки на тело Девушки-на-Драконе, вырезанной из камня. Вспомнив страдания, которые мы, сами того не желая, причинили, я вдруг испугался. Но прежде чем я успел что-либо сказать, Шут поднял корону и надел ее на голову. Я затаил дыхание.
Ничего не произошло.
Я смотрел на него, испытывая одновременно разочарование и облегчение. Несколько секунд между нами висела тишина, а потом Шут захихикал, и мы оба громко расхохотались. Напряжение отпустило, и мы смеялись, пока по щекам у нас не потекли слезы. Когда мы немного успокоились, я посмотрел на Шута, так и не снявшего деревянную корону, так и оставшегося моим другом, каким он всегда для меня был. Он вытер слезы.
- Знаешь, в прошлом месяце в схватке с лаской мой петух потерял почти все свои перья. Нед их собрал. Может, вставим их в корону?
Шут снял диадему и с деланным огорчением повертел ее в руках.
- Давай завтра. Может, мне удастся стащить кое-какие из твоих чернил и восстановить краски. Ты их помнишь?
- Думаю, ты и без меня справишься, Шут, - пожав плечами, сказал я. - У тебя всегда был дар к подобным вещам.
Он с преувеличенной серьезностью склонил голову, признавая мой комплимент. Подобрав ткань с пола, Шут принялся заворачивать корону. Огонь в камине совсем погас, остались лишь мерцающие в темноте угли, которые отбрасывали на нас красноватые отсветы. Я долго смотрел на своего друга, представляя себе, что цвет его кожи не изменился, и передо мной прежний Шут из моего детства, и значит, я так же молод, как и он. Он оглянулся, увидел, что я не свожу с него глаз, и его лицо ожило диковинным образом, стало таким напряженным, что я не выдержал и отвернулся. Через мгновение он заговорил:
- Итак, после гор ты отправился...
Я взял кружку с бренди и обнаружил, что она пуста. Мне стало интересно, сколько я уже выпил, а потом решил, что для одного вечера достаточно.
- Завтра, Шут. Завтра. Дай мне хорошенько выспаться и решить, как лучше рассказать тебе о том, что произошло дальше.
Неожиданно его изящные пальцы сомкнулись вокруг моего запястья как и всегда, они были холодными.
- Подумай, Фитц. Но не забывай... - Казалось, он не знает, как лучше сказать то, что собирался. Он заглянул мне в глаза, и в его тихом голосе послышалась мольба. - Расскажи мне все, что сможешь, в подробностях, я ведь никогда не знаю, что мне необходимо услышать, пока не услышу это.
И снова его взволнованный взгляд проник мне в душу, вывел из равновесия.
- Загадки. - фыркнул я, изо всех сил стараясь, чтобы голос звучал легко и непринужденно, но получилось, что я лишь подтвердил слова Шута.
- Загадки, - согласился он. - Загадки, ответами на которые можем стать мы с тобой, если только сумеем узнать вопросы. - Он посмотрел на свои пальцы, сжимающие мое запястье, и разжал их. Потом грациозно, словно кошка, поднялся на ноги и потянулся, как будто пытаясь поставить на место все свои косточки и суставы, чтобы снова стать целостным. - Иди в постель, Фитц, сказал он мне, точно ребенку. - Отдыхай, пока можешь. Я хочу еще немного подумать, а бренди ударило мне в голову.
- Мне тоже, - признался я, и Шут протянул мне руку, за которую я с благодарностью ухватился. Он легко поставил меня на ноги, я покачнулся, он подался вперед вслед за мной, схватил за локоть и помог сохранить равновесие. - Потанцуем? - предложил я, заикаясь.
- А мы и так танцуем, - с серьезным видом ответил Шут. Словно прощаясь с партнершей по танцу, он низко склонился над моей рукой, но я ее вырвал. Надеюсь, я тебе приснюсь, - мелодраматичным тоном заявил он.
- Спокойной ночи, - ответил я, стоически не поддавшись на его подтрунивание.
Я направился к своей кровати, и волк с тихим стоном последовал за мной. Он редко спал дальше чем на расстоянии вытянутой руки от меня. Я сбросил одежду на пол, натянул ночную рубашку и повалился на кровать. Волк уже выбрал себе местечко на холодном полу неподалеку. Я закрыл глаза и, опустив руку, погладил его густую шерсть.
- Приятных тебе снов, Фитц, - проговорил Шут, и я открыл глаза. Он уселся в свое кресло у погасшего камина и, улыбаясь, смотрел на меня. - Я тебя покараулю, - с важным видом заявил он.
Я покачал головой и помахал ему рукой, а потом меня поглотил сон.
VII
СЕРДЦЕ ВОЛКА
Существует ошибочное представление, что Уит - это дар, которым обладает человек и который может передать животному. Почти во всех историях об Уите рассказывается о том, как человек, служащий злу, использует свою власть над животными или птицами, чтобы причинить вред своим соседям-людям. Во многих из них такого мага ждет справедливое наказание - его слуги из мира зверей выступают против него, и он в конце концов становится таким же, как они, и тогда те, кого он обидел, могут ему отомстить.
На самом деле Уитом обладают как люди, так и звери. Не все люди в состоянии создать особую связь с животным, которая и является сутью Уита. Так и не все животные могут реагировать и поддерживать эту связь. А из тех, кто наделен такой способностью, далеко не все хотят иметь дело с людьми. Чтобы связь сформировалась, нужно обоюдное согласие партнеров, которые становятся равными друг другу. В семьях, владеющих Уитом, когда младший ребенок достигает совершеннолетия, его отправляют на поиски спутника. Дело не в том, что он должен выбрать себе подходящее животное, а потом подчинить его своей воле. Скорее, найти существо с похожим сознанием среди домашних или диких животных, готовое установить с ним связь на основе Уита. Иными словами, зверь должен быть не в меньшей степени, чем человек, одарен особыми способностями. И хотя человек, наделенный Уитом, в состоянии общаться практически со всеми животными, связь сформируется, только если зверь обладает необходимыми способностями и хочет этого.
Однако в любых взаимоотношениях есть место насилию. Так муж иногда бьет жену, а та унижает его своим неуважением. Человек может доминировать над своим партнером по Уиту. Возможно, чаще всего встречается вариант, в котором человек выбирает животное, когда оно еще слишком мало, чтобы понимать значимость решения, принимаемого на всю жизнь. Гораздо реже возникают ситуации, когда животные сопротивляются или диктуют свою волю людям. Среди представителей Древней Крови известна баллада о Скитальце Грейсоне, который оказался настолько глуп, что связал свою жизнь с диким гусаком и до конца своих дней жил по законам птиц.
Баджерлок. "Сказания Древней Крови"
Утро третьего дня, проведенного мной с Шутом, наступило слишком рано и показалось мне неприятно ярким и солнечным. Мой друг проснулся раньше меня, и мне не удалось заметить в нем никаких последствий выпитого накануне бренди. Было ясно, что день будет жарким, поэтому Шут развел совсем небольшой огонь, чтобы приготовить на завтрак кашу. Я выпустил кур, отвел пони и лошадь Шута на склон холма, выходящий на море. Пони я отпустил, а Малту привязал - на всякий случай. Она наградила меня укоризненным взглядом, но вскоре принялась щипать траву с таким видом, будто ни о чем другом и не мечтала. Я постоял немного, разглядывая спокойное море, которое в лучах утреннего солнца походило на гладкую металлическую пластину. Налетел легкий бриз и взъерошил мои волосы, и мне показалось, что кто-то произнес слова, а я их повторил: "Пришло время менять".
Время перемен, - эхом повторил волк вслед за мной.
Не совсем то, что сказал я, но у меня возникло ощущение, что так будет вернее. Я потянулся, расправил плечи и предоставил ветру унести мою головную боль. Потом я посмотрел на свои руки - покрытые мозолями, грубые руки крестьянина, в темных несмываемых пятнах от земли, обветренные непогодой. Почесав заросшее щетиной лицо, я вдруг сообразил, что не брился уже несколько дней. Моя одежда, чистая и удобная, кое-где залатанная, могла многое рассказать о том, как я провожу свои дни. Все, что казалось мне удобным и установившимся всего несколько мгновений назад, стало представляться нарядом, специально предназначенным для того, чтобы защищать меня в годы покоя. Мне вдруг отчаянно захотелось вырваться из этой жизни и снова стать не тем Фитцем, которым я был, а каким мог быть, если бы не умер для всего света. Неожиданно меня пробрала дрожь, и я вспомнил одно утро из своего детства, когда я стоял и наблюдал за тем, как гусеница превращается в бабочку, чтобы познать мир. Неужели покой и прозрачность моей жизни, окружавшие и защищавшие меня, вдруг начали меня душить, пробуждая мечты о свободе?
Я сделал глубокий вдох, задержал дыхание и выдохнул, надеясь, что тревоги рассеются, и часть их действительно отступила, но не все. Время перемен, как сказал волк.
- Ну, и во что же мы превратимся?
Ты? Понятия не имею. Я знаю только, что ты меняешься, и иногда меня это пугает. Что касается меня, все гораздо проще. Я старею.
- Я тоже, - посмотрев на волка, сказал я.
Нет. Ты, в отличие от меня, не стареешь, ты взрослеешь. И мы оба это понимаем.
Я знал, что он прав.
- И что с того? - с вызовом спросил я, пытаясь скрыть смущение.
Мы подходим ко времени, когда придется принимать решение. Мы не должны дожидаться момента, когда обстоятельства нас вынудят делать то, что мы делать не хотим. Я считаю, ты должен рассказать Шуту о том, как мы жили среди людей Древней Крови. Не потому, что он сможет или станет за нас решать, просто мы оба думаем лучше, когда делим с ним наши мысли.
Очень сложное рассуждение для волка, такие доводы мог бы привести человек или часть меня, которая бегает по лесу на четырех лапах. Я опустился рядом с волком на одно колено и обнял его за шею обеими руками. Я и сам не знал, чего испугался, но я прижал его к себе, словно мог вобрать в свое существо и оставить там навсегда. Он несколько секунд терпел, потом опустил голову, высвободился из моих рук и отбежал на пару шагов. Ночной Волк встряхнулся, словно хотел привести в порядок примятую мной шерсть, и уставился на море, как будто изучал новую территорию, где собирался охотиться. Я вздохнул.
- Хорошо, я ему расскажу. Сегодня, - пообещал я.
Волк оглянулся на меня через плечо, потом опустил к земле нос и выставил вперед уши. В его глазах загорелись озорные искорки.
Я знаю, что расскажешь, мой брат. Не бойся.
Затем он грациозно сорвался с места, словно снова стал щенком, и, мелькнув серым хвостом, исчез среди кустов, которыми порос склон холма. Мне не удалось его разглядеть, так хитро он от меня спрятался, но мои мысли, как и всегда, последовали за ним. Я сказал себе, что мое сердце всегда сможет его отыскать, всегда найдет место, где мы будем вместе. Я послал ему эту мысль, но он мне не ответил.
Тогда я вернулся к дому, собрал яйца в курятнике и отнес в хижину. Шут испек их в углях, а я заварил чай. Мы решили позавтракать на крыльце, под синим небом. Ветер с моря не добирался до моей крошечной тихой долины, и листья неподвижно повисли на деревьях. Стояла тишина, только куры, кудахча, возились на пыльном дворе. Я понял, что молчу слишком долго, когда Шут вдруг сказал, показав ложкой на могучие деревья:
- Хорошо здесь. Река, лес, неподалеку море и скалы. Теперь я понимаю, почему ты предпочел это место Баккипу.
Он всегда обладал непостижимым для меня умением переворачивать мои мысли с ног на голову.
- Я не уверен, что у меня был выбор, - задумчиво проговорил я. - Мне не пришлось сравнивать, а потом выбирать, где я буду жить. Первую зиму я провел здесь, потому что мы попали в страшную бурю и попытались спрятаться среди деревьев. Тогда-то мы и увидели старый след от телеги. Он привел нас к заброшенному дому - к этой хижине, - и мы вошли внутрь. - Я пожал плечами. И с тех пор его не покидали.
- Получается, что, имея возможность выбрать любое место в мире, ты совсем ничего не выбирал, - искоса посмотрев на меня, заявил Шут. - Просто в один прекрасный день решил, что с тебя довольно скитаний по дорогам.
- Наверное. - Я с трудом выговорил следующие слова, потому что, как мне казалось, они не имели никакого отношения к нашему разговору: - Кузница находится чуть дальше по дороге.
- Ты остался из-за нее?
- Не думаю. Я там побывал, посмотрел на развалины, вспомнил те страшные события. Там сейчас никто не живет. Обычно из мест вроде этого люди уносят все, что можно унести. В Кузнице не так.
- С Кузницей связано слишком много тяжелых воспоминаний, - заметил Шут. - Здесь все началось, но люди запомнили те события и дали имя этой деревушки тому, что произошло потом. Интересно, сколько всего человек было "перековано"?
Мне стало не по себе, я смущенно поерзал на своем месте, а потом встал и взял у Шута пустую миску. Даже сейчас я не хотел вспоминать о тех страшных временах. Красные корабли грабили наше побережье несколько лет. Но только когда они начали отнимать у жителей Шести Герцогств человеческий облик, мы поднялись, чтобы противостоять набегам. Первой их жертвой стало селение под названием Кузница, из которого пираты увели часть людей, а потом вернули их, превратив в бездушных чудовищ. Одно время я выслеживал и убивал "перекованных" - такое задание дал мне король как наемному убийце, состоящему у него на службе. Но с тех пор прошли годы, сказал я себе. Тот Фитц умер.
- Это было давно, - напомнил я Шуту. - Все закончилось.
- Кое-кто так и говорит. Другие же с ними не согласны. Они не могут избавиться от ненависти к жителям Внешних островов и заявляют, что драконы, которые прилетели на выручку Шести Герцогствам, поступили с ними слишком мягко. Многие, разумеется, считают, что мы должны оставить ту войну в прошлом, поскольку история отношений Шести Герцогств и Внешних островов изобилует вооруженными конфликтами. По пути сюда я остановился в одной таверне и слышал разговоры о том, что королева Кетриккен пытается заключить с островитянами мирный и торговый договор. Кажется, она собирается женить принца Дьютифула на нарческе с Внешних островов, чтобы скрепить договор, который она им предложила.
- На нарческе?
Шут чуть приподнял брови и пояснил:
- Кажется, это что-то вроде принцессы. Или по меньшей мере дочь могущественного лорда.
- Понятно. - Я попытался скрыть от него, как сильно меня обеспокоила эта новость. - Дипломатические отношения закрепляются подобным образом не в первый раз. Вспомни, как Кетриккен стала женой Верити. Их брак был заключен, чтобы заручиться поддержкой Горного Королевства. Но в конце концов все сложилось как нельзя лучше.
- Да уж, - не стал спорить со мной Шут, но его тон заставил меня задуматься.
Я отнес в дом наши миски и помыл их. Мне было интересно, как относится Дьютифул к тому, что его используют для закрепления договора, затем я отбросил эти мысли. Кетриккен наверняка вырастила сына по законам Горного Королевства, внедрив в его сознание, что правитель должен быть слугой своих подданных. Дьютифул выполнит свой долг, сказал я себе. Вне всякого сомнения, он без возражений примет решение матери, ведь именно так когда-то Кетриккен стала женой Верити. Я заметил, что бочка для воды наполовину опустела. Шут всегда был чистюлей, и ему требовалось в три раза больше воды, чем любому другому человеку. Я взял два ведра и вышел на улицу.
- Я схожу за водой.
Шут вскочил на ноги.
- Я с тобой.
Он шел за мной по расцвеченной солнечными пятнами тропе к ручью, где я вырыл и обложил камнями небольшой участок, чтобы было удобнее доставать ведрами воду. Шут тут же принялся мыть руки, а потом напился свежей холодной воды. Пригладив волосы, он быстро огляделся по сторонам.
- А где Ночной Волк?
Я выпрямился, держа в руках ведра.
- Ну, он любит иногда побегать в одиночестве. Он...
Неожиданно меня пронзила нестерпимая боль, я выронил наполненные до краев ведра и схватился за горло, не сразу сообразив, что эта боль не моя. Шут встретился со мной глазами, и его золотистая кожа вдруг стала землистого цвета. Думаю, он почувствовал мой страх. Я потянулся к Ночному Волку, нашел его и сорвался с места.
Я продирался сквозь лес, не обращая внимания на кусты, которые цеплялись за мою одежду, пытаясь остановить. Волк задыхался; его мучительные попытки сделать вдох болью отзывались в моем теле. Я изо всех сил старался не подпускать к себе его страх, чтобы ужас не поглотил меня. На бегу я вытащил нож, приготовившись сразиться с напавшим на него врагом. Но когда я вылетел на небольшую поляну около пруда, в котором жили бобры, я увидел, что он на берегу один. Ночной Волк цеплялся лапой за широко раскрытую пасть. На каменистом берегу рядом с ним лежала половина большой рыбы. Он метался кругами, тряс головой, пытаясь избавиться от того, что его душило.
Я бросился на колени около него.
- Не мешай мне! - попросил я Ночного Волка, но он меня не слышал.
Его мысли окутывал алый страх. Я попытался обхватить его рукой, чтобы успокоить, но он шарахнулся от меня в сторону. Потом начал отчаянно трясти головой, но то, что застряло у него в глотке, не желало выходить. Я бросился к нему и прижал к земле, навалившись всем телом, - и спас ему жизнь. Мое тело сдавило ему грудь, и кусок рыбы выскочил из глотки в пасть. Не обращая внимания на зубы, я засунул руку и, вытащив его, отбросил подальше от нас. Волк сделал глубокий вдох, и я встал, а за мной и он с трудом поднялся с земли. Я вдруг понял, что едва держусь на ногах.
- Рыбой подавился! - возмущенно вскричал я. - Мне следовало догадаться! В следующий раз не будешь заглатывать большие куски.
Я глубоко вздохнул, чувствуя, как меня охватывает облегчение. Однако моя радость оказалась преждевременной. Волк сделал два неуверенных шага и повалился на землю. Он больше не задыхался, но я чувствовал, что ему очень больно.
- Что? Что с ним случилось? - спросил стоявший у меня за спиной Шут.
Я даже не знал, что он последовал за мной. Впрочем, сейчас у меня не было на него времени. Я подошел к Ночному Волку и положил ему на голову руку, чувствуя, как прикосновение сделало нашу связь еще теснее. Его терзала такая страшная боль, засевшая где-то в груди, что он даже не мог дышать. Сердце неровно, мучительно билось в груди. Я видел, что у него закатились глаза, язык вывалился из пасти.
- Ночной Волк! Брат мой! - выкрикнул я, хотя и знал, что он почти наверняка не слышит. Я потянулся к нему, пытаясь отдать ему свою силу, и почувствовал невероятную вещь. Он пытался от меня уйти, из последних сил стараясь разорвать нашу связь. Он скрывал от меня свои мысли, а я ощущал, как он проваливается в серый сумрак, в который я не мог проникнуть.
Это было невыносимо.
- Нет! - взревел я и попытался прорваться к нему.
Я понял, что барьер не поддается моему Уиту, и тогда набросился на него Скиллом, ни о чем не думая и прибегнув к помощи магии, которой обладал, всей, какую только мог призвать на помощь. И я добрался до волка. Неожиданно я почувствовал, что снова стал с ним единым целым, а мое сознание соединилось с его, как никогда раньше. Тело волка стало принадлежать мне.
Давным-давно, когда Регал убил меня, я бежал из собственного избитого тела и спрятался внутри Ночного Волка. Я поселился в нем, слышал его мысли, видел мир его глазами, стал чем-то вроде пассажира в его жизни. Потом Баррич и Чейд вызвали нас обоих к моей могиле и вернули меня в мое собственное тело.
Сейчас все было иначе. Сейчас я подчинил себе его тело, и мои человеческие чувства и ощущения взяли над ним верх. Я заставил его успокоиться, не обращая внимания на возмущение, которое он испытал. Так нужно, сказал я ему. Если я этого не сделаю, он умрет. Он перестал сопротивляться, но не сдался, как будто отказался от того, что я у него забрал. Ладно, беспокоиться о его обидах будем потом, решил я. Сейчас меня меньше всего волновали его чувства.
Оказавшись в его теле, я испытал очень необычные ощущения, словно надел чужую одежду. Я чувствовал каждую клеточку его существа, от когтей до кончика хвоста, мой высунутый язык улавливал самые разные ароматы дня, запах пота Фитца, моего собственного, а еще я смутно видел, что Шут опустился на колени рядом с телом и трясет его, но мне было не до этого. Я обнаружил источник боли. Она сосредоточилась в моем дрожащем сердце. Я заставил волка успокоиться, и это ему немного помогло, но неровный, словно хромающий, ритм биений его сердца говорил о том, что с ним произошло что-то страшное.
Заглядывать в подпол совсем не то же самое, что спуститься вниз и посмотреть по сторонам. Не слишком удачное сравнение, но лучшего мне не придумать. Сначала я просто чувствовал сердце волка, а потом вдруг стал им. Я и сам не знаю, как мне это удалось. Мне казалось, будто я в отчаянии бьюсь в закрытую дверь, понимая, что мое спасение лежит по другую сторону, - и неожиданно она поддалась. Я превратился в сердце Ночного Волка, которому известно, какую работу оно выполняет, а также что ему мешает ее выполнять. Мышца истончилась и износилась с возрастом. В роли сердца я постарался успокоиться и осторожно попытался биться ровнее. Когда мне это удалось, боль немного отступила, и я принялся за дело.
Ночной Волк спрятался в самом дальнем углу нашего общего сознания. Ну и пусть злится, подумал я и сосредоточился на том, что собирался сделать. С чем можно сравнить мои дальнейшие действия? Плетение? Строительство кирпичной стены? Скорее, что-то вроде штопки рваного носка. Я почувствовал, что построил, точнее, восстановил разрушенное. Но это сделал не я, Фитц, просто получилось так, словно я, став частью тела моего волка, помог ему вспомнить забытые движения старого танца. С моей помощью оно справилось со своей задачей быстрее. Вот и все, сказал я себе с некоторой тревогой, поскольку знал, что кто-то должен будет заплатить за вмешательство в работу тела.
Сообразив, что дело сделано, я отступил. Я перестал быть "сердцем", но с гордостью чувствовал, что оно снова бьется ровно и уверенно. И вдруг мне стало страшно. Я находился в чужом теле и не знал, что происходило с моим собственным, пока я занимался Ночным Волком. Я не имел ни малейшего представления о том, сколько прошло времени. Не в силах скрыть свои сомнения, я потянулся к Ночному Волку, но он отказался идти на контакт.
Я сделал это, чтобы помочь, - запротестовал я.
Он продолжал хранить молчание, и я не слишком ясно читал его мысли, но свои чувства он от меня не скрывал. Волк был возмущен и оскорблен моими действиями, как никогда прежде.
Ну и отлично, - ледяным тоном заявил я. - Делай что хочешь.
И я ушел.
Точнее, я попытался уйти. Неожиданно у меня возникло ощущение, будто я заблудился в лабиринте. Я знал, что должен куда-то идти, но понятия "идти" и "куда-то" вдруг показались мне чужими и бессмысленными. Отдаленно это напоминало ощущение, которое я испытал, когда на меня без предупреждения нахлынул поток Скилла. Могущественная, полноводная река магии может разорвать неподготовленного человека на части или утопить его в водах сознания и лишить собственного "я". Сейчас меня никто не рвал на части и не пытался утопить, я стал похож на спутанный клубок из самого себя и, точно воздушный пузырь, болтался на поверхности, не зная, где бросить якорь, если не считать тела волка. Я слышал, как Шут зовет меня, но это мне нисколько не помогло, потому что я его слышал ушами Ночного Волка.
Видишь, - мрачно заметил волк. - Теперь ты видишь, что ты с нами сотворил? Я пытался тебя предупредить, я тебя не пускал.
Я все исправлю, - заявил я.
Мы оба знали, что я отчаянно пытаюсь сделать все, чтобы мои слова оказались правдой.
Я выбрался из его тела. Отказался от его чувств, больше не видел его глазами, не слышал, не ощущал вкуса пыли на языке. Я не был им, но я висел в пространстве, не зная, как вернуться в собственное тело.
Неожиданно я почувствовал едва заметный толчок, словно кто-то выдернул нитку из моей рубашки. Она тянулась ко мне из моего истинного тела. Я попытался схватить ее, но это было все равно что ловить солнечный луч. Я отчаянно старался до нее добраться, потерпел поражение и вернулся в свое бесформенное состояние, вдруг сообразив, что мои метания лишь разрушили хрупкий призыв. Тогда я заставил себя успокоиться, сжался в маленький комок и затаился, словно кот, поджидающий, когда мышка выберется из норы. Я снова ощутил легкое движение, призрачное, точно лунный свет, пробивающийся сквозь густые кроны деревьев. Я не шевелился, и наконец меня коснулась тонкая золотая нить. Несколько мгновений она меня изучала, а потом, убедившись, что это действительно я, медленно, неуверенно потянула к себе. Я не мог ей помочь, опасаясь разрушить связь. Я висел в воздухе, и пока она вела меня из тела волка в мое собственное, боялся, что она оборвется. Движение ускорилось, и вскоре я понял, что лечу, подчиняясь собственной воле.
Я вдруг узнал свое тело, лежащее на земле, и проник в него, испытав ужас от того, каким холодным и неподвижным стало физическое вместилище моей души. Мои глаза показались мне сухими и какими-то липкими оттого, что я долго не мигал, и сначала я ничего не видел. И не мог произнести ни слова, так сильно у меня перехватило горло. Я попытался перевернуться, но мышцы не слушались. Мне удалось лишь слегка пошевелиться. Но даже боль являлась для меня благословением, потому что принадлежала моему телу, которое посылало сигналы мозгу. Хриплый вздох облегчения вырвался из моего горла.
Из сложенных ладоней Шута мне на губы полилась вода, попала наконец в рот. Ко мне вернулось зрение, я видел окружающий мир нечетко, но достаточно, чтобы понять, что полдень давно миновал. Я провел в теле волка несколько часов. Через некоторое время я сумел сесть и тут же потянулся к Ночному Волку, который неподвижно растянулся рядом со мной. Он не спал, но был без сознания. Прикоснувшись к нему, я почувствовал крошечное, едва различимое биение жизни, но его пульс был ровным, и я испытал огромное удовлетворение. Я позвал его.
Убирайся!
Ночной Волк продолжал на меня злиться, но я ничуть не расстроился. Его легкие работали, сердце билось ровно и уверенно. Он был измучен, да и я сам еще не совсем пришел в себя, но мне удалось спасти ему жизнь.
Через несколько минут я нашел глазами Шута, который стоял на коленях, обхватив меня за плечи. Я даже не знал, что он меня поддерживает. С трудом повернув голову, я посмотрел на него. Его лицо осунулось от усталости и боли, но ему удалось криво ухмыльнуться.
- Я не знал, получится ли у меня что-нибудь. Но это единственное, что я мог сделать.
Я понял, что он имел в виду, далеко не сразу и посмотрел на свое запястье. Там снова появились отпечатки его пальцев - не серебристые, как в первый раз, когда он прикоснулся ко мне Скиллом, а более темного серого цвета, чем раньше. Связь, соединявшая наши сознания, стала немного сильнее. Меня привело в ужас то, что он сделал.
- Наверное, я должен тебя поблагодарить, - не слишком вежливо заявил я.
У меня возникло ощущение, будто я подвергся насилию. Меня возмутило, что он, не спросив моего разрешения, вторгся в мое сознание. Я понимал, что это глупо, но ничего не мог с собой поделать.
Шут громко рассмеялся, но я уловил в его смехе истерические нотки.
- Я знал, что тебе не понравится. Однако, друг мой, у меня не было выхода. - Он с трудом перевел дыхание и уже мягче добавил: - Все начинается сначала. Неужели нам всегда придется платить такую цену? Почему мне приходится постоянно подвергать твою жизнь опасности ради того, чтобы наш мир стал лучше? - Шут сильнее сжал мои плечи. - О Фитц, как ты можешь прощать меня за все, что я с тобой делаю?
Я не мог его простить, но ничего не сказал, лишь молча отвернулся.
- Мне нужно побыть одному. Прошу тебя.
Ответом на мои слова была тишина, потом Шут сказал:
- Конечно.
Он убрал руку, которой обнимал меня за плечи, и отошел в сторону, а я испытал облегчение. Его прикосновение усиливало нашу связь через Скилл, и я становился более уязвимым. Шут не умел ею пользоваться и не смог бы пробраться в мое сознание, но от этого мне не становилось менее страшно. Нож, приставленный к горлу, угрожает жизни, даже если у человека самые лучшие побуждения.
Я попытался заставить себя не думать о другой стороне медали. Шут не имел ни малейшего представления о том, что стал для меня открытой книгой. Некоторое время я сражался с искушением установить с ним более тесную связь. Нужно только попросить его еще раз положить мне руку на запястье. Я знал, что его прикосновение поможет мне проникнуть в его сознание, узнать все тайны, забрать силу. Я мог превратить его тело в свое собственное, использовать жизнь Шута, каждый его день для достижения своих целей.
Мне стало стыдно за такие мысли. Я видел, что стало с теми, кто поддался этому всепоглощающему голоду. Разве мог я его простить за то, что он заставил меня его почувствовать?
У меня раскалывалась голова от боли, которая всегда приходит после использования Скилла, а тело ныло так, словно я только что принял участие в изнурительном сражении. Мир казался чужим и неприветливым местом, а дружеское прикосновение Шута причинило страдание. Я с трудом поднялся на ноги и спотыкаясь подошел к воде. Попытавшись опуститься на берегу на колени, я сразу понял, что лучше всего лечь на живот. Утолив жажду, я долго мыл лицо, лил воду на голову, а потом принялся тереть глаза, пока из них не потекли слезы, и вскоре уже вполне прилично видел окружающий мир.
Я посмотрел на лежащего без сил волка, а потом перевел взгляд на Шута. Он сгорбился, плечи поникли, губы были плотно сжаты. Я его обидел и почувствовал угрызения совести. Он хотел мне помочь, но какая-то часть меня упрямо возмущалась тем, что он сделал. Тогда я попытался найти оправдание своей не слишком разумной реакции - и не смог. Однако порой, прекрасно понимая, что ты не имеешь права злиться, ты все равно злишься, не в силах с собой справиться.
- Мне уже лучше, - сказал я и тряхнул мокрой головой, словно пытаясь убедить нас обоих, что меня беспокоила только жажда. Шут ничего не ответил.
Я набрал в ладони воды и, подойдя к волку, присел на корточки и вылил ее на высунутый язык. Через пару минут он с трудом пошевелился и убрал язык.
- Я знаю, ты сделал это, чтобы спасти мне жизнь, - предпринял я новую попытку утешить Шута. - Спасибо тебе.
Он спас нас обоих. Иначе нам грозило существование, которое уничтожило бы нас.
Волк продолжал лежать с закрытыми глазами, но его мысли переполняла сила страсти.
Но то, что он сделал...
Чем это отличается от того, что ты сотворил со мной?
Мне нечего было ему сказать. Я не жалел, что помог ему остаться в живых. Но...
Оказалось, что мне легче заговорить с Шутом, чем продолжить эту мысль.
- Ты спас нам обоим жизнь. Я проник... сам не знаю как, но я проник в Ночного Волка. Думаю, при помощи Скилла. - Неожиданно мне пришла в голову новая мысль. Кажется, Чейд говорил, что Скилл можно использовать для исцеления людей. Мне стало не по себе. Я думал, что для этого нужно просто поделиться с другим своей силой. Но то, что я сделал... Я отбросил неприятные мысли. - Я должен был попытаться его спасти. И мне... удалось ему помочь. А потом я не мог найти дорогу назад, не мог его покинуть. Если бы ты меня не вытащил... - Я не договорил.
Я не смог бы быстро и простыми словами объяснить ему, от чего он нас спас. Но зато я не сомневался, что расскажу ему о том, как мы целый год жили среди людей Древней Крови.
- Давай вернемся в дом, - предложил я. - У меня там есть эльфовская кора, заварим из нее чай. Нам с Ночным Волком нужно отдохнуть.
- И мне тоже, - едва слышно проговорил Шут.
Я бросил на него взгляд и увидел, как посерело его лицо, а вокруг глаз появились морщины. Мне стало стыдно. Без посторонней помощи, не прошедший необходимого обучения Шут вернул меня в мое собственное тело. Магия Скилла не была у него в крови, в отличие от меня, получившего ее в наследство от отца. Единственное, чем он обладал, - это старые метки на пальцах, оставшиеся после случайного соприкосновения с рукой Верити. А еще слабая связь, которая когда-то нас соединяла. Вот и все. Однако Шут рискнул жизнью, чтобы вернуть меня назад. Ни страх, ни незнание законов Скилла его не остановили. Он не понимал, чем ему грозило его вмешательство. Да, ему пришлось призвать на помощь все свое мужество, а я вместо благодарности его обругал.
Я вспомнил, как Верити в первый раз использовал мою силу, чтобы расширить действие своего Скилла. Я тогда повалился на пол, чудом не потеряв сознание. Однако Шут держался на ногах, не слишком уверенно, но все-таки стоял. И не жаловался на боль, которая наверняка стучала в его мозгу, словно молот по наковальне. Я снова подивился выносливости его хрупкого на вид тела. Видимо, Шут почувствовал мой взгляд, потому что повернулся и посмотрел на меня. Я попытался улыбнуться, и он скривился в ответ.
Ночной Волк перевернулся на живот и поднялся на ноги. Неуверенно, точно новорожденный жеребенок, подошел к воде и принялся пить. После того как он утолил жажду, нам обоим стало немного лучше, но у меня по-прежнему от слабости дрожали ноги.
- Да, дорога до дома будет долгой, - заметил я.
Голос Шута прозвучал почти нормально, когда он спросил:
- Ты дойдешь?
- Если ты мне поможешь.
Я протянул ему руку, он подошел и поставил меня на ноги. Затем, взяв за локоть, зашагал рядом со мной, но мне показалось, что он опирался на меня больше, чем я на него. Волк медленно трусил позади нас. Я сжал зубы и решительно запретил себе связываться с Шутом через Скилл, который повис между нами, словно серебряная цепочка. Я убеждал себя, что могу справиться с искушением. Верити ведь смог. Значит, и я сумею.
Шут нарушил пронизанное солнечными бликами молчание леса.
- Сначала я подумал, что это припадок, вроде тех, что мучили тебя раньше. Но ты лежал так неподвижно... Я испугался, что ты умираешь. Твои открытые глаза смотрели куда-то в пустоту, и мне никак не удавалось нащупать пульс. Но потом твое тело начало дергаться, и ты ловил ртом воздух. - Он помолчал немного. - Я тебя звал, но ты не слышал меня. Мне ничего не приходило в голову, и тогда я решил броситься вслед за тобой.
Слова Шута привели меня в ужас. Мне совсем не хотелось знать, что вытворяло мое тело, когда я его покинул.
- Наверное, это был единственный способ спасти мне жизнь.
- И мне, - тихо проговорил Шут. - Потому что я должен сохранить тебя живым, чего бы это нам ни стоило. Ты - сила, которую я должен использовать, Фитц. И мне не выразить словами, как я сожалею, что обстоятельства складываются так, как они складываются.
Он повернулся ко мне, и открытый взгляд его золотистых глаз усилил связь между нами - золото и серебро переплелись между собой. Я увидел и попытался отогнать от себя правду, знать которую не хотел.
За нами, опустив голову, медленно трусил волк.
VIII
ДРЕВНЯЯ КРОВЬ
"...Надеюсь, гончие прибудут к вам здоровыми, вместе с этим письмом. Если же с ними что-нибудь случится, отправьте ко мне почтовых птиц, чтобы я знал, в каком они состоянии, и смог дать вам несколько советов по поводу того, как следует с ними обращаться. В завершение своего послания, прошу вас передать от меня привет лорду Чивэлу Видящему. И скажите ему, что жеребенок, которого он доверил моим заботам, еще не оправился после того, как его столь резко оторвали от матери. По природе он подозрителен и пуглив, но я полагаю, что доброта и терпение в сочетании с твердой рукой помогут ему излечиться. Кроме того, в нем есть упрямство, которое составляет определенные трудности для его воспитателя, но эту черту, я полагаю, он унаследовал от своего отца. Дисциплина может превратить упрямство в силу духа. Остаюсь, как и всегда, верным слугой лорда Чивэла.
Передайте мои наилучшие пожелания вашей супруге и детям, Тальман, я с нетерпением жду вашего приезда в Баккип, когда мы сможем разрешить наш спор о том, у кого нюх лучше - у моей Виксеи или у вашего Стабтейла".
Баррич, начальник конюшен, Баккип
(Из письма, отправленного Тальману,
начальнику конюшен Ивового Леса).
К тому времени, когда мы добрались до моего дома, у меня начало темнеть в глазах. Я схватился за хрупкое плечо Шута и потащил его к двери. Он с трудом поднялся по ступеням, волк следовал за нами. Я подтолкнул Шута к стулу, и он без сил повалился на него. Ночной Волк отправился в мою спальню и забрался на кровать. Демонстративно переворошив одеяла, он устроился поудобнее и заснул. Я попытался связаться с ним при помощи Уита, но волк от меня закрылся. Так что мне пришлось удовлетвориться тем, что он дышал ровно и спокойно. Тогда я повесил чайник над огнем, чтобы вскипятить воду. Мучительная головная боль требовала бросить все и просто улечься на пол, но я не мог себе этого позволить.
Шут, сидевший за столом, положил голову на руки, весь его вид говорил о том, что ему очень плохо. Когда я достал свой запас эльфовской коры, он с трудом повернул голову и принялся за мной наблюдать, потом поморщился темная сушеная кора не вызывала у него приятных воспоминаний.
- Значит, держишь ее под рукой? - прохрипел он.
- Держу, - подтвердил я и принялся растирать кору в ступке.
Когда она превратилась в порошок, я обмакнул в него палец и облизал. Боль чуть-чуть отступила.
- И часто ты ее используешь?
- Только по необходимости.
