Электронная библиотека азбогаведаю.рф

:: Сайт Бородина А.Н. http://азбогаведаю.рф:: АЗ БОГА ВЕДАЮ! :: Электронная библиотека аудиокниг, электронных книг, видеоролики, фильмы, книги, музыка, стихи, программа,Рик Риордан, Rik Riordan, 39 ключей,Робин Хобб,Золотой шут, азбогаведаю.рф

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке азбогаведаю.рф

Приятного чтения!



Робин Хобб
Золотой Шут

Шут перешел на шепот:
— Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но некоторые дети с самых ранних лет смотрят в голубое летнее небо и ждут тех, кто никогда не приходит. Потому что они знают. В небесах должно быть чудо, но оно потускнело и исчезло. А мы с тобой должны его вернуть.

Пролог
ВРЕМЯ ЛЕЧИТ

Объяснить тем, кто не обладает Уитом, что означает смерть животного, с которым ты был связан, очень трудно. Тот, кто говорит: «Это всего лишь собака», никогда не поймет, какую сильную боль испытывает человек. Те же, кого природа наделила большим состраданием, будут рассматривать случившееся как гибель домашнего любимца. Даже тот, кто говорит: «Наверное, то же самое чувствуешь, когда умирает ребенок или жена», не понимает всего. Расстаться с живым существом, с которым тебя связывали особые узы, значительно страшнее, чем оплакивать друга или любимого человека. Мне казалось, будто у меня вдруг отняли часть моего тела. Мое восприятие мира притупилось, аппетит пропал, еда стала казаться безвкусной. Мой слух перестал быть таким острым и…
Рукопись, начатая много лет назад, заканчивается россыпью клякс и сердитых росчерков пера. Я даже могу вспомнить момент, когда перешел от общих рассуждений к описанию собственных страданий. Я швырнул листки на пол и принялся сердито топтать ногами бумагу — на ней до сих пор остались полосы в тех местах, где она смялась. Удивительно, что я не предал манускрипт огню. Не знаю, кто сжалился над моим несчастным творением и убрал его на полку с книгами. Может быть, Олух, который методично и не задумываясь о том, что делает, в очередной раз пришел ко мне, чтобы навести в комнате порядок. Лично я считаю, что в этой рукописи нет ничего достойного внимания.
Впрочем, так случалось с большинством моих творений. Многочисленные попытки поведать бумаге историю Шести Герцогств рано или поздно превращались в мое собственное жизнеописание. В травник незаметно прокрадывался рассказ о том, как следует лечить болезни, вызываемые Скиллом. А начав манускрипт, посвященный Белым Пророкам, я недопустимо углубился в свои отношения с Изменяющими. Не знаю, что постоянно заставляет меня возвращаться к своей жизни — тщеславие или жалкие попытки объяснить самому себе, что же все-таки со мной происходило. Проходят годы, ночь сменяет день, а я вновь и вновь беру в руки перо. Я по-прежнему пытаюсь понять, что я такое, и обещаю себе: «В следующий раз у меня получится лучше», обманываясь, как всякий человек, в том, что у меня будет следующий раз.
Однако я не делал ничего подобного, когда потерял Ночного Волка. Я никогда не обещал себе, что у меня будет связь с другим животным и что на сей раз все будет иначе. Такая мысль была бы предательством. Смерть Ночного Волка оставила меня опустошенным. Я шел сквозь жизнь, страдая от раны, не желавшей затягиваться, и не понимал, насколько сильно изуродовала меня моя потеря. Я походил на человека, мучающегося от болей в ноге, которой он лишился. Эта боль отвлекает от мысли о том, что ты теперь до самой смерти останешься хромым. Так горе, пережитое после смерти Ночного Волка, скрывало от меня всю тяжесть случившегося лично со мной. Я ошибался, считая, что моя боль и потеря суть одно и то же, в то время как одно являлось причиной другого.
Как ни странно, то время стало для меня чем-то вроде второго взросления. Только на сей раз я не просто стал мужчиной, а начал осознавать себя как личность. Обстоятельства вынудили меня снова погрузиться в интриги, царившие в замке Баккип. Со мной осталась дружба Чейда и Шута. Я стоял на пороге серьезных отношений с Джинной, колдуньей, торговавшей амулетами. Мой сын, Нед, с головой ушел в свое ученичество и любовный роман и, казалось, отчаянно пытался пробиться сквозь то и другое. Юный принц Дьютифул, которому предстояло жениться на нарческе с Внешних островов, считал меня своим наставником; не просто человеком, способным научить его правильно пользоваться Уитом и Скиллом, а тем, кто поможет пройти сложный путь и превратиться в мужчину. Меня окружали люди, хорошо ко мне относившиеся, я их любил. Но несмотря на это, большего одиночества я не испытывал никогда.
Однако в конце концов я с изумлением осознал, что сам выбрал одиночество.
Ночного Волка не мог заменить никто. За годы, что мы провели вместе, он меня изменил. Он не был моей половиной — мы составляли единое целое. Даже когда в моей жизни появился Нед, он стал для нас кем-то вроде детеныша, о котором следует заботиться. Мы с волком вместе приняли это решение. Мы с ним все решали сообща, и я знал, что больше никогда в жизни не смогу быть настолько близок ни с человеком, ни с другим животным.
В юношестве я проводил много времени в обществе леди Пейшенс и ее компаньонки Лейси. Они часто открыто обсуждали при мне придворных. Обе считали, что если человек, будь то мужчина или женщина, отпраздновал свое тридцатилетие, но так и не завел семьи, то, скорее всего, ему суждено прожить жизнь в одиночестве. «Ну вот, ты только посмотри, — провозглашала леди Пейшенс, услышав очередную сплетню, — весна вскружила ему голову, но бедная дурочка скоро поймет, что в его жизни нет для нее места. Он слишком долго был один».
И вот, очень медленно и постепенно, я начал углубляться в себя. Я часто оставался в одиночестве, но знал, что мой Уит ищет себе спутника. Однако это ощущение и эти поиски были, скорее, чем-то сродни привычке — вроде той же боли в отрезанной ноге. Никто, ни человек, ни животное не мог заполнить пустоты, оставшейся после того, как меня покинул Ночной Волк.
Я сказал об этом Шуту во время одного из редких разговоров на обратном пути в Баккип. Мы остановились на ночь у дороги, ведущей к замку. Я оставил его с принцем и Лорел, Охотницей королевы, и они сидели у костра, пытаясь согреться и утолить голод остатками наших припасов. Принц был замкнут и хмур, он по-прежнему очень сильно переживал смерть своей кошки. Я не мог находиться рядом с ним, потому что у меня тут же возникало ощущение, будто я подношу обожженную руку к огню — мгновенно просыпались мои собственные воспоминания и моя собственная боль. Поэтому я сказал, что пойду соберу хворост для костра, и постарался удалиться от них по возможности дальше.
Зима предупреждала о своем скором приближении — вечер был темным и холодным. В тусклом мире больше не осталось ярких красок, и, когда я отошел от костра, мне пришлось собирать хворост на ощупь. Наконец я сдался и уселся на камень у ручья, в надежде, что глаза приспособятся к темноте. Однако, сидя в полном одиночестве и ощущая, как на меня со всех сторон наступает стена холода, я вдруг понял, что не хочу собирать хворост, да и вообще ничего не хочу. Я сидел, смотрел прямо перед собой, слушал шелест воды в ручье и подпустил ночь так близко, что она начала заполнять меня своим мраком.
В темноте ко мне неслышно подошел Шут. Он опустился прямо на землю рядом со мной, и мы с ним некоторое время молчали. Потом он положил руку мне на плечо и сказал:
— Жаль, что я не знаю способа облегчить твою боль.
Шут и сам понимал, что не было никакого смысла произносить эти слова, и больше ничего не сказал. Наверное, призрак Ночного Волка укорил меня за мрачное молчание, которым я ответил на утешение нашего общего с ним друга, потому что я попытался перебросить мостик через мрак, разделявший меня и Шута.
— Понимаешь, Шут, это как рана на голове. Время ее залечит, но даже самые лучшие намерения и слова в мире не могут сделать так, чтобы она заживала быстрее. Даже если бы на свете был способ смягчить или даже прогнать мою боль — травы или спиртное, — я не стал бы к нему прибегать. Разве я смогу когда-нибудь смириться с его смертью? Единственное, о чем мне остается мечтать, — что со временем я привыкну жить в одиночестве.
Несмотря на все старания, мои слова прозвучали как упрек. И что еще хуже, я услышал в них жалость к самому себе. Следует отдать должное моему другу, он на меня не обиделся, лишь молча, с присущей ему грациозностью, поднялся на ноги.
— Раз так, я тебя оставлю. Мне кажется, ты хочешь скорбеть в одиночестве. Если таков твой выбор, я готов отнестись к нему с уважением. Не думаю, что это мудро с твоей стороны, но решать тебе. — Он замолчал и едва заметно вздохнул. — Я узнал о себе кое-что новое. Я пришел, чтобы ты знал — я чувствую, как ты страдаешь. Я вовсе не надеялся облегчить твою боль, просто благодаря нашей связи я тоже ощущаю ее. Думаю, в моем поступке присутствовала некоторая доля эгоизма — ну, в том, что я хотел, чтобы ты знал о моих чувствах. Но если ты разделишь с кем-нибудь тяжелую ношу, она станет легче, а этот человек будет тебе ближе. И тебе не придется тащить ее в полном одиночестве.
Я почувствовал в его словах мудрость и знал, что мне нужно обязательно попытаться ее понять, но я устал и изнемогал от боли и не мог заставить себя думать ни о чем другом.
— Я скоро вернусь к костру, — сказал я, и Шут понял, что должен уйти.
Он убрал руку с моего плеча и молча скрылся в темноте.
Только позже, раздумывая над его словами, я понял их значение. В тот момент я выбрал одиночество, но вовсе не потому, что умер мой волк. Это решение даже не было осознанным. Я заботливо взращивал свою боль и лелеял пустоту в душе. По правде говоря, я ступил на такой путь не в первый раз.
Очень осторожно, с опаской я стал приглядываться к этой мысли — она была такой острой и жестокой, что могла меня прикончить. Я сам выбрал жизнь вдалеке от людей в своей хижине в лесу. Никто не отправлял меня в изгнание. Ирония состояла в том, что я получил то, о чем часто говорил как о своей единственной мечте. В юности я постоянно повторял, что больше всего на свете хочу вести жизнь, в которой смогу самостоятельно принимать решения и быть свободным от обязанностей, диктуемых долгом и положением.
И только когда судьба подарила мне возможность воплотить эту мечту в жизнь, я понял, какую цену мне придется заплатить. Я могу переложить свои обязанности на других людей и жить в свое удовольствие, только если разорву с ними все связи. Получить и то и другое одновременно невозможно. Стать членом семьи или какого-то сообщества — это значит иметь обязательства и нести на своих плечах ответственность, выполнять правила и законы группы, к которой ты принадлежишь.
Некоторое время я жил вдалеке от мира, но таков был мой собственный выбор. Я сам отказался от обязательств перед своей семьей и принял изоляцию как неизбежное следствие этого решения.
Тогда я убедил себя, что такую роль мне навязала судьба. Совсем как сейчас, когда я снова принимал решения, хотя и пытался уговорить себя, что иду по единственно возможной дороге и у меня нет выбора.
Можно осознать, что ты сам виновен в своем одиночестве, но легче тебе не станет. Впрочем, это уже шаг вперед — ты начинаешь видеть, что та жизнь, которую ты выбрал, не была единственно возможной, а твое решение не является бесповоротным.

I
ПОЛУКРОВКИ

Полукровки всегда твердили, что хотят только одного — чтобы их не преследовали, как преследовали долгие годы в Шести Герцогствах всех наделенных Уитом. Это заявление следует рассматривать как ложь и хитроумные попытки ввести людей в заблуждение. На самом деле в их намерения входило объединить всех, кто обладает Уитом, чтобы они поднялись и захватили власть в Шести Герцогствах, а затем посадить на трон своих представителей. Среди прочего они утверждали, что все короли со времен отречения Чивэла являются лишь претендентами, а незаконное происхождение Фитца Чивэла совершенно неправильно считается препятствием для наследования им трона. Легенды о «верном» бастарде, который восстал из могилы, чтобы прийти на помощь королю Верити в час нужды, цвели пышным цветом, приписывая Фитцу Чивэлу возможности, возвышавшие его почти до уровня божества. Именно по этой причине сообщество Полукровок называли также и Культом бастарда.
Их бессмысленные заявления были направлены на то, чтобы придать некоторую законность стремлению свергнуть династию Видящих и посадить на трон кого-нибудь из своих. С этой целью Полукровки начали кампанию, направленную на то, чтобы заставить наделенных Уитом объединиться с ними, угрожая им в случае отказа разоблачением. Возможно, данная тактика придумана Кебалом Робредом, который возглавлял флот красных кораблей, прибывших с Внешних островов и развязавших кровопролитную войну. Говорят, он привлекал на свою сторону людей не потому, что обладал харизмой, а силой страха — он грозил страшными карами родне тех, кто откажется последовать за ним.
Полукровки особенно не мудрствовали — либо семьи, обладавшие Уитом, входили в союз, либо их тайна становилось общественным достоянием, что неминуемо вело к страшной казни. Говорили, что Полукровки нередко начинали с того, что раскрывали тех, кто имел какое-то отношение к могущественной семье, — например, предавали гласности имя слуги или какого-нибудь дальнего родственника, постоянно давая понять главе семьи, что, если он не выполнит их требования, его ждет такая же судьба.
Люди, которые хотят положить конец преследованиям и распрям, никогда не стали бы действовать подобным образом. Такова политика тех, кто желает захватить власть, первым делом подчинив себе подобных.
Роуэлл, «Заговор Полукровок»

Часовые сменились. Сквозь бушующую непогоду колокольчик и крик стражника доносились словно издалека, но я их услышал. Ночь официально закончилась, близилось утро, а я все сидел в доме Джинны, дожидаясь возвращения Неда. Мы с колдуньей уютно устроились около камина, некоторое время назад пришла ее племянница, немного поговорила с нами и отправилась спать. А мы подбрасывали поленья в огонь и болтали о пустяках. В маленьком домике колдуньи было тепло и спокойно, мне было хорошо в ее обществе, а желание дождаться моего мальчика стало предлогом, позволившим сделать то, что я хотел, — тихонько посидеть около ее камина.
Разговор время от времени затухал, потом разгорался снова. Джинна спросила, удалось ли мне сделать то, ради чего мы уезжали, и я ответил, что лишь сопровождал своего господина, не более. Чтобы мой ответ прозвучал не слишком резко, я поведал ей, что лорду Голдену удалось пополнить свою коллекцию перьев, а потом принялся рассказывать про мою Вороную. Я знал, что Джинне мало дела до моей лошади, но колдунья слушала внимательно и даже с интересом. Слова заполняли небольшое пространство, разделявшее нас, создавая ощущение ленивого уюта.
На самом деле наше поручение не имело никакого отношения к перьям, и большая часть работы лежала на мне, а не на лорде Голдене. Нам с ним удалось найти принца Дьютифула и забрать его у Полукровок, которые сначала подружились с ним, а затем захватили в плен. Мы вернули его в Баккип, и никто из придворных так и не узнал о его отлучке из замка. Сегодня вечером и ночью знать Шести Герцогств участвовала в грандиозном празднестве, завтра состоится официальная помолвка принца Дьютифула и нарчески Внешних островов Эллианы. Все происходило именно так, как и должно было происходить.
Лишь немногие знали, какую цену пришлось заплатить нам с принцем за то, чтобы считалось, будто в замке все идет своим чередом. Кошка, с которой принц был связан Уитом, пожертвовала собой ради него. Я потерял своего волка. Почти два десятка лет Ночной Волк был моей половиной, частью души, и вот его больше нет. Изменения, происшедшие во мне, были настолько глубокими, что их можно сравнить лишь с тем, как погружается в ночь комната, когда задуют свечи. Я скорбел по Ночному Волку, к тому же мне очень не хватало его поддержки. Ночи окутал мрак, и больше никто не охранял мою спину. Но я знал, что буду продолжать жить, и порой это казалось мне даже страшнее самой потери.
Я заставил себя остановиться прежде, чем пучина жалости к самому себе затянула меня. Ведь, в конце концов, не я один потерял своего друга. Несмотря на то что связь принца с кошкой была не столь долгой, как у нас с волком, я знал, что юноша тяжело переживает ее смерть.
Волшебное единение, возникающее благодаря Уиту между человеком и животным, — штука сложная. Разорвать такую связь непросто. Однако мальчик сумел справиться с горем и занялся выполнением своих обязанностей при дворе.
Мне еще повезло — мне-то не грозит помолвка. Дьютифулу же после нашего возвращения в Баккип накануне вечером, пришлось немедленно вспомнить о своих обязанностях. Он принял участие в церемонии, посвященной прибытию его невесты. Сегодня он должен улыбаться и есть, поддерживать светскую беседу, принимать поздравления, танцевать и делать вид, что совершенно счастлив тем, что уготовили для него судьба и мать-королева. Я подумал о ярких огнях, веселой музыке, смехе и громких разговорах и, сочувствуя ему, покачал головой.
— Ну и почему ты качаешь головой, Том Баджерлок? — прервал мои размышления голос Джинны, и я сообразил, что молчание затянулось. Я сделал глубокий вдох и тут же придумал правдоподобный ответ:
— Похоже, гроза и не думает заканчиваться. Я пожалел тех, кто оказался в такую ночь на улице. И рад, что меня среди них нет.
— Ну а я добавлю, что мне нравится компания, в которой я коротаю вечер, — сказала Джинна и улыбнулась.
— Мне тоже, — смущенно пробормотал я. Должен признаться, что я не слишком часто проводил ночи рядом с милой приятной женщиной. На коленях у меня мурлыкал ее кот, сама Джинна что-то вязала, а мягкий свет огня играл на каштановых локонах и веснушках, рассыпанных по лицу и рукам. У Джинны было приятное лицо, не красивое, но доброе и внушающее доверие. Мы болтали на самые разные темы — от трав, из которых она заваривала чай, до басен о том, что плавник иногда горит разноцветным пламенем. Мы даже поговорили о самих себе. Я узнал, что она лет на шесть меня младше, а она удивилась, когда я сказал, что мне сорок два. На самом деле, сорок два было Тому Баджерлоку, я же был на семь лет моложе своей личины. Джинна сказала, что думала, будто мы с ней почти ровесники, и я обрадовался. Однако мы не слишком вникали в то, что говорили. Мы сидели около камина, а между нами повисло едва уловимое напряжение и любопытство — словно чьи-то пальцы тронули и тут же отпустили струну.
Прежде чем мы с лордом Голденом отправились выполнять наше поручение, я зашел ненадолго к Джинне, и она меня поцеловала. Не прозвучало никаких слов, никаких признаний в любви или романтических обещаний. Всего лишь один поцелуй, который прервало возвращение ее племянницы, ходившей на рынок. А сейчас мы не знали, как вернуться на то место, где возможна близость. Сам я сомневался, что хочу забредать в те края. Я не был готов даже ко второму поцелую, не говоря уже о том, что могло за ним последовать. У меня слишком сильно болело сердце. Однако мне нравилось сидеть в ее доме, перед ее камином. Звучит как-то не слишком логично, но меня действительно раздирали противоречивые чувства. Я не хотел неизбежных осложнений, которые несут за собой ласки, однако, страдая от потери Ночного Волка, наслаждался обществом этой женщины.
Впрочем, я пришел сюда не ради Джинны. Я хотел повидать своего приемного сына, Неда. Он недавно пришел в Баккип и поселился у Джинны. А мне требовалось убедиться в том, что его ученичество у Гиндаста, знаменитого краснодеревщика, продвигается успешно. А еще я собирался — хотя и боялся этого момента — рассказать ему о смерти Ночного Волка. Волк вырастил мальчика вместе со мной. Я страшился мгновения, когда мне придется поведать Неду о его гибели, и одновременно надеялся, что Шут окажется прав и мне станет легче, когда я смогу разделить свою печаль с мальчиком. Возможно, это звучит эгоистично, но ведь последние семь лет моей жизни мы с Недом провели вместе, а Ночной Волк оставался нашим спутником и всегда был рядом.
Если я все еще кому-нибудь или чему-нибудь принадлежал — так это моему мальчику. Мне требовалось почувствовать реальность того, что нас с ним связывало.
— Хочешь еще чая? — спросила Джинна.
Я не хотел чая. Мы уже выпили три чайника, и я дважды наведывался в туалет, расположенный за домом. Однако Джинна предложила мне чай, чтобы показать, что я могу оставаться столько, сколько захочу, и неважно, что уже поздно — или, наоборот, слишком рано. Я сказал: «Пожалуйста», и Джинна отложила в сторону вязание, чтобы повторить ритуал: взяла чайник, наполнила его водой из кадушки и повесила на крюк над огнем. Ураган с удвоенной яростью набросился на ставни, закрывавшие окна, забарабанил по ним, но уже в следующее мгновение я понял, что это Нед стучит в дверь.
— Джинна! — не слишком уверенным голосом крикнул он. — Ты еще не спишь?
— Не сплю, — ответила она и отвернулась от очага. — Тебе повезло, что я еще не ложилась, иначе пришлось бы тебе составить компанию своему пони в сарае. Я уже иду.
Когда она подняла щеколду, я встал и аккуратно спустил кота на пол.
Дурак. Котику было удобно, — проворчал Феннел, соскальзывая с моих колен.
Впрочем, большой рыжий котяра слишком разомлел от тепла и не стал громко протестовать. Не удостоив меня взглядом, он молча улегся, свернувшись клубочком, на стуле Джинны.
Нед открыл дверь, и в дом ворвался порыв холодного ветра.
— А ну-ка, приятель, закрывай быстрее, нечего тепло транжирить, — велела Джинна.
Нед послушно захлопнул дверь и остановился на пороге, вокруг его ног тут же натекла огромная лужа.
— Там мокро и ужасно холодно, — сообщил он Джинне.
На его лице цвела счастливая пьяная улыбка, но глаза блестели не только от вина. Они светились любовью, и это было так же очевидно, как мокрые волосы и капли воды, стекающие по лицу. Неду понадобилось несколько мгновений, чтобы сообразить, что я за ним наблюдаю.
— Том! Том, ты, наконец, вернулся!
Он широко развел руки в стороны, словно собирался обнять весь мир, я рассмеялся и шагнул к нему, чтобы прижать к себе.
— Ты перепачкаешь весь пол! — выругал я его.
— Нет, я не должен. Ну и не буду, — заявил Нед и сбросил мокрый плащ.
Повесив его на крючок около двери, он пристроил свою шерстяную шапочку рядом, Затем попытался, стоя, снять сапоги, но едва не упал. Тогда он уселся прямо на пол и разулся. Дотянувшись до вешалки и поставив сапоги под плащом, Нед так и остался сидеть, счастливо улыбаясь.
— Том, я встретил девушку.
— Правда? А я решил, что ты встретился с бутылкой. От тебя разит спиртным.
— Ах да, — нисколько не смущаясь, заявил Нед. — Но мы же должны были выпить за здоровье принца. А потом за его нареченную. И за счастливый брак. И за то, чтобы у них родилось много детей. А потом за наше счастье. — Он широко улыбнулся. — Она говорит, что любит меня. Ей нравятся мои глаза.
— Ну, это хорошо.
Сколько раз в жизни Неда люди, заглянув в его разные глаза — один карий, а другой голубой, — осеняли себя знамением, защищающим от злых духов. Мальчик, наверное, счастлив, что ему встретилась девушка, которая находит его привлекательным.
И я вдруг понял, что сейчас не самое подходящее время для печальных известий. Вот почему я сказал:
— Мне кажется, тебе давно пора быть в постели, мальчик мой. Разве твой наставник не ждет тебя завтра утром в мастерской?
У Неда сделался такой вид, будто ему влепили пощечину дохлой рыбиной. Улыбка погасла.
— Да-да. Ты прав. Он меня будет ждать. Старина Гиндаст считает, что его ученики должны приходить раньше мастеров, а мастера обязаны вовсю трудиться, когда является он сам. — Нед собрался с силами и медленно встал на ноги. — Том, я ожидал совсем другого. Я подметаю, убираю грязь, ношу доски и переворачиваю дерево, которое сушится. Я точу, чищу и смазываю инструменты. Потом снова подметаю. Втираю масло в готовые изделия. Но за все время я ни разу не взял в руки инструментов — по-настоящему, я имею в виду. Я только и слышу: «Смотри, как это делается, мальчик» или «Повтори, что я тебе сказал», а еще «Я просил совсем не это. Отнеси назад и давай сюда отполированное вишневое дерево. Да побыстрее». И, знаешь, Том, они обзываются. Они дразнят меня деревенщиной и тупицей.
— Гиндаст обзывает всех своих учеников, Нед. — Тихий, ласковый голос Джинны, одновременно утешал и успокаивал, но я все равно почувствовал себя странно, когда в наш разговор вмешался третий человек. — Про это все знают. Один из его учеников так и сохранил свое прозвище, когда уже стал взрослым и открыл собственное дело. Теперь люди платят большие деньги за стол, сделанный Простаком.
Джинна вернулась к своему стулу и взяла вязание, но садиться не стала — впрочем, место все равно было занято котом.
Я попытался не показать, как сильно меня расстроили слова Неда. Я ожидал услышать, что ему страшно все нравится и как он благодарен мне за то, что я сумел пристроить его к такому знаменитому мастеру. Я надеялся, что с его ученичеством полный порядок.
— Ну, я ведь предупреждал, что тебе придется много работать, — напомнил я ему.
— И я был к этому готов, правда, Том. Я могу целый день резать дерево, обрабатывать его, придавать ему самую разную форму. Но я не ожидал, что мне будет до смерти скучно. Подметать полы и бегать по поручениям… Знаешь, я вполне мог бы остаться дома — все равно я ничему здесь не учусь.
В мире существует очень мало вещей, которые ранят так же сильно, как бездумно произнесенные слова юноши. Его презрение к нашей старой жизни, высказанное столь прямо, лишило меня дара речи.
Нед поднял голову и посмотрел мне в глаза.
— Где ты был и почему уехал так надолго? — с негодованием спросил он. — Разве ты не знал, что нужен мне? — Затем он прищурился и взглянул на меня укоризненно. — Что ты сделал со своими волосами?
— Подстриг, — ответил я.
Я смущенно провел рукой по коротким волосам, которые подстриг в знак траура. Неожиданно я понял, что, вряд ли смогу еще что-нибудь произнести. Я знал, что Нед слишком молод и склонен видеть мир прежде всего таким, каким он воздействует на него самого. Однако краткость моего ответа заставила его понять, что я сказал не все.
Он принялся вглядываться в мое лицо, а потом спросил:
— Что случилось?
Я сделал глубокий вдох, понимая, что мне уже ничто не поможет.
— Ночной Волк умер, — едва слышно ответил я.
— Но… Я виноват? Он от меня убежал, Том. Я его искал, честное слово, искал. Джинна тебе скажет…
— Это не твоя вина. Он отправился за мной и нашел меня. Я был рядом с ним, когда он умер. Ты ни в чем не виноват, Нед. Просто он стал очень старым. Пришло его время, и он меня покинул.
Несмотря на все мои старания, у меня сжалось горло, когда я произнес эти слова.
Облегчение, появившееся на лице мальчика, когда он понял, что я его ни в чем не обвиняю, пронзило мое сердце еще одной острой стрелой. Неужели это для него важнее, чем смерть волка? Но потом он сказал: «Я не верю тебе», и я вдруг понял, что он говорит правду. Пройдет несколько дней, прежде чем он осознает, что старый волк к нам не вернется. Ночной Волк больше никогда не будет лежать рядом с ним у камина, не будет тыкаться носом в его руку, чтобы Нед почесал его за ушами, никогда не отправится вместе с ним на охоту на зайцев. На глаза мне навернулись слезы.
— Все будет хорошо. Тебе просто нужно время, чтобы привыкнуть, — с трудом проговорил я.
— Надеюсь, — прошептал он.
— Иди поспи. У тебя есть еще пара часов.
— Да, наверное, ты прав, — не стал спорить Нед и шагнул ко мне. — Том, мне очень жаль, — сказал он и обнял меня, прогнав часть обид, которые успел мне нанести пару минут назад. Потом он посмотрел на меня и очень серьезно спросил: — Том, ты придешь завтра вечером, правда? Мне нужно с тобой поговорить. Это очень важно.
— Я приду завтра вечером. Если Джинна не против. — Я взглянул через плечо Неда на колдунью, а потом выпустил его из объятий.
— Джинна нисколько не против, — заверила меня она, и мне захотелось, чтобы только я слышал особую ласковую нотку, прозвучавшую в ее голосе.
— Ладно, встретимся завтра. Когда ты протрезвеешь. А теперь отправляйся спать, приятель.
Я взъерошил его мокрые волосы, и он едва слышно пожелал нам спокойной ночи. Нед ушел, а я вдруг остался с Джинной наедине. В комнате царила оглушительная тишина. В камине прогорело полено и упало с тихим треском.
— Я должен идти. Спасибо, что разрешила мне подождать Неда.
Джинна снова положила свое вязание.
— Пожалуйста, Том Баджерлок.
Мой плащ висел на вешалке у двери, я снял его с крючка и набросил на плечи. Неожиданно Джинна потянулась ко мне, чтобы застегнуть его, а потом набросила капюшон на мою остриженную голову. Улыбнувшись, она взялась за его края и притянула к себе мое лицо.
— Спокойной ночи, — прошептала она и подняла голову.
Я положил руки ей на плечи и поцеловал. Мне очень хотелось, но я удивился тому, что позволил себе поддаться искушению. Куда может привести обмен поцелуями, как не к сложностям и тревогам?
Наверное, Джинна почувствовала, что меня что-то удерживает от дальнейшего. Когда я снова от нее отодвинулся, она едва заметно покачала головой и взяла меня за руку. — Ты слишком из-за всего переживаешь, Том Баджерлок. — Она поднесла мою руку к губам и мягко поцеловала ладонь. — Некоторые вещи гораздо проще, чем ты думаешь.
Я страшно смутился, но все-таки сумел пробормотать:
— Как было бы хорошо, будь это правдой.
— Сладкозвучные речи придворного. — Ее слова меня согрели, но уже в следующее мгновение Джинна добавила: — Только ласковые слова не удержат Неда от глупостей. Очень скоро тебе придется проявить к нему строгость. За Недом нужно присматривать, иначе он станет добычей Баккипа. И он будет не первым хорошим мальчиком из деревни, которого испортил город.
— Мне кажется, я знаю своего сына, — заявил я сердито.
— Возможно, ты знаешь мальчика. А я опасаюсь за судьбу юноши. — Джинна рассмеялась, увидев, что я нахмурился, и добавила: — Прибереги этот взгляд для Неда. Спокойной ночи, Том. Увидимся завтра.
— Спокойной ночи, Джинна.
Она выпустила меня, а потом еще некоторое время стояла в дверях и смотрела мне вслед. Я оглянулся и увидел женщину в прямоугольнике желтого света. Ветер разметал ее волнистые волосы, швыряя локоны в лицо. Джинна помахала мне рукой, и я помахал ей в ответ, а потом она закрыла дверь. Я вздохнул и поплотнее закутался в свой плащ. Дождь стал не таким неистовым, да и ветер немного поутих, лишь иногда норовил налететь из-за угла на зазевавшегося прохожего, будто из засады. Ему страшно нравились праздничные украшения города, и он с бесшабашностью уличного хулигана срывал разноцветные гирлянды, которые змеились по мостовым, и рвал в клочья флаги.
Как правило, у входа в таверны горели факелы, указывая посетителям путь к их гостеприимным дверям, но сейчас они либо прогорели, либо их погасили владельцы, больше не ждавшие новых гостей. Большинство постоялых дворов и пивных закрылось на ночь, приличные горожане мирно спали в своих кроватях, да и не слишком приличные — тоже. Я быстро шел по холодным пустынным улицам, полагаясь больше на свое чувство направления, чем на глаза. Как только я выйду из удобно устроившегося на скалах города, станет еще темнее, и я начну подниматься по извивающейся дороге, ведущей в замок, но эту дорогу я знаю с детства, и ноги сами приведут меня домой.
Я заметил, что за мной идут какие-то люди, лишь когда оставил за спиной окраину Баккипа. Когда я замедлял шаги, они тоже начинали идти медленнее, и, значит, они преследовали меня, а не просто возвращались домой после веселой пирушки. Очевидно, они не хотели меня догонять, пока город не останется позади. И намерения у них не самые лучшие. Уходя из замка, я не прихватил с собой оружия, — я слишком долго жил один в своей лесной хижине и забыл, какие опасности могут поджидать меня в городе.
Впрочем, у меня за поясом имелся небольшой кинжал, который есть у каждого мужчины — так, на всякий случай, — но ничего серьезного. Уродливый старый меч в потрепанных ножнах остался на стене в моей каморке. Я попытался убедить себя, что это всего лишь обычные разбойники, решившие поживиться легкой добычей. Наверняка они думают, будто я хорошенько приложился к бутылке и не знаю, что они за мной увязались. Как только я окажу им сопротивление, они разбегутся в разные стороны.
Слабое утешение. Я не имел ни малейшего желания ни с кем драться. Мне надоело сражаться, и я устал постоянно быть начеку. Впрочем, я сомневался, что им есть до этого дело. Вот почему я остановился на месте и повернулся на темной дороге, чтобы оказаться лицом к тем, кто меня преследовал. Потом я встал поудобнее и достал кинжал.
У меня за спиной царила тишина, если не считать вздохов ветра, метавшегося среди деревьев, растущих вдоль дороги. Через некоторое время я различил грохот волн, набегавших на прибрежные скалы. Я попытался услышать людей, пробирающихся сквозь кустарник или бегущих по дороге, — ничего. Меня охватило нетерпение.
— Ну, выходите! — выкрикнул я в ночь. — У меня для вас ничего нет, кроме ножа, но добровольно я вам его не отдам. Давайте быстрее покончим с этим и разойдемся по домам!
Ответом мне была тишина, и собственный вопль показался мне глупым. Когда я уже решил, что преследователи мне привиделись, что-то пробежало мимо, мимолетно коснувшись моей ноги. Какое-то маленькое животное, быстрое и легкое, крыса или ласка, может быть, белка. Но не дикое, потому что оно успело укусить меня за ногу. От неожиданности я отскочил назад и справа от себя услышал смех. Я вглядывался в темноту и пытался понять, кто прячется в окутанном ночным мраком лесу, когда слева от меня, ближе, чем смех, прозвучал голос:
— И где же твой волк, Том Баджерлок?
В словах прозвучали насмешка и вызов. У себя за спиной я различил шорох когтей по песку и понял, что там притаилось животное побольше, но, когда я резко развернулся, оно растворилось в темноте, и я снова услышал приглушенный смех. Значит, меня преследовали, по меньшей мере, три человека и два животных, связанных с ними Уитом. Тогда я попытался составить план сражения, отложив на потом раздумья о том, что означает эта встреча. Я ждал их и одновременно постарался успокоиться, делая медленные, глубокие вдохи. Полностью открывшись ночи, я заставил себя отбросить неожиданно накатившую тоску по ушедшему Ночному Волку и ощущению защищенности, которое давало мне его присутствие. С ним я всегда знал, что могу не бояться нападения сзади.
На сей раз мне удалось услышать приближение меньшего из зверей, и я нанес ему сильный удар ногой, но лишь чуть-чуть задел, прежде чем он успел убежать.
— Я его убью! — предупредил я готовую атаковать меня ночь, но лишь нахальный смех был ответом. Тогда я опустился до того, что выкрикнул: — Что вам от меня нужно? Оставьте меня в покое!
Ветер подхватил и унес эхо моего детского вопроса, а наступившая тишина была родной сестрой одиночества.
— Где твой волк, Том Баджерлок? — прозвучал на сей раз женский голос, мелодичный, наполненный с трудом сдерживаемым смехом. — Ты по нему скучаешь, предатель?
Страх, холодивший мою кровь, вдруг превратился в обжигающую ярость. Я останусь здесь стоять, и убью их всех, и оставлю тела валяться на дороге. И тогда я расслабил пальцы, сжимавшие кинжал, и приготовился драться. Я напряженно ждал, понимая, что они нападут неожиданно, одновременно, сначала животные, которые набросятся на меня снизу, а потом люди — с оружием в руках. У меня был только кинжал. Значит, нужно подождать, когда они подойдут поближе. Я знал, что, если побегу, они атакуют меня сзади. Лучше вынудить их приблизиться на удобное для меня расстояние. И тогда я их прикончу, всех до одного.
Не знаю, сколько я так простоял. В подобных ситуациях время либо останавливается, либо мчится, точно ветер. Я услышал крик птицы, возвещавшей приближение рассвета, ей ответила другая, а я все ждал нападения. Когда свет начал пятнать ночное небо, я сделал глубокий вдох и внимательно огляделся по сторонам, но среди деревьев никого не было. В воздух поднялась стая маленьких птичек, ночевавших на ветвях, и вниз, на землю, пролились серебристые капли дождя. Мои преследователи ушли. Маленькое животное, укусившее меня за ногу, не оставило следов на мокром камне дороги. От того, что побольше, остался отпечаток одной лапы на обочине — собака, не слишком крупная. И все.
Я повернулся и направился в замок. Меня вдруг начала бить крупная дрожь — не от пережитого страха, просто отступало напряжение, на место которому пришла ярость.
Чего они хотели? Сообщить мне о себе, продемонстрировать, что им известно, кто я такой и где живу? Ну хорошо, они это сделали. Я заставил себя успокоиться и попытаться понять, насколько они опасны. Я думал не столько о себе, сколько вообще об угрозе, которую они могли представлять. Известно ли им про Джинну? Вполне возможно, что они следили за мной от самых дверей ее дома. И знают ли они про моего мальчика?
Я выругал себя за легкомыслие и глупость. Как я мог рассчитывать на то, что Полукровки оставят меня в покое? Они знают, что лорд Голден приехал из Баккипа, а его слуга, Том Баджерлок, обладает Уитом. Им известно, что Том Баджерлок отрубил руку лорду Лодвайну и увез от них принца, которого они захватили в плен. Они обязательно захотят отомстить и могут легко это сделать, вывесив где-нибудь на видном месте свое мерзкое письмо, сообщающее, что я пользуюсь Уитом — презираемой всеми Звериной магией. Тогда меня повесят, четвертуют и сожгут мои останки. Неужели я надеялся, что город и замок Баккип сумеют защитить меня от них?
Мне следовало догадаться, что так будет. Как только я вернулся ко двору и погрузился в политику и придворные интриги, я стал уязвим. «Но ведь я же прекрасно знал, что так будет», — с горечью признался я самому себе. Целых пятнадцать лет это знание удерживало меня от возвращения в Баккип. Только Чейд, его просьба о помощи и необходимость вернуть принца Дьютифула в замок заставили меня покинуть мою хижину. Теперь у меня есть только два пути, понял я. Либо я должен разорвать все связи и бежать, как я уже сделал однажды, либо погрузиться в хитросплетение интриг, всегда царивших при дворе Видящих в Баккипе. Если я останусь, мне придется снова начать мыслить как наемный убийца и постоянно помнить о риске и угрозе собственной жизни, а также опасности для тех, кто меня окружает.
Затем я заставил себя рассуждать здраво — мне придется стать убийцей. Я должен быть готов прикончить каждого, кто будет представлять опасность для принца или меня самого. Следует посмотреть правде в глаза: те, кто явились запугать Тома Баджерлока и напомнить ему о смерти его волка, наверняка знали, что принц Дьютифул тоже владеет Звериной магией. Оказывая давление на него, они попытаются положить конец преследованиям людей, наделенных Уитом, и захватить власть в свои руки. И не важно, что до определенной степени я им сочувствую. Я тоже пострадал от своего дара и не хотел, чтобы эта участь коснулась еще кого-нибудь. Если бы они не представляли угрозы для моего принца, я мог бы даже встать на их сторону.
Вскоре я подошел к воротам замка. Из караульного помещения доносились голоса, и я понял, что стражники завтракают. В дверях торчал паренек лет двадцати, в одной руке он держал кусок хлеба с сыром, в другой — кружку с пивом. Он взглянул на меня и, не переставая жевать, кивком показал, что я могу проходить. Я остановился, чувствуя, как меня переполняет гнев.
— Ты меня знаешь? — спросил я у паренька.
Он вздрогнул и посмотрел на меня внимательнее. Очевидно, он испугался, что обидел какого-то мелкого аристократа, но моя одежда убедила его, что все в порядке.
— Ты слуга из замка. Так ведь?
— Чей слуга? — потребовал я ответа.
Я понимал, что мне не стоит привлекать к себе внимание, но уже не мог остановиться. Ведь точно так же вчера вечером в замок могли войти люди, в чьи намерения входит убить принца.
— Ну… я не знаю! — выпалил паренек и выпрямился, однако ему все равно пришлось задрать голову, чтобы наградить меня сердитым взглядом. — Откуда я могу знать такие вещи? И какое мне дело?
— А такое, проклятый болван, что ты охраняешь главный вход в замок Баккип. Благополучие твоей королевы и принца зависят от того, насколько хорошо ты выполняешь свои обязанности. А если ты пропустишь внутрь врагов? Ведь ты здесь для того и стоишь, чтобы никто из них не проник в замок. Разве нет?
— Ну, я… — Паренек сердито тряхнул головой и, неожиданно повернувшись к двери, крикнул: — Кеспин! Можешь выйти на минутку?
Кеспин был выше и старше мальчишки, стоявшего у двери. Он двигался как опытный воин, и его глаза на заросшем бородой лице светились умом. Он оглядел меня, стараясь понять, представляю ли я опасность, и решил, что не представляю.
— В чем дело? — спросил он нас обоих, и в его голосе прозвучало не предупреждение, а уверенность в том, что он может легко с нами справиться.
Паренек показал на меня рукой с кружкой пива.
— Он разозлился, что я не знаю, чей он слуга.
— Что?
— Я слуга лорда Голдена, — пояснил я. — И меня беспокоит, что стража лишь наблюдает за воротами. Вот уже две недели я постоянно выхожу и вхожу из замка, и меня ни разу никто не остановил. Мне кажется, что так быть не должно. Пару десятков лет назад стража гораздо серьезнее относилась к своим обязанностям. Было время…
— Тогда так было нужно, — перебил меня Кеспин. — Во время войны красных кораблей. Но сейчас у нас мир, приятель. В замке и городе полно гостей с Внешних островов, а также аристократов из других герцогств, прибывших на помолвку принца. Мы не можем знать всех.
Я сглотнул, жалея, что все это затеял, но решил не отступать.
— Стоит допустить только одну ошибку, и жизни нашего принца будет угрожать опасность.
— Или допустить ошибку и оскорбить какого-нибудь аристократа с Внешних островов. Я получил приказ королевы Кетриккен, она желает, чтобы мы вели себя вежливо и гостеприимно. Никакой подозрительности и грубости. Хотя я готов сделать ради тебя исключение.
Улыбка несколько смягчила угрозу, но я понял, что Кеспина совсем не порадовали сомнения в его компетентности.
Я поклонился, понимая, что вел себя неправильно. Мне следует поговорить об этом с Чейдом и убедить его в том, что стража должна быть внимательнее.
— Понятно, — дружелюбно пробормотал я. — Ладно, я только спросил. Никаких обид.
— В следующий раз, когда будешь выезжать из ворот на большой черной кобыле, помни, что человеку не нужно много спрашивать, чтобы что-нибудь знать. Ну, раз уж мы об этом заговорили, напомни-ка, как тебя зовут?
— Том Баджерлок. Слуга лорда Голдена.
— Ага. Слуга, — Кеспин понимающе улыбнулся. — И телохранитель. Да, я кое-что слышал. Впрочем, про лорда Голдена много говорят. Однако ты не похож на человека, которого он стал бы терпеть около себя добровольно. — Кеспин наградил меня странным взглядом, словно ожидая ответа, но я решил промолчать, не очень понимая, что он имеет в виду. Через пару секунд Кеспин пожал плечами. — Ладно. Только иностранцу может прийти в голову завести личного охранника, когда он живет в замке Баккип. Ну хорошо, иди своей дорогой, Том Баджерлок. Теперь мы тебя знаем, надеюсь, тебе полегчало и ты будешь крепче спать ночью.
Итак, меня пропустили в замок. Я отошел от ворот, чувствуя себя ужасно глупо. Впрочем, я был сильно раздосадован и решил поговорить с Кетриккен, чтобы убедить ее в опасности, которую представляют для принца Полукровки. С другой стороны, я понимал, что в ближайшие дни она не сможет уделить мне ни минуты. Сегодня вечером состоится церемония помолвки, и все мысли королевы будут заняты переговорами с представителями Внешних островов.
В кухне уже вовсю кипела жизнь. Горничные и пажи готовились разносить чайники и тарелки с кашей. Соблазнительные ароматы напомнили мне, как давно я не ел, и я собрал поднос с завтраком для лорда Голдена, на который поставил тарелку с ветчиной и свежими рогаликами, горшочек масла и клубничный джем. Из корзинки с персиками, выращенными в замковом саду, я выбрал несколько штук покрепче и направился к двери. По дороге я встретил служанку-садовницу с подносом, полным цветов.
— Ты слуга лорда Голдена? — спросила она, а когда я кивнул, знаком показала, чтобы я подождал, собрала букет свежих цветов, добавила к нему несколько ароматных белых бутонов и положила их на мой поднос. — Это для лорда Голдена, — хотя все и так было понятно, сказала она и поспешила дальше по своим делам.
Я поднялся в апартаменты лорда Голдена, постучал и через пару секунд вошел. Дверь в спальню оказалась закрытой, но, прежде чем я закончил расставлять завтрак на столе, мой хозяин вышел, уже полностью одетый. Его блестящие волосы были зачесаны назад и завязаны голубой шелковой лентой. В руке он держал голубой камзол. Сегодня Шут надел белоснежную рубашку, роскошно отделанную кружевами, и голубые — чуть темнее камзола — леггинсы. Наряд изумительно подходил к его золотым волосам и янтарным глазам — возникало ощущение, будто смотришь в яркое летнее небо.
— Хорошо, Том Баджерлок, ты наконец понял, что твои обязанности требуют, чтобы ты рано вставал, — мягко улыбнувшись, заявил он. — Жаль только, что твой вкус к одежде продолжает спать крепким сном.
Я с самым серьезным видом поклонился и выдвинул для него стул. Потом, выйдя из роли слуги, тихо и спокойно объяснил своему другу:
— Если честно, я еще не ложился. Нед вернулся только на рассвете, а по дороге домой я встретил Полукровок, которые меня несколько задержали.
Улыбка тут же исчезла с лица Шута. Он не стал садиться и схватил меня за руку холодными пальцами.
— Ты не ранен? — встревоженно спросил он.
— Нет, — успокоил я его и показал на стол. Шут неохотно сел, а я подошел поближе и поставил перед ним тарелку. — В их намерения это не входило. Они хотели только показать, что знают мое имя, где я живу и что обладаю Уитом. И что мой волк мертв.
Последние слова дались мне нелегко, словно я мог жить с тем, что произошло, лишь пока не говорю об этом вслух. Я закашлялся и поспешно взял в руки цветы. Показав на бутоны, я сказал:
— Я поставлю их возле твоей кровати.
— Спасибо, — прошептал Шут так же тихо.
Я нашел в комнате вазу. Видимо, даже служанки лучше меня знают пристрастия лорда Голдена. Налив в вазу воду из кувшина для умывания, я поставил ее на столик около кровати. Когда я вернулся, лорд Голден уже надел свой камзол и украсил белым бутоном.
— Мне нужно как можно скорее поговорить с Чейдом, — сказал я, наливая чай. — Но не могу же я открыто отправиться к нему и постучать в дверь.
Шут поднес к губам чашку и сделал глоток.
— А разве нельзя попасть в его комнату по какому-нибудь из тайных проходов?
— Ты же знаешь старого лиса, — сказал я, выразительно взглянув на Шута. — Его секреты принадлежат только ему, и он наверняка позаботился, чтобы никто не мог проследить за ним, когда он об этом не подозревает. Из его апартаментов, конечно же, можно попасть в потайные коридоры, только я не знаю как. Он вчера долго не ложился?
Лорд Голден поморщился.
— Когда я решил, что пора мне отправиться на покой, он все еще танцевал. Поразительно, откуда только у старика берется так много сил, когда он решает поразвлечься. Я отправлю к нему пажа с запиской, приглашу днем покататься верхом. Так будет хорошо?
Шут уловил беспокойство в моем голосе, но не стал задавать вопросов, и я был ему благодарен.
— Да, — ответил я. — Думаю, раньше у него все равно в голове не прояснится. — Я сжал виски руками, словно надеялся, что смогу таким способом привести мысли в порядок. — У меня неожиданно появилось столько вопросов и тревог, столько всего необходимо обдумать. Если Полукровки знают обо мне, значит, им известно про принца.
— Ты узнал кого-нибудь из них? Они из банды Лодвайна?
— Не забывай, была ночь. И они старались не подходить близко. Я слышал голос мужчины и женщины, но уверен, что их было не меньше троих. Один из них связан с собакой, а другой с каким-то маленьким зверьком — крысой, лаской или белкой. — Я вздохнул. — Необходимо предупредить стражу у ворот, чтобы внимательнее следили за всеми, кто входит и выходит из замка. Кроме того, принца ни на минуту нельзя оставлять одного. С ним постоянно должен находиться «наставник, способный его защитить» — кажется, так сказал Чейд? И еще: мне необходимо условиться с Чейдом, как я смогу с ним связываться, если он мне срочно понадобится. И последнее: нужно следить за появлением в замке мелких грызунов, особенно в комнате принца.
Шут собрался о чем-то меня спросить, но тут же передумал. Вместо этого он сказал:
— Боюсь, я должен добавить к твоим проблемам еще одну. Принц Дьютифул вчера вечером передал для тебя записку. Он хочет знать, когда вы начнете заниматься Скиллом.
— Он это написал?
Когда лорд Голден неохотно кивнул, я пришел в ужас. Я понимал, что принц по мне скучает. Мы с ним были связаны Скиллом, и я чувствовал подобные вещи. Я выставил защитные стены вокруг собственного Скилла, чтобы юноша не слышал моих мыслей, но он еще этого не умел. Несколько раз я ощущал его слабые попытки до меня дотянуться, но проигнорировал их, пообещав себе, что скоро наступит более подходящий момент для наших занятий. Очевидно, мой принц не отличался терпением.
— Мальчика нужно научить осторожности. Некоторые вещи нельзя доверять бумаге, а те…
Я осекся и, наверное, побледнел, потому что лорд Голден резко вскочил на ноги и мгновенно превратился в моего друга Шута, который бросился ко мне и потянул к своему стулу.
— Что такое, Фитц? У тебя начинается приступ?
Я рухнул на подставленный Шутом стул. Стоило мне сообразить, какой я глупец, у меня закружилась голова. Я задыхался так сильно, что некоторое время не мог произнести ни слова.
— Шут. Все мои записи и манускрипты. Я уехал, как только получил записку Чейда, и оставил их в своей хижине. Конечно, я велел Неду перед отъездом в Баккип запереть дом, но он ведь не стал их прятать, просто прикрыл дверь в мой кабинет. Если Полукровки достаточно умны и смогут догадаться, что мы с Недом имеем друг к другу отношение…
Я замолчал, зная, что продолжать нет необходимости, он и сам все понял. Глаза у него стали огромными, точно два блюдца. Шут прочитал все, что я так легкомысленно поведал бумаге. Не только о себе, там упоминались тайны Видящих, о которых посторонним лучше не знать. А еще в тех проклятых свитках содержались сведения, которые могли подставить под удар близких мне людей: Молли, мою потерянную любовь, Неттл — нашу дочь. Как мог я быть настолько глуп, что оставил свои тайные размышления на бумаге? Как мог позволить ложному утешению, которое дарило мне описание подобных вещей и прошедших событий, притупить мой разум? Тайна остается скрытой, только пока она живет в сердце и разуме. Все записи давным-давно следовало сжечь.
— Прошу тебя, Шут. Поговори с Чейдом вместо меня. Я должен немедленно туда отправиться. Сегодня же.
Шут осторожно положил руку мне на плечо.
— Фитц, если они исчезли, может быть уже слишком поздно. А если Том Баджерлок поспешно покинет замок, это наверняка вызовет подозрения и погоню. А вдруг ты приведешь Полукровок прямо к своим записям? Они рассчитывают, что после нападения на дороге ты попытаешься сбежать. Значит, они будут следить за воротами Баккипа. Подумай спокойно. Вполне возможно, что твои опасения беспочвенны.
— Почему они должны сообразить, что Том Баджерлок имеет какое-то отношение к Неду, уже не говоря о том, откуда он явился в Баккип? — продолжал Шут. — Не надо действовать сгоряча. Сначала поговори с Чейдом и расскажи ему, что произошло. А также тебе необходимо встретиться с принцем. Сегодня его помолвка. Мальчик прекрасно держится, но это лишь фасад, который может в любой момент рассыпаться в прах. — Он замолчал, а потом неуверенно добавил: — Возможно, стоит послать кого-нибудь…
— Нет, — твердо перебил его я. — Мне необходимо поехать самому. Кое-что я заберу, остальное уничтожу.
Я вспомнил танцующего оленя, которого Шут вырезал на моей столешнице. Герб Фитца Чивэла Видящего украшал дом Тома Баджерлока. Сейчас даже это казалось мне опасным. Я решил, что должен его сжечь. Вместе с хижиной, чтобы от нее не осталось и следа, указывающего на то, что я там жил. Даже травы, растущие в саду, могли многое обо мне поведать.
Шут погладил меня по плечу.
— Поешь чего-нибудь, — предложил он. — Затем умойся и переоденься. Не принимай скоропалительных решений. Если мы будем идти своей дорогой, мы справимся и с этим испытанием, Фитц.
— Баджерлок, — напомнил я ему и встал на ноги. Я считал, что мы должны продолжать играть наши роли. — Прошу меня простить, милорд. Мне вдруг стало нехорошо, но сейчас уже все в порядке. Извините, что помешал вашему завтраку.
Несколько секунд сострадание наполняло глаза Шута. Затем, не говоря больше ни слова, он уселся на свое место за столом. Я снова наполнил его чашку чаем, и он принялся есть, погрузившись в задумчивое молчание.
Я обошел комнату, но Шут отличался поразительной аккуратностью, и делать мне — как его слуге — было особенно нечего. Неожиданно я подумал, что его стремление к порядку является частью его личности. Он научился не оставлять никаких напоминаний о себе, кроме тех, которые позволительно увидеть посторонним. Мне следовало взять у него несколько уроков.
— Милорд, вы позволите мне ненадолго отлучиться? — спросил я.
Лорд Голден поставил чашку и на мгновение задумался.
— Разумеется, — сказал он наконец. — Я намерен выйти, Баджерлок. Убери поднос с остатками завтрака, принеси свежей воды в кувшины и дров для камина. Затем тебе следует заняться оттачиванием своего мастерства владения мечом — потренироваться со стражниками. Сегодня днем я собираюсь отправиться на прогулку и хочу, чтобы ты меня сопровождал. И не забудь переодеться.
— Слушаюсь, милорд, — тихо проговорил я.
Я оставил его за столом, а сам вошел в свою темную комнату и быстро ее оглядел. Я не стану здесь ничего хранить, кроме вещей, которые могут принадлежать Тому Баджерлоку. Я вымыл лицо и причесал короткие волосы. Надел синий костюм слуги. Потом достал свою старую одежду, дорожную сумку, набор отмычек и специальных инструментов, которые мне подарил Чейд, а еще несколько мелочей, привезенных мной из коего дома в лесу.
Я быстро перебирал свои вещи и вдруг наткнулся на мешочек из кожи, сморщившейся от морской воды. Кожаные завязки высохли и стали ужасно жесткими, и мне пришлось их разрезать. Я вытряхнул на кровать его содержимое — небольшую фигурку, подобранную принцем на берегу моря во время нашего злополучного путешествия при помощи Скилла. Я убрал ее назад в старый мешочек и положил поверх своих вещей, чтобы позже отдать Дьютифулу.
Затем я закрыл дверь своей комнаты, нажал на скрытый механизм в стене и прошел по погрузившейся в полнейший мрак комнате, легко касаясь рукой разных участков стены. Вскоре она бесшумно скользнула в сторону, и я оказался в одном из тайных проходов замка. В потолке были прорублены узкие щели, которые впускали сюда дневной свет. Я спокойно закрыл за собой дверь и начал подниматься по крутой лестнице в башню Чейда.

II
СЛУГА ЧЕЙДА

У Хокина Белого был кролик, которого он очень любил. Он жил в его саду, приходил, когда его звали, и мог часами неподвижно лежать у хозяина на коленях. Изменяющей Хокина была девушка, почти совсем ребенок. Ее звали Редда, но Хокин называл ее «Косоглазка», потому что один ее глаз всегда смотрел в сторону. Ей не нравился кролик, поскольку всякий раз, когда она садилась рядом с Хокином, тот больно кусал ее, стараясь прогнать. Однажды кролик умер и, обнаружив его тельце в саду, Редда освежевала и выпотрошила его, а потом приготовила жаркое. Хокин обнаружил пропажу своего любимца, только когда закончился обед. Редда радостно сообщила ему, что он его съел несколько минут назад. Хокин выругал ее, но она, нисколько не огорчившись, сказала: «Но, господин, вы же сами предвидели такой поворот событий. Разве не вы написали в своем седьмом свитке такие слова: „Пророк испытывал голод по теплу его тела, хотя и знал, что это будет означать его кончину“».
Писарь Катерен о Белом Пророке Хокине

Я прошел почти половину пути до башни Чейда, когда задумался о том, что делаю. Я спасался бегством, пытаясь спрятаться в потайной норе и надеясь, что мой старый наставник окажется на месте и объяснит, как мне следует поступить, — совсем как во времена, когда я был учеником убийцы.
Я пошел медленнее. То, что годится для семнадцатилетнего мальчишки, совсем не к лицу мужчине тридцати пяти лет. Пришла пора самостоятельно искать свой путь среди придворных интриг. Или навсегда покинуть двор.
Я поравнялся с одной из небольших ниш, встречающихся по всему коридору. Около нее стояла скамейка, и я сразу понял, что здесь расположен глазок, через который можно заглянуть в одну из комнат замка. Я положил на скамейку узел со своими вещами и уселся, чтобы немного подумать. Как разумнее всего поступить?
Убить всех моих врагов.
Отличный план, но я не знаю, кто они. Другой путь гораздо сложнее. Я должен защитить от Полукровок не только себя, но и принца Дьютифула. Я на время отбросил в сторону беспокойство о собственной безопасности и попытался понять, чем они могут угрожать принцу. Самое страшное — объявить, что он обладает Уитом. Правители Шести Герцогств ни за что не согласятся, чтобы над ними стоял монарх, владеющий всеми презираемой магией. Следовательно, не только будет повергнута в прах мечта Кетриккен о мире с Внешними островами, но, скорее всего, Видящие лишатся трона. Однако столь крайние действия не принесут Полукровкам никакой пользы.
Как только Дьютифул лишится власти, им будет нечем его шантажировать. И, что еще хуже, будет низвергнута королева, которая постоянно взывает к своему народу, чтобы он проявил терпимость к наделенным Уитом. Нет. Угроза раскрыть тайну принца полезна только до тех пор, пока он является наследником трона. Полукровкам нет смысла его убивать. Они хотят подчинить его своей воле.
А что это может означать? О чем они попросят? Возможно, выдвинут требование, чтобы королева издала суровый закон, запрещающий убивать обладателей Уита исключительно за то, что они передают этот дар своим детям? Или Полукровки захотят большего? Они будут дураками, если не попытаются захватить побольше власти в свои руки. Если среди герцогов и аристократов есть те, в чьих жилах течет Древняя Кровь, Полукровки могут попробовать добиться для них благосклонности представителей королевской фамилии.
Интересно, прибыли ли в замок Брезинги, чтобы принять участие в церемонии помолвки? Это следует проверить. Мать и сын, вне всякого сомнения, наделены Уитом и действовали заодно с Полукровками, чтобы выманить принца из Баккипа. Постараются ли они предпринять новую, более решительную попытку воздействовать на Дьютифула? И как Полукровки сумеют убедить Кетриккен в том, что их угрозы реальны? Кого или что они могут уничтожить, чтобы продемонстрировать ей серьезность своих намерений?
Ответ напрашивается сам собой. Тома Баджерлока. Для них я всего лишь пешка на игровой доске, слуга, но очень неприятный тип, который уже один раз вмешался в их планы и к тому же сделал инвалидом одного из их главарей. Вчера вечером они показались мне, уверенные в том, что я непременно передам их «послание» тем, кому в Баккипе принадлежит власть. А затем, чтобы продемонстрировать Видящим, насколько они уязвимы, Полукровки загонят меня, как гончие загоняют оленя. Через меня они покажут Кетриккен и Дьютифулу, что не намерены шутить.
Я закрыл лицо руками. Самое разумное для меня — бежать. Однако даже после такого короткого пребывания в Баккипе, я очень не хотел покидать его снова. Замок, выстроенный из холодного камня, когда-то стал для меня домом, а Видящие — моей семьей, хоть я и был незаконнорожденным.
Неожиданно до меня донесся едва различимый звук. Я выпрямился и тут же сообразил, что слышу голос, который долетел до меня через толстые стены. Сам не зная зачем, я наклонился вперед, заглянул в глазок и увидел роскошную спальню. Спиной ко мне стояла темноволосая девушка. Рядом с камином устроился в кресле старый солдат. Некоторые из шрамов на его лице были сделаны нарочно, а чтобы они были более заметны, он втер в них пепел — среди представителей Внешних островов это считалось украшением. Однако другие шрамы говорили о том, что этот человек принял участие не в одном сражении. В бороде и волосах виднелись седые пряди. Он чистил и подравнивал ногти кинжалом, а девушка разучивала перед ним па одного из популярных при дворе танцев.
— … Два в сторону, один назад, затем поворот, — повторяла она, и ноги послушно выполняли ее приказы.
Когда она грациозно повернулась, окутанная облаком вышитых юбок, я успел на мгновение разглядеть ее лицо. Нарческа Эллиана, невеста Дьютифула, репетировала свой первый танец с принцем, который ей придется исполнить сегодня вечером.
— И снова два шага в сторону, и два шага назад и…
— Один шаг назад, Элли, — перебил ее старик. — А потом поворот. Попробуй еще раз.
Она остановилась на месте и что-то быстро проговорила на своем родном языке.
— Эллиана, тебе нужно практиковаться в языке землепашцев. Он неотделим от танца, — совершенно спокойно произнес старик.
— А мне все равно, — капризно заявила девушка. — Их скучный язык ничем не отличается от этого уродливого танца. — Она выпустила юбку, которую придерживала, и сложила на груди руки. — Глупость какая-то! Дурацкие шажки и повороты! Они похожи на голубей, которые кивают головами и щиплют друг друга перед спариванием.
— Именно, — добродушно согласился он. — И по той же самой причине. Давай, учись. Ты должна станцевать безупречно. Если ты в состоянии запомнить упражнения по владению мечом, уж с этим-то ты справишься наверняка. Или ты хочешь, чтобы высокомерные крестьяне думали, будто Божественные Руны выбрали в качестве невесты для их хорошенького принца неуклюжую рабыню-лодочницу?
Девушка продемонстрировала ему ровные белые зубки в сердитой гримасе и резким движением вздернула юбки, да так непристойно высоко, что стали видны ее голые ноги.
— Два-шага-в-сторону-и-один-шаг-назад-и-поворот-и-два-шага-в-сторону-и-один-шаг-назад-и-поворот-и-два-шага-в-сторону…
Ее сердитый голосок превратил изысканный танец в яростную пляску. Старик ухмылялся, глядя на нее, но не вмешивался. Божественные Руны — так жители Внешних островов называли разбросанные острова, входившие в их королевство. А на единственной карте Внешних островов, которую мне довелось видеть, даже самый крошечный кусочек суши, торчавший на поверхности ледяной воды, и в самом деле имел руническое название.
— Достаточно! — неожиданно заявил воин.
Лицо девушки раскраснелось, она тяжело дышала, но не остановилась, пока старик не поднялся на ноги и не схватил ее в объятия.
— Хватит, Эллиана. Хватит. Ты мне доказала, что великолепно справишься со своей задачей. Отдохни немного. Сегодня вечером ты обязана быть милой и очаровательной, и все должны увидеть, что ты прекрасно воспитана. Продемонстрируешь свой огнедышащий характер, и принц вполне может решить взять себе другую жену, поуступчивее. А ты этого не хочешь.
Он поставил ее на ноги и снова уселся в кресло.
— Очень хочу, — мгновенно ответила девушка. Ответ старого воина прозвучал совершенно спокойно.
— Нет, не хочешь. Если только ты не желаешь попробовать еще и моего ремня, который так и плачет по твоей попке.
— Не желаю, — девушка проговорила эти слова таким напряженным голосом, что я сразу понял — угроза была вполне реальной.
— Не желаешь, — утвердительно произнес он. — Мне это не доставило бы никакого удовольствия. Но ты дочь моей сестры, и я никому не позволю позорить род наших матерей. А ты?
— Нет, конечно. — Девочка гордо выпрямилась, когда произносила эти слова, но уже в следующее мгновение у нее поникли плечи, и она выпалила: — Но я не желаю выходить за принца. Его мать похожа на снежную гарпию. Мне придется рожать ему детей, и я стану ужасная толстая, а его дети будут бледными и холодными, точно ледяные призраки. Пожалуйста, Пиоттр, забери меня домой. Я не смогу жить в этой огромной холодной пещере. И не хочу, чтобы принц делал со мной то, от чего бывают дети.
Я мечтаю только о том, чтобы остаться в маленьком домике нашей матери и кататься на моем пони и чтобы в лицо мне летел ветер. Я хочу того, чего хочет любая девочка моего возраста. Принц оторвет меня от рода моей матери, как ветку от дерева, и я высохну и стану хрупкой, а потом рассыплюсь на мелкие кусочки.
— Эллиана, милая моя, перестань! — Несмотря на то что его тело было приземистым и плотным, как у всех жителей Внешних островов, старик вскочил на ноги с изящной грацией бывалого воина. Он прижал к себе девушку, а она спрятала лицо у него на груди. Ее сотрясали рыдания, и я заметил слезы в глазах старика. — Ну, успокойся. Если мы поведем себя разумно, если ты будешь сильной и быстрой и сможешь танцевать, точно ласточка над водой, до этого не дойдет. Никогда.
— Сегодня твоя помолвка, моя крошка, не свадьба. Неужели ты решила, что Пиоттр тебя здесь оставит? Маленькая глупая рыбка! Никто не собирается делать тебе сегодня ребенка, да и завтра тоже. До настоящей свадьбы еще очень далеко, годы! Я обещаю тебе, что это произойдет, только если ты сама захочешь. Разве я могу опозорить род наших матерей, допустив, чтобы было иначе? Мы должны всего лишь станцевать. Но станцевать безупречно. — Он поставил ее на пол и приподнял подбородок девушки, чтобы она посмотрела ему в глаза. — Ну же, малышка, улыбнись мне. И помни: первый танец ты подаришь хорошенькому принцу, но второй принадлежит Пиоттру. Давай, покажи, как мы будем с тобой исполнять дурацкий крестьянский танец.
Он начал напевать, чтобы задать ритм, и она вложила свои маленькие ладошки в его руки. Они выглядели очень необычно — она легкая, точно перышко, а он — наделенный грацией опытного воина. Я наблюдал за тем, как они танцуют: девушка смотрела своему партнеру в глаза, а он — поверх ее головы, в одному ему видимые дали.
Стук в дверь прервал танец.
— Войдите, — крикнул Пиоттр, и в комнате появилась служанка с платьем в руках.
Пиоттр и Эллиана мгновенно отодвинулись друг от друга и застыли на месте. Оба напряглись так, словно в комнату вползла ядовитая змея. Однако женщина была одета как жительница Внешних островов и, значит, приехала с ними.
Держалась она довольно странно. Подняв платье, чтобы показать им, она легко встряхнула его, стараясь расправить все складки.
— Нарческа наденет это сегодня вечером.
Пиоттр окинул взглядом платье. Должен сказать, что я в жизни не видел ничего подобного: женское платье, сшитое для девочки, — из светло-голубой ткани, с довольно глубоким вырезом, украшенным облаком кружев и хитроумными складками, как будто подчеркивающими грудь, которой у нарчески еще не было. Эллиана все поняла и покраснела. Пиоттр же высказался прямо — встал между Эллианой и платьем, словно собирался защитить ее от него.
— Нет. Не наденет.
— Да. Так хочет Госпожа. Юному принцу оно очень понравится. — Служанка не просто высказывала свое мнение, она словно отдавала приказ.
— Нет, она его не наденет, — повторил Пиоттр. — Это насмешка над тем, кто она такая. Нарческа с Божественных Рун не может появиться в таком наряде на людях. Платье, которое ты принесла, является оскорблением дома наших матерей.
Быстро шагнув вперед, он вырвал из рук служанки платье, и оно упало на пол.
Я думал, что служанка отшатнется и начнет извиняться, однако она совершенно спокойно посмотрела ему в глаза.
— Госпожа говорит: «Платье не имеет никакого отношения к Божественным Рунам. Такой наряд будет понятен мужчинам Шести Герцогств. Нарческа его наденет». — Служанка помолчала, словно что-то обдумывая, а потом добавила: — Если она откажется, это будет представлять опасность для дома ваших матерей.
И, словно поведение Пиоттра являлось проявлением дурного характера капризного ребенка, она наклонилась и подняла платье.
Эллиана, которая стояла у него за спиной, тихонько вскрикнула, как будто вдруг испытала резкую боль. Когда Пиоттр повернулся к ней, я успел разглядеть ее лицо. Оно превратилось в застывшую от напряжения маску, на лбу девушки выступили капельки пота, она страшно побледнела.
— Прекрати! — сказал Пиоттр очень тихо, и мне сначала показалось, что он обращается к служанке. Затем он заглянул ей за спину, но, когда заговорил снова, его слова были адресованы вовсе не ей. — Прекрати! — повторил он. — Мы не договаривались, что ей придется одеваться как шлюхе. Ты нас не заставишь. Прекрати, или я убью ее и ты лишишься своих глаз и ушей.
Он вытащил кинжал и, подойдя к служанке, приставил острие к ее шее. Женщина даже не пошевелилась.
Она стояла совершенно спокойно, а в ее глазах загорелись огоньки, очень сильно смахивающие на насмешку. И тут неожиданно Эллиана сделала глубокий, не слишком уверенный вдох и немного расслабилась. Впрочем, уже в следующее мгновение она гордо распрямила плечи. Я заметил, что она не пролила ни слезинки.
Пиоттр выхватил платье из рук служанки. Похоже, у него был очень острый кинжал, потому что он легко распорол платье, швырнул его на пол и пнул ногой.
— Убирайся! — приказал он женщине.
— Как пожелаете, милорд, — пробормотала она, но в ее словах прозвучала насмешка. — Как пожелаете. — Женщина повернулась и вышла из комнаты.
Она не особенно спешила, и Пиоттр следил за ней, пока она не исчезла за дверью, которая тут же закрылась. Только тогда он повернулся к Эллиане.
— Очень больно, моя рыбка?
Девушка быстро покачала головой и вздернула подбородок. Она, конечно, солгала, потому что мне казалось, что она вот-вот потеряет сознание.
Я тихонько поднялся на ноги. Подслушивая их разговор, я прижался лбом к стене и перепачкался в пыли. Мне стало интересно, знает ли Чейд, что нарческа не хочет выходить замуж за нашего принца. Знает ли он, что Пиоттр не считает их договор окончательным и накладывающим на Внешние острова определенные обязательства. И еще я пытался понять, что произошло с нарческой, когда я за ними наблюдал, кто такая эта Госпожа и почему служанка вела себя так непочтительно. Я сложил свои вопросы рядом с тем, что мне удалось услышать, взял свои вещи и стал подниматься в башню Чейда.
По крайней мере, мне удалось на время забыть о собственных тревогах.
Я одолел последний, самый крутой лестничный марш и толкнул маленькую дверь. Где-то далеко, в замке, играла музыка. Наверное, менестрели настраивали инструменты и репетировали, готовясь к сегодняшней церемонии. Я вошел в комнату Чейда из-за стеллажа с бутылками. Затаив дыхание, я сдвинул плечом стеллаж, чтобы он встал на место, и положил свой узел на пол. Какой-то человек склонился над рабочим столом Чейда и что-то жалобно бормотал себе под нос. С каждым его словом музыка звучала все громче и яснее. Пять неслышных шагов — и я добрался до угла у камина, где был спрятан меч Верити. Незнакомец повернулся ко мне в тот момент, когда я прикоснулся к рукояти. Передо мной был тот самый дурачок, которого я видел в конюшнях около двух недель назад. Он держал в руках поднос, на котором стояло несколько горшков, пестик и чашка. Он так удивился, увидев меня, что поднос наклонился и все соскользнуло на одну сторону. Тогда он быстро поставил его на стол. Музыка смолкла.
Некоторое время мы удивленно рассматривали друг друга. Глядя на полуприкрытые глаза, я подумал, что у него такой вид, будто он постоянно спит. Кончик языка торчал изо рта, касаясь верхней губы, маленькие уши были прижаты к голове. Волосы были подстрижены кое-как, одежда болталась, рукава рубашки и штанины обрезаны, словно когда-то их носил кто-то другой, а потом выбросил за ненадобностью. Дурачок был невысоким и толстым, но его необычность меня встревожила. Я понимал, что он не может представлять для меня опасность, но мне не хотелось находиться рядом с ним. Судя по тому, с каким хмурым видом он меня разглядывал, я ему тоже не слишком понравился.
— Уходи! — проговорил он тихим гортанным голосом.
Я сделал вдох и спокойно сказал:
— Мне разрешено здесь находиться. А тебе?
Впрочем, я уже сообразил, что это, скорее всего, слуга Чейда, который приносит ему воду и дрова и наводит за стариком порядок. Но я не знал, насколько он посвящен в тайны Чейда, и потому не стал называть имени своего наставника-убийцы. Вне всякого сомнения, старый лис не настолько глуп, чтобы открывать свои тайны дурачку.
Эй, ты. Уходи. Ты меня не видишь!
Он швырнул в меня такой сильный приказ на языке Скилла, что, если бы не защитные стены, которыми я себя окружил, я бы непременно сделал то, что он велел, — ушел бы, забыв о том, что видел его. Когда я постарался укрепить защитные стены Скилла, сделать их толще и прочнее, я мимолетно подумал о том, что, возможно, он уже делал нечто подобное со мной и раньше. Смогу ли я вспомнить, если это так?
Оставь меня! Не обижай меня! Уходи, песья вонючка!
Я почувствовал, что он нанес новый удар. Однако я не стал убирать свою защиту, чтобы контратаковать его.
— Я не причиню тебе вреда, — заговорил я, стараясь сохранять спокойствие, хотя у меня отчаянно дрожал голос. — Я тебя не обижу и не буду трогать, если ты так хочешь. Но не уйду. И не позволю тебе на меня наскакивать. — Я заговорил тверже, так взрослый ругает ребенка за то, что он плохо себя ведет.
Скорее всего, он даже не понимал, что сделал, просто воспользовался оружием, которое помогало ему в прошлом.
Но вместо раскаяния на лице у него вспыхнула злость. И… страх? Его глаза, и без того маленькие, утонули в складках жира на щеках, когда он прищурился. На мгновение он открыл рот, и язык вывалился наружу еще больше. Затем он взял поднос и с такой силой швырнул его на стол, что на нем подпрыгнули все горшочки.
— Уходи! — Его Скилл эхом повторил слова, которые он выкрикнул вслух. — Ты меня не видишь!
Я добрался до стула Чейда и спокойно на него уселся.
— Я тебя вижу, — ровным голосом сообщил я. — И я никуда не уйду. — Я сложил на груди руки, надеясь, что он не заметит, как сильно я потрясен. — Делай свою работу и думай, что ты меня не видишь. А когда ты закончишь, ты должен будешь уйти.
Я не намеревался перед ним отступать, потому что не мог. Если бы я его послушался, он увидел бы, каким путем я пришел, а я не собирался ему показывать. Откинувшись на спинку стула, я притворился, что отдыхаю.
Слуга наградил меня сердитым взглядом, и удары его Скилла о мои защитные стены стали слабеть. Он был очень силен. Если он настолько силен и не обучен, на что же он будет способен после специальной тренировки? Мысль об этом меня пугала. Я смотрел в холодный камин, но краем глаза продолжал наблюдать за дурачком. Либо он закончил свою работу, либо решил не продолжать. В любом случае, он взял со стола свой поднос, прошел через комнату и потянул на себя стеллаж со свитками. Однажды я видел, как Чейд пользовался этим входом. Он скрылся внутри, но, когда стеллаж встал на место, я услышал одновременно его живой голос и обращение Скиллом.
Ты воняешь, как собачья моча. Разрезать тебя и сжечь.
Его гнев походил на отступающий прилив, выбросивший меня на берег. Я поднял руки и прижал к вискам. Напряжение, с которым мне пришлось удерживать на месте защитные стены, начало сказываться, но я не осмеливался их снять. Если он заметит, что я остался беззащитным, и в этот момент атакует меня Скиллом, ему удастся подчинить меня себе — совсем как некоторое время назад мой приказ заставил Дьютифула прекратить со мной сражаться. Я опасался, что в сознании принца остался след того приказа.
Вот еще одна проблема, которой необходимо заняться. Остался ли приказ по-прежнему в силе? Тогда я принял решение, что должен найти способ отменить его. Я знал, что, если не сделаю этого, он очень скоро станет препятствием нашей дружбе. Потом я задал себе вопрос: а знает ли принц о том, что я с ним сотворил?
Все произошло случайно, сказал я себе, и тут же вынужден был признаться, что сознательно обманываюсь.
Вспышка моей ярости внедрила приказ в сознание принца, оставив в нем глубокий след. Я стыдился того, что сделал. И понимал — чем быстрее все встанет на свои места, тем лучше для нас обоих.
Я снова словно издалека услышал музыку и осторожно потянулся вперед Скиллом. По мере того как я убирал защитные стены, музыка становилась все громче. Я прижал руки к ушам, но это не помогло. Музыка, вызванная Скиллом. Я и представить себе не мог, что такое возможно, однако дурачок умеет заставить ее звучать. Когда я постарался о ней не думать, она отошла на задний план, спрятавшись за занавес мыслей, которые всегда клубились на границе моего Скилла. Большинство из них представляли собой невнятный шепот, подслушанные мной размышления других людей, обладавших способностью направлять в поток Скилла свои самые важные и напряженные эмоции и молчаливые рассуждения.
Если я сосредоточивал на них внимание, мне иногда удавалось выудить целостные мысли или образы, но они не обладали достаточно сильной способностью к Скиллу, чтобы знать о моем присутствии, не говоря уже о том, чтобы мне отвечать. Этот дурачок — совсем другое дело. В нем бушевал огонь Скилла, а его музыка выдавала наличие необузданного таланта. Он даже не пытался скрывать свой дар. Скорее всего, просто не знал, что это следует делать.
Я расслабился, оставив лишь ту стену, что защищала мои самые личные мысли от постепенно крепнущего Скилла Дьютифула. Затем я со стоном опустил голову на сложенные руки, потому что на меня навалилась головная боль, вызванная использованием Скилла.

