Электронная библиотека азбогаведаю.рф

:: Сайт Бородина А.Н. http://азбогаведаю.рф:: АЗ БОГА ВЕДАЮ! :: Электронная библиотека аудиокниг, электронных книг, видеоролики, фильмы, книги, музыка, стихи, программа,Александр Рудазов,Шумерские ночи (Сборник),азбогаведаю.рф

ШЕК-ТРАК

Аханид передвинул костяную фишку и сгреб со стола монеты. Креол наморщил лоб и схватился ладонями за виски. Он опять проиграл.
Проклятый лугаль отлично играет в шек-трак. И ему невероятно везет. Если бы Креол слегка не подталкивал зары телекинезом, ему и вовсе не удалось бы выиграть ни единого кона.
Шек- трак -мудрая игра. В ней ничто не просто так. Все пропитано магией, все дышит волшебством. Игровая доска - словно бескрайнее небо, и все на ней так же, как и на небе. Двадцать четыре поля - двадцать четыре часа в сутках. Двенадцать полей на каждой стороне - двенадцать месяцев в году. Четыре отсека у доски - четыре времени года. Пятнадцать белых и пятнадцать черных фишек - пятнадцать лунных и пятнадцать безлунных дней в месяце. Даже зары символичны - число очков с противоположных сторон всегда равно семи, а семь - это число небесных планет. Шамаш, Син, Набу, Иштар, Нергал, Мардук и Нинурта.
И Креол все время проигрывает.
Двойная победа,- произнес Аханид.- Ты должен мне два сикля серебра.
Отыгрыш,- мрачно буркнул Креол.- Удваиваю.
Как пожелаешь,- перевернул доску Аханид.- Но ты снова проиграешь.
Это мы еще посмотрим. Бросай зары.
Да тут и смотреть нечего. Ты проиграл уже шесть партий. Ты вообще плохо играешь в шек-трак.
Я хорошо играю в шек-трак!
Ну тогда выиграй у меня хоть раз.
И выиграю! Бросай зары!
Бросаю, бросаю…
Аханид выбросил пятерку с двойкой и аккуратно передвинул фишки. Креол схватил зары и ожесточенно затряс ими над ухом. Ему и самому ужасно хотелось выиграть хоть раз.
Но он в очередной раз проиграл. Лугаль то и дело сбивал его одинокие фишки, отправляя их за доску, заставляя проходить весь путь заново. Сам же Креол никак не мог подловить противника на том же самом - Аханид играл осторожно и сдержанно, без крайней необходимости не рисковал. В конце партии все его фишки собрались в доме, и он невозмутимо выводил их одна за другой. Креол же все еще мучился, не в силах спасти из-за доски последнюю фишку,- лугаль перекрыл весь свой дом, не давая Креолу даже бросать зары.
Ты очень плохо играешь в шек-трак,- подвел итог Аханид, выводя последнюю фишку,- Тебе следует поменьше полагаться на удачу и больше внимания уделять тактике.
Что я делаю неправильно? - угрюмо спросил маг.
Много чего. Но прежде всего - торопишься. Рвешься вперед, оставляя тылы неприкрытыми. Не обращаешь внимания на защиту. Если имеешь возможность убить фишку - убиваешь, даже если тебе это невыгодно.
Как это может быть невыгодно убить вражескую фишку?! Это же цель всей игры!
Ничего подобного. Цель игры - вывести все свои фишки. А убивая вражеские, ты всего лишь задерживаешь противника - это важно, но это не главное. Не забывай, что после убийства твоя собственная фишка остается незащищенной - и, если враг отплатит тебе тем же, ты можешь потерять гораздо больше, чем он.
Креол выслушал наставления с кислой миной.
Тебе просто везет,- проворчал он.
Ничего подобного. Наоборот, это тебе везет. У тебя постоянно выпадают дубли. Если бы тебе так не везло, я бы вообще громил тебя, как Агарзанн аморейцев.
Креол растянул губы в улыбке. Разумеется, дубли у него выпадали не случайно. Он вовсю жульничал. Когда они с Шамшуддином играли в шек-трак, то вообще не обращали внимания на тактику - просто перетягивали зары телекинезом.
Побеждал обычно Шамшуддин.
Итого ты должен мне девять сиклей серебра,- подвел итог Аханид.- Если прибавить твой долг со вчерашнего дня - одиннадцать сиклей серебра.
Креол начал вяло перебирать снизку сиклей. Платить не хотелось. На секунду магу даже пришло желание испепелить лугаля, развеять пепел по ветру, а если кто спросит - сказать, что никогда не встречался с этим человеком.
Но он все же себя переборол.
Для меня есть какая-нибудь работа? - спросил Креол, ощупывая заметно полегчавшую снизку,- Мне нужны деньги.
И много тебе нужно?
Хотя бы несколько монет на малые расходы.
А где те, что ты получил в конце месяца?
Где-где… Где вчерашний дождь? Там же и мое жалованье. У тебя есть для меня работа?
В последнее время в городе спокойно,- пожал плечами Аханид.- Услуги мага не требуются.
Чрево Тиамат…
Зря ты отпустил ту проклятую мартышку - вот уж кто действительно приносил хороший доход…
Креол криво ухмыльнулся. Мелкий демон, пойманный им в прошлом месяце, заработал своему хозяину немало сиклей. Богачи со всего города вели к магу своих жен и наложниц - потрогать чудесного егрущщика.
Тот сначала был немало этим доволен и даже радовался, что оказался в таком положении. Но через несколько дней Уродец совсем обессилел. Он лежал в магической клетке пластом, тяжело дышал и только болезненно взвизгивал, когда его касалась очередная женщина.
В конце концов егрущщик уговорил Креола заключить сделку. Маг отпустил демона домой, в Кввецоль-Иин, а демон за это… чем егрущщик заплатил за свою свободу, Креол так никому и не рассказал.
Но прогадавшим он себя явно не считал.
Я могу подкинуть тебе одну работенку,- немного подумав, сказал Аханид,- Ты знаешь старую дорогу в Митанни?
Нет. Севернее Нимруда я никогда не бывал.
Значит, побываешь. По старой дороге сейчас мало кто путешествует - все выбирают новую, она удобнее. Но некоторые все-таки едут по старой. И в последнее время там начали пропадать люди. Меня это беспокоит.
Разбойники? - предположил Креол,- Звери? Чудовище? Может, Канал?
Не знаю. Пропадают не все, а только некоторые - но довольно регулярно. Я уже дважды прочесывал дорогу с отрядом стражи - но все было спокойно, мы ничего не видели. Дорога, сам понимаешь, длинная, на каждом шагу стражника не поставишь. К тому же проблема вообще может быть не на нашей стороне, а у митаннов.
Ясно. Ты хочешь, чтобы поискал я.
Правильно. Прокатись до Митанни и обратно, посмотри, что там к чему.
И сколько платишь? - сразу перешел к делу Креол.
Зависит от результата. Если разузнаешь, в чем дело, получишь два сикля золотом. А если сумеешь еще и устранить проблему - заплачу все пять сиклей.
А если ничего не найду?
Тогда… тогда я прощу тебе игровые долги. Вот, держи свои одиннадцать сиклей. И еще один сверху. Если вернешься с хорошими вестями, я прибавлю к ним еще столько же - или даже четыре раза по столько.
Креол жадно сграбастал серебряные кольца. Превосходно. Его пятидневное жалованье, столь неосмотрительно спущенное за игровым столом, вернулось обратно. А если все пройдет удачно, снизка на поясе еще и потяжелеет.
Расскажи все, что известно об этой дороге,- облокотился на стол маг,- Завтра с утра я отправлюсь в путь.
Колесница ехала медленно, со скрипом. Вконец обленившиеся онагры еле перебирали копытами, недовольные тем, что их вывели из стойла. Время от времени Креол подбадривал их бичом, но тоже с ленцой, без особого усердия. Маг не переставал зевать.
Из городских ворот Креол выехал поздним утром. Солнце взобралось уже высоко и вовсю жарило несчастного мага. Чуть ли не до свету игравший с Аханидом в шек-трак, он плохо выспался и с трудом удерживался на колеснице.
Идите быстрее, ленивые твари,- с трудом шевеля губами, приговаривал Креол.- Быстрее идите. Порежу вас на кусочки и принесу в жертву Мардуку. Он любит свежее мясо. Хотя его все любят. Я тоже люблю. Пожалуй, Мардуку хватит и костей - а мясо я сам съем.
Онагры обращали на его бормотание не больше внимания, чем на жужжание мухи.
Первые два часа пути прошли скучно. Пустынная дорога без единого путника. Перелески по обе стороны редки, разбойничью банду не укроют. Духов, демонов или чудовищ Креол не чувствовал.
Когда лугаль сказал, что на старой дороге пропадают путники, первым делом маг подумал о Канале. Такое порой случается - открывшийся без видимой причины портал. Невидимый, неосязаемый, но успешно поглощающий людей и прочую гадость. Мерцательные Каналы могут раскрываться лишь время от времени, и обнаружить их бывает очень непросто.
Креол в очередной раз взмахнул бичом, обдумывая такой вариант. Пять лет назад Халай Джи Беш водил своих учеников к такому Каналу. Он им тогда подробно рассказал и показал, как его закрыть в случае необходимости.
А также строго-настрого запретил в такой Канал заходить - ибо невозможно узнать, куда он тебя приведет. В лучшем случае окажешься где-нибудь в Та-Кемет или Туране. Вариант похуже - перенесешься в другой мир, совсем необязательно дружелюбный. А самое худшее - угодишь на дно океана, в жерло вулкана или заоблачную высь.
Даже маг может не выжить.
Солнце поднялось еще выше, и стало совсем жарко. Креол оделся легко - тонкая туника, стянутая поясом с кистями, кожаные сандалии, через плечо перекинута сума с магической книгой, а на голове медный обруч-диадема.