Шут тяжело вздохнул, затем неохотно встал и принес две кружки. Когда вода закипела, я приготовил целый кувшин чая из эльфовской коры. Он облегчит головную боль, но не прогонит беспокойство и мрачное настроение. Я слышал о том, что рабовладельцы в Чалседе дают кору рабам, чтобы они были выносливее и лучше работали, к тому же эльфовская кора отнимает у них волю к побегам. Говорят, она становится чем-то вроде наркотика, но меня это не коснулось. Возможно, если принимать ее постоянно, так и случается, но я употреблял чай из эльфовской коры только в качестве лекарства. Еще утверждают, будто она убивает в молодом человеке способность к Скиллу и замедляет ее развитие у взрослых. Я был бы счастлив, будь это правдой, но на собственном опыте убедился в том, что кора снижает восприимчивость к Скиллу, но не лишает желания его применять.
Когда чай хорошенько настоялся, я налил нам по кружке и добавил меда, чтобы подсластить заварку. Можно было сходить в огород за мятой, но я посчитал, что это слишком далеко. Я поставил перед Шутом его чай, а сам уселся напротив.
Он поднял кружку, словно собирался отсалютовать мне.
- За нас: Белого Пророка и Изменяющего.
- За Шута и Фитца, - поправил я его и, подняв кружку, чокнулся с ним.
Сделав глоток, я почувствовал, как рот стягивает горечь, быстро проглотил отвратительную жидкость, и она обожгла мне горло. Шут посмотрел, как я пью, и тоже отхлебнул из своей кружки. Он поморщился, но уже в следующее мгновение морщины на его лбу разгладились.
- А другого способа использования коры нет?
Я мрачно ухмыльнулся.
- Однажды я оказался в таком отчаянном положении, что просто жевал кору. Мой рот превратился в сплошное кровавое месиво, а от горечи я не мог избавиться еще очень долго, ничего не помогало.
- Понятно.
Шут добавил в свою чашку полную ложку меда, сделал глоток и нахмурился.
В комнате воцарилась тишина. Между нами все еще висела напряженность, и я понимал, что никакие извинения ее не прогонят. Помочь могло только объяснение. Я оглянулся на волка, который спал на моей кровати, и откашлялся.
- Покинув Горное Королевство, мы отправились к границе Бакка.
Шут поднял голову и посмотрел мне в глаза. Потом положил подбородок на сложенные руки, всем своим видом показывая, что внимательно меня слушает. Он терпеливо ждал, пока я искал подходящие слова. Мне было очень трудно, но я начал рассказывать ему о том, что с нами тогда происходило.
Мы с Ночным Волком не слишком спешили. Мы почти год путешествовали по кружным дорогам через горы, по широким равнинам Фарроу, а потом вернулись в Воронье горло в Бакке. Осень только начиналась, когда мы добрались до небольшой хижины, построенной из камня и дерева на лесистом холме. Огромные вечнозеленые деревья стояли, гордо выпрямившись и не опасаясь осенних холодов, по листья небольших кустов и растений, притулившихся на крыше хижины, уже прихватил легкий морозен, сквозь тонкую пленку которого просвечивали яркие желтые и красные пятна. Широкая дверь была открыта настежь, а из приземистой трубы поднимался дымок. Мне не пришлось ни стучать, ни звать хозяев. Люди Древней Крови знали, что мы пришли, так же как и я почувствовал Рольфа и Холли. Черный Рольф, нисколько не удивившийся нашему появлению, подошел к порогу. Он стоял в темноте своего дома и хмурился, глядя на нас.
- Значит, все-таки понял, что тебе нужно знать то, чему я могу тебя научить, - вместо приветствия заявил он.
Вокруг дома все пропахло медведем, и нам с Ночным Волком стало ужасно не по себе. Однако я кивнул.
Рольф громко фыркнул и улыбнулся в густые заросли своей бороды. Я уже успел забыть, какой он громадный. Он сделал шаг вперед и сжал меня в объятиях так сильно, что у меня затрещали кости. Мне даже показалось, что он что-то мысленно сказал Хильде, животному, с которым у него была связь.
- Древняя Кровь приветствует Древнюю Кровь, - с серьезным видом поздоровалась со мной Холли, жена Рольфа, стройная, очень тихая женщина. На запястье у нее сидел коршун по имени Слит, с которым она была связана Уитом. Он посмотрел на меня одним блестящим глазом, а потом слетел с руки Холли, когда она направилась к нам. Она улыбнулась и покачала головой, глядя ему вслед. Она приветствовала нас сдержаннее, чем Рольф, но я уловил в ее словах теплоту.
- Добро пожаловать, - пригласила она.
Затем, повернув голову, искоса на нас посмотрела и улыбнулась, но тут же опустила голову, пытаясь скрыть улыбку. Миниатюрная Холли очень необычно смотрелась рядом с могучим Рольфом.
- Заходите, я вас накормлю, - предложила она.
- А после прогуляемся и подыщем местечко, чтобы построить вам берлогу, - заявил Рольф, такой же прямой и резкий, как и всегда. Потом он поднял голову и посмотрел на затянутое тучами небо. - Зима приближается. Вам не стоило так долго тянуть.
Вот так мы вошли в семью наделенных Уитом, живших в окрестностях Вороньего горла. Они предпочитали селиться в лесу, а в город ездили только за тем, что не могли сделать сами. Они скрывали свою магию от горожан, потому что владение Уитом каралось смертью. Ни Рольф, ни Холли, ни их соседи не произносили вслух слово "Уит". Его употребляли люди, которые ненавидят и боятся Звериной магии, считая, что каждого, кто ее практикует, следует повесить. Между собой наделенные Уитом называли себя Древней Кровью и жалели тех из своих детей, кто рождался без способности установить духовную связь с каким-нибудь животным, - так сочувствуют ребенку, появившемуся на свет слепым или глухим.
Представителей Древней Крови было немного; не больше пяти семей, раскиданных по лесам Вороньего горла. Преследования научили их селиться не слишком близко друг от друга. Они умели распознавать себе подобных, и это заменяло им общение. Семьи Древней Крови, как правило, занимались мелкой торговлей, позволявшей им жить вдалеке от обычных людей, но достаточно близко от городов, чтобы пользоваться благами, которые можно там получить. Они были, дровосеками и охотниками. Одна семья построила свой дом на берегу реки вместе с бобрами, где они добывали глину и делали на удивление изящную посуду. Другой старик, связанный с кабаном, существовал на деньги, которые ему платили богатые горожане за собранные ими трюфели.
В основном они отличались мирным нравом и принимали свою связь с природой спокойно и очень серьезно. Нельзя сказать, что те же чувства они испытывали к остальному человечеству в целом. Я часто слышал, как они с негодованием говорят о городских жителях, которые относятся к животным как к простым слугам или домашним любимцам, лишенным сознания. А еще они не слишком жаловали представителей Древней Крови, решивших поселиться среди обычных людей и отказавшихся от своей магии. Многие считали, что я родился в такой семье, и мне было трудно развеять их заблуждения, не открывая правду о себе.
- Тебе удалось? - тихо спросил Шут.
У меня возникло неприятное ощущение, что он задал свой вопрос, зная о моем поражении.
- По правде говоря, здесь у меня возникли серьезные трудности, вздохнув, ответил я. - Не раз я думал о том, что совершил серьезную ошибку, придя к ним. Когда я впервые встретился с Рольфом и Холли много лет назад, они знали меня под именем Фитц. И еще им было известно, как сильно я ненавидел Регала. Сообразить, сложив все вместе, что я Фитц Бастард, оказалось совсем не трудно. И Рольф, естественно, об этом догадался и даже однажды попытался поделиться со мной своим открытием. Однако я твердо заявил, что он ошибается и дело в простом совпадении, - а мое имя и связь с волком уже и без того доставили мне кучу неприятностей. Я упрямо стоял на своем, и даже бесхитростный Рольф вскоре сообразил, что ему не удастся заставить меня признаться. Он знал, что я соврал, но я твердо дал ему понять, что не намерен открывать правду. Я уверен, что Холли все понимала, но предпочитала молчать.
Не думаю, что остальные члены маленького сообщества сумели связать очевидные факты воедино. Я представился как Том, и они меня так и называли, даже Холли и Рольф. Я молил всех святых, чтобы мир продолжал считать Фитца погибшим и похороненным.
- Значит, они знали, - проговорил Шут. - Кое-кто, по крайней мере, понимал, что Фитц, бастард Чивэла, не умер.
Я пожал плечами, удивившись тому, что старое слово, даже произнесенное Шутом, причиняет мне боль. Мне казалось, что прежние обиды остались в прошлом. Когда-то я думал о себе только как о бастарде. Но с тех пор миновало много времени, и я сумел понять, что человек становится таким, каким сам себя делает, и не важно, кем он родился. Неожиданно я вспомнил, как удивилась колдунья Джинна, глядя на мои разные ладони. Я удержался от того, чтобы на них взглянуть, и вместо этого налил нам обоим еще чая из эльфовской коры. Потом отправился в кладовку поискать чего-нибудь, что поможет прогнать горечь во рту, взял бутылку с остатками бренди из Песчаного Края, но тут же поставил ее на место. Мне удалось отыскать кусок сыра, немного подсохший, но еще ароматный, и краюху хлеба. Мы не ели с самого утра, и теперь, когда головная боль начала отступать, я почувствовал, что страшно проголодался. Шут, похоже, тоже. Я резал сыр, а он взялся за хлеб.
Моя история, словно незаконченная сеть, повисла в воздухе между нами.
- Я ничего не мог поделать с тем, о чем они догадались, а о чем нет, вздохнув, проговорил я. - Мы с Ночным Волком нуждались в их знаниях. Только они могли научить нас тому, что нам было необходимо.
Шут кивнул и, положив кусок сыра на хлеб, принялся есть. Он ждал продолжения.
Слова давались мне с трудом. Я не люблю вспоминать тот год. Однако мне удалось многому научиться не только благодаря урокам Рольфа, но и просто потому, что я жил среди них.
- Рольфа нельзя назвать лучшим из учителей. Он отличается вспыльчивым, нетерпеливым нравом, особенно когда приближается время еды. Он частенько сердился, ворчал, а порой даже рычал, возмущаясь моей непонятливостью. Он просто не мог поверить, насколько мало я знаю о традициях и обычаях представителей Древней Крови. Думаю, он считал меня плохо воспитанным грубияном. Мои "громкие" разговоры при помощи Уита с Ночным Волком портили охоту другим животным, связанным с людьми. Я не имел ни малейшего представления о том, что мы должны при помощи Уита сообщать о своем присутствии, если мы переходим на чужую территорию. В Баккипе я вообще не слышал о существовании поселений, где живут люди, обладающие Уитом, не говоря уже о том, что у них имеются собственные правила и законы.
- Подожди, - перебил меня Шут. - По-твоему получается, что обладатели Уита могут делиться мыслями с себе подобными так же, как те, кто владеет Скиллом. - Казалось, это предположение привело его в страшное возбуждение.
- Нет, - покачав головой, сказал я. - Тут несколько иначе. Я могу почувствовать, если другой человек, обладающий Уитом, разговаривает со своим животным... если они не соблюдают осторожность и общаются открыто, как это делали мы с Ночным Волком. Тогда я узнаю, что кто-то пользуется Уитом, но не смогу услышать мысли, которыми они обмениваются. Это все равно что перебирать струны арфы. - Я грустно улыбнулся. - Так Баррич следил за мной, чтобы убедиться, что я не пользуюсь Уитом, когда он понял, что я им обладаю. Сам он никогда к нему не прибегал и закрывался от животных, которые пытались с ним связаться. Именно по этой причине он довольно долго не знал о моих способностях. Он поставил стену против Уита - так же точно Верити научил меня защищаться от Скилла. Но, узнав про мой Уит, он разрушил свою стену, чтобы приглядывать за мной. - Я замолчал, увидев удивление в глазах Шута. Ты понимаешь, о чем я говорю?
- Не до конца. Впрочем, достаточно, чтобы кое-что для меня прояснилось. Но... ты можешь слышать, как животное разговаривает с человеком, обладающим Уитом?
Я снова покачал головой и чуть не рассмеялся, такое недоумение отразилось на лице сбитого с толку Шута.
- Все это кажется мне таким естественным, что мне трудно подобрать понятные для тебя слова. - Я ненадолго задумался. - Представь себе, что мы с тобой говорим на языке, известном только нам двоим.
- Может быть, так и есть, - предположил Шут, улыбнувшись.
Я упрямо продолжал:
- Мысли, которыми мы делимся с Ночным Волком, это только наши мысли, как правило не доступные никому из тех, кто пользуется Уитом. Ну, что-то вроде нашего собственного языка. Рольф научил нас направлять их только друг другу, а не сообщать всему миру, что мы обладаем Уитом. Другой человек может узнать о нашем существовании, если будет специально прислушиваться к нам, но сейчас наши разговоры смешиваются с другими, по всему свету.
- Значит, говорить с тобой может только Ночной Волк? - нахмурившись, сделал вывод Шут.
- Я слышу Ночного Волка четче и яснее всех остальных. Иногда мне удается уловить мысли другого существа, не связанного со мной, но мне всегда трудно их прочитать. Как будто беседуешь с человеком, который говорит на иностранном, но очень похожем на твой родной языке. Ты размахиваешь руками, постоянно повторяешь одно и то же, начинаешь кричать, а потом угадываешь суть без деталей. - Я замолчал, но через некоторое время продолжил: - Мне кажется, легче понять другое животное, если оно связано с человеком через Уит. Как-то раз ко мне обратился медведь Рольфа. И хорек. И Ночной Волк с Барричем... мне кажется, Барричу это совсем не нравилось, но он открылся волку, когда я сидел в тюрьме Регала. Они не слишком хорошо понимали друг друга, но им удалось придумать способ спасти мне жизнь.
Я некоторое время бродил по коридорам памяти, затем заставил себя вернуться к прерванному рассказу:
- Рольф обучил меня основным законам Древней Крови, но терпимостью и мягкостью он не отличался. Он нередко принимался ругать нас за ошибки прежде, чем мы понимали, что совершили их. Ночной Волк относился к нему спокойнее, возможно, потому, что лучше меня понимал иерархию стаи. Думаю, я с трудом воспринимал уроки Рольфа, поскольку был уже взрослым человеком. Если бы я пришел к нему юношей, я, наверное, слепо принял бы его грубые методы обучения. Весь мой предыдущий опыт заставлял меня отвечать насилием любому человеку, ведущему себя по отношению ко мне агрессивно. Мне кажется, в первый раз, когда я довольно резко ответил Рольфу, который принялся бранить меня за какую-то ошибку, он испытал настоящее потрясение. Остаток дня он вел себя холодно и отстраненно, и я понял, что мне придется держать себя в руках, если мы хотим чему-нибудь у него научиться.
Так я и делал, но меня постоянно преследовало ощущение, будто я снова учусь контролировать себя, и должен признаться, мне частенько приходилось сдерживать свой гнев. Упреки в том, что я, дескать, тугодум, возмущали меня не меньше, чем его - мой "человеческий образ мышления". Порой Рольф напоминал мне мастера Скилла Галена, и тогда он казался мне таким же узколобым и жестоким, в особенности когда принимался презрительно рассуждать о том, какое отвратительное образование я получил среди тех, кто не обладает даром Уита. Мне страшно не нравилось, что он так говорит о близких мне людях. Я также знал, что он считает меня подозрительным и недоверчивым, поскольку я многое от него скрывал и никогда не снимал барьера, которым от него отгородился.
Рольф хотел как можно больше знать о моем детстве, постоянно спрашивал, что я помню о своих родителях и когда впервые почувствовал, что обладаю Древней Кровью. Мои скупые ответы его не удовлетворяли, однако я не мог вдаваться в подробности из опасений выдать свои тайны. То малое, что я ему открыл, привело его в такое негодование, что если бы он узнал все, то испытал бы самое настоящее отвращение. Рольф считал, что Баррич поступил правильно, когда не позволил мне в раннем детстве установить связь с животным, но поносил причины, по которым он это сделал. Тот факт, что мне удалось, несмотря на слежку Баррича, подружиться с Кузнечиком, явился для него еще одним доказательством моей лживой натуры.
Рольф упорно возвращался в мое детство, считая, что именно там кроется причина проблем, возникших у меня при поисках Уита. И в этом он тоже напоминал мне Галена, твердо верившего, что бастард не имеет права изучать Скилл, магию королей. Я надеялся найти среди обладателей Древней Крови понимание, но оказалось, что и здесь я чужой. Если я начинал жаловаться Ночному Волку на то, как Рольф с нами обращается, он орал и требовал, чтобы я прекратил искать у волка сочувствия, а лучше бы занялся исправлением своих отвратительных манер.
Ночной Волк гораздо легче меня воспринимал науку Рольфа, и частенько именно он объяснял мне то, что я никак не мог понять. Кроме того, волк острее меня чувствовал, как сильно Рольф его жалеет. Моему зверю это совсем не нравилось, поскольку жалость Рольфа основывалась на том, что я плохо обращаюсь со своим зверем. Он забывал, что я уже был практически взрослым человеком, а Ночной Волк - щенком, когда родилась наша связь. Рольф постоянно отчитывал меня за то, что я не отношусь к волку как к равному, хотя мы сами считали иначе.
В первый раз мы с Рольфом столкнулись лбами, когда строили наш зимний дом. Мы выбрали место, расположенное достаточно близко от Холли с Рольфом, но, с другой стороны, на приличном расстоянии, чтобы не путаться друг у друга под ногами. В первый день, когда я начал строить дом, Ночной Волк отправился на охоту.
Вскоре зашел Рольф и принялся отчитывать меня за то, что я вынуждаю волка жить в обычной хижине. Его собственный дом находился в пещере на склоне холма и выглядел как медвежья берлога и человеческое жилище одновременно. Он стал настаивать на том, что Ночной Волк должен вырыть себе логово в склоне холма, а я - построить рядом дом. Когда я решил обсудить его идею с Ночным Волком, тот ответил, что давно привык жить в нормальном доме и не видит причин, почему я не могу построить удобное для нас жилище. Я сообщил Рольфу, что сказал мне волк, и он разразился гневной тирадой в адрес нас обоих. Он заявил Ночному Волку, что не видит ничего хорошего в том, что он отказывается от своей природы ради удовлетворения эгоистических привычек партнера. То, как он видел наши отношения с волком, было так далеко от истины, что мы чуть не ушли из Вороньего горла. Именно Ночной Волк решил, что мы должны остаться и учиться. Мы следовали указаниям Рольфа, и волк послушно вырыл себе нору, а я построил рядом свой дом. Мой брат почти не бывал в своем логове, предпочитая проводить время около теплого очага, но Рольф так об этом и не узнал.
Большинство наших разногласий с Рольфом имели общие корни. Он считал, что Ночной Волк слишком очеловечен, и только качал головой, видя, как мало во мне от волка. С другой стороны, он предупреждал нас обоих, что мы слишком тесно связаны и ему не удается найти в одном из нас места, где не присутствовал бы другой. Наверное, самое важное, чему научил нас Рольф, это как отделяться друг от друга. Через меня он внушил Ночному Волку, что каждый из нас должен иногда оставаться наедине с собой, что мы имеем право на минуты, принадлежащие только нам. Например, во время спаривания или когда нас постигает горе. Самому мне не удавалось убедить Ночного Волка, что это необходимо.
И снова волк усвоил урок быстрее меня. Теперь, стоило ему захотеть, он мог полностью исчезнуть из моих мыслей. Мне ощущение полной изолированности от него не доставляло никакого удовольствия; казалось, будто у меня отняли половину, а иногда и больше, моей души, но мы оба понимали, что в этом есть разумное зерно, и старательно тренировались. Однако даже когда мы считали, что добились успеха, Рольф упрямо твердил, что и отгораживаясь друг от друга, мы продолжаем поддерживать прочную связь и оба так привыкли к ней, что попросту не замечаем. Когда я попытался отбросить его возражения как не имеющие особого значения, он пришел в ярость.
- А что будет, если один из вас умрет? Рано или поздно смерть приходит за всеми, ее нельзя обмануть. Две души не могут долго находиться в одном теле, прежде чем одна возьмет контроль на себя, а другая отойдет в тень. Это жестоко - и не важно, кто станет сильнее. Вот почему традиции Древней Крови запрещают такую жадность к жизни.
Рольф сурово нахмурился, глядя на меня. Может быть, он подозревает, что именно таким способом мне однажды уже удалось обмануть смерть. Нет, он ничего не знает, успокоил я себя. И спокойно посмотрел ему в глаза.
Брови Рольфа угрожающе сошлись на переносице.
- Когда жизнь существа подходит к концу, значит, так тому и быть. Продолжать ее - противно природе. Однако только обладателям Древней Крови дано испытать страшную боль, когда две души, соединенные магическими узами, вынуждены расстаться, потому что одну из них уносит смерть. Но таков закон жизни. Вы должны уметь вернуться в себя, когда наступит время. - Он хмурился, а мы с Ночным Волком словно онемели, такое сильное впечатление произвели на нас его слова. Похоже, даже Рольф понял, как мы потрясены. Его ворчливый голос зазвучал немного мягче. - Наш обычай не жесток, по крайней мере не больше, чем нужно. Мы знаем способ сохранить воспоминания о том, что вас связывало, сберечь голос мудрости и любовь того, кто покинул мир.
- Чтобы один партнер смог жить внутри другого? - спросил я, не слишком понимая, что он имеет в виду.
Рольф наградил меня взглядом, исполненным отвращения.
- Нет. Я же только что сказал - мы так не поступаем. Когда придет твое время покинуть мир, ты должен уйти от своего партнера и умереть, а не пытаться проникнуть в его жизнь.
Ночной Волк тихонько заскулил, он тоже не понимал. Рольф, видимо, решил, что это слишком для нас сложно, и потому замолчал и принялся с шумом чесать бороду.
- Получается вот что. Моя мать давно умерла. Но я помню ее голос, когда она пела мне колыбельные и остерегала от всяких глупостей. Правильно?
- Наверное, - не стал спорить я.
Это был еще один повод для разногласий между мной и Рольфом. Он не мог смириться с тем, что я почти не помнил матери, хотя провел с ней первые шесть лет жизни. Услышав мой не слишком уверенный ответ, он прищурился.
- У большинства людей дело обстоит именно так, - заговорил он громче, словно рассчитывая, что так я быстрее его пойму. - Когда Ночной Волк умрет, именно это тебе и останется. И с ним будет то же самое.
- Воспоминания, - кивнув, сказал я, мне было трудно даже говорить о смерти Ночного Волка.
- Нет! - вскричал Рольф. - Не просто воспоминания. Их может иметь каждый. Но умирая, один из связанных оставляет другому нечто более глубокое и ценное, чем память. Это присутствие. Он не продолжает находиться в твоем сознании, не делит с тобой мысли, не принимает решения, не переживает события. Он просто... есть. Как будто стоит в сторонке. Теперь ты понимаешь, - сердито сообщил он мне.
Я собрался сказать, что все равно ничего не понял, но Ночной Волк прижался к моей ноге, и я пробурчал нечто нечленораздельное, что при желании можно было принять за согласие. Весь следующий месяц Рольф упрямо учил нас разделять наши сознания, потом снова возвращаться друг к другу, но не до конца. Меня это не устраивало. Я считал, что мы делаем все неправильно, что результат, который нам удастся достичь, не будет иметь никакого отношения к утешению и "существованию", как их понимал Рольф. Когда я поделился с ним своими сомнениями, он удивил меня, согласившись со мной, но тут же заявил, что мы с Ночным Волком по-прежнему слишком тесно связаны и нам следует еще больше отходить друг от друга. Мы прислушались к его словам и самым искренним образом старались, но между собой решили, что станем делать, когда за одним из нас придет смерть.
Мы ни разу не высказали вслух своих мыслей, но я уверен, что Рольф о них догадывался. Он изо всех сил пытался доказать нам, что мы ошибаемся, и примеры, которые он нам приводил, действительно пугали. Одна легкомысленная семья Древней Крови позволила ласточкам свить гнезда на своем доме, и крошечный сын этих людей не только слушал щебет, но и наблюдал за тем, как они прилетают и улетают. И вот теперь, когда ему исполнилось тридцать, он ничего другого не умеет. В Баккипе его назвали бы убогим, таким он и был, но Рольф предложил нам послушать его при помощи Уита, и мы поняли, что он связал себя не с одной ласточкой, а со всеми сразу. Он считал себя птицей, валялся в пыли, размахивал руками и гонялся за насекомыми.
- Вот что получается, когда связь возникает слишком рано, - мрачно заявил Рольф.
Он показал нам еще одну пару, но лишь издалека. Ранним утром, когда туман плотным одеялом окутал долину, мы лежали прижавшись животами к земле на границе лощины, не разговаривая и не обмениваясь мыслями. К озеру подошла самка оленя, но не с осторожностью животного, а с грацией, присущей женщине. Я знал, что ее партнер находится где-то рядом и прячется в тумане. Олениха опустила морду к воде и начала пить, потом медленно подняла голову. Ее изящные большие уши напряглись, и я почувствовал ее робкий вопрос. Я заморгал, пытаясь сосредоточиться на ней, а волк тихонько заскулил, не понимая, что происходит.
Рольф резко поднялся на ноги, категорически отказываясь идти на контакт. Я почувствовал его отвращение, когда он зашагал прочь, но мы остались на месте, продолжая разглядывать олениху. Возможно, она уловила наше присутствие, но смотрела на нас с не присущей оленям смелостью. У меня вдруг закружилась голова, и я прищурился, пытаясь увидеть определенные очертания, прежде чем мое "я" свяжется с двумя существами, о которых мне подсказал мой Уит.
Во время занятий с Чейдом он научил меня нескольким упражнениям, помогавшим анализировать то, что видят глаза, а не то, что подсказывает сознание. Большинство из них были простыми тренировками - например, посмотреть на спутанную веревку и понять, есть ли там узлы, или на кучу перчаток и сообразить, у которой из них не хватает пары. Более сложным трюком было написать название цвета другими чернилами - предположим, слово "красный" ярко-синими, а потом прочитать перечень цветов, правильно называя их, не обращая внимания на чернила. Это задание требовало огромной концентрации внимания.
Поэтому я протер глаза и снова посмотрел, но опять увидел только олениху. Мое сознание, основанное на Уите, предположило, что передо мной женщина. В физическом смысле ее здесь не было. А вот ее присутствие в оленихе обмануло мой Уит. Мне стало не по себе, потому что я понимал: так не должно быть. Рольф оставил нас. Мы с Ночным Волком, озадаченные и смущенные, поспешили за Рольфом, который решительно шагал прочь от тенистой лощины и тихого озерца. Когда мы отошли достаточно далеко, я его спросил:
- Что это было?
Он резко повернулся, возмущенный моей непонятливостью.
- Что это было? Вы - через несколько лет, если не измените своего отношения к вашей связи. Вы видели ее глаза? Я показал вам женщину в теле оленихи. Я очень хотел, чтобы вы ее увидели. Так нельзя. Это поругание того, что должно быть разделенным доверием.
Я молча смотрел на него и ждал продолжения. Полагаю, он думал, что я с ним соглашусь, потому что, не услышав ответа, сердито фыркнул.
- Две зимы назад Делэйна провалилась под лед Тополиного озера и утонула. Ей следовало умереть, но она не пожелала, она цеплялась за Парелу. Оленихе не хватило сил или воли, чтобы с ней справиться. Вы видели, чем все закончилось - олениха с сознанием и сердцем женщины, а несчастная Парела даже мыслей собственных больше не имеет. Это против природы, неужели вы не понимаете? Такие, как Делэйна, виновны в злобных нападках тех, в чьих жилах не течет Древняя Кровь. Именно из-за таких, как она, нас вешают и сжигают наши тела над водой. И, скажу я вам, она это заслужила.
Я отвернулся, потрясенный его пылом. Мне тоже грозила такая смерть, и я никому не желал пережить тот ужас, который я испытал. Мое остывшее тело лежало в могиле несколько дней, а я разделил с Ночным Волком его тело и жизнь. Я понял, что Рольф догадывается о том, что с нами произошло. Словно услышав мои мысли, он мрачно добавил:
- Тот, кто не прошел обучения, может совершить ошибку. Но тот, кто знает, чем ему грозит такая ошибка, не заслуживает прощения. Никакого!
Рольф повернулся и зашагал по тропинке, мы тащились за ним. Ночной Волк помахивал хвостом, а Рольф тихонько бормотал себе под нос:
- Жадность Делэйны уничтожила их обеих. Парела больше не может вести жизнь оленихи. У нее не будет ни самца, ни детенышей. Когда она умрет - им обеим придет конец. Делэйна, когда была женщиной, не захотела принять смерть, но став оленихой, она не желает вести жизнь животного. Когда Парелу зовут самцы, Делэйна не позволяет ей отвечать. Может быть, думает, что таким образом сохраняет верность мужу или еще какую-нибудь глупость в таком же роде. Ну, и что они обе выиграли - если не считать нескольких лет существования, которое и жизнью-то назвать нельзя?
Мне было нечего ему возразить.
- Однако, - мне с трудом далось это признание, но я все равно сказал Шуту: - Однако про себя я подумал, что, наверное, только те двое до конца понимают значение решения, которое они приняли. А если они довольны своей жизнью - несмотря на то что нам кажется, будто с ними случилась беда?
Я замолчал, потому что история Делэйны и Парелы вызвала у меня смешанные чувства. Если бы Баррич не смог вернуть меня из тела волка в мое собственное, стали бы мы такими, как они? Если бы Шут не оказался сегодня рядом, может быть, мы с Ночным Волком снова оказались бы в одном теле и остались в нем навсегда. Я знал, что Шут уже все понял, и тогда я откашлялся.
- Рольф нас многому научил за год, проведенный с ним, но, изучая детали магии, которой мы оба обладали, я и Ночной Волк все-таки не приняли обычаев Древней Крови. Я считал, что мы имеем право знать их секреты просто потому, что мы такими родились, но нам не обязательно следовать правилам, которые столь старательно навязывал нам Рольф. Наверное, я поступил бы мудрее, если бы сделал вид, что поддался, но я устал от бесконечной лжи, свитой в паутину с другой ложью. Поэтому я старался держаться на расстоянии от их мира, а Ночной Волк со мной не спорил. В результате получилось так, что мы находились среди Древней Крови, но практически не участвовали в их жизни.
- А Ночной Волк тоже держался от них в стороне? - мягко спросил Шут, и я убедил себя в том, что в его словах не было ни укора, ни вопроса о том, не навязал ли я свою волю волку по собственным эгоистическим причинам.
- Он считал так же, как и я. Они должны были поделиться с нами законами магии, которой обладала наша кровь. Но Рольф изо всех сил демонстрировал, что откроет нам тайны Древней Крови только после того, как мы примем его законы. Согласись, это своего рода давление, друг мой.
Я посмотрел на волка, уютно устроившегося на моих одеялах. Он крепко спал, его организм медленно приходил в себя после моего вторжения.
- Неужели там никто не попытался просто вам помочь, подружиться с вами? - Вопрос Шута заставил меня вернуться к моему рассказу, и я задумался.
- Холли пыталась. Мне кажется, она меня жалела. По своей природе она очень робкая и любит одиночество.
Слит и его подруга свили гнездо на раскидистом дереве, растущем на склоне холма за домом Рольфа, и Холли частенько проводила время на плетеной платформе рядом с гнездом Слита. Она никогда особенно со мной не разговаривала, но часто тем или иным образом демонстрировала расположение. Например, подарила перину, набитую перьями, оставшимися от жертв Слита.
Я улыбнулся собственным мыслям.
- Холли меня научила самым разным вещам, нужным человеку, который живет один, - ведь в Баккипе обо мне заботились другие. Я получаю настоящее удовольствие, когда пеку дрожжевой хлеб, а еще Холли преподала мне несколько уроков кулинарии - поскольку, кроме походного жаркого и каши Баррича, я не умел готовить ничего. Когда я к ним пришел, выглядел я не самым лучшим образом - моя одежда износилась и обтрепалась. Холли потребовала, чтобы я принес ей все, что у меня было из одежды, но не затем, чтобы зашить, - она объяснила мне, как следует о них заботиться. Я сидел рядом с ней у огня и познавал сложную науку: как заштопать носки так, чтобы получилось красиво и аккуратно; когда подшить брюки, прежде чем они окончательно придут в негодность. - Я покачал головой, улыбаясь своим воспоминаниям.
- И, вне всякого сомнения, Рольфу нравилось, что ты частенько проводишь время с его женой, сидя у камина? - За словами Шута я уловил другой вопрос. Дал ли я Рольфу повод ревновать и вести себя со мной грубо?
Я допил остывший чай и откинулся на спинку стула. Меня начало окутывать знакомое меланхолическое настроение - вступила в действие эльфовская кора.
- Ничего такого. Можешь смеяться, если очень хочется, но это было, как будто я нашел мать. Холли меня ненамного старше, но она относилась ко мне ласково и с пониманием, она желала мне добра. Но... - Я снова откашлялся, Ты прав. Рольф ревновал, хотя ни разу ничего не сказал вслух. Он входил в дом, видел у очага Ночного Волка и меня с мотком шерсти, из которого Холли собиралась что-то связать, и мгновенно находил ей какое-нибудь другое дело. Нет, он обращался с ней хорошо, просто изо всех сил старался продемонстрировать, что она его жена. Холли никогда со мной об этом не заговаривала, но я думаю, она нарочно так себя вела, чтобы показать Рольфу, что, несмотря на прожитые вместе годы, у нее есть собственная жизнь и желания. Впрочем, она ни разу не дала ему повода для ревности.
По правде говоря, еще до окончания зимы Холли попыталась сделать меня своим среди людей Древней Крови. По ее приглашению в дом стали приходить их друзья, и она никогда не упускала случая меня с ними познакомить. В нескольких семьях имелись дочери на выданье, и они бывали чаще других, как правило в те дни, когда Рольф и Холли приглашали меня на обед. Рольф пил и смеялся, много разговаривал - иными словами, получал море удовольствия. Он нередко говорил, что такой веселой зимы не было уже много лет, и я понял, что Холли не слишком часто открывает двери своего дома для гостей. Впрочем, хоть она и старалась найти мне подружку, она делала это деликатно и совсем не навязчиво. Но довольно быстро я понял, что она считает самой подходящей кандидатурой Твайнет, девушку на несколько лет меня старше, высокую, темноволосую, с голубыми глазами. Она была связана с вороной, такой же веселой и озорной, как и сама Твайнет.
Мы подружились, но мое сердце еще не было готово к чему-то большему. Думаю, отец девушки сильнее, чем она, был возмущен тем, что я не проявляю к ней достаточного интереса, поскольку довольно часто в самой разной форме заявлял, что женщина не может ждать вечно. Я чувствовал, что Твайнет хочет найти спутника жизни не так сильно, как казалось ее родителям. Мы оставались друзьями всю весну, а потом и лето. Олли, отец Твайнет, и вынудил меня в конце концов уйти из Вороньего горла. Он потребовал от своей дочери, чтобы она либо перестала со мной встречаться, либо заставила объявить о своих намерениях. В ответ Твайнет заявила, что не собирается выходить замуж за мужчину, который ей не подходит, и уж конечно не пойдет за того, кто младше ее годами и сердцем. А еще она сказала, что ради того, чтобы получить внуков, родители готовы уложить ее в постель с человеком, выросшим среди людей, не обладающих Древней Кровью, да еще с кровью Видящих.
Мне передали ее слова, но не Рольф, а Холли. Она произнесла их едва слышно, опустив глаза, словно стыдилась столь чудовищной сплетни. Но когда она на меня посмотрела, спокойно дожидаясь, что я стану все отрицать, ложь, готовая сорваться с моих губ, так и осталась непроизнесенной. Я поблагодарил Холли за то, что она поведала мне о чувствах Твайнет, и сказал, что она дала мне пищу для размышлений. Рольфа в тот момент дома не было. Я зашел к ним, чтобы попросить топор, пришла пора заготавливать дрова на зиму. Я ушел, так ничего и не попросив, мы с Ночным Волком уже поняли, что не останемся среди людей Древней Крови. К тому времени, когда луна заняла на небе свое место, мы покинули Воронье горло. Я надеялся, что местные жители будут рассматривать наш поспешный уход как реакцию молодого человека, которому отказала возлюбленная, а не как бегство Бастарда от людей, узнавших его.
В комнате воцарилась тишина. Шут прекрасно понимал, что я поделился с ним своими самыми сокровенными опасениями. Люди Древней Крови знают, кто я такой, им известно мое имя, а следовательно, они обладают властью надо мной. То, чего я никогда не говорил Старлинг, я совершенно спокойно открыл Шуту. Такая власть над человеком не должна принадлежать тем, кто плохо к нему относится. Но тут я ничего не мог поделать. Я жил вдалеке от людей Древней Крови, один, но ни на секунду не забывал, что уязвим. Я хотел было рассказать Шуту историю про менестреля, выступавшего на Весеннем празднике, - ту самую, что поведала мне Старлинг, но решил сделать это позднее. Неожиданно я понял, что погружаюсь в пучину черных, мрачных мыслей. Подняв голову, я увидел, что Шут не сводит с меня глаз.
- Это эльфовская кора, - прошептал Шут.
- Эльфовская кора, - раздраженно подтвердил я, хотя мне никак не удавалось убедить себя, что ощущение безнадежности, охватившее меня, возникло из-за того, что я выпил пару чашек настоя.
А может быть, причина в бессмысленности моей жизни?
Шут встал и принялся взволнованно расхаживать по комнате. Он дважды дошел до двери, оттуда к окну, а потом резко развернулся и направился к буфету, достал бренди и две кружки и поставил на стол. Что же, неплохая мысль, подумал я, не хуже любой другой. Я смотрел, как он наливает бренди в кружки.
Я помню, что мы пили весь вечер и далеко заполночь. Шут все время что-то говорил. Думаю, он пытался отвлечь меня от мрачных мыслей, но и у него настроение было не лучше. Он начал с анекдотов из Бингтауна, затем перешел к дикой истории о морских змеях, которые развиваются в коконах, а потом превращаются в драконов.