— Фитц?
Я узнал о присутствии Чейда за мгновение до того, как он прикоснулся к моему плечу. Но я все равно вздрогнул и поднял руки, словно защищаясь от удара.
— Что с тобой случилось, мой мальчик? — спросил Чейд и наклонился, чтобы получше меня рассмотреть. — У тебя красные глаза. Когда ты спал в последний раз?
— Только что. — Я с трудом улыбнулся и провел рукой по коротким волосам, мокрым от пота. Мне удалось вспомнить лишь обрывки кошмара, который меня посетил. — Я познакомился с твоим слугой, — дрожащим голосом сообщил я Чейду.
— С Олухом? Да уж, он не самый умный в замке, но отлично годится для моих целей. Вряд ли он сможет выдать какой-нибудь секрет, поскольку даже не сообразит, что это секрет. Ладно, давай не будем про него. Как только я получил записку лорда Голдена, я пришел сюда в надежде тебя застать. Что там про Полукровок в городе?
— Он написал это на бумаге? — Я был потрясен.
— Ну, не прямо. Только я сумел бы понять, что он имеет в виду. Валяй, рассказывай.
— Они преследовали меня сегодня ночью… точнее, утром. Чтобы напугать и показать, что знают, кто я такой. И что они могут найти меня в любой момент. Чейд, давай на время отложим это. Ты знал, что твой слуга… как его зовут? Олух? Ты знал, что Олух наделен Скиллом?
— Он наделен способностью бить чашки, — старик фыркнул, словно я неудачно пошутил. Затем тяжело вздохнул и показал рукой на холодный камин. — Предполагается, что он должен разводить огонь каждый день. Он часто забывает это делать. Что ты еще придумал?
— Олух наделен Скиллом. Причем его дар очень силен. Он меня чуть не сбил с ног, когда я вошел и случайно на него наткнулся. Если бы не стены, которые я выстроил, чтобы закрыть свое сознание от Дьютифула, думаю, Олух сумел бы сжечь все до единой мысли в моей голове. Он сказал: «Уходи» и «Ты меня не видишь». А потом: «Не обижай меня». Знаешь, Чейд, мне кажется, он уже и раньше это проделывал. Возможно, даже со мной.
Однажды около конюшни я видел, как я его дразнили какие-то мальчишки. И я услышал так, словно эти слова были произнесены вслух: «Не видите меня». И тогда мальчишки разошлись по своим делам. У меня такое ощущение, что я его тоже перестал видеть.
Чейд медленно опустился на мой стул и, потянувшись, взял меня за руку, словно так мои слова стали бы для него понятнее. А может быть, он хотел проверить, нет ли у меня лихорадки.
— Олух обладает Скиллом, — осторожно проговорил он. — Ты это хочешь мне сказать?
— Да. Он не обучен, но дар Скилла пылает в нем, точно яркое пламя. Мне еще ни разу не доводилось встречать ничего подобного. — Я прикрыл глаза, приложил кончики пальцев к вискам и попытался хотя бы чуть-чуть привести в порядок мысли. — Я чувствую себя как после хорошей взбучки.
Через пару минут Чейд мрачно предложил:
— На, попробуй это.
Я взял у него из рук мокрое полотенце и приложил к глазам, на большее я не рассчитывал. Старый упрямец твердо решил, что лекарства, прогоняющие боль, притупляют мою способность к Скиллу и помешают мне учить принца. Надеяться на облегчение, которое приносит эльфовская кора, не приходилось. Если в замке и осталось хоть сколько-нибудь, Чейд ее как следует припрятал.
— И что мне делать? — пробормотал он, а я приподнял край полотенца, чтобы на него взглянуть.
— С чем?
— С Олухом и его Скиллом.
— Делать? А что ты можешь сделать? Дурачок им наделен — и все.
Чейд снова уселся на стул.
— Из того, что мне удалось узнать из старых свитков, посвященных Скиллу, он представляет для нас угрозу. У него необузданный талант, он не прошел обучение, а значит, не подчиняется дисциплине. Его дар может отвлечь Дьютифула от его занятий. И, что еще хуже, ты сказал, что он очень силен. Сильнее тебя?
Я слабо махнул рукой.
— Откуда мне знать? Мой дар проявляется довольно неровно, и я не знаю способа его измерить. Но я не испытывал ничего подобного с тех пор, как группа Галена, объединив усилия, атаковала меня.
— Хм-м-м. — Чейд откинулся на спинку и уставился в потолок. — Самое разумное — просто его убрать. Разумеется, как можно гуманнее. Он не виноват, что его талант представляет для нас опасность. Менее радикальный путь — это начать давать ему эльфовскую кору, чтобы приглушить или совсем разрушить способность к Скиллу. Но поскольку бездумное использование данного растения на протяжении последних десяти лет не лишило тебя твоей способности, я в него не слишком верю — в отличие от тех, кто превозносит его возможности в свитках, посвященных Скиллу. Я склоняюсь к третьему пути. Он гораздо менее предсказуем, но, думаю, именно поэтому нравится мне больше остальных.
— Учить его? — Увидев смущенную улыбку Чейда, я застонал. — Нет, Чейд. Мы с тобой знаем настолько мало, что даже не уверены, сможем ли учить Дьютифула так, чтобы не причинить ему вреда, а ведь принц — вполне управляемый мальчик с нормальной головой. Твой Олух уже настроен ко мне враждебно. Он швырял в меня оскорбления, которые указывают на то, что он каким-то образом узнал про мой Уит. А то, чему он научился самостоятельно, может представлять для меня опасность, зачем же развивать его способность.
— Значит, ты считаешь, что мы должны его убить? Или притупить его дар?
Я не хотел принимать это решение. Больше того, я даже не хотел знать, что оно вообще принято, но я снова по уши завяз в интригах Видящих.
— Нет, ни то ни другое, — проворчал я. — Разве мы не можем отправить его куда-нибудь подальше от замка?
— Оружие, которое мы выбрасываем сегодня, может угрожать нашей жизни завтра, — совершенно спокойно ответил Чейд. — Вот почему много лет назад король Шрюд решил держать своего внука-бастарда под рукой. Мы должны принять такое же решение касательно Олуха. Использовать его или сделать так, чтобы им не смогли воспользоваться наши враги. Третьего пути нет. — Он протянул ко мне руку ладонью вверх и добавил: — Мы уже поняли это, имея дело с Полукровками.
Не знаю, хотел ли он упрекнуть меня, но его слова причинили мне боль. Я откинулся на спинку стула и снова положил влажное полотенце на глаза.
— А что, по-твоему, я должен был сделать? Прикончить всех, а не только Полукровок, выманивших принца из замка? Я должен был убить старейшин Древней Крови, пришедших к нам на помощь? А потом Охотницу королевы? И всю семью леди Брезинги? Да и еще Сайдел, невесту Сивила Брезинги, и…
— Я все понимаю, — перебил меня Чейд, когда я попытался расширить круг тех, кого следовало убить в бесплодной надежде сохранить нашу тайну. — И тем не менее мы попали в очень сложное положение. Они показали нам, что действуют быстро и эффективно. Ты вернулся в Баккип два дня назад, а они уже за тобой следят. Вчера вечером ты ведь в первый раз после своего возвращения вышел в город? — Когда я кивнул, он продолжал: — И они моментально тебя нашли. И сделали все, чтобы ты знал, что им о тебе известно. Они ведут себя исключительно продуманно. — Чейд тяжело вздохнул, и я увидел, что он пытается понять, что Полукровки хотели мне сказать. — Им известно, что принц обладает Уитом. И ты тоже. Стоит им только пожелать, они могут уничтожить вас обоих.
— Ну, это мы и раньше знали. Я думаю, у них другие намерения. — Я сделал глубокий вдох, привел мысли в порядок и представил Чейду подробный отчет о своей встрече с Полукровками. — Сейчас я вижу происшедшее в ином свете. Они хотели меня напугать и заставить искать способ обезопасить себя от них. Я могу либо представлять угрозу, либо оказаться полезным.
Сразу после встречи с Полукровками я думал иначе, но сейчас все понял. Они меня напугали, а потом отпустили, чтобы показать, что мне не удастся прикончить их всех. Теперь уже неизвестно, сколько людей знает мою тайну. Значит, остаться в живых я могу, только если буду им полезен. О чем они меня попросят?
— Возможно, им нужен шпион в стенах замка. Или оружие, которое они могут обратить против Видящих — изнутри.
Чейд легко подхватил мою мысль.
— Так, понятно. Хм-м-м. Да. Я советую тебе на некоторое время, по крайней мере, быть как можно внимательнее. Но откройся, чтобы они предприняли попытку с тобой связаться. Послушай, чего они потребуют и что предложат. Если возникнет необходимость, сделай вид, что готов предать принца.
— Иными словами, ты хочешь, чтобы я стал приманкой. — Я сел и снял мокрое полотенце с глаз.
Губы Чейда тронула легкая улыбка.
— Именно. — Он протянул руку, и я отдал ему полотенце. Чейд чуть склонил голову набок и окинул меня критическим взглядом. — Ты выглядишь ужасно. Хуже, чем если бы пил целую неделю. Очень болит?
— Я переживу, — мрачно ответил я.
Он удовлетворенно кивнул.
— Боюсь, тебе придется. Но ведь с каждым разом боль становится менее сильной, правда? Твое тело учится с ней справляться. Думаю, это что-то вроде тренировки владения мечом: воин заставляет свои мышцы переносить долгие часы уроков.
Я тяжело вздохнул и потер глаза.
— А по-моему, это больше смахивает на бастарда, который учится переносить боль.
— Ну, как бы там ни было, я доволен, — коротко ответил Чейд, и я понял, что мне не стоит ждать от него сочувствия. Он встал. — Иди, приведи себя в порядок, Фитц. Поешь чего-нибудь. Постарайся, чтобы тебя видели. Носи с собой оружие, но не слишком открыто. — Он помолчал немного. — Уверен, ты помнишь, где лежат мои яды и прочие необходимые инструменты. Бери все, что тебе потребуется, но запиши, что взял, чтобы мой ученик смог пополнить запас.
Я не стал ему говорить, что не собираюсь ничего у него брать, что я больше не наемный убийца, хотя один замечательный порошок мне очень пригодился бы сегодня утром, когда враг превосходил меня числом.
— И когда же я встречусь с твоим новым учеником? — словно между прочим, спросил я.
— А ты с ним уже встретился. — Чейд улыбнулся. — А вот когда ты с ним познакомишься? Не думаю, что это разумно и удобно для вас обоих. Да и для меня тоже. Фитц, я должен попросить тебя проявить благородство. Оставь мне эту тайну и не пытайся в нее проникнуть. Поверь мне, так будет лучше.
— Кстати, о тайнах. Я должен еще кое-что рассказать. Я остановился на лестнице, когда шел к тебе, и услышал голоса. Мне удалось заглянуть в комнату нарчески, и я услышал много интересного.
Чейд склонил голову набок.
— Соблазнительно. Очень соблазнительно. Но тебе не удалось увести наш разговор в сторону. Обещай сделать, как я прошу, Фитц, и только потом мы заговорим о другом.
По правде говоря, мне совсем не хотелось давать ему такое обещание. Дело не в том, что я сгорал от любопытства, и даже не в ревности. Просто данная ситуация расходилась со всем, чему когда-то учил меня старик. Постарайся узнать как можно больше о том, что происходит вокруг тебя, так он говорил. Ты не можешь заранее знать, что окажется полезным. Его зеленые глаза бросали мне вызов, и я опустил голову. Я покачал головой, но произнес слова, которых он требовал:
— Я обещаю, что не стану специально выяснять имя твоего нового ученика. Но могу я кое-что у тебя спросить? Он знает обо мне, о том, кто я такой и кем был?
— Мой мальчик, я никогда не выдаю чужих секретов.
Я вздохнул с облегчением, потому что чувствовал бы себя очень неуютно, зная, что в замке есть человек, который за мной следит, что ему открыты мои тайны — а мне при этом неизвестно его имя. По крайней мере, сейчас мы с ним в одинаковом положении.
— Итак. Что ты хотел мне рассказать про нарческу?
Я доложил Чейду обо всем, что слышал. По правде говоря, я не думал, что мне когда-нибудь снова придется это делать. Как во время обучения, я постарался повторить все дословно, а потом он принялся спрашивать мое мнение о том, что мне удалось узнать. Я ответил ему откровенно:
— Мне неизвестно, какую роль играет человек по имени Пиоттр в договоре с королевой Кетриккен о бракосочетании нарчески и принца. Но не думаю, что он считает себя связанным помолвкой. Об этом же говорят его советы, которые он давал девушке, пытаясь убедить ее в том, что ей не следует относиться к этому браку как к делу решенному.
— Интересно. Тебе удалось заполучить очень важные сведения, Фитц. Кроме того, меня заинтриговало необычное поведение служанки. Когда позволит время, ты мог бы еще их послушать, а потом рассказать мне, что тебе удастся узнать.
— А разве твой ученик не может это сделать?
— Разве ты сам не понимаешь, что снова забрел на запретную территорию? Но я тебе отвечу. Нет. Мой ученик знает о тайных проходах замка не больше, чем знал ты, когда был у меня в обучении. Это не для учеников. Им хватает своих секретов и дел, чтобы еще думать о моих. Но я попрошу его уделить особое внимание служанке. Она вызывает у меня значительно более серьезные опасения, чем все остальное, что ты мне сообщил. Помни, тайные проходы и коридоры Баккипа принадлежат только нам. Поэтому… — И кривая улыбка появилась на его губах. — Полагаю, ты можешь считать, что достиг статуса мастера. Впрочем, ты ведь больше не наемный убийца. Хотя мы оба знаем, что это не так.
Его шутка уколола меня в самое больное место. Мне не хотелось думать о том, что я вернулся в прошлое, к своей прежней роли шпиона и убийцы. Я уже совершил несколько убийств ради моего принца, в состоянии ярости и чтобы защитить себя и спасти его. Стану ли я снова лишать людей жизни ради блага Видящих? Самым неприятным в этом вопросе было то, что я не знал ответа. И тогда я заставил себя обратиться к более реальным вещам.
— А кто тот человек, что я видел в комнате нарчески? Ну, кроме того, что он ее дядя.
— Ты сам ответил на свой вопрос. Он ее дядя, брат матери. В соответствии с традициями Внешних островов это важнее, чем отец. Для них первостепенное значение имеет род матери. Братья женщины играют исключительную важную роль в жизни ее детей. Мужья входят в клан своих жен, а дети носят знак клана матери.
Я молча кивнул. Во время войны красных кораблей я прочитал про Внешние острова все, что имелось в библиотеке Баккипа, пытаясь понять, что представляет собой наш враг. Кроме того, я служил на военном корабле «Руриск» вместе с перешедшими на нашу сторону воинами с Внешних островов, и они рассказывали об обычаях своей родины. То, что сообщил Чейд, совпадало с тем, что я и сам знал.
Чейд задумчиво пощипал подбородок.
— Когда Аркон Бладблейд прибыл к нам с предложением заключить союз, его поддерживала гвардия. Я принял предложение, считая, что, будучи отцом девушки, он имеет право обсуждать замужество Эллианы. Я подумал, что, возможно, Внешние острова отказались от своих матриархальных традиций, но теперь у меня появились сомнения — может быть, клан Эллианы продолжает их придерживаться. В таком случае почему на помолвку не приехал никто из ее родственниц по женской линии, чтобы защищать ее интересы и обговорить условия помолвки?
Складывается впечатление, что Аркон Бладблейд единственный, кто ведет переговоры. Пиоттр Блэкуотер выступает в роли телохранителя и компаньона. Но теперь я начинаю думать, что он еще и советчик нарчески. Хм-м-м, возможно, мы зря уделяли столько внимания ее отцу. Я прослежу за тем, чтобы Пиоттру начали демонстрировать больше почтения.
Чейд нахмурился, быстро пересматривая свои представления о брачном предложении.
— Я знал о существовании служанки. Но считал, что она своего рода доверенное лицо нарчески, старая няня или дальняя бедная родственница. Однако то, что ты увидел, показывает, что у нее очень необычные отношения с Пиоттром и Эллианой. Что-то здесь не так, Фитц. — Чейд тяжело вздохнул, неохотно признавая ошибку. — Я считал, что мы ведем переговоры о заключении брака с Бладблейдом, отцом Эллианы. Возможно, мне следовало побольше разузнать про семью ее матери. Но если Эллиану нам предлагают они, получается, что Бладблейд всего лишь марионетка. И вообще, обладает ли он хоть какой-нибудь властью?
Чейд задумчиво хмурился, обдумывая ситуацию, и я понял, что угроза, которую представляют для меня Полукровки, отошла на задний план. Мой старый наставник явно считал, что я и сам с ней справлюсь. А я никак не мог решить, радует меня его уверенность в моих силах или превращает во второстепенную пешку в игре. Через несколько мгновений он отвлек меня от моих размышлений.
— Ну, хорошо, кажется, мы все решили — по крайней мере, насколько это в наших силах. Передай мои извинения своему хозяину, Том Баджерлок, сильная головная боль не позволит мне сегодня днем насладиться его компанией, но принц с удовольствием принял его приглашение. А заодно он получит время пообщаться с тобой, о чем уже давно меня просит. Думаю, нет необходимости напоминать, чтобы ты вел себя с мальчиком как можно сдержаннее. Нам совсем не нужно, чтобы пошли разговоры. Кроме того, я думаю, вам следует отправиться на прогулку в какое-нибудь уединенное место или, наоборот, очень многолюдное, чтобы Полукровки не осмелились к вам приблизиться. По правде говоря, я даже не знаю, что и предложить.
Он вздохнул, и его тон изменился.
— Фитц, ты не должен недооценивать свое влияние на принца. Когда мы с ним остаемся наедине, он много говорит о тебе и всегда с восхищением. Я не считаю, что ты поступил мудро, открыв ему, что между мной и тобой существует связь, но сделанного не воротишь. Мальчик хочет учиться у тебя не только Скиллу, он рассчитывает на твои советы — как мужчины — во всех случаях жизни. Будь осторожен. Одно необдуманное слово, и наш упрямый принц ступит на путь, по которому мы не сможем за ним последовать без угрозы для себя. Прошу тебя, поддержи помолвку и убеди Дьютифула в том, что он должен с радостью выполнять свои обязанности при дворе.
— Что же касается нападения на тебя Полукровок, сегодня не стоит заставлять принца за тебя волноваться. Должен заметить, что кое-кто косо посмотрит на то, что в такой важный день принц отправится на прогулку с иностранцем и его телохранителем. — Неожиданно Чейд замолчал. — Впрочем, я ни в коем случае не собираюсь рассказывать тебе, как ты должен вести себя с принцем. Мне прекрасно известно, что у вас уже сложились определенные отношения.
— Вот именно, — сказал я, стараясь, чтобы мой голос прозвучал не слишком резко. На самом деле я довольно сильно разозлился в тот момент, когда он начал выдавать мне свои инструкции, но заставил себя успокоиться. — Чейд, ты же сам сказал, что мальчику требуется мужской совет. Я не придворный и не советник. Если я стану толкать Дьютифула на дорогу, выгодную Шести Герцогствам…
Я замолчал, чтобы не говорить ему, что такой путь не подходит никому из нас. Потом, откашлявшись, я продолжал:
— Я хочу всегда быть честным с ним. Если он спросит моего совета, я скажу то, что думаю на самом деле. Впрочем, тебе нечего опасаться. Кетриккен прекрасно воспитала сына, и он ее не подведет. Что же до меня, полагаю, мальчику нужен не человек, который будет давать ему советы, а тот, кто был бы готов его выслушать. Сегодня я буду его слушать. Относительно моей утренней встречи с Полукровками — принцу не нужно о ней знать. По крайней мере, пока. Но я должен его предупредить, что ему не следует о них забывать. К сожалению, мы вынуждены с ними считаться. И тут у меня возникает собственный вопрос. Брезинги будут присутствовать на помолвке?
— Полагаю, да. Их пригласили, и они должны прибыть сегодня.
Я почесал шею, голова не стала болеть меньше, изменился характер боли — теперь она больше походила на самую обычную.
— Если ты сможешь добыть для меня такую информацию, я бы хотел знать, кто их сопровождает, на каких лошадях они приехали, какие с ними животные, включая ястребов и домашних любимцев. И как можно подробнее. Да, и еще одно: нам необходимо завести хорька или собаку, натасканную на крыс, какое-нибудь небольшое и ловкое животное, которое будет гулять по коридорам замка и отлавливать крыс и мелких грызунов. Во время утренней встречи с Полукровками меня кто-то укусил — крыса, ласка или белка. Такое животное может стать отличным шпионом.
— Я попрошу хорька, — с отвращением заявил Чейд. — Они ведут себя тихо, в отличие от собак. И он сможет ходить с тобой по коридорам. — Он склонил голову набок и спросил: — Ты установишь с ним связь?
Я поморщился, услышав его вопрос.
— Чейд, это действует совсем не так. — Я попытался напомнить себе, что он задал свой вопрос от непонимания, а не пытаясь меня обидеть. — Я чувствую себя, как человек, который только что потерял жену. Сейчас мне никто не нужен.
— Извини, Фитц, мне это трудно понять. Мои слова могут показаться тебе странными, но я не хотел оскорбить его память.
Я решил переменить тему разговора.
— Ладно, пойду приведу себя в порядок, раз уж мне придется отправиться на прогулку с принцем. Кстати, нужно решить, что мы будем делать с твоим слугой.
— Думаю, я устрою встречу для нас троих. Но не сегодня. Возможно, и не завтра. Сейчас главное — это помолвка. Она должна пройти безупречно. Как ты полагаешь, вопрос с Олухом может подождать пару дней?
— У нас все равно нет выбора, — пожав плечами, сказал я. — Удачи тебе.
Я поднялся на ноги и взял в руки тазик с водой и мокрое полотенце, чтобы навести за собой порядок.
— Фитц, — остановил меня Чейд. — Я никогда не говорил тебе прямо, но ты можешь считать эту комнату своей. Я прекрасно понимаю, что человеку в твоем положении иногда требуется побыть в одиночестве. Если ты хочешь что-нибудь изменить… мебель, ковры, чтобы тебе приносили сюда еду и сделали запас бренди, все, что угодно… скажи мне.
От его предложения внутри у меня все похолодело. Я никогда не хотел, чтобы мастерская наемного убийцы принадлежала мне.
— Нет… спасибо тебе, но нет. Пусть пока все останется как есть. Хотя я, пожалуй, перенесу сюда кое-что из моих вещей. Меч Верити и парочку мелочей.
В глазах Чейда появилось едва заметное огорчение, когда он кивнул.
— Если ты больше ничего не хочешь, хорошо. Пока, — согласился он и окинул меня критическим взглядом, однако в его голосе появились теплые нотки, когда он добавил: — Я знаю, твое горе еще велико, но ты должен позволить мне хотя бы подравнять твои волосы, или пусть это сделает кто-нибудь другой. В таком виде они привлекают ненужное внимание.
— Я сам ими займусь. Сегодня. Да, и еще кое-что. — Удивительно, что моя самая главная забота отступила на второй план перед более насущными проблемами. Я тяжело вздохнул. Мне было очень трудно признаться Чейду, что я вел себя не слишком разумно. — Я сделал глупость, Чейд. Когда я уехал из своего дома в лесу, я предполагал, что скоро туда вернусь. Я оставил кое-что… возможно, это очень опасно. Свитки, в которых я записал свои мысли, а также историю о том, как мы разбудили драконов, — там слишком много подробностей, не предназначенных для чужих глаз. Мне нужно как можно быстрее туда отправиться, чтобы либо спрятать бумаги, либо уничтожить.
Чейд меня слушал, и его лицо становилось все мрачнее. Когда я замолчал, он тяжело вздохнул.
— Есть вещи, которые не следует доверять бумаге, — тихо проговорил он. Несмотря на то что укор прозвучал достаточно мягко, меня укололи его слова. Чейд смотрел на стену, но мне казалось, будто он заглядывает в неведомые мне дали. — Впрочем, я считаю, что правда должна быть где-нибудь записана. Подумай о том, сколько сил сохранил бы Верити в своих поисках Элдерлингов, если бы о них имелись точные сведения.
Собери свои записи, мой мальчик, и привези их сюда, где они будут в безопасности. Однако я советую тебе подождать пару дней, прежде чем отправляться в путь. Полукровки, возможно, ожидают, что ты пустишься в бега. Если ты уйдешь сейчас, скорее всего, кто-нибудь последует за тобой. Позволь мне позаботиться о времени и способе, каким ты покинешь замок. Может быть, послать с тобой кого-нибудь, кому можно доверять? Они не будут знать, кто ты такой и что намерен забрать в своей хижине.
Я подумал над его предложением и покачал головой.
— Нет. Я и так приоткрыл слишком много своих тайн. Я сам справлюсь, Чейд. Но меня беспокоит еще кое-что. Стража у ворот Баккипа как-то уж слишком расслабилась. Учитывая опасность, которую представляют Полукровки, а в замке гостят представители Внешних островов и сегодня состоится помолвка принца, им бы следовало получше нести службу.
— Думаю, я смогу об этом позаботиться. Странно. Мне казалось, что, уговорив тебя вернуться в замок, я смогу облегчить себе жизнь и наслаждаться радостями, которые дарит старость. А получается, что ты упорно даешь мне все новые и новые поручения и пищу для размышлений. Ладно, не смотри на меня так. Наверное, это хорошо. Старые люди утверждают, будто работа помогает человеку сохранить молодость. Впрочем, может быть, они так говорят, потому что знают, что должны работать. Давай, иди по своим делам, Фитц. Надеюсь, до конца дня ты не обнаружишь еще какую-нибудь проблему, которой мне следует заняться.
Я ушел, а он так я остался сидеть в своем кресле у холодного камина, при этом вид у него был одновременно задумчивый и довольный.

III
ЭХО

В ту ночь, когда проклятый Бастард, наделенный Уитом, убил короля Шрюда в его спальне, жена будущего короля Верити, рожденная в горах, решила бежать из Баккипа. Она покинула замок холодной унылой ночью, в полном одиночестве, будучи беременной наследником престола Видящих. Кое-кто утверждает, будто шут короля Шрюда, опасаясь за свою собственную жизнь, упросил королеву позволить ему сопровождать ее, чтобы оказаться под ее защитой. Впрочем, вполне возможно, что это всего лишь легенда, сочиненная в замке, чтобы объяснить исчезновение шута той же ночью. Королеве Кетриккен помогали ее тайные сторонники, и она сумела пересечь Шесть Герцогств и добраться до своего родного Горного Королевства. Находясь там, она попыталась разузнать о судьбе своего мужа, будущего короля Верити. Потому что если он остался в живых, значит, стал законным королем Шести Герцогств и их последней надеждой в войне с красными кораблями.
В Горном Королевстве его не оказалось. Ей сообщили, что он покинул Джампи и отправился дальше. С тех пор о нем никто ничего не слышал. Из похода вернулась часть его людей, у одних были страшные раны, как после сражения, другие лишились рассудка. В сердце королевы Кетриккен поселилось отчаяние. Она некоторое время жила среди своего народа. Одним из трагических последствий ее наполненного тяготами путешествия в горы стало рождение мертвого ребенка — наследника трона Шести Герцогств. Говорят, что этот удар укрепил ее сердце, и она твердо решила разыскать короля, поскольку, в противном случае, его род угас бы вместе с ним и на трон взошел бы Регал Претендент. Прихватив копию карты, которой воспользовался король Верити, королева Кетриккен отправилась на поиски. В сопровождении своего верного менестреля, Старлинг по прозвищу Певчий Скворец, и нескольких слуг королева углубилась в горы. Тролли, пекси и загадочная магия этих негостеприимных земель были лишь немногими из препятствий, которые им пришлось преодолеть. Но, в конце концов, королеве удалось добраться до Элдерлингов.
После трудных и, казалось, бесконечных поисков она вышла к скрытому от посторонних глаз замку Элдерлингов, который представлял собой огромное помещение, выстроенное из черного с серебристыми прожилками камня. Вот там-то королева и узнала, что ее король уговорил дракона-короля Элдерлингов прийти на помощь Шести Герцогствам. Дракон, вспомнив о древней клятве Элдерлингов поддерживать Шесть Герцогств, преклонил колени перед королевой Кетриккен и королем Верити. На своей спине доставил он домой не только короля и королеву, но и верного менестреля Старлинг. Убедившись в том, что королева и менестрель благополучно добрались до замка, король Верити, выхватив свой сверкающий меч, снова сел на спину дракона, и они отправились сражаться с красными кораблями. Народ не узнал о возвращении своего короля, а его придворные не успели его поприветствовать.
До конца этого длинного и победоносного, хотя и кровопролитного, периода времени король Верити вел за собой своих союзников Элдерлингов против красных кораблей. Его народ видел в небе драконов, чьи крылья сияли, точно усыпанные драгоценными камнями, и все знали, что король не оставил своих подданных. Когда армия короля нанесла удар по крепостям красных кораблей и флоту врага, верные герцоги последовали его примеру. Те немногие красные корабли, которые не были уничтожены, покинули наши берега, чтобы рассказать своим соплеменником о том, как страшен гнев Видящего. Когда наши земли очистились от неприятеля и установился мир, король Верити выполнил обещание, данное Элдерлингам. В обмен на свою помощь они потребовали, чтобы он навсегда покинул Шесть Герцогств и поселился на их далеких землях. Кое-кто утверждает, будто наш король получил смертельное ранение в один из последних дней войны красных кораблей и что Элдерлинги забрали с собой лишь его тело. Они же твердят, что тело короля Верити лежит в гробнице из черного дерева и золота в огромной пещере, надежно спрятанной в горном царстве Элдерлингов. Так они навечно почтили память отважного человека, который отказался от всего, чтобы помочь своему народу. Но есть и такие, кто считает, что король Верити жив и находится в царстве Элдерлингов, где ему оказывают всяческие почести. Но если Шести Герцогствам снова будет угрожать опасность, он вернется вместе со своими храбрыми союзниками и придет им на помощь.
Писарь Нолус, «Краткое правление короля Верити»