Над этим обручем Креол трудился весь последний месяц и в конце концов создал охлаждающий артефакт. Теперь голову овевает приятная прохлада.
В два часа пополудни Креол впервые встретил на дороге путников. Юноша и девушка шестнадцати-семнадцати лет брели, загребая пыль босыми ногами. Заслышав позади себя шум, они боязливо оглянулись - девушка спряталась за юношу, а тот положил руку на пояс, где висел длинный кинжал. Но увидев единственного человека, путники успокоились и сошли на обочину, давая дорогу.
Однако Креол натянул поводья и остановил онагров. Облокотившись на бортик колесницы, он пристально оглядел встреченных, особое внимание уделив ауре. В ней не было ничего необычного - люди как люди, ничем не примечательные. На Креола они смотрели молча, выжидающе - девушка с легким страхом, юноша с затаенным вызовом.
Кто вы, отроки? - сухо спросил маг.
Мир тебе, добрый человек,- слегка поклонился юноша,- Мы просто путники, идем в Митанни.
Откуда идете?
Из Нимруда, почтенный. Мы можем тебе чем-то помочь?
Вы не видели на этой дороге ничего необычного?
Необычного? - с некоторым подозрением переспросил юноша,- Как что, например?
Как что-нибудь необычное,- рассеянно ответил Креол,- Странные существа, подозрительные люди, какое-нибудь марево в воздухе… что угодно, что может показаться необычным.
Нет, почтенный, мы ничего такого не видели.
Креол вяло покивал. Он мог бы уже хлестнуть поводьями и пустить онагров дальше, но пока что медлил. За несколько часов пути эти двое стали первыми, кого он встретил. Вполне может быть, что больше он сегодня не встретит никого.
А зачем вы идете в Митанни? - поинтересовался маг.
Мы идем навестить родных, добрый человек,- поклонился юноша.
Ты лжешь,- сузились глаза Креола.- Зачем ты лжешь, червь?
Девушка тихо ойкнула. Лицо юноши стало жестким, он метнулся вперед, выхватывая кинжал… и замер неподвижно, болезненно морщась. Маг медленно повернул кисть, заставив юношу издать сдавленный хрип.
Только дернись, и я раздавлю тебе сердце,- зловеще произнес Креол.- Ты очень большой дурак, если набрасываешься на мага Гильдии с дурацким ножичком.
Девушка в ужасе вскрикнула. Ее глаза округлились, пальцы мелко дрожали, она переводила взгляд с Креола на своего спутника, не зная, что делать.
Пощади…- прохрипел юноша, роняя кинжал.- Пощади… ее…
Ее?…- недоверчиво переспросил маг,- Я ей ничего не делал. О себе ты не хочешь подумать?
Она ни в чем не виновата… отпусти… ее… прошу…
Креол презрительно фыркнул и раскрыл ладонь, выпуская сердце юноши. Тот повалился на колени, тяжело дыша. Девушка бросилась к нему, обнимая так, словно желала прикрыть собой от ужасного мага.
Тот смотрел на это, задумчиво сдвинув брови. Безусловно, эти двое - самые обыкновенные люди. Не нежить, не духи, не демоны, не маги. Воин из парнишки тоже никакой - любой из стражников Аханида одолеет его голыми руками.
Но они точно что-то скрывают. Не помешает узнать, что именно.
Креол сошел с колесницы, сложил руки на груди и потребовал:
Рассказывайте мне все. И на сей раз не вздумайте лгать - я сразу почувствую.
Юноша и девушка долго мялись, колебались, но в конце концов Креол на них рявкнул, и они неохотно принялись рассказывать.
Оказалось, что этих двоих зовут Энмент и Муллиссу, и оба они принадлежат к древним аристократическим родам Нимруда. Их семьи уже несколько поколений живут бок о бок - вот только отношения между ними не самые лучшие. Не то чтобы вражда, не то чтобы ненависть - просто очень сильная неприязнь. С чего это пошло, никто толком и не помнит, но отцы Энмента и Муллиссу лишь морщатся при упоминании имени другого.
Ничего особенного в этом не было бы, если бы Энмент и Муллиссу однажды не влюбились друг в друга. Некоторое время они встречались тайком, а потом набрались храбрости и попросили у своих отцов позволения пожениться.
Им обоим отказали сразу же и бесповоротно. Запретили даже думать о том, чтобы породниться с этими… с этими… отцы просто не могли подобрать слов, чтобы передать свои чувства.
На какое- то время Энмент и Муллиссу смирились с отцовской волей. Но потом поняли, что жить друг без друга не могут и не хотят. Через несколько дней они снова тайком встретились, а потом решили так же тайком пожениться. Они отправились в ближайший храм и обратились с просьбой к первой же встреченной жрице.
Увы, их ожидало разочарование - жрица потребовала согласия отцов. Узнав, что его нет и не будет, старуха молча покачала головой. Проводить обряд она отказалась наотрез. Точно так же ответили и все прочие нимрудские жрецы. Отцы Энмента и Муллиссу богаты и знатны - их влияние в Нимруде весьма велико.
Тогда Энмент и Муллиссу решили отправиться куда-нибудь еще. Уйти туда, где их никто не знает - лучше всего в другую страну,- и пожениться там, ни у кого не спрашивая согласия.
Креол слушал их и сдавленно похрюкивал - история показалась ему смешной, а все ее участники - полными идиотами. В конце рассказа Муллиссу попросила у него прошения за несдержанность своего жениха и предложила разделить с ними трапезу. Креол, разумеется, не отказался. Он переставил колесницу в тень, предоставив онаграм пастись на сочной траве, и достал из-за пояса ритуальный нож.
Немного сушеного мяса, сладкая тыквенная лепешка и мех с вином привели мага в благодушное настроение. Он развалился на траве, подложив под голову свернутый плат, широко зевнул и предложил:
А хотите, я вас сам поженю?
Что?…- не веря своим ушам, спросил Энмент.
А что? Я полноправный маг-подмастерье. Член Гильдии. Обладаю всеми полномочиями жреца Мардука и властен проводить любые обряды и ритуалы. В том числе венчать. Зачем вам куда-то еще идти?
Энмент и Муллиссу переглянулись. В их глазах забрезжил восторг. Не сговариваясь, они одновременно встали на колени и уперли головы в землю.
Мы будем очень признательны тебе, благородный абгаль,- произнесла Муллиссу.
У меня не так много денег… но я отдам тебе все до последнего сикля! - добавил Энмент.
Креол лениво отмахнулся. Он уже успел оценить снизку монет на поясе парня. С полсотни медных сиклей и два грустных серебряных. Трудно сказать, на что эти двое рассчитывали, отправляясь в далекий путь с таким жалким капиталом. В самом лучшем случае его хватит на полмесяца.
Вставайте,- приказал маг,- Сейчас я вас поженю.
Прямо здесь? - все еще не верила Муллиссу,- Прямо сейчас?
А чего тянуть-то? Прямо здесь и сейчас. У вас есть маска быка?
Нету…
Ладно, обойдемся без нее. Пойди сломай пару веток. А ты собери цветов и травы. И поймайте мне птицу.
Через некоторое время перед Креолом стояли, держась за руки, сияющие жених и невеста. К голове Энмента были привязаны ветки, символизирующие бычьи рога. На шее Муллиссу висело ожерелье из цветов и стеблей.
Маг принес в жертву голубя, окропил брачующихся свежей кровью и принялся читать ритуальный гимн Инанне. К счастью, в магической книге нашелся нужный текст - наизусть Креол его не помнил.
Через несколько минут он закончил и распорядился:
Теперь я отвернусь, а вы совершайте обряд вхождения. Когда совершите - подойдете ко мне.
Энмент и Муллиссу поклонились и торопливо опустились на траву. Креол, уже не обращая на них внимания, отошел в сторону и принялся поджаривать жертвенного голубя. Вместо очага он использовал заклятие Огненного Меча.
Счастливые новобрачные совершили обряд вхождения не один раз, а трижды. Креол успел доесть голубя и задремать в тени развесистой чинары.
Кхм!…- негромко кашлянули у него над ухом.
Маг лениво приоткрыл один глаз, и его взору предстали пунцовые от смущения Энмент и Муллиссу. Не поднимая головы, Креол вскинул руку, отставив указательный и средний пальцы, и пробурчал:
Именем Инанны, отныне вы муж и жена. Проваливайте.
Энмент и Муллиссу переглянулись. Все произошло слишком быстро, и теперь они не знали, что делать дальше. Возвращаться в Нимруд, к родным? Но те вряд ли встретят ослушников ласково…
Почтенный абгаль, не сочти за дерзость, скажи нам - куда направляешься ты сам? - спросила Муллиссу.
Прямо,- коротко ответил Креол.
Прямо - куда?
Прямо по дороге.
Но куда?
Туда.
Муллиссу замолчала, не смея больше беспокоить своего благодетеля. Энмент потянул жену за плечо, отводя ее прочь.
Но Креол все же решил смягчиться. Он поднял голову и произнес:
Я еду по направлению к Митанни. Но я не уверен, что доеду туда.
Почему? - оживилась Муллиссу.- Может случиться что-то, что помешает тебе доехать, почтенный абгаль?
Может случиться что-то, что ПОЗВОЛИТ мне не доехать.
А?…
Моя цель - не Митанни, а что-то по дороге,- терпеливо объяснил Креол,- Я пока не знаю, что именно, но когда встречу его - узнаю. А если не встречу - придется ехать до Митанни или даже еще дальше.
В Хатти?
В Хатти и дальше - до берегов Понта Эвксинского. Но надеюсь, дотуда мне ехать все-таки не придется. Мне и в Митанни-то неохота - что я там забыл? Маленькое ничтожное царство. Надеюсь, что не доеду.