- Представляешь, - печально проговорил он, - они покидают коконы поздней весной, слабые и тощие, точно котята, родившиеся слишком рано. Время их величия впереди, но сейчас они себя стыдятся. Они даже не могут охотиться, чтобы добывать пропитание. - Я прекрасно помню взгляд, который появился в его золотистых глазах, смотревших на меня. - Может быть, это я во всем виноват? - едва слышно задал он напоследок вопрос, который не имел никакого отношения к его рассказу. - А вдруг я привязался не к тому человеку?
Шут наполнил свою кружку и решительно ее осушил, напомнив мне Баррича в его самые черные минуты.
Я не знаю, как лег в кровать той ночью, помню только, что лежал, обнимая за шею волка и сонно наблюдая за Шутом. Он достал забавный маленький инструмент с тремя струнами, уселся у камина и начал наигрывать не слишком благозвучную мелодию, под которую запел песню на незнакомом мне языке. Положив руку на запястье, я почувствовал присутствие Шута, но он не обернулся, чтобы на меня посмотреть, хотя и понял, что я сделал. Слова его песни стали мне вдруг понятны - он пел об изгнаннике, тоскующем по своей родине.
IX
СОЖАЛЕНИЯ МЕРТВЕЦА
Считается, что Скилл является наследственной магией династии Видящих и встречается практически у всех, в чьих жилах течет их кровь. Однако известно, что Скиллом в пассивном состоянии бывают наделены некоторые из обычных жителей Шести Герцогств. Во время правления первых королей мастер Скилла, служащий монарху из династии Видящих в Баккипе, разыскивал молодых людей, обладающих способностью к этой древней магии. Их привозили в Баккип и, если оказывалось, что они достаточно одарены, обучали Скиллу. Затем они входили в группы, как правило, из шести человек, целью которых являлось служение монарху. И, хотя сведений о таких группах почти не осталось, как будто манускрипты, посвященные им, были сознательно уничтожены, устные предания утверждают, что подобных отрядов едва ли набиралось больше двух или трех, поскольку сильные обладатели Скилла рождаются редко. Как мастера находили детей со скрытым даром, сейчас неизвестно. Король Баунти, отец короля Шрюда, отменил традицию создания отрядов, возможно, считая, что, ограничив количество тех, кто владеет этим видом магии, особами королевской крови, тем самым он расширяет и их возможности. Поэтому, когда во время правления короля Шрюда на берега Шести Герцогств пришла война, династия Видящих осталась без помощи.
Я проснулся посреди ночи, спохватившись, что оставил Малту на склоне холма. Пони наверняка вернулся домой и сам зашел в сарай, но я оставил лошадь Шута на целый день без воды.
Пришлось мне, стараясь не шуметь, встать и выйти из дома, оставив дверь открытой, чтобы не разбудить Шута. Я даже волка оставил спать и ушел один. По дороге я остановился около сарая и, прикоснувшись Уитом к пони, понял, что он спит. Я не стал его беспокоить.
Я взобрался вверх по склону к тому месту, где оставил лошадь Шута, радуясь, что сейчас не зима, а на небе сияют луна и звезды. Впрочем, я так хорошо знал тропинку, что мне не нужно было ее видеть, чтобы не оступиться. Когда я подошел к Малте, лошадка сердито фыркнула, словно упрекая меня за невнимательность. Я отвязал ее и повел вниз по склону. Как только мы подошли к реке, которая несла свои воды в море, я остановился и позволил кобыле напиться.
Стояла великолепная летняя ночь. Стрекотали насекомые, Малта, отфыркиваясь, пила воду. А я, наслаждаясь покоем и тишиной, впитывал эту теплую тихую ночь, укравшую цвета у травы и деревьев, окрасив их в черные с серыми пятнами тона, так что окружающий меня знакомый пейзаж казался загадочным и таинственным. Прохладный влажный воздух наполняли ароматы лета, дремавшие днем. Я сделал глубокий вдох и заставил себя на время забыть о своих человеческих заботах, погрузившись в миг настоящего, который вдруг превратился для меня в бесконечность. Мой Уит набрал силу, и я стал единым целым с бархатным великолепием ночи.
Уит дарит ощущение эйфории. Он похож и одновременно не похож на Скилл. Человек, обладающий Унтом, погружается в жизнь вокруг себя - я ощущал не только присутствие лошади, но и мириады насекомых в траве и даже могучую силу огромного дуба, тянувшего свои ветви к луне и ко мне. На склоне холма под кустом спрятался заяц. Я ощущал его неясное присутствие как человек, который вдруг начинает различать один определенный голос в шуме базарной толпы. Но что самое главное, я испытал физическое родство со всеми живыми существами, населяющими наш мир. Я имел право здесь находиться, потому что был такой же частью этой ночи, как и вода, журчащая у моих ног. Я думаю, древняя магия черпает силы именно в осознании того, что мы - крупицы огромного мира, не больше, но и, разумеется, не меньше зайца.
Это ощущение чистого единства омыло меня и прогнало прочь жажду Скилла, которая испачкала мою душу сегодня днем. Я сделал еще один глубокий вдох, а потом выдохнул так, словно наступили последние минуты моей жизни, на которые я хотел слиться воедино с чистой, ласковой летней ночью.
На мгновение в глазах у меня потемнело, а потом все начало двоиться, но вскоре и это прошло, и я вдруг перестал быть самим собой, я больше не стоял на склоне холма у своего уединенного домика, я не был один.
Я снова стал мальчишкой, я бежал от давящих на меня со всех сторон стен, выбрался из спутанных простыней. Я мчался босиком по овечьему выпасу, испещренному тут и там клочьями травы, я очень спешил, но все равно не поспевал за своей спутницей. Она была красива, точно звездная ночь, ее коричневую шкуру раскрасили темные пятна. Она мчалась вперед легко, словно сама ночь, а я следовал за ней, ведомый Уитом, соединившим нас. Я был пьян от любви к ней и этой ночи, одурманен несущейся мне навстречу безграничной свободой. Я знал, что должен вернуться, прежде чем встанет солнце. А она, столь же уверенно, считала, что нам не нужно возвращаться, что лучшего времени бежать отсюда не будет.
Но в следующее мгновение все вернулось на свои места. Вокруг меня по-прежнему цвела ночь, которая звала меня за собой, но я снова стал взрослым - мальчишка, утонувший в чудесных ощущениях своей первой связи через Уит, исчез. Я не знал, кого коснулись мои ощущения, где находился тот мальчик и почему наши сознания слились воедино - пусть и на короткую долю секунды. Мне стало интересно, почувствовал ли он мое присутствие. Впрочем, это не имело особого значения. Кем бы они ни были и где бы ни находились, я пожелал им удачи в ночной охоте. А еще - чтобы их связь оставалась долгой и прочной.
Неожиданно Малта тихонько дернула поводья. Она утолила жажду и не хотела стоять на месте, где ее окружил рой назойливых насекомых. Да и меня тоже облепили маленькие кусачие кровопийцы. Малта взмахнула хвостом, а я рукой у себя над головой, и мы начали спускаться вниз по склону холма. Потом я завел Малту в сарай и, стараясь не шуметь, вернулся в дом. Там я забрался в постель, обнаружив, что Ночной Волк разлегся так, что мне почти не осталось места. Но я не возражал. Я вытянулся рядом с ним и осторожно положил руку ему на бок. Биение его сердца и ровное дыхание усыпляли меня лучше всякой колыбельной. Я закрыл глаза, и на меня снизошел такой покой, какого я не знал вот уже много недель.
На следующее утро я проснулся рано и легко. Ночная прогулка, казалось, освежила меня лучше всякого сна. Волк продолжал крепко спать. Я почувствовал легкие угрызения совести из-за того, что он так медленно приходит в себя после моего вмешательства, но тут же отбросил их в сторону. То, что я сделал, тяжело сказалось на всем его теле, но я считал, что лучше так, чем позволить ему умереть. Я оставил его на своей кровати и вышел в соседнюю комнату.
Шута там не оказалось, но дверь на улицу была открыта, и я понял, что он просто вышел. Я развел небольшой огонь, повесил над ним чайник, а затем довольно долго мылся и брился. В тот момент, когда я пригладил мокрые волосы и убрал их за уши, вошел Шут, держа в руках корзинку с яйцами. Увидев меня, он замер на месте и радостно заулыбался.
- О, да это же Фитц! Немного постарел и поизносился, но самый настоящий Фитц. Мне было страшно интересно, как ты выглядишь под зарослями щетины.
- Боюсь, я перестал заботиться о своей внешности, - сказал я, взглянув в зеркало. Поморщившись от не слишком приглядного зрелища, я промокнул кровь, поскольку в очередной раз порезался там, где мое лицо исполосовал старый шрам, полученный в подземелье Баккипа. Спасибо тебе, Регал. Старлинг говорила мне, что я выгляжу намного старше своих лет. И что могу вернуться в Баккип, где меня никто не узнает.
Шут возмущенно фыркнул и поставил корзинку с яйцами на стол.
- Старлинг, как всегда, ошибается. Для твоих лет и испытаний, выпавших на твою долю, ты выглядишь на удивление молодо. Да, конечно, переживания и время изменили твою внешность; люди, знавшие мальчишку по имени Фитц, не разглядят его во взрослом мужчине. Однако кое-кто из нас, друг мой, узнает тебя, даже если ты будешь гореть в огне.
- Очень утешительная мысль. - Я поставил зеркало на место и снова занялся завтраком. - Твоя кожа изменила цвет, - заметил я, разбивая яйца. Но выглядишь ты не старше, чем когда я видел тебя в последний раз.
Шут наливал горячую воду в чайник.
- Мы так устроены, - спокойно сказал он. - Мы живем дольше и потому медленнее изменяемся. Я стал другим, Фитц, даже если тебе кажется, что поменялся лишь цвет моей кожи. Когда ты видел меня в прошлый раз, я подходил к порогу взросления. Меня переполняли самые разные чувства и идеи, их было так много, что я с трудом мог сосредоточиться на делах. Когда я вспоминаю, как вел себя, должен признаться, что даже мне становится стыдно. Теперь я стал старше и умнее и знаю, что для всего существует свое место и время. То, что мне суждено совершить, должно быть совершено, вне зависимости от моих желаний.
Я вылил яйца на сковороду и поставил ее рядом с огнем.
- Когда ты изъясняешься загадками, - медленно сказал я, - это приводит меня в замешательство. А когда пытаешься говорить о себе ясно, мне становится страшно.
- Вот еще одна причина, по которой мне следует помалкивать о себе, воскликнул он с деланным испугом. - Ну, чем займемся сегодня?
Я задумчиво помешал яйца, а потом придвинул их поближе к огню.
- Не знаю, - тихо ответил я.
Услышав мой изменившийся голос, Шут удивленно на меня посмотрел.
- Фитц, с тобой все в порядке?
Я и сам не смог бы объяснить, почему у меня изменилось настроение.
- Знаешь, мне вдруг показалось, что все бессмысленно. Когда со мной жил Нед, я старался позаботиться о том, чтобы мы зимой ни в чем не нуждались. Мой огород был в четверть меньше нынешнего, когда появился мальчик. Мы с Ночным Волком каждый день охотились, чтобы добыть мясо. Если нам не сопутствовала удача, нас это не слишком беспокоило. Теперь же я смотрю на свои запасы и думаю, что если мальчик не вернется и останется на зиму учиться у какого-нибудь мастера, нам с Ночным Волком всего хватит. Иногда мне кажется, что я зря трачу свои дни. А порой вообще думаю, что моя жизнь потеряла всякий смысл.
- Как печально звучат твои слова. Или дело в эльфовской коре?
- Нет. - Я отнес готовую яичницу на стол, испытав вдруг облегчение от того, что могу высказать свои тайные мысли вслух. - Думаю, именно по этой причине Старлинг привела ко мне Неда. Наверное, увидела, что моя жизнь становится бессмысленной, и решила заполнить пустоту.
Шут с грохотом поставил тарелки и принялся сердито раскладывать еду.
- Ты ее переоцениваешь. Она не способна думать о чем-то, что не имеет отношения к ее собственным интересам. Скорее всего, она подобрала мальчика, потому что ей так захотелось в тот момент, а потом, когда он ей надоел, сбыла с рук. Вам просто повезло, что вы смогли помочь друг другу.
Я промолчал. Меня поражало, как сильно Шут не любил Старлинг. Я уселся за стол и принялся есть. Однако Шут еще не закончил.
- Если Старлинг и думала, что какой-то человек может заполнить пустоту в твоей жизни, то этим человеком она считала себя. Вряд ли она полагала, что кто-то кроме нее будет тебе нужен.
Мне пришлось с сожалением признать, что он, скорее всего, прав. В особенности после того, как во время ее последнего приезда мы с ней говорили про Неда и Ночного Волка.
- Ну, о чем она думала или не думала, теперь не имеет значения. Так или иначе, я хочу, чтобы Нед поступил в ученики к хорошему мастеру. А потом...
- А потом твоя жизнь будет снова принадлежать тебе. Подозреваю, что она позовет тебя в Баккип.
- Ты подозреваешь? - сухо поинтересовался я. - Кто сейчас произнес эти слова - Шут или Белый Пророк?
- Ну, поскольку ты никогда не относился всерьез к моим предсказаниям, какая тебе разница? - Шут весело улыбнулся и занялся яичницей.
- Пару раз твои предсказания сбывались. Хотя они всегда звучали так завуалировано, что их можно было трактовать как угодно.
- Это не мои предсказания звучали завуалировано, а ты их так понимал. Помнишь, когда приехал, я сказал, что вернулся в твою жизнь, потому что должен. Не в том дело, что я не хотел на тебя поглядеть, просто если бы я мог оградить тебя от того, что должно случиться, я бы так и поступил.
- И что же конкретно мы должны сделать?
- Конкретно? - спросил он, приподняв брови.
- Конкретно. Четко и ясно, - с вызовом заявил я.
- Ну хорошо. Конкретно, четко и ясно - мы с тобой снова должны спасти мир.
Шут откинулся на спинку стула и принялся раскачиваться на его задних ножках, потом нахмурился и вытаращил на меня глаза.
Я спрятал лицо в ладонях, но он ухмылялся так заразительно, что я не удержался и тоже фыркнул.
- Снова? Что-то не припомню, чтобы мы его вообще когда-нибудь спасали.
- Разумеется, мы спасли его. Ты жив, разве нет? Трон Видящих получил наследника. Значит, мы изменили течение времени. На тропе судьбы ты стал очень важным камнем, мой дорогой Фитц. И благодаря тебе телега сошла с наезженной колеи и выбралась на новый путь. И теперь мы с тобой должны позаботиться о том, чтобы она с него не свернула. А это будет очень непросто.
- И что же конкретно, четко и ясно мы должны сделать? - Я прекрасно понимал, что он меня дразнит, но не сумел сдержаться и все равно задал свой вопрос.
- Все очень просто. - Он положил в рот кусок яичницы, явно наслаждаясь тем, что сумел меня заинтриговать. - Исключительно просто. - Шут повозил кусочек яичницы по тарелке, положил его в рот и уронил вилку на стол. Потом поднял на меня глаза, и я больше не видел в них веселья. Когда он заговорил, его голос прозвучал тихо и торжественно: - Я должен позаботиться о том, чтобы ты остался в живых. Снова. А тебе придется сделать все, чтобы наследник Видящих получил трон.
- И мысль о том, что я должен остаться в живых, тебя печалит? удивленно спросил я.
- Нет конечно. Никогда. Мысль о том, через что тебе придется пройти, наполняет меня грустными предчувствиями.
У меня неожиданно пропал аппетит, и я оттолкнул от себя тарелку.
- Я тебя все равно не понимаю, - сердито сказал я.
- Прекрасно понимаешь, - совершенно спокойно заявил он. - Думаю, ты делаешь вид, что не понимаешь, потому что так легче - для нас обоих. Но на сей раз, друг мой, я не стану ничего от тебя скрывать. Вспомни последний раз, когда мы были вместе. Разве тогда порой не казалось, что умереть легче, чем продолжать жить?
Его слова пронзили меня, точно острые осколки стекла, но я всегда отличался упрямством.
- Ну знаешь, это всегда так.
В моей жизни было всего несколько мгновений, когда я удивлял Шута до такой степени, что он не знал, как реагировать на мои слова. Вот и сейчас наступил такой момент. Он молча смотрел на меня, а его диковинные глаза стали огромными, словно блюдца. Потом он вдруг ухмыльнулся и встал так резко, что чуть не перевернул стул, на котором сидел, и, бросившись ко мне, заключил в объятия. В следующее мгновение он сделал глубокий вдох, как будто до этого ему что-то мешало дышать.
- Конечно, ты совершенно прав, - прошептал он мне на ухо, а потом заорал, да так громко, что чуть не оглушил меня. - Конечно прав!
Как только я высвободился из его крепких объятий, он отбежал от меня, сделал невообразимый кульбит и вскочил на стол. Потом широко развел руки в стороны, словно снова выступал перед придворными короля Шрюда.
- Смерть всегда легче и безболезненнее, чем жизнь! Но мы-то выбираем жизнь. Потому что на самом деле смерть не ее противоположность, а просто один из вариантов выбора. Смерть наступает тогда, когда тебе не остается ничего иного. Разве я не прав?
Его веселье было очень заразительным, но мне все-таки удалось покачать головой.
- Я не знаю, прав ты или ошибаешься.
- В таком случае, поверь мне на слово. Я прав. Ты не забыл, я же Белый Пророк? А ты - Изменяющий, который приходит, чтобы повернуть время вспять. Посмотри на себя. Изменяющий. Человек, который одним своим существованием заставляет других совершать героические поступки. Ах, Фитц, мы - то, что мы есть и чем должны быть. Когда я теряю надежду, когда в моем сердце поселяется грусть и мне хочется сказать: "Почему я не могу оставить его здесь, чтобы он мог обрести мир и покой?", ты вдруг начинаешь говорить голосом Изменяющего, и я вижу свои поступки в другом свете. И снова становлюсь тем, кем должен быть. Белым Пророком.
Я просто сидел и смотрел на него. Несмотря на чудовищные усилия, на губах у меня появилась улыбка.
- Мне казалось, что я помогаю другим людям стать героями, а не пророками.
- Ну хорошо. - Шут легко спрыгнул на пол. - Боюсь, кое-кому из нас приходится быть и тем и другим. Тряхнув головой, он поправил куртку и начал потихоньку успокаиваться. - Итак, вернемся к моему первому вопросу. Чем мы сегодня займемся? И я тебе отвечу. Первым делом мы не станем думать о завтрашнем дне.
Я воспользовался его советом по крайней мере до конца дня. Я делал вещи, которыми не позволял себе заниматься до сих пор, поскольку они не имели никакого отношения к завтрашнему дню. Я просто получал удовольствие. Поработал немного над своими чернилами - не для продажи и заработка, а пытаясь создать пурпурный цвет, который мне нравился. Впрочем, успеха мне добиться не удалось. Высыхая, чернила приобретали коричневый оттенок, но я все равно наслаждался процессом.
Что касается Шута, тот занялся резьбой по моей мебели. Услышав, как кухонный нож скребет по дереву, я поднял голову, и он тут же это заметил. "Извини", - сказал он и демонстративно положил нож на место, а потом встал и направился к своей седельной сумке. Покопавшись в ней, он достал несколько очень острых инструментов. Тихонько напевая себе под нос, Шут подошел к столу и сложил их на стуле. Затем снял перчатку, которая скрывала метку Скилла, и занялся делом. Постепенно спинки моих простых стульев украсили переплетающиеся вьюнки с листьями, из которых тут и там выглядывали крошечные личики.
Когда я в очередной раз отвлекся от своего занятия, я обнаружил, что Шут принес в дом несколько поленьев из моей поленницы и задумчиво вертит их в руках, разглядывая каждое по отдельности, осторожно водит рукой, наделенной Скиллом, по шершавой поверхности, словно пытается разгадать тайны, скрытые от моих глаз. Наконец он выбрал одно из них с сучком, похожим на колено, и принялся снова его изучать. Он продолжал тихонько напевать, и я не стал его отвлекать.
За целый день Ночной Волк проснулся только один раз, тяжело вздыхая, слез с кровати и вышел на улицу. Я предложил ему поесть, но он фыркнул и отвернулся. Потом он напился и, снова вздохнув, улегся на прохладный пол в комнате. Он заснул, но уже не так крепко.
Короче говоря, я провел весь день в свое удовольствие, делая то, что мне нравилось, а не то, что должен был делать. Мне частенько приходили на ум мысли о Чейде, я вдруг задумался о том, чем занимался в свободное время старый убийца в своей скрытой от посторонних глаз башне, когда я поступил к нему в обучение. Задолго до моего появления Чейд служил королевским убийцей, выполняя приказы Шрюда, когда возникала необходимость свершить правосудие тихо и не привлекая ненужного внимания. Огромная библиотека и бесконечные эксперименты с ядами и смертоносным оружием говорили о том, что Чейд знал, чем занять свободные часы. А целью его жизни стало благополучие династии Видящих.
Когда-то это было целью и моей жизни. Но я отрекся от нее, чтобы снова принадлежать себе самому. Странно, но при этом я каким-то непостижимым образом отказался от той жизни, к которой стремился. Чтобы получить возможность наслаждаться свободой, мне пришлось разорвать все свои прежние связи и расстаться с теми, кого я любил и кто любил меня.
Это была лишь часть правды, но подобные мысли очень подходили к моему нынешнему настроению. В следующее мгновение я понял, что купаюсь в жалости к себе. Вот уже в третий раз мои пурпурные чернила, высохнув, становились коричневыми, хотя в одном случае получился весьма симпатичный оттенок розового. Я отложил в сторону бумагу, предварительно записав, как мне удалось получить этот цвет, решив, что он прекрасно подойдет для иллюстраций к текстам по ботанике.
Встав со стула, я с удовольствием потянулся, и Шут поднял голову от своей работы.
- Есть хочешь? - спросил я его.
Он задумался, а потом ответил:
- Пожалуй. Давай я приготовлю. Твои обеды заполняют желудок, но не доставляют никакого удовольствия.
Он отложил в сторону статуэтку, которую вырезал из дерева, заметил, что я на нее смотрю, и прикрыл - как будто не хотел, чтобы я ее увидел.
- Дай сначала закончить, - проговорил он и занялся изучением моих буфетов.
Пока он разглядывал мои немудреные специи, я вышел на улицу, перебрался через ручей, который мог бы привести меня на берег. Я стал медленно подниматься вверх по склону, прошел мимо наших лошадок, мирно щипавших траву, и наконец уселся на свою скамейку. Всего в нескольких шагах от меня зеленый холм переходил в крутые скалы и каменистый берег внизу. Со своего места я наслаждался огромными океанскими просторами, раскинувшимися передо мной, и вдруг снова почувствовал беспокойство. Я вспомнил сон о мальчике и охотничьей кошке и улыбнулся своим мыслям. Беги от всего этого, уговаривала его кошка, и я ее понимал.
Однако много лет назад я именно так и поступил, и вот во что превратилась моя жизнь. Спокойная, тихая жизнь человека, который в состоянии сам о себе позаботиться, должна была сделать меня счастливым... но вот я сижу здесь, и меня мучают сомнения.
Через некоторое время ко мне присоединился Шут, следом за ним явился Ночной Волк и с мученическим вздохом улегся у моих ног.
- Тебя терзает голод Скилла? - с сочувствием спросил Шут.
- Нет, - ответил я и чуть не рассмеялся.
Голод, который он невольно пробудил во мне вчера, отступил под воздействием эльфовской коры. Я мог тосковать по Скиллу, но мои способности к нему притупились.
- Я поставил наш ужин на небольшой огонь, так что можем немного посидеть. У нас полно времени. - Шут помолчал, а потом осторожно спросил: После того как ты ушел из поселения людей Древней Крови, куда ты направился?
Я вздохнул. Волк оказался прав. Разговоры с Шутом не прогнали неприятные мысли. Как раз наоборот, они заставили меня еще сильнее задуматься. Я оглянулся на прошедшие годы и начал собирать остатки своей истории.
- Где я только не был. Когда мы ушли, мы не решили, куда пойдем. И потому просто путешествовали. - Я сидел и смотрел на воду. - Мы болтались по Шести Герцогствам четыре года. Я видел Тилт зимой, когда легкий снег кружит над огромными равнинами, но холод стоит такой, что кажется, будто земля промерзла до самых костей. Мы прошли через Фарроу в Риппон, затем добрались до побережья. Иногда я нанимался на какую-нибудь работу, и тогда нам удавалось покупать хлеб, а порой мы охотились, словно два волка, и ели сырое мясо.
Я посмотрел на Шута, который внимательно меня слушал, но по его лицу я не видел, осуждает ли он меня.
- Добравшись до побережья, мы сели на корабль и поплыли на север, хотя Ночному Волку наше путешествие не понравилось. Я побывал в Бернсе в середине зимы.
- В Бернсе? - переспросил Шут. - Когда-то тебя хотели женить на леди Целерити из Бернса. - Я не услышал в голосе вопроса, но глаза его выдали.
- Надеюсь, ты не забыл, что это было против моей воли. Я не собирался искать там Целерити. Но я видел леди Фейт, герцогиню Бернса, когда она проезжала по улице в замок Рипплкип. Она меня не заметила, но все равно вряд ли узнала бы в оборванном зеваке лорда Фитца Чивэла. Я слышал, что Целерити удачно вышла замуж - по любви, да еще за богатого человека, и получила титул леди поместья Айс-Тауэрс, которое расположено рядом с городом Айстаун.
- Я рад за нее, - с серьезным видом сказал Шут.
- Я тоже. Я никогда не любил Целерити, но восхищался ее характером, да и вообще она мне нравилась. Хорошо, что у нее все в порядке.
- А потом?
- Мы отправились на Ближние острова. Оттуда я собирался перебраться к Внешним островам, чтобы собственными глазами увидеть земли, из которых пришли люди, причинившие нам столько боли, но волк категорически отказался от длительного морского путешествия.
И потому мы повернули на материк и пошли на юг. В основном мы передвигались пешком, только проплыли на корабле мимо Баккипа, где не стали задерживаться. Мы побывали на побережье Риппона и Шокса, а оттуда выбрались за границы Шести Герцогств. Чалсед мне не понравился, и потому мы снова сели на корабль.
- И докуда вам удалось добраться? - спросил Шут, когда я снова замолчал.
Я ухмыльнулся и с гордостью заявил:
- До самого Бингтауна.
- Правда? - Шут не смог скрыть любопытства. - И как он вам показался?
- Красивый. Богатый. Похож на Тредфорд. Элегантные, хорошо одетые люди, великолепные дома, стекла во всех окнах. Там прямо на улицах, в специальных палатках, продают книги, а на одной рыночной улице все лавки торгуют самыми разными видами магических приспособлений. Когда я по ней шел, у меня кружилась голова. Не знаю, какая там была магия, но она одурманила меня, точно очень сильные благовония... - Я покачал головой. - Я чувствовал себя жалким дикарем, наверное, местные жители именно так обо мне и думали грязная, обтрепанная одежда, а рядом волк. Однако несмотря на все, что я там видел, истории о Бингтауне несколько преувеличены.
- Помнишь, - продолжал я, - в Баккипе говорили, будто в этом южном городе есть все, что душе угодно? Да, признаюсь, там много интересного, но не могу сказать, что мне смертельно захотелось что-нибудь купить. Кроме красоты там много уродливого. Повсюду рабы, закованные в тяжелые цепи, а еще я видел один из их говорящих кораблей. Раньше я считал, что это сказки. - Я замолчал, пытаясь придумать, как передать то, что мы с Ночным Волком почувствовали, столкнувшись со столь мрачной магией. - Мне такое волшебство не по душе, - сказал я наконец.
Огромное количество народа на улицах смущало волка, и он обрадовался, когда мы ушли из города. Я почувствовал себя каким-то маленьким и незначительным после того, как мы там побывали. А с другой стороны, я вдруг понял, как здорово на диком, безлюдном побережье Бакка, и даже немного грубоватый Баккип начал представляться мне чудесным местом. Когда-то я считал Баккип центром цивилизации, но в Бингтауне о нас рассуждают как о диких варварах. Это обидно, но здесь есть доля истины. Уходя из Бингтауна, я дал себе слово заняться своим образованием и получше узнать мир, в котором живу. Я покачал головой, пытаясь справиться с нахлынувшими воспоминаниями. Выполнил ли я свое обещание?
- У нас не было денег, чтобы оплатить путешествие на корабле, даже если бы Ночной Волк на него согласился. И потому мы решили пройти по побережью пешком.
- Но это невозможно! - удивленно уставившись на меня, заявил Шут.
- Так нас все предупреждали. Я решил, что это пустая болтовня горожан, не знающих, что такое дороги и какие могут встретиться на них трудности. Но они оказались правы.
Не слушая предостережений, мы отправились пешком вдоль побережья. Дикие земли за Бингтауном поразили нас даже больше, чем то, что мы видели в Горном Королевстве. Не зря побережье называют Проклятым. Меня постоянно преследовали непонятные, туманные сны, а порой в сознании возникали полуоформившиеся пугающие образы. Волк очень переживал из-за того, что я балансировал на пороге безумия, объяснения которому не было. Я нормально себя чувствовал - физически - и не страдал ни от каких симптомов болезней, влияющих на мозг человека, однако перестал быть самим собой, когда мы путешествовали по этим неприветливым местам.
Меня снова начали мучить сны о Верити и драконах. И даже когда не спал, я постоянно истязал себя сожалениями о принятых в прошлом решениях и нередко думал о том, чтобы свести счеты с жизнью. Меня остановило только то, что со мной был волк. Оглядываясь назад, я вспоминаю не дни и ночи, а череду отвратительных, страшных снов. С тех пор как я ступил на дорогу Скилла, я ни разу не чувствовал такого сильного искажения собственных мыслей. В общем, если короче, я бы ни за что не согласился побывать там еще раз.
Еще никогда в жизни мне не приходилось видеть побережья, настолько лишенного каких бы то ни было признаков человеческого присутствия. Даже животные вызывали у меня диковинные и часто неприятные ощущения, когда я пытался прикоснуться к ним Уитом. Впрочем, и пейзажи, представшие нашим глазам, производили ужасающее впечатление и казались какими-то чуждыми топи, от которых поднимались ядовитые испарения, душившие нас, и зеленые островки среди болот, где вся растительность, роскошная и пышная, представлялась нам неправильной и извращенной.
Через некоторое время мы добрались до Дождевой реки, которую жители Бингтауна называют неистовой Дождевой рекой. Не знаю, какой безумный каприз заставил меня последовать по ее течению, но я попытался. Болотистые берега, вонючая растительность и страшные сны вскоре заставили нас повернуть назад. Что-то в почве разъедало подушечки лап Ночного Волка и жесткую кожу моих сапог, которые довольно быстро изорвались до дыр. Нам пришлось признать, что мы потерпели поражение, но мы совершили очередную ошибку, когда пустились в обратный путь.
Мы срубили несколько молодых деревьев, чтобы построить плот. Ночной Волк предупредил меня, что мы не должны пить воду из реки, но я не представлял себе, какие опасности нас поджидают. Хлипкий плот чудом не развалился, когда мы наконец добрались до устья реки, наша кожа там, где на нее попала вода, покрылась страшными язвами. Мы испытали самое настоящее удовольствие, когда наконец увидели море. Соленая вода жалила раны, но довольно быстро их излечила.
Несмотря на то что область Чалсед давным-давно заявила свои права на земли вдоль Дождевой реки и множество раз утверждала, что Бингтаун также находится в ее владениях, мы не встретили на берегу ни одного поселения. Мы с Ночным Волком довольно долго шли на север, и, должен признать, дорога была нелегкой. Когда Дождевая река осталась в трех днях пути позади, мир снова начал приобретать привычные очертания, но первую деревню мы увидели только через десять дней. Регулярные промывания морской водой практически залечили наши ссадины и раны, а мои мысли снова стали принадлежать мне, но со стороны мы производили еще то впечатление - оборванный бродяга и тощий пес. Местные жители нас не слишком жаловали и в свои дома не пускали.
Наше тяжелое путешествие на север через Чалсед убедило меня в том, что там живут самые недружелюбные люди в мире. Иными словами, в Чалседе мне совсем не понравилось - как и предсказывал когда-то Баррич. На меня даже не произвели впечатления великолепные города. Чудеса архитектуры и достижения цивилизации в Чалседе держатся на страданиях людей. Больше всего меня возмущало то, как широко там распространено рабство.
Я замолчал и посмотрел на серьгу в ухе Шута, означавшую, что он свободный человек. Когда-то она принадлежала бабке Баррича - знак рабыни, завоевавшей свободу. Шут прикоснулся рукой к серьге, висевшей рядом с другими, вырезанными из дерева, ее серебряный блеск сразу привлекал внимание.
- Баррич, - проговорил Шут. - И Молли. На сей раз я задам тебе прямой вопрос: ты никогда не пытался их найти?
Я опустил голову.
- Да, - признался я через несколько минут. - Я их искал. Поразительно, что ты спросил именно сейчас, потому что как раз в Чалседе у меня возникло непреодолимое желание их увидеть.
Однажды вечером мы разбили лагерь довольно далеко от дороги, и мне приснился очень яркий сон. Возможно, столь четкие образы возникли потому, что Молли все еще жила в самом дальнем уголке моего сердца. Однако приснилась мне не она, а я сам. Я совсем маленький, мне жарко, и я серьезно, смертельно болен. Баррич прижимает меня к груди, и его знакомый запах помогает мне переносить мучительную боль. Неожиданно ко мне прикасаются невыносимо холодные руки, они пытаются забрать меня, но я вырываюсь и плачу и еще крепче обнимаю Баррича. И его сильная рука снова обхватывает меня, не отдает тому, кто хочет забрать.
- Оставь ее, - хриплым голосом требует он.
Я слышал голос Молли, словно издалека, дрожащий и немного искаженный.
- Баррич, ты тоже болен. Ты не можешь о ней заботиться. Дай ее мне, а сам отдохни.
- Нет. Оставь ее со мной. А сама займись Чивом и собой.
- С твоим сыном все хорошо. Мы с ним здоровы. А вы с Неттл больны. Дай мне ее, Баррич.
- Нет, - с трудом проговорил он и, словно защищая от всего мира, еще крепче прижал меня к себе. - Именно так и начиналась Кровавая Чума, когда я был мальчишкой. Она убила всех, кого я любил. Молли, я не перенесу, если ты заберешь ее у меня, а она умрет. Прошу тебя, оставь ее со мной.
- Чтобы вы умерли вместе? - В усталом голосе Молли появились резкие нотки.
- Если так будет угодно судьбе, - совершенно спокойно заявил Баррич. Умирать одному очень страшно. Я буду держать ее до последнего вздоха.
Баррич вел себя неразумно, и я почувствовал, что Молли сердится и переживает за него. Она принесла ему воды, и я забеспокоился, когда она приподняла его, чтобы он мог напиться. Я тоже попытался попить из чашки, которую Молли поднесла к моим губам, но они потрескались, а еще у меня ужасно болела голова, и свет казался слишком ярким. Когда я оттолкнул руку Молли, ледяная вода пролилась мне на грудь, я вскрикнул и расплакался. "Тише, Неттл, успокойся", - уговаривала меня Молли, но у нее были такие холодные руки. Я не хотел, чтобы мать ко мне прикасалась, и чувствовал ревность Неттл, знавшей, что у Молли скоро будет еще ребенок. Я изо всех сил вцепился в рубашку Баррича, и он снова прижал меня к себе и принялся что-то тихонько напевать. А я спрятал лицо у него на груди, где до меня не мог добраться свет, и попытался заснуть.
Я так старался уснуть, что проснулся. Открыв глаза, я понял, что задыхаюсь, что я весь в поту и меня знобит. Но я никак не мог забыть ощущения своей сухой, горячей кожи и страшного сна, навеянного Скиллом. Укладываясь спать, я плотно завернулся в плащ, теперь же с раздражением отбросил его в сторону, мне казалось, будто он меня душит. Мы с Ночным Волком остановились на ночь на берегу лесного ручья. С трудом передвигая ноги, я добрался до воды и напился. Подняв голову, я увидел, что волк сидит неподалеку, сложив хвост аккуратным кольцом вокруг лап, и смотрит на меня.
- Он уже понимал, что я должен был их найти. Мы двинулись в путь той же ночью.
- И ты знал, где их искать?
- Нет, - покачав головой, ответил я. - Кроме того, что, покинув Баккип, они поселились неподалеку от города под названием Кейплин-Бич, я ничего не знал. А еще я "чувствовал" - если можно так сказать, - где они тогда жили. И мы отправились на поиски.
После нескольких лет скитаний у нас появилась цель, я понимал, что нужно спешить, - и чувствовал себя по меньшей мере странно. Я не думал о том, что мы делаем и насколько глупо себя ведем. Какая-то часть меня признавала, что наша затея бессмысленна. Мы находились слишком далеко, и я не мог успеть вовремя. Когда я их найду, они либо будут мертвы, либо поправятся. Однако я уже не мог отказаться от поисков. Я столько лет прятался от людей, которые меня знали, а теперь торопился вернуться в их жизнь. Впрочем, я старался об этом не думать, просто шел вперед.
Шут сочувственно кивнул, думаю, он понял гораздо больше, чем я собирался или хотел ему сказать.
До сих пор я усиленно сражался с влечением Скилла, а теперь окунулся в него с головой. Он, словно наркотик, вцепился в меня, не желая отпускать, но я и не стремился к свободе. Меня немного беспокоило, что он вернулся ко мне с такой силой, но я с ним не сражался. Несмотря на дикую головную боль, которая теперь постоянно жила со мной, я почти каждый вечер пытался отыскать Молли или Баррича. Результаты моих поисков не слишком радовали. Когда соединяются два сознания, прошедшие обучение Скиллу, возникает поразительное, головокружительное ощущение счастья.
Совсем другое дело - пытаться увидеть что-нибудь при помощи Скилла, а меня никто этому не учил. Знания, которыми я обладал, я нащупал сам, практически вслепую. Мой отец закрыл Баррича для Скилла, чтобы никто не мог использовать его друга и конюшего против него, принца Чивэла. Молли, насколько мне было известно, тоже не обладала даром. И потому я не мог разговаривать с ними при помощи наших разумов, только молча наблюдать за ними, зная, что они меня не видят. Впрочем, я довольно скоро понял, что и этого мне не дано. Я долго не пользовался Скиллом, и мои способности притупились. Даже после небольшого усилия я чувствовал себя разбитым и у меня начинала отчаянно болеть голова, но я не мог заставить себя оставить свои попытки.