Я вернулся в душную темноту своей маленькой комнатушки. Закрыв проход, ведущий в потайные замковые коридоры, я сразу же распахнул дверь в комнату Шута, надеясь, что в моей каморке станет немного светлее. Это не особенно помогло. Впрочем, делать мне все равно было нечего. Я привел в порядок кровать и оглядел свое скромное жилище. Оно показалось мне совершенно безликим. Тут мог жить кто угодно. Или никто, горько подумал я. Прицепив к поясу уродливый меч, я убедился в том, что мой кинжал на месте, и только после этого вошел в апартаменты Шута.
Он оставил мне довольно много еды, но она остыла и выглядела не очень аппетитно, однако я так проголодался, что съел все. Закончив, я вспомнил его приказ Тому Баджерлоку и отнес грязную посуду на кухню. Вернувшись назад, занялся дровами для камина и свежей водой. Затем вылил грязную воду из тазов и сделал еще кучу мелких дел, чтобы навести порядок в комнатах лорда Голдена. Открыв окна, впустил внутрь свежий воздух. День обещал быть холодным, но хорошим. Уходя, я снова закрыл ставни.
До нашей прогулки оставалась масса времени, которое я мог провести по собственному усмотрению. Сначала я собрался сходить в Баккип, но потом решил, что прежде должен разобраться в своих чувствах к Джинне, а также попытаться обдумать то, что она мне сказала про Неда. Кроме того, я не имел права рисковать, ведь Полукровки, вполне возможно, следили за мной. Чем меньше я буду интересоваться Джинной или моим сыном, тем в большей безопасности будут дорогие мне люди.
И потому я отправился на тренировочную площадку. Мастер Крессвелл поздоровался со мной, назвав по имени и спросив, подошла ли мне в качестве напарницы Деллери. Я лишь грустно застонал в ответ, одновременно удивляясь тому, что меня здесь запомнили. С одной стороны, меня это обрадовало, а с другой — пугало. Мне пришлось сказать себе, что, пожалуй, самым надежным способом не вызвать ни у кого подозрений что я имею какое-то отношение к Фитцу Чивэлу, жившему в замке шестнадцать лет назад, будет заставить всех узнавать Тома Баджерлока. И потому я остановился немного поболтать с Крессвеллом и смущенно признался, что Деллери, по правде говоря, слишком хороша для меня. Я попросил его порекомендовать мне кого-нибудь в партнеры на сегодня, и он позвал с другого конца площадки какого-то человека, который направился к нам с изящной грацией опытного воина.
Борода Вима кое-где поседела, а годы сказались на размерах живота. Я решил, что ему около сорока пяти — иными словами, на десять лет больше, чем мне, — но он оказался хорошим соперником. Он был выносливее меня, но я знал парочку трюков, которые позволили мне несколько компенсировать его преимущество. Впрочем, он проявил ко мне доброту и, трижды побив, заявил, что мастерство непременно вернется после нескольких тренировок. Слабое утешение. Человек предпочитает думать, будто он содержит свое тело в прекрасной физической форме, и, если по правде, я привык к тяжелому крестьянскому труду на маленьком хуторе, а также много охотился. Но воину требуются совсем другие мышцы и упражнения, и я понял, что придется заняться восстановлением утерянных навыков. Я надеялся, что мне они не пригодятся, но не слишком охотно дал себе слово выделять каждый день время на тренировки. Несмотря на прохладный день, моя рубашка промокла от пота и неприятно липла к спине, когда я ушел с площадки.
Я знал, что это территория стражников и конюхов, однако все равно направился в бани, расположенные за солдатскими бараками. Я решил, что в такое время дня там вряд ли будет много народа, а мой поход туда гораздо больше соответствует характеру Тома Баджерлока, чем необходимость таскать воду, чтобы принять днем ванну у себя в комнате. Замковые бани находились в длинном старом здании из грубо отесанного камня, с низко нависающим потолком. Я снял одежду в комнате перед парной и помещением для мытья и положил на скамейку. Затем засунул под рубашку амулет, подаренный мне Джинной.
Совершенно обнаженный, я открыл тяжелую деревянную дверь и вошел в баню. Там царил полумрак, и мне понадобилось несколько мгновений, чтобы глаза приспособились к темноте. По всему периметру помещения были расставлены выложенные плиткой скамейки, окружавшие приземистый каменный очаг. Освещалось помещение только темно-красным сиянием огня, мечущегося в своей каменной темнице. Как я и подозревал, здесь никого не было, если не считать стражников с Внешних островов из охраны нарчески. Они держались вместе в одном конце заполненной паром комнаты, тихонько переговариваясь на своем языке, который на слух показался мне не слишком мелодичным. Они взглянули на меня, когда я вошел, и больше не обращали внимания. Я с удовольствием предоставил их самим себе, радуясь, что могу спокойно побыть в одиночестве.
Зачерпнув воды из бочки, стоящей в углу, я плеснул ее на горячие камни; в воздухе повисло густое облако пара, и я с удовольствием сделал вдох. Потом я встал как можно ближе к горячим камням, и вскоре все мое тело покрылось потом. Тут же заныли заживающие царапины на шее и спине. Оглядевшись по сторонам, я увидел коробку с грубой солью и несколько морских губок, совсем как во времена моего детства. Я потер тело солью, морщась от боли, а затем смыл все губками. Я почти закончил, когда дверь открылась и в помещение ввалилась толпа стражников. Старшие выглядели усталыми, а те, что помоложе, весело толкались и кричали, довольные, что тяжелый день закончился и им предстоит отдых. Два молодых солдата подбросили дров в огонь, а третий вылил еще воды на камни. Пар поднялся к потолку густой стеной, и помещение тут же наполнилось громкими разговорами.
Два старика вошли вслед за веселой компанией, они двигались медленнее и явно пришли сюда сами по себе. Их покрытые шрамами тела без слов говорили о том, что они много лет отдали военной службе. Они были поглощены обсуждением низкого качества пива, которое подают страже, но поздоровались со мной, и я, быстро ответив на приветствие, отвернулся. Опустив голову как можно ниже, я старался стоять так, чтобы они не видели моего лица. Один из них знал меня раньше, когда я был мальчишкой. Его звали Блейд, и старый стражник стал тогда для меня настоящим другом. Я прислушивался к знакомым с детства ругательствам. Блейд то и дело весьма витиевато проклинал свою больную спину. Я многое бы отдал за возможность просто подойти к нему, а потом немного поболтать. Вместо этого я постарался скрыть улыбку, когда он принялся поносить пиво, и всем сердцем пожелал ему удачи.
Я незаметно наблюдал за нашими стражниками, мне стало ужасно интересно, как они поведут себя с гостями с Внешних островов. Как ни странно, молодые люди их избегали и то и дело бросали в их сторону взгляды, исполненные подозрительности. Стражники же, которые принимали участие в войне красных кораблей, держались гораздо спокойнее и увереннее. Наверное, если ты провел на службе достаточно много времени, война становится работой, и тебе легче относиться к другим как к воинам вроде тебя самого, а не как к бывшим врагам.
Как бы там ни было, мне показалось, что парни с Внешних островов не слишком рвались завязывать дружеские отношения со стражниками Баккипа. Впрочем, возможно, причина заключалась в обычной реакции солдат, оказавшихся без оружия среди чужаков. Мне хотелось остаться и понаблюдать за происходящим, но я понимал, что это опасно. Блейд всегда отличался острым зрением, и мне совсем не хотелось попадаться ему на глаза — он мог меня узнать.
Однако когда я поднялся, собираясь покинуть баню, меня толкнул один из молодых стражников. Он даже не стал делать вид, что наткнулся на меня случайно. Вместо этого он сердито выкрикнул:
— Эй, смотри куда прешь, приятель! И вообще, ты кто такой? Из какого отряда?
Я поднял глаза и увидел перед собой светловолосого паренька, наверное родом из Фарроу, хорошо сложенного, сильного и воинственного, какими бывают только очень молодые люди. Мне показалось, что ему лет шестнадцать. Мальчишка явно хотел покрасоваться перед своими более опытными товарищами.
Я наградил его хмурым взглядом, в котором читалось терпеливое отвращение, так ветеран смотрит на зеленого новичка. Если бы я никак не отреагировал, он предпринял бы новую попытку устроить скандал, а я хотел только одного — побыстрее убраться, не привлекая к себе ненужного внимания.
— Тебе и самому неплохо бы смотреть под ноги, дружище, — спокойно проговорил я и собрался пройти мимо, но он толкнул меня сзади в левое плечо.
Я спокойно повернулся к нему и увидел, что он сжал кулаки, приготовившись защищаться. Я терпеливо покачал головой, и несколько его товарищей захихикали.
— Оставь меня в покое, приятель, — предупредил я паренька.
— Я задал тебе вопрос, — прорычал он.
— Задал, — не стал спорить я. — Если бы ты назвал свое имя, прежде чем спрашивать мое, я бы с удовольствием тебе ответил. Так было принято в Баккипе раньше.
Паренек прищурился.
— Карл из отряда Брайта. Я не стыжусь ни своего имени, ни отряда.
— Я тоже, — заверил его я. — Том Баджерлок, слуга лорда Голдена, который, кстати, уже наверняка меня заждался. Хорошего тебе дня.
— Слуга лорда Голдена. Мне и самому следовало сообразить. — Паренек с презрением фыркнул и с видом превосходства повернулся к своим товарищам. — Тебе здесь нечего делать. Эта баня для стражи, а не для лакеев, пажей и «специальных слуг».
— Правда? — Я ухмыльнулся и окинул его насмешливым взглядом. — Значит, лакеев и пажей сюда не пускают. Как странно.
Теперь уже все смотрели на нас, и я понял, что мне придется показать этому Карлу, на что способен Том Баджерлок. Услышав мое оскорбление, он покраснел и замахнулся.
Я отклонился в сторону, его кулак просвистел мимо, а я сделал шаг вперед. Он приготовился к тому, что я стану драться по правилам, но я ударил его по ногам — так повел бы себя уличный забияка, а не слуга благородного лорда, и паренек был потрясен. Когда он упал, я еще раз сильно лягнул его, и он задохнулся от боли, откатившись почти к самому очагу. Я подошел к нему и поставил ногу на его голую грудь, прижав скандалиста к полу.
— Успокойся, приятель, — прорычал я. — Иначе будет очень плохо.
Двое из его приятелей шагнули вперед, но тут Блейд выкрикнул:
— Хватит!
Они остановились. Старый стражник выступил вперед и повторил:
— Достаточно! Я не потерплю здесь ваших дурачеств. — Он мрачно посмотрел на парня, который явно был командиром стражников. — Руфус, займись своим щенком. Я пришел погреть спину, а не глазеть на невоспитанных буянов. Убери его отсюда. А ты, Баджерлок, отойди от него.
Несмотря на свои годы или именно благодаря им, старый Блейд пользовался всеобщим уважением. Когда я отошел в сторону, мальчишка поднялся на ноги. Я увидел в его глазах злость и обиду, но командир прорычал:
— Убирайся, Карл. На сегодня с нас достаточно твоих глупостей. Флетч и Лоук, отправляйтесь вслед за ним. Вы вели себя как идиоты, когда попытались встать на защиту другого идиота.
Все трое с мрачным видом прошествовали мимо меня. Впрочем, они старательно изображали, что им совершенно все равно. Остальные стражники принялись переговариваться, и я понял, что они осуждают поведение Карла. Я снова сел, решив дать скандалисту время одеться и отправиться восвояси, до того как я выйду. Мне совсем не понравилось, что Блейд подошел ко мне и уселся рядом. Он протянул мне руку, я ее пожал и почувствовал прикосновение мозолистой ладони воина.
— Блейд Хаверхок, — представился он. — И я, в отличие от безмозглого щенка, в состоянии понять, что говорят шрамы на теле солдата. Не обращай внимания на болтовню мальчишки и приходи сюда, когда пожелаешь. Он недавно поступил в отряд и старается вести себя так, чтобы все забыли, что Руфус взял его по просьбе матери.
— Том Баджерлок, — ответил я. — Большое вам спасибо. Я видел, что он хорохорится перед своими товарищами, но не понимаю, почему он прицепился именно ко мне. Я не собирался с ним драться.
— Это я сразу понял. И еще понял, что ему страшно повезло. Уверен, мало бы ему не показалось. А почему Карл привязался к вам? Он молод и слушает сплетни и еще не знает, что оценивать людей следует не по тому, как о них говорят. Вы отсюда, Баджерлок?
— Я из Бакка.
Блейд показал на царапины у меня на шее и спросил:
— А это откуда?
— Кошка, — ответил я.
Он решил, что я имею в виду свою подружку, и рассмеялся.
Некоторое время мы болтали, старый стражник и я. Я смотрел на морщинистое лицо, кивал и улыбался и видел, что он меня не узнал. Мне бы следовало радоваться, что даже старый друг не признал Фитца Чивэла Видящего, но вместо этого мне стало грустно. Неужели я для него настолько мало значил, что он меня забыл? Я понял, что с трудом слежу за разговором, и, в конце концов, извинившись, ушел.
Должен признаться, что я испытал чувство, схожее с облегчением, поскольку вдруг сообразил, как легко мог поддаться безумному импульсу и выдать себя, сказать что-нибудь, намекнуть на наше старое знакомство. Это было бы мальчишеством. Желание быть узнанным, напомнить, что когда-то я играл в Баккипе важную роль, ничем не отличалось от стремления Карла завязать со мной драку.
Я вышел из парной и направился в саму баню, где смыл остатки соли с кожи и насухо вытерся полотенцем. Затем я оделся и зашагал в сторону замка, чувствуя себя чистым, но совсем не обновленным. Бросив взгляд на солнце, я понял, что пора на прогулку с лордом Голденом.
Тогда я повернул в сторону конюшен и уже на пороге встретил конюха, который вел Вороную, Малту и незнакомого мне серого мерина. Все лошади были вычищены до блеска и готовы к прогулке. Я объяснил конюху, что я слуга лорда Голдена, но он держался со мной недоверчиво, пока не услышал женский голос:
— Привет, Баджерлок. Ты едешь сегодня на прогулку с принцем и лордом Голденом?
— Да, удача мне улыбнулась, госпожа Лорел, — поприветствовал я Охотницу королевы.
Лорел была в зеленом, словно летний лес, охотничьем костюме — туника и леггинсы — и выглядела в нем весьма привлекательно. Волосы она собрала в простую прическу, которая, как ни странно, делала ее еще женственнее. Конюх тут же поклонился мне и позволил забрать лошадей. Когда он отошел достаточно далеко, чтобы нас не слышать, Лорел улыбнулась мне и спросила:
— Как себя чувствует наш принц?
— Он в полном порядке, госпожа Лорел. — Я извинился за короткий ответ выразительным взглядом, и она все поняла.
Лорел взглянула на амулет Джинны, висевший у меня на шее. Он имел единственное предназначение — заставлял людей, смотревших на меня, испытывать ко мне расположение. Улыбка Лорел стала теплее. Я все понял и незаметно поднял воротник, чтобы спрятать амулет.
Лорел отвернулась и заговорила уже гораздо более сдержанно — мы снова стали Охотницей и слугой.
— Ну, надеюсь, прогулка удастся. Передай мой привет лорду Голдену.
— Непременно, госпожа. И вам хорошего дня.
Когда она ушла, я вздохнул, возмущаясь про себя отведенной мне ролью. Мне бы хотелось поговорить с Лорел, но двор перед конюшней не совсем подходящее место для личных бесед.
Я подвел лошадей к большим передним дверям и стал ждать.
И ждал долго.
Мерин принца, казалось, привык к подобным задержкам, но Малта нервничала, а Вороная испытывала мое терпение самыми разными доступными ей способами — то тихонько подергивала поводья, а то принималась с силой тянуть меня за собой. Я дал себе слово уделить несколько лишних часов ее воспитанию — иначе хорошей лошади из нее не получится. Потом я задумался, где взять эти часы, и меня охватило раздражение при мысли о напрасно потраченном на ожидание времени. Потом я заставил себя успокоиться. Время слуги принадлежит его господину, и я должен вести себя так, будто тоже так считаю.
Я уже начал замерзать и терять терпение, когда переполох и возбужденные голоса заставили меня выпрямиться и придать своему лицу приличествующее случаю выражение.
Через пару минут появились принц и лорд Голден, окруженные кучкой придворных. Среди них я не увидел ни невесты принца, ни кого-либо из представителей Внешних островов и подумал, что это довольно странно. Зато заметил парочку молоденьких женщин, одна из которых не могла скрыть своего разочарования — очевидно, она рассчитывала, что принц пригласит ее покататься. Некоторые из придворных-мужчин тоже выглядели не слишком довольными. На лице Дьютифула застыло спокойное вежливое выражение, но по тому, как напряглись уголки его губ, и по глазам я видел, что он с трудом держит себя в руках.
Сивил Брезинга тоже был среди придворных, но держался на заднем плане. Чейд говорил мне, что он должен сегодня прибыть. Брезинга наградил меня мрачным взглядом и попытался встать поближе к принцу, но так, чтобы оказаться с противоположной стороны от лорда Голдена. Увидев его, я испытал одновременно страх и раздражение. Побежит ли он сообщить остальным, что я поехал кататься вместе с принцем? Является ли Сивил шпионом Полукровок, или он и в самом деле не принимал участия в заговоре?
Я прекрасно понимал, что принц хочет покинуть замок как можно быстрее, но мы еще некоторое время проторчали в конюшне, пока он прощался с каждым придворным в отдельности, обещая некоторым из них, что уделит им внимание чуть позднее. Он держался отлично, изящно и совершенно спокойно. Только наша связь через Скилл помогала мне почувствовать, как сильно он раздражен и как ему не терпится оставить за спиной всех этих разодетых фальшивых аристократов. Неожиданно я обнаружил, что пытаюсь мысленно его успокоить, словно он вдруг превратился в нервно гарцующего на месте коня. Дьютифул посмотрел на меня, но я не знал наверняка, услышал ли он меня.
Один из придворных взял из моих рук поводья его лошади и придержал ее, принц вскочил в седло. Я помог лорду Голдену, а затем, дождавшись его кивка, взобрался на свою Вороную. Снова зазвучали прощальные слова и пожелания, словно мы отправлялись в дальний путь, а не на обычную короткую прогулку. Наконец, принц твердой рукой натянул поводья и ударил пятками свою лошадь.
Лорд Голден последовал за ним, а потом мы с моей Вороной. У нас за спиной разразилась целая буря прощальных возгласов.
Несмотря на совет Чейда, мне не удалось выбрать маршрут нашей прогулки. Принц ехал впереди, а мы следовали за ним до ворот Баккипа, где снова остановились, чтобы стражники поприветствовали своего принца. Как только мы покинули пределы замка, принц пришпорил коня. Мы мчались вперед на такой скорости, что разговаривать было просто невозможно. Вскоре принц свернул на менее наезженную тропу и перешел на легкий галоп. Мы следовали за ним, и я чувствовал, что Вороная довольна — она наконец-то получила возможность немного размяться. Ее не слишком радовало, что я ее придерживаю, поскольку она прекрасно знала, что может легко обогнать Малту и серого мерина принца.
Вскоре мы выехали к залитым солнцем холмам. Когда-то здесь был лес, где Верити охотился на оленей и фазанов. Сейчас же недовольные овцы шарахнулись в сторону, завидев нас, а потом вернулись на широкий луг, заросший травой. Нас же принц повел за собой дальше, в более дикие места. Когда стада остались позади, принц дал волю своему коню, и мы помчались вперед, словно спасались от врага. И все это время мы молчали. Вороная начала постепенно успокаиваться, когда Дьютифул, наконец, натянул поводья. Лорд Голден ехал позади него, а возбужденные лошади фыркали и тяжело дышали. Я держался на приличном расстоянии от них, пока принц не повернулся в седле и не позвал меня сердитым жестом. Я послушно выполнил приказ, и принц холодно приветствовал меня.
— Где ты был? Ты обещал меня учить, а я даже ни разу не видел тебя с тех пор, как мы вернулись в Баккип.
Я удержал готовый сорваться с губ сердитый ответ, напомнив себе, что он разговаривает со мной как принц со слугой, а не как сын с отцом. Однако мое короткое молчание, казалось, явилось гораздо более красноречивым ответом, чем если бы я решился сделать ему словесный выговор. Я видел это по тому, как он упрямо поджал губы.
— Мой принц, — сказал я, тяжело вздохнув, — с тех пор, как мы вернулись, не прошло и двух дней. Я думал, что вы будете заняты государственными делами, и сам тем временем разбирался с некоторыми собственными делами. Кроме того, я считал, что мой принц меня позовет, когда пожелает видеть.
— Почему ты так со мной разговариваешь? — возмущенно поинтересовался Дьютифул. — Мой принц то, мой принц это! Когда мы возвращались домой, ты вел себя иначе. Что случилось с нашей дружбой?
Я увидел предупреждение Шута в глазах лорда Голдена, но проигнорировал его. Когда я ответил принцу, мой голос звучал совершенно спокойно.
— Если вы намерены выговаривать мне, как слуге, в таком случае, полагаю, я должен отвечать, как пристало человеку в моем положении.
— Прекрати! — прошипел Дьютифул, словно я над ним насмехался.
По правде говоря, я действительно его дразнил. Результат подучился ужасающим. На мгновение лицо Дьютифула напряглось, как будто он с трудом сдерживал слезы, затем он сорвался с места и поскакал вперед, и мы не стали его догонять. Лорд Голден едва заметно покачал головой, затем кивком показал мне, что я должен отправиться вслед за мальчиком. Несколько мгновений я раздумывал, не предоставить ли принцу остановиться и подождать нас, но потом решил, что не стоит так сильно на него давить. Мальчишки иногда бывают чрезмерно гордыми.
Я позволил Вороной скакать рядом с его серым конем, но Дьютифул меня опередил и заговорил первым:
— Я все делаю неправильно и не знаю, как справиться с отчаянием. Последние два дня были ужасными… просто кошмар. Мне приходилось вести себя вежливо и сдержанно, когда хотелось кричать, с улыбками принимать цветистые комплименты, когда я мечтал только об одном — бежать. Все считают, что я должен быть счастлив и восторжен. Я выслушал такое количество непристойных истории про первую брачную ночь, что меня от них тошнит. Никто не знает, и всем плевать на мою потерю. Никто не заметил, что пропала моя кошка. Мне не с кем об этом поговорить. — Он неожиданно задохнулся, остановил коня и повернулся в седле ко мне. — Извини… пожалуйста, прости меня, Том Баджерлок.
Его прямота и искренне предложенная рука так сильно напомнили мне Верити, которого я знал, что я понял — именно его дух был отцом мальчика, и мне стало стыдно. Я схватил Дьютифула за руку и притянул к себе.
— Извиняться поздно, — сказал я с самым серьезным видом. — Поскольку я вас уже простил. — Я вздохнул и выпустил его. — Мне тоже пришлось очень трудно, милорд, и я не всегда веду себя как подобает. В последнее время на меня свалилось столько дел, что я даже не мог навестить собственного сына. Прошу меня простить, что не повидался с вами раньше. Мне не очень понятно, как мы можем организовать наши встречи, чтобы никто не узнал, что я вас учу, но вы правы. Это нужно сделать, и откладывать не имеет никакого смысла.
Лицо принца словно окаменело, когда он услышал мои слова. Я вдруг почувствовал, что он от меня отдалился, но не мог понять почему, пока он не спросил:
— Твоего собственного сына?
Его тон меня озадачил.
— Моего приемного сына, его зовут Нед. Он ученик мастера-краснодеревщика в городе.
— Понятно. — Он произнес одно это слово и замолчал, но потом не выдержал и сказал: — Я не знал, что у тебя есть сын.
Дьютифул пытался скрыть ревность, но я ее почувствовал и не знал, как реагировать. И потому решил сказать правду.
— Ему было лет восемь или около того, когда он у меня поселился. Его бросила мать, и никто не захотел взять к себе. Он хороший мальчик.
— Но он тебе не настоящий сын, — заметил принц.
Я вздохнул и твердо ответил:
— Он мой сын во всех отношениях, которые имеют какое-либо значение.
Лорд Голден сидел на своей лошади неподалеку, но я не осмеливался на него посмотреть, чтобы убедиться, что делаю все правильно. Принц молчал некоторое время, затем сжал коленями бока своего коня, который пошел шагом. Моя Вороная последовала за ним, и я знал, что Шут тоже сдвинулся с места. Когда я уже решил, что должен как-то разорвать повисшее между нами молчание, Дьютифул выпалил:
— В таком случае, зачем я тебе нужен, ведь у тебя уже есть сын?
Боль в его голосе потрясла меня. Думаю, он и сам удивился собственной вспышке, потому что пришпорил коня и снова вырвался вперед. Я не пытался его догнать, пока Шут не прошептал мне на ухо:
— Догони его. Не позволяй ему закрыться от тебя. Ты ведь уже знаешь, как легко потерять человека, просто позволив ему уйти.
Впрочем, думаю, не его слова, а мое собственное сердце заставило меня пришпорить Вороную и догнать мальчика. Потому что он вдруг превратился в мальчика — вздернутый подбородок, глаза смотрят прямо перед собой. Он не взглянул на меня, но я знал, что он меня слушает.
— Зачем ты мне нужен? А я зачем тебе нужен? Дружба далеко не всегда основывается на нужде, Дьютифул. Но я скажу тебе честно — ты мне очень нужен. Из-за того, что значил для меня твой отец, и потому, что ты сын своей матери. Но главное — потому что ты это ты, и у нас слишком много общего, чтобы я мог взять и уйти, оставив тебя наедине с твоими бедами. Я не могу допустить, чтобы ты вырос, ничего не зная про магию, живущую в твоей крови, — как случилось со мной. Если мне удастся защитить тебя от страданий, значит, в каком-то смысле, я сумею защитить и себя.
Неожиданно слова закончились. Возможно, меня удивили собственные мысли — совсем как принца Дьютифула всего несколько минут назад. Правда может вытекать из человека, точно кровь из раны, и смотреть на нее бывает так же неприятно.
— Расскажи про отца.
Наверное, для него этот вопрос плавно вытекал из того, о чем я сказал, но меня он потряс. Здесь я ступил на очень скользкую почву. Я знал, что должен рассказать принцу все, что знаю про Верити. Однако как я мог поведать ему об отце, не раскрыв своих секретов и имени? Я давно дал себе слово, что Дьютифул ничего не узнает о моем происхождении. И сейчас не самое подходящее время сообщать ему, что я Фитц Чивэл Видящий, Бастард, человек, наделенный Уитом, и его физический отец. Слишком сложно объяснить ему, что дух Верити силой Скилла проник в мое тело на те несколько часов, что понадобились для его зачатия. Если честно, я и сам с трудом в это верил.
Поэтому, совсем как когда-то Чейд, я спросил у него:
— А что бы вы хотели узнать?
— Все. Хотя бы что-нибудь. — Дьютифул откашлялся. — Мне почти ничего про него не говорят. Чейд иногда вспоминает истории из его детства. Я прочитал официальные документы, касающиеся его правления, которые становятся поразительно невнятными, если речь заходит о времени, когда он отправился искать Элдерлингов. Я слышал баллады менестрелей, но в них он представлен как легендарный герой, и во всех по-разному рассказывается о том, как он спас Шесть Герцогств. Когда я спрашиваю об этом или о том, каким он был как человек, все замолкают. Как будто не знают, что ответить. Или существует некая позорная тайна, известная всем, кроме меня.
— Имя вашего отца не запятнано никакой позорной тайной. Он был хорошим и благородным человеком. Мне трудно поверить в то, что вы так мало о нем знаете. Разве мать вам о нем не рассказывала? — недоверчиво спросил я.
Дьютифул вздохнул и пустил лошадь шагом. Вороная натянула поводья, но я заставил ее идти рядом с конем принца.
— Моя мать рассказывает о короле. Иногда о муже. Когда она о нем заговаривает, я вижу, что она по-прежнему его любит и тоскует о нем. Вот почему я стараюсь задавать ей как можно меньше вопросов. Но мне хочется знать про своего отца. Каким он был человеком, как жил рядом с другими людьми…
— Понятно.
И снова я подумал о том, как мы с ним похожи. Я тоже больше всего на свете хотел узнать настоящую правду про своего отца. Но слышал только «Чивэл Отрекшийся» или «Будущий король», который лишился трона, не успев его занять. Он был блестящим тактиком и опытным дипломатом. И от всего отказался, чтобы предотвратить скандал, который мог разразиться из-за моего появления на свет. Принц не только стал отцом бастарда, но и связался с какой-то безымянной женщиной с гор, что сделало его бесплодный официальный брак особенно печальным фактом для королевства, не имеющего наследника. Вот что мне рассказали про моего отца. Я не имел ни малейшего представления о том, какую еду он любил и был ли веселым человеком. Ничего такого, что знает сын, когда растет рядом с отцом.
— Том? — вмешался Дьютифул в мои размышления.
— Я думаю, — честно ответил я.
Я пытался представить себе, что сам хотел бы узнать про своего отца. Обдумывая ответ принцу, я постоянно оглядывал холмы, окружавшие нас. Мы выехали на узкую звериную тропу, вьющуюся среди невысокого кустарника, которым зарос широкий луг. Я внимательно изучил деревья у подножия холмов, но не увидел там никаких признаков засады.
— Верити. Он был крупным мужчиной, почти таким же высоким, как я, но с могучей грудью и широкими плечами. В боевом снаряжении он выглядел как настоящий солдат, и иногда мне казалось, что он с удовольствием предпочел бы жизнь воина своей жизни при дворе. И не в том дело, что он с удовольствием сражался, просто Верити любил просторы, движение, постоянно хотел делать что-нибудь полезное. Он обожал охоту. У него был волкодав по имени Леон, который всюду за ним ходил, и…
— Значит, он обладал Уитом? — выпалил принц.
— Нет! — Его вопрос шокировал меня. — Просто он очень любил свою собаку, и…
— Тогда откуда у меня Уит? Все говорят, что он передается от родителей.
Я пожал плечами. Мне казалось, что мысли мальчика перескакивают с одного предмета на другой, точно блоха по собаке. Я пытался уследить за ходом его рассуждений.
— Думаю, Уит похож на Скилл. Считается, что им обладают только Видящие, однако у ребенка, родившегося в рыбацкой хижине, может вдруг обнаружиться талант к Скиллу. Никто не знает, почему человек с ним рождается.
— Сивил Брезинга говорит, что Уит то и дело возникает среди наследников Видящих. А еще он сказал, что принц Полукровка мог получить Уит от матери королевы или от своего отца, в жилах которого не было королевской крови. Он утверждает, будто иногда этот дар почти не проявляется у родителей, а у ребенка бывает очень сильным. Знаешь, вроде котенка с кривым хвостом, родившегося среди совершенно нормальных детенышей.
— А когда Сивил вам все это успел рассказать? — резко спросил я.
Принц с удивлением на меня посмотрел, но все-таки ответил:
— Сегодня утром, когда прибыл из Гейлкипа.
— При всех? — Я пришел в ужас.
Краем глаза я заметил, что лорд Голден подъехал к нам чуть ближе.
— Разумеется, нет! Мы с ним разговаривали рано утром, перед завтраком. Он пришел к двери моей спальни и умолял его принять.
— И вы его впустили?
Дьютифул молча смотрел на меня несколько мгновений, а потом смущенно ответил:
— Он был моим другом. Это ведь он подарил мне кошку, Том. Ты же знаешь, как много она для меня значила.
— Я знаю, с какой целью был сделан подарок. И вы тоже! Сивил Брезинга может оказаться опасным предателем, мой принц, ведь он уже однажды вступил в сговор с Полукровками с целью увезти вас из замка, подальше от трона и вашей матери. Вам следует научиться осторожности!
Уши принца покраснели, так сильно задел его мой выговор, однако он сумел с собой справиться и ответил мне ровным голосом:
— Сивил говорит, что он не участвовал в заговоре. Никто из их семьи не имел к нему никакого отношения. Я имею в виду, к заговору. Неужели ты думаешь, что он пришел бы ко мне объясняться, если бы дело обстояло иначе? Ни он, ни его мать ничего не знали про… кошку. Им даже не было известно, что я обладаю Уитом, когда они подарили мне ее. Бедняжка моя. — Голос у него внезапно дрогнул, и я понял, что сейчас он думает только о своей потере.
Его слова переполняла боль утраты, и моя собственная стала еще острее. У меня возникло ощущение, будто я поворачиваю нож в ране, когда я безжалостно спросил:
— В таком случае, зачем они это сделали? Кто-то пришел к ним, привел с собой охотничью кошку и сказал: «Вот, вы должны подарить ее принцу». Весьма необычная просьба, вам не кажется? И еще, они так и не назвали имени того, кто передал им кошку.
Дьютифул собрался что-то ответить, но потом передумал.
— Сивил поделился со мной секретом, — сказал он наконец. — Разве я могу обмануть его доверие?
— А вы обещали не открывать его тайну? — спросил я, опасаясь услышать ответ.
Мне нужно было знать, что сказал ему Сивил, но я не мог попросить принца нарушить слово.
На лице Дьютифула появилось удивленное выражение.
— Том Баджерлок, аристократ никогда не попросит своего принца «никому не открывать его тайну». У нас с ним разный статус.
— А как насчет этого разговора? — грустно поинтересовался Шут.
Его вопрос заставил принца весело рассмеяться, и напряжение мгновенно рассеялось. Причем я даже не подозревал о нем, пока Шут всего несколькими словами не восстановил между нами равновесие. Как же странно после стольких лет снова увидеть в нем это диковинное качество.
— Да, конечно, я понимаю, что вы имеете в виду, — не стал спорить принц.
Дальше мы поехали рядом, и некоторое время тишину нарушал лишь ровный перестук копыт да свист ветра в ветвях.
— Он не взял с меня никакого обещания, — вздохнув, проговорил принц. — Но… Сивил преклонил передо мной колени и принес извинения. Мне кажется, когда человек так делает, он имеет право рассчитывать на то, что его тайна не станет темой для сплетен.
— Она не станет темой для сплетен, мой принц. Обещаю, Шут будет молчать. Расскажите мне, что он вам сообщил.
— Шут? — Дьютифул радостно заулыбался, глядя на лорда Голдена.
Тот презрительно фыркнул.
— Старая шутка старых друзей. Впрочем, она уже так сильно затаскана, что перестала быть смешной, Том Баджерлок, — сказал он и наградил меня суровым взглядом.
Я склонил голову, принимая выговор, но позволил себе ухмыльнуться, чтобы придать словам лорда Голдена немного достоверности, в надежде, что принц примет его объяснение. В действительности же сердце замерло у меня в груди, и я отчаянно выругал себя за неосторожность. Неужели в глубине души я хочу открыться принцу? Внутри у меня все похолодело. Разве я не обещал себе, что больше не буду иметь тайн от тех, кто мне доверяет? Но у меня ведь нет выбора. Я продолжаю хранить свои секреты, в то время как лорд Голден пытается выведать у принца то, что ему стало известно.
— Если вы нам откроете, что сказал Сивил Брезинга, обещаю никому ничего не говорить. Я тоже сомневаюсь в его лояльности по отношению к вам — как друга и подданного. Боюсь, вам может угрожать опасность, мой принц.
— Сивил мой друг, — упрямо заявил принц, и его мальчишеская уверенность в собственной правоте причинила мне настоящую боль. — Я знаю это всем сердцем. Однако… — На лице Дьютифула появилось странное выражение. — Он предупредил меня, что я должен быть с вами осторожен, лорд Голден. У меня сложилось впечатление, что он относится к вам с… исключительным отвращением.
— Когда я гостил в доме его матери, между нами возникло небольшое разногласие. Мы неправильно поняли друг друга, — спокойно ответил лорд Голден. — Уверен, что очень скоро все встанет на свои места.
Лично я в этом сильно сомневался, но принц, казалось, ему поверил. Он задумался, повернув лошадь на запад и разглядывая границу леса. Я выдвинулся так, чтобы оказаться между принцем и возможными врагами, решившими устроить нам засаду, и попытался одновременно следить за деревьями и смотреть на принца. Я заметил на ближайшем дереве ворону и подумал, что она, возможно, является шпионом Полукровок, но сделать с этим ничего не мог. Никто из моих спутников не обратил на птицу внимания. Принц заговорил в тот момент, когда она поднялась в воздух и полетела прочь.
— Брезингам угрожали, — неохотно сказал Дьютифул. — Полукровки. Сивил не уточнил как. Угроза была завуалированной. Кошку доставили его матери вместе с запиской, из которой следовало, что она должна подарить ее мне. В противном случае их обещали наказать. Сивил не сообщил мне как.
— Можно и так догадаться, — заявил я. Ворона скрылась из виду, но спокойнее мне не стало. — Если они не подарят вам кошку, Полукровки сообщат, что один из них обладает Уитом. Возможно, Сивил.
— Наверное, — не стал спорить принц.
— Но это их не оправдывает. Они ведь имеют определенные обязательства перед своим принцем.
Я дал себе слово проверить комнату Сивила Брезинги. Нужно побывать там и просмотреть его вещи, решил я. Интересно, а взял ли он с собой кошку?
Дьютифул посмотрел на меня и спросил с прямотой, которую я не раз видел в Верити:
— Ты поставил бы долг перед своим монархом выше необходимости защитить члена собственной семьи? Знаешь, я спросил себя: если бы моей матери угрожала опасность, на что я готов был бы пойти? Смог бы предать интересы Шести Герцогств ради сохранения ее жизни?
Лорд Голден наградил меня взглядом Шута, в котором читалась гордость за мальчика. Я рассеянно кивнул. Слова Дьютифула меня задели. Неожиданно мне показалось, что я должен вспомнить что-то очень важное, но у меня никак не получалось. Впрочем, и достойного ответа на вопрос Дьютифула не нашлось, и молчание затянулось.
Наконец я сказал:
— Будьте осторожны, мой принц. Я не советую вам слишком доверять Сивилу Брезинге, а также приближать к себе его друзей.
— Ну, здесь ты можешь быть совершенно спокоен, Том Баджерлок. Сейчас у меня нет времени для друзей, одни сплошные обязанности. Мне стоило огромного труда выделить час для прогулки с вами. Меня предупредили, что это будет выглядеть несколько необычно с точки зрения герцогов, в чьей поддержке я нуждаюсь. Мне бы следовало отправиться кататься верхом с их сыновьями, а не с иностранцем и его слугой. Но мне хотелось с тобой поговорить. И еще, Том Баджерлок… — Он помолчал, а потом быстро выпалил: — Ты придешь сегодня на мою помолвку? Если мне необходимо пройти через это, пусть рядом со мной будет настоящий друг.
Я сразу понял, что должен ответить, но сделал вид, что задумался.
— Я не смогу, мой принц. Мое положение не позволит мне присутствовать на столь важной церемонии. Это будет выглядеть еще более странно, чем наша прогулка.
— А ты не можешь прийти в качестве телохранителя лорда Голдена?
— Получится, будто я не доверяю гостеприимству принца и не верю в его способность обеспечить мою безопасность, — ответил за меня лорд Голден.
Принц остановил лошадь, и на лице у него появилось упрямое выражение.
— Я хочу, чтобы ты там был. Придумай способ.
Его прямой приказ вывел меня из состояния равновесия.
— Я постараюсь, — ответил я мрачно. Мне хотелось попрочнее закрепиться в роли Тома Баджерлока, чтобы у тех, кто знал меня по моей прошлой жизни, не возникло никаких сомнений, если мне доведется с ними нечаянно столкнуться. Многие из них будут присутствовать на сегодняшней церемонии. — Но я должен напомнить вам, мой принц, что, даже если я и буду присутствовать на празднике, о разговорах между нами не может быть и речи. И вы должны будете помнить, что вам не следует привлекать ненужного внимания к нашим отношениям.
— Я не дурак! — заявил принц, явно рассерженный моим уклончивым отказом. — Я просто хочу, чтобы ты там присутствовал. Хочу знать, что среди тех, кто наблюдает, как меня приносят в жертву, у меня есть друг.
— Мне представляется, что вы слишком драматизируете, — тихо проговорил я, стараясь, чтобы мои слова не прозвучали оскорбительно. — Там будет ваша мать. И Чейд. И еще лорд Голден. Для этих людей ваши интересы не пустой звук.
Дьютифул покраснел и взглянул на лорда Голдена.
— Разумеется, я считаю вас своим другом, лорд Голден. Прошу меня простить за необдуманные слова. Что же до моей матери и лорда Чейда, они, как и я, ставят долг выше любви. Да, конечно, они заботятся о моем благе, но с их точки зрения для меня хорошо то, что полезно для Шести Герцогств. Они считают, что эти вещи взаимосвязаны. А если я начинаю возражать, — неожиданно устало сказал он, — они говорят, что, став королем, я пойму: то, что они вынудили меня сделать, служит и моим интересам тоже. Что править процветающей страной, живущей в мире, гораздо важнее, чем выбрать невесту по собственному усмотрению.
Некоторое время мы ехали молча. В конце концов лорд Голден неохотно нарушил молчание.
— Боюсь, мой принц, что солнце сейчас для нас не союзник. Нам пора возвращаться в Баккип.
— Я знаю, — печально ответил принц. — Знаю.
Я понимал, что мои слова послужат для него слабым утешением, но все равно произнес их — законы общества слишком часто диктуют нам, как мы должны себя вести. Я попытался примирить мальчика с тем, что ему предстояло.
— Эллиана не такой уж плохой выбор в качестве будущей жены. Она, конечно, еще очень молода, но привлекательна, а когда повзрослеет, станет красавицей. Чейд называет ее настоящей королевой и очень доволен выбором, предложенным нам Внешними островами.
— Да, конечно, — согласился со мной Дьютифул и повернул своего коня. Вороная фыркнула, недовольная тем, что ей пришлось уступить дорогу другой лошади. Ее влекли холмы и резвый галоп. — Эллиана прежде всего королева, а потом уже дитя или женщина. Она не сказала мне ни одного неверного слова. И ни одного слова, которое выдало бы, о чем она в действительности думает. Она по всем правилам преподнесла мне свой подарок — серебряную цепь с желтыми алмазами, которую я должен надеть сегодня вечером.
Я подарил ей то, что выбрали моя мать и Чейд. Серебряную диадему, украшенную сотней сапфиров. Они довольно маленькие, но моей матери нравится сложный узор, выложенный вокруг более крупных камней. Нарческа сделала реверанс, принимая диадему, и сказала, что она очень красивая. Однако я заметил, что ее благодарность прозвучала чересчур официально. Эллиана сказала, что признательна за «щедрый подарок», и ни слова о том, как она любит сапфиры и какой необычный узор украшает диадему. Словно выучила наизусть ответ, а потом безупречно сдала экзамен.
Я не сомневался, что именно так и было. Однако не считал, что нарческу следует за это винить. В конце концов, ей всего одиннадцать лет, и опыта в подобных вещах у нее не больше, чем у нашего принца. Так я и сказал Дьютифулу.
— Я все прекрасно понимаю, — устало согласился он. — Но я попытался встретиться с ней глазами, чтобы она увидела меня. Когда Эллиана в первый раз стояла рядом со мной, я потянулся к ней всем сердцем. Она такая юная, такая крошечная, и все здесь для нее чужое. Я ей сочувствовал, как сочувствовал бы ребенку, вырванному из родного дома, ребенку, которого заставляют служить целям, не имеющим к нему никакого отношения. Я выбрал для нее подарок. От себя лично, а не от Шести Герцогств. Он был в ее комнате, когда она прибыла в замок. А она не сказала о нем ни единого слова.
— Какой подарок? — спросил я.
— То, что понравилось бы мне в одиннадцать лет, — ответил Дьютифул. — Набор кукол, вырезанных Блантером. Они были одеты так, словно собирались рассказать историю о Девушке и Снежном Скакуне. Насколько мне известно, эта сказка известна на Внешних островах не меньше, чем в Шести Герцогствах.
Голос лорда Голдена прозвучал ровно, словно из него вдруг исчезли все интонации.
— Блантер прекрасный резчик по дереву. Речь идет о той сказке, в которой волшебный конь уносит девушку от жестокого отчима и она попадает в чудесную страну, где выходит замуж за прекрасного принца?
— Пожалуй, не слишком подходящая сказка в данных обстоятельствах, — пробормотал я.
— Я об этом не подумал, — удивленно воскликнул принц. — Как вы думаете, я ее обидел? Мне нужно извиниться?
— Чем меньше вы об этом будете говорить, тем лучше, — ответил лорд Голден. — Возможно, когда вы получше друг друга узнаете, вы сможете обсудить ваш подарок.
— Лет через десять, — весело согласился принц, но благодаря нашей связи через Скилл я почувствовал его беспокойство.
Впервые за все время я понял, что среди прочего принц недоволен происходящим потому, что ему кажется, будто он неправильно ведет себя с нарческой. Его следующие слова подтвердили мою правоту.
— Нарческа держится так, что я начинаю чувствовать себя неуклюжим варваром. Ведь это она родилась в деревне, расположенной неподалеку от ледяного шельфа, а у меня возникает ощущение, словно я неотесанный болван. Она смотрит на меня, и ее глаза похожи на зеркала. В них нет ее самой. Я только вижу, каким глупым и ограниченным ей кажусь. Меня прекрасно воспитали, в моих жилах течет королевская кровь, но она ведет себя так, будто я неотесанная деревенщина и любое мое прикосновение испачкает ее. Я не понимаю…
— Вам придется решать массу сложных проблем по мере того, как вы будете лучше узнавать друг друга. Понимание того, что вы принадлежите к разным, но равноправным культурам может стать первым шагом, — мягко проговорил лорд Голден. — Несколько лет назад у меня были кое-какие дела на Внешних островах, и я изучил их нравы. Они придерживаются матриархата, и особая татуировка указывает на материнский клан, к которому они принадлежат. Насколько мне известно, нарческа уже оказала вам огромную честь, когда согласилась приехать сюда и не потребовала, чтобы вы явились в дом ее матери. Ей, наверное, очень сложно принимать ваши ухаживания, не опираясь на поддержку матери, сестер и тетушек.
Дьютифул задумчиво кивнул лорду Голдену, но подслушанный мной разговор нарчески с дядей убедил меня, что принц правильно оценил отношение нарчески к себе. Впрочем, я решил промолчать.
— Вне всякого сомнения, она старательно выучила свой урок касательно нравов и обычаев Шести Герцогств. А вам не пришло в голову получше узнать, что представляют собой Внешние острова и какое место занимает там ее семья?
Дьютифул искоса поглядел на меня, словно ученик, который выполнил задание, но не слишком хорошо.
— Чейд дал мне все манускрипты, касающиеся Внешних островов, которые имелись в нашей библиотеке, но предупредил, что они, скорее всего, устарели. Жители Внешних островов не записывают свою историю на бумагу, ее передают устно, этим занимаются барды. Все, что нам известно, дошло до нас от жителей Шести Герцогств, побывавших там. Кстати, я обратил внимание на определенную нетерпимость рассказчиков к местным обычаям и нравам. Как правило, это отчеты путешественников, возмущенных качеством еды, поскольку мед и жир считаются там главными составляющими праздничных блюд, а также жилищами островитян, холодными и неуютными.
— Местные жители не отличаются гостеприимством, — продолжал он, — и не слишком охотно пускают в свои дома усталых путников. Более того, они презирают тех, кто вынужден просить у них пищи и ночлега вместо того, чтобы предложить что-нибудь взамен. Слабые и глупые заслуживают смерти — вот их главное кредо. Даже их бог отличается суровым и безжалостным нравом. Они предпочитают морского Эля приносящей богатые урожаи Эде. — Принц вздохнул и замолчал.
— А вы слышали хотя бы одного барда? — тихо спросил лорд Голден.
— Я слушал, но не слишком успешно. Чейд заставил меня выучить — хотя бы чуть-чуть — их язык, и я попытался. В нем много корней, схожих с нашими. Я неплохо на нем говорю, по крайней мере, меня понимают, но нарческа заявила, что будет разговаривать со мной на моем родном языке, чтобы не слушать, как коверкают ее. — Дьютифул на мгновение поджал губы, вспомнив нанесенное оскорбление, но тут же продолжал: — С бардами гораздо труднее. Очевидно, в поэтическом языке правила другие, и слоги могут растягиваться или, наоборот, сокращаться, чтобы создавать рифмы. Они называют это Язык Бардов, добавляют к стихам свою пронизанную ветром музыку, и в результате я улавливаю только общий смысл. Но у меня сложилось впечатление, что все баллады посвящены тому, как они рубят на части своих врагов, а куски тел приносят домой в качестве трофеев. Например, Эчет Волосяная Постель спал под покрывалом, сплетенным из скальпов его врагов. Или Шестопал, который кормил собак из мисок, вырезанных из черепов тех, кого он победил.
— Симпатичные ребята, — мрачно заметил я, и лорд Голден бросил на меня хмурый взгляд.
— Наши песни, вероятно, тоже кажутся ей странными, особенно романтические и трагические истории девушек, умирающих от любви к мужчине, который принадлежит другой женщине, и все такое, — заметил лорд Голден. — Вам придется вместе преодолевать некоторые барьеры. Такие вещи лучше всего делать во время самой обычной беседы.
— О да, — ехидно заявил принц. — Лет через десять, возможно, нам удастся с ней просто посидеть и поболтать. А пока нас таким плотным кольцом окружают ее и мои придворные, что мы можем разговаривать только через их головы, да и то если нам удастся докричаться друг до друга. Каждое слово, которым мы обмениваемся, потом обсуждается. Я уже не говорю о драгоценном дядюшке Пиоттре, который сторожит Эллиану, точно пес лакомую косточку. Вчера вечером, когда я собрался прогуляться с ней в саду, у меня появилось ощущение, будто мы ведем на поле боя армию. За нами тащилось около дюжины человек, которые все время что-то говорили. А когда я сорвал цветок, милый дядюшка выхватил его у меня из рук и внимательно изучил, и только потом передал Эллиане. Словно я решил подарить ядовитое растение.
Я невольно ухмыльнулся, вспомнив ядовитую траву, которую предложила мне Кетриккен, когда посчитала, что я представляю опасность для ее брата.
— Подобные вещи случаются, мой принц, даже в самых лучших семьях. Ее дядя исполнял свой долг. С тех пор как мы воевали друг с другом, прошло совсем мало времени. Старые раны должны затянуться. Рано или поздно это обязательно произойдет.
— А сейчас, мой принц, боюсь, нам следует пришпорить наших коней. Мне кажется, вы говорили, что у вас назначена встреча с вашей матерью. Пожалуй, нам нужно поспешить.
— Наверное, — равнодушно отозвался принц на слова лорда Голдена, затем повернулся ко мне и строго проговорил: — Итак, Том Баджерлок, когда мы встретимся в следующий раз? Я с нетерпением жду наших занятий.
Я кивнул, всем сердцем жалея, что не разделяю его энтузиазма, и счел нужным добавить:
— Магия Скилла далеко не всегда доставляет удовольствие, мой принц. Может так получиться, что вам не слишком понравятся наши уроки, когда мы к ним приступим.
— Я готов. До сих пор мой опыт использования Скилла повергал меня в смущение и недоумение. — В его глазах появилось отсутствующее выражение. — Когда ты меня забрал… я знаю, это как-то связано с монолитом. Мы отправились… куда-то. На пляж. Но сейчас, когда я пытаюсь вспомнить наш переход или события, происшедшие там, да и потом, у меня возникает ощущение, будто я имею дело с ускользающим сном — совсем как в детстве. Понимаешь, концы с концами почему-то не сходятся. Мне казалось, я понял, что со мной произошло. А потом, когда решил рассказать Чейду и матери, все развалилось на не связанные между собой куски. Я чувствовал себя полным идиотом. — Он потер рукой наморщенный лоб. — И мне никак не удавалось соединить эти куски, чтобы получился связный рассказ. — Дьютифул посмотрел на меня и сказал: — Я не могу так жить, Том Баджерлок. Мне необходимо во всем разобраться. Если магия Скилла является частью меня, я хочу понимать ее и управлять ею.
Его слова звучали гораздо разумнее, чем мое нежелание с ним заниматься.
— Завтра, на рассвете. В башне Верити, — предложил я, ожидая, что он откажется.
— Хорошо, — легко согласился он, и на губах у него промелькнула улыбка. — Мне казалось, только Чейд называет Морскую башню «башней Верити». Интересно. Ты мог бы, по меньшей мере, назвать моего отца «король Верити».
— Прошу меня простить, мой принц, — ответил я, поскольку не мог придумать ничего лучше.
Принц наградил меня истинно королевским взглядом и добавил:
— Ты постараешься присутствовать на церемонии сегодня вечером, Том Баджерлок.
Прежде чем я успел ему ответить, он пришпорил коня и помчался в сторону Баккипа так быстро, словно за ним гналась свора демонов. Так что нам не оставалось ничего иного, как последовать за ним. Принц скакал до самых ворот. Мы остановились, давая возможность стражникам разглядеть нас и пропустить в замок. Дальше мы пустили лошадей шагом, но Дьютифул молчал, и мне ничего не приходило в голову. Когда мы оказались около огромных дверей, ведущих внутрь, принца встретила толпа придворных. Конюх бросился к лошади, а мальчишка, его помощник, схватил поводья Малты. Меня предоставили самому себе, за что я был невероятно признателен. Лорд Голден витиевато поблагодарил принца за исключительное удовольствие, которое он получил во время их уединенной прогулки, и Дьютифул вежливо ответил на его благодарность. Мы сидели на своих лошадях, наблюдая за тем, как принца окружила и тут же увлекла за собой толпа разодетых аристократов. Я спрыгнул на землю и стоял, дожидаясь, когда мой господин соизволит покинуть седло.
— Ну что же, приятная получилась прогулка, — заметил лорд Голден и спешился.
Однако в следующее мгновение он взмахнул руками, нога у него подогнулась, и он с грохотом рухнул на землю. Еще ни разу в жизни я не видел, чтобы Шут двигался так неловко. Он сел, поморщился и со стоном потянулся к щиколотке.
— Растянул, какой ужас! — вскричал он и тут же царственным жестом махнул рукой мальчишке, который бросился было к нему. — Нет, нет, не подходи! Займись моей лошадью. — Затем повернулся ко мне и сердито выкрикнул: — Ну, чего стоишь, болван! Отдай мальчику свою лошадь и помоги мне встать. Или ты полагаешь, что я буду самостоятельно добираться на одной ноге до спальни?
Принц в окружении весело щебечущих дам и господ уже скрылся в замке и, скорее всего, не видел, что случилось с лордом Голденом. Кое-кто из тех, кто сопровождал принца, смотрел в нашу сторону, но мы их не особенно интересовали, и потому они поспешили за Дьютифулом. Я присел на корточки и, когда лорд Голден обхватил меня рукой за плечи, тихо спросил:
— Очень плохо?
— Ужасно! — сердито рявкнул он. — Танцевать мне сегодня не придется, а я только утром получил новые туфли. О, какая невыносимая боль! Помоги мне поскорее подняться в мою комнату, болван.
Услышав его сердитый голос, к нам бросились аристократы из тех, кто не смог пробиться в окружение принца. Манеры лорда Голдена тут же изменились, когда он принялся отвечать на заботливые вопросы, заверяя их, что непременно будет присутствовать на помолвке. Лорд Голден почти полностью повис на мне, но какой-то исполненный сочувствия молодой человек взял его за руку, а одна из дам отправила свою горничную с приказом немедленно доставить в комнату лорда Голдена горячую воду и травы, а также обязательно вызвать лекаря. В замок нас проводили два молодых человека и три очень миловидные юные леди.
К тому времени, когда мы наконец добрались до комнаты лорда Голдена, он успел раз десять отчитать меня за бесполезность и полное отсутствие умственных способностей. Около двери в апартаменты нас ждали лекарь и горячая вода. Лекарь забрал у меня лорда Голдена, который тут же велел принести бренди, чтобы успокоить расшатавшиеся нервы, а затем сбегать на кухню и позаботиться о его желудке. Когда я уходил, внутри у меня все сжималось от отчаянных криков боли — лекарь осторожно снимал сапог с пострадавшей ноги лорда Голдена.
Вскоре я вернулся с подносом, уставленным закусками и фруктами, но лекарь уже ушел, а лорд Голден сидел, удобно устроившись в своем кресле и вытянув перед собой ногу. Сочувствующие дамы и господа расположились вокруг на свободных стульях. Я поставил поднос на стол и подал лорду Голдену стакан с бренди. Леди Календула возмущенно рассуждала о бессердечном и неумелом лекаре, который сначала причинил бедняжке лорду Голдену такую ужасную боль, а потом заявил, что не видит никаких признаков растяжения. Юный лорд Оукс рассказал длинную, очень подробную и жалостную историю о том, как лекарь в доме его отца чуть не отправил его на свет, поскольку не смог распознать болезнь желудка. Когда история, наконец, подошла к концу, лорд Голден в самых изысканных выражениях попросил своих гостей оставить его одного, поскольку он хотел бы прилечь после того, что с ним произошло. Я испытал истинное облегчение, провожая их до двери.
Дождавшись, когда дверь закроется, а голоса и шаги затихнут в коридоре, я подошел к Шуту, который сидел, откинувшись на спинку кресла и прикрыв лицо надушенным розовой водой платком.
— Ну что, очень плохо? — спросил я шепотом.
— А как нужно? — ответил он, не убирая платка с лица.
— Что?
Шут приподнял платок и наградил меня радостной улыбкой.
— Такое восхитительное представление, и все ради тебя. Мог бы и поблагодарить.
— Ты о чем?
Он опустил забинтованную ногу на пол, встал, спокойно подошел к столу, где стоял поднос, и занялся закусками.
— Теперь лорд Голден может взять с собой на праздник своего слугу Тома Баджерлока. Я буду опираться на твою руку, а тебе придется прихватить мою табуреточку и подушку. А еще ты будешь бегать по поручениям, передавать приветы и всякое такое. Дьютифул останется доволен, а тебе представится прекрасная возможность узнать то, что тебя интересует, — думаю, это даже лучше, чем подглядывать в маленькие дырочки, проделанные в стенах. — Он окинул меня критическим взглядом, а я продолжал стоять с открытым ртом, не в силах прийти в себя. — К счастью для нас обоих, новую одежду, которую я для тебя заказал, доставили сегодня утром. Садись, я подровняю тебе волосы. В таком виде на бал идти нельзя.

IV
ПОМОЛВКА

Использование ядовитых веществ может оказаться полезным в определении у человека способности к Скиллу, но при этом следует соблюдать исключительную осторожность. В то время как небольшое количество определенной травы, например листьев хеббен, синскова, коры терибан или коварии, могут успокоить кандидата перед проверкой его дара и даже несколько усилить рудиментарные способности, слишком большое количество мешает сосредоточиться и в полной мере продемонстрировать свой талант. Несмотря на то, что довольно много мастеров Скилла сообщило об удачном применении некоторых трав на занятиях с учениками, Четыре Мастера пришли к единому мнению, что данная практика в конечном итоге лишь мешает достижению высоких результатов, поскольку ученики не умеют погружаться в транс Скилла самостоятельно, без помощи вышеупомянутых настоев. Кроме того, имеются указания на то, что таким ученикам не удается развить способность глубокого погружения в Скилл и использовать другие, более сложные виды магии.
Из перевода манускрипта «Четыре Мастера», сделанного Чейдом Фаллстаром

— Не думал, что мне придется носить полосатую одежду, — снова проворчал я.
— Прекрати жаловаться, — заявил Шут, несмотря на то, что во рту у него было полно булавок. Он прикрепил ими маленький кармашек и вынимал по одной, быстрыми стежками пришивая его на место. — Я же тебе сказал: костюм выглядит великолепно, и к тому же прекрасно сочетается с моим.
— Я не хочу выглядеть великолепно, я должен быть как можно незаметнее.
После того как я попытался воткнуть иголку в пояс штанов, а попал в собственный палец и принялся отчаянно ругаться, Шут даже не улыбнулся, а я разозлился еще больше.
Он уже был безупречно и экстравагантно одет и сидел, скрестив ноги на своем стуле, помогая мне пришить потайные кармашки к новому костюму. Он даже не взглянул на меня, когда сказал:
— Можешь не волноваться, на тебя никто не обратит внимания. Люди будут смотреть на твой костюм, а не на лицо, если вообще будут смотреть. Тебе придется постоянно выполнять мои поручения, а твоя одежда укажет на то, что ты слуга. Она тебя скроет, ведь простое платье может превратить привлекательную девушку в незаметную горничную. Вот, примерь-ка.
Я положил штаны и надел рубашку. Три крошечных флакончика из запасов Чейда, вырезанные из птичьих костей, отлично поместились в новый кармашек, а когда я закрепил манжеты, он стал и вовсе незаметен. В другом манжете пряталось несколько мешочков очень сильного снотворного. Если мне представится случай, я позабочусь о том, чтобы Сивил Брезинга проспал всю ночь, тогда я смогу без помех осмотреть его комнату. Я уже убедился в том, что он не взял с собой свою охотничью кошку. Точнее, ее не было ни в его комнате, ни в конюшне с остальными животными, но кошка вполне могла разгуливать по лесу в окрестностях Баккипа. Лорд Голден выяснил, что леди Брезинга не будет присутствовать на Церемонии помолвки принца Дьютифула. Она передала, что повредила спину, упав с лошади во время охоты. Если это вранье, подумал я, тогда с какой целью она осталась в Гейлкипе и послала в Баккип вместо себя сына? Может быть, надеялась таким способом защитить его? Или, наоборот, пытаясь спасти себя, отправила Сивила навстречу опасности?
Я вздохнул. Бессмысленно рассуждать и пытаться понять, что происходит, не имея фактов. Пока я прятал флакончики с ядом в манжеты, Шут закончил пришивать пояс к моим штанам. Там скрывался карман побольше, куда я убрал тонкий кинжал. На помолвку никто не придет с оружием, по крайней мере, открыто, чтобы не нанести оскорбления гостеприимству Видящих. Однако я знал, что подобные вещи не слишком беспокоят наемных убийц.
Шут протянул мне полосатые штаны и, словно угадав мои мысли, спросил:
— Неужели Чейд по-прежнему продолжает пользоваться потайными карманами и припрятанными кинжалами?
— Понятия не имею, — честно ответил я. Однако я не мог представить Чейда без всех этих штучек. Для него плести интриги всего равно что дышать. Я надел штаны и втянул в себя воздух, чтобы их застегнуть. Они оказались слишком обтягивающими, на мой вкус. Я потянулся за спину и кончиком ногтя коснулся рукояти кинжала, затем вытащил его и проверил. Я взял его в хранилище Чейда, в его башне. Клинок был длиной с мой палец, а короткая рукоять удобно ложилась между указательным и большим пальцами. Но он мог легко перерезать горло взрослому мужчине или в единое мгновение вонзиться между ребрами. Я вернул кинжал на место.
— Заметно что-нибудь? — спросил я.
Шут с улыбкой оглядел меня с головы до ног и уверенно заявил:
— Все заметно. Но не то, что тебя беспокоит. Давай, надень камзол, я хочу увидеть тебя во всей красе.
Я неохотно взял из его рук камзол.
— Было время, когда кожаная куртка и леггинсы считались в Баккипе вполне приличной одеждой, подходящей для всех случаев жизни, — возмущенно заявил я.
— А вот и нет, — неумолимо возразил Шут. — Тебе позволяли так одеваться, потому что ты был еще слишком молод, почти мальчишка, а Шрюд не хотел привлекать к тебе ненужного внимания. Я помню, как пару раз мастерица Хести поступала по-своему, и тогда ты получал очень даже нарядный костюм.
— Пару раз, — не стал спорить я и поморщился от воспоминаний. — Но ты ведь прекрасно понимаешь, что я имел в виду, Шут. Когда я рос в Баккипе, придворные и все прочие одевались, как жители Бакка. И никакого «джамелийского стиля» или плащей из Фарроу с длинными капюшонами, которые волочатся по полу.
Шут кивнул.
— Когда ты рос в Баккипе, он отличался провинциальностью. У нас шла война, которая отнимала почти все ресурсы — на одежду мало что оставалось. Король Шрюд был прекрасным правителем, но его вполне устраивало, что Шесть Герцогств не слишком процветали. Королева Кетриккен сделала все, что в ее силах, чтобы открыть Герцогства для торговли не только с ее родным Горным Королевством, но с Джамелией и Бингтауном и даже странами, расположенными достаточно далеко от нас. Перемены обязательно должны были произойти. Перемены — это совсем не плохо.
— Прежний Баккип тоже был неплохим местом, — мрачно заметил я.
— Но перемены доказывают тебе, что ты еще жив. Перемены часто означают, что мы становимся терпимее к тем, кто от нас отличается. Можем ли мы впустить их языки, обычаи, одежду и пищу в свою жизнь? Если да, тогда между нами возникают новые связи, благодаря которым война отступает на задний план. А если не можем, если мы считаем, что должны жить, как жили многие века до сих пор, в таком случае нам приходится сражаться за то, чтобы оставаться такими, какими мы хотим быть, или умереть.
— Радостная перспектива.
— Это так и есть, — настаивал на своем Шут. — Бингтаун пережил подобные времена. Сейчас они сражаются с Чалседом только потому, что Чалсед отказывается признать необходимость перемен. Война может захватить огромные территории и докатиться до Шести Герцогств.
— Сомневаюсь. Какое мы можем иметь к ним отношение? Да, конечно, наши южные герцогства с радостью ввяжутся в конфликт, поскольку ненавидят Чалсед. А война даст им возможность оттяпать кусок их территории и присвоить себе. Но что касается участия всех Шести Герцогств… сомневаюсь.
Я надел джамелийский камзол и застегнул его. По моему мнению, на нем было гораздо больше пуговиц, чем нужно. Он плотно облегал мою талию, спускаясь до колен широкими складками.
— Ненавижу джамелийскую одежду. И как я достану кинжал, если он мне понадобится?
— Я тебя хорошо знаю. Если возникнет нужда, ты найдешь способ добраться до кинжала. Уверяю тебя, в Джамелии такие костюмы были в моде года три назад. Там решили бы, что ты явился из какой-нибудь провинции Бингтауна и стараешься походить на джамелийца. Но для наших целей твой костюм подходит превосходно. Он в очередной раз подтвердит легенды о том, что я аристократ из Джамелии. Если моя одежда выглядит достаточно экзотично, все остальное, что я делаю, представляется окружающим нормальным.
Он встал. На правую ногу Шут надел вышитую бальную туфлю. Левая щиколотка была плотно забинтована, словно нуждалась в дополнительной поддержке. В руки он взял тросточку, украшенную резьбой, в которой я узнал его собственную работу. Любой, кто на нее посмотрит, решит, что она стоит неприлично дорого.
Шут решил, что на сегодняшнем празднике мы должны быть в фиолетовом с белым. Прямо пара заморских овощей, сердито подумал я. Разумеется, костюм лорда Голдена был гораздо более изысканным и ярким, чем мой. Манжеты моей полосатой рубашки свободно болтались у запястий, его же пышными складками закрывали кисти рук. Поверх белой рубашки он надел фиолетовый джамелийский камзол, туго обтягивающий грудь и ниспадающий до самых колен роскошными складками, расшитыми крошечными сверкающими бусинками. И еще шелковые леггинсы. Волосы Шута окутывали плечи длинными золотыми локонами. Я не знаю, как ему удалось добиться такого эффекта. Кроме того, следуя моде джамелийских аристократов, он раскрасил лицо — нанес особый рисунок из мелких синих чешуек на лоб над бровями и скулы. Шут заметил, что я его разглядываю, и спросил немного смущенно:
— Ну, как?
— Ты прав. Никто ни на секунду не усомнится в том, что ты джамелийский лорд.
— В таком случае пошли вниз. Прихвати мою табуретку и подушку. Мы воспользуемся моей больной ногой как предлогом, чтобы прийти в Большой зал пораньше и понаблюдать за прибывающими гостями.
Я взял его табуретку в правую руку, а под мышку засунул подушку. Левую я предложил Шуту, который очень убедительно хромал. А я в очередной раз подумал, какой он великолепный актер. Возможно, благодаря Скиллу, который нас связывал, я чувствовал, что мой друг получает огромное удовольствие от происходящего. Разумеется, он это старательно скрывал и все время, что мы спускались по лестнице, стонал и ругал меня за неловкость.
Когда мы подходили к огромным дверям, ведущим в Большой зал, Шут вдруг остановился. Казалось, лорд Голден решил немного передохнуть, опираясь на руку своего слуги, но Шут прошептал мне на ухо:
— Не забывай, что ты слуга. Скромность и послушание, Том Баджерлок. Что бы ты ни увидел, не смотри ни на кого прямо. Это не принято и считается неприличным. Ты готов?
Я кивнул, хоть и не нуждался в его напоминаниях, и поудобнее пристроил подушку под мышкой. Мы вошли в Большой зал, и я сразу же заметил изменения, которые коснулись и его. Во времена моего детства здесь собирались все обитатели Баккипа. Я частенько сидел около вот этого камина, где проходили наши уроки с писарем Федвреном. Кресла и стулья возле других каминов тоже никогда не пустовали: мужчины точили наконечники стрел, женщины вышивали и обменивались сплетнями, менестрели сочиняли новые песни или репетировали старые.
Несмотря на ревущее пламя и суетящихся мальчишек-слуг, которые постоянно подбрасывали в огонь дрова, здесь всегда было сыро и прохладно, а еще казалось, что свет никогда не добирается до углов зала. Зимой гобелены и знамена, украшавшие стены, прятались в тенях, а внутри постоянно царил полумрак. В моих воспоминаниях остались холодные каменные полы, выстланные подплесневевшим тростником. Когда во время обеда сюда приносили столы, собаки лежали под ними или бродили между скамьями, точно голодные акулы, готовые перехватить брошенную кость или нечаянно упавший кусок. Баккип короля Шрюда, подумал я, был в первую очередь военной крепостью, притом не слишком-то уютной, а уж потом королевским замком.
Кто стал причиной происшедших здесь перемен — время или королева Кетриккен?
Тут даже пахло иначе, не потом и псиной, а горящим деревом и едой. Темнота, которая не желала отступать перед пламенем каминов и свечей, неохотно сдалась под неумолимым натиском сияния люстр, подвешенных на золотых цепях над длинными столами, накрытыми голубыми скатертями. Похоже, собак сюда пускали только совсем маленьких, и, убежав от своих хозяек, они обнюхивали сапоги гостей или задирали друг друга. На полу лежал чистый тростник, смешанный с песком. В центре зала большая часть пола была засыпана ровным слоем песка с изысканным рисунком, который, впрочем, скоро падет жертвой ног танцующих. Никто не сидел за столами, однако я заметил на них миски с фруктами и корзинки со свежим хлебом. Гости, пришедшие задолго до начала церемонии, стояли группами или сидели в креслах и на выложенных подушками скамейках у огня. Их голоса смешивались с тихим пением лютниста, устроившегося на помосте около главного камина.
Вся комната была пронизана ощущением взволнованного ожидания. Ряды установленных на полу факелов освещали помост. Их яркий свет привлекал внимание, а высота указывала на положение тех, кто будет здесь сидеть. На самом верхнем уровне стояли похожие на трон кресла для Кетриккен, Дьютифула, Эллианы и еще два других. Кресла поменьше, но все равно достаточно величественные, предназначались для герцогов и герцогинь Шести Герцогств, которые прибыли на помолвку принца. Второй помост такой же высоты был построен для свиты Эллианы. Третий — для приближенных королевы.
Как только мы вошли в зал, несколько хорошеньких женщин мгновенно забыли про молодых аристократов, с которыми они беседовали, и направились к лорду Голдену. У меня возникло ощущение, будто на нас надвигается стая бабочек. Прозрачные накидки, очевидно завезенные из Джамелии и вошедшие в моду, совсем не давали тепла в прохладном Большом зале, но это, похоже, никого не беспокоило. Я с любопытством разглядывал мурашки на обнаженных руках леди Валерианы, которая беззастенчиво кокетничала с лордом Голденом.
Интересно, когда Баккип пал жертвой яркой заграничной моды? Мне пришлось с неудовольствием признаться себе, что мне не нравятся перемены, царившие вокруг меня, не только потому, что они отобрали у Баккипа моего детства индивидуальность, но еще и потому, что заставили меня почувствовать себя старым. Женщины, кудахча на все лады по поводу больной ноги лорда Голдена, окружили его и препроводили к мягкому креслу, стоящему возле камина. Я послушно помог своему хозяину добраться до него, поставил табуретку и положил на нее подушку. Тут появился лорд Оукс, который отодвинул меня в сторону со словами:
— Я сам все сделаю, приятель, — и пристроил ногу лорда Голдена на подушке.
Я отошел в сторону, поднял глаза и сделал вид, что смотрю за спины группы представителей Внешних островов, только что вошедших в зал. Они двигались строем, словно воины, приготовившиеся к бою. Войдя в зал, они так и остались стоять плотной группой, заставив меня вспомнить о солдатах с Внешних островов, с которыми я сражался на острове Рог. Мужчины были одеты в традиционные меха и кожу, а некоторые из тех, что постарше, украсили свои костюмы боевыми трофеями: ожерельями, сделанными из фаланг пальцев побежденных врагов, или косами, сплетенными из их волос и закрепленными на поясе. Женщины двигались столь же уверенно, что и мужчины. Их платья из яркой шерсти украшал только белый мех: лисий, горностаевый и полярного медведя.
Женщины с Внешних островов не были воительницами; они владели землей. Там, где мужчины часто покидают дома, отправляясь в рейды на долгие годы, женщины становятся больше чем просто хранительницами земли. От матери к дочери переходят дома и фермы, а также фамильные драгоценности, украшения и инструменты. Мужчины уходят и возвращаются в жизнь женщин, а дочь сохраняет связь с домом матери, и связь мужчины с кланом матери гораздо сильнее брачных уз. Именно женщина решает, выдержал ли их брак испытание разлукой. Если мужчина отсутствует слишком долго, она может взять себе другого мужа или любовника. Поскольку дети принадлежат матери и ее семье, кто их отец — не имеет особого значения. Я разглядывал гостей с Внешних островов, понимая, что в нашем понимании они не являются аристократами. Скорее всего, женщины владеют значительными участками земли, а мужчины отличились во время сражений и рейдов.
Наблюдая за делегацией с Внешних островов, я пытался понять, коснулись ли перемены и их земель. Женщины там никогда не принадлежали мужчинам. Воины могли привозить с собой в качестве добычи рабынь, но их собственные женщины занимали в обществе исключительно высокое положение. В таком случае очень странно, что отец получил право предложить свою дочь в качестве дара принцу другой земли ради установления между ними мира и торговых отношений. Правомочно ли слово отца Эллианы, или ее присутствие здесь является решением другой, более могущественной семьи? Но если так, зачем это скрывать? Зачем делать вид, что главную роль в переговорах играет ее отец? И почему Пиоттр единственный представитель семьи ее матери?
Я размышлял, наблюдая за делегацией Внешних островов, и краем уха прислушивался к болтовне красавиц, окруживших лорда Голдена. Двоих из них, леди Валериану и Календулу, я уже видел в его комнате чуть раньше, сразу после несчастного случая. Слушая их, я понял, что обе изо всех сил стараются привлечь его внимание. Лорд Оукс постоянно оказывался между лордом Голденом и леди Календулой, и я сделал вывод, что она ему нравится.
Леди Армерия была старше двух других дам и, пожалуй, старше меня. Я не сомневался, что где-то в замке у нее имеется муж, поскольку она вела себя как женщина, которая давно состоит в браке, но продолжает наслаждаться восторгом погони и радостью победы. Она напомнила мне кое-кого из знакомых мне охотников на лис. В действительности сама добыча ей была и не так чтобы очень нужна, просто ей нравилось демонстрировать всем, что она может составить конкуренцию самым сильным соперницам и одержать над ними верх. Ее платье показалось мне чересчур открытым, на более молодой женщине оно считалось бы непристойным, а ей очень шло. Леди Армерия словно ненароком касалась рукой то плеча лорда Голдена, то его локтя, и я пару раз заметил, как он брал ее за руку, гладил или тихонько сжимал, а потом осторожно выпускал. Она, наверное, считала, что он оказывает ей знаки внимания, но на мой взгляд это выглядело так, будто он стряхивает с рукава пушинки.
Вскоре к компании, окружившей лорда Голдена, присоединился лорд Лавлик, аристократ средних лет. аккуратно одетый, с мягкими манерами и приятным лицом. Он лично представился мне — редкая любезность по отношению к простому слуге. Я улыбнулся и кивком ответил на его приветствие. Пробираясь к лорду Голдену, лорд Лавлик несколько раз налетел на меня, но, когда я принимался извиняться, ласково улыбаясь, говорил, что это только его вина. Разговор вертелся вокруг ноги лорда Голдена, все были возмущены поведением лекаря и жалели, что лорд Голден не сможет принять участия в танцах.
Здесь леди Армерия обошла своих соперниц. Взяв лорда Голдена за руку, она заявила, что составит ему компанию, пока «вы, крошки, будете танцевать со своими поклонниками». Лорд Лалвик тут же радостно сообщил, что тоже с удовольствием побудет с лордом Голденом, поскольку танцор из него никудышный. Когда лорд Голден заверил его, что в нем говорит ложная скромность и он ни в коем случае не позволит себе лишить дам Баккипа столь грациозного партнера, лорд Лалвик одновременно был и разочарован — тем, что его прогнали, — и польщен.
Прежде чем соперничество между дамами достигло опасной точки, менестрель неожиданно прекратил играть. Очевидно, его остановил мальчик-паж, стоявший рядом с ним. Менестрель поднялся и громким голосом, проникшим во все уголки Большого зала и перекрывшим все разговоры, объявил о прибытии королевы Кетриккен Видящей и принца Дьютифула, наследника трона Видящих. По знаку лорда Голдена я предложил ему руку и помог встать. В зале воцарилась тишина, и все глаза обратились к двери. Те, кто стояли около нее, быстро отступили назад, освобождая проход к помосту.
Королева Кетриккен вошла вместе с принцем Дьютифулом, который шел по правую руку от нее. Она многому научилась с тех нор, как я в последний раз видел ее входящей в Большой зал. Я оказался совершенно не готов к слезам, выступившим у меня на глазах, и гордой улыбке, грозившей засиять на лице.
Кетриккен была великолепна.
Изысканный наряд только отвлекал бы внимание от ее собственной красоты. На церемонию помолвки сына королева Кетриккен надела голубое платье, отделанное ярким собольим мехом. Простой покрой подчеркивал стройность ее фигуры и рост. Прямая, точно воин, и гибкая, словно тростник на ветру. Сияющие золотом волосы Кетриккен были собраны в косу, которая, будто корона, украшала голову и ниспадала на спину. Королевская корона казалась тусклой по сравнению с ее локонами. Я не заметил ни колец у нее на руках, ни ожерелья на шее. Кетриккен являлась королевой по сути, а не благодаря роскошным нарядам.
Шагавший рядом с ней Дьютифул был в простом голубом костюме, который напомнил мне о том, как Кетриккен и Руриск выглядели, когда я увидел их впервые. Тогда я принял наследников Горного Королевства за слуг. Мне стало интересно, как отнесутся к костюму принца представители Внешних островов — посчитают его проявлением скромности или бедности. Непослушные черные волосы юноши украшала серебряная лента, поскольку возраст не позволял Дьютифулу носить корону будущего короля. Пока ему не исполнится семнадцать, он будет оставаться всего лишь принцем, несмотря на то, что является единственным наследником трона. На шее принца я разглядел серебряную цепь, украшенную желтыми алмазами. В отличие от матери, у Дьютифула были карие глаза, и, хотя не вызывало сомнений, что он принадлежит к роду Видящих, спокойное уверенное выражение, застывшее у него на лице, говорило о материнском воспитании.
Королева Кетриккен молча шла между подданными — гордая правительница, которая очень любит свой народ. Она искренне улыбалась тем, кто собрался в Большом зале, чтобы присутствовать на торжественном событии. Лицо Дьютифула было очень серьезным. Может быть, он знал, что стоит ему улыбнуться, и все сразу поймут, как сильно он напуган. Он предложил матери руку, когда она начала подниматься по ступеням на помост. Они заняли свои места у стола, но садиться не стали. Приятным громким голосом Кетриккен сказала:
— Прошу вас, мой народ и друзья, давайте пригласим в Большой зал нарческу Эллиану, дочь рода Блэкуотер с островов Божественных Рун.
Я с удовлетворением отметил, что Кетриккен назвала не только имя материнского рода Эллианы, но и произнесла название Внешних островов так, как оно звучало у девушки на родине. Кроме того, наша королева решила сама возвестить о прибытии Эллианы вместо того, чтобы предоставить это менестрелю. Когда она показала на открытую дверь, все дружно повернулись, а менестрель повторил имена не только Эллианы, но также Аркона Бладблейда, ее отца, и Пиоттра Блэкуотера, брата ее матери. То, как он произнес последние слова, навело меня на мысль, что на языке Внешних островов «брат матери» — это одно слово и что менестрель нарочно подчеркнул эту особенность. И тут вошли самые почетные гости церемонии.
Первым вышагивал Аркон Бладблейд. Он был огромен, а из-за желтовато-белой шкуры полярного медведя, наброшенной на одно плечо, казался еще больше. Его штаны и куртка были сшиты из шерсти, но кожаный ремень и жилет создавали впечатление, что перед вами — опасный и безжалостный воин, хотя мне не удалось заметить у него никакого оружия. Аркон Бладблейд весь сиял от несметного количества золотых украшений, серебряных цепей и драгоценных камней. Он вышагивал с таким видом, что сразу становилось ясно — этот человек невероятно гордится своим богатством. Он двигался одновременно и как матрос, сошедший на землю, и как солдат, уверенный в собственном превосходстве. Я решил, что этот человек мне, скорее, не по душе.
Аркон Бладблейд, широко улыбаясь, окинул зал таким взглядом, словно не мог поверить в свое везение. Его глаза миновали столы, собравшихся придворных и гостей, и остановились на Кетриккен, которая ждала, когда он поднимется на помост. И тут его улыбка стала еще шире, как будто он увидел добычу, которую можно прикарманить. Я понял, что он мне очень не нравится.
За ним шла нарческа, а на шаг позади и чуть правее — ее дядя Пиоттр Блэкуотер. На нем были меха и кожа, как у обычного солдата. Из украшений он надел только золотые серьги и тяжелую брошь, но и им не придавал, казалось, никакого значения. Я заметил, что Пиоттр не только держался как телохранитель, но и вел себя как охранник, знающий свое дело. Он постоянно оглядывал толпу, и я понял, что, если бы нарческе угрожала малейшая опасность, он без колебаний убил бы злоумышленника. Однако Пиоттр не производил впечатления человека, страдающего от злобной подозрительности, скорее, бывалого и опытного воина. Девушка, спокойно шагавшая перед ним, знала, что он никому не даст ее в обиду.
Мне стало интересно, кто выбрал наряд нарчески для сегодняшней церемонии: короткая туника из ослепительно белой шерсти, покрытая эмалью булавка, изображавшая нарваля в прыжке, удерживает плащ на одном плече, длинная, почти до пола, голубая юбка в складку. И маленькие туфельки из белого меха. Гладкие черные волосы закреплены у шеи серебряной заколкой, а дальше окутывают спину, словно чернильно-черный поток, в котором время от времени посверкивают серебряные колокольчики. Голову нарчески украшала серебряная диадема с сапфирами.
Она сама установила скорость, с которой они продвигались по проходу, — шаг, пауза, снова шаг. Ее отец не обратил на это внимания или просто не заметил, подошел к помосту, поднялся по нему и встал слева от королевы Кетриккен. Ему пришлось дожидаться дочери. Пиоттр спокойно следовал за ней. Нарческа не смотрела прямо перед собой, она вертела головой, разглядывая людей, встречалась с ними глазами, как будто хотела их запомнить. Улыбка на ее губах показалась мне искренней. Меня поразила невероятная выдержка и твердость характера в столь юном создании. Маленькая капризная девочка, какой я видел ее в прошлый раз, скрылась, уступив место истинной королеве, чей расцвет еще впереди, но которая обязательно станет настоящей правительницей своих земель — тут Чейд не ошибся.
Когда до помоста оставалось два шага, Дьютифул спустился вниз и предложил нарческе руку. И в этот миг я увидел ее неуверенность. Краем глаза она посмотрела на дядю, словно умоляла его о помощи. Уж не знаю, какой он ей подал знак, но она поняла, что надлежит делать, и спокойно положила свою руку поверх протянутой руки Дыотифула. Думаю, у него возникло ощущение, будто ему на запястье опустилась бабочка, когда они поднимались по ступеням. Пиоттр, тяжело ступая, следовал за ними и сразу же занял место за креслом нарчески. После того как все уселись, потребовалось личное приглашение королевы, чтобы он тоже сел.
Затем в зал начали входить правители Шести Герцогств, каждый медленно шел по проходу и занимал отведенное для него место. Первой появилась герцогиня Бернса со своим консортом. Леди Фейт из Бернса стала настоящей герцогиней. Я еще помнил стройную девушку с окровавленным мечом в руке, которая безуспешно пыталась защитить своего отца от солдат с красных кораблей. Она по-прежнему предпочитала короткие простые прически. Мужчина, шедший с ней рядом, был выше нее, с серыми глазами и уверенной походкой воина. Узы, которые их связывали, показались мне очень прочными, и я порадовался, что она наконец нашла свое счастье.
За ней шел герцог Келвар из Риппона, сгорбленный от прожитых лет, одной рукой он опирался на деревянный посох, другой на плечо жены. Леди Грейс превратилась в пухленькую женщину средних лет. Ее рука, лежащая на руке мужа, поддерживала его не только в прямом, физическом смысле. Я обратил внимание на простое платье и украшения, словно она наконец почувствовала себя уверенной в своем положении герцогини Риппона. Леди Грейс спокойно шла рядом со своим старым мужем, по-прежнему верная человеку, который забрал ее из крестьянского дома и сделал своей женой.
Герцог Шемши из Шокса некоторое время назад овдовел и потому шел один. В последний раз, когда я его видел, он стоял вместе с герцогом Браунди из Бернса перед моей камерой в подземелье Регала. Он не проклинал меня, но и не бросил мне плащ, чтобы я мог согреться, как это сделал Браунди. Похоже, взгляд его остался по-орлиному цепким, и лишь чуть сгорбленные плечи говорили о прошедших годах. Он поручил войну с Чалседом дочери и наследнику, а сам решил принять участие в празднике по случаю помолвки принца.
Следом за ним появился герцог Брайт из Фарроу. Он сильно изменился, повзрослел, с тех пор как Регал возложил на его хилые плечи защиту замка Баккип. Теперь он стал похож на настоящего мужчину. Мне еще не приходилось видеть его жену. Я решил, что миловидная стройная женщина, которая, поднимаясь на помост, ласково улыбалась другим гостям, ровно в два раза моложе его сорока лет.
Наконец вошли герцог и герцогиня Тилта. Я не знал ни того, ни другую. Три года назад по Тилту прокатилась кровавая лихорадка со смертоносным кашлем, которая унесла жизни не только герцога, но и его старших сыновей. Я порылся в памяти в поисках имени дочери, унаследовавшей титул. В следующее мгновение менестрель объявил: «Герцогиня Флариш из Тилта и ее консорт, герцог Джауэр». Она страшно нервничала и от этого казалась еще моложе, а рука мужа не столько успокаивала, сколько удерживала ее на ногах.
Помост, отведенный для почетных гостей с Внешних островов и воинов, сопровождавших нарческу, ждал своего часа. И они появились. Казалось, понятие торжественного шествия им незнакомо, потому что они вошли плотной группой, быстро миновали проход и, обмениваясь какими-то комментариями и усмешками, расселись в креслах по собственному усмотрению. Аркон Бладблейд наградил их всех победоносной улыбкой. Нарческа, казалось, разрывалась между верностью своему народу и смущением оттого, что его представители не захотели последовать нашим традициям.
Пиоттр смотрел поверх голов, как будто ему не было до них никакого дела. Только когда они расселись, я сообразил, что это люди Аркона, а не Пиоттра. У каждого имелось какое-нибудь украшение, изображавшее кабана с огромными клыками. У Аркона оно красовалось в виде громадной золотой броши на груди. У одной из женщин татуировка украшала тыльную сторону ладони, у ее соседа на поясе висела вырезанная из кости фигурка.
Ни у нарчески, ни у Пиоттра я не заметил этого мотива. Зато вспомнил, что видел нарваля в прыжке, вышитого на платье Эллианы, когда она впервые предстала перед моими глазами — точнее, глазом. Я снова обратил внимание на булавку, которая удерживала плащ у нее на плече, а бросив мимолетный взгляд на Пиоттра, рассмотрел пряжку в форме нарваля на его ремне. Немного подумав, я пришел к выводу, что стилизованная татуировка у него на лице изображает рог нарваля. Итак, получается, что к нам прибыло два клана и оба предлагают нам нарческу? Я решил, что это стоит выяснить.
Те, кому места были отведены в конце высокого помоста, вошли в зал с меньшей помпой. Среди них я заметил Чейда и Лорел, Охотницу королевы. Она была в алом платье, и я порадовался, что ей отведено столь почетное место. Я не узнал остальных, если не считать последней пары, появившейся в зале.
Не вызывало ни малейших сомнений, что Старлинг совершенно сознательно все рассчитала. Она выглядела просто великолепно в зеленом платье, которое по цвету напоминало горлышко пересмешника. Кружевные перчатки указывали на то, что сегодня она гостья королевы, а не менестрель. Она держала под руку симпатичного молодого мужчину, крепко сбитого, сильного. По тому, как сияло его открытое лицо и как он вел свою жену, было видно, что он ужасно ею гордится. Он демонстрировал ее всем, точно охотник великолепного сокола. Глядя на молодого человека, которого я, сам того не зная, обманывал, мне стало стыдно за себя и Старлинг.
Она улыбалась, а когда они проходили мимо меня, со значением посмотрела мне в глаза. Я отвел взгляд и отвернулся, словно мы с ней никогда не были знакомы. Мне даже имени его знать не хотелось, но мои предательские уши сообщили, что его зовут лорд Фишер.
Когда Старлинг и ее муж заняли свои места, все остальные начали устраиваться за столом. Я взял скамеечку и подушку и помог лорду Голдену доковылять до отведенного для него места. Следует отметить, что место ему досталось вполне приличное, особенно если вспомнить, что он совсем недавно прибыл ко двору, и вдобавок был иностранцем. Я подозревал, что он сам решил, где будет сидеть — между двумя пожилыми парами. Юным красоткам пришлось его оставить, но они обещали вернуться и побыть с ним во время танцев. Лорд Лалвик, уходя, в очередной раз задел меня задом, мимолетно улыбнулся и приподнял одну бровь. Я, наконец, понял, что означали его маневры, и наградил сердитым взглядом. Лорд Голден насмешливо фыркнул у меня за спиной.
Пока гости рассаживались за столами, в зале появились слуги и разговоры стали громче и оживленнее. Лорд Голден мило беседовал со своими соседями, а я стоял у него за спиной и наблюдал за собравшимися. Когда я посмотрел на высокий помост, принц Дьютифул встретился со мной глазами, и я увидел в них благодарность. Я быстро отвернулся, он тут же чуть поднял голову и сделал вид, что смотрит мне за спину. Магическая связь между нами звенела, точно натянутая струна, — я чувствовал его волнение и признательность. И мне стало страшно и одновременно грустно оттого, как сильно ему требовалось мое присутствие на церемонии.
Я решил, что подобные мысли не должны отвлекать меня от моих обязанностей. Я нашел Сивила Брезингу, он сидел за столом, отведенным для мелких аристократов, рядом с правителями Бакка и Фарроу. Его невесты Сайдел среди приглашенных дам я не заметил — возможно, они разорвали помолвку. Лорд Голден совершенно возмутительно флиртовал с этой девушкой, когда мы гостили в Гейлкипе, особняке леди Брезинги. А когда выяснилось, что он интересуется еще и Сивилом, молодой человек его возненавидел. Впрочем, юному Брезинге не суждено было узнать, что все это мы подстроили специально.
Я заметил, что по меньшей мере два человека за его столом хорошо знают Сивила Брезингу, и решил позже выяснить, кто они такие. В зале, где собралось столько людей, мой Уит был совершенно бесполезен, я не мог определить, кто из присутствующих наделен им, а кто нет. Сегодня те, кто обладают Уитом, могли не беспокоиться за свою жизнь.
Мне никто не сказал, что на церемонии помолвки будет присутствовать леди Пейшенс. Когда я увидел ее за одним из высоких столов, сердце у меня в груди на мгновение сжалось. Вдова моего отца о чем-то оживленно беседовала с молодым человеком, сидевшим рядом с ней. По крайней мере, она говорила, а он на нее смотрел, слегка приоткрыв рот и выпучив глаза. Меня это нисколько не удивило, я и сам никогда не мог уследить за безумным потоком ее замечаний, вопросов и умозаключений. Я быстро отвел глаза — из нелепого опасения, что взгляд может привлечь ее внимание и выдать меня, но еще несколько минут время от времени посматривал в их сторону.
На сегодняшнее торжество леди Пейшенс надела рубины, которые ей когда-то подарил мой отец, те самые, что она продала, чтобы облегчить страдания жителей Бакка. Она украсила свои седеющие волосы венком из живых цветов — традиция столь же устаревшая, как и ее платье, но эксцентричность леди Пейшенс была мила моему сердцу и вызвала теплые воспоминания. Мне вдруг ужасно захотелось подойти к ней, опуститься на колени около кресла и поблагодарить за все, что она для меня сделала не только при моей жизни, но и когда считала умершим. В каком-то смысле это было эгоистичное желание, и я заставил себя отвернуться. И тут меня ждало второе потрясение за один вечер.
Фрейлины и горничные Кетриккен сидели отдельно, рядом с высоким столом королевы. Таким способом она показывала, что титулы для нее не имеют никакого значения. Кое-кого из ее дам я узнал: леди Хоуп и леди Модести были компаньонками Кетриккен, когда я жил в замке. Я порадовался тому, что они так и остались рядом с ней. Мне удалось вспомнить имя еще одной дамы — леди Вайтхарт. Остальные показалась мне совсем молодыми, видимо, когда я служил моей королеве, они были еще детьми. Но одна из них вызвала у меня какие-то смутные воспоминания, и я подумал, что, возможно, знал ее мать. А потом она повернулась и кивнула кому-то. Этот особенный, только ей присущий кивок я узнал — то была Розмари.
Пухленькая девочка превратилась в пышную женщину. Когда я ее знал, Розмари была маленькой горничной Кетриккен, вечно ходила за ней по пятам, всегда была рядом — тихий, ласковый ребенок. Она частенько засыпала у ног Кетриккен, когда мы с ней о чем-нибудь разговаривали. То есть нам тогда так казалось. На самом же деле Розмари шпионила за Кетриккен по поручению Регала. Она не только докладывала ему обо всем, что происходило в покоях королевы, но и помогла ему устроить покушение на ее жизнь. Мне ни разу не удалось поймать Розмари на месте преступления, но в конце концов мы с Чейдом решили, что именно ее Регал подослал к Кетриккен. Чейд знал. Кетриккен знала. Как могло получиться, что она все еще жива, смеется, сидит за столом неподалеку от королевы, вот подняла свой бокал, чтобы выпить за Кетриккен? Я отвел глаза и попытался укротить ярость, вспыхнувшую в моей груди.
Некоторое время я смотрел себе под ноги, стараясь успокоиться и дышать ровно, прогоняя краску гнева, залившую мои щеки.
Что-то не так?
Словно упавшая на дорогу монета, у меня в мозгу мелькнула мысль. Я поднял глаза и увидел, что принц Дьютифул с беспокойством смотрит на меня. Я пожал плечами, затем поправил воротник, как будто он оказался слишком тугим и мешал мне дышать. Я не стал отвечать принцу при помощи Скилла. Меня обеспокоило, что он сумел добраться до меня, миновав мои защитные стены. А еще больше мне не понравилось, что он при помощи Уита отправил мне мысль, сформированную Скиллом. Я не хотел, чтобы он пользовался Уитом, и тем более смешивал оба вида магии. У него могут образоваться привычки, с которыми потом будет невозможно расстаться. Я немного подождал, затем встретил его обеспокоенный взгляд, едва заметно улыбнулся и быстро отвернулся. Он неохотно последовал моему примеру. В мои планы не входило, чтобы кто-нибудь заметил, как мы переглядываемся, и начал спрашивать себя, почему принц Дьютифул обменивается многозначительными взглядами с простым слугой.
Ужин был великолепным и очень долгим, однако я обратил внимание, что ни Дьютифул, ни Эллиана почти не притронулись к еде. А вот Аркон Бладблейд пил и ел за троих. Наблюдая за ним, я решил, что он сильный человек, неглупый, но не дипломат и не политик, устроивший этот брак. Он откровенно демонстрировал, что ему нравится Кетриккен — наверное, по обычаям Внешних островов, это должно было ей польстить. Поглядывая на высокий стол, я видел, что королева держится с ним неизменно вежливо, но предпочитает разговаривать с нарческой.
Девушка отвечала ей коротко, но с приятной улыбкой. Она вела себя скорее сдержанно, чем холодно. И вскоре я заметил, что дядюшка Пиоттр начал понемногу оттаивать, возможно, против собственной воли. Наверняка Чейд объяснил королеве, что с нашей стороны будет разумно как можно больше внимания уделить нарческе и брату ее матери. И, очевидно, Пиоттр это почувствовал: теперь всякий раз он добавлял собственные комментарии к словам Эллианы, и вскоре они с Кетриккен вступили в оживленную беседу через голову девушки.
В глазах Кетриккен появилось восхищение, и она с искренним интересом слушала Пиоттра. У меня сложилось впечатление, что Эллиана с облегчением позволила себе немного расслабиться. Она даже начала есть, время от времени кивая, чтобы поддержать разговор.
Дьютифул, в силу своего прекрасного воспитания, решил, что должен занять беседой Аркона Бладблейда. Казалось, мальчик обладает поразительной способностью задавать болтливому Бладблейду вопросы, которые требовали длинных, подробных ответов. Я решил, что тот рассказывает Дьютифулу о своих охотничьих и военных подвигах. Юный принц сидел с исключительно заинтересованным видом, кивал и смеялся в нужных местах.
Чейд встретился со мной глазами всего один раз, я показал ему на Розмари и нахмурился. Но когда я снова взглянул в его сторону, чтобы посмотреть, как он отреагировал, я обнаружил, что он снова вернулся к беседе с дамой, сидевшей слева от него. Я выругался про себя, но знал, что позже он мне все объяснит.
По мере того как ужин близился к концу, я почувствовал, как нарастает напряжение Дьютифула, который частенько не к месту улыбался. Когда королева махнула рукой менестрелю и тот призвал гостей к тишине, я увидел, что Дьютифул на мгновение закрыл глаза, словно готовился к трудному испытанию. Я перевел взгляд на Эллиану — девушка облизнула губы, а потом сжала зубы, скорее всего, чтобы унять дрожь. Мне показалось, что Пиоттр взял ее за руку под столом. В конце концов она вздохнула и выпрямилась в своем кресле.
Церемония была совсем простой. Меня гораздо больше интересовали лица тех, кто на ней присутствовал. Все подошли к высокому помосту, и Кетриккен встала рядом с Дьютифулом, а Аркон со своей дочерью. Пиоттр, не дожидаясь приглашения, замер у нее за спиной. Когда Аркон вложил руку Эллианы в руку королевы, я заметил, что герцогиня Фейт из Бернса прищурилась и поджала губы. Наверное, в Бернсе еще не забыли, как сильно они пострадали от нашествия красных кораблей. Герцог же и герцогиня Тилта обменялись взглядами и улыбнулись друг другу — видимо, вспомнили собственную помолвку. На лице юного Сивила Брезинги мелькнула зависть, но он тут же отвернулся от помоста, как будто был не в силах выносить это зрелище. Я не заметил злобы в глазах тех, кто смотрел на будущих супругов, хотя кое у кого явно имелись собственные соображения по поводу будущего союза.
Руки Дьютифула и Эллианы еще не были соединены — рука Эллианы лежала в руке Кетриккен, а Дьютифул и Аркон держали друг друга за запястья в древнем жесте воинского приветствия. Аркон расхохотался, увидев свою лапищу на тонком запястье юноши, и тот весело улыбнулся в ответ, и даже приподнял ее повыше, чтобы показать всем. Островитяне, видимо, решили, что это проявление характера молодого человека, и принялись колотить кулаками по столу. Едва заметная улыбка тронула уголки Пиоттра. Может быть, потому что браслет, который Аркон надел Дьютифулу, украшало изображение кабана, а не нарваля? А если принц связывает себя клятвой с кланом, не имеющим никаких прав на нарческу?
Затем произошел инцидент, нарушивший гладкое течение церемонии. Аркон схватил запястье принца и повернул руку Дьютифула ладонью вверх. Юноша стерпел, но я знал, что он смущен. Аркон, похоже, ничего не заметил и громко спросил собравшихся:
— Давайте смешаем их кровь, в знак того, что она будет течь в жилах их детей!
Я видел, как вздрогнула нарческа, но не пошевелилась, не сделала шаг назад, чтобы оказаться под защитой дяди. Как раз наоборот, Пиоттр выступил вперед и, как будто имел на нее все права, положил девушке руку на плечо.
— Сейчас не время и не место, Бладблейд, — совершенно спокойно возразил он. — Кровь мужчины должна обагрить камни очага в доме ее матери, чтобы союз считался заключенным. Но если тебе так хочется, ты можешь пролить свою кровь на очаг матери принца.
Я решил, что в его словах был скрытый вызов, указывающий на какую-то традицию, о которой мы в Шести Герцогствах не имели ни малейшего представления. Потому что не успела Кетриккен сказать, что в этом нет необходимости, как Аркон вырвал руку, закатал рукав, а затем, вытащив кинжал, провел кончиком по внутренней поверхности предплечья. В ране выступила густая кровь, тогда Аркон сжал ее края и сильно тряхнул рукой. Кетриккен проявила мудрость и стояла неподвижно, позволив варвару оказать честь ее дому тем способом, который он считает уместным.
Аркон продемонстрировал руку собравшимся, а потом под испуганный шепот гостей подставил ладонь под стекающую из раны кровь, собрал ее и швырнул, словно благословляя нас всех, в зал.
Раздались крики, когда алые капли попали на лица и одежду изумленных аристократов. Но мгновенье спустя в зале воцарилась тишина — Аркон Бладблейд начал спускаться с помоста. Он подошел к самому большому камину, снова собрал в ладонь кровь и широким жестом вылил ее в огонь. Потом наклонился, вытер ладонь о камни и выпрямился, позволив закатанному рукаву развернуться и прикрыть рану. После чего Аркон повернулся к гостям и поднял руки, словно ожидая признания. Представители Внешних островов принялись колотить кулаками по столу и вопить от восторга. Через некоторое время к ним присоединились аплодисменты и приветственные крики жителей Шести Герцогств. Даже Пиоттр Блэкуотер ухмыльнулся, а когда Аркон встал рядом с ним на помосте, они на глазах у всех схватили друг друга за запястья.
Наблюдая за ними, я догадался, что их связывают гораздо более сложные отношения, чем мне представлялось вначале. Аркон был отцом Эллианы, однако я сомневался, что для Пиоттра это имело значение. Но когда они стояли рядом на помосте, как два воина, я почувствовал, что их объединяет чувство товарищества, присущее тем, кто не раз сражался бок о бок. Значит, дядя Эллианы уважает Бладблейда, хотя и считает, что тот не имел права предлагать дочь Шести Герцогствам, чтобы закрепить с ними соглашение о мире и торговле.
Я снова вернулся к главной загадке, которая меня беспокоила. Почему Пиоттр позволил, чтобы это произошло? Почему согласилась Эллиана? Если они выигрывают от союза с Шестью Герцогствами, почему его инициаторами не выступили представители дома ее матери?
Вспомнив уроки Чейда, я принялся разглядывать девушку. Поведение отца вызвало у нее восхищение, она ему улыбнулась, явно гордясь храбростью, которую он продемонстрировал аристократам Шести Герцогств. Эллиана до определенной степени получала удовольствие от происходящего — яркие наряды, сама церемония, музыка, взгляды, обращенные на нее. Ей нравилось быть в центре всеобщего внимания, но все же она хотела впоследствии вернуться к тому, что хорошо знала и считала безопасным, прожить свою жизнь так, как собиралась ее прожить, в доме своей матери и на ее земле.
Я спросил себя, как может Дьютифул этим воспользоваться, чтобы завоевать ее симпатию. Подумал ли кто-нибудь о том, что ему следует предстать с подарками перед ее матерью, чтобы выказать ей свое уважение? Возможно, Эллиана станет лучше к нему относиться, если ее родственники по матери увидят, как Дьютифул за ней ухаживает. Девушки любят подобные вещи. Я решил поговорить об этом с Дьютифулом. Впрочем, я не был уверен в том, что прав или что мои советы будут ему полезны.
Пока я все это обдумывал, королева Кетриккен кивнула менестрелю и тот подал знак музыкантам приготовиться. Королева улыбнулась и что-то сказала тем, кто сидел на высоком помосте. Все расселись по местам, заиграла музыка, и принц предложил руку Эллиане.
Я жалел их обоих: такие юные, они оказались выставленными напоказ перед толпой, достояние двух народов, соединенное вместе ради заключения союза. Рука нарчески трепетала над запястьем принца, когда он вел ее вниз по ступеням на усыпанную песком танцевальную площадку. Легкое дуновение Скилла сообщило мне, что тугой воротник натер ему шею, но он, продолжая спокойно улыбаться, изящно поклонился своей партнерше.
Дьютифул протянул к Эллиане руки, она сделала небольшой шаг вперед и оказалась перед ним ровно на таком расстоянии, чтобы он смог коснуться кончиками пальцев ее талии. Она не положила руки ему на плечи, как у нас принято, а взялась за юбки, словно хотела показать всем, какие они красивые, а заодно и свои изящные ножки. Потом их подхватила музыка, и они стали танцевать — безупречно, точно две куклы, управляемые искусным мастером. Они были восхитительно юными и грациозными и выглядели великолепной парой.
Я наблюдал за теми, кто на них смотрел, и с удивлением увидел, что на лицах отражаются самые разнообразные чувства. Чейд сиял от удовольствия. Кетриккен же была смущена и взволнованна, и я понял: она втайне надеется, что Дьютифул найдет в своей будущей жене понимание и любовь, а Шести Герцогствам их союз принесет мир и процветание. Аркон Бладблейд скрестил на груди руки и поглядывал на юную пару так, словно они являлись доказательством его силы. Пиоттр, как и я, изучал гостей, ни на секунду не забывая, что он является телохранителем нарчески. Он не хмурился, но и не улыбался, и на короткую долю секунды наши глаза встретились. Я не осмелился отвернуться, лишь сделал вид, что с тупым выражением смотрю мимо него, как будто на самом деле не вижу вовсе. Он перевел глаза на Эллиану, и по его губам мелькнула тень улыбки.
Я проследил за его взглядом и на мгновение позволил себе насладиться прекрасным зрелищем. Принц и нарческа кружились под музыку, их ноги и развевающиеся юбки нарчески взметнули песок, который, опустившись на пол, лег в новый рисунок. Высокому Дьютифулу было гораздо легче смотреть на Эллиану, ей же приходилось запрокидывать голову, чтобы глядеть на него, при этом выполняя сложные па и улыбаясь. Принц держался так, будто его вытянутые руки охраняют полет хрупкой бабочки, и Эллиана словно парила перед ним.
Я удовлетворенно вздохнул и, казалось, понял, чему улыбнулся Пиоттр. Юный принц не пытался прижать девушку к себе, он предоставил ей свободу танцевать так, как она пожелает. Он не предъявлял никаких прав и не ограничивал ее, как раз наоборот — давал всем, кто на них смотрел, возможность полюбоваться ее грацией и изяществом. Мне стало интересно, где Дьютифул этому научился. Неужели Чейд посоветовал, как следует себя вести, или юному наследнику помогает врожденный инстинкт Видящих? Но потом я решил, что в любом случае это не важно. Главное, Пиоттр остался им доволен.
Первый танец принц и нарческа танцевали в полном одиночестве. Затем к ним присоединились другие пары, герцоги и герцогини Шести Герцогств и наши гости с Внешних островов. Я заметил, что Пиоттр сдержал свое слово и увел нарческу у принца на второй танец. Дьютифул остался стоять один, но держался спокойно и уверенно. К нему подошел Чейд, но тайного советника королевы вскоре подхватила под руку девушка лет двадцати. Аркон Бладблейд имел наглость предложить руку королеве Кетриккен, и я успел заметить удивленное выражение, промелькнувшее у нее на лице. Она бы с радостью отказала ему, но решила, что это будет не в интересах Шести Герцогств, и спустилась вместе с ним на площадку. Бладблейд не отличался тонкостью и воспитанием принца и нахально схватил королеву за талию, ей даже пришлось положить руки ему на плечи, чтобы удержаться на ногах, так резво Бладблейд принялся отплясывать. Кетриккен грациозно следовала за своим партнером и улыбалась, но вряд ли получала удовольствие от происходящего.
Третий танец был более медленным, и я с удовлетворением заметил, что Чейд оставил свою молоденькую партнершу, которая очень мило надула губки, и пригласил леди Пейшенс. Та погрозила ему веером и отказалась бы, но старый лис не отставал, и я прекрасно понимал, что она в глубине души рада его вниманию. За прошедшие годы ничего не изменилось, леди Пейшенс по-прежнему не всегда попадала в такт музыке, но Чейд уверенно вел ее за собой, и я получил истинное удовольствие, глядя на них.
Пиоттр вызволил королеву из объятий Бладблейда, и тот пригласил на танец дочь. Мне показалось, что Кетриккен чувствует себя гораздо увереннее и спокойнее рядом со старым воином, чем с Арконом Бладблейдом. Они о чем-то разговаривали, и я видел, что в ее глазах зажегся искренний интерес. Дьютифул на мгновение взглянул на меня, и я понял, что ему страшно неловко стоять посреди площадки в полном одиночестве, в то время как его невеста танцует со своим отцом. Впрочем, похоже, Бладблейд это понял и подвел к нему Эллиану, когда начался четвертый танец.
Так продолжалось некоторое время. По большей части аристократы с Внешних островов танцевали только со своими соплеменниками, хотя одна молодая женщина осмелилась подойти к лорду Шемши. К моему изумлению, старик был явно польщен ее вниманием и станцевал с ней целых три танца. Когда парные танцы подошли к концу, начались общие, и высокие аристократы заняли свои места, предоставив площадку в распоряжение представителям менее родовитой знати. Я молча стоял и наблюдал.
Пару раз мой господин отправлял меня с поручениями в разные части огромного зала, как правило, чтобы поприветствовать какую-нибудь красотку и передать его искреннее сожаление по поводу того, что он не может пригласить ее на танец из-за жестокой травмы. Некоторые из них подходили к нему и всячески изображали сочувствие. Сивил Брезинга ни разу не вышел на танцевальную площадку. А вот леди Розмари танцевала, один раз даже с Чейдом. Я заметил, что они о чем-то разговаривают, она смотрела на него и хитро улыбалась, в то время как его черты сохраняли вежливую серьезность. Леди Пейшенс, как я и предполагал, рано покинула праздник. Она никогда не любила пышные балы и придворное общество. Принц Дьютифул должен был чувствовать себя польщенным, что она вообще прибыла на его помолвку.
Музыка, танцы, застолье, закуски и вино, которое лилось рекой, продолжались почти всю ночь. Я несколько раз безуспешно попытался подобраться к тарелке или бокалу Сивила Брезинги. Близился рассвет, у меня отчаянно болели ноги, и я тоской думал о встрече с принцем Дьютифулом, которую назначил на утро. Я сомневался, что он придет, но сам должен был быть на месте — на случай, если он все-таки выполнит свое обещание. О чем я думал? Мне следовало отложить наши занятия на несколько дней и съездить в свою хижину, чтобы навести там порядок.
Казалось, лорд Голден не знает, что такое усталость. Когда столы сдвинули в сторону, чтобы увеличить танцевальную площадку, он нашел себе уютное местечко около камина и переместился туда вместе с теми, кто его окружал. Многие из них пришли, чтобы его поприветствовать, и так и остались, привлеченные интересной беседой. А я в очередной раз убедился, что лорд Голден и Шут — это два разных человека. Лорд Голден отличался остроумием и обаянием, но в его речах ни разу не появилось даже намека на колкости Шута.
Кроме того, он держался как истинный джамелиец, житель большого города, который иногда позволяет себе весьма недвусмысленную критику в адрес «нравов Шести Герцогств» в вопросах морали и традиций. Он обсуждал наряды и украшения с теми, кто стоял рядом с ним, так что остальные оказывались безжалостно изгнанными из разговора, открыто флиртовал с женщинами, замужними и нет, много пил, а когда ему предложили Дым, величественно отказался, заявив, что употребляет только листья самого высшего качества, иначе наутро его тошнит. «Думаю, пребывание при дворе сатрапа избаловало меня», — заявил он. Лорд Голден рассуждал о далекой Джамелии так, что даже мне стало ясно — он не просто там жил, но и принимал самое активное участие в интригах двора.
К середине вечера начали появляться курильницы с Дымом, столь популярным при дворе во времена Регала. Сейчас в моду вошли подвешенные на толстых цепях маленькие металлические клетки с крошечными горшочками, в которых горели листья. Кое-кто из молодых лордов и даже дам имели свои собственные сосуды, прикрепленные к запястьям. Тут и там я заметил верных слуг, стоявших рядом со своими господами и окуривавших их Дымом.
Я плохо переносил Дым, а кроме того, в моем сознании он навсегда остался связан с Регалом, что делало его еще более отвратительным. Однако я заметил, что даже королева позволила себе немного расслабиться и вдохнуть Дыма. Впрочем, я знал, что он известен в горах, откуда она родом, хотя там жгут другую траву. Другое растение, то же название, тот же эффект, туманно подумал я. Королева вернулась на высокий помост, и я даже сквозь дымку видел, как сияют ее глаза. Она разговаривала с Пиоттром, он улыбался и что-то ей отвечал, но ни разу так и не отвел глаз от Дьютифула и Эллианы. Аркон Бладблейд присоединился к танцующим и уже успел поменять несколько партнерш. Он сбросил плащ и расстегнул сорочку. Аркон явно любил танцевать, хотя и не всегда попадал в такт музыке, в особенности после такого количества выпитого, да и Дым делал свое дело.
Думаю, лорд Голден сжалился надо мной, когда объявил, что боль в ноге стала невыносимой и он, к сожалению, должен покинуть приятное общество. Его умоляли остаться, и он на мгновение задумался, но потом решил, что все-таки должен уйти к себе. Впрочем, на прощание потребовалось довольно много времени, а когда я наконец взял его скамеечку и подушку и мы направились к двери, нас еще раза четыре остановили, чтобы пожелать лорду Голдену спокойной ночи. К тому моменту, когда мы поднялись по лестнице и вошли в наши апартаменты, я имел ясное представление о том, насколько он популярен при дворе.
Закрыв за нами дверь на засов, я подбросил в почти потухший камин дров, налил себе вина и без сил опустился на стул, стоящий около камина, а он уселся на пол, чтобы разбинтовать ногу.
— Слишком туго затянул! Посмотри на мою бедную ногу, какая она синяя и холодная!
— Так тебе и надо, — заявил я без малейшей тени сочувствия.
От моей одежды несло Дымом, и я выдохнул через нос, стараясь хотя бы немного очистить от мерзкого запаха легкие. Я посмотрел на сидящего на полу Шута, который тер пальцы на ноге, и понял, что страшно рад его возвращению.
— Слушай, а откуда взялся «лорд Голден»? Мне еще ни разу не доводилось встречать такого сплетника и болтуна. Если бы я познакомился с тобой сегодня, ты вызвал бы у меня презрение и ничего больше. Ты напомнил мне о Регале.
— Правда? Ну, еще одно подтверждение моей правоты. Я считаю, что мы должны учиться у всякого, с кем нас сводит жизнь.
Он широко зевнул, затем наклонился вперед и прикоснулся лбом к коленям, но тут же откинулся назад так сильно, что его волосы разметались по полу. Без всякого видимого усилия он снова сел, протянул мне руку, и я помог ему подняться на ноги. Шут тут же плюхнулся на стул рядом со мной.
— Если ты хочешь, чтобы другие стали высказывать при тебе свои самые сокровенные и мерзкие мысли, можно и самому немного побыть мерзким.
— Наверное. Только зачем им это?
Шут потянулся ко мне и взял из рук бокал.
— Наглец. Украл вино своего господина. Пойди, возьми себе стакан.
Когда я встал, он ответил на мой вопрос:
— Поощряя их, я очень многое узнаю. Кто ждет ребенка от какого-нибудь лорда. У кого образовались серьезные долги. Кто кому изменяет и с кем. Кто наделен Уитом или связан с теми, кто им обладает.
Я чудом не пролил вино.
— И что тебе удалось узнать?
— Все как мы и ожидали, — словно стараясь меня утешить, ответил он. — Про принца и его мать никто ничего не говорит. Никаких сплетен про тебя. Прошел интересный слух о том, что Сивил Брезинга разорвал помолвку с Сайдел Трейдинг, поскольку кто-то из членов ее семьи якобы обладает Уитом. На прошлой неделе изгнаны из Баккипа серебряных дел мастер, наделенный Уитом, его шестеро детей и жена. Леди Эзомаль страшно этим недовольна, потому что она заказала у него два кольца.
Да, и еще: леди Пейшенс держит в своем поместье птичниц, которые наделены Уитом, и ей плевать на то, что об этом всем известно. Кто-то обвинил их в том, что они заколдовали охотничьих соколов, а леди Пейшенс заявила, что Уит на такое не способен. А потом она пригрозила жалобщику, что если он не перестанет напускать своих соколов на черепах, живущих у нее в саду, она прикажет выпороть его на конюшне, и ее совершенно не интересует, чей он кузен.
— Да, Пейшенс, как всегда, разумна и рассудительна — заметил я с улыбкой, и Шут кивнул. Потом я покачал головой и сказал: — Если ненависть к тем, кто обладает Уитом, будет продолжать разгораться, Пейшенс окажется в серьезной опасности. Иногда я жалею, что она столь отважна и часто забывает об осторожности.
— Ты ведь по ней скучаешь, правда? — мягко спросил Шут.
— Да, скучаю, — тяжело вздохнув, ответил я. Даже от этих слов у меня сжалось сердце. Я не просто по ней скучал. Я ее бросил. Сегодня я ее видел — одинокую стареющую женщину, окруженную только верными служанками.
— Но ты не допускаешь возможности дать ей знать, что тебе удалось спастись и ты остался жив?
Я покачал головой.
— Как раз по тем самым причинам, о которых я только что сказал. Пейшенс не знает, что такое осторожность. Она не только объявит эту грандиозную новость во всеуслышание, но и пообещает выпороть на конюшне всякого, кто не будет радоваться вместе с ней. Разумеется, после того, как сначала строго отчитает меня за неслыханное поведение.
— Разумеется.
Мы оба печально улыбались, как люди, которые на миг позволили сердцу помечтать о том, чего боится разум. В камине горел огонь, и его языки лизали свежее полено. За закрытыми ставнями завывал ветер, возвещавший о приближении зимы. Я вдруг подумал, что совсем к ней не подготовился — оставил в саду свой урожай и не позаботился, чтобы мой пони не голодал холодными зимними днями. Впрочем, это были дела другого человека в другой жизни. Я знал, что здесь, в Баккипе, мне не нужно бояться зимы. Я должен был бы чувствовать себя спокойно и уверенно, а мне все казалось, будто меня лишили чего-то очень ценного и важного.
— Как ты думаешь, принц придет на рассвете в башню Верити?
Глаза Шута были закрыты, но он повернул голову в мою сторону.
— Понятия не имею. Он все еще танцевал, когда мы ушли.
— Наверное, мне нужно туда пойти на случай, если он все-таки придет. Я уже жалею, что предложил это. Лучше бы я отправился в свою хижину и навел там порядок.
Он издал нечто среднее между вздохом и согласием, потом подтянул ноги и устроился в кресле, как ребенок. Колени оказались рядом с подбородком.
— Я иду спать, — заявил я. — И тебе советую.
Он издал еще один неопределенный звук, и я застонал. А потом отправился в свою каморку, снял покрывало с кровати, принес в комнату и закутал в него Шута.
— Спокойной ночи, Шут.
Он тяжело вздохнул в ответ и подтянул покрывало.
Я задул все свечи, кроме той, что взял в свою комнату. Поставив ее на маленький сундук, я со стоном сел на жесткую кровать. Спина отчаянно болела там, где был старый шрам, я не мог долго стоять неподвижно, а вот ездить верхом и работать было значительно легче. В маленькой комнате оказалось душно и одновременно холодно, неподвижный воздух пропитали запахи, собиравшиеся здесь в течение последних лет ста. Мне совсем не хотелось ложиться тут спать, и я подумал, а не подняться ли по лестнице, чтобы отдохнуть на широкой и мягкой постели Чейда. Только вот для этого требовалось преодолеть ужасно много ступенек.
Я стянул роскошное одеяние и даже попытался аккуратно его сложить. Забравшись под тонкое одеяло, я дал себе слово попросить у Чейда денег, чтобы купить по крайней мере еще одно, которое не кусалось бы так ужасно. И проверить, как идут дела у Неда. А потом извиниться перед Джинной за то, что я не выполнил своего обещания и не пришел к ним сегодня вечером. Избавиться от своих записей, оставшихся в моей хижине. Объяснить моей Вороной, как она должна себя вести. И научить принца пользоваться Скиллом и Уитом.
Я сделал глубокий вдох, выдохнул, заставив себя хотя бы на время забыть о своих заботах, и погрузился в сон.
Сумеречный Волк.
Зов прозвучал совсем слабо, словно легкий дым, принесенный ветром. Не мое имя. Имя, данное мне кем-то другим. Но это вовсе не значит, что я должен на него отзываться. Я решил не обращать внимания на призыв.
Сумеречный Волк.
Сумеречный Волк.
Сумеречный Волк.
Так Нед дергал меня за полу рубашки, когда был маленьким. Настойчиво и упрямо. Так комар жужжит тебе в ухо темной ночью, когда ужасно хочется спать.
Сумеречный Волк.
Сумеречный Волк.
Голос не собирался оставлять меня в покое.
Я сплю.
Неожиданно, как это бывает во сне, я понял, что сказал правду. Я спал, и мне снился сон. Сны — это ерунда, они не имеют никакого значения. Ведь так?
Я тоже. Только во сне я могу до тебя дотянуться. Разве ты этого не знаешь?
Мой ответ, казалось, сделал ее призыв громче. У меня возникло ощущение, будто она в меня вцепилась.
Нет, я не знал.
Я огляделся по сторонам, и мне показалось, будто я узнаю место, где оказался. Стояла весна, и ближайшие ко мне яблони были в цвету, я слышал, как жужжат пчелы, перелетая от цветка к цветку. Мои босые ноги щекотала мягкая зеленая трава, а легкий теплый ветерок играл волосами.
Я столько раз побывала в твоих снах и наблюдала за тем, что ты делаешь. Вот и решила, что могу пригласить тебя в один из своих. Тебе нравится?
Рядом со мной стояла женщина. Нет, не женщина, девушка. Кто-то. Я не знал наверняка. Я видел ее платье, и миниатюрные кожаные туфельки, и загорелые руки, но все остальное скрывал туман. Мне никак не удавалось разглядеть лицо. Что же до меня… Я смотрел на себя словно со стороны, но был совсем не похож на собственное изображение из зеркала. Высокий, с роскошными седыми волосами, которые ниспадали на спину и прикрывали лоб… Очень сильный, сильнее меня настоящего. Под ногтями черные полоски грязи, во рту острые зубы. Мне стало не по себе. Я почувствовал опасность, впрочем, она угрожала не мне. Почему же я не могу вспомнить, что мне угрожает?
Это не я. Это неправильно.
Она мягко рассмеялась.
Если ты не позволишь мне видеть тебя настоящего, тогда тебе придется стать таким, каким я тебя представляю. Сумеречный Волк, почему ты не приходишь? Я по тебе скучаю. Я почувствовала, что ты испытал сильную боль, но не знаю, в чем ее причина. Ты ранен? Или болен? Мне кажется, что тебя стало… ну, как будто меньше, чем раньше. Ты устал и постарел. Я скучала по тебе и твоим снам. И боялась, что ты умер, ведь ты больше ко мне не приходил. У меня ушла целая вечность, чтобы понять, что я могу с тобой связаться, а не ждать твоего появления.
Она болтала точно ребенок, а я испытал очень реальный и холодный страх. Казалось, меня окутал туман, пробравшийся в мое сердце, а потом я увидел, что он со всех сторон окружил мой сон. Каким-то образом, сам не зная как, я сам его вызвал, сделал плотнее, превратив в защитную стену. Я попытался предупредить ее.
Это неправильно. И плохо. Отойди, держись подальше от меня.
Так нечестно, — заплакала она, когда стена тумана надежно нас разделила. Теперь ее мысли долетали до меня словно издалека и были едва слышны. — Посмотри, что ты натворил с моим сном! Мне с таким трудом удалось его создать, а ты все испортил. Куда ты уходишь? Ты самый настоящий грубиян!
Я разорвал с ней связь и понял, что могу проснуться. На самом деле я уже проснулся и, спустив ноги с кровати, провел рукой по торчащим в разные стороны коротким волосам. Я почти приготовился к головной боли, возникающей после использования Скилла, но она, будто молния, промчалась по моему телу и безжалостно набросилась на мозг. Я делал глубокие вдохи, стараясь успокоиться и торжественно пообещав себе, что на сей раз меня не вырвет. Когда прошло немного времени, минута или полгода, я принялся упрямо и напряженно укреплять свои защитные стены. Неужели я проявил неосторожность? Неужели усталость и Дым их разрушили?
Или моя дочь настолько сильна, что может их обойти?