Почтенный абгаль, не позволишь ли ты в таком случае нам сопровождать тебя? - заглянула Креолу в глаза Муллиссу.- Понимаю, что мы слишком многого просим - ты и так сделал для нас больше, чем мы могли мечтать…
Я на колеснице, а вы пешие,- пробурчал Креол.- Колесница одноместная.
Мы быстро ходим, почтенный абгаль! А если гнать онагров слишком быстро, они быстро заморятся!
Это верно…
Креолу не слишком-то хотелось обзаводиться попутчиками. Но он не мог найти довода, чтобы отказать. К тому же эти двое смотрели на него так жалобно…
Зачем вам в Митанни? - начал сдаваться он,- Вы теперь женаты - возвращайтесь в Нимруд.
Боюсь, гнев наших отцов может довести до беды…- промямлил Энмент,- Особенно почтенный родитель моей супруги… я не хочу сказать дурного, нет!…
Не надо…- вздохнула Муллиссу, прижимаясь щекой к плечу мужа,- Мой отец и в самом деле не в меру гневлив… Если мы сейчас повернем назад, я могу вскорости овдоветь…
Поэтому мы хотим переждать непогоду в Митанни,- закончил Энмент.- Поживем там, пока наши отцы не смирятся со случившимся.
Возможно, они встретят нас ласковее, если мы привезем им внука…- опустила глаза Муллиссу.
Креол скучающе зевнул. Подобные разговоры нагоняли на него тоску.
Ладно,- неохотно кивнул маг,- Вы можете идти подле моей колесницы. Но не вздумайте меня задерживать.
Ближе к вечеру задул северный ветер. Солнце скрылось за тяжелым облаком, воздух посвежел и стал заметно прохладнее. Продрогший Креол стянул с головы обруч-охладитель и накинул на плечи теплый плащ. Терпеливо идущие рядом Энмент и Муллиссу плотнее прижались друг к другу.
Похоже, скоро будет дождь,- задумчиво произнес маг,- Это некстати.
А не мог бы ты отогнать его, почтенный абгаль? - попросил Энмент,- Ведь маги умеют управлять погодой, верно?
Я не собираюсь тратить ману на всякую ерунду,- пренебрежительно фыркнул Креол,- Подлинно великий духом не обращает внимания на капризы погоды.
Энмент смолк. Ему стало стыдно, что он докучает великому чародею всякими пустяками.
А Креол вздохнул с облегчением. Он не хотел признаваться, что не умеет прекращать дождь.
Вот вызывать его может. Научился в прошлом месяце. А прекращать… с этим пока что проблемы.
За день Креол проехал полпути до митаннской границы. Пожалуй, он бы преодолел и весь путь, если бы его не задерживала свежеиспеченная супружеская пара. Вопреки посулам шли они довольно медленно. Онагры этому очень радовались, а вот Креол разве что не закипал от злости. Он не переставал корить себя за то, что позволил этим двоим усесться на шею. Теперь приходится пожинать плоды своей опрометчивости.
Впереди замаячило унылое строение в форме усеченной пирамиды. Стены из сырцового кирпича, небольшая ограда, крошечные окна, легкая деревянная дверь. Скорее всего, придорожный питейный дом. Такие часты на юге, где много поселений, а дороги изобилуют путниками, но довольно редки здесь, на севере. Особенно на заброшенных дорогах вроде этой.
Мы остановимся там на ночь? - с надеждой спросила Муллиссу.
Я бы сейчас все отдал за чашку горячей похлебки…- вздохнул Энмент.
Остановимся,- кивнул Креол.- Надеюсь, у них там есть корм для онагров.
Питейный дом оказался полным жизни. Дородный хозяин встретил гостей гостеприимной улыбкой и сразу же повлек за стол, препоручив колесницу работнику. Судя по звукам, доносившимся из конюшни, Креол с новобрачными - не единственные посетители сегодня.
Действительно, народу внутри хватало. За столами трапезничало человек двадцать, не меньше. Две взмыленные подавальщицы не успевали разносить миски и кувшины. С кухни струились аппетитнейшие ароматы - пахло жареным мясом и овощами, свежим хлебом, душистым вином.
Креол растянул губы в улыбке. Увиденное ему очень понравилось. Сытный ужин, сон под крышей - лучшего и желать нельзя. А завтра с новыми силами дальше.
Энмент и Муллиссу быстро поели и ушли вниз, в одну из гостевых комнат. Обеденный зал в питейном доме размещался на втором этаже, под самой крышей.
Креол же остался - за одним из столов шла игра в шек-трак. Изрядно набив живот, маг решил присоединиться. Один из участников как раз отправился спать.
За окнами совсем стемнело, полил дождь. В обеденном зале уже почти никого не осталось - только четверо игроков за досками да клюющий носом хозяин. Большую часть светильников погасили, горит лишь тот, что освещает доски для шек-трака. Гробовая тишина нарушается только стуком зар и костяных фишек.
Из обрывков разговоров Креол узнал, что его партнеры по игре - охотники и собиратели с северного приграничья. Сейчас направляются в Нимруд - сбыть добытые за месяц шкуры и другой товарец.
Так ты, значит, охотишься?…- невзначай спросил Креол, отвлекая разговором от катящихся зар. Он слегка подталкивал их телекинезом.- И на кого?
На кого повезет,- сипло ответил собеседник,- Газель - хорошо. Кабан - хорошо. Волк - хорошо. Леопард - хорошо. Медведь - хорошо.
Особенно киннамолг - хорошо,- вздохнул другой игрок,- Но киннамолги сейчас редкость, не найдешь их… Бывает, сотню деревьев за день проверишь, и хорошо, если хоть на одном гнездо найдешь…
Креол понимающе кивнул. Он и сам недавно приобрел у одного охотника два гнезда киннамолга. Сама по себе эта птица совершенно бесполезна - оперение невзрачное мясо невкусное, поет плохо. Зато гнезда она вьет из чрезвычайно редкой древесины с поистине удивительными свойствами. Маги всегда охотно их покупают - этот материал используется во многих рецептах и просто идеален для артефактов. Где киннамолг добывает такую древесину и почему не использует никакой другой - загадка, над которой уже много лет бьется шумерская Гильдия.
Так что, у вас есть гнезда киннамолга? - полюбопытствовал Креол.
Нету,- раздраженно стукнул фишкой охотник,- Говорю же, давно уже ни одного не попадалось.
Вот есть зато грецкие орехи,- подал голос другой игрок,- Целый мешок наловил.
Креол с уважением поглядел на этого человека. Наловить целый мешок грецких орехов - дело нелегкое. Всем известно, как ловки и шустры эти крохотные бестии, как искусно они прячутся в ветвях, как быстро удирают от сборщиков.
Ты их не ел, надеюсь? - сощурился маг.
Что ты, что ты, я законы блюду,- криво усмехнулся охотник.- Я простой человек, где уж мне вкушать грецких орехов? Все до последнего несу в Нимруд - там продам достойным.
Креол успокоился. Хорошо, что этот простолюдин знает свое место. Грецкие орехи - еда особая. Ядрышко этих хитроумных бестий по форме совершенно совпадает с человеческим мозгом - и это не просто так. Мало того что сами грецкие орехи весьма сообразительны для тех, кто растет на ветке, так еще и обладают особым свойством - от них умнеют.
Именно поэтому простонародью запрещено их даже пробовать - только аристократам, магам и жрецам.
Креол передвинул в дом последнюю фишку и удовлетворенно улыбнулся. Он выиграл очередную партию.
Хорошо, пока еще не выиграл, но выиграет совершенно точно - противник наглухо завяз в его доме, и ему нужно довести еще три фишки. Теперь его спасет только божественное везение - а этого не будет. Удача сегодня на стороне Креола.
Удача и телекинез.
Ну что, сдаешься? - ехидно спросил маг, тряся в кулаке зары.
Который час? - спросил охотник вместо ответа.
Через минуту будет полночь,- лениво ответил хозяин питейного дома.
А-а… Жаль. Значит, партию мы уже не доиграем.
Это почему еще? - сощурился Креол,- Хочешь сбежать? Ты проиграл, плати.
Прости, дорогой друг,- улыбнулся охотник.- Полночь. Ничего не поделаешь.
Полночь…- кивнул искатель гнезд киннамолга.
Полночь…- подтвердил собиратель грецких орехов.
Полночь…- подошел к столу хозяин питейного дома.
Полночь, полночь, полночь…- послышалось отовсюду.
Что это значит?! - рявкнул Креол, вскакивая из-за стола.
Это значит, что пришла пора прощаться с нашими уважаемыми гостями,- сожалеюще произнес хозяин, раскрывая рот.
Из- под губ высунулись огромные клыки. Лицо молниеносно обросло шерстью, уши вытянулись и заострились, глаза пожелтели. Через пару секунд Креолу скалилась уродливая волчья морда с седой прядью на правом виске.
Все остальные тоже стремительно меняли облик. Руки удлинялись, ноги укорачивались, на спине вырастали перепончатые крылья.
Вот оно как, значит…- медленно процедил Креол, нашаривая жезл.
Он смотрел не столько на внешность чудовищ, сколько на ауру. Она тоже изменилась, стала совсем другой. Еще минуту назад Креол мог побиться об заклад, что перед ним обычные люди, а теперь… что говорить? Даже без магического зрения видно, что за твари свили здесь гнездо.
Эстри. Мерзкие отродья тьмы, вампиры и людоеды. Эстри живут выводками в глубочайших подземельях, вылезая на поверхность лишь в глухую полночь, рыская в поисках сладкого мяса. В Шумере они встречаются довольно редко, зато на западе, в Содоме и Гоморре,- кишмя кишат.