Время от времени мне удавалось нащупать их и получить крохи информации. Небольшая рощица за домом, запах моря, черные овцы, пасущиеся на склоне холма, - я хранил эти мимолетные картинки как самое настоящее сокровище и надеялся, что они укажут мне дорогу к тем, кого я любил. Я не мог контролировать видения, которые ко мне приходили, и нередко становился свидетелем того, как Баррич и Молли занимаются привычными домашними делами: вот Молли стирает и развешивает белье, они косят и раскладывают для просушки сено, возятся с ульями. Иногда я видел малыша, которого Молли называла Чивом. Он был как две капли воды похож на Баррича. И тогда мое сердце ныло от ревности и радости одновременно.
Наконец мне удалось разыскать деревушку неподалеку от города Кейплин-Бич и дом, где родилась моя дочь. Теперь в нем жили другие люди, и я не увидел ничего, что напомнило бы мне о Барриче и Молли. Однако волк обладает более острым чутьем, и он уловил их запах, но такой слабый, что мы сразу поняли: они ушли отсюда давно. Но я не знал куда. Я не решился расспрашивать о них в деревне, поскольку не хотел, чтобы при случае кто-нибудь передал им, что их кто-то искал. Мы провели в дороге несколько месяцев. И в каждой деревне, встречавшейся нам на пути, видели свежие могилы. Страшная болезнь расползлась по окрестным поселениям и унесла много жизней. Ни в одном из моих коротких видений мне не удалось разглядеть Неттл. Неужели и она стала добычей смерти?
После Кейплин-Бич я заходил во все придорожные постоялые дворы и таверны, изображал из себя одержимого пчеловода, который поставил перед собой цель - узнать все, что можно, о пчелах. Я часто вступал в споры, давая возможность другим меня поправить и рассказать о своих знакомых, занимающихся разведением пчел. Однако мои попытки не приносили успеха. Но вот однажды днем я шел по узкой дороге, которая поднималась к вершине холма, и неожиданно узнал дубовую рощу.
И тут я испугался. Я быстро сошел с дороги и начал пробираться через кустарник, росший на склоне. Волк не отставал, не задавая мне ни единого вопроса, он даже закрыл от меня свои мысли, чтобы я мог спокойно отыскать след своей прежней жизни. К вечеру мы взобрались на холм, с которого открывался вид на их дом - аккуратный, явно не бедный, во дворе копошатся куры, огород ухожен, на лужайке неподалеку - три крытых соломой улья. За домом я разглядел сарай, который пристроили недавно, и загон из обструганных досок. А еще до меня долетел запах лошадей. Я сидел в темноте и смотрел на единственное освещенное окно, за которым горела желтая свеча, но и она вскоре погасла. Той ночью волк охотился в одиночку, а я остался на своем посту. Я не мог к ним вернуться, но и не мог заставить себя уйти. Словно листок на краю обрыва, я замер, не в силах сдвинуться с места. Неожиданно я вспомнил легенды, рассказывающие о привидениях, которым суждено до конца веков оставаться в одном и том же месте. Куда бы я ни ушел, как бы далеко отсюда ни находился, часть меня всегда будет здесь, с теми, кого я люблю.
На рассвете из дома вышел Баррич. Он стал еще сильнее хромать по сравнению с тем, каким я его помнил, а в волосах появилась седая прядь. Он подставил лицо лучам встающего солнца и сделал глубокий вдох, а я вдруг на одно короткое мгновение испугался, что он почувствует мое присутствие. Но Баррич подошел к колодцу и достал ведро воды, а затем отнес его в дом и снова вышел, чтобы насыпать зерна цыплятам. Из трубы появился дымок значит, Молли тоже встала. Баррич направился к сараю. Я так хорошо знал его привычки, что мне казалось, будто я шагаю рядом с ним. Проверив, все ли в порядке у животных, он выйдет на улицу. Так и произошло. Баррич принялся носить воду в сарай.
Неожиданно я понял, что задыхаюсь, и тогда я громко рассмеялся, не обращая внимания на слезы, которые застилали мне глаза.
- Честное слово, Шут, в тот момент я чудом к нему не спустился. Мне казалось диким, что он работает, а я на него смотрю и не помогаю.
Шут кивнул, молча дожидаясь продолжения.
- А потом Баррич вывел из сарая чалого жеребца. Я страшно удивился, когда его увидел, мне хватило одного взгляда, чтобы понять, что он самых лучших баккипских кровей: гордая осанка, могучие плечи и ноги, безупречные линии тела. На сердце у меня потеплело от мысли, что он принадлежит моему старому другу. Баррич выпустил жеребца в загон и налил ему воды.
Когда он вывел следом за ним Радди, я все понял. Я тогда еще не знал, что Старлинг нашла Баррича и позаботилась о том, чтобы он получил своего любимого коня и жеребенка Суути. Радди, похоже, повзрослел и стал спокойнее, но Баррич все равно выпустил его подальше от жеребенка. Потом он принес Радди воды и вернулся в дом. И тут вышла Молли.
Я глубоко вздохнул и задержал дыхание. Я сидел и смотрел на океан, но перед глазами у меня всплыл образ женщины, когда-то принадлежавшей мне. Темные волосы, которыми раньше так любил поиграть ветер, теперь были заплетены в косу и короной обрамляли лицо. За ней неуверенно ковылял маленький мальчик. Белый передник почти скрывал, что она беременна. Легкая, стройная девчонка осталась в прошлом, но взрослая Молли не показалась мне менее привлекательной. Мое сердце тянулось к ней и всему, что она собой олицетворяла: уютному дому, где в очаге весело потрескивают поленья, и спокойной счастливой жизни, наполненной детским смехом и теплом.
- Я прошептал ее имя, и оно так непривычно коснулось моих губ. Молли подняла голову, и на мгновение мне показалось, что она меня услышала. Но вместо того, чтобы посмотреть на холм, Молли весело рассмеялась и крикнула: "Нет, Чивэл! Это не едят". Быстро наклонившись, она вытащила изо рта сына горсть лепестков гороха, потом подняла его на руки, и я увидел, что ей трудно.
"Любимый, иди сюда, забери своего сына, пока он не разгромил весь огород. И попроси Неттл вытащить для меня немного репы".
"Минутку!" - услышал я голос Баррича, который вскоре появился на пороге. Обернувшись через плечо, он сказал: "Домоем потом. Иди помоги маме". Баррич быстро прошел через двор и, подхватив сына на руки, подбросил его высоко в воздух. Малыш взвизгнул от восторга, и Баррич усадил его на плечи. Молли положила руку на живот и смеялась вместе с ними, а в ее глазах я видел любовь и восхищение.
Я замолчал, потому что больше не видел океана. Мои глаза застилали слезы.
Шут положил руку мне на плечо и спросил:
- Ты так к ним и не спустился, верно?
Я молча покачал головой.
Я бежал от страшной грызущей зависти, которую испытал, и чтобы не видеть собственную дочь - я боялся, что не смогу сдержаться и захочу прижать ее к себе. Там, внизу, даже на границе их мира, для меня не было места. Я это знал. Знал с того самого момента, когда понял, что они поженятся. И еще я понимал, что, если подойду к дверям их дома, я принесу с собой боль и разрушение.
Но я ведь самый обычный человек, не лучше остальных. Я испытал горечь и сердился на них обоих и на судьбу, предавшую меня. Я не мог их винить за то, что они нашли друг в друге опору и утешение. Но и я тоже не был виноват в том, что они вот так исключили меня из своей жизни. Впрочем, все это осталось в прошлом и изменить ничего нельзя, сказал я себе. Мертвые не имеют права на сожаления. Самое большее, что я мог сделать, - это уйти, чтобы не отравить их счастье и не лишить свою дочь дома. Мне хватило сил.
Я тяжело вздохнул и продолжал:
- Вот и конец моей истории, Шут. Следующая зима застала нас здесь. Мы нашли эту хижину, поселились в ней и с тех пор так и живем.
Я выдохнул и задумался над своими словами. Неожиданно они показались мне тусклыми и неинтересными.
Следующий вопрос Шута поразил меня.
- А другой твой ребенок? - тихо спросил он.
- Что?
- Дьютифул. Ты его видел? Неттл твоя дочь. А разве он не твой сын?
- Я... нет. Нет, не мой. И я никогда его не видел. Он сын Кетриккен и наследник Верити. Я уверен, что именно так считает Кетриккен. - Я почувствовал, что краснею, меня смутило, что Шут об этом заговорил. Я положил руку ему на плечо и сказал: - Друг мой, только мы с тобой знаем, как использовал меня Верити... точнее, мое тело. Когда он попросил у меня разрешения на это, я не сразу понял, что он имеет в виду. Сам я не помню, как был зачат Дьютифул. Разве ты забыл, я находился рядом с тобой, оказавшись в плену тела Верити, которое он покинул. Верити сделал все, чтобы получить наследника. Я на него не сержусь, но и не хочу вспоминать о том, что тогда произошло.
- Старлинг ничего не знает? А Кетриккен?
- Старлинг в ту ночь крепко спала. Я уверен, что, если бы у нее возникли подозрения, она бы наверняка мне что-нибудь сказала. Менестрель не в силах пройти мимо такого сюжета, даже если будет понимать, что не слишком разумно говорить о подобных вещах вслух. Что же до Кетриккен... ну, Скилл охватил Верити, точно полыхающее пламя. Той ночью она видела в своей постели только короля. Уверен, что иначе... - Я неожиданно вздохнул и признался: Мне стыдно, что я ее обманул. Я знаю, что не имею права сомневаться в правильности поступков своего короля, но...
Я замолчал, потому что даже Шуту не мог признаться в том, что меня мучает любопытство. Мой сын и в то же время не мой. Когда-то мой отец принял относительно меня решение, и я поступил со своим сыном точно так же. Не видеть и не знать его, чтобы защитить.
Шут положил свою руку на мою и сильно сжал.
- Я никому ничего не говорил. И собираюсь молчать и впредь. - Он вздохнул и сказал: - Итак, вы пришли сюда, чтобы жить в мире и покое. Это и правда конец твоей истории?
Это действительно был конец моей истории. С тех пор как я видел Шута в последний раз, я только и делал, что убегал и прятался. Затерявшийся в лесу домик стал местом, где я скрылся от людских глаз, поддавшись эгоистичному стремлению к миру и покою. Так я ему и сказал.
- Сомневаюсь, что Нед с тобой согласился бы, - мягко возразил Шут. Да, большинство людей посчитало бы, что человек, спасший однажды мир, заслуживает провести остаток своих дней в мире и покое. Однако, несмотря на то что в твои планы это не входит, мне придется силой вытащить тебя отсюда и заставить повторить свой подвиг. - Он насмешливо приподнял одну бровь.
Я рассмеялся, но без особого веселья.
- Что-то мне не хочется становиться героем, Шут. Достаточно того, что я приношу пользу еще кому-нибудь кроме себя самого.
Он откинулся на спинку скамейки и несколько минут рассматривал меня с самым серьезным видом.
- Ну, это легко, - пожав плечами, заявил он. - Как только Нед поступит в ученики, приезжай ко мне в Баккип. Обещаю, ты будешь там очень даже полезным.
- Или очень даже мертвым, если меня узнают. Разве ты не слышал, как сейчас ненавидят тех, кто обладает Уитом?
- Нет, не слышал. Но это меня ничуть не удивляет. Ты говоришь, тебя узнают? Пожалуй, мне придется согласиться со Старлинг. Думаю, мало кто тебя вспомнит. Сейчас ты совсем не похож на Фитца Чивэла, каким он был пятнадцать лет назад. У тебя достаточно черт Видящего, если знать, на что смотреть, но при дворе полно аристократов с такой же наследственностью. Ну, предположим, у кого-нибудь возникнут сомнения. С чем он будет сравнивать - с пыльным портретом в полутемном зале? Ведь из вашей линии ты остался один. Шрюд давно умер, твой отец уехал из Баккипа, а потом его убили, а Верити состарился до срока. Я знаю, кто ты такой, и потому вижу сходство. Не думаю, что мимолетный взгляд какого-нибудь придворного в Баккипе тебе чем-нибудь угрожает. - Он замолчал, а потом серьезно спросил: - Ну, я увижу тебя в Баккипе, до того как выпадет снег?
- Возможно, - осторожно ответил я, сомневаясь, что выполню его просьбу, но зная, что спорить с ним бесполезно.
- Увижу, - решительно заявил он и, хлопнув меня по плечу, добавил: Пошли в дом. Ужин, наверное, готов, а я еще хочу закончить свою статуэтку.
X
МЕЧ И ПРИЗЫВ
Вероятно, в каждом королевстве есть легенда о могучем защитнике, который восстанет от сна, чтобы спасти свою землю, если нужда на то будет велика, а обращенная к нему мольба - достаточно искренней. На Внешних островах рассказывают об Айсфире, существе, живущем в сердце ледника, который находится в центральной части острова Аслевджал. Местные жители клянутся, что во время землетрясений, случающихся на островах, Айсфир беспокойно ворочается на своем хладном ложе в ледяном логове. В легендах Шести Герцогств постоянно упоминаются заключившие с нами в древние времена союз Элдерлинги, древняя и могучая раса, обитающая где-то за Горным Королевством. Лишь впавший в отчаяние будущий король Верити Видящий мог так поверить в легенду, что оставил королевство на попечение слабеющего отца и чужеземной королевы и отправился на поиски древнего народа. Возможно, именно отчаянная вера и дала ему силу не только разбудить каменных драконов Элдерлингов и направить их на помощь Шести Герцогствам, но и вырезать для себя из камня тело дракона, чтобы во главе стаи вернуться на защиту родной земли.
Шут остался, но в последующие дни упорно избегал серьезных тем. Боюсь, я тоже. Рассказ о спокойных годах, которые я провел в моей скромной хижине, помог изгнать призраков прошлого. Изменение времени и время перемен. Изменяющий. Вызывающий перемены. Слова и мысли, сопровождающие эти слова, пронизывали мои дни и ночи, проникая в сны. Прошлое более не мучило меня, зато теперь донимали мысли о будущем.
Оглядываясь назад, вспоминая себя в молодости, я обнаружил, что тревожусь о Неде. Мне показалось, что я напрасно потратил все эти годы и не слишком хорошо подготовил мальчика к самостоятельной жизни. Да, у него доброе сердце, и у меня нет сомнений в его честности. Но я вдруг подумал, что не слишком старательно знакомил Неда с внешним миром. Я научил его жизни в уединенной хижине, он умел охотиться и ухаживать за огородом. Но я отослал его в огромный мир; как мир примет мальчика? Беспокойство о том, как Нед справится с иной, незнакомой ему действительностью не давало мне спокойно спать.
Если Шут и догадывался о моих терзаниях, виду он не подавал. Он с удовольствием украсил изящным орнаментом каминную полку. С притолоки на меня поглядывали ящерицы. Маленькие смешные лица корчили мне рожицы с дверей шкафа и со ступенек крыльца. Все деревянные предметы в доме становились материалом для его острых инструментов и умных тонких пальцев. А упражнения водяных эльфов на бочке для дождевой воды заставили бы покраснеть даже стражника.
Я и сам старался много работать, часто оставаясь в доме, несмотря на прекрасную погоду. Мне нужно было обдумать все, что произошло, а Ночному Волку требовалось время, чтобы прийти в себя. Я понимал, что моя забота не поможет ему быстрее поправиться, но мне не удавалось скрыть тревогу. Когда я пытался войти с волком в контакт при помощи Уита, меня встречало хмурое молчание - это было совсем не похоже на моего прежнего спутника. Иногда я отрывался от работы - он меланхолично наблюдал за мной. Я не спрашивал, о чем он думает; если бы зверь хотел поделиться со мной мыслями, он не стал бы закрывать свой разум.
Постепенно Ночной Волк начал возвращаться к привычному образу жизни, но прежняя его живость исчезла. Теперь он двигался осторожно и всячески берег свое тело. Он перестал постоянно сопровождать меня, а лишь лежал на крыльце и наблюдал за моими приходами и уходами. Вечерами мы по-прежнему охотились вместе, но передвигались значительно медленнее, делая вид, что нас задерживает Шут. Чаще всего Ночной Волк лишь указывал мне дичь и дожидался моей меткой стрелы, а не бросался в погоню. Эти изменения беспокоили меня, но я старался держать тревоги при себе. Ему требуется время на выздоровление, убеждал я себя, вспоминая, что волк никогда не любил жаркие дни лета. Когда наступит осень, он снова станет самим собой.
Постепенно наша жизнь втроем вошла в привычное русло, словно так было всегда. Вечерами мы рассказывали друг другу истории о незначительных событиях из нашей прежней жизни. Через некоторое время запасы бренди подошли к концу, но разговоры остались такими же непринужденными и приятными. Я поведал Шуту о том, что видел Нед в Хардинс Спит, и о том, что говорили про обладателей Уита на рынке. О выступлении менестреля на Весеннем празднике, о том, как Чейд охарактеризовал принца Дьютифула, а также о его просьбе обучать юного наследника трона Скиллу. Шут внимательно слушал мои истории подобно ткачу, собирающему разноцветные нити для создания гобелена.
Однажды вечером мы попробовали украсить корону петушиными перьями, но оказалось, что у них слишком тонкие черенки - перья торчали в разные стороны. Мы оба сразу поняли, что они не подходят. В другой раз Шут поставил корону на стол и выбрал кисточки и чернила из моих запасов. Я присел рядом. Он аккуратно разложил все перед собой, погрузил кисточку в синие чернила и задумался. Мы так долго сидели молча, что я стал различать голоса потрескивающих углей в камине. Потом он отложил кисточку в сторону.
- Нет, - тихо сказал Шут. - Что-то не так. Еще не время. - Он аккуратно убрал корону в сумку.
В другой раз, когда Шут до слез рассмешил меня своей очередной непристойной песней, он вдруг положил лютню и заявил:
- Завтра я уезжаю.
- Нет! - запротестовал я. - Почему?
- О, ты же сам понимаешь, - беззаботно ответил он. - Такова жизнь Белого Пророка. Я должен предсказывать будущее, спасать мир - ну, и тому подобная чепуха. Кроме того, у тебя кончилась мебель - мне больше нечего украшать резьбой.
- Вовсе нет, - возразил я. - Неужели ты не можешь провести с нами еще несколько дней? Во всяком случае, до возвращения Неда. Я хочу познакомить тебя с мальчиком.
Он вздохнул.
- Честно говоря, я должен был уйти еще раньше. В особенности если учесть, что ты отказываешься последовать за мной. Возможно, ты передумал? с надеждой спросил он.
Я покачал головой.
- Ты прекрасно знаешь, что нет. Я не могу уйти и все бросить. Кроме того, я должен дождаться Неда.
- О да. - Он откинулся на спинку стула. - Его ученичество. Да и кто будет заботиться о цыплятах?
Он не скрыл насмешки, и мне стало обидно.
- У меня не слишком интересная жизнь, но она моя, - мрачно заметил я.
Он усмехнулся.
- Я не Старлинг, мой дорогой. Ты прекрасно знаешь, что я никогда не критикую жизнь другого человека. Взгляни на мою, и ты поймешь, о чем я говорю. Нет. Я должен исполнять свои обязанности, которые могут показаться скучными тому, кто ухаживает за целым выводком цыплят или пропалывает огород. А мне нужно поделиться целым выводком слухов с Чейдом, а также прополоть ряды моих знакомых в Баккипе.
Я ощутил укол зависти.
- Полагаю, они будут рады тебя видеть.
Он пожал плечами.
- Во всяком случае, некоторые. Другие будут счастливы, если я окончательно исчезну из их жизни. А большинство и вовсе обо мне не вспомнит. Большинство, если я проявлю известную ловкость. - Он неожиданно встал. - Я бы с удовольствием задержался у тебя подольше, - признался Шут. - Мне бы очень хотелось вместе с тобой верить, что я могу распоряжаться своей жизнью. К несчастью, мы оба лишены такой возможности. - Шут подошел к открытой двери и выглянул наружу. Стоял теплый летний вечер. Он сделал вдох, как будто собрался что-то сказать, но прошло некоторое время, он расправил плечи, словно принял решение, и вновь повернулся ко мне. На его лице появилась мрачная улыбка. - Нет, пожалуй, я уеду завтра. Ты скоро последуешь за мной.
- Не слишком на это рассчитывай, - предупредил я.
- Но у меня нет выхода, - возразил он. - Время заявляет свои права. На нас обоих.
- Пусть на сей раз мир спасает кто-нибудь другой. Наверняка существует другой Белый Пророк, - весело сказал я, но глаза Шута широко раскрылись, и он вздрогнул.
- Никогда не говори о таком варианте будущего. Мне будет плохо, если в твоем сердце возникнет даже намек на сомнение. Дело в том, что существует женщина, которая с радостью примерит плащ Белого Пророка. Она мечтает направить мир иным курсом. С самого начала я сопротивлялся ее намерениям. Однако на данном этапе ее влияние крепнет. Теперь ты знаешь, почему я не хотел говорить об этих проблемах. Мне потребуется твоя сила, друг мой. Вдвоем мы, наверное, справимся. Не следует забывать, что иногда достаточно небольшого камешка в колее, чтобы колесо изменило направление движения.
- Однако судьба камешка не кажется мне привлекательной.
Он посмотрел на меня, в его золотых глазах танцевал свет лампы. Голос Шута был полон тепла и усталости.
- О, не бойся, ты останешься в живых. Я знаю, ты должен выжить. И я приложу для этого все свои силы.
Я сделал вид, что охвачен смятением.
- И ты предлагаешь мне не бояться?
Он кивнул, и его лицо стало серьезным. Я решил сменить тему разговора.
- Кто та женщина, о которой ты говорил? Я ее знаю?
Он вернулся к столу и сел.
- Нет, ты ее не знаешь. Но я давно с ней знаком. Точнее, мне известно о ее существовании, я услышал о ней, когда был еще ребенком.... - Шут посмотрел на меня. - Много лет назад я кое-что рассказывал о себе. Ты помнишь? - Он не стал дожидаться ответа. - Я родился далеко-далеко на юге, в самой обычной семье. Ну, насколько люди вообще могут быть обычными... Мать меня очень любила, а двое моих отцов были братьями, как принято в тех краях. Но с того момента, как я появился на свет, стало ясно, что во мне заговорила древняя наследственность. Давным-давно Белый смешал свою кровь с кровью предков моей семьи, и мне выпала судьба продолжить дело древнего народа.
И хотя мои родители очень меня любили, они знали, что мне не суждено остаться с ними и продолжить их дело. Меня отослали туда, где я мог получить надлежащее образование и подготовиться к будущей жизни. Там ко мне прекрасно относились и проявляли нежную заботу. Каждое утро меня расспрашивали о снах, и мудрые мужи записывали их содержание, чтобы потом тщательно обдумать. Я делался старше, меня стали посещать сны наяву - тогда мне пришлось изучить искусство письма. Теперь я мог сам записывать свои видения, ведь всем известно: лишь рука, неразрывно связанная с глазом, способна точно отобразить сон. - Шут рассмеялся и покачал головой. - Хорошенький способ вырастить ребенка! Любые мои слова воспринимались как проявления высочайшей мудрости. Но, несмотря на свою наследственность, я ничем не отличался от обычных детей. Хулиганил, когда представлялась возможность, рассказывал глупости о летающих кабанах и призраках отпрысков королевского рода. Каждая придуманная мной история оказывалась длиннее предыдущей, однако я обнаружил одну странность. Какие бы глупости я ни придумывал, в моих бреднях всегда оказывались зерна истины.
Шут бросил на меня быстрый взгляд, словно ждал возражений, но я молчал. Он опустил глаза.
- Наверное, мне следует винить самого себя. Когда во мне выросли побеги величайшей правды, никто в нее не поверил. В тот день, когда я объявил себя Белым Пророком, наставники отвернулись от меня. "Забудь о своих диких мечтаниях", - сказали они мне. Словно найдется человек, который стал бы мечтать о такой судьбе! Они заявили, что мантия Белого Пророка уже легла на другие плечи. Она родилась раньше, чтобы изменить будущее мира в соответствии со своими видениями. Всем известно, что каждый век знает лишь одного Белого Пророка. Даже я об этом знал. Тогда кто я такой? Они не могли ответить на мои вопросы, однако были уверены, что я не пророк. А женщина, назвавшаяся Белой Пророчицей, уже отправилась в мир.
Он вздохнул и надолго замолчал, потом пожал плечами.
- Я знал, что они ошибаются. Уверенность шла из самых глубин моего существа. Они хотели заставить меня найти утешение в той жизни, которую я у них вел. Им даже в голову не приходило, что я могу восстать.
Но я убежал. И отправился на север - мой путь и те времена я даже не стану пытаться описывать. Я шел все дальше и дальше на север, пока не добрался до двора короля Шрюда Видящего. Ему я и продал себя на тех же условиях, какие чуть позднее принял ты. Свою верность за его защиту. Не прошло и года с момента моего появления, как слух о тебе потряс двор. Бастард. Нежданный ребенок, никому не известный Видящий. Как они все были удивлены! Все, кроме меня. Ведь мне уже привиделось твое лицо, и я знал, что должен тебя найти, хотя меня упорно убеждали в том, что ты попросту не можешь существовать.
Он наклонился вперед и положил на мое запястье руку в тонкой перчатке. Шут сжимал мою руку всего мгновение, наша кожа не соприкасалась, но я почувствовал, как нас что-то связало. Нет, не Скилл и не Уит. Я даже не ощутил присутствия магии - в том виде, как я ее понимал. Нечто похожее происходит, когда попадаешь в необычное место, а потом тебя охватывает ощущение, будто ты здесь уже бывал. И мне показалось, будто мы с Шутом уже так сидели, произносили эти слова - и всякий раз наши слова запечатывало его короткое прикосновение. Я отвел глаза и наткнулся на взгляд Ночного Волка.
Я откашлялся и попытался заговорить о другом.
- Ты сказал, что знаешь ту женщину. Как ее зовут?
- Ты никогда не слышал ее имени. Однако о ней ты знаешь. Помнишь, во время войны красных кораблей нам рассказали, что их вождя зовут Кебал Робред?
Я согласно кивнул. Племенной вождь островитян, который неожиданно объединил всех под своим началом. С пробуждением драконов союз моментально распался. В некоторых легендах говорится, что дракон Верити пожрал главаря пиратов, в других - будто Кебал утонул.
- Ты слышал, что у него была советница? Бледная женщина?
Слова Шута показались мне ужасно знакомыми. Я нахмурился, пытаясь вспомнить. Да. До меня доходил такой слух, но не более. Я вновь кивнул.
- Хорошо. - Шут откинулся назад и заговорил почти небрежно: - Это она. И еще кое-что: она не только свято верит в то, что является Белой Пророчицей, но и убеждена, будто Кебал - ее Изменяющий.
- Тот, кто делает других героями?
Шут покачал головой.
- Нет. Ее Изменяющий уничтожает героев. Он уменьшает способности людей. Там, где мне удается что-то построить, она разрушает. Там, где я объединяю, она разъединяет. - Он вновь покачал головой. - Она верит, что все должно закончиться прежде, чем начнется вновь.
Я ждал, когда он продолжит, но Шут молчал. Тогда я подтолкнул его.
- А во что веришь ты?
На его лице появилась задумчивая улыбка.
- Я верю в тебя. Ты - мое новое начало.
Я не нашелся что ответить, и в комнате повисла тишина.
Он дотронулся до уха.
- Я ношу серьгу с тех пор, как мы с тобой виделись в последний раз. Но теперь я должен вернуть ее тебе. Там, куда я направляюсь, ее носить нельзя. Она слишком узнаваема. Люди могут вспомнить, что ты носил такую же. Или Баррич. Или твой отец. Она может всколыхнуть ненужные воспоминания.
Я смотрел, как он возится с застежкой. Сережка представляла собой синий самоцвет, оплетенный серебряной сетью. Баррич подарил ее моему отцу. Я носил ее после смерти Чивэла. В свою очередь, я передал серьгу Шуту для Молли - в знак того, что я никогда ее не забуду. Однако он поступил мудро, оставив серьгу себе. А что будет с ней теперь?
- Подожди, - попросил я. - Не снимай.
Он удивленно посмотрел на меня.
- Если нужно, замаскируй ее, только не снимай. Пожалуйста.
Он медленно опустил руки.
- Ты уверен? - с сомнением спросил Шут.
- Да, - твердо ответил я.
Когда на следующее утро я проснулся, Шут уже встал, помылся и оделся. На столе лежала уложенная сумка. Оглядев комнату, я не заметил его вещей. Он вновь превратился в благородного лорда. Было забавно наблюдать, как он в своем роскошном наряде готовит кашу.
- Значит, уезжаешь? - глупо спросил я.
- Сразу после завтрака, - тихо ответил он.
Нам следовало бы отправиться вместе с ним.
Первые слова, с которыми Ночной Волк обратился ко мне за последние дни. Я удивился и посмотрел на него - Шут тоже.
- А как же Нед? - спросил я.
Ночной Волк лишь взглянул на меня, словно я знал ответ. Он ошибался.
- Я должен остаться, - сказал я им обоим. Мне не удалось их убедить. Я казался себе ужасно степенным, уравновешенным и важным, и мне это не понравилось. - У меня есть обязательства, - почти сердито продолжал я. - Не должен мальчик возвращаться в пустой дом.
- Ты прав, - тут же сказал Шут, однако даже его согласие вызвало у меня раздражение.
Настроение у меня окончательно испортилось. Завтрак прошел в молчании, а когда мы встали из-за стола, я почувствовал ненависть к липким тарелкам и котелку с кашей. Привычные обязанности вдруг показались мне невыносимыми.
- Я оседлаю лошадь, - мрачно сказал я Шуту. - Нет нужды пачкать твой роскошный костюм.
Он ничего не ответил, и я быстро вышел из хижины.
Казалось, Малта уже почувствовала, что ей предстоит путешествие, и нетерпеливо переступала ногами, однако не мешала мне седлать ее. Я делал все не торопясь, в результате, когда я закончил, упряжь Малты была в идеальном порядке. Мне почти удалось успокоиться, но когда я подвел лошадь к крыльцу, там уже стоял Шут, положив руку на холку Ночного Волка. На меня вновь нахлынула тревога, и я по-детски свалил вину на Шута. Если бы он не навестил меня, я бы не понял, как сильно без него скучал. Я бы продолжал оплакивать прошлое, но не начал бы томиться из-за будущего.
Я чувствовал себя несчастным и старым, когда Шут подошел обнять меня на прощание. И хотя я понимал, что у меня нет оснований на него злиться, я ничего не мог с собой поделать. Так я и стоял в его объятиях, не в силах ему ответить. Я рассчитывал, что он стерпит, но когда его губы оказались возле моего уха, Шут прошептал приторно-сладким голоском:
- Прощай, Любимый.
Несмотря на раздражение, я не сумел сдержать улыбки. Я прижал его к груди, а потом легонько оттолкнул.
- Доброго тебе пути, Шут, - хрипло сказал я.
- И тебе, - серьезно ответил он, легко вскочив в седло.
Я посмотрел на него. Аристократичный молодой человек на лошади не имел ни малейшего сходства с Шутом, которого я знал в далеком детстве. Но наши взгляды встретились, и я снова увидел своего старого друга. Некоторое время мы молча смотрели друг на друга. Затем, легко коснувшись поводьев и едва заметно переместив свой вес, он развернул лошадь. Малта тряхнула головой, выпрашивая свободный повод. Шут не стал возражать, и она сразу перешла на легкий галоп. Ветер подхватил шелковистый хвост. Даже после того, как осталась лишь пыль, клубящаяся над дорогой, я долго смотрел им вслед.
Вернувшись в хижину, я обнаружил, что Шут помыл и убрал посуду. В центре стола - раньше его скрывала сумка Шута - был вырезан олень Видящих с опущенными для нападения рогами. Я провел пальцами по резной фигуре, и сердце сжалось у меня в груди.
- Чего ты от меня хочешь? - спросил я у тишины.
Потянулись долгие дни, одинаковые и скучные, а вечера и вовсе казались мне бесконечными. Разумеется, я заполнял время работой, но чем больше я делал, тем больше оставалось. Приготовление обеда влекло за собой возню с посудой, посадка новых растений вынуждала меня пропалывать их и поливать. Я перестал получать удовольствие от своей простой жизни.
Мне не хватало Шута, и я понял, что все эти годы по нему скучал. Так болят старые раны. Ночной Волк совсем мне не помогал. Он погрузился в глубокую задумчивость, и вечерами мы сидели наедине со своими мыслями. Однажды, когда в неверном свете свечи я чинил рубашку, ко мне подошел Ночной Волк и со вздохом положил голову мне на колени. Я почесал ему за ушами.
- С тобой все в порядке? - спросил я.
Тебе плохо одному. Я рад, что Лишенный Запаха вернулся к нам. Хорошо, что ты знаешь, как его найти.
Потом он с тихим стоном поднял голову, вышел из хижины и улегся на прохладной земле возле крыльца.
Последний жар лета накрыл нас, точно тлеющее одеяло. Я изнемогал от зноя, дважды в день поливая сад и огород. Куры перестали нестись. Все казалось раскаленным и ужасно скучным. Наконец вернулся Нед. Я не ожидал увидеть его до окончания сбора урожая, но однажды вечером Ночной Волк неожиданно поднял голову. Он встал, подошел к двери и выглянул наружу. Я отложил нож, который точил, и последовал за ним.
- Что такое? - спросил я.
Мальчик возвращается.
Так скоро?
Но я тут же сообразил, что миновало уже много времени. Пока он путешествовал со Старлинг, закончилась весна. Первую половину лета он провел со мной, но как только начался сбор урожая, отправился на заработки. Прошло лишь полторы луны, но мне показалось, что дни тянулись бесконечно. Вскоре я заметил далекую фигуру. Мы с Ночным Волком поспешили к нему навстречу. Когда Нед нас увидел, он побежал. Обняв мальчика, я сразу почувствовал, что он вырос и похудел. Но когда я чуть отстранился, чтобы получше рассмотреть его, я увидел в глазах Неда стыд и тоску.
- Добро пожаловать домой, - сказал я, но он в ответ лишь пожал плечами.
- Я вернулся с поджатым хвостом, - признался Нед, а потом наклонился, чтобы обнять Ночного Волка. - Он ужасно похудел! - с тревогой воскликнул мальчик.
- Он болел, но сейчас уже поправляется, сказал я, стараясь скрыть тревогу. - Ты и сам здорово отощал, - добавил я. - На тарелке лежит мясо, рядом хлеб. Пойди поешь, а потом расскажешь, как ты провел время.
- Хватит и нескольких слов, - ответил Нед, когда мы зашагали к хижине. Его голос изменился, он стал низким, как у мужчины, да и горечь, прозвучавшая в нем, была взрослой. - Получилось паршиво. Урожай удался, но всюду, где я работал, в первую очередь нанимали дальних родственников или их друзей. А я чужак - и получал самую грязную и тяжелую работу. Том, я работал как мужчина, но мне платили как мыши, крошками и мелками монетами. И относились ко мне с подозрением. Спать в амбарах не разрешали и близко не подпускали к своим дочерям. Кроме того, мне нужно было что-то есть между разными работами, а еда обходилась гораздо дороже, чем я рассчитывал. Я заработал всего пригоршню монет. Мне не следовало уходить. Оставшись дома, я бы заработал ничуть не меньше, продавая цыплят и соленую рыбу.
Он выложил мне все свои горести. Я не перебивал, давая ему выговориться. Когда мы подошли к дому, он опустил голову в бочку с водой, которую я натаскал для поливки сада, а я пошел в хижину накрывать на стол. Он вошел в комнату, и я сразу понял, что она показалась ему ужасно маленькой.
- Хорошо вернуться домой, - сказал он и тут же, не переводя дыхания, добавил: - Но я не знаю, как мне быть с платой за обучение. Наверное, придется подождать еще год. Но к тому времени многие будут считать, что я уже слишком большой, чтобы освоить ремесло. Один человек, которого я встретил на дороге, сказал, что он начал учиться до того, как ему исполнилось двенадцать. Это мед?
- Да.
Я поставил на стол хлеб и холодное мясо, и Нед набросился на них так, словно не ел несколько дней. Я заварил чай для нас обоих и сел напротив мальчика, наблюдая за тем, как он ест. И хотя он был ужасно голоден, Нед не забывал угощать кусочками мяса сидящего рядом с ним волка. И Ночной Волк ел, хотя у него не было аппетита, но ему хотелось порадовать мальчика и разделить пищу с вернувшимся членом стаи. Когда от оленины остались лишь кости, из которых даже суп не сваришь, Нед со вздохом откинулся на спинку стула. Затем наклонился вперед, и его любопытные пальцы коснулись вырезанного на столешнице оленя.
- Как красиво! Когда ты научился резьбе по дереву?
- Это не я. Меня навестил старый друг и прожил у меня пару недель. Он украсил наш дом. - Я улыбнулся своим мыслям. - Когда у тебя будет время, взгляни на бочку для дождевой воды.
- Старый друг? Я не знал, что у тебя есть старые друзья, за исключением Старлинг.
Конечно, он не хотел меня обидеть, но я испытал боль. Нед снова провел пальцем по изображению. Некогда Фитц Чивэл Видящий носил такого же атакующего оленя, вышитого на груди.
- О, у меня есть несколько друзей. Просто я редко с ними встречаюсь.
- Ага. А как насчет новых друзей? Джинна останавливалась у тебя по дороге в Баккип?
- Да. И оставила нам амулет, который помогает растениям в саду, - в благодарность за ночлег.
Он искоса посмотрел на меня.
- Значит, она провела здесь ночь. Она симпатичная, правда?
- Верно. - Он ждал, что я что-нибудь добавлю, но я молчал.
Нед опустил голову, чтобы скрыть ухмылку. Я отвесил ему легкую затрещину, и он схватил меня за руку. Улыбка исчезла, мальчик серьезно посмотрел на меня.