V
ОБЩИЕ ПЕЧАЛИ

Они были точно дождь из драгоценных камней, Их крылья, покрытые чешуей, сияли, словно самоцветы.
Глаза метали молнии, крылья рассекали воздух. Драконы пришли.
Они были такими ослепительно яркими, что не остались в памяти.
Словно тысячи песен зазвучали одновременно. Когти и челюсти рвут врага. Король вернулся.
Старлинг Бердсонг, «Призыв Верити»

Моей щеки коснулся воздух, и я устало открыл глаза. Я задремал, несмотря на открытое окно и промозглое утро. Внизу, прямо передо мной, билось о берег море. Волны с белыми шапками перекатывались под серым небом. Я со стоном встал с кресла Верити и подошел к окну. Отсюда открывался поразительный вид — крутые скалы и лес, подступивший к самым стенам Баккипа. В воздухе пахло грозой, ветер был пронзительно-холодным. Солнце уже поднималось над горизонтом, оставив далеко позади рассвет. Принц не пришел.
Я нисколько не удивился. Дьютифул, скорее всего, еще крепко спит после вчерашнего праздника. Совершенно естественно, что он забыл о нашей встрече или, проснувшись, подумал, что ее можно отложить, и снова уснул. Однако я все равно испытал разочарование, и не только потому, что принц посчитал сон важнее наших уроков. Он сказал, что встретится со мной здесь, и не пришел. И не просто не пришел, а даже не сообщил, что не придет, и я зря потратил время и силы, отказавшись от столь необходимого мне отдыха.
Такое легкомыслие — не самый страшный грех для юноши его возраста, но то, что не страшно для обычного молодого человека, недопустимо для принца. Мне очень хотелось хорошенько его отчитать. Чейд или Баррич непременно именно так и сделали бы. Я грустно улыбнулся. По правде говоря, разве я в его возрасте был лучше? Баррич, утверждая, что я могу проспать все на свете, постоянно приходил к моей двери рано утром, чтобы я не пропустил свои боевые тренировки с топором. А теперь я и сам был бы не прочь разбудить принца громким стуком в дверь, да личина слуги не позволяла.
Так что мне пришлось удовлетвориться запиской, оставленной на пыльном маленьком столе, стоящем рядом с креслом. «Я пришел, а вас не было». Коротко и точно. Принц наверняка поймет, что это выговор. И никакого имени. Такое послание вполне мог оставить сердитый паж для какой-нибудь нерадивой горничной.
Я закрыл окно и вышел так же, как пришел сюда, — воспользовавшись декоративной панелью, украшавшей камин. Лаз был довольно узким, и мне пришлось потратить немало сил, чтобы закрыть его за собой. Моя свеча погасла, и я стал спускаться по длинной темной лестнице. Сквозь крохотные щели во внешней кладке стен, пропускавшие внутрь холодный ветер и серые тени дня, пробивался лишь тусклый свет.
Спустя какое-то время я вышел на ровную площадку, окутанную непроглядным мраком. Она показалась мне длиннее, чем я помнил, и я обрадовался, когда мне удалось нащупать ногой следующую ступеньку. В конце лестницы я двинулся не в ту сторону и, когда в третий раз уткнулся носом в густую паутину, понял, что заблудился. Тогда я повернул назад и через некоторое время оказался в комнате Чейда, только на сей раз дверью мне послужил стеллаж с вином. Я вспотел, весь перепачкался и страшно разозлился.
Чейд, который сидел в своем любимом кресле у камина, вздрогнул от неожиданности и поставил на стол чашку с чаем.
— А вот и ты, Фитц Чивэл, — воскликнул он в тот момент, когда на меня обрушилась волна Скилла.
Ты меня не видишь, песья вонючка.
Я покачнулся, и мне пришлось ухватиться за край стола, чтобы удержаться на ногах. Не обращая внимания на Чейда, который хмуро меня разглядывал, я сосредоточил все свои силы на Олухе. Дурачок слуга с перепачканным сажей лицом стоял у рабочего очага. Его силуэт плясал и извивался у меня перед глазами, и у меня закружилась голова. Если бы ночью я не восстановил защитные стены, чтобы оградить себя от неловких попыток Неттл связаться со мной, думаю, ему бы удалось сделаться для меня невидимым. Я сжал зубы и сказал:
— Я тебя прекрасно вижу. И всегда буду видеть. Но это вовсе не значит, что я причиню тебе боль — если, конечно, ты не станешь на меня нападать или вести себя невежливо.
Мне ужасно хотелось применить против него Уит, ударить в него могучей животной силой, но я сдержался. И не стал пользоваться Скиллом. Иначе мне пришлось бы убрать защитные стены и открыть ему, на что я способен. Сохраняй спокойствие, приказал я себе. Ты должен победить себя, и тогда тебе удастся справиться с ним.
— Не нужно. Олух! Прекрати. Он хороший. И может здесь находиться. Это я сказал.
Чейд разговаривал с ним, словно с трехлетним ребенком. И я, хоть и понимал, что маленькие глазки, сверкавшие злобой на круглом лице, не светятся интеллектом, равным моему или любого другого нормального человека, вдруг почувствовал возмущение, которое Олух испытал оттого, что Чейд так себя с ним ведет. Не отводя взгляда от Олуха, я сказал Чейду:
— С ним не нужно так разговаривать. Он не глуп. Он… — Я попытался отыскать подходящее слово, чтобы объяснить Чейду то, что вдруг почувствовал. — Он просто другой, — закончил я не слишком охотно.
Ну, например, как лошадь отличается от кошки, а животные не похожи на человека. Но он не хуже нас. Я почти чувствовал, как его сознание устремляется в сторону, противоположную той, в которой работало мое, придавая значение вещам, казавшимся мне неважными. Точно так же, наверное, я не видел ничего особенного в чем-то, что он считал значительным.
Олух некоторое время хмуро разглядывал меня и Чейда, а затем взял метлу, ведро с пеплом и углями из очага и вышел из комнаты. Когда он скрылся в одном из потайных ходов, я успел уловить его последнюю мысль:
Песья вонючка.
— Я ему не нравлюсь. И он знает, что я обладаю Уитом, — пожаловался я Чейду, усаживаясь на другой стул, а потом раздраженно добавил: — Принц Дьютифул не пришел на встречу со мной в башню Верити сегодня утром. А сказал, что придет.
Мне показалось, что старик не обратил ни малейшего внимания на мои слова.
— Королева хочет тебя видеть. Прямо сейчас.
Сегодня Чейд надел простой, но очень элегантный голубой костюм, однако на ногах у него были мягкие меховые тапочки. Наверное, после танцев болят ноги, подумал я.
— Зачем? — спросил я, вставая, чтобы последовать за ним.
Мы подошли к стеллажу для вина и открыли потайную дверь.
— Олух, кажется, нисколько не удивился, увидев, как я здесь вошел, — заметил я.
Чейд пожал плечами.
— Вряд ли ему хватает ума удивляться подобным вещам. Думаю, он вообще не обратил на это внимания.
Я задумался над его словами и решил, что он, скорее всего, прав.
— А почему королева хочет меня видеть?
— Потому что она мне так сказала, — язвительно заметил Чейд.
Я больше не задавал вопросов, просто шел за ним и молчал. Я не сомневался, что у Чейда голова болит не меньше моего. Мне было известно, что он принял какое-то средство, чтобы справиться с похмельем, но еще я знал, насколько сложно такие средства составить. Иногда легче пережить страшную головную боль, чем пытаться создать лекарство.
Мы проникли в личные покои королевы, как делали это множество раз прежде. Чейд задержался на мгновение, чтобы убедиться, что там нет ненужных свидетелей, затем мы вошли в туалетную комнату и дальше в гостиную королевы, где нас ждала Кетриккен. Она встретила нас усталой улыбкой, а мы церемонно поклонились.
— Доброе утро, моя королева, — поприветствовал ее Чейд за нас обоих.
Кетриккен жестом пригласила нас войти.
В последний раз, когда я здесь был, взволнованная Кетриккен ждала нас в скромной, я бы даже сказал, суровой комнате, и все ее мысли занимал пропавший сын. Сейчас же гостиную украшали ее работы. Посреди маленького стола на подносе со сверкающими речными камешками лежало шесть золотых листьев. Три горящие свечи источали аромат фиалок. Шерстяные ковры прогоняли зимний холод, а на стульях я заметил мягкие накидки из овчины. В камине ярко горел огонь и кипел чайник. Оглядевшись по сторонам, я сразу вспомнил родной дом Кетриккен в горах. Она также приказала накрыть маленький столик с едой. В чайничке стоял горячий чай, но я заметил только две чашки.
— Спасибо, что привел Фитца Чивэла, Чейд.
Иными словами, она вежливо попросила Чейда оставить нас наедине. Он снова поклонился — пожалуй, немного более скованно, чем в первый раз, — и вышел тем же путем, что привел нас сюда. Я остался стоять перед королевой, пытаясь понять, что все это означает. Когда за Чейдом закрылась дверь, Кетриккен неожиданно тяжело вздохнула, села за стол и жестом показала мне на стул.
— Пожалуйста, Фитц, — она произнесла это так, словно приглашала меня отбросить в сторону формальности.
Я уселся напротив нее и принялся внимательно разглядывать мою королеву. Мы с ней были примерно ровесниками, но время обошлось с ней гораздо милосерднее, чем со мной. Прошедшие годы исполосовали мое лицо шрамами, а ее коснулись лишь мимолетно, оставив легкие морщинки около глаз и губ. Сегодня она надела простое зеленое платье, которое великолепно оттеняло ее бирюзовые глаза и золото волос, уложенных в незамысловатую прическу. Я не заметил ни украшений, ни косметики.
Забыв о церемониях, Кетриккен сама налила мне чай и поставила передо мной чашку.
— Если хочешь, бери печенье, — сказала она, и я с радостью воспользовался ее предложением, поскольку не успел поесть.
Впрочем, необычная интонация и чуть хриплый голос встревожили меня, и я поставил на стол чашку, которую поднес к губам. Кетриккен отвернулась от меня, стараясь не смотреть мне в глаза. Я заметил, как взволнованно трепещут ее ресницы, и вдруг по щеке скатилась одинокая слеза.
— Кетриккен? — встревоженно спросил я. Неужели случилось что-то такое, о чем я не знаю?
Может быть, ей стало известно, что нарческа не хочет выходить замуж за ее сына? Или она получила очередную угрозу, связанную с Уитом?
Кетриккен вздохнула и неожиданно посмотрела мне в глаза.
— О, Фитц, я позвала тебя сюда вовсе не затем, чтобы… Я надеялась, что смогу сама справиться… но, мне так жаль. Всех нас. Когда мне сообщили, я уже знала. Я проснулась на рассвете, потому что почувствовала… произошло что-то очень важное. Я поняла, что-то исчезло, разрушилось… — Кетриккен попыталась откашляться и не смогла. По ее лицу текли слезы, и она хрипло проговорила: — Я не могла понять, что случилось, но, когда Чейд рассказал мне о твоей потере, все сразу стало ясно. Я ощутила его уход, Фитц. Я поняла, что Ночной Волк нас покинул.
И тут Кетриккен всхлипнула, уронила голову на руки и разрыдалась, как ребенок, который больше не может сдерживаться.
А мне отчаянно захотелось бежать из ее комнаты. Я почти сумел справиться со своим горем, а она снова разбередила рану. Несколько мгновений я сидел, не в силах пошевелиться, окаменев от боли. Ну почему она не могла просто промолчать?
Но Кетриккен, похоже, не заметила, каково мне.
— Годы проходят, но такого друга забыть невозможно.
Она слегка раскачивалась на своем стуле, но так и не подняла головы и говорила, казалось, обращаясь к самой себе. Я едва различал ее слова, невнятные из-за слез.
— Никогда в жизни я не испытывала такой привязанности к животному, только когда мы вместе покинули замок. Мы шли и шли вперед, а он всегда был рядом, убегал на разведку, потом возвращался и проверял, нет ли погони. Он стал для меня чем-то вроде живого доспеха: когда он появлялся, я знала, он проверил дорогу впереди и уверен, что нас не поджидает никакая опасность. Без него я не выдержала бы и не смогла бы быть такой храброй.
— Когда мы отправились в путь, он казался частью тебя. Но потом я узнала его по-настоящему. Узнала, какой он отважный, и верный, и сильный. У него даже было чувство юмора. Порой, в особенности в каменоломне, у меня возникало ощущение, будто только он один меня понимает. И не в том дело, что я могла прижаться к нему, спрятать в его шерсти лицо и выплакаться, и он бы никому не сказал. Он радовался моим победам. Например, когда мы охотились вместе и я сделала удачный выстрел, я почувствовала его одобрение, словно он хотел сказать, что я… заслужила право на жизнь и могу остаться в этом мире. — Кетриккен вздохнула. — Я никогда его не забуду, и мне всегда будет его недоставать. А ведь мне так и не удалось его повидать перед тем…
У меня кружилась голова. По правде говоря, я не знал, какие отношения их связывали. Ночной Волк умел хранить свои тайны, а еще мне было известно, что королева Кетриккен предрасположена к Уиту. Я это чувствовал, когда она медитировала. И всегда подозревал, что ее врожденная «связь с природой» имела бы другое, менее красивое название в Шести Герцогствах. Но она и мой волк?..
— Он с вами разговаривал? Мысленно?
Кетриккен покачала головой, но так и не подняла ко мне лица. И я едва разобрал, ее слова.
— Нет. Но я чувствовала его в своем сердце, когда остальной мир перестал для меня существовать.
Я медленно встал и обошел маленький столик. Я собирался только погладить Кетриккен по плечу, но, когда я к ней прикоснулся, она резко поднялась и бросилась мне на грудь. Я прижал ее к себе, и она заплакала, уткнувшись мне в плечо. И тут, как я ни сопротивлялся, на глаза мне навернулись слезы. Ее горе, не жалость и сочувствие ко мне, а истинное горе, вызванное смертью Ночного Волка, выпустило на свободу мою печаль, позволило и мне предаться скорби. Боль, которую я пытался скрывать от тех, кто не смог бы понять всей глубины моей потери, неожиданно прорвалась наружу.
Мне кажется, я только тогда понял, что мы поменялись ролями, когда Кетриккен ласково подтолкнула меня к своему стулу и протянула свой крошечный и совершенно бесполезный платочек, а потом ласково поцеловала в лоб и щеки. А я продолжал рыдать и никак не мог успокоиться. Кетриккен стояла около меня, прижав к груди мою голову, гладила волосы и не мешала плакать. А еще она грустно вспоминала моего волка и говорила о том, как много он для нее значил, но я почти не слышал слов.
Кетриккен не пыталась успокоить меня и не сказала, что все будет хорошо. Она знала, что уже не будет. Но когда наконец мои слезы иссякли, она наклонилась и поцеловала меня в губы, словно пыталась излечить от тяжелой болезни. Ее собственные были солеными от слез. В следующее мгновение она снова выпрямилась и тяжело вздохнула, как будто сбросила с плеч тяжелый груз.
— Твои волосы! — пробормотала она и попыталась пригладить торчащие в разные стороны пряди. — Мой бедный Фитц! Как же ужасно мы тебя использовали. Использовали вас обоих. Я никогда не смогу… — Казалось, она почувствовала, как пусты слова. — Но… пей чай, пока он еще не остыл.
Кетриккен отошла от меня, и через некоторое время мне удалось взять себя в руки. Она уселась на мой стул, а я взял ее чашку и принялся пить чай. Чай не успел остыть. Прошло совсем мало времени, но у меня возникло ощущение, будто в моей жизни произошло что-то очень важное. Когда я сделал вдох, мне показалось, что воздух полностью наполнил легкие — я не испытывал ничего подобного вот уже много дней. Я взглянул на Кетриккен, она взяла мою чашку и улыбнулась мне. От слез ее глаза и нос покраснели, но для меня она в тот миг была прекрасна как никогда.
Так мы и сидели некоторое время. В чай были добавлены какие-то специи, которые придавали сил и успокаивали. На тарелках лежали пышные булочки с колбасой, маленькие кексы с фруктовой начинкой и овсяное печенье — очень простая и вкусная еда. Мы оба боялись, что стоит нам заговорить, как наша боль снова прорвется наружу… Впрочем, молчание не тяготило нас. Мы сидели и ели. Я встал, чтобы согреть чайник, а когда чай заварился, наполнил наши чашки. После довольно долгого молчания Кетриккен откинулась на спинку стула и тихо проговорила — так, словно наша беседа не прерывалась:
— Теперь ты понимаешь, что «болезнь» принца — мое наследство.
Мне было интересно, сумеет ли она прийти к такому выводу. Она сумела, и теперь боль и печаль в ее голосе заставили меня ей сочувствовать.
— Среди Видящих и раньше попадались обладатели Уита, — напомнил я ей. — Например, я.
— А твоя мать жила в горах. По-моему, тебя передали Верити в Мунсее. Тебя родила женщина из Горного Королевства. Я вижу ее наследство в твоих светлых волосах, а еще ты очень быстро вспомнил язык своего детства, когда приехал в Джампи. Если горы оставили на тебе такой след, почему не другой? Возможно, ты получил Уит в наследство от матери. Может быть, эта магия присуща жителям Горного Королевства.
Я подошел к самому краю пропасти под названием «правда», когда сказал:
— Я считаю, что Дьютифул мог получить Уит как от отца, так и от матери.
— Но…
— Не имеет никакого значения, кто наделил его магией Уита, — перебил я свою королеву. Мне очень хотелось перевести разговор на другую тему. — У мальчика она есть, и нам нужно решить, что с этим делать. Когда Дьютифул попросил меня научить его пользоваться Уитом, я пришел в ужас. Теперь я понимаю, что он прав. Ему необходимо знать все, что известно мне про оба вида магии.
Кетриккен просияла.
— Значит, ты согласился заниматься с ним?
Да уж, я и в самом деле отвык от жизни при дворе. Или, печально подумал я, за прошедшие годы королева сумела понять, что мягкость и хитрость откроют ей тайны, которые не удалось узнать далее коварному Чейду. Скорее — второе, поскольку Кетриккен легко прочитала выражение моего лица.
— Я ничего не скажу принцу. Если он хочет, чтобы это осталось вашим секретом, так и будет. Когда вы начинаете?
— Как только принц сумеет выкроить время.
Я не хотел выдавать Дьютифула и сообщать Кетриккен, что он пропустил первое занятие.
Она кивнула, предоставив мне самому решать эти вопросы, затем откашлялась и сказала:
— Фитц Чивэл, я позвала тебя потому, что намерена… улучшить твою жизнь. Насколько это в наших силах. К сожалению, я не могу обращаться с тобой так, как ты того заслуживаешь. Но если мы в состоянии что-нибудь для тебя сделать, мы обязательно сделаем. Ты играешь роль слуги лорда Голдена, и я прекрасно понимаю почему. Однако мне больно видеть, что принц, человек, в чьих жилах течет кровь Видящих, прячется от своего собственного народа. Итак, чего ты хочешь? Может быть, приготовить для тебя комнаты, куда ты будешь приходить, никем не замеченный, и где все будет так, как тебе нравится?
— Нет, — ответил я быстро и, спохватившись, что такой короткий ответ прозвучал слишком резко, добавил: — Будет лучше, если все останется так, как есть. Мне удобно.
Я знал, что замок никогда не станет мне домом и пытаться что-то изменить бесполезно. Неожиданно я подумал, что дом — это место, которое ты с кем-то делишь. Каморка в конюшне, где мы жили вместе с Барричем, или моя хижина, где рядом со мной были Ночной Волк и Нед. А как насчет апартаментов Шута? Пожалуй, нет.
Мы оба постоянно помнили о том, что должны соблюдать осторожность, сдерживаться и вести себя в соответствии со своими ролями.
— … Отдала приказ об определенной сумме денег, которые ты будешь получать ежемесячно. Чейд за всем проследит, а сейчас я бы хотела передать тебе вот это.
И моя королева положила передо мной кошелек, маленький мешочек из ткани, украшенный вышивкой в виде стилизованных цветов. Монеты громко звякнули, когда он лег на стол. Сам того не желая, я покраснел, поднял голову и увидел, что щеки Кетриккен тоже порозовели.
— Неприятная ситуация, верно? Но пойми меня правильно, Фитц Чивэл. Я не плачу тебе за то, что ты сделал для меня и моего сына. Никаких денег не хватит, чтобы за это заплатить. Но мужчине нужны деньги, и я считаю, что тебе не подобает просить их, когда возникает нужда.
Я ее прекрасно понял, но не сдержался и сказал:
— Вы и ваш сын имеете ко мне самое непосредственное отношение, моя королева. И вы совершенно правы. Никакие деньги не компенсируют то, что я для вас делаю.
Другая женщина восприняла бы мои слова как укор, но в глазах Кетриккен я увидел гордость, когда она мне улыбнулась.
— Я горжусь нашим родством, Фитц Чивэл. Руриск был моим единственным братом. И никто и никогда не сможет мне его заменить, но ты стал мне близок, как никто другой.
Мы с ней прекрасно поняли друг друга. У меня потеплело на сердце оттого, что Кетриккен признала меня своим родственником благодаря кровной связи, существовавшей между мной, ее мужем и сыном. Давным-давно король Шрюд первым приблизил меня к себе, заключив со мной сделку и подарив серебряную булавку, чтобы закрепить ее. Но булавка и король уже в прошлом. Неужели сделка по-прежнему остается в силе? Король Шрюд предъявил на меня свои права скорее как король, нежели как дед. А теперь Кетриккен, моя королева, назвала меня родственником и братом. Она не пыталась заключать со мной никаких сделок. Ее возмутило бы предложение установить условия, определяющие мою верность ей и трону Видящих.
— Я хочу рассказать сыну правду о тебе.
Моя тихая радость мгновенно улетучилась.
— Прошу вас, моя королева, это знание несет в себе опасность и является тяжким грузом. Зачем взваливать его на плечи принца?
— А почему наследник Видящих не имеет права на это знание?
Между нами повисло напряженное молчание, затем я сказал:
— Возможно, чуть позже.
Я почувствовал облегчение, когда Кетриккен кивнула, но уже в следующее мгновение она проговорила:
— Я сама пойму, когда наступит подходящий момент.
Потом она потянулась через стол, взяла меня за руку и перевернула ее ладонью вверх. Положив что-то мне на ладонь, она сказала:
— Когда-то давно у тебя была маленькая серебряная булавка с рубином, которую тебе подарил король Шрюд. Она указывала всем, что ты имеешь к нему самое непосредственное отношение и его двери всегда для тебя открыты. Я хочу, чтобы ты носил эту вещь и знал, что все осталось по-прежнему.
Я увидел на длинной булавке крошечную серебряную лисичку, которая подмигивала мне зеленым глазом. Лиса сидела, обвернувшись роскошным хвостом, готовая в любой момент сорваться с места. Она была великолепна.
— Вы сделали ее сами.
— Я польщена, что ты помнишь, как я люблю работать с серебром. Да, я сделала ее сама. А лиса — напоминание о том, кем благодаря тебе я стала здесь, в Баккипе.
Я расстегнул свою голубую рубашку слуги и прикрепил булавку с внутренней стороны. Снаружи ничего не было видно, но, когда я снова запахнул рубашку, я почувствовал прикосновение к груди крошечной лисички.
— Это для меня честь, — проговорил я. — А поскольку вы сказали, что считаете меня близким человеком, почти братом, я задам вопрос, который наверняка задал бы Руриск. Осмелюсь спросить, почему среди ваших придворных дам по-прежнему остается та, что однажды покушалась на вашу жизнь? И на жизнь вашего будущего ребенка.
В глазах Кетриккен появилось искреннее непонимание. Затем, словно кто-то толкнул ее в бок, она вздрогнула.
— Ты имеешь в виду Розмари.
— Да, Розмари.
— Это было так давно… Очень давно, Фитц. Знаешь, я смотрю на нее и даже не вспоминаю о том, что тогда произошло. Когда Регал вернулся в замок в конце войны красных кораблей, Розмари была в его свите. Ее мать умерла, и она… на нее никто не обращал внимания, словно все о ней забыли. Сначала я не хотела иметь рядом с собой ни ее, ни Регала. Но существовали определенные условности, которым мне следовало подчиняться, а его подобострастные извинения и клятвы в верности еще не рожденному наследнику и мне были… полезны. Они служили объединению Шести Герцогств, поскольку Регал привез с собой правителей Тилта и Фарроу. А мы отчаянно нуждались в их поддержке.
— После войны красных кораблей Шесть Герцогств могли легко погрузиться в пучину гражданской войны, — продолжала королева. — Между герцогствами существует множество противоречий, а Регал обладал влиянием, которое заставило остальных правителей встать на мою сторону. Потом Регал умер, так странно и так страшно. Естественно, пошли слухи, будто я приказала его убить за то зло, что он причинил мне в прошлом. Чейд настойчиво убеждал меня, что я должна предпринять ряд шагов, которые привязали бы ко мне его сторонников. Я послушалась его совета. Первым делом я отправила леди Пейшенс в Тредфорд, поскольку считала, что мне необходима поддержка тамошней знати. А остальные владения Регала распределила среди тех, кого мне особенно требовалось умаслить.
— И как отреагировал на это лорд Брайт? — спросил я.
Я не встречался с лордом Брайтом, но знал, что он был наследником Регала и сейчас являлся герцогом Фарроу. Большая часть из того, что они «распределили», вне всякого сомнения, составляла его наследство.
— Мне удалось компенсировать его потери. После того как он бездарно организовал оборону Бакка и Баккипа, его положение стало весьма шатким. Он не мог слишком рьяно протестовать, поскольку, разумеется, не унаследовал от Регала влияния, которое тот имел на аристократов. Однако я сделала так, что он не только остался доволен своей судьбой, но и обеспечила его владения хорошим правителем, гораздо лучшим, чем был бы он сам. Прежде всего, я позаботилась о том, чтобы он научился некоторым полезным вещам — кроме вина и нарядов.
Будучи герцогом Фарроу, лорд Брайт практически постоянно живет здесь, в Баккипе. За его землями в Тредфорде следит Пейшенс, она обладает здравым смыслом и первым делом наняла людей, которые разбираются в вопросах управления. Пейшенс присылает ему подробные отчеты каждый месяц. По моему приказу Брайт просматривает их с одним из моих казначеев. Важно, чтобы он не только понял, что в них написано, но и был удовлетворен тем, как идут дела. И мне представляется, что он доволен.
— Подозреваю, его жена имеет к этому самое непосредственное отношение, — предположил я.
Кетриккен очень мило покраснела.
— Чейд счел, что он совсем успокоится, если женится. Кроме того, ему давно было пора обзавестись наследником. Будучи холостяком, он мог стать причиной определенных волнений при дворе.
— И кто ее выбрал? — Я постарался, чтобы мой голос прозвучал не слишком холодно.
— Лорд Чейд предложил нескольких девушек из хороших семей, которые обладали… необходимыми качествами. После этого я позаботилась о том, чтобы их представили лорду Брайту. И чтобы семьи узнали, что я буду очень довольна, если герцогу понравится какая-нибудь из возможных кандидаток. Они очень старались, однако лорд Брайт сам принял решение. Я лишь проследила, чтобы он получил возможность выбрать…
— Девушку, которая не слишком амбициозна и управляема. Дочь человека, верного королеве, — договорил я за нее.
Кетриккен посмотрела мне в глаза и едва заметно вздохнула.
— Да. Ты считаешь, что я поступила неправильно, Фитц Чивэл? Ведь именно ты стал моим первым наставником в науке придворных интриг.
— Нет, не считаю. По правде говоря, я вами горжусь. Я видел лорда Брайта вчера на празднике. Он производит впечатление человека, довольного жизнью, — улыбнувшись, ответил я.
Кетриккен снова вздохнула, на сей раз с облегчением.
— Спасибо. Потому что я по-прежнему очень ценю твое мнение, Фитц Чивэл. Мне бы не хотелось опозориться перед тобой.
— Сомневаюсь, что вам это удастся, — ответил я совершенно искренне. И тут же решил вернуться к тому, с чего мы начали. — А Розмари?
— После смерти Регала большинство его сторонников вернулось в свои владения, а некоторые отправились посмотреть на новые, которые я им подарила. Розмари стала никому не нужна. Ее отец умер до ее рождения.
Мать унаследовала его титул и стала леди Селеффой из Фирвуда, но это всего лишь красивые слова. Фирвуд — крошечное, бедное поместье с небольшим особняком, где, по моим сведениям, давно никто не живет. Если бы леди Селеффа не оказалась в свите Регала, она бы никогда не попала ко двору. — Кетриккен вздохнула. — Итак, Розмари осталась сиротой в восемь лет, да еще и королева ее не жаловала. Думаю, не нужно иметь слишком сильно развитое воображение, чтобы представить себе, как с ней обращались в Баккипе.
Я поморщился, потому что еще не забыл, как обращались со мной при дворе.
— Я пыталась о ней забыть. Но Чейд не мог этого допустить. Как, впрочем, и я сама.
— Она представляла для вас опасность. Не слишком хорошо обученный наемный убийца, которого Регал воспитал в ненависти к вам. Ее нельзя было оставлять в замке.
Кетриккен помолчала немного, а потом сказала:
— А теперь в твоих словах я слышу Чейда. Нет. Все было гораздо хуже. Рядом со мной жила маленькая девочка, до которой никому нет дела. И я винила себя в том, что она стала тем, кем стала. Постоянное напоминание о моем равнодушии и жестокости. Если бы я обращалась с ней иначе, Регалу не удалось бы завоевать ее сердце.
— Если только он не завоевал его еще до того, как здесь появился.
— Но даже и в этом случае мне следовало вести себя иначе. А меня слишком сильно занимали мои собственные дела.
— Совершенно верно, но Розмари не ваша дочь.
— Ты забываешь, Фитц, что я выросла в горах, где меня учили, что я должна быть Жертвенной для своего народа. Не королевой в твоем понимании, а гораздо большим.
— Значит, вы решили оставить ее здесь, — понял я.
— Чейд сказал, что я должна либо оставить ее при себе, либо избавиться от нее. Его слова привели меня в ужас. Отнять у ребенка жизнь за то, что ему приказали сделать взрослые? А потом я все поняла. Убить ее было бы милосерднее, чем истязать равнодушием и невниманием.
Тем же вечером я отправилась в ее комнату. Одна. Розмари смертельно меня боялась, а ее каморка произвела на меня ужасное впечатление — холодная, почти без мебели, постель не менялась уж не знаю сколько времени. Девочка давно выросла из ночной рубашки, которая порвалась на плечах и была ей коротка. Она забралась на кровать и постаралась держаться от меня как можно дальше, молчала и только смотрела на меня во все глаза. Тогда я спросила ее, чего бы она хотела — снова служить мне или стать приемной дочерью леди Пейшенс.
— И она выбрала службу у вас.
— Она расплакалась и, бросившись на пол, вцепилась в мою юбку, принялась лепетать, что она решила, будто я разлюбила ее. Розмари так рыдала, что, прежде чем я смогла ее успокоить, ее начало трясти, а мокрые волосы облепили голову. Фитц, мне стало так стыдно — не оттого, что я сделала, а оттого, что не обращала на нее внимания. Только мы с Чейдом знали, что она пыталась причинить мне вред. Но мое пренебрежительное отношение к ней позволило всем остальным при дворе относиться к ней жестоко и равнодушно. Даже ее крошечные туфельки превратились в лохмотья…
Кетриккен замолчала, и я, против собственной воли, почувствовал жалость к Розмари. Кетриккен сделала глубокий вдох и продолжила рассказ.
— Розмари умоляла меня снова взять ее к себе, Фитц. Когда она выполняла приказы Регала, ей еще не было семи лет. Она никогда не испытывала ко мне ненависти, да и не понимала, что делает. Я уверена, что для нее это стало чем-то вроде игры — подслушать, о чем мы говорим, а потом передать Регалу.
— А как насчет ступенек, которые она намазала жиром чтобы вы упали? — жестко спросил я.
— Ты думаешь, ей объяснили зачем? Может быть, просто велели намазать ступеньки после того, как я поднялась в сад на крыше… Ребенку вполне могли сказать, что это шутка.
— А вы ее спрашивали?
Кетриккен снова немного помолчала.
— Некоторые вещи лучше не ворошить. Даже если Розмари и знала, что я должна была упасть, вряд ли она понимала зачем. Думаю, я была для нее двумя женщинами сразу — королевой, которую Регал мечтал лишить власти, и Кетриккен, которой она служила каждый день. Тот, кто виновен в ее преступлениях, умер. А с тех пор как я взяла Розмари к себе, мне не в чем ее упрекнуть.
Кетриккен вздохнула и посмотрела мимо меня на стену, когда произнесла свои следующие слова:
— Прошлое следует оставлять в прошлом, Фитц. Это особенно касается тех, кто правит другими людьми. Я должна женить своего сына на принцессе с Внешних островов. Я должна развивать торговлю и укреплять союз с людьми, приговорившими моего короля к смерти. Стоит ли переживать из-за маленькой шпионки, которую я взяла под свою защиту и сделала придворной дамой?
Теперь пришла моя очередь вздохнуть. За прошедшие пятнадцать лет Кетриккен ни разу не пожалела о своем решении, и никакие мои слова ничего не изменят. Впрочем, наверное, в этом и нет необходимости.
— Наверное, мне не следовало удивляться. Вы без малейших колебаний приблизили к себе наемного убийцу, когда прибыли в Баккип.
— И он стал моим первым другом здесь, — серьезно добавила Кетриккен. Потом нахмурилась, и я подумал, что, когда мы с ней встретились впервые, у нее не было этих морщин на лбу и возле глаз. — Мне совсем не нравится игра, в которую мы вынуждены играть. Я бы с радостью сделала тебя своим советником и наставником моего сына. Я бы хотела, чтобы все знали, что ты мой друг и Видящий.
— Это невозможно, — твердо проговорил я. — Пусть все остается, как есть. В роли слуги лорда Голдена я могу оказаться вам гораздо полезнее и буду представлять меньшую угрозу вашей безопасности и благополучию принца Дьютифула.
— Но сам ты рискуешь значительно больше. Чейд рассказал мне, что Полукровки угрожали тебе прямо здесь, в городе.
Я вдруг понял, что не хотел, чтобы она об этом знала.
— С Полукровками я разберусь сам. Возможно, мне удастся выманить их и заставить действовать открыто.
— Возможно. Но мне стыдно, что тебе приходится сражаться с подобными вещами в одиночку. По правде говоря, я возмущена тем, что в Шести Герцогствах столь фанатично ненавидят людей, обладающих Уитом, а наших аристократов это нисколько не беспокоит. Я делаю все, что могу, для тех, кого преследуют, но результат меня не особенно радует.
— Когда впервые появились послания Полукровок, — продолжала королева, — они меня разозлили. Теперь же я начинаю думать, что мне следовало продемонстрировать свое отношение к ним открыто. Потом я решила дать знать своим подданным, наделенным Уитом, что я намерена их защищать. Я хотела отправить приглашение вождям кланов, чтобы они прибыли в Баккип и мы вместе разработали стратегию, которая помогла бы им противостоять Полукровкам. — Кетриккен покачала головой.
— И снова вмешался Чейд, он сказал, что у людей Уита нет признанных вождей и что они не настолько доверяют Видящим, чтобы согласиться на встречу. Кроме того, у нас вообще нет такого человека, которому они доверяют, и мы не можем предложить им достаточно убедительных гарантий, что в наши планы не входит заманить их сюда и уничтожить. Он убедил меня отказаться от моей идеи, — проговорила Кетриккен, а потом неохотно добавила: — Чейд хороший советник, мудрый в том, что касается политики и законов власти. Однако порой мне кажется, что его интересует лишь благополучие Шести Герцогств, а вопросы справедливости для него стоят на втором месте.
Она нахмурилась и добавила:
— Чейд говорит, чем стабильнее государство, тем больше шансов, что в нем будет царить справедливость. Возможно, он прав. Но я все чаще и чаще жалею о временах, когда мы с тобой обсуждали проблемы управления страной. И в этом тоже мне ужасно не хватает тебя, Фитц Чивэл. Мне не нравится, что я не имею возможности обращаться к тебе тогда, когда мне хочется, и вынуждена тайно посылать за тобой, если мне нужно посоветоваться. Жаль, что я не могу пригласить тебя на нашу встречу с Пиоттром. Мы договорились поиграть с ним сегодня, и мне очень пригодилось бы твое мнение о нем. Он поразительный и загадочный человек.
— Вы собираетесь с ним играть сегодня?
— Вчера вечером мы довольного много беседовали. Когда мы обсуждали возможность счастливого брака между Эллианой и Дьютифулом, разговор перешел на другие «возможности». А потом мы вспомнили про азартные игры. Помнишь популярную в горах игру с картами и рунами?
Я принялся копаться в памяти и вспомнил.
— Кажется, вы как-то мне о ней рассказывали. И еще я читал об этой игре в одном из манускриптов, когда приходил в себя после первого покушения Регала на мою жизнь.
— Имеются карты или дощечки, либо нарисованные на плотной бумаге, либо вырезанные на тонких деревянных пластинах. На них изображены фигурки из наших старых сказок, например Старик Ткач или Скрывающийся Охотник. На камешках написаны руны Камня, Воды и Травы.
— Да, я что-то такое слышал.
— Так вот, Пиоттр хочет, чтобы я научила его этой игре. Когда я о ней заговорила, он страшно заинтересовался. Оказывается, на Внешних островах играют кубиками, на которых изображены руны. Кубики встряхивают и высыпают на стол. Затем участники ставят свои фишки на кусок ткани или доску, где нарисованы мелкие божества, такие как бог Ветра, Дыма и Деревьев. Похоже, та же самая игра, верно?
— Вполне возможно, — согласился я.
Однако лицо Кетриккен сияло таким удовольствием, она явно с нетерпением ждала возможности научить Пиоттра своей любимой игре, и ее реакция показалась мне излишней и неожиданной. Неужели моя королева находит грубого солдата с Внешних островов привлекательным?
— Вы расскажете мне об этой игре потом? — попросил я. — Интересно, руны на кубиках совпадают с теми, что нарисованы на ваших камешках?
— Ужасно любопытно, правда? А вдруг руны похожи? В особенности если учесть, что некоторые руны из моей игры совпадают с теми, что изображены на колоннах Скилла.
— Хм, — только и смог выдавить из себя я.
Моя королева снова сумела застать меня врасплох. Она всегда обладала способностью мыслить сразу в нескольких направлениях и соединять, казалось бы, совершенно разрозненные факты в рисунок, который другие не видят. Именно так ей удалось найти утерянную карту королевства Элдерлингов. Неожиданно я понял, что мне необходимо обдумать наш разговор — слишком много всего было сказано.
Я встал и поклонился, жалея, что не могу подыскать подходящих слов, чтобы ее поблагодарить. Но уже в следующее мгновение мое желание показалось мне странным — разве можно благодарить человека, когда он скорбит вместе с тобой, оплакивая того, кого ты любил. Я попытался что-нибудь сказать, но Кетриккен подошла ко мне и взяла мои руки в свои.
— Наверное, только ты понял, что я почувствовала, когда потеряла Верити. Видеть, как мой муж превращается в дракона, знать, что он одержит победу, и все равно испытывать эгоистичную боль, понимая, что я больше никогда его не увижу. Это не первая трагедия, которую нам с тобой пришлось разделить, Фитц Чивэл. Мы оба идем по жизни в одиночестве.
Я знал, что это неприлично, но все равно обнял Кетриккен и несколько секунд прижимал к себе.
— Он так вас любил, — сказал я за своего ушедшего короля.
Она прижалась лбом к моему плечу и ответила едва слышно:
— Я знаю. Его любовь помогает мне в том, что я делаю. Иногда, в особенно трудные для меня моменты, мне даже кажется, будто он рядом и советует, как мне следует поступить. Пусть Ночной Волк останется с тобой так же, как Верити со мной.
Я еще несколько мгновений держал в объятиях жену Верити. Все могло сложиться иначе. Однако ее пожелание было произнесено от всего сердца и облегчило мою боль. Вздохнув, я выпустил ее, и королева со слугой расстались, чтобы заняться каждый своими делами.