Худшая черта эстри - их бесподобная маскировка. Сожрав человека, эстри копирует его с абсолютной точностью - внешность, голос, походку, манеру поведения, даже ауру. Заметить разницу не способен и близкий человек - не раз было так, что эстри поселялся в семье убитого и годами жил там под видом родича, ничем себя не выдавая. Ел, спал, работал, пел песни, играл с детьми… а по ночам сосал из домочадцев кровь. Единственное, что нужно эстри для поддержания образа,- съедать каждый день по толике хлеба и соли.
Снизу послышался душераздирающий крик. Креол с недовольством подумал, что эстри, верно, уже добрались до Энмента с Муллиссу. Недолгой же была их брачная жизнь.
Однако минутой спустя выяснилось, что маг рано похоронил своих попутчиков. Полуголых новобрачных втолкнули в обеденную залу, а следом повалили эстри - два с половиной десятка крылатых волкоглавых чудовищ. На Креола, Энмента и Муллиссу они взирали с жадностью и предвкушением.
Все здесь? - обвел взглядом зал хозяин,- Все явились?
Все!… Все!…- затявкали, завыли многочисленные эстри,- Начинаем!…
Ну что ж, уважаемые гости, пришла пора нам с вами прощаться,- оскалился хозяин,- Мы накормили вас ужином - а вы накормите нас завтраком. Перед тем как начнем - по нраву ли кому здесь какой из образов? Не хочет ли кто предъявить?
Я! Я! - подал голос «охотник», партнер Креола по игре,- У этого водятся деньжата, есть хорошая колесница - я хочу им стать! Мой нынешний - обычный бедняк, ставящий капканы на газелей!
Быть по сему,- кивнул хозяин,- Все слышали? Килимму предъявил права на вот этого - его сердце теперь за Килимму! Все согласны, никто не против?
Никто!… Никто!…
На том и порешим.
Почтенный абгаль, что с нами будет?…- прошептала Муллиссу, прижимающаяся к Энменту так, словно пыталась с ним срастись.- Нас убьют?…
Я буду сражаться! - воскликнул Энмент, нашаривая кинжал.
Креол пренебрежительно посмотрел на этих двоих. Сколько им - шестнадцать, семнадцать? Совсем еще дети. Маг вспомнил себя в их возрасте - слабого, ничтожного, постоянно избиваемого старым Халаем.
Не лезьте,- коротко приказал он.- Пока вас не начнут жрать - не мешайте мне.
Эстри оцепили путников плотным кольцом. Две дюжины волчьих морд заплескали розовыми языками - твари подступали неспешно, неторопливо, словно чревоугодник к изысканному яству. Казалось, что весь зал набит ими - мрак сливается с шерстью, два мерцающих светильника еле-еле позволяют различать силуэты.
Креол поднял руку, выискивая цель. Эстри еще не догадались, что он собой представляет. Хорошо. Есть несколько секунд, прежде чем они набросятся,- за это время надо решить, кто среди них самый главный.
Скорее всего, хозяин питейного дома. Но этот как раз остался за спинами сотоварищей.
Ему спешить некуда, он-то свою долю точно получит. На серебряном блюде поднесут, с поклонами.
Аррр-мрахррр!…- ринулся вперед один из эстри, самый нетерпеливый.
Темноту озарила вспышка. Креол резко раскрыл ладонь, швыряя Огненное Копье. Эстри отбросило назад, его шерсть охватило пламя, к потолку унесся болезненный вой.
А мигом спустя все стихло. На полу остался обгорелый труп.
В комнате воцарилось тяжелое молчание. Все взгляды скрестились на Креоле. Теперь эстри уже не пускали жадную слюну - смотрели на мага настороженно, недоброжелательно. Круг как-то сам собой начал расширяться - передние пятились, напирая на задних, те вынужденно отступали.
Так ты маг? - утробно проурчал хозяин питейного дома. Креол узнал его по седой пряди.- Вот ведь не повезло… Мага так просто не сожрешь…
Рад, что ты это понимаешь,- спокойно произнес Креол.- Что будете делать?
Молчание стало еще тяжелее. Эстри глядели на мага с невыразимой досадой - помешал трапезе, испортил праздничное настроение. Никто не произносил ни слова, все ждали решения вожака.
Проваливай,- наконец процедил тот, отводя взгляд в сторону,- Неохота на молнии нарываться…
Креол не подал виду, но внутри у него все обмякло. Первая победа достигнута - эстри его боятся. Или по крайней мере опасаются.
Теперь надо закрепить успех.
Этих двоих я тоже забираю,- распорядился маг, указывая на Энмента с Муллиссу.- Они со мной.
Что-о-о-о?!! - взвился вожак эстри.- Да в своем ли ты уме, чароплет?!
Что мы будем есть?! - не выдержал кто-то из его подручных.
Прикажешь голодать нам?!
Голодать прикажешь?!
Голодайте,- хмыкнул Креол.- Мне-то что?
И не надейся!
Не надейся!
Мы голодны!
Голодны!
Ти-ха!!! - рявкнул вожак,- Закрыли пасти, шакалы шелудивые!
Эстри испуганно сжались, моментально затихая. Вожак дождался, пока смолкнет последний скулеж, и обратился к Креолу, едва сдерживая гнев:
Я понимаю, что тебе это не нравится, чароплет, но войди в наше положение. Если мы не будем питаться, то умрем с голоду. Мы отпускаем тебя - отчего этим не воспользоваться? Кто тебе эти люди? Родичи, друзья?
Просто случайные попутчики,- пожал плечами Креол.
Вот видишь! - подал голос кто-то из эстри.
Они никто тебе! - присоединился другой.
Будь доволен, что мы отпускаем тебя самого!
Отдай их нам и уходи!
Я сказал - тихо!!! - снова взревел вожак. Когда его стая снова смолкла, он обратился к Креолу, часто раздувая ноздри: - Прими мой добрый совет, чароплет. Поступи так, как советуют мои родичи. Пойми, что у тебя просто нет другого выхода. Ты либо уйдешь один, либо разделишь судьбу тех, кого защищаешь,- других вариантов нет.
Есть и третий,- прищурился Креол,- Я могу испепелить вас всех.
Если бы ты мог это сделать, то уже бы сделал,- смешливо оскалился вожак,- Может, ты и неплохой маг, но нас тут двадцать пять, а ты всего один.
Вас двадцать четыре.
Что?
Вас двадцать четыре. Одного я уже убил.
Ах да… Бедный Юзу… ну да неважно. Двадцать четыре - это все равно много. Всех ты не одолеешь.
Всех? Всех, может, и не одолею… Но ополовинить я вас точно ополовиню.
Заклинаний не хватит.
Хочешь проверить?
Креол и вожак принялись сверлить друг друга взглядами. Ни тому, ни другому не хотелось начинать схватку.
Вожак понимал, что его стая легко справится с Креолом, если набросится разом, но все же не был уверен полностью. Он не знал возможностей противника и не мог сказать, сколько эстри поляжет при атаке. Семеро? Шестеро? Даже если только пятеро - это все равно слишком много.
Особенно если учесть, что самого вожака Креол попытается поджарить в первую очередь.
Креол тоже прекрасно все понимал. Безусловно, он не уничтожит в одиночку столь многочисленную стаю и даже не сможет ее ополовинить. Врагов слишком много для одного мага-подмастерья, а помещение слишком тесное. Они разорвут его в считаные секунды. В лучшем случае он успеет забрать с собой троих-четверых.
Можно попробовать пойти на прорыв. В памяти есть Кожаный Доспех - отличное заклятие против когтей и клыков. Наложить его на себя, рвануть вертикально вверх, пробить потолок Звуковым Резонансом - благо они на втором этаже, а крыша не так уж прочна,- и улететь.
Но Креол тут же напомнил себе, что это бессмысленно. Его самого эстри и так отпускают - им тоже не хочется драться. Можно уйти и через дверь. Но вот Энмент и Муллиссу в этом случае будут сожраны, а задание лугаля - провалено.
Креол ничуть не сомневался, что встреченные эстри и есть причина, из-за которой на старой дороге пропадали люди. Если отправиться за подкреплением, ко времени возвращения здесь будет пусто, как в могиле. Логово засвечено, так что эстри разбегутся быстрее тараканов.
Энмент и Муллиссу за спиной Креола стояли ни живы ни мертвы. Они не смели подать голос, не смели просить у мага помощи. В конце концов, эстри правы - они ему никто. И никто не осудил бы его, если бы он воспользовался предложением людоедов и унес подобру-поздорову ноги.
Даже не надейся, что мы отпустим всех троих,- повторил вожак эстри.- Гай талинтакир… я имею в виду, что это будет безрассудством с твоей стороны - надеяться на подобное.
И я никак не могу вас переубедить? - сумрачно поинтересовался Креол.- Может, вас устроит выкуп?
Деньги нас не интересуют. И если только ты своей магией не можешь сотворить нам двух людей взамен, мы сожрем этих.
Сначала выпьем кровь, а потом съедим мясо,- вякнул один из эстри.
Еще раз откроешь рот - не получишь ничего! - ощерился на него вожак,- Сколько раз вам, щенкам, повторять, что нельзя перебивать матерых?! Или слишком много крови в жилах скопилось?! Так я не побрезгую!
Креол смотрел на это очень внимательно. Очень внимательно. Дождавшись, пока вожак замолчит, он негромко сказал:
А достаточно ли будет вам, столь многим, всего лишь двух не особо упитанных людей?
Голод утолить хватит,- сердито проворчал вожак.- Но трое было бы лучше, это верно…
В таком случае что ты скажешь, если я предложу вам возможность заполучить третьего?
Кого именно?
А сколько людей ты здесь видишь?
Ты что же, имеешь в виду себя? - спросил вожак, промедлив какую-то секунду.
Именно.