- Том. Том, что мне делать? Я думал, все будет легко, а у меня ничего не вышло. Я был готов честно работать за достойную плату, вел себя вежливо и скромно, но ко мне плохо относились. Что мне делать? Не могу же я остаться здесь на всю жизнь. Не могу!
- Да, не можешь.
И я вдруг понял две вещи. Во-первых, наш изолированный образ жизни не подготовил мальчика к самостоятельности. Во-вторых, только теперь я сообразил, что почувствовал Чейд, когда я заявил, что больше не буду убийцей. Ты отдаешь мальчику все лучшее, что в тебе есть, а на самом деле превращаешь его в калеку. Отчаянный взгляд Неда заставил меня ощутить жгучий стыд. Мне следовало иначе его воспитывать. И я услышал, что произношу слова прежде, чем осознаю их смысл.
- У меня в Баккипе есть старые друзья. Я могу одолжить у них денег, чтобы оплатить твое обучение. - Мне стало не по себе, когда я представил, какие проценты мне придется заплатить, но я лишь стиснул зубы.
Сначала я пойду к Чейду, а если он попросит взамен невозможного, обращусь к Шуту. Будет непросто смиренно просить денег, но...
- Ты это сделаешь? Для меня? Но я ведь даже не твой сын. - В глазах Неда застыло недоумение.
Я сжал его руку.
- Да, сделаю. Потому что ты мне как сын.
- Клянусь, я помогу тебе выплатить долг.
- Нет, это будет мой долг, который я согласился взять добровольно. А ты будешь внимательно слушать мастера и постараешься в совершенстве овладеть ремеслом.
- Я все сделаю, Том. И клянусь, что в старости ты не будешь знать нужды.
Он произнес эти слова с нерастраченным пылом простодушной юности.
Я ничего не ответил и стал притворяться, что не заметил, как заблестели глаза Ночного Волка.
Видишь, как приятно слышать, что ты ковыляешь к смерти?
Я никогда не говорил, что ты стоишь на краю могилы.
Нет. Просто ты вел себя, словно я стал хрупким, как цыплячьи кости.
А разве это не так?
Нет. Мои силы возвращаются. Подожди, когда начнут опадать листья и станет прохладнее. Тебе будет за мной не угнаться. Как и всегда.
А что, если я отправлюсь путешествовать раньше?
Ночной Волк со вздохом опустил голову на вытянутые лапы.
А что будет, если ты прыгнешь, чтобы достать горло оленя и промахнешься? Нет смысла беспокоиться из-за того, что не произошло.
- Ты думаешь о том же, что и я? - спросил Нед, нарушив тишину.
Я встретил его тревожный взгляд.
- Возможно. А о чем ты думаешь?
- Чем скорее ты поговоришь со своими друзьями в Баккипе, тем раньше мы узнаем, что нас ждет зимой, - неуверенно проговорил он.
- Ты не хочешь провести здесь еще одну зиму, верно? - спросил я.
- Не хочу, - выпалил он, но тут же постарался смягчить свои слова. Мне нравится жить с тобой и Ночным Волком, но просто... - Нед не сразу нашел нужные слова. - У тебя когда-нибудь возникало ощущение, будто время уплывает прочь? Словно жизнь проходит мимо, а ты остаешься в тихой заводи вместе с дохлой рыбой и водорослями?
Тебя можно считать дохлой рыбой, а меня - водорослями.
Я не стал отвечать Ночному Волку.
- Да, пару раз. - Я посмотрел на незаконченную Верити карту Шести Герцогств и постарался говорить небрежно. - Я отправлюсь в Баккип в самое ближайшее время.
- Я буду готов к завтрашнему утру. Хороший ночной сон, и я...
- Нет, - прервал я Неда. Я намеревался сказать, что должен повидать этих людей без него, но в последний момент передумал и кивнул в сторону Ночного Волка. - Тебе придется присмотреть за хижиной в мое отсутствие цыплята и остальное.
Нед явно упал духом, но, нужно отдать ему должное, лишь расправил плечи и кивнул.
Рядом со столом Ночной Волк перекатился на бок, а потом на спину.
Смотри, мертвый волк. Можешь его похоронить, он годится только на то, чтобы валяться на пыльном дворе и наблюдать за цыплятами, которых ему запрещено убивать. - Он замахал лапами в воздухе.
Идиот. Я прошу мальчика остаться из-за цыплят, а не из-за тебя.
Да? Ну, если ты проснешься завтра, а все они будут мертвы, у тебя не будет причины оставлять нас здесь?
Только попробуй, - мрачно предупредил я.
Он открыл пасть и вывалил язык на сторону. Мальчик ласково ему улыбнулся.
- Мне всегда казалось, что он смеется, когда так делает.
Однако я не ушел в Баккип на следующее утро. Я встал гораздо раньше мальчика, вытащил свою лучшую одежду - от нее пахло затхлостью - и развесил на солнце. Льняная рубашка пожелтела от времени. Много лет назад мне подарила ее Старлинг. Кажется, я надевал ее всего один раз. Я грустно посмотрел на рубашку, размышляя о том, что мой вид огорчит Чейда и позабавит Шута. Ну, тут ничего не поделаешь.
Затем я вытащил коробку, много лет назад спрятанную за стропилами. Несмотря на промасленное тряпье, которым я обернул клинок, меч Верити потускнел. Я надел ремень и ножны, отметив, что придется проделать новую дырочку, чтобы было удобно. Снял промасленные тряпки с клинка, протер его и засунул в ножны. Потом я вновь обнажил меч, и, хотя клинок показался мне слишком тяжелым, он по-прежнему был прекрасно сбалансирован. Может быть, лучше его не брать, подумал я. Но если мне перережут глотку только из-за того, что я буду без оружия, вряд ли Неду станет от этого лучше.
Я решил пойти на компромисс, аккуратно замотав украшенную самоцветами рукоять кожаными ремешками. Ножны выглядели потрепанными, что вполне соответствовало моему статусу. Вновь обнажив клинок, я сделал несколько выпадов, разминая мышцы, отвыкшие от подобных упражнений.
И ощутил, как веселится волк.
Лучше возьми топор.
У меня нет топора.
Меч подарил мне сам Верити. Однако они с Барричем считали, что для моего стиля больше подходит топор, чем элегантное оружие аристократов. Я сделал еще один выпад и легко вспомнил науку Ходд, впрочем, тело подчинялось мне с большой неохотой.
Ты же рубишь дрова топором.
Но это не боевой топор. И я буду выглядеть глупо, если возьму с собой топор дровосека.
Я убрал меч в ножны и повернулся, чтобы посмотреть на Ночного Волка.
Он стоял на пороге мастерской, и в его темных глазах поблескивал смех. Повернув голову, он невинно посмотрел в сторону.
Кажется, одна курица умерла прошлой ночью. Печально. Она была такая старая. Со временем смерть приходит за всеми.
Он солгал, но я доставил волку удовольствие, поспешив в курятник. Все шесть куриц грелись на солнышке и кудахтали. Взлетевший на забор петух зорко наблюдал за своими женами.
Как странно. Я мог бы поклясться, что эта толстая белая курица вчера выглядела ужасно. Я полежу в тенечке и присмотрю за ней.
Он с удобствами устроился в тени берез, продолжая внимательно наблюдать за курицами. Я покачал головой и вернулся в хижину.
Когда я проделывал новую дырку в ремне, проснулся Нед. Он сонно подошел к столу и посмотрел на меня. И сразу же оживился, увидев меч.
- Вот уж не знал, что у тебя есть меч.
- Он у меня очень давно.
- Я никогда не видел, чтобы ты брал его, когда мы ездим на рынок. У тебя на поясе висит только кинжал.
- Путешествие в Баккип отличается от похода на рынок. - Вопрос Неда заставил меня задуматься - зачем я беру меч? Когда я в последний раз был в Баккипе, многие хотели моей смерти. А вдруг я встречу кого-нибудь из них? В большом городе гораздо больше разбойников и грабителей, чем на деревенском рынке.
Я примерил пояс. Стало удобнее. Я обнажил меч и услышал восклицание Неда. Даже с рукояткой, обтянутой кожей, меч не производил впечатления дешевого оружия. Работа мастера видна сразу.
- Можно мне его подержать?
Я кивнул, и Нед осторожно взялся за рукоять. Поудобнее перехватил меч и попытался сделать выпад. Я никогда не учил Неда фехтовать. Возможно, я совершил ошибку. Мне хотелось верить, что ему не придется брать в руки оружие. Но если на него нападут, он даже не сможет защититься.
Напоминает мой отказ учить Дьютифула Скиллу.
Я отбросил неприятную мысль, молча наблюдая за неловкими движениями Неда. Он довольно быстро устал. Крестьянская работа не имеет ничего общего с фехтованием. Для умелого обращения с клинком требуются постоянные тренировки. Он положил меч и вопросительно посмотрел на меня.
- Я отправлюсь в Баккип завтра на рассвете. Нужно еще почистить клинок, привести в порядок сапоги, собрать одежду и еду...
- И подстричь волосы, - перебил меня Нед.
- Хм.
Я нашел маленькое зеркальце. Обычно меня стригла Старлинг. Внимательно изучив свое отражение, я принял решение. Быстро собрав волосы в воинский хвост на затылке, я убедился, что они уже достаточно отросли. Нед удивленно посмотрел на меня, но ничего не сказал.
Задолго до наступления сумерек я был готов отправиться в путь. Пришла пора обойти мои скромные владения. Мы с мальчиком заранее обсудили трудности, которые могли возникнуть в мое отсутствие. К тому моменту, когда подошло время ужина, все дела были закончены. Нед обещал, что будет каждый день поливать сад и соберет горох. Кроме того, ему предстояло наколоть дров и сложить их в поленницу. Я сообразил, что повторяю давно известные вещи, и прикусил язык. Нед лишь улыбнулся в ответ.
- Том, я путешествовал самостоятельно - неужели я не сумею прожить в нашем доме? Но мне ужасно хотелось бы пойти вместе с тобой.
- Если у меня все получится, я вернусь за тобой и мы отправимся в Баккип.
Ночной Волк неожиданно сел и насторожил уши.
Лошади.
Я вышел из хижины, волк встал рядом. Через несколько минут я услышал стук копыт. Лошади скакали ровной рысью. Я сделал несколько шагов вперед, чтобы видеть изгиб дороги, и почти сразу же заметил всадника. Однако мои надежды не сбылись - я рассчитывал, что Шут решил вернуться. К хижине приближался незнакомец. Он скакал на поджарой чалой кобыле, ведя в поводу вторую. На вспотевших боках лошадей осела пыль. Я смотрел на их приближение, и в душе у меня росло неприятное предчувствие. Ночной Волк разделял мою тревогу. Он ощетинился и зарычал - на крыльцо тут же выскочил Нед.
- Что случилось?
- Пока не знаю. Но это не случайный путник или торговец.
Увидев меня, незнакомец придержал лошадь. Он приветственно поднял руку и медленно подъехал к нам. Я заметил, как обе лошади насторожились, почуяв волка, и ощутил их тревогу; кроме того, они почувствовали близость воды.
- Ты заблудился, незнакомец? - спросил я, не тронувшись с места.
Он ничего не ответил, но продолжал приближаться. Волк зарычал громче. Однако всадник не обращал на него внимания.
Подожди, - попросил я Ночного Волка.
Мы продолжали стоять, где стояли. Незнакомец подъехал еще ближе. Лошадь, которую он вел в поводу, была оседлана и взнуздана. Возможно, он потерял спутника или попросту ее украл.
- Остановись, - жестко сказал я. - Что тебе здесь нужно?
Незнакомец внимательно наблюдал за мной, однако не остановился при моих словах, а поднес сжатый кулак к ушам, а потом ко рту. Я поднял руку.
- Стой, - предупредил я, он понял меня и натянул поводья.
Не спешиваясь, он засунул руку в сумку, висевшую на плече, вытащил свиток и протянул мне.
Будь наготове, - предупредил я Ночного Волка, шагнул вперед и взял свиток.
Я сразу узнал печать. На красном воске виднелся четкий оттиск атакующего оленя, и меня охватила тревога совсем другого рода. Бросив взгляд на послание, я жестом предложил глухонемому спешиться.
- Заведи его в дом, напои и накорми, - спокойно сказал я Неду. - А потом позаботься о лошадях. Пожалуйста.
Присматривай за ним, брат мой, пока я буду читать свиток, - попросил я Ночного Волка.
Он перестал рычать и последовал за незнакомцем. Вместе с недоумевающим Недом они вошли в хижину. Усталые лошади остались терпеливо ждать своей очереди. Вскоре на крыльцо вышел Нед и повел поить лошадей. Я стоял и смотрел на свиток. Наконец я сломал печать и сразу узнал косой почерк Чейда.
"Дорогой кузен.
Семейные проблемы требуют твоего присутствия. Не откладывай своего возвращения. Ты и сам знаешь, что я бы не стал к тебе обращаться без крайней нужды".
Подпись была совершенно неразборчивой. В любом случае, она не имела ничего общего с именем Чейда. Главное послание заключалось в самой печати. Он использовал ее только в крайних случаях. Я свернул свиток и посмотрел в сторону садящегося солнца.
Как только я вернулся в хижину, посланец тут же вскочил. Продолжая жевать, он вытер рот рукой, показывая, что готов немедленно отправиться в путь. Похоже, он получил от Чейда предельно четкие указания. Нам не следовало тратить время на сон и отдых. Однако я жестом предложил ему закончить ужин. Оставалось радоваться, что я успел сложить вещи.
- Я расседлал лошадей и обтер их, - сказал вернувшийся Нед. - Они сегодня проделали немалый путь.
- Тебе придется вновь их оседлать. Как только наш друг поест, мы уедем, - ответил я.
Несколько мгновений мальчик смотрел на меня, разинув рот.
- Куда? - наконец спросил он севшим голосом.
Я постарался, чтобы моя улыбка выглядела уверенной.
- В Баккип, Нед. Я уезжаю гораздо раньше, чем предполагал. - Я попытался осмыслить положение. Неизвестно, когда я вернусь. Да и вернусь ли вообще. Такое послание Чейда означало, что всем нам грозит опасность. Меня поразила легкость, с какой я принял решение. - Я хочу, чтобы вы с волком последовали за мной на рассвете. Возьми пони и тележку, если волк устанет, он сможет ехать.
Нед смотрел на меня так, словно я сошел с ума.
- А как же цыплята? И твои поручения?
- Цыплятам придется позаботиться о себе самостоятельно. Впрочем, нет. Отвези их Бейлору. Он будет их кормить - а взамен получит яйца. Думаю, тебе потребуется день, чтобы тщательно все убрать и закрыть дом. Возможно, мы вернемся не скоро. - Я отвернулся, увидев, что Нед ничего не понимает.
- Но... - В его голосе появился страх. Он посмотрел на меня так, словно я превратился в незнакомца. - К кому мне обратиться, когда я приеду в Баккип? Ты меня там встретишь? - Похоже, Нед решил, что я его бросаю.
Я попытался вспомнить название какого-нибудь постоялого двора в Баккипе. Но прежде чем я успел что-нибудь сказать, он сам решил проблему.
- Я знаю, где живет Джинна и ее племянница. Джинна сказала, что я могу к ней зайти, когда в следующий раз приду в Баккип. Над ее домом висит знак колдуньи - рука с линиями на ладони. Я могу встретиться с тобой там.
- Хорошая мысль.
Нед облегченно вздохнул. Теперь он знал, куда ему идти. Я обрадовался, что он успокоился. О себе я такого сказать не мог. Однако мной овладело странное возбуждение. Прежнее очарование тайн Чейда захватило меня. Секреты и приключения. Я почувствовал, что мысли Ночного Волка вторгаются в мое сознание.
Время перемен. - Потом он ворчливо добавил: - Я постараюсь не отстать от лошадей. До Баккипа недалеко.
Я не знаю, что все это значит, брат мой. А до тех пор я бы предпочел, чтобы ты оставался с Недом.
Ты пытаешься спасти мою гордость?
Нет. Я хочу успокоить собственные страхи.
Ладно, я провожу его до Баккипа. Но потом буду рядом с тобой.
Конечно. Всегда.
Солнце еще не успело поцеловать край горизонта, а я уже сидел верхом на скромной серой лошади. Меч Верити висел у меня на боку, сумка с вещами болталась у седла. Я следовал за своим молчаливым спутником по дороге на Баккип.
XI
БАШНЯ ЧЕЙДА
В столкновениях между Шестью Герцогствами и Внешними островами пролито много крови. Тем не менее, несмотря на вражду, сохранившуюся после войны красных кораблей и предшествовавших ей жестоких набегов, практически в каждой семье Прибрежных Герцогств могли бы сказать, что у них есть кузен на Внешних островах. Все признавали, что в Прибрежных Герцогствах живут люди смешанных кровей. Известны заслуживающие доверия документы, в которых говорится, что первые правители из рода Видящих, скорее всего, происходили с Внешних островов и остались на континенте после очередного набега.
Хроники Внешних островов, как и история Шести Герцогств, определялись их географией. Земля на островах всегда была очень скудной. Почти круглый ход в горах не таяли ледники. Глубокие фьорды и бурное море разделяли острова. Острова кажутся нам огромными, однако ледники вытесняют людей на побережье. Пахотные земли, узкой полосой протянувшиеся вдоль берегов, приносят жалкие урожаи. Поэтому у островитян нет крупных городов. Кроме того, одно поселение отделяют от другого море или непроходимые горы. Большинство людей живут в независимых деревушках и городах-государствах. В прошлые времена они были вынуждены совершать набеги на соседей, а иногда добирались и до Прибрежных Герцогств. Во время войны красных кораблей Кебал Робред сумел на короткое время объединить островитян и создать мощный флот. Только драконам Шести Герцогств удалось разбить этот флот, и союз прекратил свое существование.
Убедившись в могуществе союза, вожди поселений Внешних островов сообразили, что такую силу можно использовать не только для войны. Через несколько лет после окончания войны красных кораблей был сформирован Хетгард. Однако альянс вождей Внешних островов не отличался надежностью. Поначалу они хотели лишь восстановить торговые соглашения между отдельными поселениями. Аркон Бладблейд первым показал остальным вождям, что объединенный Хетгард поможет нормализовать торговлю с Шестью Герцогствами.
Браункеннер. "Хроники Внешних островов"
Как всегда, Чейд все спланировал безупречно. Безмолвный посланец был прекрасно знаком с его привычками. На следующий день, когда солнце стояло в зените, мы сменили наших измученных лошадей в небольшом фермерском доме. Мы скакали по бурым склонам холмов, иссушенных жарким летним солнцем, и оставили своих новых лошадей в домике рыбака. Поблизости уже ждала маленькая лодка, которая быстро доставила нас в небольшой портовый городок, где на неприметном постоялом дворе хозяин снарядил для нас двух свежих коней. Если деньги и переходили из рук в руки, я этого не заметил. Лучше не видеть того, что люди стараются скрыть. На лошадях мы доскакали до другой деревушки и вновь сели на рыбачью лодку. Тут только мне пришло в голову, что мы добираемся до Баккипа не самым коротким путем - скорее, я бы назвал его непредсказуемым. Если кто-то наблюдал за ведущими к Баккипу дорогами, его ждало разочарование.
Замок Баккип построен на негостеприимном берегу. Он возвышается на утесе, откуда открывается превосходный вид на устье Оленьей реки. Владелец замка контролирует торговлю по всей реке. Именно по этой причине его здесь и построили. По капризу истории замок стал местом, откуда семья Видящих правила Шестью Герцогствами. Город Баккип, подобно мху на скалах, вырос на холмах под замком. Половина города построена на причалах и пирсах. В детстве я считал, что он просто не мог больше расти, добравшись до самого края природных границ.
Однако теперь, когда мы подплывали к нему со стороны моря, я понял, что ошибался. Человеческая изобретательность победила суровую природу. Висячие мосты соединяли утесы, крошечные дома и лавки лепились к крутым склонам. Дома напомнили мне ласточкины гнезда из глины - интересно, как они переносят зимние шторма? Мощные сваи были забиты в песок и камень пляжей, где я когда-то играл с Молли и другими детьми. Склады и постоялые дворы примостились на них, как курицы на насестах, во время прилива лодки привязывали прямо у ступенек крыльца. Так и поступил владелец нашей лодки, и я последовал за моим немым проводником на "берег".
Когда лодка отчалила, я принялся озираться по сторонам, точно фермер, которому доводится побывать в городе всего несколько раз в году. Новые дома и множество лодок указывали, что торговля в Баккипе процветает, однако я не испытал радости. Исчезли последние напоминания о моем детстве. Мест, в которые я так боялся и мечтал вернуться, более не существовало, все поглотил разрастающийся порт. Когда я оглянулся на своего немого проводника, оказалось, что он пропал. Я немного потоптался, дожидаясь его возвращения, но вскоре понял, что теперь предоставлен самому себе. Он привел меня в город Баккип. Здесь я не нуждался в провожатых. Чейд предпочитал, чтобы его люди не знали всех извилистых тропинок, которые вели в логово королевского убийцы. Я закинул на спину сумку и направился в сторону дома.
Быть может, рассуждал я, шагая по крутым и узким улочкам Баккипа, Чейд предполагал, что я захочу проделать этот путь в одиночку. Я не спешил, понимая, что встретиться с королевским убийцей мне удастся только после наступления ночи. Пока я изучал когда-то хорошо знакомые улицы и переулки, я обнаружил массу нового. Казалось, во всех домах надстроили второй этаж, на некоторых особенно узких улицах балконы почти смыкались и здесь царил постоянный сумрак. Я нашел постоялые дворы, где часто бывал, и лавки, где не раз делал покупки, мне даже удалось узнать некоторых старых знакомых конечно, прошедшие пятнадцать лет оставили и на них свой отпечаток. Однако никто не воскликнул от удивления или радости, увидев меня. Лишь мальчишки, уплетающие горячие пирожки, с интересом поглядывали на незнакомца. Я купил пирожок за медяк и съел его на ходу. Вкус перца и мясной подливки с кусочками рыбы совершенно не изменился - значит, Баккип хоть в чем-то остался прежним.
Маленькая свечная лавка, когда-то принадлежавшая отцу Молли, превратилась в мастерскую портного. Я не стал заходить внутрь. Вместо этого я заглянул в таверну, в которой мы когда-то часто бывали. Здесь было все так же темно и дымно, по-прежнему толпились посетители. На стоящем в углу столе остались следы ножа Керри. Мальчик, который разносил пиво, был слишком молод, чтобы меня знать, но по очертаниям лба я догадался, кто его отец, и порадовался, что заведение принадлежит все той же семье. За первой кружкой пива последовали вторая и третья, а когда на улицы спустился вечерний сумрак, я покончил с четвертой.
Никто не горел желанием вступить в беседу с мрачным незнакомцем, пьющим в одиночестве, но я прислушивался к чужим разговорам. Если у Чейда и произошло нечто серьезное, никто об этом не знал. Люди болтали о предстоящей помолвке принца, жаловались на войну между Бингтауном и Чалседом, мешающую нормальной торговле, ворчали относительно странной погоды. С ясного ночного неба молния ударила в крышу старого склада, расположенного возле замка. Я покачал головой, расплатился с мальчиком и закинул сумку за плечи.
В прошлый раз я покинул Баккип в гробу. Конечно, я не мог вернуться тем же способом, но и через главные ворота замка мне входить не хотелось. Когда-то меня прекрасно знали все стражники. Конечно, я сильно изменился, но рисковать не следовало. Поэтому я направился к тайному лазу, который обнаружил Ночной Волк, когда был еще совсем маленьким волчонком. Именно через эту брешь в обороне Баккипа королева Кетриккен и Шут однажды сбежали от козней принца Регала. Что ж, отличный путь, чтобы вернуться в замок.
Но когда я добрался до прохода, выяснилось, что стены Баккипа починили много лет назад и все вокруг успело зарасти чертополохом. Однако чуть поодаль, на вышитой мягкой подушке, сидел, скрестив ноги, золотоволосый аристократ и виртуозно играл на дудочке. Когда я приблизился к нему, он завершил мелодию изящной руладой и отложил инструмент в сторону.
- Шут, - радостно, но без особого удивления приветствовал я старого друга.
Он склонил голову набок и скорчил гримасу.
- Любимый, - прогнусавил Шут. Он ухмыльнулся, легко вскочил на ноги и спрятал дудочку под отделанной тесьмой рубашкой. Потом указал на подушку: Я рад, что захватил ее с собой. У меня было предчувствие, что ты задержишься в городе, но не предполагал, что так надолго.
- Он изменился, - запинаясь ответил я.
- Как и все мы, - вздохнул Шут, потом привел в порядок свои блестящие волосы, отряхнул штаны и сказал: - Возьми подушку и следуй за мной. Поторопись, нас ждут. - Его капризный голос прекрасно сочетался с обликом тщеславного франта из высших классов.
Достав тонкий платочек, он промокнул верхнюю губу, стирая воображаемый пот. Я не удержался от улыбки - он вошел в роль без малейших усилий.
- Как мы войдем в замок?
- Через главные ворота, естественно. Не бойся. Я распустил слух, что лорд Голден разочаровался в слугах, которых можно нанять в городе Баккипе, поэтому отправился в порт, чтобы встретить корабль, на котором приплыл отличный парень. Конечно, немного неотесанный, но его рекомендовал лакей моего двоюродного кузена. Кстати, этого деревенщину зовут Том Баджерлок.
Он решительно зашагал вперед. Мне ничего не оставалось, как подхватить подушку и последовать за ним.
- Значит, я буду твоим слугой? - иронически спросил я.
- Конечно. Превосходная маскировка. Для аристократов Баккипа ты будешь оставаться невидимкой. Разговаривать с тобой будут только слуги, а поскольку ты станешь подавленным, усталым и плохо одетым лакеем надменного, властного и несносного молодого лорда, у тебя не останется времени на досужую болтовню. - Он неожиданно остановился и оглянулся на меня. Тонкая рука с длинными пальцами коснулась подбородка, и он надменно посмотрел на меня. Брови сошлись на переносице, янтарные глаза сузились, и он строго произнес: - И не смей смотреть мне в глаза, любезный! Я не потерплю подобной дерзости. Стой прямо, знай свое место и говори только после моего разрешения. Тебе все ясно?
- Абсолютно. - Я ухмыльнулся.
Он продолжал строго смотреть на меня. Потом на его лице появилось раздражение.
- Фитц Чивэл, пьеса провалится, если ты не сумеешь безупречно сыграть свою роль. И не только когда мы будем стоять в главном зале Баккипа, но и в те мгновения, когда будет существовать хотя бы небольшой шанс, что нас увидят. Я стал лордом Голденом с момента своего возвращения, но меня еще не совсем приняли при дворе, ко мне приглядываются. Чейд и королева Кетриккен сделали все, чтобы помочь мне надеть новую личину. Твой старый наставник прекрасно понимает, как я могу быть ему полезен, а королева считает, что я заслужил, чтобы ко мне относились как к лорду.
- И никто тебя не узнал? - удивленно спросил я.
Он склонил голову набок.
- А что они могли узнать, Фитц? Мою бледную кожу или бесцветные глаза? Мое раскрашенное лицо шута? Мои дурачества, курбеты и дерзкие остроты?
- Я же сразу узнал - напомнил я.
Он тепло улыбнулся.
- Как и я тебя, сколько бы времени ни прошло. Но на это способны не многие. Чейд с его глазами убийцы сразу меня опознал и организовал частную аудиенцию у королевы. Еще несколько человек с любопытством на меня посматривают, но никто не осмеливается спросить у лорда Голдена, не был ли он пятнадцать лет назад шутом короля Шрюда. К тому же не сходится возраст я выгляжу слишком молодо. Изменился также цвет кожи и глаз, не говоря уже о поведении и богатстве.
- Как они могут быть так слепы?
Он покачал головой и улыбнулся моей наивности.
- Фитц, Фитц. Раньше они меня не замечали. Перед ними выступал шут и уродец. Я сознательно не взял себе никакого имени, когда в первый раз оказался в Баккипе. Для большинства лордов и леди я оставался смешным дураком. Они слышали шутки и наблюдали за моими выкрутасами, но я не был для них человеком. - Он вздохнул. - Ты дал мне имя - я стал Шутом. И ты разгадал меня. Ты смотрел мне в глаза, а другие равнодушно отводили взгляд. - На мгновение я увидел кончик его языка. - Ты меня ужасно напугал. И я понял, что все мои фокусы бесполезны - мальчишка сумел увидеть меня насквозь.
- Ты и сам был тогда очень молод, - смущенно заметил я.
Шут немного помолчал, а когда заговорил снова, он никак не прокомментировал мои последние слова.
- Стань моим верным слугой, Фитц. Пока находишься в Баккипе, постоянно оставайся Томом Баджерлоком. Только так ты сможешь защитить нас обоих. И только так сумеешь помочь Чейду.
- А что нужно от меня Чейду?
- Пусть лучше сам тебе расскажет. Пойдем. Темнеет. Город Баккип вырос и изменился, как и замок. Если мы попытаемся войти после наступления ночи, нас могут не пустить.
Пока мы разговаривали, сгустились сумерки, долгий летний день подходил к концу. Шут быстро зашагал по крутой тропинке, ведущей к главным воротам замка. Мы пропустили торговца вином, спрятавшись за деревьями, а потом снова вышли на дорогу. Впереди шагал лорд Голден, за ним с вышитой подушкой в руках спешил его скромный слуга Том Баджерлок.
У ворот никто не посмел остановить лорда Голдена, и я проследовал за ним, никем не замеченный. Стражники у ворот были в синих цветах Баккипа, на плащах вышит атакующий олень Видящих. К собственному удивлению, я почувствовал, как сжалось мое сердце. Я заморгал, откашлялся и потер глаза. Шут проявил милосердие и не стал оборачиваться.
Замок изменился так же сильно, как примостившийся среди утесов город. В целом изменения мне понравились. Мы прошли мимо больших новых конюшен. Вместо вечно грязных дорог появилась каменная мостовая. И хотя в замке стало заметно больше народа, улицы регулярно убирали, а мусор вывозили. Быть может, Кетриккен удалось наладить в замке дисциплину, характерную для Горного Королевства, или сказывался длительный мир.
Все годы, что я жил в Баккипе, мы подвергались набегам с Внешних островов, а потом началась война. Прекращение военных действий привело к развитию торговли в Шести Герцогствах, причем не только с южными соседями. Наша история торговли с Внешними островами была столь же долгой, как и летопись сражений с ними. В гавани я заметил несколько кораблей островитян.
Мы прошли через большой зал, лорд Голден вышагивал, вздернув подбородок, а я, опустив глаза, семенил вслед за ним. Две леди приветствовали лорда Голдена. Лишь ценой больших усилий мне удалось сохранить невозмутимое выражение лица. Если раньше Шут вызывал смущение и очевидное неудовольствие, то лорда Голдена встречали с восторгом. Он тут же очаровал обеих леди множеством изощренных комплиментов относительно их платьев, волос и духов. Они неохотно отпустили его, и он на прощание заявил, что не хочет с ними расставаться, но должен рассказать своему новому лакею о его обязанностях, - а они знают, какое это скучное занятие. Теперь так трудно отыскать хороших слуг, и хотя этот приехал с отличными рекомендациями, он уже успел показать себя упрямым и туповатым. Впрочем, в наши дни приходится довольствоваться тем, что есть, а завтра лорд Голден рассчитывает насладиться обществом милых дам. Он собирается после завтрака прогуляться в тимьяновом саду - не хотят ли они присоединиться к нему?
Они, конечно, с радостью согласились, и после очередного обмена комплиментами нам удалось двинуться дальше. Лорд Голден занимал покои в западной части замка. Во времена короля Шрюда они считались не самыми лучшими, поскольку окна выходили на горы, - оттуда можно было наблюдать закат, а большинство придворных предпочитало смотреть на восход и море.
В те дни там стояла довольно скромная мебель, и аристократы селились в тех комнатах неохотно.
То ли сейчас статус покоев изменился, то ли Шут не жалел денег. Я открыл перед ним тяжелую дубовую дверь, и мы вошли в апартаменты, обставленные с большим вкусом и роскошью. Доминировали темно-зеленые и коричневые тона, ноги утопали в толстых коврах, стулья и кресла были обиты в тон стенам и полам. Сквозь открытую дверь я разглядел огромную кровать со множеством подушек и пуховой периной под богатым балдахином, защищавшим от сквозняков и рассчитанным на суровую зиму. На лето тяжелые занавеси связали изукрашенными шнурами, кружевная сеть защищала от назойливых насекомых. Резные ларцы и шкафы стояли распахнутыми, из них выглядывали великолепные наряды на все случаи жизни. Покои не имели ничего общего с аскетической комнаткой в башне, где раньше жил Шут.
Лорд Голден со вздохом опустился в мягкое кресло, а я аккуратно закрыл двери. Последние лучи заходящего солнца упали на Шута. Он переплел тонкие пальцы и опустил голову на подушки, а я вдруг понял, что кресло стоит именно так совсем не случайно. Комната служила обрамлением золотой красоты ее хозяина. Все оттенки цветов и расположение мебели были тщательно продуманы. Он плыл в медовом свете заката. Я осмотрел комнату и обратил внимание на то, как расставлены свечи и кресла.
- Ты занимаешь свое место, словно фигура на портрете, - заметил я.
Он улыбнулся, и его очевидное удовольствие лишь подтвердило мои слова. Потом изящно, словно кошка, Шут поднялся на ноги и легким движением руки по очереди указал на двери комнат.
- Моя спальня. Уборная. Мой кабинет. - Эта дверь была закрыта, как и та, на которую он указал последней. - И твоя спальня, Том Баджерлок.
Я не стал задавать вопросов относительно кабинета, зная, что Шуту необходимо уединение. Я пересек комнату, распахнул дверь своей спальни и заглянул в маленькую темную комнату без окна. Когда глаза привыкли к темноте, я разглядел в углу кровать, умывальник и маленький шкафчик. Больше в комнате ничего не было. Я повернулся к Шуту и вопросительно посмотрел на него.
- Лорд Голден, - сказал Шут с насмешливой улыбкой, - ограниченный, корыстный тип. Впрочем, он довольно остроумен и умеет быть очаровательным, но только в обществе аристократов. Он не замечает людей из низших сословий. Вот так. Твоя каморка отражает некоторые стороны его характера.
- Без окна? Без камина?
- Впрочем, твоя комната не слишком отличается от помещений, где живут другие слуги на этом этаже. Однако она имеет одно преимущество, которого нет у остальных.
Я вновь заглянул в свою комнату.
- Ничего такого не вижу.
- Так и задумано. Пойдем.
Шут взял меня за руку, и мы вошли в маленькую спальню. Он плотно притворил за нами дверь, и мы тут же оказались в полнейшей темноте.
- Всегда следи за тем, чтобы дверь была плотно закрыта, когда начинаешь работать, - послышался его голос. - Иди сюда, мне потребуется твоя помощь.
Я подошел к нему, и он приложил мою руку к грубому камню на примыкающей к двери стене.
- Почему это нужно делать в темноте? - поинтересовался я.
- Так быстрее, чем зажигать свечи. То, что я хочу тебе показать, можно только почувствовать. Вот. Коснись пальцами - чувствуешь?
- Кажется, да. - На камне был небольшой выступ.
- А теперь постарайся сделать необходимые измерения, чтобы найти это место в следующий раз.
Я повиновался и обнаружил, что от угла комнаты до камня помещается шесть моих ладоней, а его высота соответствует моему подбородку.
- Что теперь?
- Надави, но не слишком сильно.
Я тут же выполнил его указание, чувствуя, как камень слегка сдвигается под моими пальцами. За моей спиной раздался негромкий щелчок.
- Сюда, - сказал Шут и в темноте подвел меня к противоположной стене спальни. Он вновь приложил мою руку к стене и предложил надавить. Камень начал легко поворачиваться. - Почти беззвучно, - одобрительно заметил Шут. Наверное, он смазал петли.
Я заморгал, и мои глаза постепенно приспособились к тусклому свету, падающему откуда-то сверху. Вскоре я разглядел узкую лестницу, ведущую вверх. Она шла параллельно стене комнаты.
- Полагаю, тебя уже ждут, - с аристократической усмешкой сообщил мне Шут. - Как и лорда Голдена - но только совсем в другой компании. На сегодняшний вечер ты освобождаешься от обязанностей моего лакея. Иди, Том Баджерлок.
- Благодарю вас, хозяин, - язвительно отозвался я. Наклонившись вперед, я посмотрел на ведущую вверх лестницу. Каменные ступеньки были выбиты прямо в стене во время строительства замка. Струящийся сверху серый свет больше походил на дневной, чем на искусственный.
Шут положил руку мне на плечо, не давая подняться вверх.
- Я оставлю в твоей комнате зажженную свечу, - совсем другим голосом сказал он, сжав мое плечо. - И добро пожаловать домой, Фитц Чивэл Видящий.
Я повернулся и посмотрел на него.
- Спасибо, Шут. - Мы вежливо поклонились друг другу, и я начал подниматься по ступеням.
Когда я сделал третий шаг, раздался щелчок, дверь за мной закрылась.
Мне пришлось подниматься довольно долго. Когда лестница сделала поворот, я увидел источник света. Сквозь узкую щель - даже бойницы были шире - солнце запустило внутрь свой луч. Однако свет быстро тускнел, и я сообразил, что очень скоро останусь в полнейшей темноте. Как раз в этот момент я оказался перед коридором. Да, похоже, туннелей и лестниц внутри замка гораздо больше, чем я предполагал. Закрыв глаза, я представил себе его внутреннее расположение.
После коротких колебаний я выбрал направление и решительно зашагал вперед. Время от времени я слышал голоса. Крошечные глазки позволяли заглядывать в спальни и гостиные, а заодно слегка освещали длинный, темный коридор. Я увидел стоящий в алькове деревянный стул, покрытый толстым слоем пыли. Я сел на него и заглянул в щель - комната для аудиенций, за время службы у короля Шрюда я не раз бывал в ней. Очевидно, в резной деревянной доске, украшавшей камин, имелось отверстие для наблюдения. Теперь я точно знал, где нахожусь, и ускорил шаг.