VI
РАЗРУШЕНИЯ

… Почти наверняка жители Чалседа могли победить торговцев Бингтауна и потребовать назад то, что им принадлежало, если бы им удалось организовать серьезную блокаду Бингтаунского пролива.
Им помешало использование двух видов магии, а магия, несмотря на все возражения, сыграла на руку жителям Бингтауна, поскольку, как всем известно, они были торговцами, а не воинами. Первый вид магии заключался в том, что торговцы Бингтауна владели живыми кораблями, торговыми судами, которые обретают разум, если принести в жертву троих детей или пожилых членов семьи. Фигуры на носу таких кораблей не только двигались и разговаривали, но еще и обладали огромной силой, позволявшей им уничтожать другие, меньшие корабли, когда они вступали с ними в сражение. Некоторые из них способны плеваться огнем па расстояние, равное трем длинам их собственного корпуса.
Второй вид магии наверняка будет отнесен теми, кто не слишком разбирается в данном вопросе, к первому, но я бросаю вызов любому, кто объявит мои слова ложью. Дракон, искусно и очень хитроумно вырезанный из голубых и серебристых драгоценных камней и приводимый в действие диковинным соединением волшебства и… (абзац утерян в связи с тем, что свиток сильно пострадал) был наспех создан мастерами Бингтауна для защиты их гавани. Это существо, названное Тинншплиа, поднялось из дымящихся развалин, в которые чалседийцы превратили район складов Бингтауна, и изгнало корабли противника из гавани.
Винфрода, «Мои приключения в странствиях по миру»

Я прошел по лабиринту коридоров и вскоре оказался в своей каморке. Несколько мгновений я стоял, вглядываясь в темноту, и только потом решился войти. Закрыв за собой потайную дверь, я замер, окруженный непроглядным мраком. Сквозь закрытую дверь из комнаты Шута до меня доносились голоса.
— Поскольку я не имею ни малейшего представления о том, когда он встал и ушел и почему, мне неизвестно, когда он явится. Сначала мне так понравилась эта идея — иметь рядом с собой сильного воина, который сможет не только защитить меня от уличных бандитов, но и будет служить в качестве камердинера, и все такое… Но он оказался совершенно ненадежным типом в том, что касается каждодневных обязанностей. Представляете, мне пришлось ловить в коридоре пажа, чтобы тот попросил кухонного мальчишку принести завтрак! Он принес, разумеется, но совсем не то, что я предпочитаю есть утром.
Я бы с радостью уволил Баджерлока, но моя бедная нога в таком плачевном состоянии, что я никак не могу обходиться без сильного слуги. Ладно, наверное, придется смириться с его недостатками и взять себе пажа или даже двоих, чтобы они меня обслуживали вместо него. Вы только посмотрите, какая ужасающая пыль на каминной полке! Просто позор! Я даже не могу пригласить гостей. Мне еще повезло, что из-за больной ноги я вынужден вести затворнический образ жизни.
Я замер как вкопанный. Мне не терпелось узнать, с кем разговаривает Шут и кому я понадобился, но не мог же я выйти из своей комнаты, когда лорд Голден заявил, что меня здесь нет.
— Хорошо. Могу я оставить записку для вашего слуги, лорд Голден?
Голос принадлежал Лорел, которая даже не пыталась скрыть раздражение. Она много времени провела рядом с нами, когда сопровождала нас в поисках принца, и наша игра ее не слишком обманывала. Она больше никогда не поверит, что мы с Шутом слуга и господин. Однако я прекрасно понимал, почему лорд Голден продолжал играть свою роль — чтобы наш обман не стал достоянием всего двора.
— Разумеется. Или заходите сегодня вечером, возможно, вам повезет, и окажется, что он вспомнил о своих обязанностях и явился домой.
Возможно, он надеялся успокоить Лорел, но она разозлилась еще сильнее.
— Записки будет достаточно. Когда я проходила мимо конюшни, мне не понравилось, как выглядит его лошадь. Это вызвало у меня беспокойство. Если он встретится со мной там в полдень, я ему покажу.
— А если он не вернется к полудню… О боги, как же мне все это не нравится! Я должен выступать в роли секретаря для собственного слуги!
— Лорд Голден, — спокойный голос Лорел остановил поток возмущенной речи. — У меня дело исключительной важности. Позаботьтесь о том, чтобы он со мной встретился и мы могли все обсудить. Хорошего вам дня.
Лорел вышла и захлопнула за собой дверь. Я подождал несколько минут, чтобы окончательно убедиться, что Шут один в комнате, затем бесшумно открыл дверь, но сверхъестественное восприятие окружающей реальности в очередной раз сослужило Шуту верную службу.
— А вот и ты, — с облегчением вскричал он, когда я появился на пороге. — Я уже начал беспокоиться. — Затем он окинул меня внимательным взглядом, и у него на лице засияла улыбка. — Похоже, первый урок с принцем прошел хорошо.
— Принц не посчитал необходимым прийти на урок. Извини, что подвел тебя. Я забыл о том, что должен позаботиться о завтраке лорда Голдена.
— Уверяю тебя, — фыркнув, проговорил Шут, — меньше всего я ожидал, что ты станешь хорошим слугой. Я и сам в состоянии позаботиться о завтраке. Однако в соответствии с нашими ролями мне пришлось устроить настоящее представление, когда я отправил за ним пажа. Я вопил и жаловался так долго, что теперь спокойно могу взять к себе на службу какого-нибудь мальчишку, и ни у кого не возникнет никаких подозрений. — Шут налил себе еще одну чашку чаю, сделал глоток и поморщился. — Холодный. — Жестом показав на поднос с едой, он спросил: — Есть хочешь?
— Нет, я поел с Кетриккен.
Шут, нисколько не удивившись, кивнул.
— Принц прислал мне сегодня утром записку. Теперь я понимаю, что он имел в виду. Он написал: «Я был огорчен, что больная нога не позволила вам принять участие в танцах во время празднования моей помолвки. Мне отлично известно, как печально, когда неожиданные обстоятельства лишают тебя долгожданного удовольствия. Искренне надеюсь, что очень скоро вы сможете вернуться к своим любимым занятиям».
Я кивнул, довольный.
— Очень тонко и все понятно. Наш принц набирается опыта.
— У него ум его отца, — заявил Шут, но, когда я наградил его сердитым взглядом, в золотых глазах я увидел лишь добродушие. — Для тебя есть еще одна записка, — продолжал он. — От Лорел.
— Да, я слышал.
— Так я и думал.
— Она меня озадачила и встревожила, — покачав головой, сказал я. — По тому, как она себя вела, у меня возникло ощущение, что моя лошадь тут совершенно ни при чем. Пожалуй, я с ней встречусь в полдень, посмотрим, что случилось. А потом я хотел бы сходить в город, чтобы повидать Неда и извиниться перед Джинной.
Шут приподнял светлую бровь.
— Я обещал им зайти вчера вечером, чтобы поговорить с Недом, — пояснил я. — Но, как тебе прекрасно известно, вместо этого мне пришлось присутствовать на помолвке.
Шут взял с подноса маленький букетик из белых цветов и задумчиво понюхал его.
— Столько разных людей требуют твоего внимания.
Я вздохнул.
— Да уж, не знаю, что и делать. Я привык к уединенной жизни, когда во мне нуждались только Ночной Волк и Нед. Ничего у меня не получается. Не понимаю, как Чейду столько лет удается справляться с таким количеством забот.
— Он паук, — вздохнув, проговорил Шут. — Плетет паутину, нити которой расходятся в разные стороны, а он сидит в самом ее центре и изучает каждое, даже едва заметное ее подрагивание.
Я улыбнулся вместе с Шутом.
— Точная характеристика. Не слишком лестная, но совершенно точная.
Неожиданно Шут искоса посмотрел на меня.
— Значит, ты встречался с Кетриккен, а не с Чейдом?
— Не понимаю, о чем ты?
Шут посмотрел на свои руки и принялся вертеть маленький букетик.
— Ты изменился. Снова распрямил плечи. И смотришь на меня, когда я к тебе обращаюсь. У меня пропало ощущение, что я непременно должен оглянуться, чтобы удостовериться, нет ли у меня за спиной призрака. — Он положил цветы на стол. — Кто-то освободил тебя от тяжкого груза — по крайней мере, частично.
— Кетриккен, — помолчав, сказал я. — Она была ближе к Ночному Волку, чем я думал. Она тоже скорбит о нем.
— И я.
Я старательно обдумал свои следующие слова, понимая, что они могут причинить ему боль, и не зная, стоит ли их произносить. Но я все-таки решился.
— Иначе. Кетриккен скорбит о Ночном Волке, как я, из-за него самого, и еще из-за того, чем он был для нее. А ты… — Я замолчал, не зная, как лучше выразить свои мысли.
— А я любил его через тебя. Он стал для меня реальным благодаря нашей с тобой связи. Так что, в определенном смысле, моя печаль другого свойства. Мне больно, потому что больно тебе.
— Слова всегда давались тебе легче, чем мне.
— Да, — не стал спорить он и, скрестив на груди руки, вздохнул. — Я рад, что кто-то сумел тебе помочь. Хотя и завидую Кетриккен.
Его слова показались мне бессмысленными.
— Ты завидуешь ее горю.
— Я завидую тому, что она смогла тебя утешить. — И, прежде чем я успел ему ответить, он холодно добавил: — Отнеси поднос на кухню. И напусти на себя хмурый вид, когда будешь его возвращать, — ведь твой господин самым строжайшим образом тебя отчитал. А потом можешь отправляться к Лорел и в Баккип. Я собираюсь провести сегодняшний день, занимаясь своими делами. Я сообщил всем, что у меня ужасно болит нога и я хочу отдохнуть в полном одиночестве. Вечером королева пригласила меня поиграть вместе с ее фаворитами. Так что, если не найдешь меня здесь, можешь зайти туда. Ты вернешься к обеду, чтобы помочь мне спуститься в зал?
— Надеюсь.
Настроение у Шута вдруг резко ухудшилось, как будто он и в самом деле страдал от боли.
— Тогда, наверное, увидимся перед обедом, — мрачно кивнув, сказал он, поднялся из-за стола и направился в свою спальню.
Не говоря больше ни слова, Шут плотно прикрыл за собой дверь.
Я собрал тарелки на поднос, а потом попытался навести порядок в комнате — несмотря на слова Шута о том, что слуга из меня никакой. Сначала я отнес поднос на кухню, потом позаботился о дровах и воде. Дверь в комнату Шута по-прежнему оставалась закрытой, и я забеспокоился, не заболел ли он. Наверное, я бы рискнул к нему постучать, но приближался полдень, и я зашел в свою комнату, чтобы прихватить свой уродливый меч. Затем я вынул несколько монет из кошелька, который дала мне Кетриккен, а остальное спрятал под матрас. Проверив потайные карманы, я снял с крючка плащ и зашагал в сторону конюшни.
Помолвка принца привлекла в замок множество гостей, и основная конюшня была переполнена до отказа. В данных обстоятельствах лошадей, принадлежащих людям вроде меня, перевели в «старые конюшни», где прошло мое детство. Лично меня это вполне устраивало. Меньше шансов, что я встречу Хендса или еще кого-нибудь, кто мог бы вспомнить мальчика, который когда-то жил со старшим конюхом Барричем.
Лорел стояла, прислонившись к воротам загородки, где поместили мою Вороную, и что-то ей тихонько говорила. Возможно, я неправильно понял ее слова, решил я и забеспокоился.
— Что с ней случилось? — спросил я и, с опозданием вспомнив о правилах приличия, добавил: — Доброго вам дня, охотница Лорел. Вы просили меня прийти.
Вороная не обращала на нас никакого внимания.
— Добрый день, Баджерлок. Спасибо, что пришел. — Лорел незаметно огляделась по сторонам, удостоверилась, что рядом никого нет, но все равно наклонилась ко мне и прошептала: — Мне нужно с тобой поговорить. Наедине. Иди за мной.
— Как пожелаете, госпожа.
Лорел пошла вперед, а я последовал за ней. Мы миновали загоны, оказались в самом конце конюшни и, к моему великому изумлению, начали подниматься по расшатанной лестнице в каморку Баррича. Когда он был старшим конюхом, он заявил, что должен жить рядом со своими подопечными, и отказался от более удобной комнаты в замке. Лишь значительно позже я понял, что Баррич предпочел остаться в скромной комнатушке, не только оберегая свое уединение, но и чтобы я как можно меньше попадался на глаза обитателям замка. Шагая за Лорел по шатким ступеням, я спрашивал себя, что ей известно. Может быть, она привела меня сюда, чтобы сказать, что знает, кто я такой?
Дверь на верхней площадке была лишь прикрыта. Лорел толкнула ее плечом, и она со скрипом распахнулась. Она шагнула в полумрак комнаты и знаком показала мне, чтобы я следовал за ней. Я наклонился, стараясь не попасть в паутину, затянувшую дверной проем, и вошел. Из щели в ставне, закрывавшей крошечное окно в дальнем конце, падал тонкий луч света. Какой же маленькой показалась мне наша с Барричем комната! Простую мебель, служившую нам верой и правдой, давно растащили, а само помещение использовали в качестве склада для всякого хлама: куски старой упряжи, сломанные инструменты, изъеденные молью одеяла — вещи, которые люди откладывают в сторону, пообещав себе когда-нибудь починить, или не решаются выбросить, считая, что они еще пригодятся. Вот во что превратилась комната, где я провел детство.
Баррич пришел бы в ярость, увидев все это. Наверное, Хендс сначала разрешил складывать ненужные вещи в нашу каморку, а потом решил, что у него есть дела поважнее, чем наводить тут порядок. Сегодня конюшни требовали гораздо больше внимания, чем во времена войны красных кораблей. Мне было трудно представить себе, что Хендс сидит вечерами и смазывает жиром или чинит старую упряжь.
Лорел неправильно поняла выражение, появившееся у меня на лице.
— Я знаю, здесь ужасно пахнет, но зато нас никто не услышит. Мы могли бы поговорить и в твоей комнате, но лорд Голден уж слишком старательно изображает важного аристократа.
— А он и в самом деле важный аристократ, — заявил я, но сердитый взгляд Лорел заставил меня прикусить язык.
Я слишком поздно сообразил, что лорд Голден всячески ухаживал за Лорел во время нашего путешествия, однако вчера они не перемолвились ни единым словом. Ой-ой.
— Мне все равно, кто вы оба такие. — Лорел отмахнулась от собственного раздражения, ее явно занимали более серьезные проблемы. — Я получила записку от своего кузена. Предупреждение Диркина предназначено для меня. Сомневаюсь, что он одобрил бы мое решение рассказать о нем тебе, поскольку у него имеются вполне веские причины не слишком тебя любить. Однако королева, как я понимаю, тебя ценит. А я поклялась ей в верности.
— Мы оба поклялись ей в верности, — напомнил я Лорел. — Ты рассказала ей о том, что написано в записке?
— Нет еще, — взглянув на меня, призналась Лорел. — Возможно, в этом нет необходимости, и ты сможешь сам справиться с возникшими проблемами. Кроме того, мне не так просто урвать минутку, когда рядом с королевой никого нет, чтобы с ней поговорить. А вот тебя поймать гораздо проще.
— О каком предупреждении идет речь?
— Диркин пишет, что я должна бежать из замка. Полукровки знают, кто я такая и где живу. По их представлениям я дважды предательница. Я принадлежу к семье Древней Крови, но служу Видящим, которых они ненавидят. Они постараются меня убить. — Лорел произнесла это совершенно спокойно, но потом, отвернувшись от меня, уже тише сказала: — То же самое касается и тебя.
Между нами повисло молчание. Я наблюдал за пылинками, которые резвились в узком солнечном луче, и думал. Через некоторое время Лорел снова заговорила:
— Это главное. Лодвайн все еще приходит в себя после того, как ты отрубил ему руку. От него отвернулись многие из его соратников, которые предпочли вернуться к жизни и нравам Древней Крови. Семьи Древней Крови оказывают давление на своих сыновей и дочерей, чтобы они отказались от идей и политики Полукровок. Большинство считает, что королева намерена облегчить участь представителей Древней Крови. Поскольку довольно широко известно, что ее собственный сын обладает Уитом, они стали лучше к ней относиться. Они готовы ждать, по крайней мере, какое-то время, чтобы посмотреть, что она будет делать.
— А те, кто по-прежнему с Полукровками? — неохотно спросил я.
Лорел покачала головой.
— С Лодвайном остались самые опасные и не желающие слушать доводы рассудка. Он привлекает типов, готовых проливать чужую кровь и сеять хаос и раздоры. Они мечтают о мести, а не о справедливости. Кое-кто из них, вроде Лодвайна, видел, как их родных предали смерти за то, что они обладают Уитом. Другие же просто безумны. Их немного, но они готовы на все ради достижения собственных целей и потому опасны, как целая армия.
— Каких целей?
— Все очень просто. Власть для себя. Наказание для тех, кто выступал против людей Уита. Они ненавидят Видящих. Но еще больше ненавидят тебя. Лодвайн постоянно подогревает их ненависть. Он в ней купается и предлагает своим последователям, точно драгоценные камни. Тебе удалось настроить их против тех представителей Древней Крови, которые «пресмыкаются перед гнусными Видящими». Полукровки Лодвайна решили покарать тех из них, кто пришел к тебе на помощь. Они сожгли несколько домов, разогнали или разворовали стада. Это уже происходит, но они грозят более страшными вещами. Полукровки заявили, что выдадут всех, кто не встанет рядом с ними в борьбе против Видящих. Они испытывают восторг и страшное возбуждение оттого, что нас прикончат люди, против которых мы никогда не поднимемся. Полукровки утверждают, что Древняя Кровь должна либо объединиться с ними, либо они будут уничтожены.
Мрачное лицо Лорел побледнело. Я знал, что ее семья подвергается серьезной опасности, и внутри у меня все сжалось от мысли, что я частично в этом виноват.
Я вздохнул и сказал:
— Кое-что я уже знал. Пару ночей назад, когда я возвращался из города, на дороге, ведущей в замок, на меня напали Полукровки. Меня удивляет только, что они меня не прикончили.
Лорел чуть приподняла одно плечо, словно давая мне понять, что она понимает мотивы Полукровок.
— Ты для них представляешь особую ценность. Ты лишил Лодвайна руки. В твоих жилах течет Древняя Кровь, ты служишь Видящим и открыто выступаешь против Полукровок. — Она покачала головой. — Не радуйся, что они оставили тебя в живых, когда могли легко убить. Значит, они задумали нечто особенное, и ты нужен им живым. Мой кузен об этом намекнул, когда предупредил об опасности. Он сказал, что я даже представить себе не могу, с какой отвратительной компанией связалась. Полукровки распускают слух о том, что лорд Голден и Том Баджерлок совсем не те, за кого себя выдают, — лично я нисколько не удивилась, но Диркин считает, что это очень важно.
Лорел замолчала, словно давая мне возможность ответить, но я молчал, погрузившись в свои мысли. Неужели кто-то сумел связать Тома Баджерлока и Бастарда, обладающего Уитом, из песен и легенд? И если так, зачем я понадобился им живым? Если бы они хотели захватить меня в заложники и использовать против Видящих, они вполне могли сделать это той ночью. Мои мысли прервал сердитый взгляд Лорел, которая в следующую минуту снова заговорила:
— То, что Полукровки нападают на своих же, настраивает против них Древнюю Кровь, даже тех из них, кто раньше называл себя Полукровками. Складывается впечатление, что часть атак предпринимается, чтобы свести старые счеты или ради личной выгоды, а вовсе не во имя «высоких» идеалов Полукровок. Их никто не останавливает. Лодвайн еще слишком слаб, чтобы снова стать вожаком. Его постоянно лихорадит, и он никак не может оправиться после потери руки. Ближайшие сторонники Лодвайна ненавидят тебя еще и за это и готовы в любой момент отомстить. Ведь ты вернулся в Баккип всего несколько дней назад, а они уже сумели тебя разыскать.
Мы молча стояли в пыльной комнате, мрачно обдумывая вещи, которыми нам не хотелось друг с другом делиться. Наконец Лорел снова заговорила:
— Надеюсь, ты понимаешь, что Диркин по-прежнему связан с Полукровками. Они пытаются убедить его вернуться в их ряды. Он должен сделать вид… что он с ними, чтобы защитить нашу семью. Диркин ходит по самому краю пропасти. Он слышит вещи, о которых не должен никому рассказывать, однако решился отправить мне записку.
Лорел замолчала и уставилась в закрытое окно, словно могла разглядеть, что находится по другую сторону. Я понял, что она имела в виду.
— Тебе следует поговорить с королевой. Скажи ей, что все должны считать Диркина предателем интересов короны, иначе вашей семье будет угрожать смертельная опасность. А ты покинешь замок?
Лорел медленно покачала головой.
— Куда мне бежать? К моим родным? Чтобы подвергнуть их еще большей опасности? Здесь, по крайней мере, Полукровки сами очень сильно рискуют, и добраться до меня им будет непросто. Я останусь, чтобы служить моей королеве.
Я задумался о том, сможет ли Чейд защитить ее, не говоря уже о ее кузене.
Голос Лорел прозвучал ровно, из него как будто пропали все эмоции.
— Диркин слышал, что Полукровки собираются заключить союз с какими-то чужаками. «С могущественными людьми, которые будут рады расправиться с Видящими и дать власть людям Лодвайна». — Лорел с беспокойством посмотрела на меня. — Звучит как-то глупо, верно? Вряд ли они это всерьез, как ты думаешь?
— Лучше рассказать обо всем королеве, — сказал я, отчаянно надеясь, что она не услышала в моем голосе сомнений. Я-то понимал, что возможно еще и не такое, и решил поведать о том, что узнал, Чейду.
— А ты? — спросила она меня. — Ты покинешь замок? Я думаю, тебе следует это сделать. Ты можешь стать великолепным примером для Полукровок. Они с радостью сообщат всему миру, что даже в стенах Баккипа есть люди, обладающие Уитом. Если тебя четвертуют и сожгут, твоя судьба будет уроком для других предателей Древней Крови. Все увидят: тот, кто отказываются от своих, сам становится жертвой предательства.
Лорел не обладала Уитом. В отличие от ее кузена… Несмотря на то, что этим видом магии наделены некоторые члены ее семьи, она не любила Уит и тех, кто им пользовался. Как и большинство жителей Шести Герцогств, Лорел рассматривала мою способность чувствовать животных и устанавливать с ними связь возмутительным и мерзким видом колдовства. Возможно, именно благодаря этому произнесенное ею слово «предатель» должно было уязвить меня гораздо меньше, однако я все равно испытал боль от ее презрения.
— Я не предавал интересов Древней Крови. Но я дал клятву верности Видящим и намерен ее сдержать. Если бы Древняя Кровь не попыталась причинить вред принцу, мне не пришлось бы вступать с ними в противоборство, чтобы вернуть его в замок.
— Я передала тебе то, что сообщил мне кузен, — ровным голосом проговорила Лорел. — Это не мои слова. Он просил меня предупредить королеву, отчасти из-за того, что считает себя моим должником. Но еще и потому, что она единственная из всех правителей Видящих терпимо относится к людям Древней Крови. Диркин не хочет, чтобы ей причинили вред и отняли у нее власть. Мне кажется, он думает, что она избавится от тебя, когда узнает об опасности, которую ты представляешь, — ведь Полукровки могут использовать тебя против нее. Но я хорошо знаю королеву. Она не станет слушать мои предупреждения и не отошлет тебя из Баккипа, прежде чем Полукровки нанесут удар.
Так значит, вот зачем она меня позвала.
— Ты считаешь, что так будет лучше для всех? Если я просто возьму и уеду… И тогда королеве не придется меня об этом просить.
Лорел не смотрела на меня, когда произнесла свои следующие слова:
— Ты появился неожиданно и неизвестно откуда. Может быть, тебе стоит туда вернуться?
Я несколько мгновений раздумывал — почти всерьез — над ее словами. Я мог спуститься вниз по лестнице, оседлать Вороную и уехать. Нед надежно устроен, Чейд о нем позаботится. Мне страшно не хотелось учить Дьютифула Скиллу, я уже не говорю об Уите. Возможно, Лорел предлагает мне самое простое решение всех наших проблем. Я могу исчезнуть. Но…
— Я пришел в Баккип не по собственной воле. Меня позвала королева. И мне придется остаться. Кроме того, мое исчезновение не спасет ее от опасности. Лодвайн и его банда знают, что принц наделен Уитом.
— Я знала, что ты так скажешь, — призналась Лорел. — Мне, конечно, мало что известно, но, наверное, ты прав. Однако я все равно передам предупреждение моего кузена королеве.
— И поступишь абсолютно правильно. Я благодарен тебе за то, что не пожалела времени и разыскала меня, чтобы предупредить об опасности. Я знаю, у Диркина нет оснований хорошо ко мне относиться, но я готов оставить в прошлом наши разногласия. Если у тебя будет возможность, передай ему мои слова. Я не держу зла ни на него, ни на кого-либо из тех, кто придерживается традиций Древней Крови. Но мой первейший долг — служить Видящим.
— Как и мой, — мрачно ответила Лорел.
— Ты ничего не сказала о намерениях Лодвайна относительно принца Дьютифула.
— Потому что в записке Диркина об этом ничего не говорится. Я не знаю, что они собираются делать.
— Понятно.
Больше нам нечего было сказать друг другу. Я дал возможность Лорел уйти первой, чтобы нас не видели вместе, а сам немного задержался в старой коморке Баррича. Под пылью на подоконнике проступали старые рисунки, которые я сделал ножом, когда мне было нечем заняться. Я посмотрел на наклонный потолок над тем местом, где лежал мой матрас, и сумел разглядеть на его неровной поверхности сову. Здесь почти ничего не осталось от нас с Барричем. Время и другие жильцы изгнали нас из этой комнаты, и я ушел, плотно притворив за собой дверь.
Я мог бы оседлать Вороную и отправиться в город верхом, но, несмотря на пронизывающий холод, решил пойти пешком. Я всегда считал, что пешего выследить труднее. Без приключений миновав ворота, я быстро зашагал вперед, а когда понял, что ни стражники, ни другие путники меня не видят, свернул с дороги и притаился в кустах, растущих на обочине, чтобы убедиться, что за мной никто не идет. Я стоял, стараясь не шевелиться и не шуметь, так долго, что шрам у меня на спине начал болеть. Сырой ветер обещал, что к вечеру пойдет дождь или снег, у меня замерзли уши и нос, и я решил, что сегодня за мной никто не увязался. Однако еще дважды проделал этот маневр.
До дома Джинны я добирался кружными путями. Впрочем, мне пришлось признаться самому себе, что причиной тому была не только разумная осторожность, но и страх. Мне хотелось сделать колдунье подарок, чтобы извиниться за то, что я не сдержал своего обещания прийти вчера вечером и поблагодарить за заботу о Неде, но я все не мог решить, что же купить. Сережки — слишком личный подарок и слишком серьезный. Так же как и яркий вязаный шарф, который я увидел на прилавке у мастерской ткача. Свежекопченая красная рыба потрясающе вкусно пахла, и у меня потекли слюнки, но я решил, что дарить рыбу не совсем прилично.
Как выразить благодарность, извиниться и показать, что женщина мне нравится, и не выглядеть слишком благодарным, заинтересованным и пристыженным? Я решил, что должен преподнести ей что-нибудь такое, что я подарил бы Шуту или Неду и не испытал бы неловкости. Я остановил свой выбор на сладких орешках нового урожая и буханке свежеиспеченного хлеба с пряностями. Держа свои покупки в руке, я, почти не смущаясь, постучал в дверь Джинны.
— Минутку! — услышал я голос Джинны, которая открыла верхнюю часть двери и прищурилась на ярком солнце. Я видел, что в комнате у нее за спиной царит полумрак, ставни закрыты, а на столе горят ароматизированные свечи. — Ой, Том. У меня сейчас посетитель. Ты не мог бы немного подождать?
— Конечно.
— Хорошо.
И она закрыла дверь, оставив меня на улице. Я такого не ожидал, хоть и понимал, что ничего другого не заслужил. И поэтому смиренно ждал, наблюдая за улицей и прохожими и пытаясь выглядеть не слишком несчастным на холодном колючем ветру. Дом Джинны находился на тихой, но довольно многолюдной улице. Рядом жил горшечник, который позаботился о том, чтобы поплотнее закрыть от ветра дверь. Около нее стояли товары, приготовленные на продажу. Я слышал, как внутри тихо шелестит гончарный круг.
Напротив жила женщина, у которой, как мне показалось, было несметное количество крошечных детей, причем часть из них, несмотря на холод, упрямо стремилась выбраться на грязную улицу. Маленькая девочка, сама еще совсем кроха, терпеливо ловила их и возвращала на крыльцо. С того места, где я стоял, мне удалось рассмотреть дверь таверны в конце улицы. На вывеске красовался симпатичный поросенок в загоне. Но посетители в основном заходили и тут же выходили с маленькими ведерками пива, которое несли домой.
Я стоял и размышлял, как лучше поступить — отправиться восвояси или снова постучать, когда дверь открылась и на пороге появилась богато одетая женщина с двумя дочерьми. Младшая плакала, а у старшей был скучающий вид. Мамаша принялась многословно благодарить Джинну, затем сердито велела дочерям прекратить торчать на месте и идти за ней. Она наградила меня таким взглядом, что я сразу понял — она меня не одобрила.
Джинна ласково посмотрела на меня, и я понял, что она заставила меня стоять на улице вовсе не затем, чтобы наказать. Она была в зеленом платье, широкий желтый пояс подчеркивал талию и приподнимал грудь. Она показалась мне очень привлекательной.
— Заходи скорее. Какое ужасное утро. Люди хотят знать, что написано у них на ладонях, но часто не желают верить тому, что я им говорю.
Она закрыла за мной дверь, и нас окутал полумрак.
— Извини, что я не пришел вчера вечером. Мой хозяин придумал для меня кучу самых разных дел. Я принес тебе с рынка свежий хлеб с пряностями.
— Ой, как хорошо! Я вижу, ты купил орехи. Жаль, я не знала, что ты их любишь, моя сестра в этом году собрала такой урожай, что нам с ним не справиться. Ее сосед собирался купить часть для свиней, но они усыпали землю таким плотным слоем, что к деревьям невозможно подойти.
Вот так-то. Но Джинна взяла из моих рук хлеб и положила на стол, то и дело повторяя, что он великолепно пахнет и что Нед, естественно, ушел в мастерскую к своему наставнику. И не возражаю ли я против того, что ее племянница взяла пони и телегу, чтобы привезти дрова. Нед ей разрешил и добавил, что старому пони полезно немного поработать, а то несчастное животное совсем истосковалось в сарае. Я заверил Джинну, что все в порядке.
— А Феннела нет? — спросил я, удивившись тому, что не вижу кота.
— Феннела? — Казалось, Джинна не ожидала, что я про него спрошу. — Наверное, отправился по своим делам. Ты же знаешь, коты всегда делают, что хотят.
Я положил мешок с орехами около двери и повесил над ним плащ. В маленькой комнате было тепло, и мои отчаянно замерзшие уши понемногу стали отогреваться. Обернувшись, я увидел, что Джинна поставила на стол две дымящиеся чашки чаю. Рядом с хлебом стояли миски с маслом и медом.
— Ты проголодался? — спросила Джинна и улыбнулась.
— Немного, — признался я.
Ее улыбка была ужасно заразительной.
— Я тоже, — сказала она и посмотрела на меня.
В следующее мгновение она шагнула ко мне, и я вдруг обнаружил, что обнимаю ее. Мне пришлось наклониться чтобы поцеловать Джинну, ее губы пахли чаем и какими-то пряностями, и у меня вдруг закружилась голова. Джинна чуть отодвинулась от меня, но тут же прижалась щекой к моей груди.
— Ты замерз, — сказала она. — Мне не следовало заставлять тебя так долго ждать на улице.
— Мне уже гораздо теплее, — заверил я ее. Джинна посмотрела на меня и улыбнулась.
— Я знаю.
Ее губы снова потянулись к моим, а рука скользнула вниз, чтобы удостовериться в том, что я не вру. Я отшатнулся, но она держала меня другой рукой за шею и не отпустила.
Джинна была из тех, кто ведет тебя в спальню, не прерывая поцелуя. Она отпустила меня, чтобы поплотнее прикрыть за нами дверь, и мы оказались в полнейшей темноте, пронизанной тонкими лучами света, которые попадали внутрь сквозь щели в потолке маленького сеновала, расположенного прямо над комнатой. Постель оказалась удивительно мягкой, а в комнате пахло женским присутствием. Я попытался сделать вдох и собраться с мыслями.
— Это не слишком благоразумно, — заявил я, но слова давались мне с трудом.
— Совсем не благоразумно.
Пальцы Джинны принялись развязывать мою рубашку, и желание начало брать верх над здравым смыслом. Она слегка подтолкнула меня, и я сел на кровать.
Когда Джинна стащила с меня рубашку, я заметил на столике у кровати маленький амулет. Нитка красных и черных бусин переплетала рамку из сухих веток. На меня словно обрушился поток холодной воды, лишив всяких желаний и наполнив ощущением бессмысленности окружающего мира. Джинна расстегивала пояс и одновременно проследила за моим взглядом, заглянула в лицо и, улыбнувшись, покачала головой.
— Ну и ну, какой ты чувствительный. Не смотри на него. Он для меня, а не для тебя.
И она накрыла амулет моей рубашкой.
В тот момент я еще мог остановиться… Впрочем, Джинна не дала возможности здравому смыслу взять верх — ее руки занялись моим ремнем, теплые пальцы касались кожи, и я перестал думать. Я встал и через голову снял с нее платье, волосы Джинны окутали ее голову пушистым облаком. Она сказала что-то одобрительное по поводу моего амулета, единственного, что было теперь на мне надето. Когда она спросила, откуда взялись свежие царапины у меня на шее и животе, я поцеловал ее в ответ. Потом я легко поднял ее на руки и положил на кровать. Я помню, как встал над ней на колени и с удовольствием принялся разглядывать картину, представшую моим глазам, — я смотрел на женщину, окутанную восхитительным ароматом.
Потом, не говоря ни слова, я ею овладел. Меня охватило слепое желание, и Джинна вскрикнула, потрясенная вожделением, которого я не скрывал:
— Том!
Я положил руки ей на плечи и поцеловал, а она поднялась навстречу мне, и я вдруг почувствовал, как сильно мне нужна эта женщина. Касаться ее кожи, испытывать близость и страсть, отдать себя другому живому существу, забыть о том, что я один, изолирован в своем собственном теле. Я не сдерживался, и мне показалось, что я увлек ее за собой.
Потом, когда я лежал, ощущая легкое головокружение, Джинна тихо сказала:
— Да уж. Ты ужасно торопишься, Том Баджерлок.
Я лежал на ней, и мое хриплое дыхание разрывало тишину. Джинна несколько минут не двигалась, но потом осторожно пошевелилась подо мной и вздохнула.
— А ты и впрямь проголодался!
Наверное, она пожалела о своих первых словах, в которых прозвучало разочарование, но изменить уже было ничего нельзя. Ее попытка исправить положение заставила меня покраснеть и почувствовать себя еще ужаснее. Я уткнулся лбом в подушку рядом с ней и слушал ветер, который выл за окном. Мимо дома проходили какие-то люди, неожиданный взрыв хохота заставил меня поморщиться. Наверху, на чердаке раздался грохот и тихий писк. Затем Джинна поцеловала меня в шею, и ее руки медленно двинулись вниз по моей спине. Я услышал ее шепот.
— Том. Первый раз редко бывает самым лучшим. Ты показал мне страсть юноши. Может быть, теперь пора посмотреть, на что способен мужчина?
Она дала мне шанс оправдаться, и я испытал благодарность, окрашенную стыдом. Я осторожно к ней прикоснулся, и вскоре нас обоих охватило новое желание. Старлинг кое-чему меня научила, и мне показалось, что Джинна осталась мной довольна. Только в самом конце, когда мы лежали, тяжело дыша, ее слова вызвали у меня некоторые сомнения.
— Итак, Том Баджерлок, — сказала она и вздохнула. — Вот что значит быть волчицей.
Я в изумлении чуть приподнялся, стараясь заглянуть ей в глаза. Джинна заморгала, и на лице у нее появилась странная улыбка.
— Я еще ни разу не занималась любовью с человеком, наделенным Уитом, — призналась она и снова вздохнула. — Но слышала рассказы других женщин. Они говорили, что такие мужчины более… — Джинна замолчала, подыскивая подходящее слово.
— Животные! — предположил я, и мои слова прозвучали как оскорбление.
Джинна широко раскрыла глаза и смущенно рассмеялась.
— Нет, я не это хотела сказать, Том. Не следует видеть оскорбление там, где прозвучал комплимент. Я имела в виду — неукротимые. Естественные, как все животные, для них не имеет значения, что подумают о них другие люди.
— Понятно.
Больше мне ничего не пришло в голову. Я попытался понять, чем стал для нее. Чем-то новым и незнакомым? Запретной связью с существом, имеющим лишь некоторое отношение к человеку? Мне было неприятно думать, что она считает меня животным и непохожим на всех остальных людей. Неужели наша магия так сильно нас разделяет?
Но Джинна снова притянула меня к себе и поцеловала в шею.
— Перестань думать, — приказала она, и я перестал. Потом она задремала рядом со мной, я обнимал ее, а она положила голову мне на грудь. Я решил, что сумел полностью оправдаться за не слишком удачное начало. Но, наблюдая за солнечным светом, ползущим по стене, я подумал, что мы оба приняли участие в своего рода представлении. Ни один из нас не сказал ни слова о любви. Мы просто делали вместе то, что я неплохо умел делать, и получили удовольствие.
Если моя первая попытка не слишком порадовала Джинну, следующие оставили у меня ощущение незавершенности. С остротой, о которой я успел забыть за прошедшие годы, я вдруг испытал тоску по Молли и по нашим простым, настоящим и прекрасным отношениям. Сейчас все было иначе, почти так же, как со Старлинг. Мы даже не делили постель. В глубине души мне очень хотелось любить кого-нибудь, как я любил тогда, в первый раз. Хотелось касаться своей любимой, обнимать ее, иметь рядом человека, само присутствие которого делает весь мир вокруг важным и значительным.
Сегодня утром Кетриккен прикасалась ко мне как к другу, но в ее прикосновении было больше значения и даже настоящей страсти. Неожиданно мне захотелось поскорее уйти, и я пожалел, что поддался собственным желаниям. Мы с Джинной могли стать настоящими друзьями, и я начал ее узнавать. Что я натворил? А еще Нед. — Если Джинна потребует продолжения отношений, как я справлюсь со всем этим? Встречаться с ней открыто, и нарушить все правила, которым я его учил… Или скрывать нашу связь и приходить тайно, чтобы Нед ничего не знал?
Я смертельно устал от тайн. Мне казалось, что они сами собой множатся вокруг меня, цепляются и высасывают из души жизнь, как смертоносные лишайники. Я мечтал о настоящих, искренних и открытых отношениях. Но для истинной и честной любви между нами нет никаких оснований, а я, кроме всего прочего, снова завяз в интригах Видящих. Ведь у меня будут от нее секреты, которые рано или поздно станут для нее опасны.
Я не заметил, как Джинна проснулась. Или мои тяжелые вздохи ее разбудили. Она положила руку мне на грудь и, едва касаясь, погладила меня.
— Не волнуйся, Том. Ты вовсе не потерпел поражения. Когда амулет у моей кровати подействовал на тебя отрицательно, я поняла, что, возможно, не все пройдет гладко. А теперь у тебя отвратительное настроение, верно?
Я пожал плечами, и Джинна села рядом со мной на кровати, а потом потянулась через меня, прикоснувшись теплым телом, и сняла мою рубашку с амулета. Он лежал там, несчастный и одинокий, и ужасно маленький.
— Это женский амулет. Его очень трудно сделать, поскольку он должен быть тщательно настроен на одну-единственную женщину. И знать ее нужно до самых кончиков пальцев. Колдунья может создать подобный амулет для себя, но больше ни для кого… по крайней мере, полной гарантии не получится. Это мой амулет, настроенный на меня. Он защищает от беременности. Мне следовало догадаться, что он на тебя подействует.
Мужчина, который так отчаянно хочет иметь детей, что берет к себе в дом найденыша и растит его как собственного ребенка, насквозь пропитан этим желанием. Ты можешь утверждать, что я не права, но всякий раз, когда ты лежишь с женщиной, в тебе рождается новая надежда. Думаю, в этом и заключена причина твоей страстности. А мой амулет отнял у тебя мечту, прежде чем ты успел что-нибудь понять. Он сказал, что наше соединение будет бесполезным и бесплодным. Ведь именно таковы сейчас твои чувства, верно?
Объяснение далеко не всегда является решением проблемы. Я отвернулся от Джинны и спросил сам поразившись тому, с какой горечью прозвучал мой вопрос:
— А разве не так?
— Бедняжка, — с сочувствием проговорила Джинна и поцеловала меня в лоб там, где утром меня поцеловала Кетриккен. — Конечно, нет. Мы сами все создаем и усложняем.
— Я не могу быть никому отцом. Я даже не пришел вчера вечером, чтобы повидать Неда, а он сказал, что у него ко мне важное дело. Я не хочу давать жизнь еще одному существу, которого не смогу защитить.
Джинна покачала головой.
— Мечты и здравый смысл далеко не всегда совпадают. Ты забыл, наверное, что я видела твои ладони, дружочек. Может быть, я знаю о твоем сердце больше, чем ты сам.
— Ты сказала, что моя истинная любовь ко мне вернется. — Я не хотел, но в моих словах прозвучал упрек.
— Нет, Том, я не сказала ничего подобного. Мне прекрасно известно, что я говорю одно, а люди частенько слышат совсем другое. Я скажу тебе еще раз, что я увидела на твоей руке. Это здесь. — Джинна взяла мою руку и поднесла ладонь к близоруким глазам. Ее обнаженная грудь коснулась моего запястья, когда она провела пальцем по линии на ладони.
— Любовь то появляется, то исчезает из твоей жизни. Иногда она уходит, но и в этом случае идет рядом с тобой, а потом возвращается. — Джинна еще ближе поднесла мою ладонь к глазам, потом поцеловала и положила к себе на грудь. — Это вовсе не значит, что ты должен оставаться в одиночестве и отказывать себе в удовольствиях, пока ты ждешь ее возвращения, — шепотом предложила она.
Феннел спас нас обоих от неловкости, которая непременно возникла бы после моего отказа.
Крысу хочешь?
Я поднял голову. Рыжий кот сидел на сеновале и держал в зубах пищащую извивающуюся добычу.
С ней еще можно поиграть.
Нет. Убей ее.
Я почувствовал красную вспышки боли. Крыса знала, что ей не спастись, но не желала сдаваться. Жизнь никогда не сдается добровольно.
Феннел проигнорировал мой отказ, спрыгнул с сеновала и приземлился рядом с нами на кровати, где и выпустил свою добычу. Испуганная крыса, прихрамывая на заднюю лапу, бросилась к нам. Джинна вскрикнула от отвращения и выбралась из кровати, а я схватил крысу и одним движением свернул ей шею, чтобы положить конец ее мучениям.
А ты быстрый! — с одобрением заявил Феннел.
Забери ее отсюда.
Я протянул ему дохлую крысу.
Он понюхал неподвижное тельце.
Ты ее испортил!
Феннел присел на кровати и с осуждением уставился на меня круглыми глазами.
Унеси ее отсюда, — повторил я.
Она мне не нужна. С ней больше не интересно. — Он зарычал на меня и спрыгнул с кровати. — Ты слишком быстро ее убил. Ты не умеешь играть.
Затем он направился к двери и принялся ее царапать, показывая, что желает выйти. Джинна накинула халат и открыла дверь. Феннел с важным видом выплыл наружу. Я же сидел голый на ее постели и держал дохлую крысу в руке, перепачканной кровью, которая текла из ее разбитого носа и рта.
Джинна бросила мне штаны и нижнее белье.
— Постарайся не испачкать кровью постель, — попросила она, и я не стал класть крысу, а принялся одеваться при помощи одной руки.
Потом я выбросил крысу на кучу мусора за домом. Когда я вернулся, Джинна наливала воду в чайник. Увидев меня, она улыбнулась.
— Почему-то чай остыл.
— Правда? — Я постарался, чтобы мой голос прозвучал непринужденно.
Я отправился в спальню за рубашкой, надел ее и, стараясь не смотреть на амулет, привел в порядок постель. Когда я вышел, мне страшно захотелось уйти, но я заставил себя сесть за стол. Мы пили чай с хлебом, маслом и медом. Джинна рассказала мне о матроне с двумя дочерьми, что приходили к ней за советом. Она изучила ладонь младшей из сестер, получившей предложение о замужестве, и посоветовала подождать. История вышла длинной, с кучей деталей и подробностей, и я не слишком прислушивался к словам Джинны. Феннел подошел к моему стулу, встал на задние лапы, довольно больно вцепился когтями мне в ногу и запрыгнул на колени. Отсюда ему было удобно разглядывать стол.
Дай котику масла.
У меня нет причин с тобой дружить.
Очень даже есть. Я же кот.
Он был так поразительно самоуверен, что я посчитал это достаточным основанием, чтобы намазать для него маленький кусочек хлеба маслом. Я рассчитывал, что Феннел унесет добычу, но он аккуратно слизал масло с хлеба и заявил:
Еще.
— … Или Нед окажется перед такой же проблемой.
Я попытался понять, о чем говорит Джинна, но скоро сообразил, что потерял нить повествования. Феннел с упорством, достойным лучшего применения, все глубже вонзал когти мне в ногу. Я не обращал на него внимания.
— Я собирался с ним сегодня поговорить, — сказал я, надеясь, что мои слова не прозвучали невпопад.
— Тебе непременно следует это сделать. Разумеется, нет никакого смысла ждать его здесь. Даже если бы ты пришел вчера вечером, ты бы вынужден был его дожидаться. Он возвращается, когда на дворе уже ночь, а утром довольно поздно уходит на работу.
Я забеспокоился, это было не похоже на Неда.
— И что ты предлагаешь?
Джинна тяжело вздохнула, немного раздраженно, и я подумал, что, наверное, заслужил такой реакции.
— Я уже сказала. Пойди в мастерскую и поговори с его наставником. Попроси у него разрешения побеседовать с Недом. Прижми его к стенке и установи несколько жестких правил. Предупреди, что, если он не будет их выполнять, ты потребуешь, чтобы он жил в мастерской вместе с остальными учениками, тогда он будет вынужден себя контролировать. Поскольку в этом случае самое большее, что ему светит, — один выходной вечер в два месяца.
Неожиданно я обнаружил, что очень внимательно слушаю Джинну.
— А что, все остальные ученики живут с мастером Гиндастом?
Джинна наградила меня удивленным взглядом.
— Разумеется! Он держит их в большой строгости, и, возможно, это будет полезно Неду, — но ты его отец, и тебе лучше знать, что для него хорошо.
— Раньше он не нуждался в строгости, — мягко заметил я.
— Ну, раньше вы жили не в городе. И там не было ни таверн, ни доступных молодых женщин.
— Да, конечно. Я не знал, что он должен жить в доме своего наставника.
— Комнаты учеников находятся за мастерской Гиндаста. Так им легче встать, умыться, поесть и приступить к работе на рассвете. Разве ты не жил со своим наставником?
Я подумал, что она права, просто мне никогда не приходило в голову посмотреть на происходящее под таким углом.
— Я никогда не был учеником — в общепринятом смысле этого слова, — легко солгал я. — Так что происходящее для меня в новинку. Мне казалось, что я должен позаботиться о жилье и пропитании Неда, пока он учится. Вот я и принес с собой деньги. — Я открыл кошелек и высыпал на стол монеты.
Они лежали кучкой между нами, и мне вдруг стало неловко. А вдруг Джинна подумает, что я хочу заплатить ей за другое?
Она несколько мгновений молча на меня смотрела, а потом сказала:
— Том, я почти не истратила того, что ты прислал раньше. Как ты думаешь, сколько нужно денег, чтобы прокормить мальчишку?
Я смущенно пожал плечами.
— Я плохо разбираюсь в городской жизни. Дома мы выращивали все, что нам было необходимо. И охотились. Я знаю, что Нед много ест после того, как целый день поработает, и решил, что нужно много денег, чтобы прокормить его.
Я понял, что Чейд прислал Джинне кошелек с деньгами, хотя не знал, сколько там было.
— Хорошо, когда мне понадобятся деньги, я тебе скажу. Пони и тележка оказались очень кстати для моей племянницы. Она всегда мечтала их купить, но ты знаешь, как трудно отложить деньги на подобные вещи.
— Вы можете пользоваться пони и тележкой столько, сколько нужно. Нед совершенно прав, нашему пони полезно поразмяться. Да, но его ведь тоже нужно кормить.
— Ну, это для нас не проблема. Кроме того, по-моему, только справедливо, если мы будем кормить животное, которое на нас работает. — Она помолчала и огляделась по сторонам. — Значит, ты повидаешь сегодня Неда?
— Конечно. Именно за этим я пришел в город. — Я начал смущенно убирать монеты в кошелек.
— Понятно. Значит, вот зачем ты сюда зашел. — заметила Джинна и насмешливо улыбнулась. — Хорошо, я тебя отпускаю.
Неожиданно я понял, что таким способом она дает понять, что пора уходить. Я убрал кошелек и встал.
— Ну, спасибо тебе за чай, — сказал я и замолчал, а Джинна громко расхохоталась.
Я покраснел, но все-таки сумел улыбнуться. Она заставила меня почувствовать себя очень молодым и глупым, в отличие от нее. Мне было все равно, хотя я и не понимал почему.
— Ну, пойду, повидаю Неда.
— Давай, — сказала Джинна и протянула мне плащ. Когда я уже застегнул его, в дверь постучали.
— Минутку! — крикнула Джинна.
Выходя, я кивнул очередному посетителю, молодому человеку с озабоченным лицом. Он быстро поклонился мне и поспешил в дом. Дверь захлопнулась, и я снова остался один на улице.
Я неохотно зашагал в сторону мастерской Гиндаста. Стало заметно холоднее, и я понял, что скоро пойдет снег. Лето в этом году задержалось надолго, но зима была не за горами и готовилась вступить в свои права. Поглядев на небо, я решил, что снегопад будет сильным. Пару месяцев назад я бросился бы проверять запас дров и свои припасы на зиму. Теперь же обо мне заботился трон видящих. Мне больше не нужно было думать о своих нуждах, лишь о благополучии короны. И я по-прежнему чувствовал себя очень неуютно.
Гиндаста хорошо знали в городе, и я легко нашел его лавку, у входа в которую висела красивая вывеска, словно мастер хотел продемонстрировать всем свое искусство. В передней части дома располагалась уютная гостиная с удобными стульями и большим столом. В камине горели обрезки хорошо просушенного дерева, и внутри было очень тепло. Тут и там комнату украшали вещи, сделанные мастером, чтобы их могли увидеть потенциальные покупатели. Паренек, встретивший меня, выслушал мою просьбу и знаком показал, чтобы я прошел в мастерскую.
Она напоминала большой сарай. Внутри стояли несколько предметов в разной стадии готовности. Огромная кровать пристроилась рядом с сундуками из кедрового дерева, окутанными приятным запахом и украшенными изображением совы. Гиндаста в мастерской не оказалось. Он уехал вместе с тремя старшими учениками в особняк лорда Скитера, чтобы сделать замеры и договориться о работе над изысканным гарнитуром, в который войдут каминная полка, стулья и столы. Один из его помощников, примерно мой ровесник, позволил мне поговорить с Недом и предложил зайти еще раз, чтобы обсудить успехи моего сына с Гиндастом. По его тону я понял — встреча с мастером вряд ли доставит мне удовольствие.
Я нашел Неда за мастерской, где он вместе с еще четырьмя учениками, значительно моложе него, занимался тем, что переворачивал и переносил на новое место сохнущее дерево. Утоптанная земля указывала на то, что это уже третья поленница. Две другие были прикрыты брезентом и связаны веревками. Нед хмурился, словно работа казалась ему бессмысленной и страшно раздражала.
Некоторое время, пока он меня не заметил, я наблюдал за ним, и то, что я увидел, меня совсем не обрадовало. Нед всегда с удовольствием работал вместе со мной. Сейчас же я видел, что он с трудом сдерживает злость, ему не нравится находиться в компании мальчишек, которые моложе и слабее него. Он положил на место доску, выпрямился, сказал что-то своим товарищам и подошел ко мне. Я смотрел на него и пытался понять, до какой степени его поведение является демонстрацией, предназначенной для мальчишек, и что в действительности он чувствует. Меня совершенно не интересовало его неудовольствие тем, что ему приходится делать.
— Нед, — мрачно поприветствовал его я.
— Том, — ответил он и сжал мое запястье. — Теперь ты видишь, что я имел в виду?
— Я вижу, что ты переворачиваешь дерево, чтобы оно хорошо просохло, — ответил я. — По-моему, в мастерской, где делают мебель, без этого нельзя.
— Знаешь, я бы ничего не имел против, — вздохнув, сказал Нед, — если бы приходилось заниматься этим время от времени. Но мне постоянно дают задания, требующие физической силы, а не мозгов.
— А с другими учениками обращаются иначе?
— Нет, — неохотно ответил Нед. — Но ты же видишь, они всего лишь мальчишки.
— Какая разница, Нед? Дело вовсе не в возрасте, а в знаниях. Наберись терпения, — сказал я ему. — Здесь тоже можно многому научиться, даже если тебе кажется, что правильно складывать дерево легко. Кроме того, это нужно сделать. И кому, по-твоему, мастер должен поручить такую работу?
Нед смотрел в землю, пока я говорил, он молчал, но я видел, что не сумел убедить его в собственной правоте.
— Как ты думаешь, может быть, тебе стоит поселиться здесь, вместе с другими учениками, вместо того чтобы жить с Джинной? — вздохнув, спросил я.
Неожиданно Нед посмотрел мне в глаза, и на лице у него появились злость и возмущение.
— Нет! Почему ты это предлагаешь?
— Ну, мне стало известно, что здесь так принято. Возможно, если бы ты жил рядом с местом, где работаешь, тебе было бы легче. Ты бы приходил вовремя утром, ведь тебе не пришлось бы идти сюда от дома Джинны, и…
— Я сойду с ума, если мне придется жить, как другие ученики. Они рассказали мне, что это такое. Одна и та же еда, а жена Гиндаста считает свечи, чтобы они не жгли их по ночам. Они должны сами проветривать свои постели и стирать одеяла и мелкие вещи каждую неделю, не говоря уже о том, что он постоянно после работы дает им какие-то поручения, например, засыпать опилками розовые кусты его жены или запасти щепу для растопки камина, и…
— Ну и что такого? — перебил я его, сообразив, что он распаляется все сильнее. — Речь идет о дисциплине. Так же точно проходят обучение солдаты. Тебе бы это не повредило, Нед.
Он сердито развел руки в стороны.
— Но и не помогло бы. Если бы я хотел заработать себе на жизнь, проламывая другим черепа, тогда, конечно, меня следовало бы тренировать, точно безмозглое животное. Но я не ожидал, что мое обучение будет таким.
— Значит, это не то, что тебе нужно? — спросил я и затаил дыхание, дожидаясь ответа.
Если мальчик передумал учиться, что мне с ним делать? Я не могу взять его с собой в Баккип, как и отослать назад, в нашу хижину.
— Нет, я не передумал, — неохотно проворчал он. — Я хочу стать мастером-краснодеревщиком. Но им пора начать учить меня по-настоящему, иначе…
Я ждал, что он скажет, но он замолчал. Нед тоже не знал, что станет делать, если уйдет от Гиндаста. Я решил, что это хороший знак.
— Я рад, что ты не передумал. Постарайся быть скромным, терпеливым, старайся, слушай и учись. Думаю, если ты будешь так себя вести и покажешь, что хорошо соображаешь, тебе станут давать более сложные задания. Я попытаюсь встретиться с тобой сегодня вечером, но не могу обещать наверняка. Лорд Голден постоянно находит для меня дела, и мне было трудно выбрать время чтобы повидаться с тобой. Ты знаешь таверну «Три паруса»?
— Да, но давай встретимся в «Заколотой свинье», это совсем рядом с Джинной.
— И что? — спросил я, понимая, что есть еще причина, почему он выбрал именно эту таверну.
— И ты сможешь познакомиться со Сваньей. Она живет неподалеку и, если может, приходит в таверну, чтобы повидаться со мной.
— Если ей удается сбежать из дома?
— Ну… что-то вроде того. Ее мать не имеет ничего против, а отец меня ненавидит.
— Не слишком хорошее начало, Нед. Почему он тебя ненавидит? Что ты такое сделал?
— Поцеловал его дочь. — Он беззаботно улыбнулся, и я тоже не смог сдержать улыбки.
— Ладно. Об этом мы тоже поговорим сегодня вечером. Мне кажется, ты еще слишком молод, чтобы встречаться с девушками. Лучше подождать, когда у тебя будет более надежное положение и возможность содержать жену. Тогда ее отец не станет возражать против твоих поцелуев. Если мне удастся сегодня освободиться, встретимся в таверне.
Мне показалось, что Нед немного успокоился, когда, помахав мне рукой, вернулся к своей работе. Однако я уходил от него с тяжелым сердцем. Джинна оказалась права. Жизнь в городе изменила моего мальчика, а я этого не предвидел. У меня сложилось впечатление, что он не слишком внимательно слушал мои советы и уж наверняка не собирается им следовать. Ладно, может быть, сегодня вечером, мне удастся поговорить с ним жестче.
Когда я шел через город, с неба начали падать мелкие снежинки, но стоило мне выйти на крутую дорогу, ведущую к замку, как повалил сильный снег. Я несколько раз останавливался, сходил на обочину и оглядывался, но убеждался, что меня никто не преследует. Мне представлялось, что Полукровки ведут себя не слишком разумно — они пытались меня испугать, а потом вдруг взяли и исчезли. Им следовало либо прикончить меня, либо захватить в плен. Я попытался поставить себя на их место, понять причину, по которой они отпустили свою добычу на свободу. Ничего разумного в голову не приходило. К тому времени, когда я добрался до ворот замка, дорогу укрывал толстый белый ковер, а ветер протяжно выл и метался среди деревьев. Начало темнеть, и я понял, что ночь будет ужасной. Я бы с радостью никуда не ходил и провел ее в тепле замка.
Я стряхнул мокрый снег с сапог у входа в коридор рядом с кухней и комнатой для стражи. Проходя мимо, я почувствовал запах горячего бульона, свежего хлеба и мокрой шерсти и пожалел, что не могу войти и разделить с солдатами простой ужин и грубые шутки. Вместо этого я расправил плечи и начал быстро подниматься по лестнице в апартаменты лорда Голдена. Его не оказалось в комнате, и я вспомнил, что он собирался играть с королевой и ее фаворитами. Я решил, что должен его найти, и направился в свою комнату, чтобы снять мокрый плащ. На моей кровати лежал клочок бумаги: «Наверх».
Через несколько минут я вошел в комнату Чейда в башне. Там оказалось пусто. Но на моем стуле лежала теплая одежда и зеленый, из толстой шерсти плащ с большим капюшоном. На груди я разглядел выдру, незнакомый мне знак. Очень необычный плащ — простой, домашней работы, но голубой с изнанки, как у всех слуг в замке. Рядом с ним я увидел кожаный дорожный мешок с едой и флягу с бренди. Под ним — сложенный футляр для свитков. На самом верху пристроилась записка от Чейда: «Отряд Хеффама сегодня на рассвете выедет из северных ворот патрулировать дорогу. Присоединись к ним, а затем отправляйся дальше по своим делам. Надеюсь, ты не станешь жалеть, что пропустил Праздник Урожая. Возвращайся как можно быстрее. Пожалуйста».
Я фыркнул. Праздник Урожая. С каким же нетерпением я ждал его в детстве. А сейчас даже забыл о том, что это сегодня. Вне всякого сомнения, церемонию помолвки принца Дьютифула назначили так, чтобы за ней шел праздник плодородия. Ну что же, я пятнадцать лет пропускал его, еще один раз погоды не сделает.
На столе был накрыт обильный ужин: холодное мясо, сыр, хлеб и эль. Я решил, что Чейд что-то придумал, чтобы объяснить мое отсутствие в замке и рядом с лордом Голденом. У меня не было времени его искать, чтобы сообщить о своем отъезде, а записку я оставлять не хотел. Я с сожалением подумал, что моя встреча с Недом снова откладывается. Впрочем, я ведь предупредил его, что так может произойти. А представившаяся возможность действовать самостоятельно несказанно обрадовала меня. Я подозревал, что Полукровки могли обнаружить мою хижину, но не знал наверняка. Однако любое знание лучше неизвестности.
Я поел и переоделся. К тому времени, когда солнце собралось отправиться на покой, я уже сидел на Вороной и двигался в сторону северных ворот. Я закутался в плащ и натянул капюшон, чтобы защититься от пронизывающего ветра и летящего в лицо снега. У ворот собирались другие безымянные всадники в зеленых плащах, многие ворчали, что им выпало патрулировать дорогу, когда в замке празднуют помолвку принца и день сбора урожая. Я подъехал поближе и с сочувствием кивнул пареньку, который оглашал ночь особенно громкими жалобами и стонами. Он завел длинный рассказ о женщине, самой теплой и желанной и готовой на все ради него, и о том, что она будет напрасно ждать его в таверне в Баккипе. Я сидел на своей лошади рядом с ним и слушал. В сгущающихся сумерках и сильном снегопаде виднелись лишь тусклые очертания фигур. Шарфы и темнота скрывали лица.
Солнце село, и наступила ночь, прежде чем появился недовольный Хеффам. Он объявил, что мы быстро доскачем до первой переправы, сменим там стражу, а утром начнем патрулировать тракт. Мне показалось, что его люди уже не раз выполняли подобные задания. Хеффам выехал вперед, а мы двинулись за ним двумя неровными рядами. Я постарался оказаться в самом конце строя. Мы миновали ворота, и на нас набросились яростный ветер и холодная ночь. Некоторое время дорога довольно сильно шла под уклон, затем мы свернули на тропу вдоль реки Бакк, на восток.
Когда огни Баккипа остались далеко позади, я начал немного придерживать Вороную. Ей совсем не нравились погода и темнота, и она с радостью замедлила шаг. Один раз я и вовсе ее остановил и соскочил на землю, делая вид, что подтягиваю сбрую. Патруль уехал в ночь без меня. Я снова сел в седло и догнал остальных, но теперь был последним в отряде. Я то и дело натягивал поводья, и расстояние между нами и отрядом постоянно увеличивалось. Когда, наконец, дорога свернула и они скрылись из виду, я снова спрыгнул на землю и принялся возиться с седлом. Я ждал, надеясь, что мое отсутствие останется незамеченным — непогода разыгралась вовсю. Когда никто не вернулся, чтобы посмотреть, почему я отстал, я вывернул плащ, вскочил в седло и направил лошадь в противоположную сторону.
Памятуя о просьбе Чейда, я спешил, но в пути возникали непредвиденные задержки. Мне пришлось ждать утреннего парома через реку Бакк, а потом ветры, ураган и лед, который покрыл веревки и палубу, замедлили нашу погрузку и переправу. С другой стороны, я обнаружил, что дорога стала шире и находится в лучшем состоянии, чем я помнил. Да и движение теперь было значительно оживленнее. Около тракта вырос маленький, но заметно процветающий торговый городок, с тавернами и домами, выстроенными на сваях, вне досягаемости приливов и бурь. К полудню я оставил его далеко позади.
Мое путешествие домой прошло без приключений. Несколько раз я останавливался, чтобы отдохнуть на небольших постоялых дворах, расположившихся вдоль дороги.
Только однажды ночью мне не удалось как следует отдохнуть. Сначала мне снился приятный мирный сон. Тепло камина, семья, которая занимается своими привычными вечерними делами.
Хм. Слезай с колен, девочка. Ты уже слишком большая.
Я никогда не буду слишком большой, чтобы сидеть на коленях у папочки. — В голосе слышался смех. — Что ты делаешь?
Чиню туфли твоей мамы. Пытаюсь. Вот. Вдень нитку в иголку. Огонь так весело пляшет в камине, что я никак не могу разглядеть ушко. У тебя глаза получше моих.
И тут я проснулся. Меня разбудила волна возмущения из-за того, что папа стал хуже видеть. Я попытался об этом не думать, проваливаясь назад в сон, который окружил защитными стенами.
Казалось, никто не обращал на меня внимания. Я потратил довольно много времени на воспитание Вороной, и мы множество раз проверяли, кто из нас упрямее. Погода по-прежнему была отвратительной, ночью шел мокрый снег. Днем же, когда непогода немного отступала, бледное водянистое солнце растапливало снег, превращая его в слякоть и грязь, которая к утру замерзала.
Впрочем, это путешествие казалось мне тяжелым не только из-за погоды. Со мной не было моего волка, который отправлялся вперед на разведку, чтобы посмотреть, не поджидают ли нас какие-нибудь неприятности, а потом возвращался проверить, нет ли погони. Теперь я мог рассчитывать лишь на себя и свой меч. Я чувствовал себя обнаженным и неполноценным.
В тот день, когда я выехал на тропу, ведущую к моей хижине, солнце пробилось сквозь облака. Снегопад решил немного отдохнуть, и теплые лучи превратили дорогу почти в непроходимую грязь. То и дело из леса доносились глухие удары — деревья сбрасывали с ветвей тяжелый груз мокрого снега. Я не заметил никаких следов на тропе, если не считать заячьих, и сделал вывод, что вряд ли здесь кто-нибудь побывал с тех пор, как испортилась погода. У меня немного поднялось настроение.
Однако когда я добрался до своей хижины, мне снова стало не по себе. Я сразу понял, что здесь кто-то был. Дверь в дом стояла распахнутой настежь. Под снегом я разглядел мебель и мои вещи, которые кто-то вышвырнул из дома и свалил в кучу прямо во дворе. Тут и там валялись куски бумаги, присыпанные свежим снегом. Забор вокруг огорода и амулет Джинны превратились в кучу щепок.
Я сидел на лошади, окруженный пронзительной тишиной, и старался отключиться от внешнего мира, пока мои глаза и уши собирали необходимую информацию. Затем я спрыгнул на землю и направился к хижине.
Внутри было пусто, темно и холодно. У меня зашевелились какие-то воспоминания, а потом неприятное ощущение помогло вернуться в прошлое — я вспомнил, как смотрел на дом, в котором побывали перекованные. В тусклом свете уходящего дня я разглядел на полу следы свиных копыт — видимо, любопытные животные заглянули внутрь. А еще кто-то в очень грязных сапогах много раз входил и выходил из хижины.
Они взяли то, что представляло хоть какую-то ценность и что можно было унести. Одеяла с кроватей, копченое мясо, висевшее на балках, все мои припасы, горшки и кастрюли для приготовления пищи — все исчезло. Кое-какие из свитков использовали, чтобы растопить очаг. Кто-то здесь вволю попировал нашими с Недом запасами на зиму. В очаге я заметил рыбные кости и понял, кто навестил мою хижину. Помогли и следы свиней.
Рабочий стол продолжал стоять на своем месте; зачем моему неграмотному соседу письменный стол? Впрочем, чернильницы были перевернуты, а свитки раскрыты, но потом отброшены в сторону. Это меня обеспокоило. В таком невероятном беспорядке я не мог определить, каких из них не хватает. И не знал, приходили ли сюда Полукровки после моего соседа, который так сильно любит свиней. Карта Верити криво висела на стене, и я удивился облегчению, которое испытал, обнаружив, что она цела. Я и не знал, что она представляет для меня такую ценность. Я снял ее и свернул в трубочку, а потом, не выпуская из рук, отправился оценить урон, причиненный моему дому. Сначала я заставил себя внимательно изучить все комнаты и курятник и лишь потом принял решение о том, что заберу с собой.
Из сарая, где жил пони, забрали запас зерна и все инструменты. Моя мастерская превратилась в руины. Вряд ли это дело рук Полукровок. Теперь я уже не сомневался, что мою хижину навестил весьма неприятный тип, живший по соседству. Он держал свиней и однажды обвинил меня в том, что я украл его поросенка. Когда я в спешке уезжал отсюда, я велел Неду отдать ему наших кур — разумеется, совсем не из благородных побуждений, просто я знал, что он будет их кормить ради яиц, которые они несут. Мне показалось, что так будет для них лучше.
Наверное, он сообразил, что я собираюсь отсутствовать долго. Я стоял, в ярости сжав кулаки, и оглядывал свой маленький сарай. Я знал, что больше сюда не вернусь. Даже если бы все инструменты оказались на месте, вряд ли я забрал бы их с собой. Зачем мне теперь мотыга или тяпка? Однако меня возмутил сам факт кражи. Все мое существо наполнило нестерпимое желание отомстить, хотя я прекрасно понимал, что у меня нет времени и что вор, вероятно, оказал мне услугу, забравшись в мой дом до Полукровок.
Я завел Вороную в сарай и дал ей жалкие остатки сена, которые мне удалось собрать. Потом достал для нее ведро воды из колодца. А затем занялся спасением и уничтожением собственного имущества.
В большой куче под снегом я обнаружил кровать, стол и стулья и несколько полок. Наверное, он собирался вернуться за ними позднее, с телегой. Я решил их сжечь. Я стряхнул с мебели снег, с сожалением посмотрел на атакующего оленя, которого Шут вырезал на столешнице, а затем отправился в дом, чтобы взять что-нибудь на растопку. Набитый соломой матрас с моей кровати отлично сгодился для этой цели, и очень скоро около дома пылал громадный костер.
Я постарался делать все как можно методичнее. Пока было светло, собрал свитки и манускрипты, выброшенные во двор. Часть из них безнадежно пострадала от сырости, другие были порваны и затоптаны грязными копытами, часть превратилась в обрывки. Помня слова Чейда, некоторые я разгладил и свернул, но большинство отправил в огонь. Потом я принялся разгребать ногами снег и прекратил это неблагодарное занятие, только убедившись, что во дворе не осталось ничего.
Начало смеркаться, и я развел в хижине огонь, чтобы немного согреться, да и свет мне не помешал бы. После этого я занялся самим домом. Большая часть моих вещей отправилась прямо в огонь — старая рабочая одежда, письменные принадлежности и все остальное. К вещам Неда я отнесся милосерднее. Он наверняка захотел бы сохранить свой волчок, который так любил в детстве. Из старого плаща я сделал мешок и сложил туда то, что решил взять с собой. Потом уселся у огня и принялся изучать свитки, оставшиеся в доме. Их оказалось гораздо больше, чем я ожидал и чем мог унести в Баккип.
Сначала я отложил в сторону те, что написал не сам. Разумеется, я не мог оставить здесь карту Верити. Вскоре к ней присоединились манускрипты, приобретенные мной во время странствий или привезенные Старлинг. Кое-какие из них были очень старыми и редкими. Я обрадовался, что с ними ничего не случилось, и дал себе слово сделать копии по возвращении в Баккип. В остальном я вел себя совершенно безжалостно. Я просмотрел все, что написал. Травники с подробными иллюстрациями отправились в огонь. В них не было никакой необходимости, я все прекрасно помнил и в случае нужды мог легко восстановить. Я решил сохранить лишь один или два.
Вопреки всякому здравому смыслу я все-таки положил в мешок свои записки, посвященные тому времени, что я провел в горах, — в этих бумагах, среди прочего, содержались и мои размышления о собственной жизни. Когда я просматривал некоторые из них, мне стало стыдно. Приторная, несерьезная, наполненная жалостью к самому себе и рассуждениями о собственной значимости писанина — вот что представляли собой мои труды. Кем же я был, когда писал их?
Мои записи, посвященные Скиллу и Уиту, отправились в мешок, а вслед за ними длинное описание нашего путешествия в горы и королевство Элдерлингов, где Верити стал драконом. Бездарные стихи о Молли пожрал огонь, за ними последовали тетради, в которых я учил Неда писать и считать. И все равно бумаг оказалось очень много. Тогда я просмотрел их во второй раз, подвергнув более суровой критике, и вскоре смог закрыть футляр для свитков.
Тогда я встал и, закрыв глаза, задумался: что я забыл? Может быть, остались еще какие-нибудь записи, о которых я не помню? Вскоре я понял, что это бесполезно. Кое-что мне хватило ума уничтожить через несколько дней после того, как оно было написано. Что-то я отдал Старлинг, чтобы она отвезла Чейду. Понять, не хватает ли чего-нибудь, я не мог. Попробуйте вспомнить все, что вы написали за пятнадцать лет, — уверен, вряд ли вам это удастся.
Поверял ли я когда-нибудь бумаге историю о времени, проведенном с Черным Рольфом и представителями Древней Крови? Я знал, что писал об этом, но не помнил, в отдельном ли свитке, или рассказ о тех нескольких месяцах является частью какого-нибудь другого. Кроме того, мне было неизвестно, какие бумаги использовал мой сосед, чтобы развести огонь. Я вздохнул, понимая, что вынужден сдаться. Я сделал все, что мог. В будущем я обещал себе быть осторожнее.
Я вышел во двор и подтолкнул в костер торчащие в разные стороны куски мебели. Сильный ветер и снег вскоре его погасят, но атакующего оленя уже давно слизало пламя. Остальное не имело для меня значения. Вернувшись в хижину, я снова прошел по комнатам, где прожил столько лет. Я не оставил здесь ничего личного, само мое присутствие теперь в прошлом. Я хотел было сжечь и хижину, но потом решил не делать этого. Она стояла здесь, когда я пришел, пусть стоит и дальше. Может быть, какой-нибудь бесприютный бродяга найдет ее и будет счастлив обрести дом.
Я снова оседлал Вороную и вывел ее на улицу. Потом прикрепил к седлу футляр со свитками и вещи Неда и еще два плотно закрытых горшка — один с молотой эльфовской корой, а другой с карримом. Затем вскочил на Вороную и оставил за спиной эту часть своей жизни. Костер, в котором горело мое прошлое, отбрасывал причудливые тени на дорогу, где металась набирающая силу буря.