Вожак замолчал. Предложение ему не понравилось. Ни один нормальный человек не отдаст добровольно себя на съедение. Значит, тут какой-то подвох. Известно, маги горазды на всевозможные плутни…
Мы хотим третьего! - не выдержав, крикнул кто-то из эстри.
Третьего!…- тут же присоединился другой голос.
Третьего!… Третьего!… Третьего!…
Чем больше, тем сытнее!
Вожак зло заскрипел зубами, но поток было уже не остановить. Стая, большей частью состоящая из прожорливых юнцов, увлеченно скандировала свои требования, донельзя обрадованная предложением Креола. Никому не хотелось разделить судьбу Юзу, лежащего на полу обугленным трупом, но раз уж маг сам предлагает себя сожрать… зачем отказываться от такой щедрости?
Твои условия? - неохотно процедил вожак, видя, что стая вот-вот взбунтуется.
Сыграем,- растянул губы в улыбке Креол.- Побеждаешь ты - я тоже стану вашим ужином. Побеждаю я - ляжете спать голодными.
Сыграем, говоришь… а во что?
В шек-трак, разумеется. Вот доска, вот фишки, вот зары.
Хм…
Если вы не согласны, можем решить дело битвой. Но я еще раз предупреждаю - половина вас поляжет здесь точно. Не слишком ли высокая цена за несколько амфор человечины?
Эстри затихли, жадно глядя на вожака. Вопреки ожиданиям Креола тот не стал упорствовать. На волчьей морде появилось выражение, больше всего похожее на снисходительность. Не тратя времени на споры, вожак уселся за стол, расправляя за спиной крылья, и принялся расставлять фишки.
Садись,- коротко рыкнул он,- Сыграем, если настаиваешь. Но я тебя за язык не тянул…
Креол уселся и встряхнул зары. Вожак пристально смотрел на него, вывалив розовый язык. На стол капнула волчья слюна.
И да, вот еще что…- недобро оскалился эстри,- Играем без чудес.
То есть? - насторожился Креол.
То есть если я замечу, что зары катятся не так, как должны,- игра окончится, а мои волчата вцепятся тебе в горло. Смекаешь?
Лицо мага начало чернеть. Но невероятным усилием воли он таки подавил гнев и молча бросил зары. Выпали две двойки.
Перебрасывай,- угрюмо велел вожак.
Креол бросил еще раз. На сей раз выпала черная единица и белая тройка. Первый ход достался противнику.
Вожак передвинул две фишки, строя новую башню - совсем маленькую, всего в два яруса, но башню. Она преградила путь арьергарду Креола. Тот ожесточенно затряс зары, обдумывая другие способы жульничать в шек-трак, кроме телекинеза. На ум ничего не приходило.
Эстри сгрудились вокруг стола, только что не залезая друг другу на плечи. На волчьих мордах отразился живой интерес. Трапеза трапезой, но мясо, за которое приходится побороться, много вкуснее того, что достается даром.
Креол бросал зары и передвигал фишки, напряженно размышляя над каждым ходом. Вначале он полагал, что сможет победить и без мошенничества,- побеждал же он того эстри, что прикидывался охотником. С легкостью побеждал.
Но довольно быстро выяснилось, что вожак стаи играет на порядок лучше. Довольно быстро все его фишки оказались в доме, в то время как Креол все еще пытался вывести из-за доски две своих. Довольно быстро первая партия закончилась победой эстри.
Удача сегодня на твоей стороне,- мрачно произнес маг.- Ты выиграл мужчину. Теперь играем на женщину.
Что такое? - насупил брови вожак,- Разве мы так договаривались? Я думал, что эти двое и так мои, - мы играем только на тебя…
Не знаю, о чем ты там думал, да и не хочу знать,- отрубил Креол.- Эти двое никогда не были твоими, и мы играем на каждого из них по отдельности. Если ты имел в виду нечто иное, тебе следовало обговорить условия заранее.
Но…
Ты играешь или нет?!
Вожак некоторое время колебался, но потом пожал плечами. Ничего страшного, можно и позабавиться еще какое-то время. Этот чароплет играет в шек-трак очень слабо - разбить его не составит труда.
Окончательно убедившись, что противник играет лучше, Креол принялся тянуть время. Он разве только не засыпал над доской, переволакивая фишки так медленно, словно те были улитками и ползли самостоятельно. Бросая зары, он тряс их так долго, что начинала зудеть ладонь. Каждый свой ход он обдумывал по несколько минут, просчитывая в уме все возможные варианты.
Энмент и Муллиссу следили за игрой с отчаянием. Мельтешение черных и белых фишек не говорило им абсолютно ни о чем - ни тот, ни другая не знали правил. Они не могли даже понять, выигрывает ли Креол, или проигрывает.
А он проигрывал. Ему ужасно не везло - куда бы он ни ходил, следующий бросок зар заставлял его хвататься за голову. Вожак эстри пожирал черные фишки одну за другой. В конце концов Креол таки сумел собрать их все в доме, но противник к этому времени вывел уже половину своих. Еще несколько ходов, и бессильное барахтанье завершилось.
Ты выиграл женщину,- кисло признал Креол. Муллиссу за его спиной вздрогнула и сжалась.- Теперь…
Теперь играем на тебя! - сгреб зары вожак. Его охватил азарт,- И, если ты снова проиграешь, мы тебя съедим!
Съедим!… Съедим!…- затявкали эстри.
Полакомимся!…
Нет! - возразил Креол.- Маг Гильдии - это больше, чем обычный человек! Сейчас мы играем не на меня целиком, а на… мою левую руку. Вот эту.
Ты мне уже надоел! - оскалился вожак,- Одну руку?! Сколько еще ты собираешься трепыхаться?!
Хорошо, одну руку и одну ногу!
Этого все равно слишком мало. Но, так и быть, я пойду тебе навстречу - мы будем играть на половину тебя. Половина тебя сейчас, половина в следующей партии. И это моя последняя уступка!
Креол был вынужден согласиться. Слишком уж злобно смотрели на него эстри. У них понемногу заканчивалось терпение и ослабевал страх.
Зато все сильнее становился голод.
Следующая партия затянулась особенно надолго. Креол изо всех сил юлил и петлял, всеми возможными способами оттягивая расплату. Но в конце концов он вновь проиграл.
Вожак эстри не сказал ничего - только хмыкнул и принялся расставлять фишки для заключительной партии. Креол откинулся назад, чувствуя, как по спине льется холодный пот. Он не мог позволить себе проиграть и в этот раз.
Но противник слишком хорош. Трудно сказать, сколько ему лет - маги Гильдии так и не выяснили, как долго живут эстри,- но он наверняка многие годы тренировался в шек-трак. Вот если бы на его месте был кто поглупее…
Что-то я замерз,- проворчал Креол,- Женщина, принеси из колесницы мой плащ!
Муллиссу вздрогнула, словно ее ударили, потом торопливо поклонилась и побежала в конюшню. Энмент дернулся было за ней, но его схватили за руки сразу трое эстри. Еще двое пошли следом за девушкой - проследить, чтобы не убежала.
Через пару минут Муллиссу вернулась, боязливо неся плащ на вытянутых руках. Креол накинул его и незаметно сунул руку во внутренний карман. Там приютились два крохотных фиала из цветного стекла. Маг не глядя откупорил один из них и вынул руку, пряча фиал в ладони.
Никто ничего не заметил. Поглощенные игрой эстри неотрывно смотрели на доску, не обращая внимания на запах, поползший по залу. Только стоящие рядом с Креолом брезгливо задвигали черными носами - им показалось, что маг пустил ветры.
Конечно, они не узнали этого запаха. Никто из них раньше его не обонял. Благовоние Зкауба - то вещество, запах которого нечисть обычно чувствует лишь раз в жизни - первый и последний. Благовоние Зкауба лишает нечисть воли, превращает в послушных рабов мага.
Как и положено демонологу, Креол всегда держал при себе немного этой ценной эссенции.
Увы, на эту ораву такой маленькой порции не хватит. Иначе Креол подумал бы о нем в первую очередь. Если он сунет фиал под нос вожаку, то превратит его в свою марионетку, но остальные эстри останутся в здравом уме и непременно набросятся.
Поэтому Креол решил использовать магическую эссенцию немного иначе. Он всего лишь откупорил фиал и принялся осторожно окуривать стол и сидящих за ним. На самого Креола этот запах никак не действовал, а вот эстри, сидящего напротив, он потихоньку одурманивал, ложился на разум свинцовой тяжестью. Вожак уже начал трясти мохнатой башкой - с каждой минутой ему становилось труднее думать. Он все чаше и чаще ошибался, делал неудачные ходы. Креол понемногу начал опережать противника.
Когда маг вывел все свои фишки, вожак тупо уставился на доску. В желтых волчьих глазах отразилось недоумение.
Я… проиграл?…- недоверчиво спросил он.
Как видишь. Я отыграл назад половину себя. Теперь играем на женщину.
Мм… хорошо, давай… Только ходи побыстрее, а то что-то у меня перед глазами все плывет…
Креол не подавал виду, но внутри него все пело. Теперь, когда мысли противника лишились ясности, играть стало намного легче. Но маг по-прежнему изо всех сил тянул время, не переставая поглядывать на крохотные окошки.
В следующей партии Креол отыграл Муллиссу. В следующей - Энмента. Вожак эстри начал раскачиваться на стуле, не понимая, что происходит. Крылья у него за спиной встопорщились, гневно заплескали, словно пытаясь поднять хозяина в воздух.
Ты плутуешь! - наконец разродился вожак,- Не знаю как, но ты плутуешь!
Ты только что обвинил меня в жульничестве? - медленно приподнял бровь Креол,- Ты уверен в своих словах, выблядок Нахага?