Наконец я заметил желтоватый свет, льющийся из потайного хода. Я свернул за угол и увидел зажженную толстую свечу. Вдалеке горела еще одна. Теперь меня вели расставленные на приличном расстоянии друг от друга свечи. Наконец я поднялся по крутой лестнице и оказался в комнате с голыми каменными стенами и узкой дверью. Дверь легко поддалась, и я вышел из-за полок с винными бутылками в комнату Чейда в башне.
Я смотрел на нее новыми глазами. В данный момент она была пуста, но в очаге горел огонь, а стол накрыли к ужину - меня ждали. На огромной кровати валялись подушки, одеяла и меха, однако паутина в углу показывала, что здесь бывают не так уж часто. Теперь Чейд спал в другом месте.
Я перешел в рабочую часть комнаты, мимо полок, набитых свитками и самыми разными приспособлениями. Иногда попадаешь в места, связанные с детством, - и многие вещи кажутся будто съежившимися. Таинственные предметы из мира взрослых вдруг превращаются в самые обыденные и скучные, когда смотришь на них глазами мужчины.
Однако в мастерской Чейда все было иначе. Маленькие горшочки, аккуратно надписанные его косым почерком, почерневшие котелки и закопченные пестики, рассыпанные лекарственные травы и необычные ароматы оказывали на меня прежнее действие. Я владел Скиллом и Уитом, но удивительные снадобья Чейда так и остались для меня недоступной магией. Здесь я по-прежнему оставался учеником, познавшим лишь начала сложной науки своего учителя.
Мои путешествия кое-чему меня научили. Мелкая сверкающая чаша, накрытая куском ткани, была сосудом для наблюдения. Я видел, как их использовали предсказатели будущего в городах Чалседа. Мне вспомнилась ночь, когда Чейд разбудил меня и рассказал о нападении красных кораблей на Ладную бухту. В ту ночь я так и не успел спросить у него, как он об этом узнал. Я считал, что ему прислали письмо с почтовым голубем. Теперь я думал иначе.
Камин оставался холодным, но чьи-то заботливые руки привели его в порядок. Интересно, кто стал новым учеником Чейда, и встречу ли я его когда-нибудь? Потом мои размышления прервал стук двери, закрывшейся за чьей-то спиной. Я обернулся и увидел Чейда возле полок со свитками. Только сейчас я осознал, что в комнате нет обычных дверей. Даже здесь все обман. Он приветствовал меня теплой, но усталой улыбкой.
- Наконец-то ты здесь. Когда я увидел лорда Голдена, с улыбкой входящего в большой зал, то сразу понял, что ты меня ждешь. О Фитц, ты себе не представляешь, какое облегчение я испытываю.
Я улыбнулся.
- За все годы, которые мы провели вместе, твои слова приветствия никогда не звучали столь зловеще.
- Наступили зловещие времена, мой мальчик. Садись поешь. Нам всегда хорошо думалось во время еды. Мне нужно многое тебе рассказать, так что будет лучше, если ты выслушаешь меня на полный желудок.
- Твой посланец был не слишком многословен, - заметил я, усаживаясь за изобильный стол.
Здесь было множество самых разных сыров, сдобы, холодного мяса, фруктов и свежего, ароматного хлеба. А еще - вино и бренди, но Чейд начал с чая, который налил из фаянсового чайника. Когда я потянулся, чтобы налить себе, Чейд отмахнулся от меня.
- Сначала я добавлю воды, - сказал он, поставив чайник на огонь.
Я молча наблюдал, как он пьет темную жидкость. Казалось, напиток не доставляет ему удовольствия, однако Чейд с облегчением поставил пустую чашку и откинулся на спинку стула. Я оставил свои мысли при себе.
Когда я начал накладывать еду на тарелку, Чейд заметил:
- Мой посланец поведал тебе все, что знал, то есть - ничего. Для меня было важно сохранить твой приезд в тайне. Ну, так с чего же начать? Трудно выбрать, поскольку я не знаю, что явилось причиной кризиса.
Я прожевал и проглотил кусок хлеба с ветчиной.
- Расскажи мне главное, а потом обсудим детали.
В зеленых глазах Чейда застыла тревога.
- Ладно. - Он вздохнул и налил нам обоим бренди. - Принц Дьютифул исчез. Мы предполагаем, что он сбежал по собственной инициативе. Но тогда ему наверняка кто-то помогал. Возможно, его увезли против воли, но ни я, ни королева так не думаем. Вот и все. - Он откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на меня.
Я собрался с мыслями и спросил после некоторой паузы:
- Как такое могло произойти? Кого ты подозреваешь? Как давно он исчез?
Он поднял руку, чтобы остановить поток вопросов.
- Шесть дней и семь ночей, считая сегодняшнюю. И я сомневаюсь, что он появится до утра, хотя нас такой исход, как ты, наверное, догадываешься, весьма бы устроил. Как это произошло? Я не стану порицать мою королеву, но многие ее привычки, привитые ей в Горном Королевстве, мне трудно принять. Принц свободно покидал замок и возвращался обратно, с тех пор как ему исполнилось тринадцать лет. Она считала, что он должен знать, как живут простые люди. Иногда подобное поведение казалось мне разумным, поскольку народ полюбил принца. Однако я постоянно повторял, что ему необходима охрана или хотя бы наставник, который мог бы за него постоять. Но Кетриккен, как ты, должно быть, помнишь, иногда бывает чрезвычайно упрямой. И в данном вопросе настояла на своем. Принц уходил и возвращался, когда ему вздумается, а стражники получили приказ его пропускать.
Вода закипела. Чейд держал чай там же, где и раньше, и не стал возражать, когда я встал, чтобы заварить себе чаю. Мне показалось, что Чейд собирается с мыслями, и я решил ему не мешать, поскольку мои собственные разбежались, точно перепуганное стадо овец.
- Возможно, Дьютифул уже мертв, - услышал я собственный голос и чуть не откусил себе язык, увидев затравленный взгляд Чейда.
- Возможно, - признал старик. - Он крепкий и здоровый мальчик, который не станет уклоняться от вызова. За его исчезновением вовсе не обязательно стоит заговор; возможно, это случайное стечение обстоятельств. Я много размышлял. В моем распоряжении есть несколько надежных людей, они осмотрели прибрежные скалы и наиболее опасные ущелья, где принц любил охотиться. Но если бы он был ранен, его маленькая охотничья кошка вернулась бы в замок. Впрочем, насчет кошек ничего определенного сказать нельзя. Собака бы вернулась обязательно, а кошка может сбежать в лес. Короче говоря, я организовал поиски тела, но они ничего не дали.
Охотничья кошка. Я не задал вопрос, готовый сорваться с моего языка.
- Он мог сбежать сам, или кто-то увел принца насильно? Почему ты предполагаешь, что возможны оба варианта?
- Мальчик хочет стать мужчиной, а двор мешает ему - он мог сбежать, чтобы почувствовать себя взрослым. Ну, а вариант с заговором мы не можем отбрасывать - ведь он принц, недавно обрученный с принцессой из другого государства, по слухам, наделенный Уитом. Таким образом, у нескольких фракций есть разные причины для захвата принца или его уничтожения.
Он дал мне возможность обдумать свои слова. Нескольких дней будет недостаточно. Должно быть, сомнения отразились на моем лице, и Чейд прервал молчание.
- Мы полагаем, что для похитителей он представляет большую ценность живым, нежели мертвым.
- Кто-нибудь связывался с вами и требовал выкупа? - спросил я дрогнувшим голосом.
- Нет.
Я выругал себя за то, что давно перестал следить за политикой в Шести Герцогствах. Но разве я не клялся, что больше не буду в ней участвовать? И моя решимость больше никогда не попадать под дождь вдруг показалась по-детски глупой. Мне стало стыдно.
- Тебе придется ввести меня в курс дела, Чейд. Какие фракции есть при дворе? Что они выигрывают, если принц окажется в их власти? О какой иностранной принцессе идет речь? И, - последний вопрос дался мне с трудом, почему возникло предположение, что принц Дьютифул наделен Уитом?
- Потому что дар Уита есть у тебя, - коротко ответил Чейд.
Он вновь наполнил свою чашку чаем. Жидкость стала еще темнее, и я уловил горький аромат. Он сделал большой глоток, а потом добавил бренди. Чейд молча буравил меня своими зелеными глазами. Я молчал. Еще остались тайны, принадлежащие только мне. Во всяком случае, я очень на это рассчитывал.
- Ты наделен Уитом, - вновь заговорил Чейд. - Кое-кто утверждает, будто ты унаследовал свой дар от матери, уж не знаю, кем она была, и, да простит меня Эда, я не стал опровергать эти слухи. Но другие возражают, поминая принца Полукровку и других необычных отпрысков Видящих: "Нет, порча идет от самых корней, и принц Дьютифул - прямой наследник Видящих".
- Но принц Полукровка не оставил потомства; Дьютифул принадлежит к другой линии. Почему народ думает, что принц владеет Уитом?
Чейд прищурился.
- Зачем ты играешь со мной в кошки-мышки, мальчик? - Он положил на край стола руки, на которых сквозь прозрачную кожу проступали вены и сухожилия. Чейд наклонился вперед и резко спросил: - Ты думаешь, я потерял хватку, Фитц? Так вот, ты ошибаешься. Конечно, я не стал моложе, но уверяю тебя, я полностью контролирую положение!
До этого момента у меня не было сомнений. Однако реакция Чейда оказалась настолько для него нехарактерной, что я откинулся на спинку стула и с беспокойством посмотрел на своего старого наставника. Должно быть, он уловил мои мысли, устроился поудобнее на стуле и опустил руки на колени. Когда он снова заговорил, я услышал голос прежнего Чейда.
- Старлинг рассказала тебе о выступлении менестреля на Весеннем празднике. Тебе известно, что среди обладателей Уита растут волнения, и ты слышал о людях, которые зовут себя Полукровками. Однако у них есть и другое название - приверженцы Культа Бастарда.
Он бросил на меня мрачный взгляд, но дал время осмыслить свои слова. Затем Чейд взмахнул рукой, отбрасывая мои сомнения.
- Так или иначе, но недавно они получили новое оружие - эти люди разоблачают семьи, зараженные Уитом. Мне непонятны их мотивы: то ли они пытаются показать, как сильно распространен Уит, то ли рассчитывают, что народный гнев уничтожит их соплеменников, не желающих действовать совместно с Полукровками. В больших поселениях стали появляться надписи. "Гир, сын Таннера, владеет Уитом; он связан с рыжим псом". "Леди Уинсом владеет Уитом; она связана с кречетом". И на каждом таком заявлении стоит их эмблема пегий конь.
При дворе начали сплетничать - все только и обсуждают, кто владеет Уитом, а кто - нет. Некоторые отрицают слухи, другие обращаются в бегство или уезжают в свои дальние владения, меняют имена. Если подобные заявления правдивы, то людей, обладающих Звериной магией, гораздо больше, чем мы предполагали. Или, - тут он пристально посмотрел на меня, - тебе известно больше меня?
- Нет, не известно, - коротко ответил я, - как и то, что докладывала тебе в своих отчетах Старлинг.
Он подпер руками подбородок.
- Я оскорбил тебя.
- Нет, - солгал я. - Дело в другом...
- Проклятье. Я становлюсь ворчливым стариком, хотя всячески пытался этого избежать! Я обидел тебя, а ты мне солгал, и теперь, когда лишь ты можешь мне помочь, доверие между нами подорвано. Мой разум отказал мне в такой решительный момент!
Наши взгляды встретились, и я вдруг понял, что Чейд охвачен страхом. Он старел на глазах, его голос превратился в едва слышный шепот.
- Фитц, я страшно боюсь за мальчика. Я в ужасе. Пока его никто не обвинил официально. Однако мы получили запечатанное послание. Без подписи. "Сделайте то, что необходимо, - говорилось в нем, - другие ничего не должны знать. Но если вы не обратите внимания на наше предупреждение, мы разберемся сами". Однако в послании не говорилось, чего именно от нас требуют. Что же нам делать? Мы не могли оставить послание без ответа, но нам оставалось только ждать. А потом принц исчез. Королева боится... слишком многого. Но больше всего - что Дьютифула могут убить. Однако я опасаюсь другого. Не его гибели, а той судьбы, от которой Баррич и я уберегли тебя возле фальшивой могилы. Зверь в человеческом теле.
Он неожиданно встал и отошел от стола. Возможно, ему было стыдно, что боязнь за мальчика вызывает в нем такую панику, или Чейд не хотел, чтобы я погрузился в тягостные мысли. Ему не следовало из-за меня тревожиться. Я давно научился изгонять неприятные воспоминания из своего сознания. Он долго бессмысленно смотрел в стену, но потом откашлялся и заговорил как советник королевы:
- Трон Видящих не выдержит таких испытаний, Фитц Чивэл. Мы слишком долго нуждались в короле. Даже если будет доказано, что мальчик владеет Уитом, мы сумеем решить эту проблему. Но если герцоги увидят в нем зверя, Шесть Герцогств никогда не станут Семью Герцогствами, а превратятся в воюющие города-государства, которые попытаются завладеть никому не принадлежащими землями.
За то время, что ты отсутствовал, мы с Кетриккен прошли такой долгий и трудный путь, мой мальчик. Ни она, ни я не способны поддерживать власть Видящих, нам нужен настоящий король. Все эти годы мы бороздили волнующееся политическое море, заключая союзы с разными герцогами, добиваясь согласия большинства, позволяющего протянуть еще один сезон. Мы так близки к цели. Еще два года и принц Дьютифул перестанет быть принцем и начнет исполнять обязанности короля. И еще через год мы сумеем убедить герцогов признать его настоящим королем. После чего он на некоторое время сможет почувствовать себя в безопасности. А когда умрет король Эйод, Дьютифул унаследует его корону. И тогда Горное Королевство будет защищать нашу спину, а если Дьютифул заключит брак с принцессой Хетгарда, которого добивается Кетриккен, у нас появятся друзья на севере.
- Хетгарда?
- Союз аристократов. У них нет короля, нет верховного правителя. Кебал Робред был исключением. Но в состав Хетгарда входит несколько могущественных вождей, а у одного из них, Аркона Бладблейда по прозвищу Окровавленный Меч, есть дочь. Начался обмен посланиями. Выяснилось, что его дочь и Дьютифул подходят друг другу по возрасту. Хетгард отправил послов, чтобы формально утвердить помолвку. Вскоре они будут здесь. Если принц Дьютифул им понравится, помолвка будет подтверждена и свадьба состоится во время следующего полнолуния. - Чейд повернулся ко мне и покачал головой. - Боюсь, что для подобного союза еще не пришло время. Бернс и Риппон его не поддерживают. Конечно, они выиграют от возобновления торговли, но прежние обиды и потери еще не забыты.
Мне кажется, следует подождать еще лет пять, пока окончательно не наладится торговля, а Дьютифул не встанет во главе Шести Герцогств, - тогда и предложить союз. Но не через принца. Лучше использовать дочь одного из герцогов или младшего сына... но это лишь мое мнение. Я не королева, а Кетриккен уже выразила свою волю. Она хочет дожить до заключения всеобщего мирного договора. Мне кажется, она пытается решить непосильную задачу: ввести Горное Королевство в состав Шести Герцогств в качестве седьмого, посадив при этом на трон женщину с Внешних островов... По-моему, слишком много и слишком быстро.
Казалось, он забыл о моем присутствии. Чейд размышлял вслух, чего с ним никогда не случалось во времена правления короля Шрюда. В те годы он не позволял себе ни единого слова сомнения относительно решений короля. Быть может, он полагал, что Кетриккен, пришедшая к нам из Горного Королевства, более склонна к ошибкам, или считал меня достаточно взрослым, чтобы поделиться своими сомнениями. Он вернулся на прежнее место и посмотрел мне в глаза.
И тут по моей спине пробежал холодок - я понял, что произошло. Чейд постарел, несмотря на все его заверения в обратном, и теперь его разуму приходилось бороться с постепенным одряхлением. Лишь сеть шпионов, создававшаяся столько лет, поддерживала его власть. Даже травы, которые он постоянно варил для обострения умственной деятельности, больше не помогали. Я словно едва не оступился на темной крутой лестнице и понял, какими бедами нам это грозит.
Протянув руку, я накрыл ладонь Чейда и попытался поделиться с ним своей силой. Потом я посмотрел ему в глаза, чтобы вселить уверенность.
- Начни с той ночи, когда он исчез, - предложил я. - И расскажи все, что тебе известно.
- После стольких лет я должен докладывать тебе, чтобы ты сделал выводы? - Мне показалось, что я обидел Чейда, но на его лице появилась улыбка. - О Фитц, спасибо. Спасибо, мальчик. Наконец-то ты рядом со мной. Как замечательно, что я вновь могу кому-то доверять. Итак, ночь, предшествующая исчезновению принца Дьютифула. Ладно, дай вспомнить.
Некоторое время его зеленые глаза были устремлены в потолок, но когда Чейд вновь посмотрел на меня, взгляд его прояснился.
- Я начну немного раньше. В то утро мы с принцем поссорились. Ну, не совсем так. Дьютифул слишком хорошо воспитан, чтобы спорить со старшими. Но я прочитал ему нотацию, а он надулся, как это часто делал ты. Иногда я поражаюсь тому, как сильно он на тебя похож. - Чейд вздохнул.
- Короче, мы разошлись во мнениях, - продолжал он свой рассказ. Дьютифул пришел ко мне на урок Скилла, но никак не мог сосредоточиться. Я заметил у него круги под глазами и понял, что он опять до поздней ночи разгуливал со своей охотничьей кошкой. И я довольно резко предупредил его: если он и дальше будет приходить на уроки таким сонным, то его заставят соблюдать режим. Кошку отправят в конюшни к другим животным, чтобы мой принц вовремя ложился спать.
Естественно, ему мои слова не понравились. С тех самых пор, как ему подарили кошку, он с ней неразлучен. Однако он ничего не сказал про животное и свои ночные прогулки - вероятно, Дьютифул не знал, насколько хорошо я осведомлен о его похождениях. Вместо этого он набросился на занятия, словно во всем были виноваты Скилл и я. Дьютифул заявил, что у него ничего не получается из-за отсутствия способностей и что недостаток сна не имеет ни малейшего отношения к его неудачам. А я ответил, что мне смешно его слушать, поскольку он Видящий и Скилл растворен в его крови. Он не осмелился напомнить мне, что ему смешно слушать меня, поскольку мне достаточно посмотреть в зеркало, чтобы узреть Видящего, не владеющего Скиллом.
Чейд замолчал и уселся на стул. Я понял, что этот эпизод его позабавил.
- Иногда он бывает нахальным щенком, - проворчал старый убийца, но в его жалобе я уловил любовь и гордость за мальчика.
А мне его рассказ показался интересным с другой точки зрения. Упоминание о нашем сходстве изрядно меня встревожило. Старик смягчился. Оставалось надеяться, что терпимость Чейда не испортила мальчика. Принца следует воспитывать строже, чем обычного юношу, подумал я.
- Ты стал учить его Скиллу, - сказал я, постаравшись, чтобы в моем голосе не прозвучало укора.
- Я пытался, - со вздохом ответил Чейд. - Наши занятия походили на беседы крота с филином о солнце. Я читал свитки, Фитц, и пытался обучить принца описанным в них медитациям и упражнениям. Иногда мне казалось, что я... чувствую. Возможно, мне так сильно этого хотелось, что я себя обманывал.
- Я же тебя предупреждал, - я старался говорить мягко, - что Скиллу нельзя научиться, пользуясь рукописями. Медитация хороша в качестве подготовки, но потом кто-то должен показать, что нужно делать.
- Вот почему я послал за тобой, - быстро ответил он. - Ты не только единственный человек, способный обучить принца древней магии. Лишь ты способен отыскать его при помощи Скилла.
Я покачал головой.
- Чейд, Скилл работает иначе. Это...
- Лучше сказать, что тебя не учили использовать Скилл таким образом. Я нашел подходящее место в свитках, Фитц. В них говорится, что если двое связаны Скиллом, то в случае необходимости могут отыскать друг друга. Все мои попытки найти принца потерпели неудачу. Собаки взяли его след и некоторое время шли по нему, но потом начали скулить и бегать кругами. Мои лучшие шпионы ничего не могут мне рассказать, взятки не дали никаких результатов. У нас остается только Скилл.
Я поборол растущее любопытство - сейчас не время изучать манускрипты.
- Даже если в свитках написано, что это возможно, ты сам говорил, что речь шла только о тех людях, между которыми уже установлена связь. У меня и принца нет...
- Мне кажется, что такая связь существует.
В голосе Чейда прозвучала такая уверенность, что я замолчал. Он предупреждал меня, что знает больше, чем я предполагаю, так что лгать не стоило. Когда я был маленьким мальчиком, мне это не раз помогало. Удивительное дело - голос Чейда вновь подействовал на меня. Я уже собрался ответить ему, но Чейд заговорил раньше.
- Когда принц поведал мне о своих снах, у меня возникли подозрения. Сны начались, когда он был совсем маленьким. Ему снился волк, загнавший оленя, и человек, спешивший к ним, чтобы перерезать добыче горло. Во сне мальчик становился мужчиной, но самого себя со стороны не видел. Первый сон взволновал принца. Он два дня только о нем и говорил. Он рассказывал о сновидении так, словно стал этим мужчиной. - Чейд замолчал. - Тогда ему исполнилось всего пять лет. Он знал такие подробности, о которых просто не мог слышать ни от кого.
Я молчал.
- Прошли годы, прежде чем Дьютифула посетил похожий сон. Точнее, прошли годы, когда он вновь заговорил со мной об этом. Ему приснился человек, переходящий реку вброд. Вода грозила унести его, но ему удалось перебраться на противоположный берег. Он промок насквозь и так замерз, что даже не мог разжечь костер, и нашел убежище под упавшим деревом. К нему подошел волк и улегся рядом, чтобы согреть. И вновь принц пересказывал сон так, словно все произошло с ним самим. "Мне понравилось, - сказал Дьютифул. - Вроде как еще одна жизнь принадлежит мне; жизнь, в которой я не имею никакого отношения к королевскому двору. Я могу поступать, как мне вздумается, и там у меня есть очень близкий друг". Именно тогда у меня появились подозрения, что у него бывали и другие сны, навеянные Скиллом.
Он замолчал, и мне пришлось нарушить молчание.
- Если я и в самом деле разделил какие-то мгновения своей жизни с принцем, мне об этом ничего не известно. Но должен признать, что события, о которых ты рассказал, со мной происходили.
Я замолчал, мне вдруг пришло в голову, что принц мог разделить со мной и другие эпизоды. Мне вспомнилось, как Верити жаловался, что я не научился защищать свои мысли, - мои сны и переживания часто вторгались в его сновидения. Я вспомнил о свиданиях со Старлинг - оставалось только молиться, чтобы на моих щеках не появилась краска стыда. Прошло много лет, с тех пор как я возводил вокруг себя стены Скилла. Очевидно, пора вернуться к прежней практике. Затем у меня появилась еще одна мысль. Очевидно, мой талант к Скиллу деградировал не так сильно, как мне казалось. Меня охватило возбуждение. Наверное, похожие чувства испытывает пьяница, нашедший под кроватью забытую бутылку вина.
- А тебе приходилось переживать эпизоды из жизни принца? - спросил Чейд.
- Возможно. Меня довольно часто посещали сны мальчика из Баккипа, чем-то напоминавшие мою собственную жизнь в замке. Но... - Я набрал в грудь побольше воздуха и заставил себя продолжать: - В них неизменно присутствовала кошка, Чейд. Как давно она у него появилась? Обладает ли Дьютифул Уитом? Связан ли он с кошкой?
Я чувствовал себя лжецом, задавая свои вопросы, - ведь я уже знал на них ответы. И тогда я принялся перебирать в памяти сны за последние пятнадцать лет, выделяя те, что отличались от остальных. Некоторые из них вполне могли оказаться эпизодами из жизни принца. Другие - я вдруг вспомнил свой сон о Барриче, - наверное, принадлежали Неттл. И я вспомнил еще один сон. Нет, я не наблюдал за происходящими вокруг событиями глазами Неттл. Я вошел в ее жизнь при помощи своего дара. Нельзя исключать, что поток Скилла, как в случае с принцем, перемещается в обе стороны. То, что раньше представлялось мне замечательной картинкой из ее жизни, крошечным окошком, сквозь которое я смотрел на Молли и Баррича, превращалось в слабость и опасность, которой Неттл подвергалась из-за моей неосторожности. Я поморщился и твердо решил надежнее закрывать свои мысли. Как я мог быть таким беспечным? Сколько моих секретов стало их достоянием?
- Откуда я могу знать, владеет ли мальчик Уитом? - раздраженно ответил Чейд. - Я ничего про тебя не знал, пока ты сам мне не рассказал. Но и тогда я далеко не сразу понял, о чем ты говоришь.
Я вдруг почувствовал усталость, мне надоело лгать. Кого и от чего я пытаюсь оградить? Я прекрасно знал, что ложь в конце концов становится самым слабым звеном в любой защите.
- Боюсь, что он наделен Уитом и связан с кошкой. Я могу судить об этом по его снам.
Чейд старел у меня на глазах. Он безмолвно покачал головой и налил нам обоим бренди. Мы оба сделали по несколько неторопливых глотков.
- Я ненавижу иронию, - наконец заговорил он. - Это кандалы, которые приковывают наши сны к нашим страхам. Я надеялся, что сны связывают тебя с мальчиком и они позволят тебе установить с ним связь через Скилл, после чего найти его будет совсем не трудно. Так и оказалось, но выяснилось, что мои самые серьезные опасения относительно Дьютифула оправдались. Уит. О Фитц, как бы я хотел, чтобы мои подозрения оказались глупыми бреднями мнительного старика.
- Кто подарил ему кошку?
- Один из аристократов. Принц получает слишком много даров, все стараются завоевать его расположение. Кетриккен пытается возвращать самые дорогие. Она тревожится, что бесчисленные подарки испортят мальчика. Но маленькая охотничья кошка... может изменить всю его жизнь.
- Так кто же подарил ему кошку? - настаивал я.
- Я должен просмотреть свои записи, - признался Чейд и бросил на меня мрачный взгляд. - Не может старик иметь память, как у юноши. Я стараюсь изо всех сил, Фитц. - Его укоризненный взгляд поведал мне о многом.
Если бы я вернулся в Баккип и взялся за прежнюю работу, то сейчас знал бы ответы на все вопросы. Эти размышления заставили меня задать новый вопрос.
- А какое отношение имеет ко всему происходящему твой новый ученик?
Чейд задумчиво посмотрел на меня.
- Он еще не готов для выполнения подобных поручений.
Я не отвел глаз.
- Он поправляется после удара молнии? Той, что среди ясного дня ударила в старый склад?
Он заморгал, но его лицо сохраняло невозмутимость. Даже голос оставался ровным, когда он отвечал на мой выпад.
- Нет, Фитц Чивэл, это твоя задача. Только ты обладаешь уникальными способностями, необходимыми для ее выполнения.
- Ну, так чего ты от меня хочешь? - Мой вопрос был равносилен капитуляции.
Я поспешил на его зов - он знал, что я готов исполнить все, что он попросит. И я это знал.
- Найди принца. Незаметно верни его невредимым - и да поможет нам Эда. И сделай это до того, как мои объяснения его отсутствия перестанут казаться правдоподобными. Верни его домой до появления в Баккипе делегации с Внешних островов, чтобы помолвка с принцессой состоялась.
- Как скоро они приплывут в Баккип?
Он беспомощно пожал плечами.
- Многое будет зависеть от направления ветра и силы их гребцов. Они уже вышли в море. Птица принесла нам сообщение. Церемония назначена на следующее полнолуние. Если они прибудут раньше, а принца не будет в замке, я смогу сказать, что он медитирует перед столь серьезным событием своей жизни. Но если к началу церемонии он не появится, скандала не избежать.
Я быстро прикинул имеющееся в моем распоряжении время.
- Остается больше двух недель. Вполне достаточно времени для непослушного мальчишки прийти в себя и вернуться домой.
Чейд бросил на меня мрачный взгляд.
- Но если принца похитили, а мы не знаем кто и зачем, не говоря уже о том, как его вернуть, шестнадцать дней - совсем небольшой срок.
Я опустил голову, а когда вновь взглянул на своего прежнего наставника, прочел в его глазах надежду. Чейд рассчитывал, что я сумею найти ускользающее от него решение. Мне ужасно хотелось сбежать; лучше бы я ничего не знал об их заботах. Затем я вздохнул и заставил себя собраться с мыслями.
- Мне нужна информация, - заявил я. - Считай, что мне ничего не известно. Прежде всего меня интересует, кто подарил кошку. И как этот человек относится к Уиту и предстоящему браку принца. Поиски, нужно начинать именно отсюда. Кто соперничает с дарителем, кто является его союзником? Кого из аристократов в последнее время обвинили в обладании Уитом? Кто выступил против помолвки принца, и кто ее поддержал? У кого имелся шанс помочь принцу сбежать? А если Дьютифула похитили, у кого была такая возможность? Кому известно, что принц любит гулять по ночам? - Каждый новый вопрос приводил к появлению следующего, однако Чейда они не смутили.
Он знал, как найти ответы на мои вопросы, и у него росла уверенность, что вместе мы сумеем решить все проблемы. Я немного помолчал.
- И я должен рассказать тебе о событиях последних дней. Однако ты забываешь, что Скилл может избавить нас от долгих разговоров. Давай я покажу тебе свитки, и мы посмотрим, сумеешь ли ты найти в них что-нибудь полезное.
Я огляделся по сторонам. Но Чейд покачал головой.
- Принц здесь не бывает. Эта часть замка остается для него тайной. Я храню свитки в старой башне Верити и там даю мальчику уроки. Башня надежно охраняется, там постоянно находится стражник, которому я доверяю.
- А как до них доберусь я?
Он улыбнулся.
- Отсюда до башни Верити есть потайной путь. Он довольно длинный, с множеством лестниц, но ты еще молодой человек. Заканчивай свой ужин, а потом я тебя провожу.
XII
АМУЛЕТЫ
Кетриккен из Горного Королевства вышла замуж за будущего короля Верити из Шести Герцогств, когда ей не исполнилось и двадцати лет. Их брак был выгоден с политической точки зрения, чтобы укрепить союз между государствами. Смерть старшего брата Кетриккен перед самой свадьбой принесла неожиданный подарок Шести Герцогствам: ребенок Кетриккен и Верити унаследует не только корону Шести Герцогств, но и трон Горного Королевства.
Превращение принцессы Горного Королевства в королеву Шести Герцогств проходило не просто, однако Кетриккен переносила все трудности с терпением, характерным для горных правителей. Она приехала в Баккип одна, не захватив с собой даже фрейлин, и принесла с собой новые принципы отношения к королевским обязанностям - готовность пожертвовать собой ради благополучия страны. А в Горном Королевстве правители всегда руководствовались следующим законом: король есть Жертвенный для своего народа.
Бедель. "Горная королева"
Ночь уже переходила в утро, когда я вернулся по потайной лестнице в свою комнату и добрался до постели. В голове у меня теснились факты, часть которых требовала осмысления. Сейчас нужно поспать, решил я. Быть может, к тому моменту, когда я проснусь, мое сознание само разберется с новыми проблемами.
Я дотронулся до панели, ведущей в мою спальню, и застыл на месте. Чейд научил меня осторожности, когда пользуешься тайными проходами. Затаив дыхание, я заглянул в крошечный глазок. Мне удалось увидеть лишь маленький столик в центре комнаты, на котором горела одинокая свеча. Я прислушался. Стояла полнейшая тишина. Тогда я бесшумно нажал на рычаг, приводивший в действие невидимые противовесы. Дверь отошла в сторону, и я проскользнул в свою спальню. Затем я слегка толкнул потайную плиту, и она моментально встала на место.
Лорд Голден заботливо обеспечил меня парой кусачих шерстяных одеял, лежавших на узкой койке. И хотя усталость навалилась мне на плечи, ложиться в такую постель не хотелось. Конечно, напомнил я себе, всегда можно подняться наверх и поспать в роскошной кровати Чейда. Он ею больше не пользуется. Однако тогда у меня возникли бы другие трудности. Все-таки постель принадлежит ему. Комната в башне, карты и свитки, лаборатория и два камина - все это владения Чейда. И я не собирался присваивать их себе, перебравшись туда жить. Лучше оставить все как есть. Жесткая кровать и душная маленькая спальня напоминали, что мое пребывание здесь будет недолгим. Один вечер, полный тайн и интриг, который я провел в Баккипе, заставил меня с сожалением вспомнить о моей хижине, где всегда царили мир и покой.
Моя сумка и меч Верити лежали на кровати. Я положил сумку на пол, а меч пристроил в углу, сбросил одежду под стол, задул свечу и ощупью добрался до постели. Потом я постарался выбросить мысли о Дьютифуле и Уите из головы. Я рассчитывал, что мгновенно засну, однако продолжал лежать в темной комнате с открытыми глазами. Тревога не покидала меня.
Мой мальчик и мой зверь находились где-то на пути в Баккип. Я с тоской понял, что рассчитываю на Неда, который должен позаботиться о Ночном Волке, хотя всегда именно волк выступал в роли его защитника. У мальчика есть лук, и он неплохо им владеет. С ними все будет в порядке. Если только на них не нападут разбойники. Но Нед сможет уложить одного или двух врагов, прежде чем их схватят, что только разозлит остальных. Ночной Волк будет драться за Неда до последней капли крови. И я вдруг представил себе лежащего на дороге мертвого волка и своего сына в плену у разъяренных разбойников. А я слишком далеко, чтобы им помочь.
Шерстяные одеяла особенно неприятны, если они касаются вспотевшей кожи. Я повернулся на другой бок и уставился на соседний сгусток тьмы. Нет, я не стану думать о Неде, сказал я себе. Бессмысленно тревожиться о том, что еще не произошло. И я неохотно вернулся к манускриптам о Скилле и исчезновению принца. Я полагал, что речь идет о трех или четырех свитках. А Чейд показал мне несколько ларцов, набитых рукописями в самом разном состоянии. Даже сам он не успел прочитать все, хотя, как ему казалось, он разложил их по степени трудности восприятия.
На большом столе он приготовил для меня три свитка. Сердце мое сжалось. Буквы в двух манускриптах оказались такими архаичными, что я с трудом их разбирал. Третий показался мне более поздним, но почти сразу же я столкнулся со словами и фразами, не имевшими для меня ни малейшего смысла. В нем содержались рекомендации по использованию "гротескного транса", который достигается при помощи настойки под названием "Пастушье сусло". Я никогда не слышал об этом растении. Далее в свитке шло предупреждение об опасности "разделения барьера защиты партнера", что произойдет, если я "рассею его аниму". Я в недоумении посмотрел на Чейда. Он прекрасно понимал мои проблемы.
- А я думал, что ты знаешь, - признался он.
Я покачал головой.
- Даже если Гален и знал, что означают все эти термины, он никогда не произносил их в моем присутствии.
Чейд презрительно фыркнул.
- Сомневаюсь, что наш "мастер Скилла" был способен прочитать эти свитки. Половина любого ремесла состоит в понимании словаря и характерных оборотов, которыми пользуются мастера. Со временем при помощи других свитков мы сумеем разобраться во многих загадках. Но сейчас нам нужно спешить. С каждым мгновением принц уходит все дальше и дальше от Баккипа.
- Или прячется где-нибудь в городе. Чейд, ты много раз предупреждал меня о бессмысленности действия ради действия. А если мы пойдем по ложному следу? Сначала нужно все осмыслить, а уж потом что-либо предпринимать.
Мне стало немного не по себе - ведь я напоминал своему наставнику о его собственных уроках. Он неохотно кивнул. Потом посмотрел на древние буквы и, недовольно ворча, принялся записывать на бумагу современную версию. Я между тем погрузился в изучение третьего свитка. Затем я прочитал его во второй раз, надеясь, что какие-нибудь темные места станут мне понятнее. Во время третьей попытки я обнаружил, что бессмысленно киваю, глядя на расплывающиеся буквы. Чейд сжал мое запястье.
- Иди спать, мальчик, - проворчал он. - Недостаток сна делает человека глупее, а нам нужно, чтобы у тебя была ясная голова. - Я не стал спорить и оставил Чейда переписывать свиток дальше.
Я улегся на спину. От бесконечной беготни по ступенькам у меня болело все тело. Ну, раз уж я не могу спать, нужно посмотреть, на что я сейчас способен. Закрыв глаза, я сосредоточился. Выбросил из своего сознания все тревоги и попытался вспомнить последний сон о мальчике и кошке. Я вызвал в воображении их возбуждение от ночной охоты, вспомнил запахи и потянулся к ауре чужого сна. Еще немного - и я смогу войти в него, но я стремился к другому. Теперь я пытался связаться с принцем при помощи Скилла - ведь в прежних общих снах я не знал о его существовании.
Принц Дьютифул. Сын моего тела. Эти титулы не имели особого смысла в моем сознании, однако удивительным образом были связаны с тем, что я пытался сделать. Мое заранее сложившееся мнение о Дьютифуле, мои представления о собственном сыне стояли между мной и хрупкими нитями Скилла, которыми я пытался нас связать. Сквозь каменные стены замка до меня доносились разноголосые звуки музыки. Я отвлекся и открыл глаза. Представление о времени исчезло; ночь растянулась в бесконечность. Замкнутое пространство комнаты вдруг вызвало во мне протест, я возненавидел свое заключение. Слишком долго я жил вместе с волком, чтобы не испытывать тоски по природе.
Охваченный разочарованием, я отпустил нити Скилла и потянулся к Ночному Волку Уитом. Он не снял защиту, к которой так часто прибегал в последнее время. Я понял, что волк спит, но стоило мне слегка нажать - и я ощутил тупую боль в его спине и лапах. Я сообразил, что могу его разбудить, и сразу отступил. Однако Ночной Волк не испытывал тревоги и страха, лишь усталость и боль от долгого пути. Я осторожно окутал его своими мыслями, с благодарностью погружаясь в чувства волка.
Я сплю, - мрачно заявил он. И тут же добавил: - Тебя что-то тревожит?
Все нормально. Я просто волновался за вас.
О, с нами полный порядок. Мы чудесно провели день, шагая по пыльной дороге. А сейчас мы спим на обочине. - Затем, уже без иронии, он добавил: Не нужно тревожиться из-за того, что ты не в силах изменить. Скоро я буду рядом с тобой.