VII
УРОКИ

Именно так формируются лучшие группы, объединенные общими интересами. Позвольте мастеру Скилла самому выбрать тех, кого он станет учить. Пусть их будет не менее шести человек, хотя большая группа лучше поддается обучению. Пусть мастер Скилла собирает их ежедневно, не только для уроков, но и для совместных трапез и развлечений. Будет неплохо, если они поселятся вместе, при условии, что это не приведет к соперничеству и вражде. Разрешите им проводить друг с другом как можно больше времени, пусть между ними возникнут дружеские связи, и в конце первого года обучения отряд организует сам себя. Тех учеников, которые так и не сойдутся с другими, следует отправить к королю — чтобы они служили ему поодиночке.
Некоторым мастерам Скилла трудно не вмешиваться в формирование отряда. Велико искушение объединить лучших с лучшими, избавиться от тех, кто слишком медлителен или обладает взрывным темпераментом. Но опытные мастера Скилла воздерживаются от влияния на отряд, ведь только члены группы знают, как они могут дополнить друг друга. Тот, кто кажется ограниченным и тупым, может обеспечить надежность, помешает группе принимать необдуманные решения. А излишне темпераментный член отряда часто оказывается способным на неожиданные озарения. Так пусть каждый отряд формируется самостоятельно, выбирая собственного лидера.
Перевод Трикпи из рукописи мастера Скилла Оклифа «Отряд»

— Где ты был? — резко спросил Дьютифул, входя в башню.
Он плотно затворил за собой дверь и остановился на середине комнаты, скрестив на груди руки. Я не торопясь встал с кресла Верити и оторвал взгляд от бесконечной череды бегущих волн. На лице моего принца проступило нетерпение и раздражение. Не самое лучшее начало отношений между учителем и учеником. Я вздохнул. Не стоит подливать масла в огонь. И я заговорил спокойно и доброжелательно:
— Доброе утро, принц Дьютифул.
Подобно молодому жеребчику, он едва не встал на дыбы, но сумел взять себя в руки и, глубоко вздохнув, решил начать заново.
— Доброе утро, Том Баджерлок. Прошло немало времени с нашей последней встречи.
— Важные дела заставили меня на некоторое время покинуть Баккип. Мне удалось их завершить, и я рассчитываю, что до конца зимы почти полностью буду в вашем распоряжении.
— Благодарю. — Но тут его раздражение прорвалось наружу. — О большем я и просить не могу.
— Почему же, можете. Но едва ли сумеете получить.
Тут на лице юноши появилась улыбка Верити, и он добавил:
— Откуда ты только взялся? Никто не осмеливается так говорить со мной.
Я сделал вид, что неправильно понял вопрос.
— Мне пришлось отправиться в свой старый дом, чтобы разобраться с накопившимися за долгие годы вещами. Я не люблю оставлять дела незаконченными. Теперь все в порядке. Я в Баккипе и готов вас учить. Когда начнем?
Вопрос вывел его из равновесия. Он оглядел комнату. Чейд позаботился о том, чтобы в башню доставили новую мебель — с тех пор, как Верити при помощи Скилла сдерживал отсюда натиск красных кораблей, в башне стало тесновато. Внес свою лепту и я, повесив на стену карту Шести Герцогств, сделанную рукой Верити. В центре комнаты стояли большой стол из тяжелого темного дерева и четыре массивных кресла. Я пожалел людей, которым пришлось затаскивать мебель наверх по узкой винтовой лестнице.
Возле одной из наклонных стен башни стоял высокий стеллаж, забитый свитками. Я не сомневался, что Чейд заявит, будто сложил их в идеальном порядке, но мне не дано было понять логику, следуя которой он рассортировал манускрипты. Кроме того, в комнате находилось несколько закрытых на замки сундуков, где хранились свитки Солисити, мастера Скилла. Мы с Чейдом считали, что они слишком опасны, чтобы оставлять их без присмотра. Даже сейчас у входа в башню стоял часовой с приказом никого не впускать в комнату — кроме советника Чейда, принца и королевы. Мы больше не хотели терять контроль над библиотекой.
Много лет назад, когда мастер Скилла Солисити умерла, все манускрипты перешли в распоряжении Галена, ее ученика. Он стал мастером Скилла, хотя не закончил обучения. Считалось, что он научил принцев Чивэла и Верити всему, что следовало знать о древней магии Видящих, но мы с Чейдом подозревали, что Гален сознательно сократил курс. С тех пор он не брал учеников, пока король Шрюд не потребовал создать отряд Скилла. Гален никого не допускал до свитков, а потом и вовсе заявил, что библиотека — всего лишь миф. После его смерти нам не удалось найти даже ее следов.
Каким-то образом свитки оказались в руках Регала Претендента. После его смерти манускрипты вернулись к королеве, которая поручила заботиться о них Чейду. Мы подозревали, что раньше свитков было значительно больше. Чейд предполагал, что лучшие манускрипты о Скилле, драконах и Элдерлингах были проданы торговцам с Внешних островов в самом начале войны с красными кораблями. Не вызывало сомнений, что ни Регал, ни Гален не испытывали особой любви к Прибрежным герцогствам, страдавшим от набегов островитян.
Возможно, они не решались напрямую вступить в торговлю с нашими врагами, но, так или иначе, продажа свитков позволила Регалу стать обладателем крупной суммы денег. К тому времени, когда казна Шести Герцогств опустела, Регал не нуждался в деньгах — его придворные купались в роскоши. Так пираты с красных кораблей узнали о Скилле. Впрочем, сведения об использовании черных камней Скилла они получили в другом месте. Не исключено, что и о том, как «перековывать» людей, пираты вычитали в одном из манускриптов. Теперь мы с Чейдом уже ничего не можем доказать.
Голос принца вернул меня к действительности.
— Я думал, ты все уже спланировал. С чего начать и прочее…
Неуверенность в голосе мальчика вызвала у меня сострадание. Мне хотелось успокоить его, но я решил быть с ним честным.
— Возьми кресло и присядь рядом со мной, — предложил я, устраиваясь в кресле Верити.
Он удивленно посмотрел на меня, потом пересек комнату, взял одно из тяжелых кресел и подтащил к окну. Я молчал, дожидаясь, когда он сядет. Пока Дьютифул будет моим учеником, я забуду о его титуле и в башне буду обращаться с ним как с обычным мальчишкой, а не как с принцем. В последний момент меня вдруг охватили сомнения — а вдруг откровенность подорвет мой авторитет? Однако я тряхнул головой и заговорил:
— Мой принц, около двух десятков лет назад я сидел здесь, на полу, у ног твоего отца. Он занимал это кресло. Верити смотрел на море и использовал Скилл. Верити безжалостно эксплуатировал свой талант, применяя Скилл против врагов и не думая о вреде, который наносил своему здоровью. Отсюда силой мысли он устремлялся далеко в море, находил красные корабли еще до того, как они добирались до наших берегов, и вводил в заблуждение моряков, сбивал их с курса или внушал капитанам ложную уверенность, что погода не переменится. И в результате многие красные корабли разбивались о скалы или гибли в шторм.
Уверен, ты слышал о мастере по имени Гален. Ему поручили подготовить круг Скилла, группу людей, владеющих этим даром. Предполагалось, что этот отряд направит все свои способности на помощь королю Верити в борьбе с красными кораблями. Гален действительно создал круг, но они предали истинного короля и перешли на сторону Регала, честолюбивого младшего брата Верити. Они постоянно мешали твоему отцу. Задерживали сообщения или вовсе их не передавали. В результате твой отец часто выглядел глупо, пошли разговоры о том, что он не справляется со своими обязанностями. Ради того, чтобы герцоги отвернулись от Верити, группа Галена помогала пиратам красных кораблей убивать или «перековывать» ни в чем не повинных людей.
Принц ловил каждое мое слово. Я же не мог честно посмотреть ему в глаза. Мой взгляд блуждал по бурному морю за окном. Наконец, я собрался с духом и заставил себя пройти по тонкой границе между ужасной правдой и трусливой ложью.
— Я стал одним из учеников Галена. Он презирал меня из-за того, что я рожден вне брака. Я старался изо всех сил, но он оказался жестоким и несправедливым наставником. Гален старался утаить от меня тайны Скилла, превращая обучение в сплошные издевательства. Мне удалось постичь лишь основы Скилла, не более. Я не мог развивать свой дар, поэтому был обречен на поражение. Он изгнал меня вместе с другими учениками, не прошедшими испытаний.
И тогда я снова стал исполнять обязанности слуги. Когда твой отец работал особенно напряженно, еду приносили ему в башню. Обычно это делал я. Однажды мы совершенно случайно обнаружили, что, хотя я сам не могу управлять Скиллом, Верити удается черпать у меня силу. Позднее, в те редкие часы, когда у него появлялось свободное время, он кое-чему меня научил.
Я замолчал и повернулся к Дьютифулу. Темные глаза принца неотступно наблюдали за мной.
— А когда он отправился на север, ты его сопровождал?
Я покачал головой и честно ответил:
— Нет. Я был слишком молод, и Верити мне не позволил.
— И ты не попытался последовать за ним позднее?
Он не мог мне поверить, в своем воображении Дьютифул уже поставил себя на мое место. Следующие слова дались мне с огромным трудом.
— Никто не знал ни куда отправился Верити, ни какие дороги он выбирал. — И я вновь замолчал, надеясь, что Дьютифул больше не станет задавать вопросы — мне совсем не хотелось ему лгать.
Принц отвернулся от меня и посмотрел на море. Он не мог скрыть своего разочарования.
— Быть может, если бы ты был рядом с ним. события развивались бы по-другому.
Я часто убеждал себя, что в этом случае королева Кетриккен не пережила бы правления Регала в Баккипе. Но я лишь ответил:
— Я и сам часто размышлял об этом, мой принц. Но никому не дано узнать, как все повернулось бы, если бы я последовал за Верити. Возможно, мне удалось бы ему помочь, но, скорее всего, я лишь стал бы ему помехой. В те времена я был слишком юным, нетерпеливым и порывистым. — Вздохнув, я постарался направить разговор в нужном мне направлении. — Я хочу, чтобы ты знал: я не мастер Скилла. Мне не удалось изучить все манускрипты… Я читал лишь некоторые из них. В определенном смысле, мы оба ученики. Я постараюсь извлечь из свитков как можно больше сведений, одновременно обучая тебя основам, которые мне известны. Нам предстоит долгий и опасный путь. Ты меня понял?
— Понял. А как насчет Уита?
Сегодня я не хотел обсуждать этот вопрос.
— Я овладел Уитом самостоятельно — как и ты. Это произошло случайно — я неожиданно оказался связанным со щенком. Только в зрелом возрасте мне довелось встретить человека, который помог привести в порядок мои отрывочные сведения об Уите. И вновь время сыграло против меня. Я многому научился, но далеко не всему… честно говоря, мои знания об Уите далеки от совершенства. Поэтому и здесь моя помощь будет ограничена. Твой учитель Уита и сам не слишком сведущ в его тайнах.
— Твоя уверенность в себе не слишком вдохновляет, — мрачно пробормотал Дьютифул и вдруг рассмеялся. — Хорошенькая парочка из нас получится — двое хромых, бредущих в темноте. И когда же мы начнем?
— Боюсь, мой принц, сначала нам придется вернуться назад. Необходимо отказаться от неверных навыков, которыми ты овладел самостоятельно. Тебе известно, что, пытаясь использовать Скилл, ты мешаешь его с Уитом?
Дьютифул недоуменно посмотрел на меня.
— Ладно, — вздохнул я. — Первым делом постараемся отделить один вид магии от другого.
Как будто я знал, как это сделать. Честно говоря, я не был уверен, что и сам не путаю два различных вида волшебства.
— Я хочу начать с основ Скилла. Чтобы избежать путаницы, давай на время забудем о существовании Уита.
— А ты знаешь еще кого-нибудь, кто был бы таким же, как мы?
Я потерял нить разговора.
— О чем ты?
— О людях, которые владеют Скиллом и Уитом одновременно.
Я задумался. Правда или ложь? Я выбрал правду.
— Мне кажется, однажды я встретил такого человека, но тогда этого не понял. Думаю, он и сам не знал, что делает. Я посчитал, что он обладает очень сильным Уитом. Однако потом нередко задавал себе вопрос, какую часть из моих разговоров с Ночным Волком он понимал. Подозреваю, что он владел Скиллом и Уитом, но полагал, что они едины, и применял одновременно.
— Кто он такой?
Мне не следовало отвечать на его вопросы.
— Это было много лет назад. Именно он помог мне овладеть Уитом. А теперь займемся тем, ради чего мы сюда пришли.
— Сивил…
— Что?
Разум парня скакал с одной мысли на другую, словно блоха. Ему необходимо научиться думать о чем-то одном.
— Сивила обучали Уиту с раннего детства. Быть может, он захочет со мной заниматься. Ему ведь известно, что я наделен Уитом, и моя тайна останется нераскрытой. И…
Вероятно, выражение моего липа заставило Дьютифула замолчать. Я заговорил не сразу, поскольку не был уверен, что у меня не дрогнет голос. Наконец, я сделал вид, что наделен мудростью и способен слушать других людей.
— Расскажи мне о Сивиле, — предложил я. А потом не удержался и добавил: — Попробуй меня убедить, что ему можно доверять.
Мне понравилось, что он задумался. Нахмурив лоб, Дьютифул заговорил медленно, словно вспоминал события, которые произошли много лет назад.
— Я познакомился с Сивилом, когда он от имени своей семьи преподнес мне в подарок кошку. Кажется, леди Брезинга и раньше посещала замок Баккип, но Сивила я тогда увидел впервые. Понимаешь, когда он отдавал мне кошку… Он любил ее и хотел, чтобы она попала в хорошие руки. Сивил вручил ее мне так, словно кошка была его другом. Возможно, дело в том, что он обладает Уитом. Он сказал, что научит меня с ней охотиться, и на следующее утро мы отправились в лес. Том, мы не взяли с собой никого больше, чтобы кошку ничто не отвлекало. И он действительно научил меня охотиться с ней, но что поразило меня больше всего — Сивил совсем не думал о том, что я принц Дьютифул и у него есть шанс завоевать мое расположение. — Дьютифул слегка покраснел и смолк.
— Возможно, тебе мои слова покажутся проявлением тщеславия, но я постоянно сталкиваюсь с подобными вещами. Я принимаю приглашение, если оно кажется мне интересным, а потом выясняется, что человек просто хочет привлечь мое внимание к собственной особе. Леди Уэсс предложила мне посетить кукольное представление, которое давала труппа из Тилта. А когда мы на него пришли, села рядом со мной и весь спектакль болтала о каком-то земельном споре со своим соседом.
Сивил вел себя иначе. Он научил меня обращаться с кошкой. Если бы он хотел сделать мне что-нибудь плохое, ему бы ничто не помешало. Люди часто погибают на охоте. Он мог бы столкнуть меня с обрыва. Мы охотились не только в то утро, но каждый день на рассвете в течение всей недели, которую он провел в Баккипе. И с каждым днем я чувствовал себя увереннее. А когда он привел с собой собственную кошку, у нас получилось просто великолепно. И тогда я подумал, что обрел настоящего друга.
Старый фокус Чейда сослужил мне отличную службу. Молчание гораздо лучше побуждает собеседника говорить, чем неловко заданный вопрос — особенно если ты не знаешь, как его сформулировать.
— Ну, вот. А когда мне показалось, что я влюбился и должен сбежать от помолвки, я решил поговорить с Сивилом. И отправил ему послание. Когда мы расставались, он сказал, что если мне потребуется помощь, я всегда могу на него рассчитывать. Вскоре я получил ответ, в нем говорилось, куда мне следует пойти и у кого просить поддержки. И вот что я хочу сказать тебе, Том. Сейчас Сивил утверждает, что он не получал моей записки и не писал ответа. И еще: с тех пор, как я покинул Баккип, я не видел ни Сивила, ни леди Брезингу. Только слуг. Они поселили мою кошку среди своих…
Он замолчал, и я понял, что Дьютифул не станет продолжать, если я его не подтолкну.
— Но ты оставался в особняке?
— Да. Для меня подготовили комнату, но мне показалось, что этим крылом особняка практически не пользовались. Мне постоянно напоминали о необходимости сохранения тайны — мне даже не следовало выходить из комнаты. Еду приносили прямо туда, а когда стало известно… что скоро приедете вы, мне сказали, что я должен покинуть особняк. Однако люди, с которыми я должен был отправиться дальше, еще не прибыли. Мы с кошкой вышли ночью прогуляться и… твой волк нас нашел.
Дьютифул снова замолчал.
— Остальное мне известно, — сказал я, пожалев нас обоих, но на всякий случай спросил: — А теперь Сивил утверждает, будто он не знал, что ты жил в особняке?
— Ни он, ни его мать ничего не подозревали. Он поклялся. Сивил полагает, что мою записку перехватил слуга и передал кому-то другому. А тот написал ответ и организовал мое похищение.
— А что стало со слугой?
— Он исчез. В ту же ночь, когда я покинул особняк леди Брезинги. Мы сосчитали дни, и у нас все сошлось.
— Похоже, вы с Сивилом все подробно обсудили. — Я не сумел скрыть неодобрения.
— Когда Лодвайн открыл свои истинные намерения, я решил, что Сивил участвовал в заговоре и предал меня. Еще одна причина, по которой я впал в отчаяние. Я не только потерял кошку, но еще и мой единственный друг оказался на стороне врага. Ты не представляешь себе, как я был рад, когда понял, что ошибся. — Он не сдержал улыбки.
Значит, Дьютифул верит Сивилу Брезинге настолько, что надеется на его помощь в изучении запретного Уита. Принц не сомневается, что Сивил его не предаст и не навлечет на него опасность. Дьютифул мечтает иметь настоящего друга. Я сравнил его веру в Сивила с отношением ко мне и поморщился. Хотя я не давал ему поводов привязаться ко мне, принц рассчитывал на мою верность. Он настолько одинок, что любой близкий контакт превращается в дружбу.
Я придержал язык. Меня терзали сомнения, но им на смену пришла холодная решимость. Я дал себе слово добраться до внутреннего мира Сивила Брезинги и узнать, что он за человек. Если Сивил окажется предателем, он заплатит за все. И вдвойне, если он предал моего принца и солгал ему, если воспользовался природной доверчивостью Дьютифул а. Впрочем, я решил промолчать о своих подозрениях — до поры.
— Понятно, — мрачно сказал я.
— Он предложил обучать меня Уиту… Древняя Кровь — так он его называет. Я ни о чем не просил — Сивил предложил сам.
Меня его слова не слишком обнадежили, но я оставил свои мысли при себе.
— Принц Дьютифул, я бы предпочел, чтобы вы не начинали сейчас уроки Древней Крови. Как я уже говорил, нам нужно разделить два вида магии. Я полагаю, что сначала необходимо развивать владение Скиллом.
Некоторое время он смотрел на далекое море. Я знал, что Дьютифулу не терпится начать обучение с Сивилом. Однако он вздохнул и спокойно проговорил:
— Что ж, если ты считаешь, что так будет лучше, я не стану возражать. — Дьютифул повернулся и посмотрел мне в глаза.
Я не увидел в них сомнений. Он принял меня в качестве наставника.
Принц Дьютифул был готов начать обучение Скиллу. Оставалось надеяться, что наставник окажется достойным своего ученика.
Мы начали занятия в то же утро. Когда мы уселись за стол, напротив друг друга, я велел ему закрыть глаза и сосредоточиться. Потом попросил опустить все барьеры между собой и внешним миром и попытаться полностью ему открыться. Я говорил с принцем тихо и ласково, как с жеребцом, которому предстояло впервые испытать уздечку. Я сидел и смотрел на его юное лицо. Он был готов. Дьютифул походил на спокойную поверхность пруда, куда я собирался нырнуть.
Если я сумею себя заставить совершить первый прыжок.
Я уже давно привык к стенам своего Скилла. Быть может, они стали тоньше из-за моей беспечности, но я никогда полностью их не опускал. Войти в контакт с принцем было совсем не то же самое, что погрузиться в поток Скилла. Я становился беззащитным. Прошли годы с тех пор, как я практиковался в Скилле, соединялся с другим человеком. Быть может, я открою Дьютифулу слишком большую часть своего разума? И тут же мои защитные барьеры стали прочнее. Убрать их полностью оказалось гораздо труднее, чем мне казалось. Я так долго жил под их защитой, что не мог с ними расстаться. С тем же успехом можно пытаться смотреть на яркий солнечный свет, приказывая своим глазам не щуриться.
Я медленно опускал стены, пока не оказался совершенно обнаженным перед ним. Оставалось лишь преодолеть поверхность стола. Я знал, что могу войти в его мысли, но все еще колебался. Я не хотел ошеломить Дьютифула, как это сделал Верити, когда наши разумы соприкоснулись в первый раз. Медленно, очень медленно и осторожно…
Я сделал вдох и двинулся к нему.
Он улыбнулся, не открывая глаз.
— Я слышу музыку.
Для меня его слова стали двойным откровением. Принцу Скилл давался удивительно легко, к тому же он чувствовал его гораздо острее меня. Я расширил границы своего восприятия и тоже уловил музыку Олуха. Она жила в моем сознании, подобно журчанию ручья или шуму ветра за окном — звуки, которые я давно научился не замечать, как и все другие шепоты и мысли, наполняющие мир, точно палая листва поверхность лесной реки. И все же, когда я коснулся разума Дьютифула, оказалось, что он слышит музыку Олуха отчетливее, чем я, — для принца она звенела, словно ясный голос менестреля на фоне хора. Олух действительно был очень силен.
А принц обладал поразительным талантом — в ответ на мое неловкое прикосновение он обратил ко мне свое внимание, сразу почувствовав мое присутствие. Возникло мгновение взаимного озарения, нам удалось увидеть друг друга совсем в ином свете. Я заглянул в его сердце и не нашел там даже зернышка обмана или вероломства. Он так же искренне и доверчиво открылся Скиллу, как относился к жизни. Я ощутил себя маленьким и темным рядом с ним, поскольку стоял в маске, позволив увидеть лишь то, что считал нужным, — всего одну грань своей души.
Прежде чем я успел попросить его приблизиться ко мне, мысли Дьютифула смешались с моими.
Ты испытываешь меня при помощи музыки? Я ее слышу. Она чудесная.
Мысли принца звучали четко и ясно, но я ощущал в них присутствие Уита, при помощи которого он дал мне почувствовать свой Скилл. Дьютифул использовал восприятие Уита, чтобы отделить мои мысли от множества других, переполнявших Баккип. Как отучить его от этой привычки?
Мне кажется, я уже слышал эту мелодию раньше, но не помню, как она называется.
Слова принца заставили меня оторваться от абстрактных размышлений. Привлеченный музыкой, он сделал шаг, чтобы покинуть себя.
Теперь у меня больше не оставалось сомнений. Чейд прав. Олуха необходимо учить — в противном случае его придется убить. Я скрыл от принца эту мрачную мысль.
А теперь осторожно, мальчик. Не будем спешить. То, что ты слышишь музыку, доказывает, что тебе по силам использовать Скилл. Сейчас ты воспринимаешь музыку и разрозненные мысли, похожие на мусор, плавающий на поверхности реки. Тебе предстоит научиться не обращать на него внимания, чтобы находить чистую воду, по которой ты сможешь посылать собственные мысли. Сейчас до тебя долетают обрывки эмоций людей, обладающих минимальными способностями к Скиллу. Пройдет время, и ты сможешь игнорировать их. Что касается музыки, она исходит от человека, наделенного сильным даром к Скиллу, но мы не станем обращать на нее внимание.
Музыка так красива.
Верно. Однако музыка не есть Скилл. Музыку посылает один человек. Она подобна листку, который увлекает течение ручья. Он красив и изящен, но под ним таится холодная сила. Если ты позволишь ему себя отвлечь, то можешь забыть о мощи потока, и он унесет тебя прочь.
Я совершил глупость, когда заговорил об этом. Мне бы следовало догадаться, что его талант слишком силен и он не сможет его контролировать. Прежде чем я успел вмешаться, Дьютифул обратил свое внимание на поток Скилла и сосредоточился на нем. Через мгновение его унесло от меня.
Казалось, я смотрю на ребенка, которого затянуло в стремнину. Сначала меня охватил ужас. Потом я бросился в поток вслед за ним, прекрасно понимая, как трудно мне будет его догнать.
Позднее я попытался рассказать об этом Чейду: «Представь себе, что в большом зале собралось множество людей, которые ведут отдельные разговоры. Ты начинаешь прислушиваться к одному из них, но твое внимание привлекает замечание человека, находящегося у тебя за спиной. И ты не в силах вспомнить, кого ты слушал вначале или о чем люди беседовали. Каждая новая фраза отвлекает тебя, но ты не можешь выделить самое важное. Все они существуют одновременно, все одинаково привлекательны, и каждая уносит с собой часть твоей личности».
Когда погружаешься в поток Скилла, исчезает зрение и осязание, гаснут все звуки. Остаются лишь мысли. Только что принц находился рядом со мной, сильный и свободный. А в следующее мгновение его увлекло чуждое течение. Иногда, случайно потянув за одну нить, можно распустить все вязание, так и принц начал распадаться. Чтобы восстановить распущенные петли вязания, недостаточно поймать упущенную нить, но я бросился за принцем, окунувшись в водоворот случайных мыслей и эмоций.
Я хватался за ускользающие обрывки, отчаянно пытаясь добраться до Дьютифула. Мне приходилось бывать и в более стремительных потоках Скилла и удавалось сохранить свою личность. Однако у принца совсем не было опыта, его раздирало на части в этом невероятном скоплении мыслей. Я понимал: чтобы позвать его, мне нужно рискнуть собой, но, поскольку я сам во всем виноват, ничего другого мне не оставалось.
Дьютифул! — Я послал мысль во все стороны и открыл свой разум, надеясь услышать ответ.
Однако поднявшаяся буря эмоций, исходящая от людей, наделенных малой толикой Скилла, лишь взбаламутила поток. Их недоуменное внимание обрушилось на меня, вонзившись в мой разум, точно тысячи рыболовных крючков.
Это было странное ощущение, тревожное и возбуждающее одновременно. Меня поразила ясность моего восприятия окружившей меня реальности. Наверное, Чейд был прав, заставив меня отказаться от эльфовской коры. Впрочем, мысль об этом исчезла, как только я сосредоточился на погоне. Яростно встряхнувшись, словно выбравшийся из воды волк, я изгнал все посторонние чувства.
ДЬЮТИФУЛ!!!
Моя мысль взывала не просто к его имени, а к самой сущности принца, его образу, который я успел так отчетливо представить себе, когда наши разумы соприкоснулись. В ответ до меня донеслось лишь далекое вопрошающее эхо, словно он помнил свое имя, но уже начал забывать.
Я должен был вытащить принца из переплетенных потоков, отделить его от всего постороннего.
Дьютифул. Дьютифул. Дьютифул.
Легкое постукивание моих мыслей стало для него биением сердца, подтверждением сути существования. Некоторое время я держал его, успокаивая, и он постепенно приходил в себя. Дьютифул быстро сосредоточился в центральном клубке, который я раньше не воспринимал. Я стал тишиной вокруг него, помогая отгородиться от мыслей мира, пока он воссоздавал себя.
Том? — наконец заговорил он. Он умудрился воспользоваться одной из моих граней, обращенных к нему.
Да, — ответил я. — Да, Дьютифул. На сегодня хватит. Давай уходить отсюда. Возвращайся к себе.
Мы вместе выбрались из дразнящего потока, а потом каждый из нас вернулся в свое тело. И все же в тот момент, когда мы покидали реку Скилла, мне показалось, что кто-то еще заговорил со мной, точно до меня донеслось далекое эхо мысли.
Неплохая работа. Но в следующий раз будь осторожнее, береги его и себя.
Послание было адресовано мне. Не думаю, что Дьютифул его услышал. Открыв глаза, я увидел, как побледнел принц, и сразу же забыл о постороннем присутствии. Он сидел, опустив голову и полуприкрыв глаза. По лицу катились капельки пота, грудь тяжело вздымалась. Мой первый урок едва не оказался для него последним.
Я обошел стол и присел рядом с ним на корточки.
— Дьютифул, ты меня слышишь? Он тихонько вздохнул.
Да. — Неприятная улыбка появилась на его вялом лице. — Как красиво. Я хочу вернуться, Том.
— Нет. Не делай этого. Даже не думай о Скилле сейчас. Оставайся здесь. Сосредоточься на ощущениях своего тела. — Я оглядел комнату. Ни воды, ни вина, которые я мог бы ему предложить. — Скоро ты придешь в себя, — сказал я, не слишком веря в свои слова.
Почему я проявил такую беззаботность? Почему не предупредил его об опасностях Скилла? Просто я не предполагал, что он уже во время первого урока сумеет нырнуть в поток. Я не догадывался, что он настолько силен и может сразу угодить в беду. Ну, теперь я знаю. Обучение принца будет весьма опасным делом.
Я положил руку ему на плечо, чтобы помочь сесть поудобнее… И наши разумы слились. Я опустил свои стены, а у Дьютифула их попросту не было. На меня нахлынул восторг Скилла. Вместе с ним я слышал приглушенный шум мыслей, подобный реву далекого водопада.
Пойдем отсюда. — посоветовал я, увлекая Дьютифула за собой.
Скилл заворожил принца, и меня это встревожило. Когда-то и меня так же сильно привлекал его могучий поток. Даже сейчас он норовил увести меня за собой, но теперь я знал об опасностях и научился сохранять равновесие. Принц был подобен ребенку, который тянет руку к пламени свечи. Я вновь позвал принца за собой, встав между ним и потоком. Наконец, я ощутил, как он закрывает свой разум от опасных и влекущих шепотов Скилла.
— Дьютифул. — Я произнес его имя вслух и при помощи Скилла. — Пришло время остановиться. Для первого раза достаточно.
— Но я… хочу, — едва слышно прошептал он, но я обрадовался, что принц заговорил.
— Достаточно, — повторил я, убирая руку с его плеча.
Дьютифул со вздохом откинулся на спинку кресла. Я с трудом поборол искушение разделить с ним свои возможности, чтобы помочь быстрее восстановить силы. Способен ли я выстроить для него стены, защитить, чтобы он мог безопасно путешествовать с потоками Скилла? Сумею ли убрать наведенный Скиллом приказ не сопротивляться мне?
Когда я начинал учиться, Скилл казался мне похожим на обоюдоострый клинок. Я получал великолепную возможность изучать могущественную магию, но понимал, что если Гален узнает о моей способности к Уиту, он меня уничтожит. Я никогда не подходил к Скиллу так нетерпеливо и открыто, как Дьютифул. Очень скоро опасность и боль притупили мое любопытство относительно королевской магии. Я пользовался ею неохотно.
Конечно, меня влекло к Скиллу, но поток в любой момент мог поглотить мою личность. Как только я обнаружил, что чай из эльфовской коры притупляет зов Скилла, я без колебаний начал его пить, несмотря на мрачную репутацию напитка. Теперь, когда я освободился от последствия употребления коры, мое желание заниматься Скиллом усилилось от соприкосновения с брызжущим энтузиазмом Дьютифула. К тому же я получил доступ к свиткам о Скилле. И сейчас не меньше, чем принц, жаждал вновь погрузиться в его пьянящие волны. Мне пришлось закрыться — совсем ни к чему, чтобы Дьютифул почувствовал мое стремление к Скиллу.
Взглянув на неумолимо взбирающееся на небо солнце, я понял, что наше время почти истекло. На щеках Дьютифула вновь появился румянец, но волосы оставались мокрыми от пота.
— Пойдем, нам пора.
— Я устал, — ответил Дьютифул. — У меня такое ощущение, что я мог бы проспать весь день.
Я ничего не сказал ему о расцветающей в моей голове боли.
— Это совершенно естественно, но спать сейчас не стоит. Я хочу, чтобы ты бодрствовал. Постарайся не сидеть на месте. Отправляйся на верховую прогулку или поупражняйся с мечом. Но главное — не думай о сегодняшнем уроке. Не позволяй Скиллу соблазнить тебя вернуться в его поток. Пока я не научу тебя сопротивляться его зову, это очень опасно. Скилл — полезная магия, но он влечет к себе человека, как мед пчелу. Если ты отправишься туда один и Скилл завладеет тобой, никто, даже я, не сможет вернуть тебя в наш мир. Однако твое тело останется здесь, ты превратишься в большого, пускающего слюни младенца и останешься таким навсегда.
Я предупредил принца, что он не должен пытаться использовать Скилл без меня и что все эксперименты следует производить в моем присутствии. Наверное, я слишком увлекся, поскольку Дьютифул рассердился и заявил, что он прекрасно понимает, как сильно ему сегодня повезло.
Я сказал, что меня это радует, и он направился к двери. Однако в последний момент остановился и вопросительно посмотрел на меня.
— Ну, что еще? — спросил я, когда молчание затянулось.
Неожиданно Дьютифул смутился.
— Я хочу тебя кое о чем спросить.
Я ждал продолжения, но поскольку он молчал, мне пришлось ответить:
— Ну и чего же ты хочешь?
Он прикусил губу и отвернулся к окну.
— Насчет тебя и лорда Голдена, — наконец проговорил он.
И снова замолчал.
— Что? — спросил я, начиная терять терпение. Время шло, а у меня еще была куча дел. Например, избавиться от обрушившейся на меня головной боли.
— Тебе… нравится работать у него?
Я сразу же понял, что он хотел задать совсем другой вопрос. Интересно, что его тревожит? Быть может, он ревнует к нашей дружбе с Шутом? Возможно, почувствовал, что мы от него что-то скрываем? Я постарался говорить спокойно.
— Мы дружим много лет. Я рассказывал тебе, когда мы возвращались в Баккип. Роли хозяина и слуги мы играем исключительно для того, чтобы не привлекать к моей особе ненужного внимания. Личина слуги помогает мне проникать в самые разные места. Вот и все.
— Значит, на самом деле… ты ему не служишь.
Я пожал плечами.
— Только в тех случаях, когда требует моя роль или когда мне хочется оказать ему услугу. Мы старые друзья, Дьютифул. Я готов очень многое сделать ради него, а он для меня.
Судя по выражению его лица, принц не получил ответа на мучивший его вопрос, но я больше не хотел продолжать разговор. Пусть сам найдет нужные слова. Однако он решил не продолжать и повернулся к двери. Впрочем, когда его рука легла на ручку, он вновь заговорил. Голос внезапно охрип, казалось, слова вырываются из груди помимо его воли.
— Сивил говорит, что лорду Голдену нравятся мальчики. — Когда я ничего не ответил, он, запинаясь, добавил: — В постели. — И продолжал смотреть на дверь, но я заметил, что он покраснел.
Неожиданно на меня навалилась усталость.
— Дьютифул, посмотри на меня, пожалуйста.
— Извини, — пробормотал он, поворачиваясь, но не смог заставить себя посмотреть мне в глаза. — Мне не следовало задавать этот вопрос.
Для меня оказалось неожиданностью, что сплетня так быстро распространилась и добралась до принца. Пришло время положить конец глупой болтовне.
— Дьютифул, мы с лордом Голденом не спим вместе. Более того, насколько мне известно, он никогда не спал с мужчиной. Его ухаживания за Сивилом были уловкой, направленной на то, чтобы леди Брезинга не возражала против нашего отъезда. Вот и все. Конечно, тебе не следует говорить об этом Сивилу. Пусть наш разговор останется между нами.
Он глубоко вздохнул.
— Мне совсем не хотелось так о вас думать. Но вы настолько близки друг другу. К тому же лорд Голден из Джамелии, а всем известно, что там подобные вещи никого не удивляют.
Мгновение я размышлял о том, не открыть ли принцу правду, но потом решил не обременять его откровениями.
— Будет лучше всего, если ты не станешь обсуждать лорда Голдена с Сивилом. Если его имя всплывет, смени тему разговора. Ты сумеешь.
Дьютифул криво улыбнулся.
— Я тоже учился у Чейда.
— Я заметил, что в последнее время ты стал хуже относиться к лорду Голдену. Если дело в дурацкой сплетне, ты многого лишаешь себя, отказываясь от общения с ним. Едва ли тебе удастся найти лучшего друга, чем лорд Голден.
Он кивнул, но ничего не сказал. Похоже, мне не удалось рассеять его сомнения до конца, но я сделал все, что мог.
Дьютифул покинул башню через дверь, и я услышал, как он поворачивает ключ в замке, прежде чем начать спуск по длинной винтовой лестнице. Если ему начнут задавать вопросы, он ответит, что выбрал башню для утренних медитаций.
Я вновь оглядел комнату и решил, что необходимо принести сюда кое-какие припасы. Бутылку бренди — на случай, если Дьютифулу потребуется восстановить силы. И еще дрова, ведь близилась зима. Я, в отличие от Галена, не считал, что физические неудобства способствуют постижению Скилла. Нужно поговорить с Чейдом.
Я широко зевнул и пожалел, что не могу немного поспать. Мне удалось вернуться в Баккип лишь накануне вечером. Горячая ванна и долгий разговор с Чейдом отняли время от сна. Он забрал привезенные мной свитки и рукописи, чтобы спрятать. Меня это не слишком порадовало, но едва ли Чейд найдет в них что-нибудь новое. После ванны, которая помогла мне согреться, мы с моим бывшим наставником уселись возле очага и проговорили до поздней ночи.
Молодой коричневый хорек уже поселился в башне. Его звали Джилли, и он был полон юного энтузиазма. Еще бы: новые владения, запах грызунов. Он быстро потерял ко мне интерес, обнюхав мои сапоги и заглянув в дорожную сумку. Его нетерпеливый ум помог мне отвлечься от сумрачной обстановки башни. Джилли посчитал меня слишком большим, чтобы съесть, и смирился с тем, что я обитаю на его территории.
Разговор с Чейдом коснулся самых разных тем, начиная от намерений герцога Тилта вооружить и обучить военному ремеслу рабов из Чалседа и кончая жалобой лорда Карослина из Ашлейка, который заявил Кетриккен, что лорд Дигнити из Тимберли соблазнил и похитил его дочь. Лорд Дигнити отверг обвинение, сказав, что девушка пришла к нему по своей воле, теперь они муж и жена и вопрос о соблазнении следует считать закрытым.
Мы также обсудили новые верфи, которые хотел построить один из купцов Баккипа. Двое других возражали, заявив, что доки затруднят доступ к их складам. Простой вопрос, с которым вполне мог разобраться городской совет, стал причиной яростного спора; пришлось привлекать королеву. Чейд говорил еще о дюжине столь же скучных вещей, и я вспомнил, какие утомительные проблемы приходится им с Кетриккен решать ежедневно. Когда я высказался на эту тему, он ответил:
— Вот почему нам повезло, что ты возвратился в Баккип и можешь полностью сосредоточиться на принце Дьютифуле. Кетриккен сожалеет лишь о том, что ты не имеешь возможности открыто его сопровождать, но я считаю, что твоя способность наблюдать за двором, когда никому не известно о твоей связи с принцем, имеет свои преимущества.
Чейду не удалось обнаружить следы деятельности Полукровок в последние дни. Больше не появлялось писем с разоблачениями людей, владеющих Уитом, прекратились и угрозы королеве.
— А как королева отнеслась к сообщению Лорел о записке Диркина? — спросил я у него.
Чейд слегка смутился.
— Значит, тебе о ней известно? Ну, я имел в виду попытки прямых контактов Полукровок с королевой. Мы серьезно отнеслись к предупреждению Лорел и постарались ее защитить, не привлекая излишнего внимания. Она готовит нового егеря, своего помощника. Он довольно сильный и прекрасно управляется с мечом — теперь Лорел всюду появляется вместе с ним. Я в него верю. Кроме того, я наказал стражникам у ворот внимательнее приглядываться к незнакомцам, входящим в Баккип, в особенности если их сопровождают животные.
— Нам известно, что Полукровки и Древняя Кровь поссорились, — продолжал Чейд. — Мои шпионы приносят сообщения о целых семьях, зарезанных в своих постелях, и о домах, сожженных, чтобы замести следы преступления. Кое-кто говорит, что это к лучшему. Пусть они уничтожают друг друга, а нас оставят в покое. Только не надо на меня так смотреть. Я лишь повторяю чужие слова, но вовсе не хочу, чтобы наделенные Уитом поубивали друг друга. Что я, по-твоему, должен сделать? Задействовать войска? Никто не обратился к королеве за помощью. За кем нам охотиться? Какие тени преследовать? Мне необходимы серьезные улики, Фитц. Имена людей, совершивших убийства. До тех пор, пока кто-нибудь из представителей Древней Крови не найдет в себе мужества обратиться к нам, я ничего не в силах предпринять. Возможно, тебя утешит, если я скажу, что эти слухи приводят королеву в ярость. — И он заговорил о других вещах.
Сивил Брезинга остался при дворе и продолжал ежедневно встречаться с Дьютифулом, но не производил впечатления предателя или заговорщика. Я с удовлетворением узнал, что в мое отсутствие Чейд приставил к юноше своих шпионов. Праздник Сбора Урожая прошел прекрасно. Гости с Внешних островов остались довольны. Под присмотром множества внимательных глаз продолжалось официальное ухаживание Дьютифула за Эллианой. Они вместе гуляли, катались верхом, обедали и танцевали. Менестрели Баккипа воспевали красоту и грацию нарчески.
Внешне все оставалось абсолютно корректным, но Чейд подозревал, что молодые люди относятся друг к другу без особой симпатии, и боялся, как бы до отъезда Эллианы домой они не поссорились. Переговоры с купцами, которые сопровождали делегацию нарчески, прошли успешно. Сомнения Бернса относительно союза постепенно рассеялись, когда королева даровала Силбею разрешение на эксклюзивную торговлю мехами, слоновой костью и маслами Шести Герцогств. В Баккипе они смогут забирать вино, бренди и зерно из других герцогств. Шокс и Риппон получили право продавать шерсть, хлопок, кожу и все, что с этим связано.
— Неужели ты думаешь, что каждое герцогство будет уважать права других? — задал я совершенно бессмысленный вопрос, согревая в ладонях стакан с бренди.
Чейд фыркнул.
— Конечно, нет. Контрабанда — древний и уважаемый промысел во всех портах, которые мне довелось посетить. Но каждый герцог получил кость, и теперь они подсчитывают прибыль от союза с Внешними островами. Больше нам ничего и не нужно. Пусть убедятся, что союз выгоден. — Он вздохнул и откинулся на спинку кресла, потирая переносицу. — Да, кстати… — пробормотал он несколько мгновений спустя.
Из складок своего одеяния Чейд вынул фигурку, найденную принцем на пляже. Маленькая изящная фигурка на тонкой цепочке. Гладкие черные волосы украшает голубой узор.
— Я нашел ее в углу, среди кучи тряпок. Твоя?
— Нет. Но куча тряпок, скорее всего, моя рабочая одежда. Фигурка принадлежит принцу. — Чейд нахмурился и вопросительно посмотрел на меня, и я добавил: — Помнишь, я рассказывал, как мы попали на диковинный берег? Дьютифул нашел ее там, а я положил в свою сумку. Нужно отдать принцу.
Чейд хмуро посмотрел на меня.
— Дьютифул почти ничего не рассказал мне о путешествии через Скилл-камни и о том, что вы делали на берегу. И не упоминал о фигурке.
— Он не пытался обмануть тебя. Даже для человека, давно владеющего Скиллом, путешествие через камни не проходит даром. Я заставил его воспользоваться столпом без предупреждения; он не понимал, что с ним происходит. Более того, мы трижды подряд прошли сквозь Скилл-камни. Стоит ли удивляться, что Дьютифул почти ничего не помнит. Еще хорошо, что он сохранил разум, — большинству юных учеников, работавших на Регала, повезло гораздо меньше.
Чейд покачал головой.
— Понятно. А человек, слабо владеющий Скиллом, не может самостоятельно пройти сквозь колонну?
— Не знаю. Первый раз я воспользовался колонной случайно. А потом, сидя на обочине дороги Элдерлингов, целый день не мог прийти в себя… Чейд, о чем ты думаешь?
Выражение его лица сразу же стало подозрительно невинным.
— Чейд, держись подальше от колонн. Они опасны. Быть может, особенно опасны для тебя, поскольку ты обладаешь лишь зачатками Скилла.
— А чего ты боишься? — спокойно спросил он. — Что у меня могут обнаружиться способности к Скиллу? И что если бы меня учили в детстве, сейчас я бы владел им?
— Весьма возможно, так оно и было бы. Но я боюсь, что ты прочтешь какой-нибудь пыльный манускрипт и рискнешь собой в тот момент, когда Шесть Герцогств нуждаются в тебе больше всего.
Чейд мрачно фыркнул и поставил фигурку на каминную полку.
— Кстати, ты мне напомнил, королева просила передать тебе это. — Он взял небольшой свиток с каминной полки и вручил мне.
Я сразу же узнал прямой почерк Кетриккен. Она так и не научилась завитушкам, принятым в Шести Герцогствах. На пергаменте были тщательно изображены двенадцать рун, рядом с каждой из них она написала по слову.
«Гавань, берег, ледник, пещера, гора, дом, охотник, воин, рыбак, единая мать, кузнец, ткач».
— Это из игры, в которую она играла с Пиоттром. Я понимаю, почему она хочет, чтобы ты изучил список. А ты сообразил?
Я кивнул.
— Присланные ею руны напоминают те, что начертаны на колоннах Скилла. Они не совпадают, но явно принадлежат к одной системе письма.
— Очень хорошо. Но одна руна почти полностью совпала. Вот, взгляни. Эти руны начертаны на колонне, которой воспользовались вы с принцем. Она расположена возле старых курганов.
Чейд взял со стола второй свиток, на котором опытной рукой мастера-писаря были тщательно изображены четыре символа с указанием граней колонны и подробным описанием размеров оригинала. Чейд серьезно отнесся к проблеме и разослал своих шпионов собирать информацию.
— Какой из символов привел тебя на берег? — спросил Чейд.
— Вот этот. — Он почти соответствовал руне «берег» из списка Кетриккен, не хватало лишь пары хвостиков.
— А вернул вас обратно такой же символ?
Я нахмурился.
— Я не успел его запомнить. А ты, похоже, в мое отсутствие времени даром не терял.
Чейд кивнул.
— В Шести Герцогствах есть и другие каменные колонны. Через несколько недель я получу их описание. Очевидно, когда-то для перемещений в пространстве ими пользовались люди, владеющие Скиллом, но потом это умение было утеряно. Сейчас у нас появился шанс его восстановить.
— Риск очень велик. Чейд, хочу тебе напомнить, что одно из перемещений привело нас с принцем в морские глубины. А могло быть гораздо хуже. Представь себе, что с нами произошло бы, если бы колонна лежала на земле или была разбита. Кто знает, какая судьба ждала бы путешественника?
Мои слова не слишком расстроили Чейда.
— Ну, тогда ты увидел бы, что путь закрыт, и вернулся обратно.
— А я полагаю, что меня затянуло бы внутрь камня. Переход не похож на проникновение в комнату через дверь, когда ты можешь слегка ее приотворить и заглянуть внутрь. Тебя сразу выбрасывает в другое место, словно ты провалился в люк.
— Понятно. Ну, значит, нам придется проводить тщательное исследование. Изучая свитки о Скилле, мы расшифруем значение каждой руны и выясним, где раньше открывались «врата». Таким образом, постепенно мы установим, какими из них можно пользоваться безопасно. Кто знает, а вдруг мы сумеем восстановить остальные… И тогда мы овладеем возможностями древних мастеров Скилла.
— Чейд, я совсем не уверен, что колонны созданы мастерами Скилла. Не исключено, что некоторые из них ими пользовались, но всякий раз, когда я проходил сквозь них, процесс сопровождался почти полной потерей ориентировки и ощущением… — Я замолчал, пытаясь подобрать нужные слова. — Чего-то абсолютно чуждого, — наконец проговорил я. — Вот почему я сомневаюсь, что колонны построили мастера Скилла. Я даже не уверен, что за этим стоят люди.
— Элдерлинги? — предположил Чейд.
— Не знаю, — ответил я.

Я вспомнил наш разговор, глядя на разложенные на столе свитки и запертые сундуки с манускриптами, посвященными Скиллу. Быть может, там меня ждут ответы на многие вопросы.
Я выбрал три свитка, которые выглядели поновее. Пожалуй, начну с тех, что написаны на языках, которыми я владею лучше всего. Среди них не оказалось ни одного, составленного Солисити, и это меня удивило. Наш последний мастер Скилла должна была оставить после себя какие-то записи. Всегда считалось, что у человека, достигшего статуса мастера, есть о чем рассказать будущим поколениям.
Но если после Солисити и остались какие-то свитки, здесь их не было. Выбранные мной три манускрипта принадлежали перу некоего Трикни и являлись переводами трудов мастера Скилла по имени Оклиф, выполненными по просьбе мастера Скилла Барли. Мне никогда не приходилось слышать ни об одном из них. Захватив их с собой, я покинул башню через потайной ход, начинавшийся за каминной полкой.
Я решил оставить свитки в башне Чейда, понимая, что им не место в спальне Тома Баджерлока. Но, проходя по тайным коридорам замка, остановился возле глазка, из которого смог заглянуть в покои Сивила Брезинги. Там никого не оказалось. Чейд сказал мне, что Сивил собирался отправиться на прогулку с принцем, его невестой и другими придворными. Хорошо. Пожалуй, стоит воспользоваться моментом и быстро осмотреть его комнаты, хотя я и не рассчитывал обнаружить ничего интересного.
Так и вышло — я нашел лишь одежду и обычные вещи, какие есть у каждого молодого человека. По вечерам Сивил либо отсутствовал, либо коротал время в одиночестве, часто играл на маленькой свирели — получалось у него не лучшим образом — или курил трубку, глядя в окно. Шпионить за ним было невыносимо скучно.
Я уже подходил к тайным покоям Чейда, но, прежде чем задействовать скрытый механизм, остановился, чтобы послушать и заглянуть внутрь. Из комнаты доносилось негромкое бормотание и стук поленьев об пол. Я решил было оставить свитки в коридоре и вернуться за ними позднее, но вдруг страшно рассердился — не слишком ли часто я откладываю дела на потом или рассчитываю на Чейда. Никто не станет делать этого за меня. Я сделал несколько медленных вдохов и выдохов, заставив себя успокоиться и сосредоточиться. Потом осторожно опустил стены.
Пожалуйста, не пугайся. Я вхожу в комнату.
Но это не помогло. Стоило мне шагнуть в комнату, как на меня обрушилась волна ненависти.
Не смотри на меня, песья вонючка! Не делай мне больно! Уходи!
Однако я уже поднял стены и приготовился отразить атаку.
— Прекрати, Олух. Ты ведь знаешь, что на меня твои штучки не действуют, к тому же я не собираюсь тебя обижать. Почему ты меня боишься? — Я положил свитки на рабочий стол.
Олух встал мне навстречу. У его ног лежала куча дров. Часть он успел сложить в стоящий перед камином ящик. Он прищурил свои сонные глаза.
— Не боюсь. Просто ты мне не нравишься.
У него оказался странный голос, Олух не шепелявил, но слова получались какими-то незаконченными, как у маленького ребенка. Он стоял и смотрел на меня, высунув кончик языка. И все же я решил, что он не ребенок и я не должен разговаривать с ним, словно он неразумный мальчишка.
— В самом деле? Я всегда стараюсь сначала узнать человека, а уж потом решаю, нравится он мне или нет. У тебя нет причин плохо ко мне относиться.
Олух мрачно смотрел на меня и хмурил брови. Потом обвел рукой комнату.
— Много причин. Из-за тебя больше работы. Вода для ванны. Приносить пищу, убирать тарелки. Больше работы, чем для одного старика.
— Да, тут ты прав. — После коротких колебаний я спросил: — А как мне с тобой расплатиться?
— Расплатиться? — Он подозрительно посмотрел на меня.
Я очень осторожно опустил стены, пытаясь понять, что Олух чувствует. Не стоило трудиться. Ответ был очевиден. Всю жизнь над ним смеялись. Или дразнили. Он не сомневался, что сейчас будет то же самое.
— Я мог бы дать тебе денег за работу.
— Денег?
— Монеты. — Я поднял кошелек и позвенел монетками, которые там еще остались.
— НЕТ. Нет монеты. Я не хочу монеты. Он бил Олуха, брал монеты. Бил Олуха, отбирал монеты. — Повторяя слова, он снова и снова показывал, как его били, ударяя большим кулаком по своему плечу.
— Кто?
Его глаза сузились, но он упрямо покачал головой.
— Кое-кто. Ты не знаешь. Я никому не сказал. Бил Олуха, отбирал монеты. — Он вновь взмахнул кулаком, вспоминая прежнюю обиду.
Его дыхание становилось более быстрым и прерывистым.
Я попытался отвлечь его.
— Олух, кто тебя обижал?
— Бил Олуха, брал монеты. — Он вновь замахал кулаком, из разинутого рта торчал язык.
Я быстро шагнул к нему и положил руки на плечи, рассчитывая успокоить и спокойно поговорить. Однако он громко закричал и отскочил в сторону.
ТЫ МЕНЯ НЕ ВИДИШЬ! НЕ ДЕЛАЙ МНЕ БОЛЬНО!
Я вздрогнул и отшатнулся.
— Олух, не делай больно мне! — ответил я. — Ты видишь, у тебя не всегда получается, верно? Некоторые люди не чувствуют, когда ты их толкаешь, правда? Есть другие способы их остановить.
Вот как. Некоторые слуги не ощущают его Скилла или только еще сильнее злятся. Любопытно. Мне казалось, что с его огромным даром Олух может навязать свою волю кому угодно. Нужно поговорить с Чейдом. Еще одна вещь, которую следует отложить на потом. От его атаки моя головная боль заметно усилилась. Сквозь красную пелену, застилающую мир, я с трудом проговорил:
— Я могу заставить их перестать, Олух. Я заставлю их перестать.
— Что? Что перестать? — подозрительно спросил он. — Перестать Олуха?
— Нет. Других. Я заставлю их перестать обижать Олуха и отнимать у него монеты.
Олух презрительно фыркнул.
— Он сказал: «на конфетку». А потом отнял мои монеты. Бил Олуха, забрал монеты.
— Олух. — Мне никак не удавалось достучаться до него. — Послушай меня. Если я заставлю их прекратить тебя обижать, если они больше не станут отбирать у тебя монеты, ты будешь меня ненавидеть?
Он стоял и молча хмурился. Я решил, что ему не удается связать две мысли воедино, и попробовал выразиться попроще.
— Олух. Я могу заставить их тебя не трогать.
Он вновь фыркнул.
— Ты не знаешь, — неожиданно заявил он. — Я тебе не сказал. — Забросив остальные дрова в ящик, Олух с угрюмым видом ушел.
Когда дверь за ним захлопнулась, я уселся в кресло и обхватил руками голову. Прошло некоторое время, прежде чем я сумел подняться, сложить свитки на столик и прилечь на постель. Я тут же заснул.