Вожак прижал уши к голове и зловеще зарычал. Ему уже было плевать на игру и на все договоренности. Он просидел за доской несколько часов, ужасно устал и проголодался. Хотелось побыстрее поесть и завалиться спать. Эстри приспособили для дневного сна погреб - глубокий, темный, прохладный.
Подальше от палящих лучей солнца…
Последняя партия…- пробормотал Креол, ожесточенно кусая губу. Ему надо было потянуть время еще чуть-чуть.- Договоримся так, что последняя партия решит все. Я выигрываю - мы уходим. Ты выигрываешь - вы съедаете нас всех. Идет?
Вожак, уже метящий вцепиться магу в горло, промедлил, но потом все же неохотно кивнул. Из-за благовония Зкауба он почти утратил связность мыслей и расслышал только «вы съедаете нас всех».
Чтобы набить живот сладкой человечиной, надо немного подвигать эти забавные белые кружочки… не совсем ясно, как это связано, но раз надо - можно и подвигать…
В последней партии Креол обыгрывал противника, словно малого ребенка. Тот еще помнил правила, но совершенно утратил игровые навыки. Он просто кидал зары, а потом двигал первую попавшуюся фишку, даже не задумываясь - выгоден ли такой ход, или невыгоден.
Эстри глядели на одурманенного вожака и недоуменно поскуливали. Они чувствовали, что творится что-то неправильное, но не могли сообразить, что именно. Соображали
они сейчас скверно - в их ноздри тоже проникли пары магической эссенции.
Наконец Креол вывел все свои фишки, оставив противника растерянно пялиться на вереницу своих. Энмент и Муллиссу за спиной мага облегченно выдохнули - даже не зная правил, они уже поняли, при каких условиях наступает победа.
Мы победили?…- прошептал Энмент.
Это я победил,- сдвинул брови Креол.- Не приписывай себе моих заслуг, отрок. Ты ничего не сделал.
Вожак эстри тихо-тихо зарычал. Креол посмотрел в желтые волчьи глаза и не увидел там ничего, кроме голода, злобы и безумия. Точно такой же взгляд встречал его по утрам, когда кот требовал завтрак.
Я выиграл,- поднялся со стула маг.- Мы уходим.
Вот уж нет… - прошипел вожак, тоже вскакивая.- Не рассчитывай…
Почему-то я так и думал…- скривился Креол, похрустывая пальцами.
Ату их, волчьи головы!!! - взревел вожак, прыгая первым.
В воздухе полыхнул жезл. Креол резко выкинул руки в стороны - левая ладонь впечаталась в пасть вожака, а правая с жезлом взметнулась кверху. Эстри бросились со всех сторон, протягивая к людям скрюченные лапы, клацая пастями, испуская голодный рык. Муллиссу истошно завизжала, Энмент выхватил кинжал…
…в следующую секунду вожак взвыл от боли, хватаясь за охваченную огнем морду, а с жезла сорвалось что-то гудящее, невидимое…
…со страшной силой ударившее в потолок. Заклятие Веерного Резонанса буквально снесло плоскую крышу - на пол посыпались черепки, в огромную дыру ударили лучи утреннего солнца…
…и эстри встали как вкопанные.
Какое- то мгновение волчеголовые чудовища стояли на месте. Потом они начали медленно падать. Ни один больше не шевелился, не издавал звуков -и не скажешь, что еще только что кипели жизнью. Теперь их не отличить от чучел, набитых соломой.
Креол брезгливо оторвал от себя одного из эстри - его когти прорвали плащ и кожу, глубоко войдя в живое мясо. Муллиссу начала медленно озираться, не веря, что две дюжины чудищ разом издохли. Энмент недоверчиво смотрел на свой кинжал - с него капала кровь. Хотя на его одежде крови было куда больше - одного эстри юноша таки ранил, но еще четверо уже вонзили в него когти.
Что это было, почтенный абгаль? - боязливо спросила Муллиссу, перевязывая раны мужа.
Эстри боятся солнечного света,- флегматично ответил маг,- Когда они оборачиваются людьми, то ходят под солнцем свободно. Но в своем истинном облике они страшатся солнца, как солома огня.
И они… они правда мертвы?…
Еще не совсем. Когда закончите, принесите со двора побольше земли - им нужно набить рты, иначе после заката они снова оживут. Или можно их просто сжечь.
Так набить рты или сжечь?
Для верности сделаем сначала то, а потом другое.
Размяв ладонь, Креол дважды шарахнул Звуковым Резонансом, доломав крышу окончательно. Пусть солнечный свет льется отовсюду - так, на всякий случай. С эстри Креол до этого дня не сталкивался и о их свойствах знал только в теории.
Пока Энмент и Муллиссу бегали за землей, маг подошел к мертвому вожаку. Во время игры Креол то и дело поглядывал на его пояс - на побрякивающую связку сиклей. Теперь он аккуратно снял ее и прицепил к своему поясу.
Я же говорил, что хорошо играю в шек-трак,- хмыкнул Креол.

СПРАВЕДЛИВЕЙШИЙ

Сегодня в здании городского суда собралось немало народу. Благородные аристократы и простой люд явились, дабы услышать слова справедливейшего из энов.
Да, в славном Нимруде наконец-то снова есть эн. Предыдущий был убит два месяца назад - убит нежитью, созданной некромантом, мастером Лигнидом. Два месяца город пребывал в сирости и безвластии, не имея эна, который мог бы управлять делами и судить жителей.
Но вчера из столицы прибыл новый эн, назначенный на эту должность императором Энмеркаром. Заслуженный и мудрый аристократ Натх-Будур по прозвищу Всем-Плетей. Прекраснейший человек, замечательный во всех отношениях. Император весьма ценит его за государственный ум, истинно аристократическое благородство и несказанную доброту.
Собой Натх-Будур тоже чрезвычайно хорош. Самого правильного роста, идеально шарообразного телосложения, с умасленными черными кудрями, пышной завитой бородой и обвитыми вокруг плеч подмышечными волосами. Веки выкрашены синим, полные губы блестят в свете факелов, а нос имеет приятный вишневый оттенок. Трудно не залюбоваться столь привлекательным мужчиной.
По правую руку от Натх-Будура восседает городской лугаль Аханид, по левую - городской маг Креол. Величаво покачивая многоразумной главой, добрый эн обращается то к одному, то к другому советнику, со всем уважением выслушивая их почтительные речи.
Заседание суда буквально утопает в мудрости и великолепии. - Посмотри, что у меня в зубах,- попросил Креол Аханида.- По-моему, это зернышко кунжута.
Да, это зернышко кунжута,- кивнул Аханид.- И там еще какая-то фиолетовая дрянь.
Видимо, это осталось после вчерашнего барашка,- заметил Натх-Будур,- Он как раз был с кунжутом и баклажанами. Прекрасный вкус, но я потом всю ночь дристал.
А у меня до сих пор отрыжка,- громко пустил ветры Креол.
Это не отрыжка, неразумный человек. Отрыжка происходит из другого отверстия.
Да, я знаю.
Почесав свой округло-чудесный живот, Натх-Будур умиротворенно кивнул, приглашая подойти первых жалобщиков. То оказались четыре молодых аристократа, подавшие в суд на бедного рыбака.
Что у вас за дело, мои драгоценные? - приятно улыбнулся им эн, вздув налитые щеки-яблочки.
Оказалось, что днем ранее эти юноши гуляли по берегу Тигра, не зная, чем убить время, коего у всех четверых было столько, что хватило бы выстроить целый зиккурат во славу Энки. Они заметили рыбака в лодке - да-да, вот этого самого,- который как раз собирался забросить сети. Веселые и щедрые аристократы ради шутки заплатили рыбаку два сикля серебра за улов, что он поймает при следующем забросе. Неважно, что именно попадется - целая пропасть сереброчешуйной рыбы или же несколько комков речной тины.
Вот монеты - забрасывай сеть.
Рыбак согласился на эти условия - надо сказать, весьма ему выгодные. Удача далеко не всегда сопутствует и самому умелому рыболову, но даже если удача сегодня с тобой и сети полны до краев - стоимость улова как раз и составит что-то около двух сиклей серебра. Смеясь своей забавной придумке, аристократы воззрились на выползающую из воды сеть…
Однако рыбы там не оказалось. Вместо нее рыбак выловил нечто куда более ценное - золотой слиток, весящий по меньшей мере шестьдесят сиклей! Настоящее богатство - не иначе кто-то из богов случайно проходил мимо и тоже решил подшутить над веселой компанией.
Мгновенно разразился спор. Юные аристократы требовали исполнить условия сделки и отдать им слиток. Рыбак же, которого обуяла жадность, желал расторгнуть сделку и оставить слиток себе. Юнцы попытались отнять золото силой, но их противник оказался недюжинным силачом - он вооружился веслом и пригрозил размозжить голову всякому, кто попытается его ограбить.
Так все пятеро и оказались здесь, перед очами справедливого эна.
Натх- Будур думал недолго. Дело и впрямь оказалось непростым, но император не зря столь ценит ум сего государственного мужа. Эн пожевал благословенно полными губами и объявил:
Все просто. Чтобы не было споров и раздоров, я заберу этот золотой слиток в казну, а вам взамен дам… плетей. Всем плетей!
Восхищенные мудростью судьи, спорщики удалились, провожаемые копьями добрых стражников. А перед эном встали два других человека.
Кто вы, люди, пришедшие ко мне за помощью? - взял кисточку винограда Натх-Будур,- Чем я могу услужить вам, что я могу для вас сделать?
Выслушай меня, о справедливейший, и рассуди дело по справедливости! - сделал шаг вперед один из жалобщиков.- Я Нермекеленен, несчастный хаттийский купец - обманутый и ограбленный!
Кто обманул и ограбил тебя, бедный человек? Поведай мне все, ничего не утаивай.