Присмотри за Недом.
Конечно. А сейчас поспи.
Я ощутил аромат влажной травы, слабый дым костра и даже запах соленого пота спящего рядом Неда. И успокоился. Что ж, в моем мире пока все хорошо. Я отбросил все остальные мысли, крепко уцепился за эти простые запахи - и мне удалось заснуть.
- Могу я напомнить тебе, что это ты служишь у меня лакеем, а не наоборот?
Резкие слова, вырвавшие меня из сна, принадлежали лорду Голдену, а улыбка на лице - моему другу Шуту. Он держал в руках какую-то одежду, и я уловил запах теплой, ароматной воды. Шут был безукоризненно одет - его наряд оказался еще более элегантным, чем вчера. Сегодня он выбрал кремовый и темно-зеленый цвета. А воротник и рукава украшали тонкие золотые нити. И еще я заметил новую серьгу - филигранную золотую сферу. Я знал, что находится внутри. Шут выглядел свежим и удивительно живым. Я сел и сжал мучительно ноющую голову руками.
- Последствия Скилла? - сочувственно спросил Шут.
Я покачал головой, и боль усилилась.
- Сейчас я могу только мечтать об этом, - пробормотал я и взглянул на Шута. - Просто устал.
- Я думал, ты будешь спать в башне.
- Почему-то мне показалось, что лучше этого не делать. - Я встал и попытался потянуться, но спина тут же запротестовала.
Шут положил одежду в изножье кровати и уселся на смятые одеяла.
- Ну, так где может быть принц?
- Вариантов множество. В любом месте герцогства Бакк или за его пределами. Слишком многие аристократы хотят быть рядом с ним. Ну, а если он сбежал самостоятельно, то возможностей даже больше. - От воды для умывания еще шел пар. Несколько листьев лимонного бальзамника плавали на поверхности, придавая ей приятный аромат. Я с удовольствием погрузил лицо в воду, и мир перестал выглядеть так мрачно. - Мне нужно принять ванну. Бани за солдатскими казармами еще работают?
- Да, но слуги ими не пользуются. Тебе следует забыть о прежних привычках. Слуги придворных обычно моются в воде, оставшейся после их господ. Или приносят себе чистую из кухни.
Я бросил на него угрюмый взгляд.
- Сегодня вечером я принесу себе воды. - И я продолжал плескаться в тазу, а Шут сидел и молча наблюдал за мной.
Пока я брился, он заметил:
- Завтра тебе придется встать пораньше. На кухне знают, что я рано просыпаюсь.
Я оцепенело посмотрел на него.
- И?
- И будут ждать, что мой слуга придет за подносом с завтраком.
Постепенно у меня в голове прояснилось. Он прав. Мне нужно побыстрее привыкнуть к новой роли, если я рассчитываю узнать что-нибудь полезное.
- Так я пойду, - предложил я.
Он покачал головой.
- Только не в таком виде. Лорд Голден - гордый и темпераментный человек. Он не станет терпеть такого оборванного слугу. Ты должен выглядеть соответственно. Подойди сюда и присядь.
Я последовал за ним в гостиную. На столе Шут разложил расческу, щетку и ножницы. Рядом стояло большое зеркало. Я решил вытерпеть любые издевательства без слова жалобы. Подойдя к двери, я убедился, что она заперта. Затем я уселся на стул и предоставил Шуту подстричь мои волосы. Я распустил воинский хвост, а лорд Голден взялся за ножницы. Когда все закончилось, я заглянул в зеркало и увидел совершенно незнакомого человека. Когда смотришь на себя в большое зеркало, все меняется.
Старлинг была права - я и в самом деле выглядел старше своих лет. Рассматривая свое лицо, я с удивлением обнаружил, что шрам потускнел и стал почти незаметен. Да, рубец остался, но он не бросался в глаза так, как на гладком лице юноши. Шут позволил мне спокойно изучить свое отражение. Потом собрал мои волосы в пучок. Я посмотрел на его лицо в зеркале. Шут не мог принять решения и даже прикусил нижнюю губу зубами. Наконец он вздохнул и положил ножницы на стол.
- Нет, - категорически заявил он. - Я не могу - да и необходимости нет. - Он вздохнул и быстро уложил мои волосы в воинский хвост. - Попробуй одеться, - нетерпеливо попросил он. - Мне пришлось выбирать на глаз, но слуги не носят одежду, которая идеально подходит им по размеру.
Я вернулся в маленькую спальню и посмотрел на одежду, лежащую на постели. Она была сшита из обычной синей домотканой материи, в которой щеголяла вся прислуга в Баккипе. Вещи не так уж отличались от тех, что я носил в детстве. Но когда я оделся, мои ощущения изменились. Теперь в глазах окружающих я стал слугой. Но это обман, сказал я себе, маскировка. Я не служу Шуту и никому другому. А потом меня кольнуло - что чувствовала Молли, когда впервые надела синее платье служанки? Да, я бастард, но моим отцом был принц. Я никогда не собирался становиться слугой. Вместо атакующего оленя Видящих на моей одежде красовался золотистый фазан лорда Голдена. Однако Шуту удалось угадать мой размер.
- Честно говоря, прошло много лет с тех пор, как я надевал одежду такого хорошего качества, - уныло признался я.
Шут заглянул в комнату, и я во второй раз заметил выражение тревоги в его глазах. Однако он улыбнулся и обошел вокруг меня, чтобы оценить наряд.
- Вот и отлично, Том Баджерлок. У двери найдешь сапоги, которые на три пальца длиннее и шире моих. Остальные вещи лучше убрать в шкаф, чтобы не вызвать подозрений, если кто-то заглянет в наши покои.
Так я и сделал, а Шут быстро привел в порядок свою комнату. Меч Верити я спрятал под одеждой в ящике шкафа, ее едва хватило, чтобы его прикрыть. Ну, а сапоги подошли не хуже и не лучше, чем любая новая обувь. Со временем они станут вполне удобными.
- Не сомневаюсь, что ты не забыл дорогу на кухню. Я всегда ем свой завтрак с подноса у себя в комнате; кухонные мальчики будут рады, если ты освободишь их от обязанности приносить его. А ты сможешь немного посплетничать с прислугой. - Он помолчал. - Скажи им, что вчера вечером я почти ничего не ел и сейчас очень голоден. Тогда нам хватит на двоих.
Я чувствовал себя довольно необычно, получая от него такого рода указания, но напомнил себе, что должен привыкать. Поэтому я отвесил ему поклон и попытался произнести нечто вроде:
- Слушаюсь, господин.
Шут собрался улыбнуться, но вовремя спохватился и коротко кивнул.
Когда я вышел в коридор, оказалось, что замок проснулся. Слуги деловито сновали по своим делам - кто-то менял догоревшие свечи и подметал пол, другие несли в руках охапки свежего белья и ведра с водой. Неожиданно мне показалось, что слуг в Баккипе заметно больше, чем раньше, впрочем, возможно, причина заключалась в том, что я стал одним из них. Однако я заметил и другие изменения - сказывались привычки королевы Кетриккен, воспитанной в Горном Королевстве. В замке царила чистота, а внутреннее убранство комнат, через которые я проходил, поражало своей простотой: исчезли тяжелые драпировки и многочисленные украшения. Гобелены и вымпелы на стенах были тщательно вычищены, и я нигде не заметил паутины.
Однако на кухне по-прежнему правила повариха Сара. Я вошел в жаркое помещение, полное приятных ароматов, - и вернулся в детство. Как и рассказывал Чейд, Сара восседала на высоком кресле и больше не сновала от очага к столу, но законы приготовления пищи не изменились. Я оторвал взгляд от пышной фигуры кухарки, чтобы она случайно не узнала меня. Потом робко подергал за рукав поваренка и рассказал ему о пожеланиях лорда Голдена. Мальчик указал мне на подносы, тарелки и столовые приборы, а потом сделал широкий жест в сторону жарко горевших очагов.
- Теперь ты его слуга, - ворчливо заметил он и принялся нарезать репу.
Я бросил на него хмурый взгляд, но внутренне остался доволен. Я собрал отличный завтрак на двоих и быстро покинул кухню.
Поднявшись на несколько ступенек, я услышал знакомый голос. Любопытство взяло верх, я остановился возле перил и посмотрел вниз, не в силах скрыть улыбку. Королева Кетриккен решительно шла по залу, а с полдюжины придворных дам с трудом поспевали за ней. Я не узнал ни одной из них - все были слишком молоды, лишь нескольким из них исполнилось двадцать. Когда я покинул Баккип, они были детьми. Впрочем, одна показалась мне знакомой, наверное, я встречал ее мать. Мой взгляд остановился на королеве.
Золотые волосы Кетриккен, не потерявшие своего блеска, были заплетены в косы и уложены в сложную прическу, которую удерживал гладкий серебряный обруч. В тот день она надела желтовато-коричневое платье с золотистой вышивкой по подолу. Фрейлины пытались копировать ее простой стиль, но куда им до врожденной элегантности Кетриккен, придававшей ее платьям удивительное изящество. Несмотря на прошедшие годы, гордая осанка и быстрая походка королевы нисколько не изменились. Она целеустремленно шла по своим делам, но я заметил, что ее лицо застыло. Кетриккен тревожилась об исчезнувшем сыне, но оставалась королевой для своих придворных. Сердце замерло у меня в груди. Как бы гордился Верити такой супругой!
- О моя королева, - едва слышно пробормотал я. Кетриккен застыла на месте, и мне показалось, что она затаила дыхание. Ее взгляд взметнулся вверх, и наши глаза встретились. В сумраке большого зала я не мог видеть, какие они у нее голубые, но я их не забыл. На лице Кетриккен отразились сомнения, но она меня не узнала.
В этот момент кто-то влепил мне увесистую затрещину. Я повернулся, чтобы взглянуть на своего обидчика, слишком удивленный, чтобы разозлиться. За спиной стоял высокий господин и неодобрительно смотрел на меня.
- Видно, ты здесь новенький, олух. В Баккипе слугам не положено так дерзко глазеть на королеву. Займись делом и не стой столбом. И знай свое место, иначе очень скоро ты его потеряешь.
Я посмотрел на зажатый в руках поднос и постарался взять свой гнев под контроль. Я чувствовал, как кровь прилила к щекам. Собрав всю свою волю в кулак, я поклонился.
- Прошу прощения, господин. Я буду помнить. - Оставалось надеяться, что, услышав мой тихий голос, придворный решит, будто я напуган до полусмерти.
Прижимая к себе поднос, я начал подниматься по лестнице, не поворачивая головы в сторону большого зала, где осталась моя королева.
Слуга. Слуга. Я - преданный лакей, прошедший хорошую выучку. Да, я недавно прибыл в Баккип, но у меня прекрасные рекомендации, я умею себя вести и привык к дисциплине. И к унижению. Но так ли это? Когда я вошел с лордом Голденом в Баккип, у меня на боку висел меч Верити в потертых ножнах. Наверняка кто-то успел его заметить. Моя комплекция и шрамы на руках выдавали человека, немало времени проводящего под открытым небом. Если я намерен и дальше играть свою роль, мое поведение должно быть достоверным. А роль - посильной. Тогда я сумею вести себя естественно.
У двери в покои лорда Голдена я постучал, вежливо подождал и только после этого вошел. Шут выглядывал из своего кабинета. Я аккуратно прикрыл за собой дверь и запер ее на задвижку, после чего поставил поднос на стол. Расставляя приборы для завтрака, я сказал ему в спину:
- Я Том Баджерлок, ваш слуга. Меня рекомендовали вам как человека, получившего слишком хорошее образование, не соответствующее моему положению, - мой предыдущий хозяин был чрезмерно снисходительным. К тому же я больше полагаюсь на свой клинок, чем на манеры. Вы выбрали меня, поскольку я способен выполнять роль телохранителя, а не только лакея. Вы слышали, что я отличаюсь скверным характером и буйным темпераментом, но готовы меня испытать. Мне... сорок два года. Я получил шрамы, защищая своего предыдущего хозяина от нападения трех - нет, шести - разбойников. И мне удалось прикончить всех. Меня лучше не провоцировать. Когда мой прежний хозяин умер, он оставил мне небольшое наследство, позволяющее вести скромный образ жизни. Но сейчас мой сын вырос, я хочу отдать его в ученики в городе Баккипе. И вам удалось убедить меня вновь поступить на службу, чтобы оплатить новые расходы.
Лорд Голден повернулся к окну. Слушая мой монолог, он переплел свои тонкие пальцы. Когда я закончил, он кивнул.
- Мне нравится, Том Баджерлок. Очень удачный ход лорда Голдена завести себе столь опасного слугу. Теперь все станут уважать меня еще больше! У тебя получится, Том, можешь не сомневаться.
Он подошел к столу, и я отодвинул для него стул. Шут уселся и посмотрел на приготовленные для него тарелки.
- Превосходно. Именно так я люблю. Продолжай в таком же духе, Том, и я повышу тебе жалованье. - Он поднял на меня взгляд. - Сядь и поешь со мной.
Я покачал головой.
- Мне нужно следить за своими манерами, господин. Хотите чаю?
На лице Шута промелькнул ужас. Затем лорд Голден поднес салфетку к губам.
- Пожалуйста.
Я налил ему полную чашку.
- А как насчет твоего сына, Том? Я с ним не встречался. Он сейчас в городе Баккипе?
- Я сказал ему, чтобы он последовал за мной, господин.
Тут я сообразил, что ничего не рассказал Неду. Он приедет вместе с уставшим старым пони, запряженным в скрипучую телегу, и постаревшим волком. Я даже не зашел к племяннице Джинны, чтобы предупредить о его приезде. А если она не захочет принять моего мальчика? Казалось, волна прежней жизни накатила на меня и я забыл позаботиться о Неде. Он никого не знает в городе, если не считать Старлинг, да и та может быть в отъезде. И обращаться к ней за помощью Нед не станет.
Я понял, что мне нужно немедленно повидать колдунью, чтобы убедиться, что с мальчиком будет все в порядке. У нее я смогу оставить записку для Неда. Потом необходимо, не теряя времени, обратиться к Чейду и договориться относительно обучения мальчика. Учитывая все, что мне стало известно, такой договор со старым наставником выглядел не слишком благородно. Впрочем, я всегда могу занять деньги у Шута. Меня перекосило от этой мысли. Кстати, а каково мое жалованье? Я хотел спросить, но язык не поворачивался. Лорд Голден встал.
- Ты задумчив, Том Баджерлок. Когда появится твой сын, я рассчитываю познакомиться с ним. А сейчас можешь заняться своими делами. Наведи здесь порядок, погуляй по замку, чтобы хорошенько изучить Баккип и его окрестности. - Он критически оглядел меня. - Принеси перо, чернила и бумагу. Я напишу письмо моему портному, Скрендону. Полагаю, ты легко найдешь его лавку. Он снимет с тебя мерку, чтобы сшить дополнительную одежду - на каждый день и на случай праздников. Я хочу, чтобы ты выглядел достойно. Если ты не только слуга, но и телохранитель, то ты будешь стоять за моим стулом во время торжественных обедов и сопровождать меня во время прогулок. Зайди также к Крою. Он продает оружие. Его лавка расположена на улице Кузнецов. Купи себе подходящий меч.
Я кивнул и подошел к маленькому столику, стоящему в углу, где и разложил перо, бумагу и чернила.
- Работа Ходд и клинок Верити слишком хорошо известны здесь, в Баккипе, - заговорил за моей спиной Шут. - Советую тебе отнести свой меч в старую башню Чейда.
Я ответил, не поднимая глаз:
- Так я и сделаю. Кроме того, я поговорю с мастером оружия, чтобы он предоставил мне партнера для тренировок. Я скажу ему, что мне нужно восстановить утраченные навыки. Кстати, кто был партнером принца Дьютифула?
Шут знал. Он всегда был в курсе подобных вещей.
- Его наставником был Крессвелл, - ответил он, усаживаясь за письменный стол, - но фехтовал он обычно с молодой женщиной по имени Деллери. Однако ты не сможешь попросить в партнерши именно ее... хм-м. Скажи, что хотел бы потренироваться с человеком, сражающимся двумя мечами, чтобы получше отработать защиту. И тебе дадут Деллери.
- Спасибо, я последую вашему совету.
Шут начал скрипеть пером по бумаге. Несколько раз он останавливался и задумчиво смотрел на меня. Я выглянул в окно. Погода стояла просто отличная. Хорошо бы провести этот день без дела. До меня долетел запах тающего воска, я обернулся и увидел, что лорд Голден запечатывает свои послания. Он подождал, пока воск застынет, и протянул их мне.
- Отправляйся к портному и оружейнику, а я пойду прогуляться в сад, позже я приглашен на аудиенцию у королевы...
- Мне удалось взглянуть на нее. На Кетриккен. - Я горько рассмеялся. Как же давно это было: наши прогулки возле каменных драконов и все остальное. Иногда мне казалось, что пролетело одно короткое мгновение. В последний раз я смотрел на Кетриккен, когда она сидела верхом на Верити-драконе и прощалась с нами. Сегодня я увидел ее в большом зале, и все вдруг стало таким реальным. Она правит в Баккипе уже больше десяти лет.
Я отошел в сторону, чтобы раны успели зарубцеваться, да и сам я больше не мог быть частью прежней жизни. Теперь я вернулся, посмотрел вокруг и понял, как сильно мне не хватало моей прежней жизни. Пока я отсутствовал, она продолжалась без меня, и теперь я навсегда останусь чужим в собственном доме.
- Сожаления бесполезны, - ответил Шут. - Тебе остается лишь одно: начать с того места, на котором ты оказался. И кто знает? Быть может, твое возвращение окажется очень своевременным.
- Время не стоит на месте даже сейчас, пока мы разговариваем.
- Верно, - кивнул Шут и показал на шкаф. - Мой плащ, Баджерлок. Сегодня я надену зеленый.
Я распахнул дверцы шкафа и вытащил один из множества висевших там плащей. Я помог Шуту надеть плащ, вспомнив, как это делал Чарим для Верити. Лорд Голден протянул ко мне руки, и я поправил рукава. В его глазах сверкнул смех.
- Очень хорошо, Баджерлок, - пробормотал он.
Лорд Голден направился к двери, но остановился, чтобы я распахнул ее перед ним.
Как только он ушел, я закрылся на задвижку и быстро прикончил остатки остывшего завтрака. Затем я сложил тарелки на поднос и посмотрел на вход в кабинет Шута. Зажег свечу, вошел в спальню и плотно прикрыл за собой дверь. Если бы не свеча, темнота была бы абсолютной. Довольно быстро мне удалось найти защелку, открывающую тайный ход. Несмотря на ломоту в ногах, я отнес меч Верити в башню Чейда и поставил его в угол, возле каминной полки.
Вернувшись в комнату Шута, я убрал со стола. Держа поднос в руках, я заглянул в зеркало и увидел слугу из Баккипа. Я вздохнул, напомнил себе, что не должен поднимать глаза, и вышел в коридор. Я боялся, что меня узнают, как только я вернусь в Баккип. На самом деле никто не обращал на меня внимания. Одного взгляда на мою синюю одежду слуги и опущенные глаза было достаточно, чтобы погасить любое досужее любопытство. Конечно, на меня косились слуги, но они были заняты своими делами. Некоторые торопливо приветствовали меня, и я старался вести себя дружелюбно. Мне следовало подружиться со слугами, поскольку почти все происходящее в больших замках обычно не является для них тайной. Я отнес тарелки на кухню и покинул замок.
Стражники пропустили меня без единого вопроса. Вскоре я спускался в город по крутой дороге. Погода оставалась превосходной, и мне встречались многочисленные пешеходы. Лето не спешило заканчиваться. Я шел вслед за группой служанок, которые отправились в город за покупками. Изредка они бросали на меня любопытные взгляды, но потом потеряли ко мне интерес. Всю дорогу я жадно прислушивался к их болтовне, но не узнал ничего, заслуживающего внимания. Они разговаривали о празднике по случаю помолвки принца и о том, как будет одета их госпожа. Королеве и Чейду удалось каким-то образом скрыть, что принца нет в замке.
В городе я сразу же отправился по поручениям лорда Голдена, но всячески прислушивался к разговорам, пытаясь поймать упоминание о принце Дьютифуле. Лавку портного я нашел довольно быстро. Лорд Голден сказал правду, я знал ее еще с прежних времен, когда там находилась свечная лавка Молли. Я испытал странные чувства, когда туда вошел. Портной принял письмо, гарантировавшее кредит, без всяких колебаний, однако был недоволен просьбой лорда Голдена поторопиться.
- Впрочем, он заплатил вполне за недостаток моего сна. Ваша одежда будет готова завтра. - Из его замечаний я понял, что лорд Голден частенько к нему обращается. Портной предложил мне встать на невысокий стул, и я терпеливо ждал, пока он снимет с меня мерку. Он не задал ни одного лишнего вопроса, поскольку лорд Голден подробно расписал, как следует одеть его слугу. Так что мне оставалось лишь молча стоять и размышлять о том, действительно ли я улавливаю прежние запахи воска и ароматических трав, или мне только кажется. Перед уходом я спросил у портного, не знает ли он каких-нибудь колдуний в Баккипе. Мне хочется узнать, какие блага сулит мне новая работа. Он покачал головой - ну, чего ждать от суеверных лакеев, - но предложил порасспрашивать на улице Кузнецов.
Меня это вполне устраивало, поскольку далее я собирался зайти к Крою. Интересно, откуда лорд Голден вообще знает об этой крошечной лавчонке, похожей на гнездо галки, забитое старыми мечами и доспехами? Однако и здесь владелец с поклоном принял записку. Я долго не мог выбрать подходящий клинок. Мне нужно было простое, но добротное оружие. Естественно, именно такое подойдет настоящему воину, поэтому отыскать его оказалось совсем непросто. Увидев, что меня не интересуют мечи с роскошными гардами и плохими клинками, Крой оставил меня в покое, и я принялся изучать его коллекцию. Я откладывал в сторону один меч за другим, непрерывно болтая о том, как сильно изменился Баккип с тех пор, как я в последний раз здесь побывал. Довольно скоро у торговца развязался язык, и он рассказал мне о предзнаменованиях, дурных знаках и тех, кто ими занимается. Мне не пришлось упоминать имя Джинны - он сам заговорил о ней. Наконец я отыскал меч, достойный моего слегка подзабытого умения. Крой неодобрительно покачал головой.
- Друг мой, у твоего господина достаточно золота, чтобы оплатить оружие получше. Выбери что-нибудь подороже.
- Нет, мне нужен надежный клинок, а не эффектная игрушка. Я возьму этот меч, но мне нужен еще и кинжал.
Вскоре я нашел подходящий кинжал, покинул лавку Кроя и зашагал дальше по улице Кузнецов. Яркое солнце светило мне в спину, молоты с оглушительным стуком опускались на наковальни. Я успел забыть, как шумно в большом городе. Я шел и пытался вспомнить, не противоречит ли то, что я рассказывал о себе Джинне, новой истории, которую мне предстояло ей поведать. В конце концов я решил, что все в порядке. Если у нее возникнут сомнения, что ж, она посчитает меня лжецом. Однако я нахмурился, когда сообразил, как сильно это меня беспокоит.
Крой довольно точно описал темно-зеленый знак с нарисованной на нем белой рукой. Линии на ладони были искусно изображены красным цветом. С низкого карниза свисали амулеты, которые слегка позвякивали на ветру. На мое счастье, ни один из них не предназначался для того, чтобы отгонять хищников. Почти сразу же я понял, что они означают. "Добро пожаловать". Именно амулеты привлекли меня к дому и двери. Прошло некоторое время, прежде чем дверь отворилась и меня приветствовала Джинна.
- Баджерлок! - воскликнула она, и я обрадовался, что ни воинский хвост, ни новая одежда не помешали ей меня узнать. Она тут же широко распахнула дверь. - Заходите. Добро пожаловать в город Баккип. Вы позволите мне ответить на ваше гостеприимство? Ну, не стойте, заходите в дом.
Ничто так не придает сил, как искреннее радушие, с которым тебя встречают. Джинна взяла меня за руку и повлекла за собой в прохладный сумрак дома, словно долгожданного гостя. Потолок в ее жилище оказался довольно низким, а мебель скромной. В центре комнаты стоял круглый стол с несколькими стульями. На полках располагались инструменты ремесла колдуньи, в том числе и набор амулетов. На столе стояла еда в тарелках - я прервал трапезу хозяйки.
- Я не хотел вам мешать, - смущенно сказал я.
- А вы не помешали. Садитесь и поешьте со мной. - Она уселась на прежнее место, и мне ничего не оставалось, как присоединиться к ней. Расскажите, что привело вас в Баккип. - Она подвинула ко мне тарелку, на которой лежало несколько булочек с джемом, копченая рыба и сыр.
Я взял булочку, чтобы подумать над ответом. Должно быть, она заметила мою одежду слуги, но не стала задавать вопросов. Мне это понравилось.
- Я получил должность слуги лорда Голдена в замке. - И хотя я понимал, что это неправда, слова с трудом слетели с моего языка. Только теперь мне стало ясно, каким гордым человеком я был, пока не стал лакеем Шута. - Уходя из дома, я сказал Неду, чтобы он отправлялся в Баккип, как только закончит все дела. Тогда я еще не знал своих планов. Как только Нед доберется до Баккипа, он разыщет вас. Могу я оставить для него записку, чтобы вы отправили Неда ко мне?
Я приготовился к неизбежным вопросам. Почему я вдруг решил поступить на службу, почему не взял Неда с собой, откуда я знаю лорда Голдена? Однако глаза у Джинны заблестели, и она воскликнула:
- С удовольствием! Но я предлагаю более простое решение. Когда Нед появится, я оставлю его у себя и сообщу о его прибытии в замок. Он может остановиться в маленькой задней комнате; раньше там жил мой племянник, но теперь вырос и женился. Пусть мальчик проведет пару дней в городе. Ему так здесь понравилось во время Весеннего праздника, а ваши новые обязанности не позволят вам погулять с ним по городу.
- Да, он будет рад, - неожиданно для себя самого согласился я. Мне будет гораздо легче играть роль слуги лорда Голдена, если рядом не будет Неда. - Я рассчитываю заработать в Баккипе денег, чтобы отдать его в ученики к хорошему мастеру.
Я иду, - заявил большой рыжевато-коричневый кот, легко вскакивая на мои колени.
Я удивленно посмотрел на него. Никогда еще живое существо не разговаривало со мной при помощи Уита так ясно и четко, если не считать связанных со мной животных. К тому же кот совершенно хладнокровно меня игнорировал. Встав на задние лапы, он положил передние на стол и принялся с интересом изучать лежащую на тарелках еду. Пушистый хвост болтался у меня под носом.
- Феннел! Как тебе не стыдно, прекрати. Иди-ка лучше ко мне. - Джинна потянулась через стол и подхватила кота с моих колен. - Да, Нед рассказывал мне о своей мечте. Всегда приятно посмотреть на юношу, полного надежд.
- Он хороший парень, - горячо согласился я. - И заслуживает шанса воплотить свои мечты в жизнь. Я сделаю для него все, что в моих силах.
Феннел устроился на коленях Джинны и посмотрел на меня через стол.
Она любит меня больше, чем тебя.
И он украл кусочек рыбы с тарелки Джинны.
Неужели все коты разговаривают с незнакомцами? - укоризненно поинтересовался я.
Он откинулся назад, удобно положил голову на грудь Джинны и смерил меня презрительным взглядом желтых глаз.
Все говорят, когда им захочется. Но только грубиян говорит без спроса. Помолчи, я же тебе сказал. Она любит меня больше. - Он повернул голову и посмотрел в лицо Джинны. - Еще рыбки?
- Конечно, - кивнула она.
Я попытался вспомнить, о чем мы разговаривали, наблюдая за рукой Джинны, протянувшей коту кусочек рыбы. Я знал, что она не владеет Уитом. Возможно, кот мне наврал, когда заявил, что все его сородичи разговаривают. Я почти ничего не знал о кошках. Баррич никогда не держал котов в конюшнях. Он предпочитал маленьких собак, которые охотно уничтожали крыс и других мелких вредителей.
Джинна неправильно поняла мою озабоченность.
- И все же довольно трудно покидать свой дом, чтобы стать слугой, каким бы замечательным человеком не был лорд Голден. Надеюсь, он так же щедр с вами, как всегда, когда появляется в городе, чтобы сделать покупки.
Я вымученно улыбнулся.
- Значит, вы знакомы с лордом Голденом?
Джинна кивнула.
- По чистой случайности он зашел ко мне в прошлом месяце. Ему потребовался амулет, защищающий одежду от моли. Я ответила, что никогда не слышала о таких амулетах, но попытаюсь выполнить его заказ. Для благородного лорда он вел себя с поразительной любезностью. И заплатил вперед. А потом настоял, чтобы я показала ему все свои амулеты, и сразу купил шесть штук. Шесть! Один для сладких снов, другой - для хорошего настроения, третий - для привлечения птиц - о, его так заинтересовал этот амулет, словно он сам птица. Но когда я попросила его показать руки, чтобы настроить амулеты, он ответил, что покупает их в подарок. Тогда я сказала, что ему следует прислать получателей подарков ко мне, чтобы усилить действие талисманов. Но он так никого и не прислал. Однако амулеты и без того будут хорошо работать. И все же я люблю настраивать обереги. В этом и состоит основное различие между амулетом, созданным механически, и работой мастера. А я считаю себя настоящим мастером, уж можете не сомневаться!
Последние слова она произнесла со смехом, и мы оба расхохотались. Мне было удивительно приятно рядом с ней.
- Вы успокоили меня, - заявил я. - Я знаю, что Нед хороший парень и больше не нуждается в моей заботе. Боюсь, однако, что я постоянно из-за него тревожусь.
Обрати на меня внимание! - с угрозой проворчал Феннел.
Он запрыгнул на стол. Джинна взяла нахала и опустила на пол. Феннел тут же забрался к ней на колени. Она рассеянно погладила его.
- Такова доля отца, - утешила меня Джинна. - Или друга. - На ее лице появилось странное выражение. - Я и сама склонна к глупым тревогам. Даже когда это меня не касается. - Она оценивающе посмотрела на меня, и я почувствовал, как по спине пробежал холодок. - Я буду говорить откровенно, предупредила Джинна.
- Прошу, - предложил я, хотя все во мне протестовало.
- Вы обладаете Уитом, - сказала она. Ее слова не были обвиняющими скорее, она говорила о каком-то неприглядном недуге. - В последние годы мне приходится много путешествовать, полагаю, гораздо больше, чем вам. У людей изменилось отношение к тем, кто наделен Уитом, Том. Повсюду творятся ужасные дела. Мне не довелось видеть своими глазами, но я слышала, что в одном из городов Фарроу выставляют напоказ казненных людей, обладавших Уитом, расчлененными на части, чтобы они не могли ожить.
Мое лицо превратилось в маску, но сердце мучительно сжалось. Принц Дьютифул. Похитили его или он сбежал - в любом случае он ужасно уязвим. Вне надежных стен Баккипа юноше грозит страшная опасность - эти люди способны на любые зверства.
- Я колдунья, - тихо сказала Джинна. - Мне известно, что значит родиться с магическим даром. Ты ничего не в силах изменить, даже если захочешь. Более того, я знаю, каково иметь сестру, лишенную дара. Иногда она кажется мне такой свободной. Она смотрит на амулет, созданный моим отцом, а для нее это лишь палочки и бусинки. Он никогда не шепчет ей и не изводит ее. Те долгие часы, которые я просидела рядом с отцом, обучаясь его ремеслу, она провела с матерью на кухне. Когда мы росли, мы завидовали друг другу. Однако мы были одной семьей и умели проявлять терпимость. - Она улыбнулась своим воспоминаниям, но потом встряхнула головой и помрачнела.
- В большом мире все иначе. Люди не угрожают разорвать меня на части или сжечь, но я не раз видела ненависть и зависть в их глазах. Они думают, что мои способности достались мне нечестным путем, или боятся, что я использую магию против них. Им не приходит в голову, что они обладают талантами, которые мне недоступны. Они могут быть грубыми, толкнуть меня на улице или занять мое место на рынке, но никто не попытается меня убить. У вас нет такой уверенности. Малейшая ошибка - и вас ждет страшная смерть. И если кто-то спровоцирует вас... Ладно. Вы стали совсем другим человеком. Признаюсь, меня это тревожит с момента нашей последней встречи. Поэтому, ну... чтобы успокоить себя, я кое-что сделала.
Я сглотнул.
- Спасибо.
Я даже не нашел мужества спросить, что она сделала для меня. Хотя в комнате было прохладно, по моей спине стекал пот. Джинна мне не угрожала, но ее слова напомнили о моей уязвимости. Я обнаружил, что наука убивать глубоко укоренилась в моей душе. Убей ее, предлагала мне эта часть сознания. Она знает твою тайну - значит, от нее исходит угроза. Убей ее.
Я сложил руки перед собой на столе.
- Наверное, вы считаете меня странной, - пробормотала Джинна, подходя к шкафу. - Мы встречались всего дважды, а я уже вмешиваюсь в вашу жизнь. - Она явно смутилась, но твердо решила отдать мне подарок.
- Я думаю, что ты очень добра, - неуверенно проговорил я, переходя на "ты".
Когда она встала, Феннел свалился с ее колен. Он уселся на полу, аккуратно уложил хвост колечком и бросил на меня свирепый взгляд.
Я лишился удобного места. И все из-за тебя!
Джинна вытащила коробку из шкафа, поставила ее на пол и открыла. Внутри лежало сооружение из прутиков, бусинок и тонких кожаных ремешков. Она встряхнула его - и оказалось, что она держит в руках ожерелье. Я молча смотрел на него, но ничего не ощущал.
- А какие у него свойства? - спросил я.
Она рассмеялась.
- Так, ничего особенного. Я не могу создать иллюзию, что ты не обладаешь Уитом, да и защитить тебя от нападения врагов мне не под силу. Я даже не сумею сделать амулет, который поможет тебе контролировать свой гнев. Сначала я попыталась изобрести амулет, который предупреждал бы тебя о дурных намерениях других людей, но он получился слишком громоздким, похожим на конскую сбрую.
- Не обижайся, - добавила она, - но при первом знакомстве мне показалось, что ты весьма недружелюбный человек. Мне потребовалось время, чтобы изменить свое мнение, но если бы не восторг, с которым говорил о тебе Нед, я бы не стала тратить на тебя силы. Я бы посчитала тебя очень опасным человеком. И многие думали так же в тот день, на рынке. А потом, во время ссоры с Бейлором, так и оказалось. Опасный человек, но не злой, если ты простишь мне попытки тебя оценивать.
Ты привык демонстрировать людям свою темную сторону. Теперь, когда на боку у тебя висит меч, а волосы убраны в воинский хвост, ты стал выглядеть еще более опасным. Совсем нетрудно возненавидеть человека, которого ты боишься. Вот. Я сделала некую разновидность старого любовного амулета. Однако он не будет привлекать к тебе любовниц - если я не ошиблась, люди будут хорошо к тебе относиться. Когда пытаешься создать нечто необычное, получается далеко не всегда. Посиди спокойно.
С ожерельем в руках Джинна обошла вокруг меня и встала сзади. Я молча наклонил голову вперед, чтобы она могла застегнуть его на шее. Амулет не вызвал у меня никаких чувств, но касание ее прохладных пальцев заставило замереть сердце.
- Кажется, все правильно. Он не должен быть слишком свободным или тугим. Ну, дай я на тебя посмотрю. Повернись.
Я молча повиновался. Джинна посмотрела на ожерелье, потом на мое лицо и широко улыбнулась.
- О да, получилось. Хотя ты оказался выше, чем я предполагала. Нужно было взять бусинку поменьше... Ну, ничего страшного. Я думала, потребуется кое-что изменить, но тогда амулет потеряет часть своей силы. Тебе следует носить его с застегнутым воротом. Вот так. Если почувствуешь, что тебе нужна его помощь, найди повод ослабить воротник. Пусть люди увидят ожерелье, и твои речи сразу же покажутся им более убедительными. Даже твое молчание будет им нравиться.
Она посмотрела мне в лицо, а потом быстрым движением ослабила воротник куртки. Я посмотрел на Джинну и почувствовал, что краснею. Наши глаза встретились.
- Похоже, амулет делает свое дело, - заметила она и без всякого смущения поцеловала меня. У нее были теплые губы.
Мы испуганно отскочили друг от друга, когда послышался звук открываемой двери. На пороге возник женский силуэт. Яркий полуденный свет хлынул внутрь. Потом женщина вошла и закрыла за собой дверь.
- Благодарение Эде, здесь гораздо прохладнее. Ой, прошу прощения, вы занимались предсказанием будущего?
Я сразу заметил россыпь веснушек на ее носу. Наверное, пришла племянница Джинны. На вид ей было около двадцати, в руках она держала корзинку со свежей рыбой.
Феннел выбежал ей навстречу и принялся тереться о ее ноги.
Ты любишь меня больше всех. Ты же знаешь, что это так. Возьми меня на руки.
- Нет, я проверяла действие амулета. Похоже, он работает. - В голосе Джинны было нечто, заставившее меня улыбнуться.
Племянница перевела взгляд с Джинны на меня, понимая, что шутка на нее не рассчитана, но нисколько не обиделась. Она взяла Феннела и потерлась лицом о его гладкий мех, словно признавая его власть.
- Мне пора уходить. К сожалению, до возвращения в замок я должен выполнить несколько поручений. - Мне и в самом деле не хотелось уходить.
Однако мои желания не имели ничего общего с реальностью - я приехал в Баккип по делу. К тому же мне хотелось побыть одному, чтобы осмыслить произошедшие события.
- Неужели вам нужно уходить прямо сейчас? - спросила племянница Джинны. Казалось, она искренне огорчилась, когда я встал со стула. - Тут полно рыбы, мы могли бы вместе пообедать.
Ее неожиданное приглашение удивило меня, как и интерес, загоревшийся в ее глазах.
Моя рыба. Скоро я ее съем.
Феннел с обожанием смотрел на еду.
- Похоже, мой амулет отлично работает, - негромко заметила Джинна.
Я обнаружил, что стягиваю ворот куртки.