VIII
АМБИЦИИ

Каждый вид магии занимает свое место в многообразии волшебства, а вместе они образуют великий круг могущества. Все знания о магии заключены внутри этого круга: умения скромного сельского колдуна с его амулетами и хрустальными шарами, Звериная Магия Уита, божественная магия Скилла и волшебство домашнего очага. Все они, как я уже указывал выше, занимают свое место в великом многообразии, и необходимо понимать, что все они связаны единой нитью.
Но из моих слов вовсе не следует, что каждый может или должен пытаться овладеть полным кругом магии. Такой широкий диапазон не под силу смертному, и на то есть свои причины. Не нужно стремиться стать мастером всех видов магии. Но тот, кто наделен Скиллом, может научиться предсказывать будущее, существуют также легенды о звериных магах, овладевших волшебством огня или способных находить воду, подобно сельским колдунам.
Как показано на рисунке, каждая из этих меньших магий примыкает к более великим, а посему маг способен овладеть мелкими видами волшебства. Но рассчитывать на нечто большее — серьезная ошибка. Тому, кто ищет предсказания будущего в хрустальном шаре, опасно познание могущества огня. Эти виды магии не являются родственными, и усилия, необходимые для работы с ними, могут привести к потере рассудка.
Человеку, наделенному Скиллом, не стоит опускаться до Звериной Магии Уита, поскольку это приведет лишь к разложению и унижению его высокого искусства. Те, кто замечен в таких попытках, должны быть прокляты.
Перевод Трикни из манускрипта мастера Скилла Оклифа «Круг магии»

Оглядываясь назад, я подозреваю, что во время нашего первого урока с Дьютифулом я узнал значительно больше, чем он. Я познал страх и почтение. Я осмелился стать наставником в науке Скилла, которой сам владел не в полной мере. И с тех пор мои дни и ночи стали полнее, чем я мог предполагать, поскольку мне приходилось одновременно быть учеником и учителем, да еще и продолжать играть роль слуги лорда Голдена, отца Неда и шпиона Видящих.
Зимние дни становились все короче, теперь мои уроки с Дьютифулом начинались затемно. Обычно мы покидали башню Верити до восхода солнца. Мальчик и Чейд хотели, чтобы мы быстрее продвигались вперед, но я твердо решил больше не рисковать — ведь мы едва избежали катастрофы.
По той же причине я отказывался оценить способности Олуха в Скилле, хотя Чейд постоянно понукал меня. Браться за это теперь было бы бессмысленно, поскольку Олух не хотел иметь со мной ничего общего. Трижды Чейд устраивал нам с ним встречи в своих покоях, но дурачок не являлся в назначенный час. Впрочем, убедившись, что его нет на месте, я поворачивался и уходил. Всякий раз Олух говорил Чейду, что забыл о встрече, но ему не удавалось скрыть, насколько сильно он не желает иметь со мной дело.
— Как тебе удалось вызвать у него такое стойкое отвращение? — однажды спросил Чейд.
На что я совершенно искренне ответил, что не сделал Олуху ничего плохого. Я и сам не понимал, почему тот всячески меня избегает, но был этому рад.
А вот уроки с Дьютифулом доставляли мне удовольствие. Мальчик встречал меня радостно и всегда ждал занятий с нетерпением. Это поражало меня. Иногда я даже завидовал ему и гадал, как бы сложились мои отношения со Скиллом, если бы моим первым учителем стал Верити. Быть может, я бы занимался с ним с таким же наслаждением, как его сын со мной? Об уроках мастера Галена у меня сохранились самые худшие воспоминания. Все его упражнения для стимуляции разума казались мне дурацкими. Да Дьютифул в них и не нуждался. Скилл давался ему легко.
Очень скоро я пришел к выводу, что мое отвращение к процессу связано, прежде всего, с Галеном. Мне приходилось прикладывать усилия, чтобы выйти за пределы собственных защитных стен; Дьютифул вовсе не замечал границ. Он был готов разделить со мной все — начиная от расстройства желудка и кончая самыми сокровенными мыслями. Когда он открывался, его мысли напоминали вырвавшийся на свободу поток. Я стоял на страже его бурлящего разума, с трудом сохраняя собственное «я». Это зрелище завораживало и пугало, эмоции мешали принцу сосредоточиться на поставленных мной задачах. Еще хуже у нас получалось, если Дьютифулу требовалось войти со мной контакт — это походило на попытки вдеть в иголку канат. Однажды Верити сказал мне, что общение при помощи Скилла с моим отцом, Чивэлом, напоминало ему ощущение, которое он испытал, упав под копыта лошади: Чивэл налетал на него, передавал свое сообщение и уносился прочь. Точно так же вел себя Дьютифул.
— Если он сможет справиться со своим талантом, то быстро превзойдет учителя, — пожаловался я Чейду однажды поздним вечером, когда он зашел в свои прежние покои. Я сидел за старым столом, заваленным свитками о Скилле. — Я испытал огромное облегчение, когда начал учить его игре в камни. Сначала он никак не мог ухватить суть, а когда понял, стал быстро продвигаться вперед. Надеюсь, это поможет ему осмыслить глубинные аспекты магии Скилла. Все остальное дается ему удивительно легко. Он погружается в Скилл так же естественно, как щенок берет след. Словно вспоминает, что нужно делать, а не учится.
— Разве это плохо? — удивленно спросил старый убийца.
Чейд принялся рыться на верхних полках, где лежали запасы травяного чая. Там всегда хранились самые опасные смеси. Я улыбнулся, глядя, как он залезает на стул. Неужели Чейд до сих пор думает, что мне до них не добраться?
— Как только Дьютифул превзойдет меня, он начнет экспериментировать с другими аспектами Скилла. И тогда даже я не смогу предупредить его о возможных опасностях, не говоря уже о том, чтобы защитить. — Я с отвращением отодвинул в сторону свиток и свой неуклюжий перевод.
Дьютифул превзошел меня и здесь. Он обладал даром Чейда к языкам и алфавитам. Мои переводы были неловкими попытками понять одно слово за другим, а принц воспринимал новое целыми предложениями, тут же преобразуя их в осмысленные строки. За годы пренебрежения подобной работой мои способности притупились. Быть может, я завидовал легкости своего ученика? И был плохим учителем?..
— Возможно, он получил этот талант от тебя, — задумчиво проговорил Чейд.
— Какой талант?
— Скилл. Мы знаем, что ты входил в контакт с его сознанием с тех пор, как Дьютифул был совсем маленьким ребенком. Однако ты утверждаешь, будто Уит на такое не способен. Значит, речь может идти только о Скилле. Из чего делаем вывод, что ты учил его Скиллу с давних пор или подготовил разум Дьютифула к восприятию этого вида магии.
Мне не понравились рассуждения Чейда. Я постоянно вспоминал Неттл, и всякий раз меня охватывало чувство вины. Неужели я подвергаю опасности свою дочь?
— Ты пытаешься во всем обвинить меня, — небрежно сказал я, словно надеялся отогнать нехорошие предчувствия.
Вздохнув, я вновь разложил перед собой пергамент с переводом. Если я должен продолжать учить Дьютифула, мне необходимо самому побольше узнать о Скилле. В этом свитке рассказывалось о системе упражнений, направленных на то, чтобы развить внимание ученика. Возможно, они мне пригодятся.
Чейд подошел и заглянул через мое плечо.
— Хм-м. А что ты думаешь о том свитке, где говорится о боли и Скилле?
Я удивленно посмотрел на него.
— В каком свитке?
Он раздраженно тряхнул головой.
— Ты знаешь, в каком. Я оставил его для тебя.
Я со значением посмотрел на стол, заваленный свитками. Здесь лежало не меньше дюжины.
— Ну и где же он?
— Где-то здесь. Я уверен, что показывал его тебе, Фитц.
Я не сомневался, что Чейд ошибся, но придержал свою уверенность при себе. Я знал, что память начинает его подводить. Он и сам все понимал, но никогда в этом не признался бы. Даже малейшее упоминание о такой возможности вызывало приступ ярости, которая тревожила меня гораздо больше, чем мысль о том, что мой старый наставник теряет остроту ума. Поэтому я молча наблюдал, как Чейд роется в свитках, пока он не нашел пергамент с голубой полосой.
— Вот. Я оставил его сверху, а ты даже не просмотрел.
— Да, ты прав, — легко согласился я, не собираясь с ним спорить. — Так о чем здесь написано?
Он бросил на меня недовольный взгляд.
— О боли во время занятий Скиллом. О головных болях, которые бывают у тебя. Здесь говорится об упражнениях и лекарственных травах, но еще сказано, что постепенно они должны прекратиться. Однако меня заинтересовало одно замечание, в самом конце. Трикни утверждает, что некоторые мастера Скилла использовали боль в качества барьера, не позволяющего ученикам проводить собственные эксперименты. Впрочем, там нет ничего про то, что боль может заставить человека полностью отказаться от Скилла. Так вот, у меня возникло два занятных соображения. Быть может, твои головные боли — это штучки Галена. И еще я подумал, что с их помощью можно контролировать Олуха.
Я отметил про себя, что Чейд не предложил управлять принцем.
Итак, мы вновь вернулись к Олуху. Что ж, старик прав. Рано или поздно нам придется разобраться с этим делом.
— Я бы не хотел применять боль для воспитания любого существа, — возразил я. — Олух почти постоянно находится в потоке Скилла — я слышу его музыку. Если он начнет испытывать боль… Не представляю, что с ним может произойти.
Чейд презрительно фыркнул. Он прекрасно знал, что я не стану пытаться, пока он меня не попросит. Однако Гален мог без малейших колебаний поступить так со мной. Тут есть над чем подумать. Чейд развернул свиток, показав шишковатым пальцем заинтересовавшее его место. Я внимательно его прочитал, но не нашел ничего нового.
— Я пытаюсь вспомнить момент, когда занятия Скиллом стали причинять мне боль, — сказал я, откинувшись на спинку кресла. — Они всегда отнимали у меня много сил. Когда Верити впервые воспользовался моей силой, я потерял сознание. А за напряжение мне всегда приходилось расплачиваться страшной усталостью. Но я не испытывал боль до тех пор, пока… — Я задумался и покачал головой. — Не знаю, когда это произошло в первый раз. После моего первого нечаянного путешествия по Скиллу во сне я проснулся, дрожа от слабости — тогда я выпил настой эльфовской коры. И начал его принимать, чтобы побыстрее приходить в себя. Через некоторое время слабость после занятий Скиллом стала сопровождаться болью. — Я вздохнул. — Нет. Не думаю, что это барьер, установленный Галеном или кем-то другим.
Чейд направился к своим полкам и вернулся с двумя закупоренными флаконами.
— Быть может, это как-то связано с тем, что ты обладаешь Уитом? В свитках часто упоминается о том, что практиковать оба вида магии опасно.
Неужели старик намерен напомнить мне, как мало я знаю? Его вопросы раздражали и злили меня. Они напоминали о том, что я веду принца по чрезвычайно опасному пути. Я грустно покачал головой.
— И вновь, Чейд, я не знаю ответа. Быть может, если у принца после занятий Скиллом появятся головные боли, мы сможем ответить положительно на твой вопрос.
— А я думал, ты намерен отделить его Уит от Скилла.
— Я бы с удовольствием так и поступил, если бы знал как. Сейчас я пытаюсь заставить Дьютифула использовать Скилл, не опираясь на Уит. Я не могу разделить два вида магии и не могу отменить свой приказ, который внедрил в сознание Дьютифула на берегу.
Чейд, который насыпал чай в чайник, приподнял седую бровь.
— Приказ о том, чтобы он не атаковал тебя?
Я кивнул.
— Ну, мне эта задача не кажется слишком трудной. Отдай противоположный приказ.
Я стиснул зубы и не стал говорить Чейду, что задача представляется ему простой только потому, что он не понимает, о чем говорит. Я слишком устал и был раздражен и понимал, что сводить счеты со стариком не следует.
— Я не знаю, как именно внедрил приказ в его сознание, и мне неизвестно, как его отменить. Что я должен ему сказать? Атакуй меня? Вспомни — Чивэл сделал то же самое с Галеном. Охваченный гневом, он выжег приказ в его сознании. Даже вдвоем с Верити они не смогли ничего изменить.
— Но Дьютифул твой принц и ученик. У тебя должны быть преимущества.
— Не вижу никакой связи, — ответил я, стараясь, чтобы мои слова не прозвучали резко.
— Понятно. Я просто хотел сказать, что принц может помочь тебе снять приказ. — Он накапал немного жидкости из флакона в чайник и осторожно спросил: — А принц знает о том, что ты с ним сделал? Ему известно о твоем запрете?
— Нет! — Я выплеснул свое разочарование в этом коротком слове и замолчал, стараясь успокоиться. — Нет, и мне стыдно, что я так поступил, стыдно признаваться тебе, что я боюсь рассказать Дьютифулу о своем поступке. Я все еще продолжаю его узнавать, Чейд. И мне совсем не хочется лишиться его доверия. — Я потер лоб. — Ты же знаешь, наша первая встреча произошла не при самых благоприятных обстоятельствах.
— Да, конечно. — Он подошел и потрепал меня по плечу. — Ладно. Так что ты собираешься с ним делать?
— Прежде всего, я стараюсь получше его узнать. Мы вместе переводим манускрипты. Кроме того, я позаимствовал деревянные мечи для тренировок, мы устраиваем поединки. Он хороший фехтовальщик. Если судить по количеству синяков, полученных мной, мне удалось слегка ослабить выжженный в его сознании приказ.
— Но ты не уверен?
— Конечно, ведь во время тренировочных боев мы не пытаемся нанести друг другу настоящие ранения. Это просто игра, как если бы мы боролись. Однако я ни разу не замечал, чтобы он сдерживался или нарочно поддавался мне.
— Прекрасно. Знаешь, я считаю, что это большая удача, ну, что рядом с принцем появился такой человек, как ты. Мне казалось, что ему необходим друг. — Чейд снял котелок с огня и вылил горячую воду в чайник на смесь листьев. — В любом случае, только время покажет, правильное ли мы приняли решение. А ты сам занимаешься Скиллом во время обучения?
Я поднес руку к лицу. От запаха листьев у меня начали слезиться глаза, но Чейд, казалось, ничего не замечал.
— Да. Мы оба делаем одни и те же упражнения, чтобы сосредоточиться.
— Сосредоточиться? — Чейд легонько поболтал чайник и накрыл его крышкой.
— Сейчас, когда принц использует Скилл, он буквально кричит с верхушки башни — всякий, кто наделен даром, способен его услышать. Мы пытаемся сузить его поток Скилла, научить шептать, а не кричать, обращаясь только ко мне. И еще мы стараемся, чтобы, входя в контакт со мной, принц сообщал только то, что хочет, а не всю информацию, которая имеется в его сознании. Поэтому мы делаем специальные упражнения. Он с кем-то разговаривает и должен послать мне определенную мысль, не прерывая беседы. Потом я даю другое задание: сможет ли Дьютифул рассказать мне о блюдах, стоящих на столе, скрыв имена тех, кто делит с ним трапезу? Добившись успеха, мы ставим другие задачи. Способен ли он не пускать меня в свой разум? Способен ли выстроить стены, которые я не сумею преодолеть даже ночью, когда он спит?
Чейд нашел чашку, протер ее рукавом и налил себе чаю. На его лице застыло хмурое выражение. Я с трудом сдержал улыбку. Иногда, оставаясь со мной наедине, он превращался в старого шпиона, который обучал меня секретам своего ремесла.
— А тебе не кажется, что учить Дьютифула закрывать свой разум, опасно?
— Ну, принцу необходимо овладеть этим искусством, чтобы защищаться от людей, которые захотят причинить ему зло. Сейчас лишь я могу общаться с ним при помощи Скилла — но кто знает, что будет через много лет?
— Есть еще Олух, — заметил Чейд, наливая чай в чашку и с отвращением глядя на зеленовато-черную жидкость.
— Сейчас мне не справиться еще с одним учеником, — запротестовал я. — А ты сам размышлял над проблемой Олуха?
— Какой проблемой? — Чейд поднял чашку.
Я ощутил тревогу и попытался скрыть ее за небрежностью тона.
— По-моему, я уже тебе говорил. Олух жалуется, что другие слуги бьют его и отбирают деньги.
— А, вот ты о чем. — Он откинулся на спинку кресла, словно проблема не стоила выеденного яйца.
Я облегченно вздохнул. Значит, он не забыл о нашем разговоре.
— Я нашел повод поселить его отдельно, возле кухни. Считается, что он там работает. Теперь у него собственная комната, возле кладовой. Она совсем крошечная, но у него впервые появилось место, где он может оставаться один. Мне кажется, Олух доволен.
— Ну, тогда все в порядке. — Я немного помолчал. — А почему бы тебе не отправить его куда-нибудь из Баккипа? Пока принц лучше не овладеет Скиллом? Иногда Олух очень нам мешает. Представь себе, что нужно производить сложные вычисления в уме, когда кто-то рядом считает вслух.
Чейд сделал несколько глотков своего отвратительного чая, скорчил гримасу, но продолжал пить. Я сочувственно кивнул, дожидаясь, когда он допьет. Он молча протянул длинную руку, схватил мой стакан с вином и залпом его осушил.
— До тех пор, пока Олух остается единственным человеком, имеющим способности к Скиллу, я не стану отсылать его прочь, — хрипло проговорил он. — Пусть будет у нас на глазах. Надеюсь, со временем, ты сумеешь заслужить его доверие. Ты пробовал с ним разговаривать?
— А как?
Я встал, взял еще один стакан и налил нам обоим вина. Чейд вернулся к столу, поставил рядом чашку и стакан и скорбно посмотрел на них.
— Возможно, он меня избегает или слишком занят, но я с ним практически не встречаюсь.
— Да, в последнее время он выполнял другие поручения.
— Ну, тогда понятно, почему он перестал поддерживать здесь порядок, — недовольно заметил я. — Иногда он заменяет огарки свечей на новые, но частенько забывает. Временами камин очищен от золы, а ящик полон дров, но мне нередко приходится заниматься этим самому. Мне кажется, я ему не нравлюсь, поэтому Олух старается ничего для меня не делать.
— Он не умеет читать, поэтому я не могу дать ему список поручений. Бывает, он выполняет все, что я ему говорю, а иногда забывает половину. Олуха можно назвать плохим слугой, но я не считаю его ленивым или вредным…
Чейд сделал еще один глоток чая. На сей раз он поперхнулся, и мне пришлось убрать в сторону драгоценные свитки, чтобы он их не забрызгал. Чейд вытер рот платком и привел в порядок стол.
— Прошу прощения, — мрачно проговорил он, прижав ладонь к слезящимся глазам. — Мне не помешает пара глотков вина.
— Что ты заварил? — спросил я у Чейда, когда он поставил стакан на стол.
— Листья силва, ведьмову патоку и кое-что еще. — Он вновь глотнул из чашки и запил вином.
— И для чего ты пьешь эту гадость? — спросил я, чувствуя, как в памяти всплывают какие-то смутные воспоминания.
— Чтобы решить кое-какие свои проблемы, — ушел Чейд от ответа, но я встал и принялся перебирать свитки.
Почти сразу же мне в руки попалось то, что я искал. Яркие иллюстрации практически не потускнели за долгие годы. Я развернул свиток и показал на изображение листа силва.
— Здесь написано, что это растение используется для выявления способностей к Скиллу.
Чейд мрачно на меня посмотрел.
— Ну и что?
— Чейд, чего ты пытаешься добиться?
Некоторое время он продолжал холодно смотреть на меня.
— Ты недоволен? — ядовито спросил он. — Ты тоже полагаешь, что я не имею права на Скилл по рождению?
— Что?
Он быстро заговорил, и сдерживаемый десятилетиями гнев вырвался наружу.
— Меня никогда не проверяли на наличие способностей к Скиллу. Бастардов не положено учить Скиллу. Ты стал первым, для кого Шрюд сделал исключение. Но я такой же Видящий, как и ты! И владею более мелкими видами магии, в чем ты давно мог убедиться…
Он был расстроен, но я не понимал причины.
— Ты умеешь читать по воде, — сказал я, стараясь, чтобы мой голос прозвучал успокаивающе. — Именно благодаря этому много лет назад ты узнал о нападении красных кораблей на Ладную бухту.
— Да, — удовлетворенно кивнул Чейд, откидываясь на спинку кресла, однако его руки продолжали шарить по столу, словно два голодных паука. — Да, я владею кое-какой магией. Быть может, если бы мне позволили, я бы познал Скилл, право на который мне дает моя кровь. И не пытайся его отрицать, Фитц. Мой брат так и не позволил мне пройти проверку. Я был достоин прикрывать его спину, достоин учить его сыновей и внука. Но к Скиллу меня не подпускали.
Интересно, как долго зрела в душе Чейда жестокая обида? Потом я вспомнил, как он был возбужден, когда Шрюд разрешил пройти проверку мне, и его разочарование, когда выяснилось, что у меня ничего не выходит и я отказываюсь обсуждать с ним свои занятия.
— Почему ты захотел заняться Скиллом теперь? — спокойно спросил я. — Свитки лежат у тебя пятнадцать лет. Почему ты так долго ждал?
Я думал, что знаю ответ на свой вопрос: он хотел быть рядом со мной, хотел помочь. И вновь Чейд сумел меня удивить.
— А с чего ты взял, что я ждал? Да, в последнее время я стал прикладывать больше усилий, поскольку отчаянно нуждаюсь в Скилле. Мы и раньше говорили с тобой об этом. Я знал, что ты не захочешь мне помочь.
Он был прав. Если бы он попросил меня о помощи тогда, я бы не понял, чем вызвана его просьба.
— А почему тебе нужен Скилл именно сейчас? В стране царит мир. Зачем рисковать собой?
— Фитц. Посмотри на меня. Посмотри! Я старею. Время сыграло со мной жестокую шутку. Когда я был молодым и сильным, мне пришлось прятаться в этих покоях, я не смел показаться людям на глаза. Теперь, когда мне удалось укрепить трон Видящих, когда моя семья особенно нуждается в помощи, я стар и дряхл. Мой разум разрушается, спина ноет, память тускнеет. Неужели ты думаешь, что я не замечаю тоскливого выражения на твоем лице, когда говорю, что мне нужно посмотреть свои записи, чтобы найти нужную информацию? Представь себе, Фитц, каково это: не владеть памятью! Искать имя, терять нить разговора. Когда ты был мальчишкой, ты приходил в отчаяние, когда твое тело тебя подводило. Однако разум всегда оставался с тобой. А мне кажется, что мой начинает мне отказывать.
Ужасное откровение. Словно я обнаружил, что фундамент Баккипа пошел трещинами и замок рушится прямо у меня на глазах. Лишь недавно я сумел оценить все, что сделал Чейд для Кетриккен. В сложную сеть политических интриг, опутывающую отношения в Баккипе, попался и я, и теперь мне ужасно хотелось разобраться во всех ее хитросплетениях. Когда я был мальчишкой, Чейд объяснял мне происходящее в замке, и я принимал его слова на веру. Теперь я смотрел на мир глазами взрослого, и меня поражал лабиринт, в котором нам приходилось блуждать.
Поражал и завораживал. Происходящее напоминало игру в камни, где ставки были огромны. Перемещались фишки, возникали и разрывались союзы, власть переходила от одной группировки к другой — иногда в течение нескольких часов. Глубина познаний Чейда впечатляла, он виртуозно помогал Кетриккен удерживать равновесие, играя на верности аристократии. Я не мог уследить за деталями, но понимал, что все в этой сложнейшей игре взаимосвязано.
С тех пор как я возвратился в Баккип, меня не переставало удивлять, как уже немолодой человек умудряется удерживать столько деталей и сведений в голове, страшась того дня, когда все рухнет. Теперь политические интриги давались Чейду много труднее, чем раньше. Само существование дневников — массивных переплетенных томов, сделанных в джамелийском стиле, указывало на то, что он больше не доверяет своей памяти. Всего их было шесть — одинаковых томов, с обложками красного, синего, зеленого, желтого, пурпурного и золотого цветов, по одному на каждое из Шести Герцогств. Как он определял, в каком из них следует искать информацию, оставалось выше моего понимания.
В седьмом дневнике, с белым переплетом и оленем Видящих, Чейд записывал свои ежедневные наблюдения. Именно к нему он обращался чаще всего, листая страницы в поисках сплетен, обрывков разговора или доклада шпиона. И хотя Чейд хранил заветную книгу в потайном месте, все записи он делал своим личным шифром. Он не предлагал мне почитать свои дневники, а я никогда не просил, поскольку не сомневался, что они содержат множество тайн, о которых мне лучше не знать. К тому же шпионы, наводнявшие Шесть Герцогств, могли чувствовать себя в полной безопасности — невозможно разболтать тайну, которая тебе неизвестна. И все же тревога Чейда из-за слабеющей памяти не объясняла его поведения.
— В последнее время тебе пришлось не сладко, и я за тебя тревожился. Но зачем обременять себя еще и попытками овладеть Скиллом?
Его руки сжались в кулаки.
— Причина в том, что я прочитал. И в твоих историях о Скилле. В текстах говорится, что человек, владеющий магией Скилла, способен излечить свое тело и продлить жизнь. Сколько лет было Кеттл, с которой ты путешествовал? Двести или триста? А она легко пережила зиму в горах. Ты рассказал мне, что исцелил своего волка, во всяком случае, на некоторое время. Если я сумею открыть себя твоему Скиллу, ты можешь попытаться помочь мне. Или, если ты откажешься, — а я готов к этому, — я и сам справлюсь.
Словно пытаясь доказать свою решимость, Чейд схватил чашку и одним глотком осушил ее. Он вновь поперхнулся и раскашлялся, на губах остались следы темной жидкости. Схватив стакан, он жадно запил настой вином.
— Кажется, ты не спешишь предложить мне свою помощь, — с горечью проворчал он, вытирая рот тыльной стороной ладони.
Я тяжело вздохнул.
— Чейд, я едва овладел основами мастерства, чтобы учить принца. Как я могу предложить тебе помощь в обучении магии, которую сам плохо понимаю? А что, если я…
— Это всегда было твоей главной слабостью, Фитц. Всю жизнь. Излишняя осторожность. Недостаток честолюбия. Шрюду нравилось. Он никогда тебя не боялся — а во мне чувствовал соперника.
Я с ужасом смотрел на него, а Чейд продолжал, не замечая боли, которую мне причиняет.
— Я и не ждал твоего одобрения. Впрочем, мне оно не требуется. Я буду исследовать подходы к магии Скилла самостоятельно. Ну а когда сумею приоткрыть дверь, тогда посмотрим, что ты скажешь о своем старом наставнике. Думаю, я смогу тебя удивить, Фитц. Мне кажется, во мне живет магия Скилла, что она всегда во мне была. Помнишь, ты говорил о музыке Олуха? Я ее слышу. Так мне кажется. На границе восприятия, когда засыпаю. Я обладаю Скиллом.
Я так и не нашел, что ему сказать. Он ждал какой-то реакции на свои слова. А во мне билась одна мысль — я никогда не страдал от недостатка честолюбия, просто мои устремления не совпадали с целями, которые Чейд передо мной ставил. Молчание становилось невыносимым. Наконец, Чейд его нарушил, полностью сменив тему разговора, что сделало неловкость еще более заметной.
— Ладно, я вижу, тебе нечего мне сказать. Что ж. — Он вымученно улыбнулся и спросил: — Как дела у твоего мальчика?
Я встал.
— Не лучшим образом. Полагаю, что ему — как и его названному отцу — не хватает честолюбия. Спокойной ночи, Чейд.
И я спустился в свою комнатку, где провел остаток ночи. Однако я не спал. Просто не осмеливался. В последнее время я избегал ложиться в постель, позволяя себе отдыхать лишь тогда, когда силы полностью меня оставляли. И вовсе не потому, что мне требовалось ночное время для изучения свитков о Скилле. Стоило мне закрыть глаза, как я попадал в осаду. Каждую ночь я воздвигал стены Скилла, и почти всякий раз Неттл их штурмовала. Ее сила и упорство выводили меня из равновесия и огорчали. Я не хотел, чтобы моя дочь занималась Скиллом.
Я не имел возможности забрать ее в Баккип и обучать Скиллу и тревожился за нее — ведь Неттл отправлялась в свои путешествия самостоятельно. Я знал, что стоит мне пустить ее за мою защитную стену, и она начнет заниматься Скиллом с еще большим рвением. До тех пор пока она не поймет, что способна овладеть Скиллом, и будет считать, что лишь пытается найти незнакомца, с которым вместе путешествует по снам, она будет в безопасности.
Пусть считает меня существом из другого мира и остается в неведении — быть может, тогда мне удастся уберечь ее от опасностей этого мира. Пусть уж лучше испытает разочарование. Если я потянусь к ней навстречу хотя бы один раз, даже для того, чтобы оттолкнуть, Неттл сумеет понять, кто я такой и где нахожусь. Неведение ее защитит. Возможно, после множества неудачных попыток она сдастся. Кто знает, вдруг ее увлечет что-то другое: красивый юноша из соседней деревни или что-нибудь еще. Так я надеялся. В результате ночь не приносила мне отдыха.
Да и вся моя жизнь не дарила мне удовлетворения. Из попыток побеседовать с Недом наедине получалось не больше, чем из встреч с Олухом, которые устраивал Чейд. Нед окончательно потерял голову. В течение трех недель я почти все свободные вечера проводил в «Заколотой свинье», надеясь серьезно с ним поговорить. Гулявшие по залу сквозняки и водянистое пиво не слишком улучшали мое настроение. Часто я ждал напрасно. А если Нед приходил, его всегда сопровождала Сванья, прелестная девушка с темными волосами и огромными глазами, стройная и гибкая, словно ветка ивы.
Однако в ней чувствовалась сила. И она любила поговорить, редко давая мне возможность вставить слово, — а уж о том, чтобы пообщаться с Недом с глазу на глаз, и речи быть не могло. Он сидел рядом со Сваньей, купаясь в ее одобрении, любуясь красотой, а она рассказывала мне о себе и родителях, о своих планах на будущее. Я узнал, как она относится Неду, Баккипу и к жизни. Мне стало очевидно, что ее мать устала от своеволия дочери и была счастлива, что та встречается с молодым человеком, имеющим некоторые перспективы.
Отец девушки по-прежнему не слишком жаловал Неда, но Сванья рассчитывала, что сумеет его переубедить. Или не сумеет. Если он не согласится с тем, что она сама должна выбирать жениха, что ж, тогда отцу не будет места в ее жизни. Впечатляющее заявление для независимой юной женщины, бросающей вызов любым трудностям, вот только я сам был отцом и не слишком одобрял выбор Неда. Впрочем, Сванья не нуждалась в моем одобрении. Я обнаружил, что мне нравится ее характер, вот только равнодушное отношение к отцовским чувствам не радовало.
Наконец, настал вечер, когда Нед пришел в таверну один, но разговор не доставил мне никакого удовольствия. Мой мальчик пребывал в мрачном настроении из-за отсутствия Сваньи и с горечью жаловался, что отец заставляет ее сидеть по вечерам дома. Когда я попытался поговорить о его ученичестве, он лишь повторил свои прежние слова. Его не устраивает отношение мастера. Гиндаст считает его болваном и всячески высмеивает перед другими учениками. Ему поручают самую скучную работу и не дают возможности себя проявить. Но я попросил Неда привести хотя бы один пример и укрепился в своем мнении, что Гиндаст достойный, хотя и требовательный наставник.
Жалобы Неда не убедили меня, что его обижают понапрасну. У меня создалось совсем другое впечатление.
Мой мальчик по уши влюбился в Сванью и может думать только о ней. Большинство его повторяющихся ошибок и утренние опоздания вызваны влюбленностью. Я не сомневался: если бы Сваньи не существовало, Нед был бы более внимательным и терпеливым.
Строгий отец мог бы запретить ему встречаться с девушкой. Я этого не сделал. Порой мне кажется, это воспоминания о собственной юности сделали меня мягкосердечным. А иногда меня охватывают сомнения: возможно, я боялся, что Нед нарушит мой запрет, и лишь поэтому ничего не предпринимал.

Изредка я навещал Джинну, но только в тех случаях, если видел рядом пони и тележку, указывающие, что ее племянница дома. Мне хотелось охладить нашу бурную страсть, хотя меня отчаянно влекло в уютное тепло ее постели. Я старался, чтобы мои визиты были короткими, ссылаясь на срочные поручения своего хозяина. В первый раз Джинна без колебаний приняла мои объяснения. Во второй поинтересовалась, когда у меня будет свободный день. И хотя мы разговаривали в присутствии племянницы, я прочитал в ее глазах прямой вопрос. Я уклонился от ответа, стал рассказывать о капризах хозяина, который не разрешает мне распоряжаться своим временем. Получилось, что я жалуюсь, и Джинна сочувственно кивнула.
Во время моего третьего визита племянницы дома не было. Она отправилась помочь подруге, которой предстояли трудные роды. Джинна рассказала мне об этом после теплых объятий и долгого поцелуя. Рядом с ее страстью моя решимость таяла, точно соль под дождем. Джинна без дальнейших разговоров заперла дверь на задвижку, взяла меня за руку и повела в спальню.
— Подожди немного, — предупредила она у порога, и я остановился, — А теперь входи, — позвала она.
Я сразу же заметил, что амулет прикрыт толстым шарфом. Джинна глубоко вздохнула, как проголодавшийся человек перед плотной трапезой, и я вдруг понял, что вижу лишь ее грудь, вздымающуюся под корсажем платья. Я сказал себе, что совершаю глупую ошибку, но ничего не мог с собой поделать и совершил ее. Несколько раз. Когда мы утолили страсть и Джинна дремала, прижавшись к моему плечу, я добавил к списку своих глупостей еще одну.
— Джинна, — тихо спросил я, — как ты думаешь, правильно ли мы поступаем?
— Мудро мы поступаем или нет, какое это имеет значение? — сонно ответила она. — Мы никому не причиняем вреда.
Она не рассчитывала услышать ответ, но я серьезно произнес:
— Нет, имеет. И боюсь, что мы причиняем вред.
Она тяжело вздохнула и села, убрав с лица спутанные локоны. А потом близоруко посмотрела на меня.
— Том, зачем ты все усложняешь? Мы оба взрослые люди, никто из нас не связан клятвами верности другим людям, и я уже говорила, что не могу забеременеть. Почему мы не можем доставить друг другу удовольствие, когда у нас появляется возможность?
— Мне наши отношения не кажутся простыми и честными, — попытался объяснить я ей. — Я поступаю вопреки тому, что говорил Неду: занимаюсь любовью с женщиной, с которой не связан клятвой верности. Если бы он поведал мне сегодня, что делал со Сваньей то, что делали мы, я бы сурово его отругал, а сам…
— Том, — прервала меня Джинна, — мы создаем правила для наших детей для того, чтобы защитить их от сурового мира. Когда мы вырастаем, нам хорошо известны все опасности и мы сами выбираем, рисковать или нет. У нас с тобой нет детей. Никто из нас не пытается обманывать партнера. Чего ты боишься, Том?
— Я… я испытываю ужас, пытаясь представить, что обо мне подумает Нед, когда узнает о наших отношениях. И мне не нравится его обманывать. — Я отвернулся и добавил: — И еще мне кажется, что это больше, чем просто риск, на который готовы идти взрослые ради получения удовольствия.
— Понятно. Ну, возможно, со временем… — предположила она, однако в ее голосе слышалась обида.
И тогда я понял, что она обманывала себя. Что мне следовало ответить? Не знаю. Я принял трусливое решение.
— Быть может, так и будет, — пробормотал я, сам не веря в собственные слова.
Мы еще некоторое время провели в постели, а потом устроились возле камина и выпили по чашке чаю. Когда я сказал, что мне пора уходить, и принялся неловко объяснять, что не знаю, когда сумею вновь ее навестить, Джинна отвернулась и тихо сказала:
— Приходи, когда захочешь, Том Баджерлок.
И поцеловала меня на прощание. Когда дверь за мной закрылась, я взглянул на яркие звезды холодной зимней ночи и вздохнул. Мне предстоял долгий путь в замок, а мое сердце переполняло чувство вины. Я не клялся Джинне в любви, но все равно обманывал ее. Ведь я знал, что мои чувства к ней никогда не изменятся. А еще я прекрасно понимал, что ноги не раз приведут меня к ее домику, хотя я мог предложить ей лишь вожделение и дружбу. Я себя презирал, а мысль о том, что Нед догадывается о наших отношениях с Джинной, мучила меня. Плохой пример для моего мальчика, и путь до замка Баккип показался мне в ту ночь особенно долгим и холодным.

IX
СТАВКА НА КАМЕНЬ

По мере того как человек овладевает Скиллом, привлекательность этого вида магии возрастает. Хороший наставник должен внимательно следить за своими учениками, неизменно проявляя строгость. Слишком много талантливых учеников навсегда унес поток Скилла. Первым признаком излишнего увлечения является раздражение, которое проявляет ученик, когда ему поручают обычную работу. Когда такой ученик погружается в Скилл, он часто черпает значительно больше энергии, чем ее требуется для выполнения поставленной задачи, исключительно ради удовольствия обладания силой. Он начинает проводить слишком много времени в потоке Скилла. Наставник обязан не спускать глаз с таких учеников и сурово наказывать за подобное поведение. Лучше проявить излишнюю жесткость раньше, чем возносить тщетные проклятия к небесам, когда твой ученик превратится в пускающего слюни идиота, отказывающегося принимать воду и пищу.
«Обязанности наставника Скилла». Перевод Трикни

Однообразные зимние дни сменяли друг друга подобно приливам у подножия замка Баккип. Приближался Праздник Зимнего Солнцестояния, возвещающего о наступлении самой долгой ночи — дальше день будет увеличиваться, забирая у ночи минутки. Когда-то я ждал праздника с нетерпением, но сейчас у меня было слишком много дел, и далеко не все удавалось выполнять как следует. По утрам я занимался с принцем. Днем играл роль слуги лорда Голдена. Шут был вынужден нанять двух лакеев, которые следили за состоянием его гардероба и приносили в его покои завтраки, обеды и ужины.
Однако мне приходилось сопровождать лорда Голдена, когда он отправлялся на прогулки или званые обеды. Все привыкли видеть меня рядом с ним, и я находился рядом с ним, хотя щиколотка уже давно не доставляла ему неприятностей. Иногда это оказывалось полезным. Лорд Голден часто заводил разговоры с придворными, интересовался их мнением относительно торговли с Внешними островами или распределения прав на беспошлинный ввоз товаров. Так мне удавалось узнавать о настроениях среди аристократов и докладывать обо всем Чейду.
Лорд Голден проявил интерес к Уиту, часто задавая вопросы об этом необычном виде магии. Откровенная злоба, с которой придворные отвечали ему, поразила даже меня. Ненависть к людям Уита укоренилась у них на подсознательном уровне. Когда лорд Голден спрашивал, какой вред может причинить такая магия, ему отвечали, что люди Уита способны на все, начиная от совокупления с животными для овладения их языком, до наведения порчи на стада и домашнюю птицу соседей. Те, кто наделен Уитом, якобы превращаются в животных, чтобы добраться до тех, кого они хотят соблазнить, или даже изнасиловать и убить.
Кое-кто возмущался терпимостью королевы к Звериной Магии, сожалея о прежних временах, когда закон позволял казнить тех, кто наделен Уитом. Из этих разговоров я узнал о ненависти к людям Уита гораздо больше, чем когда я сам беседовал с другими слугами. И много больше, чем мне бы хотелось знать.
Вечерами, когда у меня выдавалось несколько свободных часов, я пытался разбираться в свитках о Скилле. Однако чаще всего я бросал свои занятия и отправлялся в город, но вовсе не для того, чтобы навестить своего мальчика.
Изредка я мельком видел Неда, когда он выходил из дома Джинны на свидания со Сваньей. Наши разговоры теперь ограничивались короткими приветствиями и его пустыми обещаниями прийти домой пораньше, чтобы мы могли спокойно провести вечер. Довольно часто я замечал у него на лице задумчивое выражение, когда он смотрел на нас с Джинной, а еще чаще я сам облегченно вздыхал, когда он возвращался домой лишь поздно вечером.
Возникла опасность, что такая жизнь станет для меня если не привычной, то предсказуемой. Несмотря на решимость держаться настороже и быть готовым к нападению Полукровок, их пассивность притупляла мою бдительность. Я даже начал надеяться, что Лодвайн умер от ран. Возможно, его соратники разбежались и угрозы больше нет. После неожиданного нападения на дороге в замок Баккип прошло довольно много времени, и мне становилось все труднее соблюдать осторожность. Еще немного — и я вообще расслаблюсь и забуду о ней. Периодически Чейд требовал от меня отчета, но мне было нечего ему рассказать. Получалось, что Полукровки о нас забыли.
Я продолжал регулярно шпионить за Сивилом Брезингой, но мои подозрения не находили подтверждения. Он вел себя как мелкий аристократ, приехавший ко двору для того, чтобы завести необходимые связи. Я не нашел в конюшне следов его кошки. Он часто выезжал на прогулки в сопровождении конюха, но в тех нескольких случаях, когда я за ними следил, Сивил вел себя самым обычным образом. Несколько раз я тщательно обыскивал его комнату, но обнаружил лишь короткую записку от матери, в которой говорилось, что с ней все в порядке и что Сивилу лучше оставаться при дворе, поскольку «нас ужасно радует твоя дружба с принцем Дьютифулом». Тут она не ошиблась, отношения принца и Сивила становились все более прочными, хотя я постоянно просил Дьютифула соблюдать осторожность. Мы с Чейдом не раз обсуждали проблему Сивила Брезинги. Нам обоим не нравилось, что принц с ним дружит, но мы не знали, как люди Древней Крови отнесутся к тому, что эти отношения будут пресечены.
Между тем обладатели Уита больше не пытались связаться с нами — ни Полукровки, ни представители Древней Крови. Их продолжающееся молчание вызывало страх.
— Мы выполнили свою часть сделки, — однажды ворчливо заметил Чейд. — С тех пор как принц вернулся домой, в Бакке не состоялось ни одной казни. Быть может, они ничего другого и не хотели. Что касается деятельности Полукровок, мы ничем не можем помочь людям Древней Крови до тех пор, пока они не попросят у нас защиты. И хотя сейчас все спокойно, мне кажется, это затишье перед бурей. Будь осторожен, мой мальчик, смотри в оба.
Чейд был прав, публичные казни прекратились. Королева Кетриккен издала указ, в соответствии с которым в Бакке запрещалось устраивать казни без королевского декрета, кроме того, все они должны были происходить только на территории замка Баккип. До сих пор никто не обратился к ней с подобными требованиями. Бумажная волокита охлаждает пыл даже у тех, кто жаждет мести.
Время шло, и, хотя никаких новостей о Полукровках не поступало, я не испытывал облегчения. Мне казалось, что за мной продолжают наблюдать. Даже если Полукровки перестанут нас беспокоить, многие представители Древней Крови знают, что принц обладает Уитом. В их распоряжении осталось прекрасное средство воздействия на корону. Я с подозрением посматривал на необычных животных и был рад, что маленький хорек Джилли патрулирует замок.
Наконец, наступил вечер, который вновь заставил меня насторожиться. Я отправился в город. Когда я постучался в дверь Джинны, ее племянница сказала, что она пошла отнести амулеты крестьянину, чьи овцы заболели чесоткой. Я не особенно верил, что амулеты могут помочь против этой болезни, но решил оставить сомнения при себе и попросил передать Джинне, что я приходил. Потом я спросил о Неде, девушка скорчила мрачную гримасу и ответила, что я найду его в «Заколотой свинье» с «девицей Хартшорнов». Меня уязвило ее неодобрительное отношение к подружке моего сына. Направляясь в таверну, я размышлял о том, какие шаги мне следует предпринять. Страстное ухаживание Неда не укладывалось в рамки приличий. Впрочем, я прекрасно понимал, что он не станет меня слушать, если я попрошу его вести себе скромнее.
Но когда я вошел в «Заколотую свинью», где, как всегда, гуляли сквозняки, Неда и Сваньи там не оказалось. Интересно, где они могут быть, подумал я, но сразу же забыл о них, увидев Лорел, которая в полном одиночестве сидела за грязным столом. Я нахмурился, вспомнив слова Чейда о надежном воине, который должен повсюду ее сопровождать. К Лорел подошел мальчик, чтобы вновь наполнить ее кружку пивом. Судя по движениям охотницы, эта кружка была далеко не первой.
Я заказал пива и принялся разглядывать посетителей таверны. В углу устроились двое мужчин и женщина, которые, как мне показалось, наблюдали за Лорел. Но довольно скоро парочка поднялась на ноги, распрощалась со своим соседом и покинула таверну. Оставшийся мужчина подозвал служанку. Судя по всему, он рассчитывал получить от нее кое-что побольше, чем кружку пива. Его нахальное поведение развеяло мои подозрения.
Я пересек зал и поставил свою кружку на стол, за которым сидела Лорел. Она удивленно посмотрела на меня, смутилась и отвернулась, когда я уселся рядом.
— Не самое подходящее место для Охотницы королевы, — негромко сказал я, выразительно посмотрев на грязный стол. — А где твой ученик?
Я пару раз видел ее телохранителя. Он произвел на меня впечатление человека, с которым лучше не связываться. А вот его интеллект, особенно сейчас, вызывал у меня большие сомнения.
— По-моему, не слишком разумно заходить в таверну в городе без него, — добавил я.
— Разумно? А где твой телохранитель? Тебе грозит более серьезная опасность, — с горечью возразила Лорел.
Я заметил, что у нее покраснели глаза, но от выпивки или слез — не знал.
— Возможно, я больше привык к такой жизни, — тихо ответил я.
— Что ж, не стану спорить. Я слишком мало о тебе знаю. Но я не собираюсь привыкать к постоянным угрозам. И не намерена всю жизнь провести в страхе. — Лорел выглядела усталой, в уголках рта и возле глаз появились морщинки, которых раньше не было.
Да, она жила в постоянном страхе, хотя и не хотела в этом признаваться.
— Тебе вновь угрожали? — спросил я.
Она улыбнулась, оскалив зубы.
— Зачем? Разве одного раза недостаточно?
— Что произошло?
Лорел покачала головой и допила оставшееся пиво. Я знаком попросил мальчишку долить наши кружки. Немного помолчав, Охотница ответила:
— Первое предупреждение я даже не приняла как угрозу. Веточка лавра, привязанная бечевкой к щеколде на конюшне, где стоит моя лошадь. — Потом она неохотно добавила: — И еще перо. Разрезанное в четырех местах и обгоревшее.
— Перо?
Лорел долго молчала, прежде чем решилась ответить.
— Один из близких мне людей связан с гусем.
На мгновение мое сердце замерло — и вновь отчаянно забилось.
— Значит, они дали нам понять, что имеют доступ в замок, — задумчиво проговорил я.
Она молча кивнула, пока мальчик наполнял наши кружки из тяжелого кувшина. Лорел сразу же потянула кружку к себе, и немного пива выплеснулось через край ей на руку. Охотница уже была слегка пьяна.
— Они о чем-то просили? Или просто показали, что могут до тебя добраться?
— Да, попросили. И довольно внятно.
— Как?
— Маленький свиток, оставленный возле щеток, которыми я чищу лошадь. Все в конюшне знают, что я сама ухаживаю за Белым Капюшоном. В записке говорилось, что если у меня хватит ума, то я сделаю так, чтобы твоя черная лошадь и Малта лорда Голдена оказались ночью в дальнем загоне.
Мне внезапно стало холодно.
— Но ты, конечно, ничего не сделала?
— Конечно. Более того, я попросила надежного конюха присмотреть ночью за вашими лошадьми.
— Значит, это произошло совсем недавно?
— О да. — Подбородок у Лорел дрогнул, и она кивнула.
— Ты рассказала королеве?
— Нет, я никому не рассказала.
— Почему? Как мы можем тебя защитить, если не знаем, что тебе угрожают?
Лорел вновь ответила не сразу.
— Я не хотела, чтобы они подумали, будто могут использовать меня против королевы. Если уж они утянут меня на дно, пусть я буду одна. Я должна сама о себе заботиться, а не прятаться за юбки королевы, понапрасну ее пугая.
Мужественное решение. И глупое. Однако я не стал делиться с Лорел своими мыслями.
— И что произошло дальше?
— С вашими лошадьми? Ничего. Но на следующее утро моя была мертва.
Некоторое время я не мог говорить. Ее лошадка была послушной и доброй, гордостью Лорел. Охотница не выдержала и выпалила:
— Я знаю, о чем ты думаешь. — Лорел перешла на злой свистящий шепот. — Она не обладает Уитом. Лошадь для нее — всего лишь животное, на котором она ездит. Это неправда. Я вырастила мою лошадку, она попала ко мне еще жеребенком и стала моим другом. Не обязательно разделять разум, чтобы любить.
— Вовсе я так не думаю, — сердито возразил я. — Среди моих друзей немало животных, хотя Уит не связывает меня с ними. Любой, кто видел тебя рядом с твоей лошадкой, сразу понимал, что она тебя обожает. — Я покачал головой. — Ты защитила наших лошадей и потеряла свою.
Сомневаюсь, что Лорел меня слышала. Ее взгляд упирался в выщербленный стол, когда она сказала:
— Она… она умирала медленно. Они дали ей что-то съесть. Потом эта гадость застряла у нее в горле и стала распухать. Мне кажется… нет, я уверена. Они сделали это в насмешку — ведь я родилась в семье Древней Крови, но лишена Уита. Будь мы связаны, я бы успела прийти к ней на помощь. Когда я нашла ее, она лежала на полу конюшни, а ее грудь была забрызгана слюной и кровью… она умирала медленно, и меня не оказалось рядом, чтобы облегчить ей смерть и попрощаться.
Потрясение от мысли, что обладатель Уита способен на такую жестокость, накатило на меня ледяной волной. Я не мог поверить, что человек, в чьих жилах течет Древняя Кровь, способен на такую лютую злобу. Они плюнули мне в душу. Неужели отвратительные слухи о людях, владеющих магией Уита, имеют под собой основания?
Лорел всхлипнула и повернула ко мне невидящий взгляд, она пыталась скрыть мучительную боль. Я обнял ее, и она прижалась к моей груди.
— Мне очень жаль, Лорел, — шептал я. — Очень жаль. — Она лишь молча всхлипывала в моих объятиях, но ее лицо оставалось сухим.
Похоже, Полукровки нажили себе страшного врага. Если, конечно, прежде они не убьют Лорел. Я слегка повернулся. Опыт давно научил меня садиться спиной к стене, и у меня была возможность наблюдать за всей таверной. Однако я не увидел никаких подозрительных личностей, которые следили бы за Лорел или за мной.
Но зато я заметил Джинну. Наверное, она отправилась в таверну, когда племянница сказала ей, что я заходил. Она так и осталась стоять у двери. На мгновение наши взгляды встретились. Джинна с изумлением смотрела на женщину, которую я обнимал. Я умоляюще посмотрел на нее, но лицо Джинны превратилось в холодную маску. Потом она молча развернулась на каблуках и вышла из таверны. Ее выпрямленная спина сказала мне больше, чем любые гневные слова.
Сердце сжалось у меня в груди. Я не сделал ничего плохого, но то, с какой поспешностью ушла Джинна, показывало, что она ужасно обиделась. Однако я не мог оставить Лорел и выскочить за Джинной на улицу, чтобы все объяснить, даже если бы и хотел. Поэтому я остался молча сидеть на месте, пока Лорел не взяла себя в руки. Она выпрямилась и почти оттолкнула меня, а потом схватила кружку и залпом ее осушила. Мое пиво оставалось практически нетронутым.
— Я поступила глупо, — неожиданно заявила Лорел. — Пришла сюда, потому что слышала, будто здесь собираются обладатели Уита. Я надеялась, что кто-нибудь из них подойдет ко мне и я его прикончу. На самом деле, они легко со мной справились бы. Я не умею убивать.
Я смотрел ей в глаза, и мне вдруг стало не по себе. Похоже, Лорел начала задумываться о том, как следует убивать людей.
— Ты должна предоставить это грязное дело тем, кто…
— Им не следовало трогать мою лошадь, — мрачно прервала меня Лорел, и я понял, что она не станет слушать мои возражения.
— Пойдем домой, — предложил я.
Она угрюмо кивнула, и мы ушли из таверны. Холодные улицы озарял лишь тусклый свет, сочащийся из окон. Скоро дома остались позади, и мы зашагали по темной дороге, ведущей к замку.
— Что ты собираешься делать? — не удержался я от вопроса. — Уедешь из Баккипа?
— Куда? Вернуться домой к семье? Вот уж нет. — Она вздохнула. — И все же ты прав. Я не могу оставаться здесь. Каким будет их следующий шаг? Что может быть хуже убийства моей лошади?
Мы оба знали несколько ответов на этот вопрос. Остаток пути мы молчали. Однако я не ощущал в Лорел гнева, только настороженность. Ее глаза всматривались в темноту, она реагировала на малейший шорох. Я тоже старался быть внимательным. Наконец я нарушил молчание и спросил:
— Это правда, что обладатели Уита собираются в «Заколотой свинье»?
Лорел пожала плечами.
— Так говорят. Впрочем, подобные слухи ходят и о других тавернах. «Корыто для Уита». Наверняка ты слышал эту фразу и раньше.
Я не слышал, но ничего не сказал. Возможно, в оскорбительных словах содержится толика правды. Есть ли в городе таверна, где собираются люди Уита? Кто знает? И что я там обнаружу?
Как только мы миновали ворота замка, я заметил спешащего нам навстречу «ученика» охотницы. На лице у него застыло озабоченное выражение. Но, увидев меня, он злобно ощерился. Лорел вздохнула и отпустила мой локоть. Нетвердой походкой она направилась к «ученику», и он схватил ее за плечи. Несмотря на тихие слова, с которыми обратилась к нему Лорел, он бросил на меня подозрительный взгляд.
Перед тем как пойти спать, я зашел на конюшню. Вороная равнодушно приветствовала меня. Едва ли следовало винить лошадь, в последнее время я почти не уделял ей внимания. Честно говоря, она была для меня «всего лишь лошадью». Я скакал на ней, когда лорд Голден отправлялся на прогулку на Малте, но в остальное время Вороная находилась на попечении конюхов. Мне вдруг показалось, что я должен проводить с ней больше времени. Вот только где найти это время?
Интересно, что собирались сделать Полукровки? Украсть наших лошадей? Или еще того хуже?
Напрягая Уит, я обошел стойла, внимательно изучив всех сонных грумов-мальчишек и конюхов. Однако мне ничего не удалось обнаружить. Лодвайн не прятался ни под лестницей, ни в темном углу за дверью. Тем не менее я испытал облегчение только вечером, когда поднялся в покои Чейда. Его там не было, и я оставил ему записку с отчетом.
На следующий день мы обсудили эпизод с убийством лошади Лорел, но так и не пришли ни к какому выводу. Чейд решил отругать охранника Лорел за то, что он позволил ей улизнуть в город. Безопасность Лорел можно было обеспечить, лишь уговорив ее не покидать замок.
— А она не согласится. Лорел с трудом терпит охранника, — задумчиво проговорил Чейд. — Но, Фитц, мы обязаны что-то сделать. Лорел нам нужна, с ее помощью мы можем заманить Полукровок.
— Но какой ценой? — угрюмо спросил я.
— У нас нет выбора, — вздохнул Чейд.
— Зачем им понадобились Малта и Вороная?
Чейд приподнял бровь.
— Ты больше меня знаешь о магии Уита. Быть может, они собирались наложить на лошадей чары, чтобы они вас сбросили? Или через них рассчитывали подслушивать ваши разговоры?
— Нет, Уит на такое не способен, — устало возразил я. — Почему наши лошади, а не принца Дьютифула? Получается, что их интересуют Шут и я, а не принц.
Чейд задумался.
— Осторожному человеку следует подумать, куда ведет такое предположение, — проговорил он.
Я смотрел на него, не понимая, на что намекает старый убийца. Он поджал губы и покачал головой, словно сожалел о произнесенных словах. Вскоре он нашел какой-то предлог и ушел, а я остался в кресле у камина один, задумчиво глядя в огонь.
В последующие дни я так и не нашел в себе мужества навестить Джинну. Я знал, что поступаю глупо, но ничего не мог с собой поделать. Я не считал, что должен объяснять ей свое поведение, но не сомневался, что она думает иначе. Мне никак не удавалось придумать убедительную ложь, объясняющую, почему я обнимал Лорел в «Заколотой свинье». Я вообще не хотел говорить с Джинной о Лорел, чтобы не подходить слишком близко к обсуждению нежелательных тем. Вот почему я перестал бывать у Джинны.
Я стал чаще заходить в мастерскую, чтобы повидать Неда, однако наши беседы получались короткими и не приносили удовлетворения. Мальчик замыкался в себе, чувствуя, что за нами наблюдают другие ученики. Казалось, он пытается выплеснуть на меня свое возмущение мастером. Нед ужасно злился из-за того, что не может продолжать ухаживать за Сваньей. Ее отец запретил им встречаться и отказывался разговаривать с Недом. Я чувствовал, что мной Нед тоже недоволен. Он считал, что я уделяю ему недостаточно внимания, но когда у меня появлялось свободное время, он предпочитал общество Сваньи. Я обещал себе, что найду общий язык с Недом и помирюсь с Джинной, но день проходил за днем, и ничего не менялось.

Между тем в замке продолжались торговые переговоры и торжества по поводу помолвки принца. Настало время Зимних Празднеств, которые прошли с удивительной пышностью. Наши гости с Внешних островов прекрасно проводили время. Днем обсуждались торговые соглашения, а вечерами в замке царило веселье. Кукловоды, менестрели, жонглеры и другие артисты Шести Герцогств валом валили в Баккип.
Обитатели замка привыкли к гостям с Внешних островов. Завязались более тесные отношения между чужеземцами, аристократами и купцами Баккипа. В городе оживала торговля с Внешними островами, прибывали корабли, шел активный обмен товарами. Люди снова начали переписываться с дальними родственниками на островах — теперь это перестало вызывать кривотолки. Казалось, планы Кетриккен осуществляются.
Постоянное веселье преобразило замок. Никто не обращал на меня внимания в моем обличье слуги — я стал почти таким же невидимым, как в те дни, когда был ребенком. Впрочем, все знали, что я человек лорда Голдена, поскольку нас постоянно видели вместе. У меня появилась возможность наблюдать за обитателями замка в самые разные моменты — когда они пили без меры, курили дурманящее зелье, предавались флирту или азартным играм. Разодетые в роскошные наряды, они демонстрировали худшие свои качества. Если у меня еще оставались какие-то иллюзии относительно благородства лордов и леди, то этой зимой я расстался с ними навсегда.
Женщины, молодые и не слишком, одинокие и замужние, постоянно окружали лорда Голдена, а молодые аристократы изо всех сил пытались стать «друзьями джамелийского лорда». Меня забавляло, что даже Старлинг и лорд Фишер не остались равнодушными к обаянию лорда Голдена и часто присоединялись к нему за игорными столами. Дважды они побывали в покоях лорда Голдена, чтобы вместе с другими гостями отведать чудесного джамелийского бренди. Я с трудом сохранял невозмутимость, обслуживая Старлинг.
Ее муж не стеснялся в проявлении своих чувств, часто привлекая Старлинг к себе, чтобы сорвать мальчишеский поцелуй. Она неизменно отчитывала его за нарушение приличий, но я не раз замечал, как она поглядывает в мою сторону, чтобы удостовериться, что я вижу, насколько страстно лорд Фишер в нее влюблен. Иногда мне приходилось призывать на помощь всю свою стойкость, чтобы на моем лице ничего не отражалось. Нет, Старлинг больше не волновала мое сердце и не возбуждала плоть. Однако мне было больно смотреть на то, с каким энтузиазмом она демонстрирует мне свое счастье, чтобы напомнить о моей одинокой жизни. И я продолжал играть роль молчаливого слуги посреди всеобщего веселья.

Так проходила эта долгая зима. Напряженный образ жизни сказывался не только на мне, но и на юном принце. Как-то раз рано утром мы встретились в башне, оба совершенно не расположенные ни к каким занятиям. Принц поздно лег спать прошлой ночью, задержавшись за игорным столом с Сивилом и другими молодыми аристократами, гостившими в замке.
Мне удалось пораньше добраться до постели и несколько часов поспать, прежде чем в мои сны ворвалась Неттл. Мне снилось, будто я ловлю в реке рыбу, опускаю руки в воду и выбрасываю на берег свою добычу. Рядом со мной невидимый Ночной Волк. То был приятный, умиротворенный сон. Затем мои пальцы нащупали дверную ручку в холодной воде. Я наклонился, чтобы получше ее рассмотреть, моя голова погрузилась в холодную зеленую воду, дверь распахнулась, и, весь мокрый, я оказался в маленькой спальне. Я знал, что нахожусь на верхнем этаже — в комнате со скошенным потолком. В доме царила тишина, лишь одинокая свеча озаряла спальню. Не понимая, как попал сюда, я повернулся к двери. Перед ней, решительно преграждая мне путь, стояла девушка. Она даже пошире развела руки, чтобы помешать мне выскользнуть из спальни. На ней была простая ночная рубашка, через плечо перекинута темная коса. Я удивленно уставился на нее.
— Если ты не будешь пускать меня в собственные сны, я поймаю тебя в своих, — торжествующее заявила она.
Я молча застыл на месте. Что-то подсказывало мне, что любой жест, слово или даже взгляд дадут ей дополнительную власть надо мной. Я даже отвел глаза в сторону — узнавая Неттл, я еще глубже погружался в ее сон. Опустив взгляд, я принялся рассматривать свои руки и с некоторым удивлением понял, что они не мои. Неттл поймала меня, не зная, как я выгляжу в действительности. Пальцы оказались короткими и толстыми, ладонь черной и грубой, как подушечки лап у волка, запястья заросли темными волосами.
— Это не я, — произнес я вслух, но мои слова сопровождались негромким рычанием.
Я поднял руки к лицу и обнаружил волчью морду.
— Нет, ты! — не сдавалась она, но я уже начал растворяться, покидая форму, в которой Неттл рассчитывала меня удержать.
Ловушка не могла действовать эффективно, поскольку имела неправильную форму. Она подскочила ко мне и схватила за запястье — оказалось, что она держит лишь пустую волчью шкуру.
— Я поймаю тебя в следующий раз! — сердито обещала она.
— Нет, Неттл. У тебя ничего не выйдет.
Когда я произнес ее имя, она застыла. Пока она пыталась спросить, откуда оно мне известно, я покинул ее сон и проснулся. Повернувшись на бок, я открыл глаза и обнаружил, что нахожусь в темноте своей маленькой спальни.
— Нет, Неттл. У тебя ничего не выйдет, — произнес я те же слова вслух, словно пытаясь убедить себя в их истинности.
Больше мне заснуть не удалось.

Мы с Дьютифулом сидели за столом в верхних покоях башни и с тоской смотрели друг на друга. Рассвет еще не наступил. Зимнее небо за окнами башни оставалось черным, стоящие на столе свечи тщетно пытались разогнать мглу, сгустившуюся в углах комнаты. Я разжег огонь в камине, но все равно было еще холодно.
— Есть ли что-нибудь хуже холода и недостатка сна? — задал я вопрос, не требующий ответа.
Дьютифул вздохнул. У меня появилось ощущение, что он не слышал моего вопроса.
— Ты когда-нибудь пользовался Скиллом, чтобы заставить другого человека что-нибудь забыть? — спросил он, и на меня накатила волна иного холода.
— Я… нет. Нет, я никогда не делал ничего подобного. — А потом, страшась услышать ответ, все-таки задал вопрос: — А почему ты спрашиваешь?
Дьютифул снова тяжело вздохнул.
— Потому что это могло бы решить важную проблему. Боюсь, что я… вчера вечером я произнес слова, которые не хотел произносить… я имел в виду совсем другое, но она… — Он замолчал и опустил глаза.
— Расскажи все с самого начала, — предложил я.
Он набрал в грудь побольше воздуха и быстро заговорил:
— Мы с Сивилом играли в камни и…
— В камни? — перебил я Дьютифула.
Он вновь вздохнул.
— Я начертил на куске ткани игровое поле и сделал фишки. Мне пришло в голову, что я смогу лучше овладеть игрой, если буду практиковаться с кем-нибудь еще.
Я решил промолчать. Почему он не может научить своих друзей игре в камни? Я не видел в этом ничего дурного… И все же разозлился.
— Мы сыграли несколько партий, и Сивил все время проигрывал. Тут нет ничего удивительного, потому что новичок всегда проигрывает. Потом он заявил, что с него хватит и ему не нравятся такие игры. Сивил встал и отошел к камину, чтобы поговорить с кем-то из гостей. Леди Вэнс сидела рядом и смотрела, как мы играем. Она сказала, что хочет научиться, но в тот момент наша партия была в самом разгаре, и ей пришлось подождать, а как только Сивил ушел, она не последовала за ним, как я ожидал — она весь вечер оказывала ему знаки внимания, — а заняла его место. Я уже начал собирать фишки, но она остановила меня и попросила сыграть с ней — ведь теперь пришла ее очередь.
— Леди Вэнс?
— О, ты наверняка ее встречал. Ей около семнадцати, и она очень милая. Ее полное имя Эдвантедж, но оно кажется ей слишком длинным. Она любит рассказывать забавные истории, и с ней гораздо проще, чем с другими девушками. То есть, она вроде бы забывает о том, что она… девушка. И ведет себя как мужчина. Лорд Шемши из Шокса ее дядя. — Дьютифул пожал плечами, показывая, что моя тревога относительно происхождения леди Вэнс беспочвенна. — Короче говоря, она захотела сыграть со мной. И даже после того, как я предупредил, что первые две партии она обязательно проиграет, леди Вэнс сказала, что ей все равно, и если я соглашусь сыграть с ней пять партий, она выиграет, по меньшей мере, в двух. Один из ее друзей услышал наш разговор и спросил, какой будет ставка. Леди Вэнс заявила, что если она выиграет, я завтра — теперь уже сегодня — возьму ее с собой на прогулку, ну а если выиграю я, то могу сам назвать свою ставку. И то, как она это сделала, провоцируя меня предложить нечто неподобающее или…
— Вроде поцелуя, — подсказал я, чувствуя, как меня охватывает тоска.
— Ты же знаешь, что я бы не зашел так далеко!
— Ну и как же далеко ты осмелился зайти?
Известно ли о случившемся Чейду? Или королеве Кетриккен? И сколько вина успел к тому моменту выпить Дьютифул?
— Я сказал, что если она проиграет, то должна будет устроить для нас с Сивилом завтрак в Зеркальном зале, причем накрывать на стол будет сама. Понимаешь, мне говорили, что девушка не может научиться играть в камни.
— Что? Дьютифул, меня самого научила играть женщина!
— Ну… — У него хватило благородства выказать легкое смущение. — Я не знал. Ты говорил, что игра является составной частью обучения Скиллу. Я думал, тебя научил мой отец. Поэтому… Подожди! Значит, женщина была твоей наставницей? Я думал, тебя учил только мой отец.
Я проклял свою неосторожность.
— Давай не будем отвлекаться, — довольно резко ответил я. — Доведи до конца свой рассказ.
Он фыркнул и бросил на меня выразительный взгляд — не приходилось сомневаться, что он еще вернется к своему вопросу.
— Ладно. Кроме того, не я сказал Эллиане… слова произнес Сивил, и…
— Что он сказал Эллиане? — Тоска усилилась.
— Что это игра, неподходящая для женского ума, — так заявил Сивил. Мы с ним играли, а она подошла и сказала, что хочет научиться. Но… знаешь, Сивил недолюбливает Эллиану. Он говорит, что она похожа на Сайдел, которая его оскорбила. Сивил утверждает, будто Эллиана хочет заключить выгодный брак. Ему не нравится, когда она оказывается рядом, если мы разговариваем или играем. — Дьютифул поморщился, когда увидел, как сильно я помрачнел, и ворчливо добавил: — Ну, она совсем не похожа на леди Вэнс. Эллиана всегда ведет себя как девушка, не забывая о правилах хорошего тона. Она настолько безупречна, что это задевает. Ты понимаешь, что я хочу сказать?
— Просто Эллиана чувствует себя здесь чужой и старается соблюдать наши обычаи. Впрочем, продолжай.
— Ладно. Сивилу известно, что она старается не делать ошибок. Поэтому он пришел к выводу, что проще всего избавиться от нее, заявив, что в Шести Герцогствах игра в камни считается мужским занятием. Он объяснил это Эллиане так, словно сделал ей большое одолжение.
Однако получилось ужасно смешно, но жестоко, поскольку Эллиана плохо владеет нашим языком и недостаточно хорошо знает обычаи, чтобы догадаться, какими дурацкими представлялись со стороны его объяснения…
И не смотри на меня так, Том. Я этого не делал. А после того как Сивил начал свою жестокую игру, я уже ничего не мог сделать, не усугубив положение. Так уж получилось. Сивил сказал Эллиане, что девушки не играют в камни, и она отошла от нас и встала рядом со своим дядей. Тот играл в кости с ее отцом за столом, который находился в противоположном конце зала. Ну, вот. Когда к нам присоединилась леди Вэнс, Эллиана ничего не видела. Мы начали играть.
Первые две партии закончились так, как я и предполагал. В третьей я сделал глупую ошибку, и она выиграла. Четвертую игру выиграл я. А потом — полагаю, я заслужил похвалу, — во время пятой партии, я сообразил, как неудобно будет для всех, если леди Вэнс придется накрыть завтрак для меня и Сивила. Герцог Шемши может посчитать себя оскорбленным — ведь его племяннице придется исполнить роль служанки, хотя Эллиану или маму такие вещи не слишком тревожат. Ну и… я решил, что будет лучше дать ей выиграть. Конечно, мне пришлось бы поехать с ней на прогулку, но ничто не помешало бы мне пригласить с собой других придворных и Эллиану.
— И ты позволил ей выиграть, — мрачно проговорил я.
— Да. Я проиграл. А потом леди Вэнс стала смеяться и шумно радоваться, что сумела меня победить. Вокруг нас начала собираться толпа. Когда леди Вэнс выиграла решающую партию, она уже наслаждалась всеобщим вниманием и победой, а один из ее друзей сказал: «Похоже, милорд, вы жестоко ошиблись, когда сказали, что девушка не способна овладеть этой игрой». И я ответил… понимаешь, я лишь хотел, чтобы мои слова прозвучали остроумно, Том, клянусь, я не хотел ее оскорбить. И я сказал…
— Что ты сказал? — хрипло спросил я, когда Дьюти-фул замолчал.
— Что девушка действительно не сможет научиться играть, а вот красивая женщина — совсем другое дело. Все принялись смеяться и даже подняли бокалы, чтобы провозгласить соответствующий тост. И мы выпили — и только тогда я заметил Эллиану. Она не стала с нами пить и не произнесла ни единого слова. Лишь повернулась и пошла прочь. Я не знаю, что она сказала своему дяде, но он тут же встал, отказавшись продолжить игру с ее отцом, хотя перед ними стояли высокие столбики золотых монет. Они вдвоем покинули зал и удалились в свои покои.
Я откинулся на спинку кресла, пытаясь осмыслить происшедшее. Тряхнув головой, я спросил:
— Королева знает?
Дьютифул вздохнул.
— Думаю, нет. Она рано удалилась к себе.
— Как и Чейд?
Принц поморщился, заранее понимая, какие неприятные слова ему придется выслушать от старого советника.
— Нет, ему ничего неизвестно. Вчера он тоже довольно рано ушел.
Я и сам прекрасно это знал.
— Боюсь, твою проблему нам не решить при помощи Скилла, — задумчиво проговорил я. — Лучше всего обратиться к тому, кто в совершенстве владеет дипломатией. И сделать то, что он скажет.
— А что от меня потребуется? — с ужасом спросил принц.
— Понятия не имею. Полагаю, прямые извинения приносить нельзя. Тем самым ты признаешь, что оскорбил Эллиану. Но… честно говоря, не знаю. Дипломатия никогда не числилась среди моих талантов. Быть может, Чейд сумеет что-нибудь придумать. Тебе придется каким-то образом показать, что ты считаешь Эллиану красивой и женственной.
— Но я не считаю!..
Я проигнорировал его горькое возражение.
— Но самое главное, тебе не следует отправляться на прогулку с леди Вэнс. Более того, лучше всего вообще всячески избегать ее общества.
Дьютифул огорченно ударил ладонью по столу.
— Я должен выполнить свое обещание!
— Тогда поезжай, — резко ответил я. — Но прежде я бы позаботился о том, чтобы рядом скакала Эллиана. И чтобы между вами текла оживленная беседа. Если Сивил действительно тебе друг, как ты утверждаешь, попроси его помочь. Пусть он отвлечет на себя внимание леди Вэнс, чтобы у всех создалось впечатление, что именно он является ее спутником.
— А что, если я не хочу, чтобы внимание леди Вэнс было отвлечено от меня?
Теперь в его голосе слышалось упрямство, и Дьютифул живо напомнил мне Неда и последний разговор с ним. Я ничего не стал возражать, а лишь молча посмотрел на принца, пока он не отвел глаза.
— Пожалуй, тебе пора идти, — заметил я.
— А ты пойдешь со мной? — едва слышно спросил он. — Поговорить с мамой и Чейдом?
— Ты же знаешь, что я не могу. Но даже если бы у меня и была такая возможность, ты должен сделать это сам.
Он откашлялся.
— А позже, когда мы отправимся на прогулку, ты поедешь с нами?
После коротких колебаний я пожал плечами.
— Пригласи лорда Голдена. Я ничего тебе не обещаю, но обдумаю твое предложение.
— И я должен буду сделать то, что скажет Чейд.
— Конечно. Разнообразные хитрости и уловки у него всегда получались лучше, чем у меня.
— Хитрости… Глупости. Меня тошнит от них, Том. Именно поэтому мне гораздо легче с леди Вэнс. Она не притворяется.
— Понятно, — пробормотал я, но оставил свое мнение при себе.
Быть может, леди Вэнс ведет какую-то свою игру и хочет помешать Кетриккен. Что ж, очень скоро мы все узнаем.
Принц ушел, заперев за собой дверь. Некоторое время я стоял, прислушиваясь к его затихающим шагам. Потом раздался голос часового, приветствующего принца. Я оглядел башню, задул свечу и двинулся в обратный путь, захватив с собой огарок другой свечи.
По дороге я зашел в покои Чейда. Выйдя из потайной двери, я с удивлением обнаружил в комнате Чейда и Олуха. Чейд явно меня поджидал. Олух выглядел сонным и недовольным, тяжелые веки почти полностью скрывали глаза.
— Доброе утро, — приветствовал я их.
— Доброе, ты прав, — с довольным видом ответил Чейд.
Я подождал, пока он поделится со мной хорошими новостями, но Чейд сказал:
— Я попросил Олуха прийти сюда утром, чтобы мы могли поговорить.
— Ясно. — Я не нашел, что еще добавить.
Сейчас не время говорить Чейду, чтобы он предупреждал меня о таких встречах заранее. Я не стану обсуждать Олуха в его присутствии. Слишком дорого мне обошлась ошибка, когда я недооценил хитрость одной маленькой девочки, которая оказалась шпионкой Регала. Я сомневался, что Олух на кого-нибудь шпионит, но он не сможет повторить то, чего я не говорил в его присутствии.
— Как сегодня принц? — неожиданно спросил Чейд.
— В порядке, — осторожно ответил я. — Но у него к тебе срочное дело. Будет лучше, если он сумеет быстро тебя найти.
— Принц печальный, — скорбно подтвердил Олух, выразительно покачивая головой.
Сердце сжалось у меня в груди, но я решил его испытать.
— Нет, Олух, принц не печальный, он веселый. Он отправился завтракать со своими друзьями.
Олух хмуро посмотрел на меня. На мгновение его язык высунулся еще сильнее, чем обычно, а нижняя губа заметно отвисла.
— Нет. Песня принца сегодня печальная. Глупые девушки. Печальная песня. Ла-ла-ла-ли-ло-ло-ло-о. — Дурачок пропел короткий печальный мотивчик.
Я взглянул на Чейда. Он внимательно следил за нашим разговором. Продолжая смотреть на меня, он неожиданно спросил у Олуха:
— А как сегодня Неттл?
Мне удалось сохранить невозмутимость. Я старался дышать ровно, вот только забыл, как это делается.
— Неттл тревожится. Человек из сна не говорит с ней, а ее отец и брат ругаются. Йах-йах-йах-йах, у нее болит голова, ее песня грустная. На-на-на-на, на-на-на-на. — Печальная мелодия Неттл звучала иначе, в ней чувствовались напряжение и тревога. Внезапно Олух смолк. Он посмотрел на меня и торжествующе ухмыльнулся. — Песьей вонючке не нравится.
— Да. Ему не нравится, — коротко ответил я, сложил руки на груди и перевел взгляд на Чейда. — Это нечестно.
Тут мне пришло в голову, как по-детски прозвучали мои жалобы.
— Ты совершенно прав, — вкрадчиво согласился Чейд. — Олух, ты можешь идти. Тебе здесь больше нечего делать.
Олух поджал губы.
— Принести дрова. Принести воду. Забрать тарелки. Принести еду. Поправить свечи. — Он поковырял в носу. — Да. Все готово. — Он собрался уходить.
— Олух, — окликнул я.
Он остановился и угрюмо посмотрел на меня. Тогда я спросил:
— Другие слуги все еще обижают Олуха, забирают у него монеты? Или сейчас стало лучше?
Он наморщил лоб.
— Другие слуги? — На его лице появилась тревога.
— Да, другие слуги. Они «били Олуха, брали его монеты», помнишь? — Я попытался скопировать его тон и жест. Однако он лишь в страхе отпрянул от меня. — Ладно, не имеет значения, — торопливо проговорил я.
Мои попытки напомнить Олуху, что он у меня в долгу, вызвали негативную реакцию. Оттопырив нижнюю губу, он отошел от меня на несколько шагов.
— Олух, не забудь поднос, — мягко напомнил Чейд. Слуга нахмурил брови, но вернулся за подносом, где стояли тарелки с остатками завтрака Чейда. Схватив поднос, Олух быстро выскочил из комнаты, словно я собирался на него напасть. Когда полка, закрывавшая потайной ход, встала на место, я уселся в свое кресло.
— Ну так что? — спросил я у Чейда.
— Я с нетерпением жду твоего рассказа, — сказал он.
— А я уже все сказал. — Откинувшись на спинку кресла, я решил, что нужно предоставить им разбираться без меня. — Дьютифул должен срочно с тобой поговорить. Тебе пора — иначе принц тебя не найдет.
— А в чем дело?
Я выразительно посмотрел на него.
— Полагаю, принц сам решит, что ему следует тебе рассказать. — И я вовремя прикусил язык, чтобы не сказать: «Конечно, ты всегда можешь спросить у Олуха, что произошло».
— Тогда я возвращаюсь в свои покои. Прямо сейчас. Фитц, Неттл грозит опасность?
— Понятия не имею.
Я видел, что он с трудом сдерживает гнев.
— Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. Она занимается Скиллом, верно? Без всякой помощи и руководства. Однако ей удалось тебя найти. Или ты сам вошел с ней в контакт?
Прав ли Чейд? Я не знал. Врывался ли я в сны Неттл, когда она была совсем маленькой, как в сны Дьютифула? Создал ли я, сам того не замечая, основу для связи через Скилл, которую она пыталась сейчас укрепить? Я искал ответ, но Чейд принял мое молчание за упрямство.
— Фитц, как ты можешь быть таким близоруким? Пытаясь защитить Неттл, ты подвергаешь ее еще большей опасности. Неттл должна быть здесь, в Баккипе, где ты сумеешь помочь ей овладеть Скиллом.
— И тогда ты поставишь ее на службу трону Видящих.
Чейд не опустил глаз.
— Конечно, — спокойно ответил он. — Если магия есть дар ее крови, значит, она должна служить Видящим. Дар и долг идут рука об руку. Или ты ей откажешь в этом праве, поскольку она незаконнорожденная?
Я подавил внезапно вспыхнувший гнев.
— Я отношусь к этому иначе, — возразил я. — Я ни в чем ей не отказываю, а лишь пытаюсь спасти.
— Ты любой ценой стараешься помешать ей вернуться в Баккип. Но что угрожает Неттл, если она переедет в замок? Она сумеет познать красоту и поэзию, музыку и танцы. У нее появится шанс познакомиться с достойным молодым человеком, удачно выйти замуж и жить в достатке. И тогда ты сможешь навещать своих внуков — неужели ты сам этого не хочешь?
Получалось, что он рассуждает благоразумно, а я из чистого себялюбия упрямлюсь. Я вздохнул.
— Чейд. Баррич уже отказался отпустить свою дочь в Баккип. Если ты будешь настаивать, у него появятся подозрения. И как ты расскажешь Неттл о том, что она владеет Скиллом, не ответив на вопрос о происхождении ее дара? Она знает, что Молли ее мать. Значит, девочка подвергнет сомнению отцовство Баррича…
— Иногда дети обладают Скиллом, хотя в их жилах не течет кровь Видящих. Быть может, она получила свой дар от Молли или Баррича.
— Однако ни один из ее братьев не владеет Скиллом, — вновь возразил я.
Чейд стукнул кулаком по столу, не в силах скрыть раздражения.
— Я уже говорил, ты слишком осторожен, Фитц. «Что будет, если?.. Что будет, если?..» Нельзя все предусмотреть. Ты пытаешься спрятаться от беды, которая может никогда не постучать в твою дверь. Ну и что случится, если Неттл обнаружит, что ее отец — один из Видящих? Разве это так ужасно?
— Если Неттл появится при дворе и обнаружит, что она внебрачная дочь внебрачного сына Видящих? Это будет ужасно. О каком муже сможет тогда идти речь? И как переживут отъезд Неттл ее братья и Молли с Барричем, которым придется вновь взглянуть в лицо прошлому? Если Неттл поселится в Баккипе, сюда обязательно приедет Баррич, который захочет ее навестить. Конечно, я изменился, но ни мои шрамы, ни прошедшие годы не помешают ему меня узнать. И это сломает ему жизнь.
Или ты попытаешься скрыть от него правду, скажешь Неттл, чтобы она не рассказывала родителям, что в Баккипе ее обучают Скиллу, и молчала о своем новом наставнике — человеке со сломанным носом и шрамом? Нет, Чейд. Пусть уж лучше она живет своей прежней жизнью, выйдет за фермера, которого полюбит, и останется вдали от Баккипа.
— Звучит весьма привлекательно — мрачно заметил Чейд. — Я уверен, что твоя дочь была бы счастлива вести спокойную и тихую жизнь. — Его слова сочились сарказмом. — Но как насчет ее долга по отношению к принцу? Что, если принцу потребуется группа, обученная Скиллу?
— Я найду других, — опрометчиво обещал я. — Не менее сильных, чем Неттл, но не связанных со мной узами крови. И не отягощенных проблемами, которые имеют отношение только ко мне.
— Почему-то я сильно сомневаюсь, что таких людей легко найти. — Чейд нахмурился. — Или тебе уже посчастливилось встретить достойных кандидатов, но ты не счел необходимым рассказать о них мне?
Я заметил, что Чейд не стал предлагать себя. Не будите спящую собаку.
— Чейд, клянусь, я не знаю никого, кто владеет Скиллом. Только Олух.
— Понятно. Значит, он остается единственным кандидатом?
Чейд задал свой вопрос небрежно, чтобы заставить меня признать, что других достойных претендентов нет. Чейд знал, что я откажусь. Олух ненавидел меня и боялся, к тому же он был умственно неполноценным. Более неподходящего ученика и представить невозможно. За исключением Неттл. Ну, быть может, еще одного человека. Только отчаяние заставило меня произнести следующую фразу.
— Возможно, есть еще один человек.
— И ты мне про него не рассказал? — Чейд дрожал от ярости.
— Я не был уверен. И вспомнил о нем лишь пару дней назад. Мы с ним познакомились давным-давно. Учить его будет не менее трудно и опасно, чем Олуха. Он привык рассчитывать только на себя, к тому же он владеет Уитом.
— Как его зовут? — потребовал ответа Чейд.
Я тяжело вздохнул и шагнул в пропасть.
— Черный Рольф.
Чейд нахмурился, но в следующее мгновение его лицо приняло отсутствующее выражение — он листал страницы своей памяти.
— Человек, который предлагал обучить тебя Уиту? Ты познакомился с ним во время путешествия в Горное Королевство?
Чейд присутствовал, когда я подробно рассказывал Кетриккен о своем путешествии по Шести Герцогствам, когда я ее разыскивал.
— Да. Он использовал Уит самым неожиданным образом. Иногда мне казалось, что Черный Рольф слышит, как я разговариваю с Ночным Волком. Ни одному человеку, владеющему Уитом, такое не удавалось. Некоторые догадывались, когда мы пользовались Уитом, если мы не соблюдали осторожность, однако никто не понимал, о чем шла речь. А Рольф понимал. Даже в тех случаях, когда мы старались что-то от него утаить, я подозревал, что он знает гораздо больше, чем показывает. Он мог отыскать нас при помощи Уита, а Скилл позволял ему проникать в мои мысли.
— И ты ничего не чувствовал?
Я пожал плечами.
— Нет. Возможно, я ошибаюсь. Откровенно говоря, я не стремлюсь отыскать Рольфа и узнать правду.
— В любом случае, у тебя ничего не выйдет. Сожалею, но прошло уже три года после его смерти. Рольф заболел лихорадкой и умер.
Я застыл, ошеломленный не только известием о смерти Черного Рольфа, но и тем, что о ней знает Чейд. С трудом добравшись до кресла, я сел. Не могу сказать, что я испытал скорбь. Мои отношения с Черным Рольфом особой теплотой не отличались. Но я сожалел о его смерти. Как справляется без него Хильда, его медведица? Некоторое время я смотрел в стену, а перед моим мысленным взором возник маленький домик.
— Откуда ты знаешь? — наконец спросил я.
— Перестань, Фитц. Ты доложил о нем королеве. Я и раньше слышал от тебя его имя, когда ты бредил в лихорадке. Я понимал, что Черный Рольф важная фигура. А я стараюсь следить за такими людьми.
Все это напоминало игру в камни. Чейд поставил на доску новую фишку, открыв свою прежнюю стратегию. Остальное я додумал сам.
— Значит, тебе известно, что я вернулся к нему и некоторое время он обучал меня Уиту.
Чейд коротко кивнул.
— Я не был уверен, но подозревал, что это ты. Сразу скажу, новость меня обрадовала. Ведь я узнавал о тебе лишь со слов Кетриккен и Старлинг, которые расстались с тобой у каменоломни. Знать, что ты жив и здоров… В течение долгих месяцев я ожидал, что ты вернешься. Мне не терпелось услышать от тебя о том, что произошло после того, как Верити-дракон покинул каменоломню. Нам же почти ничего не было известно! Сотни раз я представлял себе нашу встречу. Но я ждал напрасно. Потом я понял, что ты не вернешься добровольно. — Он вздохнул, вспоминая свою боль и разочарование. — И все же я обрадовался, что ты жив.
Я не услышал укора в его словах. Чейд лишь признал, что ему было больно. Он уважал мое право самому решать свою судьбу. После моей встречи с Рольфом старый лис наверняка направил своих шпионов, чтобы они следили за мной. Конечно, они не знали, что им поручено наблюдать за Фитцем Чивэлом Видящим, но нашли меня без особого труда. В противном случае Старлинг никогда не постучалась бы в мою дверь.
— Значит, ты постоянно присматривал за мной?
Чейд опустил глаза.
— На это можно взглянуть и с другой стороны, — упрямо возразил он. — Быть может, я хотел тебя защитить. Кроме того, повторяю, Фитц, я всегда стараюсь следить за важными людьми. — А потом он заговорил так, словно подслушал мои мысли. — Я пытался оставить тебя в покое, Фитц. Чтобы ты обрел мир — несмотря на то, что ты пытался исключить меня из своей жизни.
Десять лет назад я бы не понял боли, прозвучавшей в его голосе. Тогда я увидел бы в его словах лишь холодный расчет. Только теперь, когда мой сын отверг мои советы, я осознал, чего стоили Чейду прошедшие годы. Наверное, он испытывал такие же чувства, какие переживал я, когда смотрел на Неда, сделавшего неправильный выбор. Однако Чейд не стал мне мешать, предоставив идти своей дорогой.
И тогда я принял решение. Следующая моя фраза вывела Чейд а из равновесия.
— Чейд, пожалуй, я могу попытаться… Ты хочешь, чтобы я начал учить тебя Скиллу?
Его глаза неожиданно стали непроницаемыми.
— Ага. Теперь ты сам предлагаешь. Любопытно. Нет, мне кажется, что я успешно продвигаюсь вперед. Нет, Фитц, я не хочу, чтобы ты меня учил.
Я склонил голову. Быть может, я заслужил его презрение.
— Тогда я выполню твою просьбу. Я согласен начать заниматься с Олухом. Думаю, я сумею его убедить. Он настолько силен, что сможет заменить целую группу, если Дьютифул будет испытывать в ней нужду.
Чейд не сразу нашел что ответить, но потом кисло улыбнулся.
— Сомневаюсь. Да ты и сам, Фитц, не веришь в собственные слова. Тем не менее решено: ты начнешь обучение Олуха. А Неттл будет жить вместе с Барричем и Молли. Благодарю тебя. А теперь я должен разобраться с очередной выходкой Дьютифула. — Он встал, и мне показалось, что у него болят колени и спина.
Я молча посмотрел ему вслед.