Дело было так, о справедливейший. Я прибыл в ваш прекраснейший на свете город с грузом ценных тканей и дорогих притираний. Меня сопровождали два помощника и молодой раб - очень ценный раб, которого я также намеревался продать в вашем городе. Однако для меня стало неожиданностью то, что по новому закону, изданному недавно вашим императором…
Да будет он жив, цел, здрав! - благосклонно улыбнулся эн.
Да будет. Так вот, согласно этому новому закону всякий владелец раба, вводимого в город, обязан уплатить за него таможенный сбор - и не самый маленький.
Да, таков закон. Ты ведь уплатил сбор как подобает, добрый купец?
О-о… нет, о справедливейший…-стушевался Нермекеленен.- Я… я посчитал, что императорская казна столь богата и обильна, что не случится ничего страшного, если там не отыщется этой крошечной толики моих денег. Я… я дал своему рабу одежду свободного человека и велел ему пройти в город, притворившись свободным человеком. Однако после этого он отказался возвращать одежду, заявив, что, получив одежду свободного, он тем самым был освобожден мной, своим хозяином, и перестал быть рабом…
Весьма интересная история,- благосклонно кивнул Натх-Будур.- А ты что скажешь, о человек, чьего имени я пока не знаю?
Мир тебе, о справедливейший из судей,- смело выступил вперед второй жалобщик,- Мое имя Нук, и до недавнего времени я действительно был рабом этого человека. Я был очень дорогим рабом - я умею читать и писать, знаю счет до шестидесяти шести десятков, дважды украдкой ел грецкие орехи и умею фехтовать на мечах. Я способен быть как секретарем, так и телохранителем своего господина. Но мой последний господин дал мне одежду свободного человека - разве это не значит, что я стал свободным? Говорится в императорском законе, что всякий, кому господин дал одежду свободного, становится свободным.
Я дал тебе одежду только на время, о неблагодарный! - вскинул руки к потолку Нермекеленен.
Однако теперь она на мне - и кто скажет, что я должен ее возвращать? Рассуди же нас, о справедливейший из судей!
Да, рассуди нас! - закивал купец.
Натх- Будур облизал мягкие и пухлые пальцы, перемазанные сладчайшим соком винограда, немного подумал и одарил собравшихся медом своих речей:
Все просто. Ты заплатишь штраф за то, что хотел обмануть императорскую казну. А ты вернешь полученную обманом одежду и станешь отныне казенным рабом. И вы оба получите плетей. Всем плетей!
Восхищенные сказочной мудростью эна, спорщики покинули помещение. Казенный раб шел голым, прикрывая чресла,- добрые стражники любезно помогли ему освободиться от ненужной более одежды.
Как же приятно помогать людям в беде…- закатил глаза Натх-Будур.- Кто следующий?
Следующими были две молодые семейные пары. Двое мужчин и две женщины. Обе женщины держали на руках младенцев, но один из них шевелился и издавал сопящие звуки, а второй пребывал в гробовом молчании…
О справедливейший, прошу тебя, вели этой злыдне вернуть моего ребенка! - взмолилась женщина с молчащим свертком.
Не ври! Не ври эну в глаза, мерзавка! - завизжала вторая женщина,- Мой ребенок при мне, твой - при тебе! Иди теперь в Кур или куда хочешь!
Ну-ка, объясните мне все поподробнее,- заинтересовался Натх-Будур.
Оказалось, что эти две пары живут по соседству. Они одновременно вступили в брак, одновременно же у них родились сыновья. Но вот в один ужасный день один из младенцев умер…
Насчет того, что было дальше, версии разошлись. Одна женщина голосила, что другая, увидев, что ее ребенок умер, тихо прокралась в соседский дом и обменяла своего мертвого на ее живого. Вторая же женщина утверждала, что ничего подобного не было, что ее ребенок всегда оставался жив, а ее соседка выдумывает несусветную чушь.
Рассуди нас, о справедливейший! - произнесли женщины хором,- Скажи, чей это ребенок!
Все просто,- сложил руки на прелестно округлом животе Натх-Будур,- Младенца я заберу… хотя нет, младенца можете оставить себе. Пожалуй, тогда мы… хм, довольно запутанное дело…
Немного подумав, великий и мудрый эн вспомнил о Креоле, сидящем по левую руку. Тот без малейшего интереса разглядывал жалобщиков, одновременно ковыряя в ухе тонкой палочкой из слоновой кости.
Что скажешь, маг? - спросил Натх-Будур.- Можешь спросить духов или погадать иным образом о том, чей это ребенок?
Креол сощурился, пристально рассматривая ауру родителей и младенцев - как живого, так и мертвого. За последнее время он неплохо набил руку в этом деле.
Ничего сложного,- хмыкнул маг.- Мать живого младенца - вот эта.
Ага! - возопила торжествующая женщина.- Я же говорила, говорила!
Зато отец - не ее муж, а вот этот человек,- указал на мужа другой женщины Креол.
Что-о-о-о?! - завизжала бедная мать.
Ах ты, гнусный блудник! - накинулась с кулаками на мужа вторая женщина.
Мерзкая блудница!!! - взревел второй мужчина, отвешивая жене оплеуху.
Уже не вспоминая ни о каком суде, все четверо сцепились в бранящийся и дерущийся клубок.
Ха-ха-ха! - радостно рассмеялся Натх-Будур,- Ха-ха-ха! Прекрасно! Дело решено к всеобщему удовлетворению! Всыпать им всем плетей и пусть уходят! Всем плетей!
Младенцу тоже плетей? - деловито осведомился Аханид.
Что за глупости ты говоришь? - с упреком посмотрел на него эн,- Разве можно бить плетьми младенца?
Прости, о справедливейший, я не подумал.
То-то же. Запиши имя и род младенца на табличке. Всыплешь ему плетей через несколько лет, когда он немного подрастет.- Улыбнувшись и озарив зал ласковым взором, Натх-Будур сладкозвучным голосом вопросил: - Остались ли еще здесь желающие подвергнуться моему беспристрастному суду?
Никого не осталось, о справедливейший,- доложил Аханид.- У всех неожиданно объявились более важные дела. - Вот и прекрасно. Я вновь помог множеству людей - и боги за это меня благословляют. Принесите выпить.
Выходя с заседания суда, Креол неуклюже переваливался и отдувался. Прекрасный и щедрый эн накормил его так, словно желал видеть городского мага таким же дивно округлым, как он сам. Вчера днем Натх-Будур задал богатый пир по случаю своего прибытия в Нимруд, а вечером - второй такой же по случаю своего вступления в должность. И сегодня он так же превосходно угощал всех своих новых друзей - просто по великой душевной доброте и благородству натуры.
Даже простые стражники обожрались так, что елей стоял у них в глазах.
Вообще Креолу понравилось участвовать в судебных заседаниях. Надо всего лишь сидеть на мягком удобном стуле, вкушать стоящие рядом яства да время от времени высказывать несколько мудрых суждений.
Идеальная работа для уважающего себя мага.
Вернувшись домой, Креол некоторое время листал магическую книгу, вяло размышляя, не завалиться ли спать. Работать сегодня не хотелось. Хотелось расстелить на крыше циновку и подремать под жарким шумерским солнышком, вытапливая накопившийся жир.
Однако вздремнуть Креолу не дали. Немой раб гуканьем и жестами доложил, что явились посетители. Наверняка Аханид с очередным государственным делом или какой-нибудь бездельник, желающий решить свои проблемы с помощью магии.
Таковые заглядывали к Креолу чуть ли не ежедневно - вылечи грыжу, найди украденную лошадь, пролей над ячменным полем дождь, выкуй волшебный меч, предскажи будущее… Креол реагировал на них по настроению. Если у него было свободное время и благодушное настроение, а просьба оказывалась пустячной, он мог помочь даже бесплатно или за чисто символические деньги. Если в кошеле гулял ветер - тоже помогал, но цену заламывал несусветную. Ну а если накатывала желчь - рычал на посетителей и гнал их пинками.
Однако сегодня в кои-то веки к Креолу явился гость, которому он обрадовался. Один из немногих людей на свете, которых Креол называл другом - Шамшуддин, сын Бараки.
Мир тебе, брат! - осклабился кушит-полукровка, стискивая Креола в объятиях,- Экая же глушь этот ваш Нимруд - я уже думал, что никогда не долечу!
А ты что, летел? - насторожился Креол,- На чем?
Да сам по себе. Поднялся и полетел.
Из Вавилона до Нимруда своим ходом? И у тебя хватило маны?
Э-э, брат, о чем ты? То ли не знаешь, что у меня природный талант к полетам?
Знаю,- сумрачно ответил Креол.
Действительно, в чем в чем, а в телекинезе и левитации Шамшуддин, несмотря на молодые годы, может заткнуть за пояс даже магистров. Он так и не овладел никакими иными чарами, кроме пары совсем пустячных заклинаний, но уж зато в телекинезе поднаторел.
И Креол ужасно завидовал этой беспримерной легкости, с которой Шамшуддин двигает предметы и парит в поднебесье. Сам Креол не слишком тяготел к этим видам Искусства, но все же упорно тренировался, чтобы уметь делать то же, что делает побратим. Только из этого желания он и научился двигать предметы взглядом и летать - тяжелым трудом, постоянно борясь с природной неспособностью.
Ну же, расскажи мне о вашем Нимруде,- потребовал Шамшуддин, по-хозяйски плюхаясь в ближайшее кресло,- Как здесь живется, что есть интересного? Это действительно такая дыра, насколько мне кажется, или тут все же есть что-то, способное взвеселить разум, сердце и чресла?
Ничего особенного,- махнул рукой Креол,- Все как везде - пара питейных домов, стая кар-кида, бродячие комедианты… Местный лугаль хорошо играет в шек-трак.
Это грустно. А скажи-ка, брат, не надумал ли ты жениться?