- Сожалею, но мне пора уходить. Нужно завершить кое-какие дела и вернуться в замок. Спасибо за приглашение.
- Может быть, в другой раз, - сказала племянница.
- Конечно, в другой раз, дорогая, - добавила Джинна. - Но прежде позволь мне представить тебе Тома Баджерлока. Он попросил меня присмотреть за своим сыном, юношей по имени Нед. Когда Нед появится в городе, он на денек-другой остановится у нас. И тогда Том обязательно поужинает с нами. Том Баджерлок, моя племянница Мискай.
- Мискай, рад с вами познакомиться, - заявил я.
Задержавшись еще немного, чтобы обменяться с женщинами прощальными комплиментами, я вновь окунулся в жаркий воздух шумного города. Торопливо шагая обратно в замок, я наблюдал за реакцией прохожих на свою скромную персону. Мне показалось, что они стали гораздо чаще мне улыбаться, но потом сообразил, что я перестал отводить глаза, - возможно, причина заключалась именно в этом. Обычно я стараюсь не смотреть в глаза незнакомцам. Люди не запоминают тех, кто не обращает на них внимания, - а о чем еще может мечтать убийца? Тут мне пришлось напомнить себе, что я больше не убийца. Тем не менее я решил, что сниму ожерелье, как только вернусь домой. Оказалось, что благосклонные взгляды прохожих действуют мне на нервы значительно больше, чем откровенная неприязнь.
Стражники без лишних вопросов пропустили меня в замок. В чистом небе сияло солнце, и если прохожие и догадывались об исчезновении единственного наследника короны Видящих, виду они не подавали. Люди спешили по своим делам, озабоченные собственными проблемами. Возле конюшен несколько высоких парней окружили толстого юношу. Плоское лицо, маленькие уши и торчащий изо рта язык сразу выдавали дурачка. В его маленьких глазках разгорался страх парни начали медленно подходить к нему со всех сторон. Один из старших конюхов бросил недовольный взгляд в их сторону.
Нет, нет, нет.
Я повернулся, пытаясь найти источник мысли, но, как и следовало ожидать, ничего не увидел. Потом меня отвлекли далекие отзвуки музыки. На меня наткнулся конюх, спешивший по своим делам, и, заметив мой удивленный взгляд, принялся смиренно извиняться. Сам того не осознавая, я взялся за рукоять меча.
- Ничего страшного, - заверил я испуганного конюха и добавил: - Ты не знаешь, где я сейчас могу найти мастера оружия?
Конюх остановился, посмотрел на меня более внимательно и улыбнулся.
- На тренировочной площадке, конечно. Она за новым амбаром.
Я поблагодарил его и прикрыл воротник куртки.
XIII
СДЕЛКИ
Охотничьи коты известны в герцогстве Бакк, но они большая редкость. Местность Бакка больше подходит для псовой охоты, к тому же собаки лучше приспособлены загонять крупную дичь для конных охотников. Быстрая стая псов - отличное сопровождение для королевской охоты. Коты больше подходят в качестве компаньона для леди, отправляющейся за зайцами или куропатками. Первая королева короля Шрюда, Констанция, держала охотничью кошку, но скорее ради развлечения, чем для настоящей охоты. Кошку звали Хисспит.
Сулинка. "История охотничьих животных"
- Королева хочет тебя видеть.
- Когда? - удивленно спросил я.
Я ожидал от Чейда совсем других слов. Я открыл панель, ведущую в его башню, и обнаружил его в кресле у камина. Чейд тут же вскочил на ноги.
- Сейчас, естественно. Она хочет знать о наших успехах как можно скорее.
- Но у нас нет никаких успехов, - запротестовал я.
После фехтования на тренировочной площадке от меня пахло потом, и я не успел доложить королевскому убийце о проделанной работе.
- Она хочет тебя видеть, - нетерпеливо повторил Чейд. - Пойдем. - Он открыл дверь, и мы вышли из башни.
Наступил вечер. По совету Шута я потратил немало времени, вживаясь в роль лакея. В таком качестве я побеседовал со многими слугами, познакомился с мастером оружия Крессвеллом, который предложил мне Деллери в качестве партнерши - как я и рассчитывал. Она оказалась хорошей фехтовальщицей, почти такой же высокой, как я, энергичной и подвижной. Я с удовлетворением отметил, что она не сумела преодолеть мою защиту, но довольно скоро я начал задыхаться. А вот перейти в контратаку у меня не получалось. Часы, проведенные с Ходд, не пропали даром, но мое тело не поспевало за разумом. Понимать, что следует делать, еще недостаточно, чтобы добиться нужного результата.
Я дважды просил сделать перерыв, и Деллери соглашалась с удовлетворением молодости, не знающей усталости. Однако мои вопросы о принце не вызвали ее на откровенность - лишь после того, как во время третьего перерыва я слегка ослабил воротник, Деллери стала заметно разговорчивее. Я почувствовал легкий укол совести, но мне ужасно хотелось проверить амулет.
Подарок Джинны оказал нужное действие. Прислонившись к стене, я стоял в тени, переводя дыхание, а потом заглянул в лицо Деллери. Наши взгляды встретились, и она широко улыбнулась, словно ожидала чего-то приятного. Как рапира, нашедшая брешь в обороне противника, я тут же воспользовался моментом и задал ей вопрос:
- Скажите, с принцем Дьютифулом вы фехтуете так же напористо, как со мной?
Она улыбнулась.
- Нет, боюсь, что нет, поскольку мне приходится больше думать об обороне. Он искусный фехтовальщик, к тому же его тактика ведения боя совершенно непредсказуема. Стоит мне придумать новый прием и применить против него, как он тут же начинает использовать его сам.
- Значит, ему нравится фехтовать, как и всем хорошим мастерам.
Она немного помолчала.
- Пожалуй, нет. Просто он из тех людей, которые ничего не делают вполсилы. Принц старается добиться совершенства во всем.
- Любит состязаться, да? - Я постарался говорить небрежно, одновременно поправляя разметавшиеся волосы.
И вновь она ответила не сразу.
- Нет, во всяком случае, в привычном смысле. Есть люди, которые думают только о том, чтобы победить своего противника. Но мне кажется, что принцу все равно, выиграет он в нашей схватке или нет; для него важно, чтобы мы сражались, соблюдая правила. Соперничество со мной отходит для него на второй план... - Она замолчала, погрузившись в размышления.
- То есть он соревнуется с самим собой, против вымышленного идеала.
Мои слова ее удивили.
- Да, вы совершенно правильно сказали, - с улыбкой ответила она. - Вы с ним знакомы?
- Пока нет, - заверил я Деллери. - Но я много о нем слышал и с нетерпением жду встречи с ним.
- О, ждать придется долго, - простодушно сообщила она. - В некоторых вещах он очень похож на свою мать из Горного Королевства. Он часто покидает двор и довольно долго отсутствует, чтобы спокойно поразмышлять. Принц запирается в башне. Кое-кто утверждает, будто его высочество постится, но когда он возвращается к обычной жизни, я не замечаю следов недоедания.
- Так что же он там делает? - поинтересовался я с искренним недоумением.
- Понятия не имею.
- И вы никогда не спрашивали?
Деллери с сомнением посмотрела на меня.
- Я всего лишь партнер по фехтованию, - холодно ответила она. - И не вхожу в круг его друзей. Я стражник, а он принц. Как я могу задавать ему подобные вопросы? Все знают, какой он скрытный и как любит одиночество.
Я понял, что тут даже амулет мне не поможет - нельзя так сильно на нее нажимать. Обезоруживающе улыбнувшись, я со стоном выпрямился.
- Ну, как партнер по фехтованию вы выше любых похвал. Принцу повезло, что он может оттачивать свое искусство с таким мастером. Как и мне.
- Всегда рада помочь. Надеюсь, мы еще скрестим клинки.
Я решил закончить беседу. Примерно такой же успех сопутствовал мне в разговорах с другими слугами. Мои расспросы не дали мне ничего полезного. Конечно, слуги с удовольствием сплетничали и могли сколько угодно болтать о лорде Голдене или леди Элеганс, но о принце им попросту было нечего рассказать. Постепенно у меня складывался портрет Дьютифула - к юноше относились с уважением, но он всегда держался особняком, никого к себе не подпуская. Все это не слишком вдохновляло. Я боялся, что он ни с кем не стал бы делиться своими планами, если бы решился на побег. Кроме того, привычка к уединенной жизни делала принца Дьютифула легкой добычей для похитителей.
Я вернулся к записке, которую получила королева. В ней говорилось, что принц наделен даром Уита, и предлагалось предпринять соответствующие действия. Вот только что автор записки считал "соответствующими действиями"? Сообщить народу Бакка, что его принц наделен Уитом? Издать указ о том, что людей Уита нельзя преследовать? Или очистить династию Видящих от дурной крови? Входил ли автор записки в контакт с принцем?
Из старых запасов Чейда я позаимствовал набор отмычек, необходимых для обеденного приключения. Принц жил в апартаментах, которые раньше принадлежали Регалу. Я еще много лет назад подружился с запором на их дверях и не сомневался, что легко с ним справлюсь. Пока остальные обитатели замка обедали, я подошел к покоям принца. И вновь увидел влияние матери - у входа не стоял стражник, да и сами апартаменты оказались незапертыми. Я проскользнул внутрь, бесшумно притворил за собой дверь и недоуменно огляделся. Я ожидал увидеть такой же беспорядок, какой привык оставлять после себя Нед. Однако малочисленные вещи принца лежали так аккуратно, что просторная комната казалась почти пустой. Возможно, у Дьютифула старательный слуга. Но тут я вспомнил, как воспитывалась Кетриккен, и усомнился в том, что у принца есть слуги. В Горном Королевстве не принято иметь личного лакея.
Мне потребовалось совсем немного времени, чтобы осмотреть покои принца. В шкафах я обнаружил довольно скромный запас одежды. Мне не удалось определить, забрал ли он что-нибудь с собой. Сапоги для верховой езды лежали в шкафу, к тому же Чейд сказал, что лошадь Дьютифула стоит в конюшне. Щетка, гребень, таз для умывания и зеркало, выстроившись в ряд, расположились на столике. В комнате, где принц занимался, бутылочки с чернилами были тщательно закупорены, а на столе я не заметил клякс. Дьютифул не оставил ни одного свитка. На стене висел меч, а рядом оставалось еще несколько пустых крючков, где могло бы висеть другое оружие. Я не нашел никаких личных писем, ленточек или локонов, спрятанных в ящиках под одеждой, не говоря уже о липком стакане со следами вина или брошенной под кровать рубашке. Короче говоря, поверить, что здесь живет мальчик, было почти невозможно.
В здоровенной корзине, стоявшей возле камина, лежала подушка. На ней я обнаружил короткие красивые волоски. На самой корзине остались следы когтей. Мне не требовался нос волка, чтобы ощутить запах кошки. Подняв подушку, я обнаружил под ней игрушки: кроличью шкурку с крепкой бечевкой и парусиновый мешочек, набитый кошачьей мятой. Неужели охотничьи коты играют, как обычные домашние?
Комната не открыла мне секретов принца: я не нашел ни дневника с сокровенными мыслями, ни дерзкой прощальной записки матери, ни каких-либо указаний на то, что Дьютифула увезли против воли. Больше мне здесь нечего было делать, и я быстро покинул покои принца, оставив все как есть.
Возвращаясь обратно, я оказался около комнаты, где прошло почти все мое детство. Я остановился, охваченный любопытством. Кто живет здесь теперь? В коридоре было пусто, и я решил войти. Поскольку я сам делал замок, мне потребовалось приложить некоторые усилия, чтобы его открыть. Похоже, сюда уже давно никто не заглядывал. Я закрыл за собой дверь. Пахло пылью.
Высокое окно было закрыто ставнями, но, как и прежде, створки прилегали друг к другу неплотно, сквозь них в комнату проникал дневной свет, и довольно скоро мои глаза приспособились к сумраку. Я огляделся. В углу стояла кровать, затянутая паутиной. Шкафчик из кедра покрылся густым слоем пыли. Пустой камин уже много лет оставался холодным. На стене висел выцветший гобелен с изображением короля Вайздома, ведущего переговоры с Элдерлингами. Я принялся его рассматривать. Когда мне было девять лет, из-за этого гобелена меня преследовали кошмары.
Время не изменило моего отношения к этим необычным существам - золотые Элдерлинги безмолвно смотрели на пустую холодную комнату.
У меня вдруг возникло ощущение, что я потревожил чужую могилу. Я бесшумно выскользнул из комнаты и запер дверь.
Я рассчитывал найти лорда Голдена в его покоях, но меня постигло разочарование.
- Лорд Голден? - спросил я и негромко постучал в дверь кабинета.
Могу поклясться, что я не касался задвижки, но дверь отворилась.
Наружу хлынул свет. В комнате было окно, и заходящее солнце окрасило ее золотом. Здесь приятно пахло деревом и краской. В углу стояло вьющееся растение в горшке, успевшее довольно высоко подняться по решетке. На стенах висели амулеты Джинны. На рабочем столике были разложены инструменты, баночки с краской, кусочки дерева, бечевка и бусинки - казалось, Шут разобрал один из амулетов на части. Сам того не замечая, я шагнул в комнату. На столе лежал развернутый свиток, а на нем - еще несколько амулетов. Они не имели ничего общего с теми, что я видел в доме у Джинны. Почти сразу же у меня возникло неприятное ощущение опасности. Я вгляделся внимательнее и пришел к выводу, что мне никогда не приходилось видеть ничего подобного. Я вздрогнул. У маленьких бусинок были лица; кусочки дерева украшали витые спирали. И чем дольше я на них смотрел, тем сильнее становилась моя тревога. Мне стало трудно дышать, амулеты влекли меня к себе.
- Пойдем, - негромко позвал Шут из-за моей спины.
Я ничего не сумел ему ответить. Мне на плечо легла его рука, и чары разрушились. Я повернулся к нему.
- Извини, - сразу же сказал я. - Дверь приоткрылась, и я...
- Не ожидал, что ты так быстро вернешься, иначе я бы закрыл ее на задвижку. - Больше Шут ничего не сказал, лишь вывел меня из комнаты и плотно затворил за нами дверь.
У меня было такое ощущение, что он увел меня от края пропасти.
- Что это? - слегка дрожащим голосом спросил я.
- Опыт. То, что ты рассказал об амулетах Джинны, меня заинтересовало, поэтому, вернувшись в Баккип, я решил купить себе несколько штук захотелось понять, как они устроены. Мне стало любопытно, связана ли магия с колдуньей, или все дело в том, как они сделаны. И еще я решил выяснить, нельзя ли усилить их действие. - Он говорил совершенно спокойно.
- Как ты можешь находиться рядом с ними? - удивленно спросил я.
Даже сейчас, когда мы вышли в соседнюю комнату, волосы у меня на голове стояли дыбом.
- Они настроены на людей. Ты забыл, что я Белый.
Его заявление лишило меня дара речи, и я стоял онемев, словно безмолвные маленькие лица на бусинках. Я взглянул на Шута, и на мгновение мне показалось, что я вижу его впервые. Я вдруг понял, что никогда не встречал людей, похожих на него. Были и другие различия - необычные кисти рук, воздушные волосы... но, когда наши глаза встретились, оказалось, что я вновь смотрю на своего старого друга. Казалось, я ударился о землю после долгого падения. До меня наконец дошло, что я сделал.
- Мне очень жаль, я не хотел... Я знаю, что тебе необходимо уединение... - Я покраснел и отвернулся.
Некоторое время он молчал.
- Когда я пришел в твой дом, - напомнил мне Шут, - ты ничего от меня не скрывал. - И я почувствовал, что для него важнее справедливость, чем чувства.
- Я больше никогда не войду в эту комнату, - горячо пообещал я.
Он скупо улыбнулся.
- Сомневаюсь, что у тебя возникнет такое желание.
Мне вдруг захотелось сменить тему, но в голову пришла только одна мысль.
- Я видел сегодня Джинну. Она сделала для меня амулет. - И я распахнул куртку.
Он посмотрел сначала на амулет, а потом перевел взгляд на мое лицо. Казалось, он поражен. Затем его губы растянулись в глупой улыбке.
- Предполагается, что люди должны лучше ко мне относиться, - объяснил я. - Наверное, ей кажется, что у меня слишком мрачное лицо, хотя вслух она ничего не сказала.
Шут рассмеялся.
- Спрячь его, - попросил он, с трудом переводя дух и отворачиваясь от меня. Потом он торопливо подошел к окну и выглянул наружу. - Амулеты не настроены на мое племя, но из этого не следует, что они на меня не действуют. Ты часто напоминаешь мне, что в некоторых отношениях я очень похож на людей.
Я снял подарок Джинны и протянул его Шуту.
- Если тебе интересно, можешь его изучить. Я не уверен, что хочу носить амулет. Пусть уж лучше люди говорят обо мне, что думают.
- Почему-то я в этом не уверен, - пробормотал он, но все-таки взял амулет из моих рук, еще раз посмотрел на него, а потом перевел взгляд на меня. - Он на тебя настроен? - предположил Шут.
Я кивнул.
- Интересно. Я бы хотел оставить твой амулет у себя на пару дней. Обещаю не расчленять его. Однако потом тебе следует надеть его снова и не снимать. Никогда.
- Я подумаю, - обещал я, но мне совсем не хотелось вновь надевать амулет.
- Чейд хотел встретиться с тобой как можно скорее, - неожиданно заявил Шут, словно только что вспомнил.
На этом все закончилось, и я ощутил, что прощен за свое вторжение.
Теперь, следуя за Чейдом по узкому проходу, я спросил:
- Как все это строили? Как удалось сохранить в тайне существование лабиринта, идущего через весь замок?
Чейд шел впереди со свечой в руке и негромко ответил через плечо:
- Часть лабиринта построена одновременно с замком. Наши предки никому не доверяли. Они хотели иметь запасные выходы. Отверстия для подглядывания существовали с самого начала. Некоторые лестницы прежде вели на половину слуг, но после пожара их сделали потайными. И еще несколько проходов появилось уже при твоей жизни. Помнишь, как король Шрюд приказал переделать камин в караулке для стражников? Ты тогда был совсем ребенком.
- Смутно. Тогда я не обратил на работы внимания.
- Никто не придал этому значения. А ты заметил, что появились две новые стены?
- Стенной шкаф? Я думал, что его пристроили, чтобы увеличить кладовую и не пустить туда крыс. Комната стала меньше и теплее.
- За стенным шкафом появился ход с несколькими глазками для наблюдения. Шрюд хотел знать, что стражники о нем думают, чего они боятся, кому верят.
- Но строители знали о тайных ходах.
- Работу разделили на несколько частей, всякий раз использовали разных мастеров, а глазки проделывал я сам. И если кому-то показалось странным, что стены и потолки получились слишком толстыми, они предпочитали помалкивать. Вот так и вышло, что никто даже не подозревает о существовании лабиринта.
Он приподнял кусочек кожи, закрывавший глазок, заглянул внутрь и прошептал:
- Пойдем.
Дверь беззвучно распахнулась, и мы вошли во внутренние покои королевы. Чейд заглянул в другой глазок и тихонько постучал в следующую дверь.
- Войдите, - раздался негромкий голос Кетриккен.
Я последовал за Чейдом в небольшую гостиную, соседнюю со спальней королевы. Дверь туда оказалась закрыта на задвижку. Убранство комнаты было выдержано в строгом стиле Горного Королевства. Толстые ароматизированные свечи освещали лишенную окон гостиную. Стол и стулья из светлого дерева оказались самыми простыми, без украшений. На полу и стенах висели гобелены с изображением горных водопадов. Я узнал работу Кетриккен. Впрочем, детали убранства гостиной меня не занимали - посреди комнаты стояла моя королева.
Кетриккен нас ждала. На ней было простое платье в синих тонах Баккипа с длинной бело-золотой юбкой. Золотые волосы зачесаны назад и удерживались простым серебряным обручем. Руки королевы оставались свободными. Другая женщина принесла бы рукоделие или приготовила угощение, но только не наша королева. Она ждала нас. Однако я не ощутил нетерпения или тревоги. Вероятно, она медитировала, поскольку Кетриккен окружала аура тишины и неподвижности. Наши глаза встретились, и едва заметные морщины в уголках ее рта и возле глаз разгладились - казалось, исчезли годы, которые мы не виделись. И вновь меня поразило мужество, не оставившее Кетриккен, и ее самодисциплина, подобная доспехам.
- О Фитц! - воскликнула она, и в ее голосе я услышал радость и облегчение.
Я низко поклонился и опустился на одно колено.
- Моя королева!
Она шагнула вперед и коснулась моей головы, и ее прикосновение показалось мне благословением.
- Пожалуйста, встань, - попросила она. - Мы слишком многое перенесли вместе, и я не хочу, чтобы ты стоял передо мной на коленях. А еще я не забыла, что раньше ты называл меня Кетриккен.
- Много лет назад, миледи, - напомнил я, вставая.
Она взяла мои руки в свои ладони. Мы были почти одного роста, и ее голубые глаза заглянули в самые глубины моей души.
- Их прошло слишком много, и в этом я виню тебя, Фитц Чивэл. Давным-давно Чейд объяснил мне, что ты выбрал одиночество. Тогда я не стала на тебя обижаться. Ты пожертвовал всем ради долга и пожелал получить в награду одиночество - что ж, я не могла тебе отказать. Но теперь я рада, что ты вернулся, особенно в такое трудное для нас время.
- Если я вам нужен, я рад быть здесь, - почти искренне ответил я.
- Я сожалею, что никто в Баккипе не знает, какие жертвы тебе пришлось принести ради их благополучия. Тебя бы следовало встречать как героя. А ты ходишь по замку в обличье слуги. - Кетриккен не спускала с меня пристального взгляда голубых глаз.
Я не сдержал улыбки.
- Возможно, я провел слишком много времени в горах, где все знают о том, что истинный правитель королевства является слугой своего народа.
На мгновение во взгляде Кетриккен промелькнуло удивление. А затем на застывшем лице появилась искренняя улыбка - так солнце выглядывает из-за грозовых туч, - но глаза королевы наполнились слезами.
- О Фитц, твои слова - бальзам для моего сердца. Ты и в самом деле стал Жертвенным ради своего народа, и я тобой восхищаюсь. Но услышать из твоих уст, что ты считал это долгом и получил удовлетворение от своей жертвы, доставляет мне радость.
По-моему, я имел в виду нечто другое, однако не стану отрицать, что ее слова смягчили прежние обиды. Я постарался отбросить их подальше.
- Принц Дьютифул, - я поспешил сменить тему. - Именно из-за него я вернулся, хотя и рад нашей встрече. Она станет еще более приятной, если мне удастся выяснить, что с ним произошло.
Моя королева взяла меня за руку и подвела к столу.
- О, ты всегда был моим другом, еще до того, как я приехала в Баккип. А теперь твое сердце бьется в унисон с моим. - Она глубоко вздохнула, и материнская тревога прорвалась сквозь твердость голоса королевы. - Как бы я не лицемерила перед придворными - а меня огорчает необходимость обманывать свой народ, - мой сын не покидает моих мыслей. Фитц Чивэл, я во всем виню себя, вот только не знаю, было ли мое воспитание недостаточно жестким, или мне не хватало мягкости. Быть может, я слишком многого хотела от принца и ничего не требовала от мальчика, или...
- Моя королева, вы не можете так подходить к поиску решения. Мы должны начать с другой стороны. Нет ни малейшего смысла искать виновных. Должен прямо сказать, что пока мне ничего не удалось выяснить. Все говорят о принце с большой теплотой. Ни у кого даже мысли не возникло, что его что-то тревожило.
- Значит, ты полагаешь, что его похитили? - прервала меня Кетриккен.
Такое поведение было для нее необычным, и я понял, насколько она потрясена исчезновением сына. Я подвинул для нее стул, и когда королева села, я посмотрел ей в глаза и ответил, стараясь, чтобы мой голос звучал спокойно:
- Пока я ничего не думаю. У меня недостаточно фактов.
Она вздохнула, а мы с Чейдом уселись за стол.
- А как же твой Скилл? - поинтересовалась Кетриккен. - Разве он тебе ничего не подсказывает? Чейд предполагает, что вы с мальчиком каким-то образом связаны через сны. Я не понимаю, как такое может быть, но что-то ты должен знать. Что тебе приснилось в последние несколько ночей?
- Вам не понравится ответ, моя королева. Мой Скилл остается таким же ненадежным, как и прежде. После беседы с Чейдом я понял, что у меня действительно были общие сны с принцем Дьютифулом. Но тогда я об этом не догадывался. К тому же я не в силах войти в его сон по собственному желанию. И если ему и снились сны в последние ночи, я не сумел в них проникнуть.
- Или у него вообще не было снов, - с горечью сказала Кетриккен. Возможно, он уже мертв, или его мучают, и он не в силах спать.
- Моя королева, вы думаете о худшем - и ваш разум перестает искать решение, - сурово прозвучал голос Чейда.
Я знал, как переживает исчезновение мальчика сам Чейд, и его жесткость меня удивила, но, увидев реакцию Кетриккен, я сразу все понял. Королева черпала силы в его твердости.
- Конечно, ты прав. - Она вздохнула. - Но каким может быть наше решение? Нам ничего не удалось выяснить, Фитцу Чивэлу тоже. Ты посоветовал мне держать исчезновение принца в тайне, чтобы не вызвать паники. Однако никто не потребовал за него выкупа. Быть может, нам следует открыть народу, что принц пропал. И тогда, возможно, кто-нибудь сообщит нам какие-нибудь полезные сведения. Мне кажется, нужно обратиться к людям за помощью.
- Пока еще рано, - услышал я собственный голос. - Вы правы: кому-то наверняка что-то известно. И если эти люди знают, что принца нет в Баккипе, и они до сих пор к вам не обратились, значит, у них есть на то причина. И я бы хотел ее выяснить.
- Что ты предлагаешь? - резко спросила Кетриккен. - Что нам остается?
Я знал, что мое предложение ее рассердит, но все же решился произнести его вслух.
- Дайте мне еще немного времени. День, самое большее - два. Нужно задать ряд вопросов и кое-что выяснить.
- А если с ним за это время что-нибудь случится?
- Прошло уже много времени, с ним могло произойти что угодно, спокойно произнес я жестокие слова, понимая, что выбора у меня нет. Кетриккен, если принца похитили, чтобы убить, его уже нет среди живых. Если кто-то хочет использовать его в своих целях, они ждут нашего ответного хода. Если принц сбежал, он может вернуться. И пока мы держим его исчезновение в тайне, следующий ход за нами. Но стоит нам сообщить об исчезновении наследника, и мы потеряем это преимущество. Придворные начнут рыскать по стране - далеко не все из них разделяют наши цели. Некоторые попытаются "спасти" принца, чтобы заручиться его или вашей поддержкой, другие захотят опередить противника и захватить приз.
Кетриккен закрыла глаза и неохотно кивнула. Когда она заговорила, ее голос был полон тревоги.
- Но ты ведь понимаешь, у нас очень мало времени. Чейд рассказал тебе, что скоро приплывет посольство с Внешних островов, чтобы объявить о помолвке принца Дьютифула с их принцессой? До их прибытия остается около двух недель. И он должен присутствовать - в противном случае наши гости могут посчитать себя оскорбленными, и столь необходимое нам перемирие будет расторгнуто. А наши надежды на прочный союз рухнут.
- Союз, за который придется заплатить вашим сыном. - Слова сорвались с языка помимо моей воли.
Она открыла глаза и посмотрела на меня.
- Да. Как и союз между Горным Королевством и Шестью Герцогствами был оплачен мною. Ты полагаешь, что сделка получилась неудачной?
Я заслужил ее упрек и склонил голову.
- Нет, моя королева. То была лучшая сделка, заключенная Шестью Герцогствами за многие годы.
Она кивнула в ответ на мой комплимент, и на ее щеках появился слабый румянец.
- Я продолжаю прислушиваться к твоим советам, Фитц. Еще два дня ты можешь самостоятельно вести поиски, после чего мы объявим народу об исчезновении принца. За эти два дня мы постараемся сделать все возможное, чтобы найти Дьютифула. Чейд показал тебе тайный лабиринт в стенах замка. Это не слишком хорошо нас характеризует - шпионить за своим народом некрасиво, но я разрешаю тебе пользоваться потайными ходами, Фитц Чивэл. Я знаю, что тебе можно доверять.
- Благодарю вас, моя королева, - смущенно ответил я.
Меня не слишком порадовал ее дар. Зачем мне знать о пороках придворных, обитающих в замке? И я не стал смотреть на Чейда. Чего ему стоило знание многочисленных секретов трона, а также тайных грехов живущих в Баккипе людей? Ему приходилось наблюдать за ними, а потом встречаться при свете дня в коридорах и залах замка, делая вид, что ему ничего не известно.
- ...и то, что ты должен сделать.
Я отвлекся, но моя королева выжидательно смотрела на меня. И я дал единственно возможный ответ:
- Да, моя королева.
Она облегченно вздохнула, словно боялась моего отказа. Или боялась произнести следующие слова.
- Тогда сделай все, что в твоих силах, Фитц Чивэл, мой верный друг. Я бы не стала просить тебя, будь у нас иной шанс. Береги себя. Остерегайся снадобий и трав, несмотря на опыт твоего старого наставника, им нельзя полностью доверять. - Она немного помолчала, а потом добавила уже совсем другим тоном: - Если Чейд или я слишком многого от тебя требуем, скажи нам. Твой разум должен противостоять зову материнского сердца. Не дай мне опозорить себя, потребовав невозможного... - Она замолчала. Наверное, рассчитывала, что я понимаю смысл ее слов. Потом Кетриккен отвернулась, словно хотела скрыть выступившие слезы. - Ты начнешь сегодня? - спросила она неестественно высоким голосом.
Только теперь я понял, на что дал согласие. Передо мной разверзлась пропасть.
И я бросился в нее.
- Да, моя королева.
Как мне описать долгий подъем в башню? Чейд вел меня тайными ходами замка, и я следовал за неверным светом факела. Предчувствия и страх овладели моей душой. Казалось, мужество меня оставило, однако я торопливо поднимался вверх по ступенькам. Мое возбуждение росло с каждым шагом - очень скоро я позволю себе то, что долго запрещал. Я должен был сосредоточиться на мыслях о принце, но перспектива вновь окунуться в Скилл полностью занимала все мои мысли. Она ужасала и манила меня. Тело трепетало от предвкушения, чувства стремились покинуть границы плоти. В ушах зазвучала далекая музыка.
Чейд привел в действие механизм двери и жестом предложил мне войти первым.
- Ты выглядишь точно нетерпеливый жених, - заметил он, окинув меня быстрым взглядом.
Я откашлялся.
- Я возвращаюсь к тому, чего пытался всеми силами души избежать.
Он закрыл за нами дверь, и я оглядел комнату. В камине горел слабый огонь. Даже в разгар лета толстые каменные стены оставались холодными. Неподалеку стоял принесенный мной меч Верити. Кто-то снял кожаный ремешок с рукояти.
- Ты узнал клинок Верити, - заметил я.
- Как могло быть иначе? Я рад, что тебе удалось его уберечь.
Я рассмеялся.
- Точнее, он меня уберег. Ладно, что ты предлагаешь?
- Устраивайся поудобнее и попытайся при помощи Скилла войти в контакт с принцем. Вот и все.
Я огляделся в поисках стула или кресла. Пол перед камином меня не устраивал. Однако единственное удобное кресло стояло возле очага.
- О каких снадобьях и травах говорила королева?
Чейд искоса посмотрел на меня. Мне показалось, что я уловил в его глазах тревогу.
- Не думаю, что они нам потребуются. Она имела в виду манускрипты о Скилле. Существуют чаи и настойки, которые иногда помогают войти в необходимое для контакта состояние. Мы собирались испробовать их при обучении принца Дьютифула, но решили пока отложить.
- Гален не использовал травы, когда учил нас.
Я взял высокий стул от рабочего стола, поставил напротив кресла Чейда и уселся на него. Чейд удобно устроился в кресле, но ему пришлось посмотреть мне в глаза. Похоже, мои слова вывели его из равновесия.
- Гален не пользовался настойками, когда учил тебя, - раздраженно проговорил он. - Тебе не приходило в голову, что он по-разному занимался с разными учениками? Наверняка мы об этом никогда не узнаем.
В ответ я лишь пожал плечами. Что еще я мог сделать? С тех пор миновало много лет, и все ученики мертвы, причем нескольких прикончил я сам. Да и какое это теперь имеет значение? Однако размышления о прошлом снова вызвали у меня отвращение к Скиллу. Предвкушение сменилось тоской. Я решил заговорить о другом.
- Тебе удалось узнать, кто подарил кошку принцу?
Чейд не ожидал, что я так резко сменю тему разговора.
- Я... да, конечно. Леди Брезинга из Гейлтона и ее сын Сивил. Подарок на день рождения. Кошку преподнесли вместе с ошейником, украшенным самоцветами, и поводком. Животному было около двух лет, длинноногое полосатое существо с плоской мордой и ужасно длинным хвостом. Мне объяснили, что кошки не размножаются в неволе, котенка необходимо брать в логове матери до того, как у него откроются глаза. Их используют для охоты на зайцев. Принцу кошка сразу понравилась.
- Кто взял котенка из логова? - спросил я.
- Понятия не имею. Наверное, их главный егерь.
- А кошке понравился принц?
Чейд нахмурился.
- Меня этот вопрос не заинтересовал. Насколько я помню, когда они подходили к трону, леди Брезинга держала поводок, а ее сын нес животное на руках. Кошка, казалось, впала в оцепенение от яркого света, множества людей и шума. Я даже подумал, что они дали ей успокоительного, чтобы она не запаниковала и не попыталась сбежать. Но как только они приветствовали принца и леди передала поводок ему в руки, Сивил, ее сын, поставил кошку у ног Дьютифула.
- Она попыталась убежать? Натянула поводок?
- Нет. Я же сказал, кошка выглядела даже слишком спокойной. Кажется, она посмотрела на принца и ткнулась головой в его колено. - Глаза Чейда стали задумчивыми, и я понял, что его тренированный разум начинает вспоминать всю сцену в подробностях. - Он протянул руку, чтобы погладить кошку, но она сжалась в комок, потом обнюхала его руку... и повела себя очень необычно: широко раскрыла пасть, словно пыталась проглотить его запах. После этого она позволила себя погладить и потерлась головой о его ногу, как часто делают котята. Когда слуга попытался увести кошку, она не захотела уходить, и ей разрешили остаться рядом с креслом принца до конца вечера. Дьютифул был очень доволен.
- И они успешно охотились вместе?
- Да, насколько мне известно. Конечно, они не пытались преследовать крупную дичь, обычно принц приносил зайцев и птиц.
- И кошка ночевала в спальне принца?
- Мне сказали, что человек должен постоянно находиться рядом с кошкой, чтобы побыстрее ее приручить. К тому же в конюшне ее не приняли бы собаки. Поэтому она спала в комнате принца. Фитц, что ты подозреваешь?
- То же самое, что и ты, - честно ответил я. - Наш наделенный даром Уита принц исчез вместе с кошкой. Это не случайное совпадение. Кто-то все заранее спланировал.
Чейд нахмурился, не желая признать, что думает так же.
- Кошку могли убить, когда был захвачен принц. Или она сбежала.
- Это ты так думаешь. Но если принц наделен даром Уита, а кошка с ним связана, она не могла убежать, если Дьютифула захватили. - Стул был ужасно неудобным, но я упрямо продолжал на нем сидеть. Потом я на несколько мгновений закрыл глаза. Иногда, когда тело особенно устает, разум убегает. Я расслабился. - Ты знаешь, я был связан трижды. Первым стал Ноузи, щенок, которого у меня отобрал Баррич. Потом Кузнечик и, наконец. Ночной Волк. И всякий раз я ощущал постоянную связь.
- К Ноузи я привязался, сам не понимая, что происходит. Наверное, так случилось из-за того, что я чувствовал себя одиноким. А потом, когда Кузнечик предложил мне свою любовь, я принял ее без колебаний. И когда гнев и ненависть волка соответствовали моим чувствам, наши сознания смешивались и я не мог нас разделить. - Я ненадолго открыл глаза и увидел, что Чейд не сводит с меня удивленного взгляда. - Дело в том, что у меня не было защиты. - Я отвернулся от него и посмотрел на слабеющий огонь в камине. Мне рассказали, что в семьях, наделенных Уитом, детей учат закрывать свой разум. С раннего детства они умеют возводить стену вокруг своего сознания. Потом, когда они взрослеют, их отсылают, чтобы они нашли подходящих партнеров - напоминает выбор невесты или жениха.
- И что ты предлагаешь? - спросил Чейд.
Я довел свою мысль до конца.
- Королева выбрала невесту для принца Дьютифула, чтобы создать политический союз. А что, если семьи Древней Крови сделали то же самое?
Наступило долгое молчание. Я посмотрел на Чейда. Его взгляд был устремлен к огню, он пытался осмыслить ситуацию с совершенно новой для него точки зрения.
- Обладатели Древней Крови выбрали животное, чтобы оно связало свою судьбу с принцем. Естественный вывод: леди Брезинга обладает Уитом, более того, вся ее семья принадлежит к Древней Крови. Каким-то образом они узнали, что принц одарен талантом к Звериной магии. - Чейд вновь задумался. Возможно, именно они стоят за посланием, в котором говорится, что принц наделен даром Уита... Я по-прежнему не понимаю, какая им от этого выгода.
- А какая выгода для нас в браке Дьютифула с девушкой с Внешних островов? Союз, Чейд.
Он нахмурился.
- Кошка каким-то образом сохраняет связь с семьей Брезинги? Они рассчитывают, что кошка сумеет повлиять на действия принца?
В его устах подобные рассуждения выглядели смешными.
- Я еще не до конца во всем разобрался, - признался я. - Но что-то здесь есть. Возможно, их единственная цель состоит в том, чтобы доказать, что принц наделен Уитом, следовательно, никого нельзя казнить за обладание этим древним видом магии. Или они хотят заручиться сочувствием принца к людям Уита, а через него найти подходы к королеве.
Чейд искоса посмотрел на меня.
- Вот с таким мотивом я могу согласиться. Не стоит исключать и желани