X
РЕШЕНИЯ

Считается, что Кебал Сырой Хлеб и Бледная Женщина погибли в прошлом месяце. Они подняли парус на последнем Белом Корабле и отправились в Йоликей с командой своих самых верных приверженцев. С тех пор их никто не видел, не удалось обнаружить даже обломков корабля. Остается предполагать, что их постигла участь других кораблей с Внешних островов — на них напали драконы, лишив команду способности мыслить и действовать, после чего уничтожили корабль при помощи ветра и волн, которые подняли их могучие крылья. Поскольку корабль был тяжело нагружен так называемыми «камнями дракона», он быстро пошел ко дну.
Из донесения Чейду Фаллстару, сделанного в конце войны красных кораблей

Я медленно спустился в покои лорда Голдена. Пытаясь решить проблемы принца, я создал дополнительные трудности для себя. Я едва управлялся с Дьютифулом, а ведь он был покладистым и разумным учеником. Мне сильно повезет, если Олух не убьет меня, когда я попытаюсь его учить. Но этим мои неприятности не исчерпывались. Чейд искушал меня с удивительным мастерством. Лишь человек, так глубоко меня знающий, способен настолько сильно задеть внутренние струны моей души. Мысль о Неттл, живущей в Баккипе, где я мог бы видеть ее ежедневно, наблюдать, как она взрослеет, обеспечить ей более легкую жизнь, чем с Барричем и Молли, казалась невероятно заманчивой. Я заставил себя не думать об этом. Нельзя быть таким эгоистом.
Шагая по тайным переходам замка, я остановился перед одним из скрытых глазков. Неожиданно мной овладели сомнения. Пожалуй, я впервые сознательно пришел сюда, чтобы посмотреть, что происходит в покоях нарчески. Тряхнув головой, я уселся на пыльную скамью и принялся наблюдать.
Мне повезло — я застал Эллиану и ее дядю. Пиоттр и девушка завтракали, но мне показалось, что у обоих нет аппетита. Дядя уже успел переодеться в кожаный костюм для верховой езды. Эллиана была в изящном бело-голубом платье, украшенном кружевами на рукавах и у шеи. Пиоттр покачал головой.
— Нет, маленькая моя. Когда рыбка хватает наживку, нужно, чтобы она сначала заглотила крючок поглубже. Если ты сейчас продемонстрируешь ему свое раздражение, он не почувствует горечи и последует за теми, кто способен привлечь его внимание яркими перышками. Ты не должна показывать ему своих чувств, Элли. Забудь об оскорблении. Веди себя так, словно ничего не произошло.
Она швырнула ложку на тарелку, и каша выплеснулась на стол.
— Не могу. Вчера вечером я из последних сил сохраняла невозмутимость. А сейчас я способна дать ему понять, что я чувствую, только при помощи лезвия ножа, дядя.
— Прекрасно. А теперь подумай, что выиграют от этого твоя мать и маленькая сестричка, — спокойно произнес Пиоттр, но лицо Эллианы застыло, словно он заговорил о болезни и скорой смерти.
Она опустила маленький гордый подбородок и силой воли взяла под контроль свои оскорбленные чувства. Тут только я заметил, как изменилась Эллиана за несколько месяцев, проведенных в Баккипе. Пиоттр мог продолжать называть ее «моя маленькая рыбка», но она уже не была той симпатичной крошкой, за которой я шпионил в ее первые дни в замке. Двор позаботился о том, чтобы Эллиана перестала быть девочкой. Она заговорила с твердостью зрелой женщины.
— Я сделаю все, что должна, дядя, ради дома моей матери. Ты и сам знаешь. Рыбка должна попасться на крючок, — решительно сказала она, но в глазах у нее стояли слезы.
— Речь об этом не идет, — тихо проговорил Пиоттр. — Пока еще нет, возможно, мы обойдемся без крайних шагов. — Он неожиданно вздохнул. — Но будь с ним мила, Элли и спрячь свой гнев подальше. У меня сердце разрывается, когда я произношу эти слова, но тебе следует сделать вид, что он тебя не оскорбил. Улыбайся. Веди себя так, словно ничего не произошло.
— И не только.
Я не видел того, кто вмешался в их разговор, но узнал голос служанки. Через несколько мгновений она появилась в поле моего зрения. Теперь я смог разглядеть ее более внимательно. Примерно моего возраста, одета просто, как и подобает служанке. Однако она вела себя так, словно была здесь главной. Черные глаза и волосы, круглое лицо, маленький носик. Она укоризненно покачала головой.
— Эллиана должна вести себя кротко и скромно.
Она замолчала, и я увидел, что Пиоттр стиснул зубы, а на щеках у него заходили желваки. Реакция Пиоттра вызвала у женщины улыбку, и она с очевидным удовольствием продолжала:
— Ты должна дать ему понять, что… готова отдаться. — Потом она заговорила более низким голосом. — Подчини своей воле крестьянского принца, Эллиана, пусть он узнает свое место. Пусть не смотрит на других женщин. Пусть ему даже в голову не придет лечь в постель с кем-нибудь, кроме тебя. Он должен принадлежать тебе и только тебе. Ты обязана найти способ овладеть его умом и телом. Ты слышала, что сказала Госпожа. Если ты потерпишь поражение, если он ускользнет от тебя, если у него будет ребенок от другой женщины, тебе и твоему дому конец.
— Я не могу, — выпалила Эллиана, которая неправильно поняла ужас, промелькнувший в глазах дяди, приняв его за укор, и продолжала с отчаянием в голосе: — Я пыталась, дядя Пиоттр. Пыталась. Я танцевала для него, благодарила за подарки, делала вид, что мне интересно слушать его речи на скучном крестьянском языке. Но все бесполезно — он считает меня маленькой девочкой. Для него я ребенок, которого прислал отец, чтобы закрепить торговую сделку.
Пиоттр откинулся на спинку кресла, отодвинув в сторону нетронутую тарелку с кашей. Тяжело вздохнув, он посмотрел на служанку.
— Выслушай меня, Хения. Эллиана уже пыталась следовать твоим отвратительным советам. Он не хочет нашу девочку. В его крови нет огня. Я не знаю, что еще мы можем сделать.
Неожиданно Эллиана расправила плечи.
— Я знаю. — Она вновь гордо вздернула подбородок, и в ее черных глазах вспыхнуло пламя.
Он покачал головой.
— Эллиана, ты всего лишь…
— Я не ребенок и не маленькая девочка! Я перестала быть ребенком в тот день, когда на мои плечи возложили это бремя, дядя. Ты не можешь относиться ко мне как к ребенку и ждать, что другие увидят во мне женщину. Нельзя одевать меня как куклу и просить вести себя скромно и вежливо, точно я — сокровище какой-нибудь рехнувшейся тетушки, рассчитывая, что я сумею привлечь принца.
Он воспитывался при дворе, окруженный женщинами, сладкими, точно гнилая рыба. Если я буду вести себя, как они, он даже не посмотрит в мою сторону. Позволь мне исполнить свой долг. Мы оба понимаем, что если я буду продолжать вести себя так же, то поражение нам обеспечено. Разреши мне действовать по-своему. Если и на этом пути я потерплю неудачу, что мы теряем?
Некоторое время Пиоттр молча смотрел на нее. Эллиана не выдержала и отвела взгляд, а потом начала переставлять чашки с нетронутым чаем. Потом отпила несколько глотков, продолжая избегать его взгляда.
— Что ты предлагаешь, дитя мое? — наконец спросил он тоскливо.
Эллиана поставила чашку на стол.
— Совсем не то, о чем говорит Хения, если ты опасаешься такого варианта развития событий. Нет. Сообщи ему мой возраст. Сегодня. В том исчислении, которое принято у крестьян, а не в годах Божественных Рун. И хотя бы на один день разреши одеться и вести себя так, как положено дочери дома нашей матери. Как женщине, оскорбленной тем, что он предпочел красоту другой, и позволь объявить об этом всем. Разреши мне его покорить. И не с помощью тошнотворной сладости, а хлыстом, как собаку, которая того заслуживает.
— Эллиана, нет. Я запрещаю, — услышал я резкий голос служанки.
Но ответил ей Пиоттр. Он вскочил на ноги, высоко подняв могучие руки.
— Пойди прочь, женщина! Исчезни с моих глаз или тебя ждет смерть! Я клянусь, Госпожа. Если она сейчас не уйдет, я прикончу твою служанку!
— Ты пожалеешь! — прорычала Хения, но моментально вылетела из комнаты.
Я услышал, как захлопнулась у нее за спиной дверь.
Когда Пиоттр заговорил снова, его слова звучали медленно и тяжело, словно он строил крепостной вал, способный оградить Эллиану от падения в пропасть.
— Она не имеет права так с тобой разговаривать. Но оно есть у меня. И я запрещаю тебе, нарческа.
— Ты уверен? — спокойно спросила она, и я понял, что Пиоттр проиграл.
Раздался стук в дверь. Пришел отец нарчески, который поздоровался с обоими, и Эллиана почти сразу же попросила разрешения покинуть мужчин, сообщив, что должна переодеться для верховой прогулки с принцем. Как только она вышла из комнаты, Аркон принялся рассказывать о каком-то важном грузе, который прибыл в порт с большим опозданием. Пиоттр что-то ему ответил, но он не сводил глаз с двери, за которой исчезла Эллиана.
Вскоре я проскользнул в свою маленькую комнатку, из которой с большими предосторожностями перебрался в просторные покои лорда Голдена. Он одиноко сидел за столом и приканчивал свою долю обильного завтрака, который ежедневно заказывал для нас обоих. Придворные наверняка ломали голову, как с таким отменным утренним аппетитом ему удается сохранять тонкую талию.
Он обратил на меня взгляд своих золотых глаз.
— Садись, Фитц. Я не стану желать тебе доброго утра, сейчас уже слишком поздно. Хочешь поделиться со мной своими неприятностями?
Лгать было бесполезно. Я уселся за стол напротив Шута, наполнил тарелку и рассказал ему о промашке Дьютифула. Скрывать это не имело смысла. Свидетелей было слишком много, и я не сомневался, что найдется немало желающих во всех подробностях рассказать о случившемся лорду Голдену. О Неттл я говорить не стал. Боялся ли я, что Шут согласится с Чейдом? Не уверен, но мне ни с кем не хотелось обсуждать Неттл. Не стал я делиться с ним и тем, что услышал из своего тайного укрытия. Мне требовалось время, чтобы все осмыслить.
Когда я закончил свой рассказ, Шут кивнул.
— Вчера вечером я не стал играть, поскольку мне захотелось послушать пение менестрелей с Внешних островов, которые недавно прибыли в Баккип. Но мне рассказали о неприятном происшествии еще до того, как я отправился спать. Меня уже пригласили на верховую прогулку с принцем. Ты хочешь поехать?
Когда я кивнул, Шут улыбнулся. Потом лорд Голден тщательно вытер губы салфеткой.
— О, как не повезло нашему принцу. Сплетни будут просто восхитительными. Интересно, как королева и ее советник сумеют выправить положение?
Простого ответа на его вопрос не существовало. Я знал, что лорд Голден воспользуется возникшей ситуацией, чтобы выяснить, как придворные относятся к происходящему. Вдвоем мы быстро покончили с завтраком. Я отнес тарелки в кухню, где ненадолго задержался. Да, слуги уже болтали про любовную связь леди Вэнс и принца, игра в камни отошла на второй план. Кто-то заявил, что видел, как они несколько дней назад гуляли вдвоем по заснеженным дорожкам сада. Другая служанка сказала, что герцог Шемши доволен происходящим, якобы он даже обмолвился, что не возражал бы против брака. Настроение у меня окончательно испортилось. Герцог Шемши был человеком влиятельным. Если он начнет искать поддержки среди придворных для организации свадьбы принцы со своей племянницей, помолвка между Дьютифулом и Эллианой может быть расторгнута.
Неожиданно я заметил, что служанка нарчески, которая спорила с Пиоттром, торопливо прошла мимо дверей кухни во двор. Она тепло оделась, в тяжелый плащ и башмаки, словно ей предстояла дальняя прогулка. Не исключено, что нарческа отправила ее в город, но в руках у женщины не было корзинки. К тому же, я сильно сомневался, что эту служанку отправят в город за покупками. Я встревожился. Если бы не мое обещание принцу, я бы последовал за служанкой. Но мне ничего не оставалось, как вернуться и переодеться в костюм для верховой езды.
Когда я вошел в покои лорда Голдена, тот заканчивал одеваться. На мгновение у меня возникли сомнения — неужели джамелийские аристократы всегда носят столь яркие костюмы? Слой за слоем роскошных одеяний скрывали стройную фигуру лорда Голдена. На стуле дожидался своей очереди тяжелый меховой плащ. Шут всегда плохо переносил холод — похоже, и лорд Голден тоже. Поправляя меховой воротник, он указал мне на мою спальню: следовало поторопиться. Лорд Голден между тем продолжал разглядывать в зеркале свое отражение.
Заглянув в свою комнату, я увидел разложенный на постели костюм и запротестовал:
— Я уже одет.
— Нет, я хочу, чтобы ты выглядел иначе. От моего внимания не ускользнуло, что несколько юных лордов, пытаясь мне подражать, завели себе телохранителей. Пришло время показать, что копия всегда хуже оригинала. Одевайся, Том Баджерлок.
Я состроил мрачную гримасу, а он в ответ лишь улыбнулся.
Одежда была синего цвета, как и положено слугам в Баккипе, но превосходного качества. Я сразу же узнал работу Скрендона. Портной однажды уже снял с меня мерку, и теперь лорд Голден мог в любой момент заказывать для меня новые костюмы. Отличный материал, очень теплый — Шут хотел, чтобы мне было удобно. Он также позаботился, чтобы одежда была свободной и не стесняла движений. Но, когда я развернул рукава рубашки необычного кроя, я обнаружил вставки разных оттенков синего — так меняется цвет оперения у птицы, распахнувшей крылья. Не обошлось и без потайных карманов, расположенных в удобных и самых неожиданных местах. Карманы я одобрил, хотя мне не понравилось, что лорд Голден открыл мой секрет портному. Я бы предпочел, чтобы никто не знал о моей любви к скрытым от посторонних глаз карманам.
Казалось, лорд Голден почувствовал мою тревогу, и я услышал его голос из соседней комнаты:
— Ты, наверное, обратил внимание, что Скрендон сделал несколько маленьких кармашков для предметов, без которых я не могу обходиться, — нюхательная соль, порошки, содействующие пищеварению, духи и запасные носовые платочки. Я дал ему точные размеры для каждого кармашка.
— Да, милорд, — очень серьезно ответил я, быстро заполняя карманы.
Взяв в руки зимний плащ, я обнаружил последнее дополнение к моему новому костюму. Гарда так сверкала, что я недовольно поморщился. Но когда я обнажил клинок, он покинул ножны с тихим шепотом смерти. Баланс клинка был идеален. Я вздохнул, поднял глаза и обнаружил стоящего у двери Шута. Выражение моего лица доставило ему удовольствие. Он усмехнулся, видя мое изумление. Я покачал головой.
— Мое искусство фехтования недостойно такого клинка.
— Ты заслуживаешь права открыто носить меч Верити. А этот лишь его бледная тень.
За такой подарок невозможно отблагодарить словами. Шут смотрел, как я пристегиваю меч к поясу, и мне показалось, что он разделяет мою радость обладания столь прекрасным клинком.
Когда мы спустились во двор дожидаться принца, оказалось, что компания собралась довольно большая. Молодой Сивил Брезинга о чем-то увлеченно беседовал с леди Вэнс. Она показала рукой в сторону приглашенных на прогулку придворных, и на лице у нее появилось неудовольствие. Возможно, она рассчитывала, что компания будет не такой большой?
Рядом с ней стояли две подруги, которые о чем-то оживленно болтали. Все они радостно приветствовали лорда Голдена. Меня поразило, что он выглядел так, словно был ненамного старше этих молодых людей, красивый и богатый аристократ из далекой экзотической страны, которому недавно исполнилось двадцать лет. Все женщины постарались оказаться поближе к нему, рядом держались и трое молодых придворных, в том числе родственник герцога Шемши, удивительно на него похожий. Леди Вэнс также являлась центром притяжения — вокруг нее собрался собственный маленький двор. Если она завоюет принца, ее новые друзья поднимутся вместе с ней.
Слуги вели лошадей в поводу. Я заметил, что подушка за седлом для кошки Сивила пустует. Я сомневался, что он действительно оставил ее в Гейлкипе. Никто из наделенных даром Уита не расстается добровольно со своим животным так надолго. Наверное, кошка рыщет в горах вокруг Баккипа, а Сивил ее регулярно навещает. Быть может, встреча с ними даст мне дополнительную информацию о сообществе Древней Крови и его связи с Полукровками.
Однако сейчас мне было некогда размышлять на эту тему. Я взял у конюха Вороную и Малту, пока лорд Голден беседовал с придворными. Конечно, я не мог глазеть на них открыто, но имел возможность осмотреть лошадей и узнать, кто собирается нас сопровождать. На одной кобыле я заметил очень роскошную попону — это вполне могла оказаться лошадь королевы. Еще я увидел лошадь Чейда. Кроме лошади принца, слуги привели еще трех скакунов с богатой сбруей. Похоже, Аркон Бладблейд и дядя Пиоттр также решили присоединиться к нам. Гнедая кобыла с вплетенными в гриву колокольчиками наверняка предназначалась для нарчески.
Послышался взрыв смеха, и появилась большая часть участников прогулки во главе с принцем. Дьютифул был в синем костюме с оторочкой из белого лисьего меха — цвета его матери. Королева также выбрала для прогулки синий и белый цвета, но ее плащ украшал золотой узор. Несмотря на яркость и чистоту красок, ее наряд выгодно отличался от роскошных туалетов придворных строгостью. Элегантный синий камзол и плащ Чейда украшала лишь черная окантовка, а из драгоценностей он предпочел серебро.
Принц улыбался, но я понял, что Дьютифул получил свою порцию упреков, поскольку он задержался на крыльце, беседуя с матерью и Чейдом, вместо того чтобы присоединиться к своим молодым спутникам. Он никому не сказал, что причина прогулки — проигранное пари. Таким образом, он рассчитывал, что и остальные не станут о нем упоминать. Леди Вэнс улыбнулась принцу, когда ей удалось перехватить его взгляд. Он вежливо кивнул и тут же перевел взгляд на Сивила. Мне показалось, что щеки леди Вэнс слегка порозовели. Только после того, как королева и Чейд спустились со ступенек, принц последовал за ними, держась рядом с матерью.
В этот момент к нам присоединилось несколько купцов с Внешних островов вместе с Арконом Бладблейдом. Им явно пришлись по вкусу экстравагантные моды Баккипа. Ветер развевал многочисленные ленточки и кружева, которые украшали их богатые наряды; на смену тяжелым мехам пришли роскошные ткани из Бингтауна и Джамелии. Кетриккен, Чейд и Дьютифул шумно приветствовали гостей. Начался обмен комплиментами, который продолжался довольно долго.
Мы ждали нарческу и Пиоттра.
Конечно, они задержались нарочно. Кетриккен то и дело смотрела на дверь. Смех Дьютифула в ответ на шутки Чейда становился все менее естественным. Аркон нахмурился и что-то сказал одному из своих спутников. Ждать пришлось так долго, что все успели подумать: Эллиана демонстрирует Дьютифулу свое неудовольствие. Она унижает его перед друзьями и семьей, заставив стоя дожидаться своего появления. Возможно, она поставит в неудобное положение своего отца перед королевой, что вызовет дополнительные трения?.. Кетриккен и Чейд уже начали обсуждать, не послать ли за нарческой слугу, когда появился Пиоттр.
В отличие от остальных гостей с Внешних островов, он выбрал национальные одежды. Однако он не казался варваром, его костюм производил поразительное впечатление. Кожаные штаны дополнял меховой плащ, а украшения были вырезаны из слоновой кости и нефрита и оправлены в золото. Простота линий говорила, что он готов к верховой езде, охоте, долгому путешествию или сражению и не хочет, чтобы его стесняли дорогие безделушки. Он вышел на крыльцо и остановился, словно занял центральное место на сцене. Он стоял, скрестив руки на груди, полный решимости и уверенности в себе. Все смолкли, глаза присутствующих были направлены на Пиоттра. Убедившись, что на него все смотрят, он негромко сказал:
— Нарческа изъявила желание, чтобы я сообщил о том, что на Божественных Рунах возраст измеряется иначе. Она опасается, что незнание данного факта ведет к непониманию определенных вещей. По нашим правилам она уже не ребенок, впрочем, как и по вашим. На островах, где жизнь труднее и жестче, чем здесь, считается дурным знаком рассматривать ребенка членом семьи в первые двенадцать месяцев его хрупкой жизни. Мы даем имя ребенку только после того, как ему исполнится год. Таким образом, сейчас нарческе всего одиннадцать лет, почти двенадцать. Но если обратиться к вашим традициям, ей скоро будет тринадцать. Она лишь немногим младше принца Дьютифула.
За спиной Пиоттра распахнулась дверь, и нарческа сама плотно закрыла ее за собой — никаких слуг. Она остановилась рядом с Пиоттром, как и он, одетая в традиционный наряд жителей Внешних островов. Эллиана отказалась от платьев, купленных в Баккипе. Ее штаны были сшиты из пятнистой кожи тюленя, а жилет — из рыжего лисьего меха. С плеч ниспадал плащ из белого горностая, украшенный маленькими хвостиками и воротником из волчьей шкуры. Нарческа надела капюшон и спокойно улыбнулась нам. Неспешно оглядев собравшихся, она сказала:
— Да, мне почти столько же лет, что и принцу Дьютифулу. В нашей земле годы считают иначе. А теперь о титулах. Хотя я получила свое имя только после того, как мне исполнился год, я с самого начала была нарческой. Однако принц Дыотифул, насколько я понимаю, не станет королем или даже наследником короны до тех пор, пока ему не исполнится семнадцать. Я права?
Она обратилась к Кетриккен, словно сомневалась в своей правоте, но стояла на крыльце, возвышаясь над всеми. Однако моя королева спокойно ответила:
— Вы совершенно правы, нарческа. Мой сын получит титул только после того, как ему исполнится семнадцать лет.
— Понятно. Любопытное отличие от традиций моей родины. Быть может, мы больше верим в силу наследственных качеств: ребенок достоин своего титула с первого вздоха. А у вас, в вашем крестьянском мире, принято ждать, когда время покажет, достоин ли человек своего титула. Я поняла.
Ее речь нельзя было истолковать, как прямое оскорбление. Акцент, неудачное использование отдельных слов — каждый мог понять ее по-своему. Но я не сомневался, что Эллиана сказала именно то, что хотела сказать. Как и в том, что ее негромкие слова, обращенные к Пиоттру, предназначались для ушей всех, кто собрался во дворце.
— Быть может, мне не следует выходить за него, пока у нас не будет полной уверенности, что Дьютифул станет королем? Многие мужчины надеются сесть на трон, но далеко не всегда их надежды сбываются. Пожалуй, нам лучше отложить свадьбу до тех пор, пока собственный народ принца не сочтет его достойным трона.
Улыбка не исчезла с лица Кетриккен, но стала более напряженной. Глаза Чейда слегка сузились. Однако Дьютифул не сумел скрыть румянца, который расцвел на его щеках. Он стоял, молча демонстрируя всем свое унижение. Да, Эллиана сумела достойно отомстить. Но оказалось, что она не собирается на этом останавливаться. Когда принц вежливо подошел к ней, чтобы помочь сесть в седло, она отмахнулась от его помощи и сказала:
— Разреши моему дяде помочь мне. Он мужчина опытный и отлично умеет обращаться с женщинами и лошадьми. Если мне потребуется помощь, я обращусь к нему.
Но когда к ней приблизился Пиоттр, она улыбнулась и заверила его, что вполне может самостоятельно сесть в седло, добавив:
— Ты же знаешь, я не ребенок.
Так она и сделала, хотя предназначенная ей лошадь была заметно выше крепких маленьких пони, которых обычно предпочитали обитатели Внешних островов.
Вскочив в седло, Эллиана направила свою лошадь к Кетриккен и поехала бок о бок с королевой. Две женщины, одетые богато, но просто, удивительным образом отличались от остальных придворных, кичившихся роскошью своих нарядов. Получалось, что только Кетриккен и Эллиана в состоянии получить удовольствие от прогулки в холодный зимний день. Если бы их лошади захромали, то королева и нарческа с легкостью бы добрались до дома по снегу. Сами того не желая, они превратили разодетых придворных в глупых и наглых марионеток. Новая мысль поразила меня. Повторив простоту наряда Кетриккен, но не изменив обычаям своего народа, нарческа сразу же встала наравне с королевой.
Принц Дьютифул посмотрел на своих юных друзей. Я заметил, что он встретился взглядом с Сивилом, и юный Брезинга вопросительно приподнял брови. Однако строгий взгляд Кетриккен заставил принца занять место слева от нарчески. Та едва его замечала. В тех редких случаях, когда Эллиана поворачивались к нему с какой-нибудь репликой, было очевидно, что она демонстрирует элементарную вежливость, пытаясь включить в разговор человека постороннего. В результате Дьютифул лишь кивал или ограничивался односложными ответами. И нарческа тут же о нем забывала.
За ними следовали Аркон Бладблейд и Пиоттр Блэкуотер, между которыми ехал Чейд. Лорд Голден оказался среди молодых друзей принца, я следовал за ним. Вся компания весело болтала. Не сомневаюсь, что принц Дьютифул ощущал на своей спине взгляды, понимая, что придворные обсуждают ловкость, с которой невеста ему отомстила. Лорд Голден искусно поддерживал разговор, направляя его в нужном направлении. Хотя леди Вэнс оживленно беседовала со своими друзьями и веселая улыбка не сходила с ее лица, ее взгляд часто обращался к принцу. Впрочем, она не забывала кивать Сивилу и смеялась его шуткам. Быть может, за ней действительно стоял ее дядя, лорд Шемши.

Однажды я всерьез забеспокоился, когда Дьютифул ворвался в мое сознание.

Я этого не заслужил! С моих губ случайно сорвалась неудачная фраза, а она ведет себя так, словно я сознательно ее унизил. Я почти жалею, что не обидел ее по-настоящему!

Сила эмоций принца ошеломила меня, к тому же я заметил, как вздрогнул лорд Голден. Шут обернулся ко мне и вопросительно приподнял бровь, словно ему показалось, что я с ним заговорил. К тому же отреагировал не только он. Несколько других всадников начали недоуменно озираться, словно услышали далекий крик о помощи. Я вздохнул, уменьшил поток мысли до булавочной головки и вошел в сознание принца.

Молчание. Возьми под контроль свои эмоции и больше так не поступай. Эллиана не может знать, что ты не хотел ее унизить. И не она одна приняла всерьез твои слова. Обрати внимание на поведение молодых женщин, сопровождающих Сивила. А сейчас держи свои сомнения при себе. Ты теряешь контроль над Скиллом, когда испытываешь волнение. В такие моменты старайся воздерживаться от его использования.

Принц опустил голову, услышав мою жесткую отповедь, потом сделал глубокий вдох, расправил плечи и решительно поскакал вперед. Казалось, он наслаждается прогулкой и красотой пейзажа. Я смягчился и попытался немного его утешить.

Я знаю, что ты этого не заслуживаешь. Но иногда на долю принца, да и самых обычных людей выпадают подобные испытания. Нечто похожее вчера произошло с Эллианой. Наберись терпения.

Он кивнул, словно в ответ на собственные мысли, и что-то ответил нарческе.

Прогулка по заснеженным полям получилась недолгой, но я не сомневаюсь, что Дьютифул с трудом дождался ее окончания. Он достойно перенес наказание, но, когда пришло время спешиваться, наши взгляды встретились, и я увидел в его глазах облегчение. Ну, вот. Испытание закончилось. Он искупил свою вину, и теперь все пойдет по-прежнему.

Я мог бы ему сказать, что он ошибается.

Днем должен был состояться костюмированный спектакль в джамелийском стиле, с использованием марионеток. Я не очень представлял, какой в этом может быть интерес, но лорд Голден заверил меня, что он видел немало таких пьес в южных городах и они производят неплохое впечатление. Он с нетерпением ждал спектакля, а когда увидел прибывших на корабле актеров, обрадовался еще больше. Война Бингтауна с Чалседом мешала морской торговле и путешествиям. Судя по всему, флот Чалседа потерпел поражение, поскольку сразу два корабля с юга вошли в порт Баккипа. Моряки рассказали, что вскоре прибудут и другие суда.

Я видел, как обрадовался лорд Голден этому известию. Он рассуждал о войне как об ужасном неудобстве, мешающем пополнять его запасы абрикосового бренди, но я не раз замечал, что корабли, которым удавалось обойти патрули Чалседа, привозили ему не только бренди, но и пакеты с письмами, и тогда Шут немедленно уединялся в своих покоях. Я подозревал, что его тревожила не только поставка бренди и денег. Однако он ничего не рассказывал мне о содержании посланий, а я старался не задавать лишних вопросов. Проявление любопытства всегда приводило к тому, что Шут замыкался в себе.

В результате я провел несколько часов, стоя у него за плечом в затемненном зале. Пьеса была истинно джамелийская, в ней повествовалось о священниках, аристократах и интригах, а в конце появилось двуликое божество, чтобы навести порядок и восстановить справедливость. Пьеса скорее сбила меня с толку, чем развлекла. Я никак не мог привыкнуть к актерам, игравшим разные роли. У куклы нет собственной истории, она лишь изображает судьбу отдельного человека.

Меня ужасно отвлекало, когда я узнавал актера, который только что играл слугу, а теперь вдруг являлся в роли священника. Впрочем, мне было трудно следить за развитием событий не только по этой причине. Страдания принца распространялись по залу, как миазмы, атакуя мой разум. Он не пользовался Скиллом нарочно, но его тоска просачивалась наружу, точно вода из прохудившейся фляги. Актеры на сцене жестикулировали, что-то кричали и принимали эффектные позы. А принц сидел рядом с матерью, одинокий и несчастный.

Он наконец-то познакомился с молодыми людьми своего возраста, в замке появилось много новых лиц, благодаря Сивилу он узнал о дружбе, впервые начал флиртовать. А теперь ему пришлось от всего отказаться ради политического союза, который пыталась заключить его мать. Я ощущал, как он размышляет о несправедливости судьбы и необходимости жертв — ему недостаточно просто жениться на нарческе Эллиане, он вынужден сделать вид, что сам сделал выбор.

Однако он не выбирал Эллиану.

Позднее мы провели несколько часов наедине с лордом Голденом. Я переоделся в более привычную одежду и вышел прогуляться в город. Ноги сами привели меня в «Заколотую свинью». В свете увиденного в замке я решил проявить терпимость и не мешать Неду ухаживать за Сваньей. Быть может, рассуждал я, шагая под хлопьями падающего снега к таверне, ради мира стоит позволить Неду то, что недоступно принцу.

В «Заколотой свинье» было тихо. Я достаточно часто бывал здесь и уже узнавал постоянных посетителей. Они и сегодня пришли в таверну, но случайных людей практически не было. Непогода заставила многих остаться дома — кому захочется выходить на улицу, подставляя лицо ветру и снегу. Оглядевшись, я нигде не нашел Неда. Настроение у меня немного улучшилось — быть может, он вернулся домой и улегся спать. Быть может, привык к жизни в городе и теперь старается ложиться пораньше, чтобы сохранить силы. Я уселся в углу, полюбившемся Сванье и Неду, и заказал пиво.

Мои размышления неожиданно прервало появление краснолицего мужчины средних лет, в обычном камзоле, без плаща, его темные волосы были засыпаны снегом. Он сердито тряхнул головой, чтобы избавиться от снежинок и капелек воды, застрявших в бороде и волосах, а потом бросил мрачный взгляд в мою сторону. На лице у него появилось удивление — он явно не ожидал встретить здесь меня. Повернувшись, он что-то негромко спросил у хозяина таверны. Тот пожал плечами. Тогда незнакомец сжал кулаки и резко задал еще какой-то вопрос, хозяин таверны торопливо показал на меня и что-то ответил рассерженному незнакомцу.

Мужчина повернулся ко мне, прищурился и решительно зашагал в мой угол. Я быстро поднялся на ноги, но остался стоять так, чтобы между нами оставался стол. Он ударил обоими кулаками по выщербленной столешнице и угрюмо спросил:
— Где они?
— Кто? — на всякий случай уточнил я, с ужасом понимая, кого незнакомец имеет в виду.
Сванья была немного похожа на отца.
— Ты знаешь, кто. Хозяин сказал, что ты здесь с ними встречался. Моя дочь Сванья и порождение дьявола, сельский щенок, который оторвал ее от родительского очага. Твой сын, если верить тому, что говорит хозяин, — в словах Хартшорна прозвучал жестокий упрек.
— У него есть имя. Нед. Да, он мой сын. — Я мгновенно рассвирепел, но гнев был холодным.
На всякий случай я встал поудобнее, готовясь к схватке. Если он бросится на меня, его встретит нож.
— Твой сын, — с презрением произнес он. — Мне было бы стыдно в этом признаться. Где они?
Неожиданно я услышал в его голосе отчаяние. Что ж, Сваньи нет дома, нет их и здесь. Куда они могли пойти в холодную снежную ночь? У меня уже не осталось сомнений относительно того, чем они занимаются. Сердце сжалось у меня в груди, но я продолжал сохранять спокойствие.
— Я не знаю, где они. И не испытываю ни малейшего стыда, признавая Неда своим сыном. Больше того, я не верю, что он «оторвал» твою дочь от родного очага. Скорее, наоборот, твоя дочь Сванья учит моего сына городским нравам.
— Как ты смеешь! — взревел он, поднимая мясистый кулак.
— Перестань орать и опусти руку, — ледяным тоном посоветовал я. — Первое спасет репутацию твоей дочери, второе — твою жизнь.
Только теперь взгляд Хартшорна скользнул вниз, и он увидел висящий у меня на поясе меч. Гнев в его глазах не исчез, но осторожность взяла вверх.
— Сядь, — предложил я, но мой голос оставался холодным. — Возьми себя в руки. Нам нужно поговорить как отец с отцом.
Он медленно отодвинул стул, продолжая пристально наблюдать за мной. Я не торопился садиться на прежнее место и поманил к себе хозяина. Мне не нравилось, что на нас смотрят посетители таверны, но изменить я ничего не мог. Тут же к моему столику подбежал мальчишка и водрузил перед Хартшорном большую кружку пива. Отец Сваньи бросил презрительный взгляд на пиво.
— Неужели ты думаешь, что я буду с тобой пить? Мне необходимо срочно найти дочь.
— Значит, ее нет дома, — сказал я.
— Нет. — Он поджал губы. Следующие слова дались ему с трудом, его гордость была уязвлена. — Сванья заявила, что отправляется спать на сеновал. Позже я заметил, что она не сделала то, что я ей поручил. Я крикнул, чтобы она спустилась и закончила работу. Когда она не ответила, я поднялся по лестнице на сеновал. Сваньи там не оказалось. — Его гнев улетучился, оставив лишь отцовское разочарование и страх. — И я сразу же пошел сюда.
— Даже не надев плаща и шляпы. Понятно. А куда еще могла пойти Сванья? К бабушке или подруге?..
— У нас нет родни в Баккипе. Мы переехали сюда прошлой весной. И Сванья не из тех, кто заводит дружбу с другими девушками. — С каждым словом он все глубже погружался в пучину отчаяния.
У меня появилось подозрение, что Нед — не первый молодой человек, который ей понравился, и что отцу и прежде приходилось разыскивать Сванью после наступления темноты. Однако я оставил свои выводы при себе. Быстро допив остатки пива, я предложил:
— Мне известно только одно место, где они могут быть. Пошли. Мой сын там живет, пока я работаю в замке.
Он так и не притронулся к своему пиву, но встал. Посетители смотрели нам вслед, когда мы покидали таверну. Метель усилилась. Отец Сваньи втянул голову в плечи и сложил руки на груди. Мне пришлось задать вопрос, ответ на который я боялся услышать.
— Ты категорически против ухаживаний моего сына за твоей дочкой?
Было слишком темно, чтобы я мог разглядеть его лицо, но в голосе Хартшорна вновь послышалась ярость.
— Против? Конечно, я против! У него даже не хватило мужества прийти ко мне, назвать свое имя и сообщить о намерениях! Но я бы в любом случае был против. Он сказал Сванье, что является учеником… почему же тогда он не живет в доме своего наставника? И если это действительно правда, о чем он думает, ухаживая за женщиной сейчас, когда еще не способен ее обеспечить? У него нет права встречаться с моей дочерью. Он совершенно не подходит для Сваньи.
Я понял, что Неду никогда не оправдаться в глазах Хартшорна.
До дома Джинны мы дошли быстро. Я постучал. С ней мне также не хотелось встречаться. Но еще больше я боялся, что Неда и Сваньи здесь не окажется.
— Кто там? — послышался из-за закрытой двери голос Джинны.
— Том Баджерлок, — ответил я. — И отец Сваньи. Мы ищем Неда и Сванью.
Джинна открыла только верхнюю часть двери, что показывало, как теперь она ко мне относится. На меня она не смотрела и обращалась, главным образом, к мастеру Хартшорну.
— Их нет, — сказала она. — Я бы в любом случае не позволила им проводить здесь время, хотя и не могу помешать Сванье стучать в мою дверь и спрашивать Неда. — Она перевела укоризненный взгляд на меня. — Сегодня я не видела Неда. — Она скрестила руки на груди.
Джинна не стала говорить, что предупреждала меня о возможных последствиях поведения Неда, но в ее глазах я прочитал упрек. Я не выдержал и отвернулся. С тех пор как она видела Лорел в моих объятиях, я всячески избегал встреч с Джинной. Мне стало стыдно, что я так и не нашел времени объяснить ей, что тогда произошло. Трусливое поведение, недостойное взрослого мужчины.
— Тогда мне нужно его разыскать, — пробормотал я. Я вел себя недостойно, как и мой сын. Только теперь я понял, как сильно оскорбил Джинну в тот вечер. И сделал это без всяких на то причин, если не считать собственной трусости. Я знал, что Джинна станет той гранью моей жизни, которую я не смогу контролировать. Теперь то же самое происходило с Недом.
— Будь он проклят! Проклят за то, что погубил мою девочку! — неожиданно взревел Хартшорн, повернулся и побрел прочь, закрывая лицо от порывов холодного ветра. Оказавшись на границе освещенного круга, мастер Хартшорн обернулся и погрозил мне кулаком. — Пусть держится подальше от Сваньи! Не позволяй своему щенку близко подходить к ней! — Он сделал несколько шагов и исчез в темноте.
Мне хотелось последовать за ним, но я, словно бабочка, оказался пойманным в круге света. Я глубоко вздохнул.
— Джинна, мне необходимо найти Неда. Но я думаю…
— Брось. Мы оба прекрасно понимаем, что тебе его не найти. Как и Сванью. Сомневаюсь, что они хотят, чтобы их нашли.
Она помолчала, но, прежде чем я успел что-то возразить, Джинна добавила:
— Я полагаю, Рори Хартшорн прав. Ты должен помешать Неду встречаться со Сваньей. Ради всех нас. Но я не знаю, как это сделать. Тебе не следовало давать сыну столько свободы, Том Баджерлок. Надеюсь, еще не поздно его остановить.
— Он хороший мальчик, — услышал я собственный голос.
Мои слова прозвучали жалко — бездарная попытка оправданий отца, плохо воспитавшего своего сына.
— Так и есть. Вот почему он заслужил более достойного отца, чем ты. Спокойной ночи, Том Баджерлок.
Она захлопнула дверь, разом отрезав меня от тепла и света. Я остался стоять в темноте, тяжелые хлопья мокрого снега падали мне на голову и плечи. По спине потекла холодная струйка влаги.
Что-то теплое ткнулось мне в ноги.

Открой дверь. Котик хочет войти.

Я наклонился, чтобы его погладить.

Тебе придется войти в дом без моей помощи, Феннел. Для меня эта дверь больше не открывается. Прощай.

Глупо. Тебе нужно только попросить. Вот так. Он встал на задние лапы, пронзительно замяукал и принялся остервенело царапать дверь.

Я шагнул в темноту, но еще некоторое время слышал его требовательный голос. Вскоре дверь у меня за спиной на мгновение распахнулась, кота впустили внутрь. Я возвращался в замок, завидуя Феннелу.

XI
НОВОСТИ ИЗ БИНГТАУНА

«Мимо берегов Чалседа проплывай на всех парусах». Старая поговорка полна мудрости. Когда ваш корабль проплывает мимо портов и городов Чалседа, старых, как само зло, поднимайте паруса и плывите быстрее. Не зря юг Чалседа носит название Проклятых Берегов. Вода, набранная в Дождливой реке, испортит ваши бочки, ее лучше не пить. Фрукты, выросшие на этих землях, обжигают рот, а на руках появляются язвы, которые долго не заживают. За Дождливой рекой не берите на борт воду из источников на земле. Пройдет всего день, и вода позеленеет, а через три дня в ней будет полно покрытых слизью паразитов. Ваши бочки будут испорчены навсегда. Лучше приказать команде затянуть пояса, чем выпускать людей на берег. Не стоит пытаться переждать шторм даже в самых привлекательных на вид бухтах или фьордах. Кошмары и ужасные видения отравят сознание вашей команды, на корабле начнутся убийства и бессмысленные мятежи. Приветливые пляжи, манящие к себе усталых моряков, окажутся логовом морским змеев, которые нападут на вас еще до наступления темноты. На волнах появятся русалки, которые будут звать вас сладкими голосами, обнажая прелестную грудь. Но страшная смерть от острых зубов ждет матроса, который бросится в воду в поисках наслаждения.
На всем побережье, есть лишь один безопасный порт — город Бингтаун. Здесь удобная якорная стоянка, но опасайтесь входить в порт, где заколдованные корабли могут наложить проклятие на ваши суда, сделанные из честного дерева. Бросьте якорь в Заливе Купцов, чтобы на шлюпке добраться до города. Тем же способом доставьте на ваш корабль необходимые припасы и товары. Вода и пища здесь хорошего качества, хотя некоторые товары могут оказаться опасными и навлечь на вас беду. В самом Бингтауне можно покупать и продавать любые товары, нигде в мире вам не найти таких удивительных вещей, как здесь. Однако не позволяйте команде удаляться от судна, пусть лишь капитан и его помощник сходят на берег и общаются с горожанами. Невежественным матросам лучше не ступать на эту землю, поскольку она способна заворожить людей не слишком образованных и умудренных опытом. Истинно говорят: «Если человек способен себе что-то вообразить, он найдет это в Бингтауне». Но вовсе не все, что подвластно воображению, приносит человеку пользу, и многое из таких вредных вещей здесь продается. Опасайтесь также загадочных людей этой земли, которых иногда можно видеть по ночам. Считается зловещим предзнаменованием, если, возвращаясь на корабль, капитан встретит кого-то из «людей под вуалью». Лучше уж провести ночь на берегу и вернуться на корабль на следующий день, чем немедленно отплыть после такого дурного знака.
Покинув Бингтаун, следует взять курс в Дикое Море. Держитесь подальше от берегов. Лучше попасть в шторм, чем вводить в искушение пиратов, змей, русалок или Другой Народ, не говоря уже о перемещающемся дне и коварных течениях. Не бросайте якорь, пока не достигнете берегов Джамелии, с ее множеством шумных портов. Но и там внимательно приглядывайте за командой, поскольку в Джамелии нередко похищают матросов.
Капитан Банроп, «Советы купцам-мореходам»

Я оставил записку принцу Дьютифулу на столе в башне, где мы занимались Скиллом. Я написал лишь одно слово: «завтра». Еще до смены ночной стражи я стоял возле заведения мастера Гиндаста. Тусклый свет озарял заснеженный двор. По дорожкам сновали ученики, таскавшие воду и дрова в дом и мастерские, другие сметали снег с верхушек полениц и приводили в порядок дорожки. Я тщетно пытался отыскать среди них Неда.
Он появился, лишь когда окончательно рассвело. Одного взгляда мне хватило, чтобы понять, как он провел ночь. В глазах все еще плескалось удивление, словно он не мог поверить в свое везение. Он шел неуверенно, как будто после попойки. Неужели и мое лицо сияло так же после первой ночи, проведенной с Молли? Я попытался ожесточить свое сердце и позвал:
— Нед! Я хочу поговорить с тобой.
Он улыбался, когда шел мне навстречу.
— Только недолго, Том, я уже и так опоздал.
День выдался белым и голубым, свежий холодный воздух обжигал щеки, рядом стоял мой сын и улыбался. Я чувствовал, что предаю всех и вся, когда сказал:
— Я знаю, почему ты опоздал. Как и отец Сваньи. Мы искали вас вчера вечером.
Я ожидал, что он смутится, однако Нед лишь широко ухмыльнулся, как настоящий мужчина, встретивший приятеля.
— Ну, честно говоря, я рад, что вы нас не нашли.
Я ощутил глупое, но острое желание стукнуть его, чтобы стереть дурацкую улыбку с лица. С тем же успехом он мог стоять в горящем амбаре, наслаждаясь теплом огня, совершенно не думая о беде, которую навлек на себя и Сванью. Теперь я сообразил, что привело меня в ярость — Нед не понимал, какой опасности он подвергает девушку.
— Видимо, мастеру Хартшорну тоже не удалось вас найти. — Я с трудом сдерживал гнев. — Однако он наверняка поджидает Сванью.
Мне так и не удалось согнать с его лица беспечной улыбки счастливого человека.
— Она знает, что он будет ее ждать, — спокойно ответил Нед. — И она решила, что оно того стоит. Не будь таким серьезным, Том. Она знает, как договориться с отцом. Все будет хорошо.
— Может быть все, что угодно, только не «хорошо». — Меня поражало его спокойствие и развязность. — Ты совсем не хочешь думать, мальчик. Что станет с ее семьей, как они будут жить дальше, зная, что их дочь сделала такой выбор? И что станешь делать ты, если у нее будет ребенок?
Только теперь улыбка сползла с его лица, но он все еще стоял, расправив плечи и смело глядя мне в лицо.
— Я полагаю, что это моя забота, Том. Я достаточно взрослый, чтобы управлять собственной жизнью. Однако должен тебя успокоить, она сказала мне, что женщины знают, как избежать подобных неприятностей. Во всяком случае, до тех пор, пока мы не будем готовы и я не смогу назвать ее своей женой.
Быть может, боги наказывают нас, заставив вновь взглянуть на собственные дурацкие ошибки, обрекая смотреть, как наши дети попадают в те же ловушки, которые разрушили нашу жизнь. Мне пришлось заплатить страшную цену за счастливые часы, проведенные с Молли. Тогда я думал, что наше счастье принадлежит только нам и мы никому не причиняем вреда, сохраняя нашу любовь в тайне от всех.
Не сомневаюсь, что Молли понимала все гораздо лучше меня. И ей пришлось заплатить — тут я не сомневался — гораздо более высокую цену, чем мне. Если бы не Баррич, сумевший защитить их обеих, за нашу глупость расплачивалась бы и Неттл. Возможно, ей еще предстоят страдания, ведь она, как кукушонок, отличается от других птенцов. Наверное, я должен предупредить Неда — но станет ли он меня слушать? Ведь сам я не слушал ни Баррича, ни Верити. Я постарался забыть о гневе и заговорил как можно убедительнее.
— Нед. Пожалуйста, выслушай меня. Не существует надежных способов, позволяющих женщине не беременеть. Все они рискуют, и всем приходиться платить. Всякий раз, когда она ложится с тобой, ее преследует мысль: «Может быть, сейчас? Навлеку ли я позор на свою семью?» Ты знаешь, я не выгнал бы тебя из дома, какую бы ошибку ты ни совершил, но со Сваньей все может произойти иначе. Ты должен защищать ее, а не подвергать опасности. Ты просишь, чтобы она рискнула всем ради удовольствия быть с тобой, но ты не в силах дать ей никаких гарантий. Что ты станешь делать, если отец выгонит Сванью из дома? Или начнет ее бить? Как ты ей поможешь, если от нее отвернутся друзья? Почему ты поступаешь так безответственно?
Нед помрачнел. Им овладело редко посещавшее его упрямство. Он сделал несколько глубоких вдохов, но так и не справился с возмущением.
— Если он выгонит Сванью из дома, я сделаю все, что в моих силах, чтобы ее содержать. Если он начнет ее бить, я его убью. А если друзья отвернутся от Сваньи, то о них не стоит жалеть — значит, они не настоящие друзья. Не беспокойся, Том Баджерлок. Теперь это моя забота. — Последние слова он произнес особенно агрессивно, словно я предал его, заговорив вслух о своих тревогах. Нед отвернулся от меня. — Я взрослый мужчина. И сам способен принимать решения. А теперь, если ты не против, мне нужно приниматься за работу. Не сомневаюсь, что мастер Гиндаст с нетерпением ждет своего шанса напомнить мне о моих обязанностях.
— Нед. — Имя мальчика прозвучало, точно удар хлыста.
Он повернулся ко мне, удивленный резкостью тона, и я заставил себя произнести необходимые слова.
— Занятия любовью с девушкой не превращают юношу в мужчину. Ты не имел права это делать. Во всяком случае, до тех пор, пока вы не станете мужем и женой и не сможете содержать детей. Тебе больше не следует встречаться со Сваньей, Нед. Так продолжаться не может. Если ты в самое ближайшее время не поговоришь с ее отцом, то никогда не станешь мужчиной в его глазах. И…
Нед уходил от меня. Посреди моей речи он отвернулся и зашагал прочь. Я ошеломленно смотрел ему вслед. Мне все еще казалось, что сейчас он остановится, вернется и попросит прощения и помощи. Однако он скрылся в доме Гиндаста, так и не оглянувшись.
Некоторое время я продолжал стоять на снегу. Спокойствие не возвращалось ко мне. Напротив, гнев все сильнее разгорался в моей душе — казалось, еще немного и его жар растопит снег. Руки сами сжались в кулаки. Мне вдруг пришло в голову, что я впервые разозлился на Неда настолько, что способен пустить в ход кулаки, когда он отказался прислушаться к голосу разума. Я представил себе, как стучусь в мастерскую, а потом вытаскиваю его наружу, чтобы заставить взглянуть правде в глаза.
Потом я решительно повернулся и зашагал прочь. А как я повел себя в его возрасте? Разве я стал прислушиваться к доводам разума? Даже когда Пейшенс снова и снова объясняла мне, почему я должен держаться как можно дальше от Молли.
Я все понимал, но гнев на Неда не проходил, как, впрочем, и запоздалое презрение к поступкам давно прошедшей юности. Мной овладело отчаяние: выходит, мне ничего не остается, как наблюдать за моим приемным сыном, который повторяет мои собственные дурацкие ошибки…
Как и я, Нед верил, что любовь оправдывает риск, и совершенно не думал о том, что расплачиваться за их со Сваньей невоздержанность придется ребенку. Все повторяется, а я не в состоянии ничего сделать. Мне кажется, именно в этот момент я понял Шута. Он верил в Белого Пророка и Изменяющего и считал, что им под силу изменить колею, по которой движется колесо настоящего, направив его в лучшее будущее. Он верил, что некоторые наши поступки могут помешать другим повторить ошибки прошлого.
К тому времени, когда я вернулся в Баккип и поднялся в башню Верити, мне частично удалось справиться с гневом. Однако его тяжелое душное бремя давило мне на плечи, отравляя все, что я делал. Я с облегчением обнаружил, что Дьютифул не дождался меня и ушел. Он лишь подчеркнул единственное слово в моей записке. Мальчик учится не оставлять лишних следов. Быть может, мне удастся удержать от повторения моих ошибок хотя бы его. Мысль о Дьютифуле заставила меня упрекнуть себя в трусости. Неужели я отказался от Неда? Нет, твердо решил я. Но придумать, как изменить ситуацию к лучшему, никак не получалось.
Я вернулся в покои лорда Голдена как раз вовремя, чтобы вместе с ним позавтракать. Но когда я вошел в комнату, он еще не начал есть и задумчиво вертел в тонких пальцах крошечный букетик цветов. Присмотревшись, я понял, что они сделаны из белого кружева и черной ленты. Изящная замена живых цветов для зимы. Неожиданно я вспомнил, что Шут всегда переходил на разноцветные наряды после выпадения первого снега. Он заметил, что я смотрю на букетик, улыбнулся и аккуратно приколол его к груди. Потом жестом предложил мне присоединиться к завтраку.
— Садись и быстренько поешь. Нас вызывают. На рассвете в порту причалил корабль с посольством из Бингтауна. И не обычное судно, а один из живых кораблей, с говорящей и движущейся фигурой на форштевне. Кажется, он называется «Золотой рассвет»? Не думаю, что такие корабли раньше заходили в воды Бакка. На нем прибыло посольство, представляющее Совет Торговцев Бингтауна. Они просят срочной аудиенции у королевы Кетриккен.
Новость меня поразила. Обычно контакты между Шестью Герцогствами и Бингтауном ограничивались визитами отдельных торговцев, а их совет не вступал в официальные переговоры с династией Видящих. Я попытался вспомнить, посылал ли когда-нибудь город-государство своих послов к королю Шрюду, но быстро оставил это занятие. В те времена меня не допускали до столь важных дел.
— И ты должен присутствовать на переговорах? — спросил я, усаживаясь за стол.
— По предложению советника Чейда, мы оба будем там присутствовать. Ты должен последовать за мной по лабиринту Чейда. Он сам зашел ко мне с этой просьбой. Должен признаться, я сильно взволнован. Если не считать моего короткого посещения тронного зала в ту ночь, когда мы с Кетриккен бежали из замка, спасаясь от Регала, я там ни разу не был.
Я был потрясен. Конечно, Шут не мог не знать о существовании тайных ходов, но мне и в голову не приходило, что Чейд предложит ему ими воспользоваться.
— И королева согласилась? — спросил я, стараясь сохранять учтивость.
— Да, но неохотно. — Затем, отбросив аристократичные манеры, он добавил: — Я провел некоторое время в Бингтауне и знаю, как принимает решения их Совет. Чейд рассчитывает, что моя оценка поможет ему лучше понять происходящее. Ну а ты, естественно, оценишь со стороны все нюансы и оттенки поведения послов.
Он энергично сервировал стол, щедро накладывая еду на мою тарелку. Копченая рыба, мягкий сыр, свежий хлеб и масло. Посреди стола стоял окутанный паром чайник. Я сходил в свою комнату и принес чашку. Вернувшись, я спросил:
— А почему бы королеве не пригласить тебя присутствовать на переговорах?
Шут пожал плечами и отправил в рот порцию копченой рыбы. Немного подумав, он ответил:
— А тебе не кажется, что послам из Бингтауна не понравится, что королева Шести Герцогств пригласит представителя другой страны на встречу с ними?
— Может быть, да, а может быть, и нет. Полагаю, что прошли десятилетия с тех пор, как Совет Бингтауна присылал официальную делегацию ко двору Шести Герцогств. Сейчас на нашем троне сидит Горная Королева, которая прибыла из дальних краев. Они не удивятся, даже если она станет приносить в жертву живых цыплят или разбрасывать на их пути розы. Как бы Кетриккен не поступила, послы решат, что таковы обычаи ее родины, и попытаются вести себя соответствующим образом. — Я сделал глоток горячего чая и со значением добавил: — В том числе и приглашать иностранных аристократов на прием.
— Возможно. — Потом он с явной неохотой признал: — У меня есть свои собственные причины не встречаться с послами лично.
— В каком смысле?
Он ответил только после того, как дожевал кусочек рыбы и запил его глотком чая.
— Они могут заметить, что я не похож на представителя джамелийской аристократии. Торговцы Бингтауна заключают с Джамелией гораздо больше сделок, чем с Шестью Герцогствами. Они сразу поймут, что я не тот, за кого себя выдаю.
Я принял его объяснения, но мне показалось, что у Шута были и другие причины не присутствовать на встрече лично. Возможно, кто-то мог его узнать, но я не стал задавать лишних вопросов. Шут сам говорил мне, что довольно долго прожил в Бингтауне. Даже одежда аристократа не могла полностью изменить его внешность. Уже давно мне не приходилось видеть такого смущения на его лице, и я решил сменить тему разговора.
— А кто еще будет «лично» присутствовать на встрече с послами, кроме королевы?
— Я не знаю. Наверное, представители всех Шести Герцогств. — Он откусил кусочек сыра, тщательно прожевал его, запил чаем и добавил: — Мы увидим. Возможно, возникнет щекотливая ситуация. Насколько я понимаю, между Шестью Герцогствами и Бингтауном шел обмен редкими посланиями. Это посольство должно было прибыть к Баккип несколько месяцев назад, но война с Чалседом разгорелась с новой силой, и морские путешествия стали слишком опасными. Торговля к югу от Шокса практически прекратилась. Насколько я понимаю, королева и Чейд потеряли надежду — и сегодняшний визит оказался для них неожиданностью.
— Послания? Вот так новость!
— Бингтаун обратился к королеве с предложением союза против Чалседа, чтобы покончить с ним раз и навсегда. Стараясь привлечь Кетриккен на свою сторону, Бингтаун выдвинул выгодные условия торговли при дальнейшем сближении между нашими государствами. Кетриккен справедливо посчитала их несерьезными. До тех пор пока Чалсед не прекратит нападать на корабли, свободная торговля с Бингтауном невозможна. А после того как Чалсед будет побежден, Бингтаун сам начнет торговлю, даже если Шесть Герцогств не примут участия в покорении Чалседа. Бингтаун живет торговлей. Он не в состоянии самостоятельно себя прокормить. Вот и все.
— Холодная оценка ситуации показывает, что если Шесть Герцогств ввяжутся в войну, они ничего не выиграют, — продолжал Шут. — Поэтому Кетриккен исключительно вежливо отказалась заключить с ними военный союз. Но Совет Бингтауна намекает, что у них появились новые предложения. Однако они настолько необычны и секретны, что их можно сделать лишь лично. Поэтому к нам и прибыла делегация. Умный ход, который не может не вызвать любопытства королевы и ее придворных. Послов Бингтауна будут слушать очень внимательно. Давай заканчивать завтрак, нам пора.
Мы быстро доели сыр и рыбу, после чего я отн