В тот день, когда я женюсь, грянет страшный гром и демоны Лэнга ворвутся в наш мир, чтобы своими глазами увидеть такое диво.
Ах-ха-ха-ха-а!…- залился смехом Шамшуддин,- И то сказать, горе будет той женщине, что войдет в твой дом как хозяйка.
Это почему еще?! - обиделся Креол.
Не знаю. Мне так кажется.
Когда кажется, надо применять Ясный Взор,- наставительно произнес Креол.- Хорошее заклинание, между прочим. Полезное.
Я им не владею, брат. Научишь?
Я им тоже не владею,- неохотно признался Креол,- Хотя дедушка очень советовал…
У тебя был умный дедушка, брат.
Да, только орал все время…
Ближе к вечеру, когда спала дневная жара, Креол и Шамшуддин выбрались в город - прогуляться, отметить встречу старых друзей. Шамшуддин прилетел погостить дней на десять-двенадцать - у него образовался перерыв в илькуме. Позавчера в Вавилоне закончили возводить очередной храм Мардука, и до начала следующего строительства Шамшуддин свободен, как птица.
Не та, конечно, которая сидит в клетке у птицелова, а та, которая вольно парит в небе.
Побродив по кару, Креол и Шамшуддин отправились в питейный дом дядюшки Нгхоло. У этого старика собираются все, кто хочет весело провести время,- на сцене танцуют прелестные одалиски, рядом играют несколько флейтистов, в углу сидит слепой поэт, читающий свои стихи за пару сиклей меди, а любой желающий немедля получает набор костей или доску для шек-трака.
И самое главное - дядюшка Нгхоло никогда не разбавляет выпивку! Кристальной души человек - во всем Шумере не сыщешь никого честнее!
Выпьем за здоровье нашего императора! - провозгласил Шамшуддин, поднимая чашу с ячменной сикерой,- Да будет он вовеки жив, цел, здрав!
Честно говоря, Креолу было плевать на императора, но тост он поддержал. Во-первых, не выпить за здоровье императора чревато мелкими, но досадными неприятностями, а во-вторых… какая разница, за что пить? Креол охотно поддержал бы тост хоть за чрево Тиамат - в конце концов, оное чрево хоть и породило бессчетное множество чудовищ, но в конце концов стало звездным небом и теперь каждую ночь чарует нас своей красотой.
Потом Креол и Шамшуддин выпили за здоровье Креола-старшего, да не ослабнет его рука, держащая магический жезл. Потом - за справедливейшего на свете эна Натх-Будура, да не оскудеет его дивно великий живот. Потом - за упокой души учителя Халая, да не будет ему слишком голодно и холодно в тоскливом Куре. Потом - за скорейшее получение ими обоими звания мастера, да произойдет это уже завтра. Потом - за крепкий сон Ктулху, да длится он вечно.
Так незаметно наступила глубокая ночь. Почти все посетители давно разошлись, и лишь несколько завзятых игроков сидели за досками для шек-трака. В питейном доме дядюшки Нгхоло игра всегда продолжается до самой зари.
Тем временем Креол, уже с трудом различающий очертания предметов, неожиданно тоже захотел поиграть в шек-трак. Он резко поднялся со стула, подошел к ближайшей паре игроков и громко потребовал освободить для него доску. Игроки предпочли не связываться с хмельным магом и покорно уступили места.
Довольный Креол велел принести еще две бутылки вина и уселся за доску, непокорными пальцами расставляя фишки. Делая это, он медленно раскачивался на стуле - вперед-назад, вперед-назад… и тут произошла катастрофа. Не рассчитав колебаний, пьяный маг нажал на спинку слишком сильно и с грохотом шлепнулся на пол.
Игроки залились хохотом - очень уж глупо выглядел в этот момент Креол. Но в следующий миг смех застыл у них в глотках - поднявшись на ноги, маг окинул всех поистине страшным взором. Из его руки выметнулся огненный клинок, и Креол взревел:
Где хозяин?! Убью!!!
Зная, что этот человек способен натворить в ярости, посетители бросились на улицу. Шамшуддин попытался успокоить побратима, но в его голове сильно шумело, движения стали неверными, поэтому добился он немногого.
Разумеется, дядюшка Нгхоло не вышел на зов Креола.
Если вусмерть пьяный маг, известный своей жаждой крови, кричит «убью» - откликнется только очень храбрый или безрассудный человек. Дядюшка Нгхоло не был ни тем, ни другим, поэтому он заперся в погребе и дрожал от страха.
Не дождавшись хозяина, Креол вернулся к столам и с досады принялся сначала бить посуду, а потом окна. Затем он взялся крушить мебель, взорвал огненным шаром стойку, а в конце концов поджег все, что видел, удовлетворенно кивнул и вышел наружу, покачиваясь от выпитого.
Оставшийся в помещении Шамшуддин немного подумал, глядя на разгорающийся пожар, а потом побрел следом за Креолом. Едва он переступил порог, как из погреба выбежал дядюшка Нгхоло со слугами - они принялись тушить огонь, но поздно, слишком поздно. Языки пламени рьяно лизали стены, нисколько не реагируя на всю воду, что на них лили. Вот когда несчастный старик пожалел, что выстроил свое заведение из дерева, а не из обожженной глины, как большинство домов в Шумере.
Утро выдалось для Креола паскудным. Голова весила амфор десять и ужасно болела. К тому же он не помнил, как попал домой, и не помнил, чем занимался вчера. А у изголовья сидел лугаль Аханид и сверлил мага тяжелым взглядом.
Это Креолу особенно не понравилось.
Чего тебе? - буркнул он.- О-о… дай воды…
Ты помнишь, что вчера натворил? - поинтересовался Аханид, подавая кувшин.
Не помню. Где Шамшуддин?
В соседней комнате. Спит.
Ну и Таммуз с ним. Пусть спит. А ты здесь что забыл? Это мой дом.
А я здесь, чтобы убедиться, что ты не сбежишь. Тебе назначено сегодня явиться на суд.
Что, новое заседание? Опять как вчера…
Нет, сегодня не как вчера. Сегодня судить будут тебя.
Что-о?! - взревел Креол и тут же схватился за виски,- О-ой, как больно… Надо выучить заклятие, снимающее похмелье…
А что, такое тоже есть? - живо заинтересовался Аханид.
Есть, конечно… Только я все забываю его выучить… а ведь совсем простенькое… Так что ты там сказал про суд?
У тебя есть еще три часа. И даже не пытайся улизнуть.
Чтобы я - и от кого-то улиз… а, неважно…- вяло махнул рукой Креол. Сейчас даже простой разговор причинял ему нешуточные страдания.- Дай мне чего-нибудь от головной боли, и я исполню любое твое желание.
Аханид молча подал кружку разбавленного пива с особыми пряностями, и Креол принялся жадно пить. Ему стало немного легче.
Сегодняшнее судебное заседание началось так же, как и вчерашнее, за исключением того, что Креол сидел на простой деревянной скамье, а его место по левую руку от эна занял Шамшуддин. Кушит виновато улыбался, глядя на мрачного как туча побратима.
Вначале разбиралось обычное рядовое дело. Тяжба между двумя мелкими аристократами. Один обвинил другого, что тот тридцать лет назад укрыл у себя двух его беглых рабов и скрывал их ни много ни мало, а целых тридцать лет, пользуясь ими, как собственными.
Этот человек говорит правду? - скучающе осведомился Натх-Будур.
Да, мы проверили,- подтвердил Аханид,- Вон стоят те два раба.
У дверей и в самом деле переминались седовласые мужчина и женщина в простых холщовых рубашках, какие носят лишь рабы и очень-очень бедные люди.
Чего ты хочешь от своего обидчика? - спросил эн у жалобщика.
Возмещения ущерба, о справедливейший. Эти рабы отсутствовали у меня тридцать лет - и каждый из них мог бы принести мне в течение этого времени прибыль. Вот, я все подсчитал - с потерей каждого из рабов я лишился двух с половиной сиклей золота ежегодно. Итого за двоих в течение тридцати лет - сто пятьдесят сиклей золота.
Но это невозможно, о справедливейший! - взмолился второй аристократ.- Сто пятьдесят сиклей золота - это огромные деньги, а я небогат! Мне придется продать все имущество, чтобы выплатить такую сумму! Натх-Будур покивал. Действительно, оба спорщика происходят из захудалых родов, денег у них не так уж много.
Все просто,- немного подумав, объявил премудрый эн.- Ты вернешь ему двух его рабов, а также дашь двух других рабов в качестве возмещения - и пусть теперь он держит их у себя тридцать лет. Вы довольны?
Довольны, о справедливейший! - просветлели лица спорщиков.
Прекрасно. Можете идти.
Аристократы и рабы двинулись к выходу, но Натх-Будур их остановил.
Подождите, я забыл дать вам плетей! - крикнул он,- Всем плетей!
После этой тяжбы великодушный эн разрешил еще несколько сложнейших, запутаннейших дел - неизменно к всеобщему удовлетворению и восторгу. Добрые шумеры ахали и хлопали в ладоши, глядя, что за дивный ум проявляет их чудесный градоправитель. Воистину император Эн Меркар оказал Нимруду великое благодеяние, послав сюда столь замечательного человека.
Дело Креола рассматривалось самым последним. Дядюшка Нгхоло торопливо изложил обстоятельства вчерашнего события - почтенный маг устроил в его питейном доме дебош, в результате чего оный дом превратился в пепелище, да и сам Нгхоло был близок к гибели. Будет очень хорошо, если справедливейший эн попросит почтенного мага смилостивиться над бедным стариком и возместить причиненный ущерб.
Креол в ответ зло фыркнул. Он не считал себя виновным и не желал ничего платить. Пусть за последнее время он и заработал немного денег, удачно продавая свое Иск